На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

Здравствуйте гость!

Задание № 2306

Наменование:

Диплом Английский сленг на примере медиа-текстов

Предмет:

Ин. языки

Бюджет:

0 руб.

Дата:

20.05.2011

Описание:

Доработка.
1. Тема: Английский сленг на примере медиа-текстов
2. Теоретическая часть есть
3. Нужна практическая часть объемом 40 страниц
4. Срок 30.05.2011 (24.05.2011)
5. Предложения по цене

Пример, но не очень удачный, нужно продумать структуру подачи информации во 2-й главе. Это просто пример, но брать его, как основу не надо!!!
ГЛАВА II. Способы передачи сленга с английского языка на русский при переводе англоязычного медиатекста
2.1. Перевод метафор

В современном англоязычном медиатексте наиболее частотным приемом экспрессивной стилистики можно назвать использование сленговых метафор: стилистического приема, при котором экспрессивный эффект достигается путем сопоставления несовместимых понятий. Благодаря тому, что метафора как один из тропов построена на ассоциативно-образном восприятии действительности, метафора объединяет в себе объективную информацию о сообщаемом предмете или явлении и субъективную оценку этого явления автором текста. Целью создания метафорического оборота можно назвать создание нового значения. В своей работе Маршалл Маклюэн проводит параллель между метафорой и неким транспортом и отмечает, что «каждая форма транспорта не только переносит, но и также переводит и трансформирует отправителя, получателя, сообщение» (Маклюэн, 2003). Иными словами использование отдельной метафоры не только имеет следствием получение нового значения, но и влияют на весь текст в целом, что сказывается на восприятии медиатекста и на общем уровне экспрессивности.
Итак, рассмотрим отдельные примеры употребления cленговых метафор, а также особенности их передачи при переводе, выполненном профессиональными переводчиками, а затем предложим свои варианты перевода сленговых метафор.
1. Already this year Russia can count two scalps - Ukraines Viktor Yushchenko and Kyrgyzstans Kurmanbek Bakiyev, both ousted by challengers friendlier to Moscow (Newsweek). - Только в этом году Россия собрала два скальпа - украинского президента Виктора Ющенко и киргизского Курманбека Бакиева.
Оба были изгнаны более дружественными по отношению к Москве претендентами на власть (www.inosmi.ru).
Переводчик создает параллельные метафорические конструкции с использованием аналогичного образа. Таким образом, в данном примере мы говорим о сохранении такой базовой характеристики медиатекста как экспрессивность, то есть о сохранении экспрессивного эффекта, ради которого в медиатексте употребляется сленговая метафора.
2.While it would be a stretch to say that Russia was the sole architect and puppet master of Ukraines February presidential election and Kyrgyzstans messy coup in April (Newsweek). - Было бы преувеличением утверждать, что Россия является единственным организатором и кукловодом февральских президентских выборов на Украине и хаотичного апрельского переворота в Киргизии (www.inosmi.ru).
Переводчик создает параллельные метафорические конструкции с использованием аналогичного образа, так как данные метафоры являются устоявшимися, легко узнаваемыми образами в сознании как англоязычного, так и русскоязычного языкового коллектива. Следовательно, мы можем говорить о сохранении экспрессивного эффекта, ради которого в медиатексте употребляется сленговая метафора.
3 Nikita Mikhalkov, Russias most famous and well-connected film director, has drawn unexpected critical fire for his epic new war movie, "The Exodus: Burnt by the Sun 2" (The New York Times). - Никита Михалков, самый знаменитый российский кинорежиссер с наилучшими связями «наверху», неожиданно попал под лавину критики за свой новый фильм: «Утомленные солнцем - 2: Предстояние» (www.inopressa.ru).
Метафорический образ сохраняется при переводе. В данном примере мы также можем наблюдать употребление сленгового разговорного элемента, который в тексте оригинала употреблен в функции определения. При переводе сохраняется уровень разговорности, однако с изменением части речи, которая содержит в себе элемент разговорности. Таким образом, переводчику удается сохранить такую базовую характеристику медиатекста как манипулятивный характер изложения.
4. Those types of PowerPoint presentations, Dr. Hammes said, are known as "hypnotizing chickens" (The New York Times). - По словам Хэммса, такого рода презентации PowerPoint получили название «гипнотических пустышек» (www.inopressa.ru).
При передаче сленговой метафоры переводчик не идет строго за текстом: передает не наименование птицы, а некоторый другой образ. Можем предположить, что для выбора этого образа переводчик опирается на употребляемую в русском языке как языке перевода идиому («куриные мозги») и при переводе строит метафору с использованием другого образного наименования. Следовательно, переводчик достигает сохранения уровня экспрессивности.
7. Maryland Senator Benjamin L. Car din has just dropped a bomb on Russias corrupt elite (Newsweek). - Сенатор от штата Мэриленд Бенжамен JI. Кардин только что нанёс чувствительный удар по коррумпированной российской элите (www.inosmi.ru).
Анализ перевода данного примера позволяет нам говорить о тенденции частичной передачи метафорического образа при переводе. Так, для русскоязычных переводов несвойственно употребление метафор, основанных на образе, который мы видим в оригинальном тексте. Поэтому для сохранения уровня экспрессивности текста переводчик прибегает к употреблению другого приемы экспрессивной стилистики: идиомы, которая включает в себя красочный эпитет. Идет замена сленгизма эпитетом. На наш взгляд разговорность лексической единицы оригинала несколько теряется при переводе.
9. Known as the Strategic Arms Reduction Treaty, it is also seen as a major step toward "resetting" U.S.-Russia relations, which were prickly under the Bush administration (Reuters). - Этот договор, известный также как Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (START), расценивается как важный этап на пути к «перезагрузке» отношений между США и Россией, ставших при администрации Буша довольно колючими (www.inosmi.ru).
В данном примере, на наш взгляд, переводчик выбирает прямое значение слова, отчего текст перевода утрачивает свою оригинальную экспрессию и теряет разговорный характер повествования. «Колючий» не означит «нервный», а в тексте оригинала слово prickly используется именно с данной семантической окраской.
