На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Лекции Политология объект и предмет науки

Информация:

Тип работы: Лекции. Добавлен: 04.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 35. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Политология : объект и предмет науки.
Понятие "политология" образуется из двух греческих слов: "политика" государственные, общественные дела и "логос" - слово, мысли, учение."Отцом" первого понятия является Аристотель (384 - 322 гг. до н.э.), второго - Гераклит (около 530-480 гг. до н.э.). Сочетание этих двух понятий означает, что политология - это учение, наука о политике.
Политология прошла в своем развитии длительный путь и как самостоятельная научная дисциплина существует более ста лет. Предметом политологии, как явствует из самого названия, выступает политика. Это одна из важнейших сфер жизнедеятельности людей. Она, как отмечал еще Аристотель, кроется в природе человека как социального существа, живущего в обществе и постоянно взаимодействующего с другими людьми и государством. Отсюда и потребность четкого и ясного знания человеком политики, потребность в научном объяснении происходящих в жизни политических процессов и грядущих в них перемен.
Знать политику должны все люди, тем более те, кто поставил себе целью получить высшее образование и собирается в будущем составить основной костяк руководителей, управленцев, деятелей культуры и искусства, педагогов и воспитателей. Роль и значение политики особо возрастают в переломные исторические периоды, когда происходит переоценка ценностей и радикальной трансформации подвергаются мировоззренческие установки и сами основы жизнеустройства людей.
Очевидно, что без соответствующей политической культуры населения, умения и способности граждан к принятию политически взвешенных решений, систематического приобретения ими политических знаний и политического опыта невозможно говорить и об утверждении в обществе демократии, о способности граждан защитить коренные свои права и свободы, об их активном участии в политической жизни страны. Всему этому призвана учить такая наука, как политология. Целью данной работы является изучение и обоснование предмета, объекта, методов и функций политологии.
  Предмет и объект политологии:
Чтобы разобраться в том, что же представляет собой политология как наука, прежде всего, необходимо четко установить объект и предмет изучения политологии.
Существенная сторона в обосновании научного статуса политологии лежит в различении ее объекта и предмета. Как известно, объект познания - это все то, на что направлена деятельность исследователя, что противостоит ему в качестве объективной реальности. Когда же речь идет о предмете исследования конкретной науки, то та или иная часть объективной реальности (например, общественные процессы) берется не целиком, а лишь той ее стороной, которая определяется спецификой данной науки. Другие стороны в этом случае рассматриваются как второстепенные. Поэтому отличие наук друг от друга и состоит в том, что даже на одном объекте, каждая исследует свой предмет.
Политологи считают, что объектом политологии является вся совокупность свойств, связей и отношений общественной жизни, которые носят название политических. Иначе говоря, объектом политологии является политическая сфера общественной жизни.
Итак, объектом политологии является - "политическая реальность". Ее рассматривают также философия, социология, политическая психология и т.д. Предмет же политического познания, не может быть тождественен объекту, он то и позволяет выделить политологию в самостоятельную научную дисциплину. Но вопрос его определения остается еще не решенным.
Среди политологов сегодня нет единого мнения в вопросе о содержании предмета политологии.
Отсутствие его обусловлено различием национального политического опыта, который формировал традиции исследования политики в разных странах. Чтобы преодолеть большие разночтения в 1948 году группа ведущих экспертов ЮНЕСКО из Америки и Европы, приняла резолюцию, в которой предлагался перечень проблем, изучаемых политологией:
1.  Политическая история
2.  Политические институты
3.  Партии, группы и общественное мнение
4.  Международные отношения.
Не смотря на это, разногласия и споры продолжились. Эта проблема во многом также объяснима, стремлением разделить политологию на две самостоятельные дисциплины прикладную и теоретическую. Тем не менее, в большинстве случаев под политологией понимают науку, изучающую политические отношения со всеми сопровождающими данное явление политическими факторами. Согласно такому пониманию теоретико-содержательным ядром политологии ее предметом является учение о власти, о государстве, о взаимоотношениях людей в сфере политического и т.д.
Следует учитывать, что политология является интегральной наукой, и включает в себя совокупность наук, отличающихся друг от друга предметом, методами, подходами, исследования политической жизни, в этом смысле объект, т.е. политическая реальность, является как бы объединяющим фактором.
Политология отвечает на многие вопросы, поставленные практикой современного этапа развития нашего государства и всего мирового сообщества. Эта наука о "политике", "технологии" политического процесса. Изучая сферу политической жизни общества, она вооружает знаниями закономерностей становления и функционирования политической власти, политических отношений и политической деятельности, помогает сформировать необходимые умения и навыка равноправного участника политической жизни.
 Место политологии в системе гуманитарных наук.
