На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

Помощь студентам 

Работа дома! Много заказов.

Работа авторам

 

Результат поиска


Наименование:


реферат Москва в жизни и творчестве А.С. Пушкина

Предмет:

Не определен

Год сдачи:

2011

Объем (страниц):

Уникальность по antiplagiat.ru:*

Дата публикации:

18.07.2012

Описание (план):


Муниципальное общеобразовательное учреждение
 средняя общеобразовательная школа № 23  
 
 
 
 
 
 
 

Реферат по литературе 

«Москва в жизни и творчестве
А.С. Пушкина» 
 
 
 
 
 

                                                                               Выполнила ученица 9 А класса
                                          Харковник Екатерина  

                                               Учитель Рулько Т. В.     
 

                           Содержание: 

    План…………………………………………………………………2
    Введение…………………………………………………………….3
    Основная часть
    Москва начала 19 века ………………………………….……...…..4
    Детские годы…………………………………….………………….5
    Первые произведения о Москве………………….………………..7
    Встреча с Николаем I……………………………………..………...9
    Жизнь в Москве – светская и литературная…….….…………….11
    Встреча с Гончаровой…….……………………….……………….16
    «Скучна Москва, пуста Москва, бедна Москва»…..…………….19
    Смерть поэта………………………………..…………..…………..21
      Памятник……..……………………………………….…………...22
    Заключение….………………………………………….…………..24
    Список литературы…….……………………………….………….26
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
            План: 

    Введение.
    Основная часть:
    Москва начала 19 века.
    Детские годы.
    Первые произведения о Москве.
    Встреча с Николаем I.
    Жизнь в Москве – светская и литературная.
    Встреча с Гончаровой.
    «Скучна Москва, пуста Москва, бедна Москва».
    Смерть поэта.
    Памятник.
    Заключение. 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

                                  Введение.
   Пушкин  – это самое дорогое, что есть в России, самое родное и близкое для каждого русского человека с детства.
   Москва  в жизни и творчестве Пушкина  занимает значительное место. В Москве он родился, здесь прошло его детство; под Москвой  он впервые узнал  русскую деревню. Годы учения в  Царскосельском лицее и годы ссылки надолго разлучили Пушкина с Москвой, но поэт всюду с горячей любовью вспоминал о родном городе.
   Разлука Пушкина с Москвой окончилась в 1826 году. С этого времени, получив право свободного передвижения, поэт шестнадцать раз приезжал в Москву и принимал деятельное участие в ее литературной жизни.
   Пушкин  любил Москву. Московские впечатления  и страницы ее славной истории  питали его творчество. Многие дома на улицах Москвы хранят воспоминания о Пушкине: в одних он жил, в других бывал у своих друзей и знакомых. Подробно изучив материал на эту тему, использовав работы нескольких пушкиноведов, я попытаюсь доказать в своей работе, насколько важное место занимает Москва в жизни и творчестве Пушкина, насколько ярко его произведения отражают впечатления об этом городе, как важно не забывать о местах, связанных с именем Пушкина, хранить их, чтобы было, что оставить в наследство потомкам…
   У каждого – свой Пушкин, и каждый должен открыть его заново – умом и сердцем для себя. Каждое поколение прочитывает Пушкина по-своему, открывая его для себя впервые, с позиций своего времени и мировоззрения. Представление об Александре Сергеевиче включает в себя суждения о его внешнем облике, об истории жизни, характере, увлечениях, окружающих его людях – обо всём, что необходимо для понимания личности поэта. Всё это я попытаюсь отразить, раскрывая тему о роли Москвы в жизни и творчестве поэта.
   В Москве и Подмосковье известно около  ста пятидесяти мест, связанных с  пребыванием Пушкина. Одни из них упоминаются в произведениях и письмах великого поэта, другие - в переписке, в дневниках и воспоминаниях его современников, документах той эпохи. К числу пушкинских принято относить и те места, где поэт мог бывать в силу семейных, дружеских, деловых или традиционных связей.
   С далеких пушкинских времен многие улицы  и площади Москвы неузнаваемо  изменились. Тем дороже для нас  в современном городе  "островки" пушкинской Москвы:  дома, старинные  усадьбы, бульвары, которые, кажется, еще  помнят поэта.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                  Москва  в жизни и творчестве А. С. Пушкина. 