Анализируя приведенные примеры из переводов англоязычных медиатекстов, мы можем сделать выводы об особенностях перевода такого приемы экспрессивной стилистики как сленговая метафора. Большинство метафор в современном англоязычном медиатексте построено на образах, которые легко декодируются и русскоязычным читателем. Это проявление феномена глобализация в целом и, в частности, глобализации в медиатексте. «Интернациональность», транспарентность образов облегчает
работу переводчика, следовательно, в тексте перевода такие метафорические образы сохраняются. Однако в основе сленговой метафоры лежат образы, иногда не совпадающие в различных языках, следовательно, нередки случаи отсутствия некоторых метафорических образов в языке перевода, либо если они присутствуют, то нередко теряется экспрессия, разговорность текста оригинала. Единица оригинала нейтрализуется при переводе на русский язык. А следовательно сленг сглаживается и перестает быть сленгом в тексте перевода. При отсутствии совпадения в языках оригинала и перевода метафора может быть передана частично или быть заменена другим приемом экспрессивной стилистики. Если метафорические образы не совпадают в языках оригинала и перевода, возникает необходимость замены исходного метафорического образа на другой. Такие трансформации позволяют сохранить уровень экспрессии оригинала и сделать перевод более идиоматичным. При невозможности подобной замены может происходить нейтрализация приема, однако в таком случае для сохранения общего уровня экспрессии на прежнем уровне при переводе следует компенсировать нейтрализованный прием за счет некоторого дополнительного приема экспрессивной стилистики.
Рассмотрев особенности перевода метафоры, мы предлагаем собственные варианты перевода этого приема, функционирующего в современном англоязычном медиатексте.
1. The 2010 New York International Auto Show is the biggest eat-your-peas auto affair of recent memory (The New York Times). - Международная Нью-Йоркская автомобильная выставка - 2010 - крупнейшее автособытие последнего времени, от которого дух захватывает.
Данный пример связан с изменением метафорического образа, использованного в тексте оригинала. В языке перевода отсутствует метафорический образ, полностью совпадающий с оригинальным по буквальному смыслу, но зато присутствует разговорность. Оригинальный метафорический образ не характерен для языка перевода, вследствие чего для сохранения эффекта, производимого употреблением такого приема экспрессивной стилистики в медиатексте как слеговая метафора, в тексте перевода используется метафора, отличная от использованной в тексте оригинала. Выбранный метафорический образ позволяет говорить о сохранении экспрессивного эффекта выбранного отрезка аналитической статьи.
2. In July, the Euro-handsome Mazda 2 will also test Americans appetite for a snack-size 100-horsepower hatchback (The New York Times). - Милая европейскому сердцу Mazda 2 проверит, считают ли американцы маленький, на один укус, хетчбек мощностью в сто лошадей аппетитным.
В данном случае при переводе удается сохранить метафорический образ с использованием лексики одного семантического поля «питание», однако при переводе произошло некоторое увеличение разговорности: в непринужденной русскоязычной речи мощность автомобиля будут измерять «в лошадях», мощность, измеряемая в «лошадиных силах», сразу переносит ситуацию в сферу делового общения, повышает ее научность. Поэтому ради сохранения образа разговорной речи, а именно сохранения уровня экспрессии, характерного для употребления разговорных элементов в медиатексте, переводчик предлагает подобное стилистическое усиление. Также отметим разговорный элемент, являющийся частью данного примера: словообразовательная модель единицы Euro-handsome напоминает модель, по которой образовано определение eco-friendly, которое является наименованием целого направления в современной политике. Возможно, оригинальный эпитет задумывался как компонент, содержащий аллюзию, что, однако, не прочитывается из контекста. К тому же в русском языке пока не сложилось подобного емкого варианта (при переводе используется описательный оборот), поэтому наиболее адекватным в данной ситуации мы считаем вариант употребления узуального разговорного элемента;
3. The financial climate that has chilled some brands and killed others has been a long sunny vacation for Hyundai (The New York Times). - Финансовый климат, который охладил пыл одних компаний и уничтожил другие, компании Hyundai позволил чудесно отдохнуть.
В данном случае мы говорим о сохранении в переводе аналитической статьи одного семантического образа «климат», с этим сопряжен выбор лексических средств, обозначающих последствия влияния климата и описывающих явление «отдых». Так как для аналитической статьи основное значение имеет выражение авторского мнения и убеждение в нем аудитории, употребление лексем одного семантического поля, усиливающее создаваемый образ, дополнительно привлекает внимание к образу, создаваемому автором статьи, сохраняя при этом разговорность.
4. In addition to its new swagger, the S60 can detect pedestrians in its path and automatically brake itself to avoid them (The New York Times) - в комплекте с новым представительным ходом S60 получил умение распознавать пешеходов на дороге и автоматически тормозить для предотвращения столкновения.
Оригинальный метафорический образ построен на олицетворении: предписывании автомобилю качеств живого существа. Однако из-за несовпадения этих образов в языках оригинала и перевода передача данной метафоры связана с изменением оригинального приема экспрессивной стилистики. Буквальный смысл оригинальной метафоры не позволяет говорить о существовании некоторого метафорического образа в языке перевода, аналогичного по смыслу. Отметим, что при выборе определительного прилагательного для описания внешнего вида автомобиля мы выбрали прилагательное «представительный», схожее по звучанию с особым классом автомобиля: представительским. Таким образом, для передачи экспрессивности оригинального текста, создаваемой употреблением метафоры, нами был выбран компонент, являющийся аллюзивным, в тексте перевода он создает положительный образ модели автомобиля, повышает уровень доверия к ней. А лексическая единица «ход» повышает разговорность текста.