Важно выяснить соотношение и возможность разграничения социологии, политической социологии и собственно политологии. Строго говоря, гражданское общество является объектом исследования социологии, а мир политического - политологии. Промежуточное пространство между гражданским обществом и миром политического входит в сферу политической социологии, представляющей собой область пересечения политической науки и социологии.
В чем же главное отличие политологии от политической социологии"! Политическая социология имеет дело с социальными причинами и отношениями распределения власти и властных структур в обществе, факторами, определяющими политическое поведение людей, политические конфликты, политические установки, ориентацию и умонастроения широких масс населения, механизмы отражения социального плюрализма в политической сфере и т.д. Как отмечают Р. Бендикс и С.М. Липсет, "в отличие от политологии, которая исходит от государства и изучает, как оно влияет на общество, политическая социология исходит от общества и изучает, как оно влияет на государство, то есть на формальные институты, служащие разделению и осуществлению власти".
Политическая социология представляет собой своеобразный синтез социологии и политологии. Первая в большей степени, чем политология, концентрирует внимание на борьбе за власть между различными слоями общества, социальных конфликтах и социальных изменениях, скрытых функциях, неформальных и дисфункциональных аспектах политики. В широком смысле слова в центре внимания политической социологии - социологическое измерение политических феноменов. Она занимается прежде всего социальной основой власти общества. В этом контексте политический социолог интересуется особенностями социальной стратификации и ее влиянием на политическую организацию. Здесь концентрируется внимание на организационном анализе политических группировок и политического руководства. Политическая социология изучает социальный контекст политических институтов и процессов на макросоциальном и микросоциальном уровнях. Главная задача политической социологии на макроуровне - исследование социальных основ власти и социальных конфликтов, их проявление в поведении людей и влияние на политические институты, а также обратное влияние последних на социальные реальности. В микросоциологическом подходе концентрируется внимание на конкретных политических институтах как социальных организациях, их структурах и отношениях с другими организациями, типах руководства, механизмах и способах разрешения конфликтов и т. д. Ключевую роль в утверждении социологического подхода к политике сыграли работы К. Маркса и М. Вебера. Если Маркс заложил основы социально-классового анализа политических феноменов, то Веберу принадлежит приоритет в изучении политических институтов как самостоятельных факторов социальных изменений.
В целом во всех рассмотренных здесь аспектах сердцевину политической социологии составляет анализ институтов, организаций, механизмов, процессов и т.д., действующих на стыке между гражданским обществом и миром политического.
Что касается собственно политологии, то первоначально она сформировалась как "государствоведческая" дисциплина, призванная изучать предназначение и функции государственных и политических феноменов, институтов, процессов. В нынешнем же толковании предметом ее исследования, как уже говорилось, является мир политического в его тотальности и многообразии. Поэтому вычленение политологии как самостоятельной гуманитарной дисциплины предполагает прежде всего решение вопроса о разграничении понятий "политическое общество" и "гражданское общество". Не случайно формирование политической науки в целом соответствовало этапам осознания людьми политики как самостоятельной сферы человеческой деятельности.
Помимо политической социологии существуют также политическая философия, политическая психология, политическая антропология и т.д., которые выступают в качестве самостоятельных разделов политической науки. Политическая философия представляет собой одно из направлений философии, рассматривающее сферу политического. В отличие от философа, который познает природу явлений и вещей в целом, политический философ останавливает свое внимание на сущности природы политического мира: добро или зло, справедливость или несправедливость, совершенность или несовершенность, сохранение или изменение, одобрение или осуждение и т.д. - в политике. Этот аспект более подробно будет рассмотрен при анализе мировоззренческого измерения политики.
Роль установок, ориентации, убеждений, ожиданий, мотиваций, восприятий в политическом поведении людей рассматривает политическая психология. Особенно широко исследования такого рода важны при изучении общественного мнения, политических социализации, конфликтов и сотрудничества, электорального поведения, установок и т.д. Основателем политической психологии считается Г. Пасуэлл, который в 1930 г. опубликовал книгу "Психология и политика", а в 1950 г. в соавторстве с А. Капланом - "Власть и общество". В послевоенные годы политическая психология получила новый импульс (о т.н. бихевиористской революции см. ниже).
Предметом антропологии являются институты управления и их практические функции у этнических сообществ, в особенности в развивающихся и примитивных обществах. В поле ее интереса - связи политического поведения с более широкой культурой группы, коллектива, сообщества. Политическая антропология занимается большей частью незападными обществами. Политико-антропологические исследования позволяют сравнить разнообразные политические системы и выявить этнические факторы в политическом поведении людей.
Структура политической науки.
Говоря о структуре политологии, необходимо видеть два аспекта. Первый связан с наукой о политике, второй - с учебной дисциплиной. Политология как научное знание о политической действительности включает в себя целую систему теорий, относящихся к сфере политики. Обобщая, можно выделить следующие структурные элементы политологии: теория политики, политическая идеология, история политических учений, теория политических систем и управления политическими процессами, международных отношений и мировой политики.