                 Любовь  к Москве и спор с нею, притяжение и отталкивание; город, где Пушкин родился, но жить не желает…
                               (Н.Я.  Эйдельман) 

          1. Москва начала XIX века.
   В начале 19-го века общий облик Москвы был усадебно – дворянским.
   Москва  была, по выражению Н.Г. Левшина, «инвалидным домом всех российских дворян, знатных и незнатных,  чиновных и бесчиновных».1
   Дворянская  Москва была городом, полным противоречий. По выражению Батюшкова, она являла «редкие противоположности в строениях и нравах жителей. Здесь роскошь и нищета, изобилие и крайняя бедность, набожность и неверие, ветреность неимоверная, как враждебные стихи в вечном несогласии».2
   Дворянство  и придворные фавориты, переселявшиеся в Москву, обстраивали  ее великолепными зданиями. Ничем не занятое и вполне обеспеченное дворянское  московское общество  заполняло свою праздную и беззаботную жизнь бесконечной вереницей развлечений. Модным гульбищем в Москве был Тверской  бульвар. В часы прогулок аристократического общества по Тверскому бульвару вся Страстная площадь была полна экипажами приехавших на гуляние. Обычно гуляние на Тверском  бульваре проходило днем, а вечером  переносилось на Пресненские пруды. Не менее излюбленным местом прогулок московских празднолюбцев был Кузнецкий мост  - «святилище роскоши и моды».
   С гуляний дворянское  общество разъезжалось на завтраки и обеды, званые и простые. После обедов наступало время  балов и театров.
   Так, в полнейшей праздности, в бесчисленных забавах протекала жизнь огромного большинства дворянского общества Москвы. Наука считалась не дворянским делом; дворянин мог служить только в военной службе или же в гражданской - административной. Дворян в числе студентов Московского университета было очень мало. К русским ученым и педагогам  русское дворянство относилось спесиво и неуважительно. Но рядом с этой сытой, праздной, легкомысленной,  тщеславной и невежественной патриархальной «фамусовской» Москвой была другая – светлая, образованная Москва. В этой Москве обитали действительно культурные, образованные люди.                                
   Русская литература имела в Москве своих  блестящих представителей. В Москве выходило большое число периодических  журналов. Одним из  лучших журналов был «Вестник Европы», основанный в 1802 г. Его сотрудниками были  Карамзин, Жуковский, Вяземский, Батюшков, Давыдов.
   В журнале  «Русская старина» за  1899 год было написано: «Россия училась  говорить, читать, писать по-русски по книгам и журналам, издаваемым в  Москве. Русская литература долго  имела  Москву своей столицею и своей колыбелью».
   К Москве культурной, жившей интересами литературы, искусства, общественности, принадлежали и  Пушкины.   

          2. Детские годы.
В Москве Пушкин прожил около трети своей  жизни. Пушкинисты условно выделяют три периода московской жизни поэта: первый - детские годы, второй - после ссылки (1826 – 1830 года) и третий – временные приезды в Москву в 1831 - 1836 годах.
   Если  вопрос о городе, в котором родился  Пушкин, не вызывал сомнений и было известно место, где поселились мать и отец Александра Сергеевича в 1799 году по приезде своём в Москву — бывшая Немецкая улица в Немецкой слободе, — то вопрос о доме, в котором родился будущий поэт, оставался долгое время открытым. Лишь в 1879 году в приходской книге церкви Богоявления была обнаружена запись: «Мая 27. Во дворе коллежского регистратора Ивана Васильевича Скворцова у жильца его Моэора Сергия Львовича Пушкина родился сын Александр. Крещен июня 8 дня. Восприемник граф Артемий Иванович Воронцов, кума мать означенного Сергия Пушкина вдова Ольга Васильевна Пушкина»3. (Александр Пушкин родился 26 мая 1799 года, но после захода солнца.  Поэтому, согласно церковному обычаю, дата его рождения означена в метрике следующим числом.) Так был найден дом, в котором родился Пушкин. На его  месте сейчас находится здание школы, где установлена мемориальная доска, школа носит имя Пушкина, а во дворе школы — бюст юного Пушкина работы скульптора Балашовой.
   Детство Пушкина прошло в районе Чистых прудов, в Немецкой слободе, в Большом  Харитоньевском переулке, где семья Пушкиных снимала квартиры. Недаром он поселил свою Татьяну Ларину по приезде в Москву «у Харитонья в переулке («Евгений Онегин», гл. VII.): 
   В сей утомительной прогулке
   Проходит  час-другой, и вот
   У Харитонья в переулке
   Возок пред домом у ворот
   Остановился.
   Затем Пушкин переехал в дом Ф. О. Одоевского на углу Малого Козловского и Фурманного переулков. В 1808 году семья Пушкиных жила в доме на Поварской, а затем  вернулась в Немецкую слободу, в  дом, который находился на углу Малой  почтовой улицы и Госпитального переулка. Именно из этого дома Василий Львович Пушкин увёз своего племянника Александра в Петербург в Царскосельский лицей.
   Первые  воспоминания детства связаны с  Юсуповым садом, где часто бывал  Пушкин со своей няней. Каменные палаты дворца Юсупова сохранились до наших дней. Поэт не раз будет мысленно возвращаться в те места, где прошло его детство, где он получил первые жизненные впечатления и впервые испытал радость вдохновения.
   В стихотворении «В начале жизни школу  помню я», созданном в 1830 году, Пушкин пишет о своих детских впечатлениях того времени: 