2.2. Перевод отдельных разговорных единиц, выступающих в роли сленгизмов
Другим не менее популярным средством передачи разговорности медиатекста является вкрапление разговорных, просторечных языковых единиц, которые, как мы уже упомянули в первой главе, мы отнесем также к разновидности сленга. Рассмотрим некоторые примеры перевода разговорных элементов, встречающихся в медиатекстах.
1. The U.S. is far better off with this treaty than without it (Reuters). - США намного удобнее будет сводить концы с концами с этим договором, чем без него (www.inosmi.ru).
При переводе сохраняется образ благодаря совпадению понятий в узусе двух языков. Следовательно, сохраняется присущий исходному тексту
манипулятивный характер изложения, который заключается в стремлении автора сблизиться с читателем за счет использования разговорных единиц.
2. We are skeptical that even that will be enough to get Moscow and Beijing to sign on to anything with real bite (The New York Times). - Москва и Пекин все равно вряд ли одобрят болезненные санкции (www.inopressa.ru).
В данном примере мы можем наблюдать нейтрализацию разговорности real bite, однако благодаря компенсации за счет сильного эпитета «болезненные» уровень экспрессивности сохраняется на прежнем уровне.
3. After several years in which Kremlin critics—especially investigators—have been wiped out, Magnitskys case has deeply disturbed Russias liberals and even reached the attention of President Dmitry Medvedev, though none of the culprits has yet been arrested (Newsweek). - После нескольких лет, в течение которых критиков Кремля - и особенно тех, кто занимался расследованиями - «убрали», случай с Магнитским глубоко потряс российских либералов и даже привлек внимание президента Дмитрия Медведева; впрочем, никто из виновников пока не арестован (www.inosmi.ru).
При переводе данной аналитической статьи сохраняется разговорность как прием экспрессивности, при этом в языке перевода этот прием имеет оттенок жаргонизма, что влияет на сближение с читателем, поскольку для выражения экспрессии переводчиком употребляется жаргонная единица, которую также как и разговорные варианты, мы отнесем к проявлению «сленговости» текста. Употребление уже привычной лексической единицы помогает автору аналитической статьи эффективно реализовать задачу убедить аудиторию в своем мнении.
5. But in reality, its a potential bombshell for the countrys crooked bureaucrats and cops (Newsweek). - Однако это действительно может стать неприятной новостью для бесчестных государственных чиновников и сотрудников российской милиции (www.inosmi.ru).
В данном примере разговорность элемента cops полностью нейтрализуется, однако этому есть объяснение с точки зрения стилистики издания: в русском языке разговорный элемент с синонимичным лексическим значением имеет уничижительный оттенок, что допустимо для некоторых изданий, например, для так называемой желтой прессы. Поэтому переводчик принял решение нейтрализовать разговорную единицу ради сохранения корректной подачи информации. Элемент bombshell также нейтрализуется из-за отсутствия в узусе русского языка сходной сочетаемости.
6. According to a recent study by the Russian think tank Indem, the countrys unscrupulous officials net a whopping $300 billion annually in bribes and kickbacks (Newsweek). - По данным недавно проведенного российским исследовательским центром «Индем» исследования, недобросовестные чиновники в стране в виде взяток и «отката» получают ежегодно колоссальную сумму в 300 миллиардов долларов (www.inosmi.ru).
В переводе сохраняется уровень экспрессии оригинального медиатекста за счет употребления элемента, который является общеизвестной разговорной единицей по теме «коррупция». При этом отметим, что для русскоязычного дискурса в этом значении характерно употребление данной единицы в кавычках.

Итак, особенностью употребления разговорных элементов является то, что разговорность может иметь разнообразные оттенки в соответствии с жанровой принадлежностью. Поэтому и материал, из которого производится выбор соответствия, может также быть разнообразным. Однако в целом употребление разговорных элементов в текстах оригинала и перевода направлено на достижение цели по сближению с читателем и нередко это происходит засчет смягчения лексической единицы оригинала.
Как и в случае и употреблением сленговых метафор, предложим некоторые собственные варианты перевода разговорных элементов.
1. Dont worry, fans: Minis crossover model is still relatively pocket-size (The New York Times). - Фанаты, успокойтесь: кроссовер Mini все еще более-менее помещается в карман.
Данный пример, помимо разговорного элемента: обращения, содержит в себе также иронический оттенок, выражаемый особой сочетаемостью: наименование класса автомобиля crossover и его размера pocket-size. В привычном понимании определение pocket-size может относиться к предметам,
для которых оно обозначает действительный размер. В данном случае сочетание этого определения, обозначающего компактный размер, и определяемого слова crossover model привносит в текст юмористический эффект, что также позволяет говорить о сохранении функции сближения с читателем, которая позволяет эффективно выразить авторское отношение к описываемому предмету.
2. Go easy on the PowerPoint (www.forbes.com) — не переборщите с PowerPoint.
Разговорный вариант построения обращения при переводе данной публицистической статьи сохраняется, так как в тексте в целом он играет роль компонента примарного привлечения внимания: сближение с аудиторией за счет прямого обращения к ней. Переводной вариант сочетает в себе употребление разговорного элемента: глагола и использование антонимического перевода.
3. MTV morality is in, Jesus is out (The Washington Times). - Мораль MTV на вершине, а Иисус выпал из обоймы.
В данном случае при переводе публицистической статьи под названием «Христианофобия» основная сложность заключается в противопоставлении значений in и out, которые в языке оригинала являются краткими и емкими, а в русском языке требуют расширения. Для адекватной передачи разговорности, вложенной в оригинальное противопоставление, необходимо было подобрать разговорные выражения, сленгизмы, противоположные по семантике, но при этом передающее это противопоставление. Дополнительный неожиданный эффект производит употребление разговорного выражения в одном словосочетании с именем Христа.
4. My classmate and I were giving a presentation to our entire school It was my first time, but she was like a pro (www.forbes.com). - Мы с моей одноклассницей делали доклад для целой школы. Это был мой первый опыт чтения доклада, а она как-будто было мастером презентаций.
5. Americans will learn to love gas sippers and drive them without shame (The New York Times). - Американцы смогут полюбить прожорливые автомобили и водить их без стыда.
6. I become a master doodler (www.forbes.com). - Я стал профи в бездумном чирикании.
В тексах переводов приведенных выше трех примеров отмечаем употребление разговорных элементов, характерных для непринужденной разговорной речи.




