И часто я украдкой убегал
В великолепный мрак чужого сада,
Под свод искусственных  порфирных скал.
Там нежила меня теней  прохлада:
Я предавал мечтам свой юный ум,
И праздно мыслить  было мне отрада.
   Сад, описываемый Пушкиным, вероятнее всего, тот самый, что принадлежал Н. Б. Юсупову – знаменитому вельможе екатерининских времён.
   Будущий поэт в раннем возрасте приводил в отчаяние своих светских родителей. Еще в детстве между ним и родителями возникла та сухость отношений, которая  продолжалась всю жизнь. Его заставляли быть  любезным «светским» ребенком,  но он и в детстве не терпел насилия, оно пробуждало в нем гнев и  досаду. Замкнутый, молчаливый и бегающий от гостей - вот что мы узнаем из воспоминаний о детстве поэта. Он рос и развивался незаметно для всех.
   Семи  лет отроду он попал в подмосковную деревню Захарово. Здесь его характер резко изменился, он стал до крайности  резвым.
   Теперь  маленький Пушкин уже не убегал   из гостиной, где в числе посетителей  бывали Карамзин, Батюшков, Дмитриев, Жуковский. Живя в атмосфере поэзии, Пушкин научился любить искусство и уважать слово «поэт». Среди разговоров светских знакомых и литературных друзей отца, в обществе, где ценились тонкие мадригалы, эпиграммы, каламбуры, ценилось и остроумие Пушкина. Ещё ребёнком он был остроумен и находчив.
   Воспитание  Пушкина, по выражению его брата, заключало в себе мало русского. Но, к счастью поэта, среди его  воспитательниц были две  замечательные  женщины: бабушка Мария Александровна Ганнибал и няня, прославленная им Арина Родионовна, крепостная из вотчины Ганнибалов. От бабушки Пушкин еще в детстве мог слышать рассказы о прошлом Немецкой слободы, связанной с реформами Петра, предания о Борисе Годунове и  Дмитрии Самозванце.                                                                                                          
   В мир народной поэзии, к тому зеленому дубу у лукоморья, вокруг которого ходит кот ученый, уводили ребенка - Пушкина сказки и песни Арины Родионовны. Образы   бабушки и няни сливались в его стихах с образом музы, которая   посетила его на «слабом утре дней златых»; она склонялась над колыбелью поэта «веселой старушкой», «в шушуне, в больших очках». Няня и бабушка – предания родной старины и мир с  историческим прошлым и с жизнью народа. Им поэт  обязан  своим трезвым  реализмом и  глубоким пониманием родного языка.                                                                                
     Когда Пушкин подрос, он перешел  на попечение крепостного дядьки Никиты Тимофеевича Козлова. Никита среди  дворни Пушкиных был человек выдающийся: он любил стихи, читал их и сочинял сам. С  ним Пушкин совершал  длительные  прогулки по  Москве и ее окрестностям, взбирался на колокольню Ивана Великого, посещал монастыри,  народные гуляния, жадно впитывал впечатления  уличной жизни, прислушивался к живому и образному говору московской толпы. «Разговорный язык простого народа достоин глубочайших изучений», - писал в 1830 году Пушкин.4 Совершая в детстве прогулки по московским улицам, Пушкин видел многое, что вскоре было уничтожено опустошительным пожаром 1812 г. или исчезло только потому, что не соответствовало вкусам нового времени.           
    Таким образом, как писал Анненков, «мы  встречаемся ещё в детстве    Пушкина с предметами, которые  впоследствии оживлены были его гением». 5
     Вспоминая Москву своего детства,  Пушкин дал сжатую, но яркую  характеристику  московской жизни  начала 19-го века. В статье "Путешествие  из Москвы в Петербург" (1833-1835) Пушкин писал: "Некогда в Москве пребывало богатое, не служащее боярство, вельможи, оставившие двор, люди независимые, беспечные, страстные к безвредному злоречию и к душевному хлебосольству; некогда Москва была  сборным местом для всего русского дворянства, которое изо всех провинций съезжалось в нее на зиму. Невинные странности москвичей были признаком их независимости. Они жили  по-своему, забавлялись, как хотели, мало заботясь о мнении ближнего… Надменный Петербург издали смеялся  и не вмешивался в затеи старушки Москвы".6 В этих словах хорошо видно и понятно отношение Пушкина к его родному городу, трепетное искреннее отношение, то самое отношение, которое сложилось, должно быть, еще в детстве, во время прогулок по улицам Москвы с Никитой Козловым! 

          3.  Первые произведения о Москве.     
   Летом 1811 года Пушкин уехал с дядей в  Петербург для определения в  Царскосельский лицей. "Блуждающая судьба" надолго разлучила Пушкина с Москвой. Но всюду:  и на лицейской скамье, и в своих невольных "дальних странствиях, " и в деревенском заточении -  Пушкин вспоминал о Москве.
   Героя своей поэмы "Монах", написанной в лицее в 1813 году, Пушкин поселил  в подмосковном монастыре:
   Невдалеке от тех прекрасных мест,
   Где дерзостный восстал  Иван Великий.
   Исторические  события 1812-1814 гг.- вторжение Наполеона  в пределы России, Бородино, пожар Москвы, изгнание неприятеля, походы русской армии - сильно отразились на мировоззрении Пушкина и его лицейских товарищей. Охваченный патриотическим воодушевлением, юный Пушкин с глубокой скорбью воспринял известие о занятии Москвы французами. Об этом свидетельствуют его строфы из "Воспоминания в Царском селе", написанные в 1814 году:
   Края  Москвы, края родные,
   Где на заре цветущих лет
   Часы  беспечности я  тратил золотые,
   Не  зная горести и  бед.
   И вы их видели, врагов моей отчизны!
   И вас багрила кровь  и пламень пожирал!
   И в жертву не принес я мщенья вам и  жизни;
   Вотще лишь гневом дух пылал!..
   Где ты, краса Москвы стоглавой,
   Родимой прелесть стороны?
   Где прежде взору град являлся величавый,
   Развалины теперь одни.
   Москва, сколь русскому твой зрак унылый страшен!
   Исчезли здания вельможей  и царей,
   Все пламень истребил. Венцы затмились  башен,
   Чертоги пали богачей…
   И там, где роскошь обитала
   В сенистых рощах и  садах,
   Где мирт благоухал, и  липа трепетала,
   Там ныне уголь, пепел, прах.
   В часы безмолвные прекрасной летней нощи
   Веселье шумное туда не полетит,
   Не  блещут уж в огнях  брега и светлы рощи:
   Всё мёртво, всё молчит.
   "Воспоминания в Царском селе" были напечатаны в 4-ом номере журнала "Российский музеум"; под ними  впервые поэт подписался своим полным именем.
   В стихотворении «К Александру I», написанном "На возвращение государя Императора из Парижа» в 1815 году, Пушкин с чувством патриотической гордости говорит о Москве, уготовившей гибель дерзкому завоевателю:
   …Вотще  надменные на Родину летели;
   Вотще среди знамен бесчисленных дружин

   В могучей дерзости, венчанный исполин

   На  гибель грозно шел, влек цепи за собою:
   Меч огненный блеснул за дымною Москвою!
   Звезда  губителя потухла  в вечной мгле,
   И пламенный венец  померкнул на челе!
   Содрогся  счастья сын, и, брошенный  судьбою,
   Он  землю русскую  не взвидел под  собою.
   Бежит…и  мести гром взлетел  ему во след…
   Думы  о Москве пробудили в Пушкине воспоминания о еще недалеком детстве. В "Послании к Юдину", написанном также в 1815 году, он вспоминает бабушкино подмосковное имение - Захарово:  

   Мне видится мое селение,
   Мое Захарово, оно
   С заборами  в  реке волнистой,
   С мостом и рощею  тенистой
   Зерцалом вод отражено.
   На  холме домик мой; с балкона
   Могу  сойти в весенний сад,
   Где вместе Флора и  Помона
   Цветы с плодами мне  дарят,
   Где старых кленов темный ряд
   Возносится  до небосклона…
   Вблизи  ручей шумит и  скачет,
   И мчится в влажных  берегах,
   И светлый ток с  досадой прячет
   В соседних рощах и  лугах… 