2.3. Перевод идиоматических выражений
Рассмотрим некоторые используемые в медиатекстах идиоматические выражения, повышающие экспрессивность текста и являющимися одним из способов передачи сленга.
1. "When we understand that slide, well have won the war," General McChrystal dryly remarked, one of his advisers recalled, as the room erupted in laughter (The New York Times). - «Когда мы поймем этот слайд, мы выиграем войну», - сухо заметил генерал Маккристал, и вся аудитория разразилась хохотом (www.inosmi.ru).
2. Saakashvili and much of the Georgian media have branded politicians friendly to Moscow "traitors" and "troublemakers " (Newsweek). - Саакашвили и значительная часть грузинских средств массовой информации заклеймили позором подружившихся с Москвой политиков, назвав их "предателями" и "смутьянами" (www.inosmi.ru).
3. Russia said on Wednesday it may lift the veil on its nuclear arsenal after the treaty with the United States comes into force (Reuters). - Россия в среду заявила, что сможет приподнять завесу над своим ядерным арсеналом после того, как договор с Соединенными Штатами вступит в силу (www.inosmi.ru).
4. ОЬата has done a lot to prepare the ground (The New York Times). - Обама хорошо подготовил почву (www.inopressa.ru).
Анализ переводов свидетельствует о том, что наиболее иллюстративными можно считать вышеприведенные примеры, поскольку они отражают общую
тенденцию употребления и перевода идиоматических выражений. В приведенных примерах мы сталкиваемся с переводом идиоматических выражений, план содержания которых совпадает в обоих языках, вследствие чего полностью сохраняется экспрессивный эффект, достигаемый вследствие употребления идиом в тексте оригинала.


Введение

Процесс глобализации, развитие тесного международного сотрудничества являются ключевыми характеристиками современного мира, что, соответственно, отражается в средствах массовой информации и, конечно же, на культуре в целом.
Конец 20 века примечателен демократизацией общественной жизни, что, с одной стороны, значительно расширило темы, освещаемые в средствах массовой информации, с другой - стерло ограничения, столь характерные для советской культуры. Российскому читателю стали доступны газеты и журналы зарубежных изданий. А развитие интернета только лишь ускорило процесс глобализации. Изменилась и роль переводчика. Теперь его задача заключается не только в том, чтобы передать содержание текста, но и также в том, чтобы максимально отразить культурные особенности языка оригинала.
Наряду с этим, время глобальных общественных изменений вызвало развитие разговорной лексики и слега в частности, как в нашей стране, так и за рубежом. Проблема качественного перевода данного пласта языка актуальна как никогда, так как различия в стилистике и степени экспрессии лексики различных языков вызывают определенные трудности при ее сопоставлении.
В современном медиатексте, стремящемуся к натурализму, сленг представлен в полной мере. И хотя отношение к нему неоднозначно, все лингвисты сходятся в одном: без его изучения невозможно овладеть иностранным языком в полной мере. Это необходимо, чтобы постичь настоящий «живой» язык общения, а переводчику постараться максимально приблизить читателя к автору текста.
Исходя из выше изложенного, определяем цель нашего исследования: выявление особенностей передачи английского сленга на русский язык при переводе медиатекстов, которые и будут являться предметом нашего исследования. Для реализации данной цели необходимо выполнение следующих задач:
Выявить специфические особенности английского сленга и способы его передачи на русский язык на основе медийных текстов, проследить влияние специфических для медиатекста экстралингвистических и внутритекстовых факторов на выбор успешного переводческого решения при передаче этих приемов, провести анализ наиболее распространенных в англоязычных медиатекстах приемов экспрессивной стилистики, а также обобщить результаты проведенного анализа.
Методом исследования является анализ современных медиатекстов с точки зрения употребления в них сленговых единиц, сопоставление c опубликованными
переводами, выполненными профессиональными переводчиками, и приведение собственных вариантов перевода с учетом всех особенностей медиатекстов, рассматриваемых в теоретической части данной дипломной работы.
Материалом исследования данной работы стали тексты из следующих изданий: The New York Times, The Economist, Vanity Fair, The Washington Times, The Washington Post, The Guardian, Newsweek, а также из следующих интернет-источников: www.forbes.com,www.inopressa.ru,www.inosmi.ru.
Структура работы. (допишется после завершения работы)

Апробация работы. Основные положения и результаты работы были представлены 6 апреля 2011г. на заседании студенческого научного общества (СНО).








1.1Определение понятия сленг. Специфика английского сленга.

Во второй половине 20 века большинство выпускников советских школ и вузов обладали определенными навыками чтения и перевода иностранной литературы. Однако испытывали невероятные сложности при общении. Причина хорошо известна всем: иностранный язык, который изучали школьники, в значительной мере отличался от настоящего "живого" языка. Ощущалась нехватка разговорной лексики. К счастью, сейчас ситуация изменилась.
Функционирование разговорной лексики имеет, по мнению Л.М. Борисовой, непосредственное отношение к таким актуальным областям гуманитарного знания, как культурная антропология, межкультурная коммуникация, лингвокультурология (Борисова, 2002: 25-26). Обеспечивая довольно широкую сферу коммуникации и являясь неоднородной по своему составу, сниженная лексика всегда являлась камнем преткновения для исследователей в плане дефиниции и классификации, как и в плане наиболее полного лексикографического отображения данного регистра.
Говоря о разговорной лексики английского языка, мы чаще всего употребляем такое понятие как сленг.
Сленг – слой разговорной лексики, который формирует слова и выражения, обладающие юмористическими, эмоциональными, иногда вульгарными коннотациями, непризнаваемыми языковой нормой. (http://lengish.com/articles/article-65.html)
Сленг древен, как мир. Это отмечает крупный языковед, специалист в области сленга и составитель словаря сленга Эрик Партридж. "Сленг" был и в греческом и в латинском языках - ведь люди всегда оставались людьми, они всегда стремились оживить речь, расцветить ее образными словечками и фразами, переиначивая на свой лад непонятные "ученые" и официальные слова. И во всех языках можно отметить эту тенденцию в живой речи.
Но английский сленг своеобразен и неповторим. Он рождался и рождается в недрах самого английского языка, в разных социальных сферах и возрастных группах как стремление к краткости, выразительности, иногда как протест против приевшегося или длинного слова, как желание по-своему окрестить предмет или его свойства. В молодежных же кругах, где сленготворчество особенно распространено, кроме всего прочего явно выражено стремление обособиться от мира взрослых, "зашифровать" свой язык, а также желание просто взбаламутить зеркальную гладь респектабельного английского языка - Queens English.
Особенно пышно расцветает сленготворчество в периоды крупных социальных изменений, войн, экономических и культурных сдвигов, когда ощущается настоятельная необходимость именовать то новое, с чем приходится сталкиваться каждый день. Хотя далеко не все в сленге приемлемо, он заметно украшает английскую речь своей живостью, гибкостью и неожиданным остроумием. Мало того, сленгизмы перешагивают не только социальные, но и географические границы и появляются за пределами своей родины. Кто не знает слова "денди"? С ним познакомил нас впервые Пушкин, который характеризовал Онегина не просто как "щеголя" или "франта", а сравнивал его с лондонским "денди". Оказывается, слово dandy было модным сленгизмом в Англии во времена Пушкина.
Больше всего сленгизмов в произведениях драматургов различных эпох. Сколько остроумных эпитетов для глупцов находим мы в драмах и комедиях Шекспира! Snipe, woodcock, clod-pole, а прилагательное "глупый" - clay-brained, knotty-pated - это всего лишь несколько из многих "лестных" эпитетов. Многие шекспировские сленгизмы и сейчас в ходу у англичан, такие, например, как to crash a cup - выпить стаканчик вина (букв, раздавить стаканчик), the blues - полицейские, kickshaw - лакомство, пустячок и др.
Подавляющее большинство английских и американских писателей в той или иной степени отдавали дань сленгу. Его невозможно игнорировать, иначе описываемые персонажи утратят свою жизненность. У Голсуорси в романах трилогии "Конец главы" очень много новых модных словечек, которые не встречались в более ранних его произведениях. Так, например, почтенный буржуа Соумз в недоумении спрашивает своего зятя, что означает выражение "to get somebodys goat" и получает ответ, что это значит "раздражать кого-либо". "Will you bob in?" ("Ты "заскочишь" к нам?") - приглашает своего приятеля член парламента Майкл Монт. "Been over the top?" ("Пошел в атаку?") - спрашивает он же у своего подчиненного, который отдавал ему отчет о выполнении поручения отнюдь не военного характера.
Из приведенных выше примеров понятно, что сленг имеет глубокие корни даже в литературом языке. Говоря же о медиатекстах, следует отметить, что передача подобных сленгизмов с одного языка на другой является для переводчика по истине сложной задачей. И прежде всего потому, что подобные сленговые «вкрапления» при неправильной передаче могут вызывать у читателя чувство нелепого употребления или смешения стилей. Однако перед тем как мы остановимся на медиатексте, необходимо прежде всего до конца раскрыть само понятие «сленг» и выработать наше «рабочее» определение.
Сам термин «сленг» получил широкое распространение в английской лексикографии приблизительно в начале прошлого века. Этимология этого термина представляется спорной и не была точно установлена ни одним из советских или зарубежных лингвистов, занимавшихся этой проблемой.
Показательным в этом отношении является образное описание «сленга» в известной работе Дж. Б. Гриноу и Дж. Л. Киттриджа: «сленг — язык-бродяга, который слоняется в окрестностях литературной речи и постоянно старается пробить себе дорогу в самое изысканное общество». Образность в научной прозе, как известно, применяется для дополнительного разъяснения тех или иных описываемых явлений, а также для выражения отношения автора к этим явлениям, а не для определения сущности явления.
В современной зарубежной лексикографии понятие «сленг» смешивается с такими понятиями как «диалектизм», «жаргонизм», «вульгаризм», «разговорная речь», «просторечие» и др. Однако, несмотря на то, что многими зарубежными теоретиками-лексикологами высказаны самые разнообразные и противоречивые точки зрения по вопросу о «сленге», все они приходят к одному и тому же выводу: «сленгу» не место в английском литературном языке. Это объясняется тем, что понятие «сленг» в английской лексикографии смешивается со словами и фразеологизмами, совершенно разнородными с точки зрения их стилистической окраски и сфер употребления. Однако эта же самая характерная черта сленга очень присуща медиатексту.
В различных словарях с пометой «сленг» приводятся следующие разряды слов и словосочетаний:
1. Слова, относящиеся к воровскому жаргону, например: barker — в значении револьвер; to dance — быть повешенным; to crush — убежать; idea pot — в значении голова. Другими примерами явно жаргонных слов и выражений могут служить: dirt — в значении деньги; соке — глоток кока-кола, известного в США напитка; dotty — сумасшедший.
2. Слова, относящиеся к другим жаргонам, например: big-boy — в значении крупнокалиберная пушка; knitting needle — в значении сабля (из военной лексики); to eat the ginger — выступать в лучшей роли; smacking — в значении имеющий огромный успех; dark (буквально темный) в значении закрыт (из театральной лексики); dead hooper в значений плохой танцор; sleeper — в значении курс лекций (из студенческой лексики).