   Это светлое романтическое  стихотворение по-прежнему показывает любовь и  привязанность поэта к Подмосковью. Хотя в 1816-ом году, сгорая от нетерпения  вырваться из лицея, Пушкин в письме к Вяземскому шутя, замечает, "что уединенье в самом деле вещь глупая", и сообщает ему свое стихотворение "Блажен, кто в шуме городском об уединении…", в котором снова вспоминает Москву:
   Блажен, кто шумную Москву
   Для хижинки не покидает…
   По  выходе из лицея Пушкин ведет в  Петербурге "жизнь Онегина". Но шумный водоворот петербургских страстей не заглушает в нем воспоминаний о "старушке Москве". Он пишет в 1819 г. в послании  Всеволожскому - одному из своих петербургских приятелей: 

   Итак, от наших берегов,
   От  мёртвой области  рабов,
   Капральства, прихотей и моды
   Ты  скачешь в мирную Москву,
   Где наслажденьям знают цену,
   Беспечно  дремлют наяву
   И в жизни любят  перемену.
   Разнообразной и живой
   Москва  пленяет пестротой,
   Старинной роскошью, пирами,
   Невестами, колоколами,
   Забавной, легкой суетой,
   Невинной  прозой и стихами.
   Ты  там на шумных вечерах
   Увидишь важное Безделье,
   Жеманство в тонких кружевах
   И Глупость в золотых  очках,
   И тяжкой Знатности  веселье,
   И скуку с картами в руках. 

     Давая эту ироническую характеристику  московскому дворянскому обществу, которое Поэт мог наблюдать в детстве, он как бы подчеркивает независимость Москвы  в противоположность бюрократическому раболепному Петербургу.
   Вероятно, из детских воспоминаний о прогулках  с Никитой Козловым по Москве возник неоконченный  набросок стихотворения («На тихих берегах Москвы», 1822 г.):  
   На  тихих берегах  Москвы 
   Церквей, венчанные крестами,
   Сияют ветхие главы
   Над монастырскими стенами.
   Кругом  простерлись по холмам
   Вовек не рубленные рощи,
   Издавна почивают там 
   Угодника  святые мощи. 

          4. Встреча с Николаем I.
   Покинув Москву в 1811 году, Пушкин расстался  с нею на долгие пятнадцать лет: это  было время учения в Лицее, жизнь  в Петербурге, ссылки на юг, а затем  в Михайловское. Детскими годами заканчивается  постоянная жизнь Пушкина в Москве. В дальнейшем можно будет говорить только о приездах поэта в этот город и кратковременном его проживании в нём. Известно, что, начиная с 1826 года, Пушкин шестнадцать раз приезжал в Москву. Эти приезды были различны и по продолжительности, и по значению, и по месту их в жизни поэта.
   Привязанный к Кишиневу, Пушкин просил отпуск, мечтая побывать в Москве. В отпуске ему  было отказано. 5 апреля он сообщил Вяземскому: "Мои надежды не сбылись: мне  нынешний год нельзя будет приехать ни в Москву, ни в Петербург".7
   Как известно, ссыльный Пушкин был из Одессы выслан в Михайловское. И, конечно, живя там, Пушкин не мог не вспоминать о Москве, когда в 1825 г. писал "Бориса Годунова". Действие большинства сцен этой трагедии  развертывается в Москве, в местах, с детства хорошо известных Пушкину.
   В Михайловском Пушкину, как он писал  в 1825 г., было душно. Тщетно пытался он получить разрешение выехать в Москву или в Петербург для лечения. В конце концов, Пушкин решил уехать тайно; друзья с большим трудом отговорили его от этого.
   Следствие и суд над декабристами не затронули  Пушкина непосредственно. Он не был  в числе членов тайного общества, но в бумагах арестованных по делу о  14 декабря были найдены его вольнолюбивые стихи. Близость его к декабристам и агитационная роль его стихов были для правительства несомненны. Это, разумеется, сознавал и сам Пушкин. Когда дошла до него весть о казни пяти декабристов, он в тяжелом раздумье  нарисовал на одной из своих рукописей виселицу с пятью казненными и написал под рисунком: "И я бы мог, как …"
   8 сентября 1826 г. Пушкин был привезен  в Москву, шумную и официально  – праздничную по случаю коронации,  для встречи и объяснения с  императором Николаем I. О том, что ждало его здесь, Пушкин думал с волнением и тревогой, но тревога не могла заглушить в  нем той радости, которую он испытывал при встрече с городом, который он так жаждал увидеть. В седьмой главе "Евгения Онегина" он пишет о  том радостном волнении, которым был охвачен, увидев Москву:
   Ах, братцы! Как я был  доволен,
   Когда церквей и колоколен,
   Садов, чертогов полукруг
   Открылся  предо мною вдруг!