Благодаря включению в «сленг» самых разнообразных жаргонизмов последний начинает дифференцироваться. Так, в английской и американской лексикографии появляются разновидности «сленга»: военный «сленг», спортивный «сленг», театральный «сленг», студенческий «сленг», парламентский и даже религиозный «сленг».
3. Многие разговорные слова и выражения — неологизмы, присущие лишь живому неофициальному общению, также причисляются к «сленгу». Основные качества этих слов — свежесть их употребления, новизна, неожиданность их применения, т. е. типичные черты неологизма разговорного типа. Но именно эти черты и способствуют зачислению таких слов в категорию «сленга». Например, такие слова и выражения, как for good — навсегда, to have a hunch — предчувствовать, show — в значении театр, причисляются к «сленгу»; to get someone — в значении понять, cut-throat — в значении убийца, и многие другие коллоквиализмы в ряде словарей тоже имеют помету «сленг».
Различие между литературными разговорными словами и некоторыми словами, причисляемыми к «сленгу», настолько трудно определить, что в авторитетных английских и американских словарях появляются двойные стилистические пометы: (разг.) или (сленг). Таковые, например, слова: chink — деньги; fishy — подозрительный; governor — отец; hum (от humbug) обман и др.
4. Под «сленг» подводятся также случайные образования, возникшие в результате литературных ассоциаций и значение которых обусловлено их смысловыми связями с исходным понятием. Так, например, «Сокращенный словарь сленга» фиксирует слово Scrooge в значении злой и скупой человек с пометой «сленг». Слово это образовано от имени героя произведения Диккенса "A Christmas Carol".
5. Образные слова и выражения. Здесь следует различать, с одной стороны, образные профессионализмы, например, shark (буквально — акула) — в значении студент-отличник (из студенческой лексики); suicide ditch (буквально — траншея самоубийства) — в значении передовая (из военной лексики); black coat — (буквально — черная сутана) — священник; а с другой стороны, общеупотребительные образные слова; например: rabbit heart (буквально — заячье сердце) в значении трус или belly-acher (буквально — страдающий животом) — т. е. человек, который всегда на что-нибудь жалуется.
6. Многие английские и американские словари относят к «сленгу» слова, образованные в результате использования одного из наиболее продуктивных способов словообразования в современном английском языке — конверсии. Например: существительное agent в значении агент не имеет пометы «сленг»; образованный же от него глагол to agent — в значении быть агентом имеет помету «сленг». Слово altar — стилистически нейтральное, никакой пометы в словарях не имеет; образованный же от него глагол to altar — в значении пожениться в одном из английских словарей приводится с пометой «сленг». То же самое можно сказать о прилагательном ancient — старинный, древний. Образованное от него путем конверсии существительное ancient в значении старожил имеет помету «сленг».
7. В некоторых словарях аббревиатуры также рассматриваются как «сленг». Такие слова, как rep (сокращение от reputation) — репутация; cig (от cigarette) — сигарета; lab (от laboratory) — учебный кабинет и др. причисляются к студенческому «сленгу». Слова ad (сокращение от advertisement) — объявление и flu (от influenza) — грипп «Сокращенный словарь английского сленга» также приводит с пометой «сленг».
Характерно, что такие общеупотребительные сокращения, чаще всего употребляемые в разговорной речи, как ma (сокращение от mama) — мать, или sis (от sister) — сестра также имеют помету «сленг».
Даже самые обычные слова и словосочетания английского литературного языка зачисляются в разряд «сленга». Например: to go halves — в значении войти в долю; to go in for — в значении увлекаться чем-либо; to cut off with a shilling — лишить наследства: affair — любовное приключение; in a way — вообще; how come — почему и др.
С другой стороны, многие слова и выражения, относимые к «сленгу», являются вполне литературными словами, чаще всего неологизмами — иногда эмоционально окрашенными. А неологизмы могут появляться в самых различных сферах употребления языка.
Именно потому, что под термином «сленг» объединяются разнородные явления, одной из наиболее характерных черт этого лексического слоя является его неустойчивость. Многие слова и обороты, начавшие свое существование как «сленговые», в настоящее время прочно вошли в английский литературный язык и, соответственно, встречаются в медиатекстах. Например, to make a dead set at в значении нападать, набрасываться на кого-либо. в XVIII в. относилось к полицейскому жаргону и имело совершенно другое значение — обеспечить поимку преступника; во второй половине XVIII в. это же выражение в жаргоне шулеров означало попытаться облапошить игрока. Сейчас to make a dead set at smb. — вполне литературный и общеупотребительный оборот.
Стилистические функции сленгизмов определяются их природой. Чаще всего они применяются в целях более эмоциональной характеристики описываемого предмета и явления. Нередко такие сленгизмы ставятся в кавычках, чтобы подчеркнуть их «нелитературность».
Таким образом, на основе всех вышеперечисленных свойств, присущих сленгу, можно дать «рабочее» определение данному пласту языка и звучать оно будет следующим образом: Слег - это эмоционально окрашенная лексика, возникающая и употребляющаяся прежде всего в устной речи. Он характеризуется более или менее ярко выраженной фамильярной окраской подавляющего большинства слов и словосочетаний, ограничивает стилистические границы его употребления. Фамильярная эмоциональная окраска многих слов и выражений сленга отличается большим разнообразием оттенков (шутливая, ироническая, насмешливая, пренебрежительная, презрительная, грубая и даже вульгарная). И в нашем научном исследовании мы не будем разграничивать понятия сленг и разговорная лексика ввиду того, что сленг рождается в устной, разговорной речи и его порой сложно или невозможно дифференцировать от просто разговорной лексики, подтверждением чего служат различные пометки одной и той же языковой единицы в современных словарях.
Как видно из определения, данного нами в процессе нашего исследования, самой главной характеристикой сленга является его экспрессивность. И действительно, при необходимости передачи некоторого дополнительного значения автор прибегает к использованию языковых средств, обладающих экспрессивными оттенками. Сленг, будучи экспрессивно-окрашенной единицей языка, является великолепным тому примером, ибо при помощи экспрессии мы можем добиться неординарного, необычного и выразительного впечатления у реципиента от полученного текста. Именно при помощи сленга можно передать внутреннее состояние отправителя текста, отнести его к определенной возрастной группе, понять дополнительный смысл, вкладываемый автором текста. Сленг, будучи эмоционально-оценочной языковой единицей очень ярко отражает отношение говорящего к происходящим событиям.