   Как часто в горестной  разлуке

   В моей блуждающей судьбе,
   Москва, я думал о тебе!
   Москва… Как много в  этом звуке
   Для сердца русского слилось!
   Как много в нем  отозвалось!
  Москва, как и в годы пушкинского детства, была шумным, многолюдным, своеобразным и “пестрым” городом. Вместе с тем она заметно изменилась, как будто помолодела. Многие улицы были заново отстроены после пожара 1812 года. Преобразилась Красная площадь. Рядом с Кремлевской стеной был разбит Александровский сад и построено красивое здание манежа. Река Неглинка протекала теперь под землей, и Театральная площадь, прежде заболоченная и топкая, приобрела совсем иной облик. Здесь было завершено строительство классически монументального здания Большого театра. Москвичи восторженно встречали приехавшего из ссылки Пушкина. Прием от Москвы Пушкину - одна из замечательнейших страниц его биографии.
     Пушкина доставили в Кремль прямо с дороги, небритого, покрытого дорожной пылью. В большом кабинете Чудова дворца встретились поэт и царь. Аудиенция длилась более двух часов. Николай I спросил:
   - Пушкин, принял ли бы ты участие  в 14 декабря, если б был в  Петербурге?
   - Непременно, государь, все друзья  мои были в заговоре, и я  не мог бы не участвовать в нем. Одно лишь отсутствие спасло меня... - ответил Пушкин.
   - Довольно ты подурачился,- возразил  император, - надеюсь теперь будешь  рассудителен, и мы более ссориться  не будем. Ты будешь присылать  ко мне все, что сочинишь; отныне  я сам буду твоим цензором.8
   Царская цензура оказалась для поэта  новым тягчайшим ярмом. Из рук  самодержца Пушкин получил лишь полусвободу.
   В Москве продолжались коронационные  торжества. Пушкин в письме к П. А. Осиповой пишет: "Москва шумна и  до такой степени отдалась празднествам, что я уже устал от них и  начинаю вздыхать по Михайловскому ".9 

      5. Жизнь в Москве – светская и литературная.
   Живя  в Москве, Пушкин часто посещает дома  своих друзей и  знакомых, читает у них свои произведения. 10 сентября в доме у Соболевского – давнего приятеля поэта – на Собачьей площадке происходило чтение привезённой Пушкиным драмы «Борис Годунов». Затем Пушкин читал эту драму 12 октября 1825 года в доме Д. В. Веневитинова в Кривоколенном переулке. Этот дом сохранился и до наших дней, и на нём в память об этом событии есть мемориальная доска.  Поэт часто бывал у Д.В. Веневитинова, который был душою философского кружка "любомудров". Пушкин ценил эти знакомства и даже принял участие в организуемом ими журнале "Московский вестник" Пушкин обещал свое постоянное сотрудничество в этом журнале. Для первого номера он дал сцену из "Бориса Годунова".
   Жандармский полковник Бибиков в ноябре 1826г. в донесении к Бенкендорфу  пишет: "Я слежу за сочинителем  Пушкиным насколько это возможно. Дома, которые он посещает, суть дома княгини Зинаиды Волконской, князя Вяземского (поэта), бывшего министра Дмитриева и прокурора Жихарева. Разговоры там вращаются, по большей части,  на литературные темы".10
  Вечера  у княгини Волконской проходили  весело и оживленно. Литературные беседы сменялись танцами и играми. Пушкин посвятил Волконской стихотворение «Среди рассеянной Москвы», которое послал ей в 1829г.  вместе с поэмой «Цыгане»:
Среди рассеянной Москвы,
При толках виста и  бостона,
При бальном лепете молвы
Ты  любишь игры Аполлона.
Царица  муз и красоты,
Рукою нежной держишь ты
Волшебный скипетр вдохновений,
И над задумчивым челом,
Двойным увенчанным венком
И вьется и пылает гений.
Певца, плененного тобой,
Не  отвергай смиренной дани,
Внемли  с улыбкой голос  мой,
Как мимоездом Каталани
Цыганке внемлет кочевой.
  В Москве  окрепла дружба Пушкина с поэтом - партизаном Денисом Давыдовым, возникшая еще в начале 20-ых годов. Пушкин высоко ценил самобытное поэтическое творчество "певца - гусара" и, конечно, бывал у него на Арбате.
   В этот же приезд в Москву у Пушкина  возникли дружеские отношения с  Василием Петровичем Зубковым. Их связывала и общая дружба с Пущиным, и беседы о событиях 14 декабря.
   Часто встречается Пушкин с П. Я. Чаадаевым, бывшим лейб-гусаром, с которым познакомился, ещё учась в лицее, в Царскосельском селе, где стоял тогда гусарский  полк. Широко образованный, одарённый блестящим умом, Чаадаев среди друзей Пушкина был одним из самых передовых людей своего времени.
   О том, как много дала поэту дружба с Чаадаевым, свидетельствуют стихи  Пушкина, ему посвящённые. В своём  кишиневском дневнике Пушкин, получив  письмо от Чаадаева, записал, что дружба с ним заменила ему счастье.
   Юный  Пушкин, как и Чаадаев, ждал «минуты вольности святой». В своём послании к нему в 1817 году Пушкин писал:
   Пока  свободою горим,
   Пока  сердца для чести  живы,
   Мой друг, отчизне посвятим
   Души прекрасные порывы!
   Товарищ, верь: взойдёт она,
   Звезда  пленительного счастья.
   Россия  вспрянет ото сна,
   И на обломках самовластья
   Напишут наши имена. 

   В ноябре 1826 года Пушкин уезжает из Москвы в Михайловское, но уже 19 декабря  вновь возвращается и живёт до 19 мая 1827 года. 

   П.В. Анненков, говоря о московской жизни  Пушкина 1826-1827гг., пишет, что она была "рядом забав и вместе рядом  торжествОн вставал поздно после балов и долгих вечеров, проводимых накануне. Приемная его была уже полна знакомых и посетителей…В городской жизни, в ее шуме и волнении Пушкин был в настоящей своей сфере".11
   22 декабря Пушкин был у Зубкова  и набросал начерно стихотворение  "Стансы". В нем Пушкин сопоставил  Петра I как смелого реформатора, патриота и неутомимого труженика, любившего свою страну, знавшего "ее предназначение", с Николаем I, в котором ничего не отметил, кроме "семейного сходства". Стихи последней строфы ("Стансы", 1826г.):
   Семейным  сходством будь же горд…
   И памятью, как он, не злобен
 были  призывом Николаю смягчить участь декабристов.
   Неприятное  впечатление Москва в дни коронационных  торжеств оставила не в одном Пушкине. Баратынский писал своему знакомому: «Москва глупа и тошна». «За  блестящей сутолокой оба поэта, - пишет биограф Пушкина, - увидели  ликование новых людей, праздновавших свою победу; на коронационных торжествах веселилась новая мундирная знать. Верноподданное большинство дворянства радовалось, что оно «избавилось от «извергов», «головорезов», замышлявших заговор, «безумных санкюлотов».12
   26 декабря в салоне Зинаиды Волконской был устроен прощальный вечер в честь Марии Николаевны Волконской, уезжавшей в Сибирь к своему мужу. На этом вечере был и Пушкин. С М.Н.Волконской - предметом утаенной любви Пушкина  - связана 33 строфа  первой главы "Евгения Онегина". Ей он хотел передать «Во глубине сибирских руд…» для вручения сосланным, но она в ту же ночь уехала, и он несколько позднее передал его жене декабриста Никиты Муравьёва, которая последовала за своим мужем в Сибирь.
   Пушкин  продолжает бывать в доме Вяземских, в доме Трубецких. Посещает художника-портретиста В.А. Тропинина, которого С.А. Соболевский просил написать портрет поэта. Появлялся Пушкин и на модном московском гулянье - Тверском бульваре. Современники отмечают, что он часто бывал там.
   Пушкин  не мог забыть недавней казни декабристов. Окружённый шпионами, он допускал возможность повторения их судьбы и в своей жизни.
   "Участь  несчастных" глубоко волновала  Пушкина. Мрачные образы виселиц  неотступно его преследовали. Об  этом свидетельствует тогда же  возникший у него в 1827г. замысел стихотворения из эпохи Ивана Грозного «Какая ночь!»:
Какая ночь! Мороз трескучий,
На  небе ни единой тучи;
Как шитый полог, синий  свод
Пестреет  частыми звездами.
В домах все. У ворот
Затворы с тяжкими замками.
Везде покоится народ;
Утих  и шум и крик торговый;
Лишь  только лает страж  дворовый
Да  цепью звонкою  гремит.
И вся Москва спокойно спит,
Забыв волнение боязни
А площадь в сумраке  ночном
Стоит полна вчерашней  казни.
Мучений свежий след кругом:
Где труп, разрубленный с размаха,
Где столп, где вилы; там  котлы,
Остывшей  полные смолы;
Здесь опрокинутая плаха…
Торчат  железные зубцы,
С костями груды  пепла тлеют 
На  кольях, скорчась, мертвецы
Оцепенелые  чернеют… 