1.2. Особенности современного медиатекста. Функционирование сленга в современном медиатексте

При современном темпе развития общества медиатекст становится основным средством получения информации. Информационная ориентация медиатекстов проявляется в документальности, объективности, актуальной насыщенности изложения, официальности, логичности и аргументации, их воздействующая направленность проявляется в побудительности, оценочности, выражении авторского отношения к содержанию высказывания, изобразительности и образности (Сметанина, 2002). По словам Т.Г.Добросклонской (Добросклонская. Медиалингвистика..., 2008), медиатексты являются одной из самых распространенных форм современного существования языка, а их совокупная протяженность намного превышает общий объем речи в остальных сферах человеческой деятельности. Как замечает В.Г.Костомаров, постоянное обновление информации соответствует динамичности эпохи, которая «требует скорости, эффективности и непостоянства, точнее - перемены, непрерывного изменения» (Костомаров, 1999). Меняться в соответствие с потребностями аудитории может вид медиатекста. Так, как пишет Г.В. Садыкова, технические возможности сетевых газет позволяют публиковать короткие сообщения в режиме реального времени, а по мере получения деталей обновлять сообщение и печатать развернутую статью (Садыкова Г.В., 2004). Таким образом, короткая заметка при необходимости может быть расширена и распространена до развернутой статьи. Медиатекст относится к числу типов текста, в котором использование разговорной лексики в том числе и сленга является одним из конституирующих его признаков ввиду реализации одной из функций медиатекста: экспрессивное воздействовие на читателя для формирования определенного отношения у реципиента к событиям,
публикуемых в медатексте. Именно приемы передачи сленга с английского языка на русский представляют собой отражение всех современных тенденций медиатекста. Эти приемы образно указывают на некоторое явление, «используя различные ресурсы языкового кода» (Алексеева, 2008). Медиатекст как особый тип текста способен при «минимальной языковой репрезентации достичь максимального коммуникативного эффекта» (Защитина, www.linguanet.ru/science/dissertations/2008/ZashitinaG.V./ZashitinaG.V.pdf). Эти приемы способны нести большую экспрессивную нагрузку по сравнению с нейтральными единицами, однако при этом они остаются достаточно понятными для восприятия авторской оценки реципиентом, то есть дополнительно указывают на компоненты содержания. В первую очередь нас интересует использование приемов передачи сленга с английского языка на русский в аналитическом и публицистическом типах текста, поскольку в таком типе медиатекста, как новостной, приемы экспрессивной стилистики, если и встречаются, то крайне редко и имеют особый вид из-за конвенционального соблюдения формальной объективности.
Благодаря динамичности развития и постоянному обновлению, а также благодаря тому, что медиатекст является отражением всех основополагающих процессов в обществе, этот вид текста способен предоставить всю искомую информацию. Знание законов медиатекста позволяет «осуществить поиск, анализировать, критически оценивать и создавать медиатексты, распространяемые с помощью различных средств массовой коммуникации, во всем разнообразии их форм» (Чичерина, 2008). В общем медиатекст является источником актуальной информации лингвистического, социокультурного, лингвострановедческого характера. Однако для обеспечения адекватной и эффективной интерпретации получаемой информации от аудитории требуются знания особенностей медиатекста и навыки применения этих знаний. Только при соблюдении этого условия мы говорим о получении реципиентом тех прагматических оттенков значений, которые вкладывает в высказывание автор. Также отметим, что знание законов построения медиатекста позволяет реализоваться категории направленности на реципиента.
В традиционном понимании медиатекст являет собой сочетание функций сообщения и воздействия. О.В. Александрова пишет о том, что медиатексты представляют собой «сплав» всего спектра функциональных стилей языка, в них функция сообщения реализуется в той же мере, что и функция воздействия, для чего используется весь набор имеющихся в распоряжении средства языка в общем и слег или разговорная лексика в частности.
(Александрова, 2003). При этом, как отмечает вслед за В.Г.Костомаровым С.И.Сметанина, для обеспечения выполнения основных функций медиатекста используется принцип чередования стандартных и экспрессивных сегментов текста (Сметанина, 2002). Стандарт при этом воспринимается как немаркированные языковые единицы, которые существуют в готовой форме, воспринимаются однозначно и легко переносятся из текста в текст. А под экспрессией понимаются маркированные элементы медиатекста, отражающие авторское отношение к содержанию высказывания и оценку, что опять же несет в себе сленг. С.И.Сметанина указывает на переключение внимания читателя с события на код (язык), при этом происходит наслоение эмоционально-экспрессивного аспекта на объективно-коммуникативный, наблюдается размывание границ между стандартным и экспрессивным, «деконструируется сам функциональный стиль». Речевая практика медиатекста в настоящее время является наиболее динамично развивающейся частью речевой практики общества в целом, текстовая деятельность в рамках медиатекста соотносится с речевой деятельностью в более широком понимании. Постоянно и интенсивно растет объем порождаемой речевой продукции, усложняется структура речевой сферы медиатекста, активно развивается внутренняя стилевая дифференциация, меняется в общественном сознании статус медиатекстов. Медиасфера всегда была сферой, которая вбирала в себя достижения речевой практики общества в целом. В настоящее время все большее значение приобретает взаимодействие медиатекста с речевой практикой, а именно бытовой повседневной разговорной речью. Современный медиатекст все более ориентируется на разговорную норму, частотным становится проникновение в медиатекст диалектной, жаргонной и профессиональной речи. С.И.Сметанина говорит об ослаблении общей речевой культуры. Заимствование разговорных слов и конструкций - это лишь один частный момент этого глобального процесса, главным компонентом которого является изменение характера взаимоотношений с аудиторией.
Если общение в официальной обстановке характеризуется стилистической нейтральностью, то сближение с читателем, которое является результатом ориентации медиатекста на сферу повседневного общения, влечет за собой и изменение характера речевых отношений. Они становятся более диалогизированными, экспрессивными и более эмоциональными. Текст остается открытым для интерпретаций. Повышение уровня экспрессии происходит вследствие того, что в диалогизированной речи ярче проявляются средства экспрессии, произносятся социально-привычные речевые формулы, а также, вовлекая читателя в диалог, по словам С.И.Сметаниной, становится возможной актуализация творчества не только журналиста, но и читателя.
Повышение экспрессивности ориентированного на разговорную норму медиатекста происходит не за счет увеличения количества экспрессивных единиц в речи, а за счет внедрения в официальное общение тех речевых стратегий и тактик, которые считались приемлемыми лишь в неофициальном общении. Таким образом, экспрессивные компоненты разговорной речи оказывают равносильное влияние на все сферы общения: передают авторскую позицию, оказывают влияние на аудиторию.
Внешне это усиливающееся влияние разговорности проявляется в следующих особенностях медиатекста: в увеличении количества различных ток- шоу, в увеличении числа авторских программ, в предоставлении возможности создания медиатекста непрофессионалам в области речевой деятельности. В печатных изданиях эта тенденция отражается в большей раскрепощенности речевого поведения (тот факт, что сленг уже порой не требует пояснения в тексте, свидетельствует о том, что сленгизмы, по словам В.Г.Костомарова, «если еще и не вошли, то уже ворвались в речевой обиход образованного общества»), в меньшей степени его регламентации, в появлении изданий, ориентирующихся на бытовую сторону существования человека, и так называемых бульварных изданий. Последние интересны тем, что ориентация на сферу бытового общения носит для них стилеобразующий характер. Ориентированность современного медиатекста на разговорную норму выявляет некоторые языковые тенденции, о
которых говорит Т.Г.Добросклонская: для современного медиатекста становятся распространенными тенденция к размыванию четких стилевых границ, распространению нормы разговорного стиля, распространению ошибочного употребления языковых единиц, а также снижению речевой нормы за счет употребления единиц особого класса (жаргонизмы, ненормативная лексика, сленг).
В публичную речь в большом количестве стали проникать агрессивные типы речевого поведения, которые раньше были возможны только в сфере бытовой повседневной речи, но и там они считались малоприемлемыми. Появились издания, для которых идея агрессивного речевого поведения стала конституирующей, стилеобразующей идеей. Использование так называемых матизмов и многочисленных их производных, а также замена нормативных единиц ненормативными, прямые оскорбления, проявление так называемого «протестного речевого поведения»: отторжение нормы, сопровождаемое юмором, насмешкой, эпатированием сторонников чистоты языка и языковой нормы - вот некоторые стилеобразующие особенности языка изданий, которые добиваются повышения экспрессивности за счет использования такого рода языковых средств. Для достижения этих целей более всего годятся неожиданные ассоциации, сочетание несочетаемого, приводящее к максимально экспрессивному эффекту, который внешне кажется обратным отстранению.
Таким образом, мы видим, что сленг является неотъемлемой чертой современных медиатекстов. Он является отклонением от нейтральности. Это в свою очередь служит способом выражения автором экспрессивности его позиции и, таким образом, работает на общее повышение экспрессивного фона медиатекста.