   19 мая 1827 года Пушкин покинул Москву, «невесёлым», потому что пребывание его в родном городе было омрачено.  Некоторые объясняли дурное расположение Пушкина, рассказывая о неприятностях его по случаю дуэли, окончившейся не к славе поэта. Вокруг Пушкина вырастала клевета, плелись интриги. Ощущая тяжесть политического гнета, окруженный шпионами Бенкендорфа, Пушкин испытывал тревогу, его охватывала тоска, а некоторые, стараясь объяснить его дурное расположение, повторяли гнусные сплетни. «Москва неблагородно поступала с ним: после неумеренных похвал и лестных приемов охладели к нему, начали даже клеветать на него, возводить на него обвинения в наушничестве и шпионстве перед государством. Это и было причиной,  что он оставил Москву».13
   Говоря  о Москве, в этом случае не имеется  в виду ближайшее окружение Пушкина, его литературные друзья; неповинна в клевете и сплетнях была и вольнолюбивая молодежь. Лгала и клеветала вся та Москва фамусовых, те «добровольные холопья», о которых Пушкин вспоминает в последних строфах  шестой главы «Евгения Онегина». 
   Этот  мир персонажей комедии Грибоедова, в которых «не видно перемен», Пушкин заклеймил и в седьмой  главе своего романа в строфах,  которые перекликаются с саркастическими  монологами Чацкого:
Все в них на старый образец:
У тетушки княжны Елены
Все тот же тюлевый чепец;
Всё белится Лукерья  Львовна,
Всё тоже лжёт Любовь Петровна,
Иван  Петрович так же глуп,
Семен Петрович так же скуп,
У Пелагеи Николавны
Все тот же друг мосье  Финмуш,
Все тот же шпиц, и  тот же муж;
А он все клуба член исправный,
Все так же смирен, так же глух,
И так же ест и  пьет за двух.
   Пустыми и пошлыми были  разговоры и  пересуды этих персонажей, в гостиной их занимал: 

Такой бессвязный  пошлый вздор;
Все в них так бледно, равнодушно; 
Они клевещут даже скучно;

В бесплодной сухости  речей,
Расспросов, сплетен и вестей,
Не  вспыхнет мысли в  целы сутки,
Хоть  невзначай, хоть наобум;
Не  улыбнется томный ум,
Не  дрогнет сердце, хоть для шутки.
И даже глупости смешной
В тебе не встретишь, свет пустой. 

   Небезынтересно  отметить, что шеф жандармов Бенкендоф в отчёте о деятельности отделения за 1827 год, давал характеристику московского дворянства: «Во времена императрицы Екатерины II высшее московское общество представляло собой как бы особый род дворянской республики и руководило общественным мнением. Теперь оно лишено всякого морального авторитета, и общественное мнение выходит из кругов средних классов».14
   Тоска, овладевшая Пушкиным под впечатлением этой «фамусовской» Москвы, не могла  заглушить в нем того радостного чувства, которым он был охвачен, вернувшись в родной город после долгой разлуки с ним. Об этом он пишет в той же седьмой главе «Онегина», написанной после московской зимы 1826-1827гг:
  …Перед ними
Уж  белокаменной Москвы,

Как жар, крестами золотыми

Горят старинные главы.
…Уже  столпы заставы
Белеют; вот уж по Тверской
Возок несется чрез ухабы.
Мелькают  мимо будки, бабы,
Мальчишки, лавки, фонари,
Дворцы, сады, монастыри,
Бухарцы, сани, огороды,
Купцы, лачужки, мужики,
Бульвары, башни, казаки,
Аптеки, магазины моды,
Балконы, львы на воротах
И стаи галок на крестах.
   В этих быстро сменяющихся картинах Пушкиным отмечены типичные черты внешнего облика столицы того времени с ее ярко выраженными социальными  контрастами.                                                                              
и т.д.................


Скачать полный текст работы


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.