Для выявления способов передачи сленга в нашей практической части, нам прежде всего необходимо рассмотреть типы существующих в настоящее время медиатекстов, чтобы в последствии, в зависимости от того или иного типа медиатекста использовать различные способы передачи сленга с ангийского языка на русский.
Итак, из всего многообразия медиатекстов важно выделить своеобразие всех медиатекстов в целом, а также их отдельных типов. Рассмотрим отдельные типы медиатекста с точки зрения употребления в них сленга.
Все множество появляющихся сегодня медиатекстов подразделяется на отдельные функционально-жанровые типы текста. Каждый из этих типов текста отличается собственным набором характерных черт, а также, что представляет для нашей работы наибольший интерес, особенностями выражения экспрессии. Традиционно принято выделять новостной, аналитический, публицистический (features) стили. Некоторыми исследователями в рамках медиатекста выделяется и рекламный тип текста. Однако из-за неоднозначности мнений мы в настоящей работе не будет выделять рекламу как отдельный тип медиатекста.
Как уже отмечалось ранее, медиатекст характеризуется сочетанием функций сообщения и воздействия. Очевидно, для разных типов медиатекста соотношение этих функций будет различно. Воспользуемся условной шкалой соотношения этих функций в различных типах медиатекста, предложенной Т.Г.Добросклонской (рис. 1):
Рисунок……………..

Чтобы было понятно о чем идет речь, на рисунке изображена горизонтальная шкала и далее в следующем порядке идут типы медиатекста: новости – инофрмационно-аналитические тексты – Features – рекламные тексты. И реализуются они в двух функциях: сообщения (вначале шкалы) и воздействия(вконце шкалы)




Рассмотрим некоторые особенности типов текста, разграниченных по данной шкале, а также проанализируем особенности использования в них экспрессивных компонентов.
Ближе всего по приведенной условной шкале к функции сообщения расположены тексты новостей. Основной функцией новостного типа текста является выполнение информативной функции.
Новостной тип текста характеризуется соблюдением формальной объективности изложения материала. На языковом уровне новостные тексты характеризуются минимальным употреблением сленгизмов для обеспечения глобальной клишированности новостного медиатекста. Т.о. новостному типу текста в наименьшей степени присуща категория экспрессивности вследствие обязательности компонента объективности излагаемого материала. Однако появление сленга также может наблюдаться и в новостном типе текста. Так, в подборке новостной программы периодически проводится переключение с фактологических новостей на сообщения, аппелирующие к чувствам у аудитории: на так называемые soft news. Этот тип новостей характеризуется «обращением к общечеловеческим ценностям и эмоциям» (Добросклонская. Язык..., 2005). В основном экспрессивность новостного медиатекста достигается именно благодаря особому подбору лексики (и фактов), вызывающих широчайший спектр эмоций, сленг - яркий тому пример.
Информационно-аналитические тексты расположены на этой шкале вслед за новостным текстом. Следовательно, для них также характерно проявление функции воздействия, добавлением комментирующей, аналитической части.

Информационно-аналитический текст, приобретающий помимо функции сообщения функцию воздействия, обретает некоторый спектр использования экспрессивно-оценочных единиц.
Именно информационно-аналитические тексты в наибольшей степени проявляют интерпретационную функцию; именно этот тип текста способен выразить разнообразные оттенки смысла, придавая при этом излагаемому материалу ту или иную модальность. Для категории субъективной модальности характерна связь с категорией оценки: субъективная модальность базируется на сочетании логической оценки и эмоциональной реакции.
Информационно-аналитические тексты обнаруживают способность выражения авторского мнения и оценки на лексическом уровне (Т.Г.Добросклонская):
- употребление слов и словосочетаний с оценочным значением, а также с отрицательными или положительными коннотациями;
- манипуляции идеологически-модальной лексикой;
- использование экспрессивных приемов;
Итак, мы видим, что общая задача в информационно-аналитическом типе текста заключается в повышении уровня экспрессивности для большей эффективности выражения авторского мнения, отношения, позиции, что хорошо реализуется благодаря употреблению сленга.
Далее расположены публицистические тексты, которые обычно соотнесены с устойчивой медиатематикой, которая регулярно освещается в медиатекстах.
По своему принципу публицистический текст напоминает, скорее, обычную, нежели перевернутую (традиционную для медиатекстов) пирамиду. А в целом публицистические тексты можно характеризовать большей распространенностью экспрессивных и эмоционально-оценочных компонентов, что, соответственно, отражает степень соотношения функций сообщения и воздействия