Как научная дисциплина включает такую структуру политологии: политическое господство и правление, конституирование власти и политическое неравенство, механизмы правления в рамках различных государственно-политических систем, обеспечения жизнеспособности и бесперебойного функционирования общества, отношения людей с институтами власти, политическая коммуникация и средства массовой информации, стабильность политической системы и факторы, способствующие ее сохранению или ее подрыву. Важное место также занимают проблемы политических конфликтов и др.
Как сравнительно молодая наука, политология интенсивно развивается, аккумулируя новейшие принципы и подходы в организации материала, особенно учитывая "антропологические, гуманистические нагрузки" современного научного знания. Сегодня политология служит стержнем сложного комплекса политических наук, каждая из которых имеет свой предмет. Наряду с политической онтологией, политической этикой, политической антропологией, политической аксеологией, политической географией, политической психологией все большее значение приобретают и такие структурные элементы, как парламентская социология (изучение проблем деятельности парламента), предвыборная инженерия (наука о тактике проведения избирательной кампании), имиджелогия (наука о политическом образе лидера, его внешности), политический маркетинг (методы донесения информации и воздействия на различные социальные группы), политическая герменевтика (наука о восприятии конкретного текста) и др.
Несколько иначе выглядит структура политологии как учебного курса, что связано с его конкретными задачами. Как учебная дисциплина политология призвана дать студентам представление о политической сфере общества, закономерностях ее развития, а также систему знаний о современных политических институтах, о правах, свободах и обязанностях граждан в демократическом обществе, политико-правовом положении людей, формах их участия в политической жизни, динамике политических процессов, содержании и путях формирования политической культуры, движущих силах современного мирового развития. Если политическая наука охватывает всю совокупность знаний по данному предмету, то учебная дисциплина отбирает часть общетеоретического и прикладного материала, который обрабатывается и излагается так, чтобы в соответствии с задачами политологической подготовки в доступной системной форме дать необходимый минимум научных знаний. Имея в виду конкретные задачи курса политологии, он должен включать следующие компоненты:
- Введение, в котором рассматриваются общеметодологические вопросы политической теории.
- Основные вехи истории политической мысли. В этом разделе важное место должны занимать проблемы, связанные с развитием отечественной политической мысли.
-Власть, ее сущность и содержание, формы и методы реализации.
- Политическая система. В этом разделе рассматриваются вопросы, связанные с возникновением, принципами и методами функционирования политических систем и их основных институтов: государства, партий, общественных организаций и движений.
- Человек и политика. Лекции по этой проблеме посвящены духовным основам политики: политическому сознанию, политической идеологии, политической культуре, политическому лидерству и др.
- Мировой политический процесс и международная политика. Здесь раскрываются международные аспекты проявления и реализации политики, мировой политический процесс, основные политические течения и доктрины в современном мире.
Этапы развития современной политологии.
Американский ученый Р. Даль полагал, что с логической точки зрения становление политической науки прошло три основных этапа: философский (на нем превалировали нормативно-дедуктивные подходы в толковании политической жизни), эмпирический (на этом этапе непосредственный анализ данных превратился в основной источник пополнения знаний и доминирующий способ анализа политических реалий) и этап ревизии эмпирического знания (этап критического переосмысления источников развития теории, обусловивший разнообразие методов исследования). Однако исторически этот процесс занял не одно столетие. Если ретроспективно посмотреть на него, то можно выделить три самых общих этапа эволюции политической науки.
Первые представления о власти, государстве, политике относятся к глубокой древности. Они были одной из ранних попыток человека определить смысл своего бытия, найти цивилизованные формы совместного существования людей в рамках общества. Эти представления были не политическими идеями в строгом смысле слова, а скорее, мечтами об идеальном государстве, поучениями и наставлениями о справедливом правлении и законопослушном поведении. Они органично переплетались с верованиями, традициями, обычаями. Однако среди мыслей и суждений древних философов и богословов о государстве и власти были гениальные догадки, составившие фундамент современной политической науки и практики. Прошло немало веков, прежде чем ранние политические учения освободились от влияния религии, морали, философии и стали описывать не воображаемое идеальное государственное устройство, а реальные политические процессы.
Политология (от греческих слов: politika - государственные и общественные дела, искусство управлять государством и logos - слово, учение) - наука об управлении государством в самом широком смысле, то есть наука о политической системе общества. Это одна из самых древних общественных наук и одновременно самая молодая. Одной из самых древних ее следует считать потому, что каждая из изучаемых проблем (государство, политическая власть, политические лидеры, политическая элита, политика, политический процесс и др.) с древних времен интересовала исследователей (Платон, Аристотель). В достаточно далеком прошлом были научно обобщены важные положения политологической науки (в частности, о необходимости разделения властей, о сущности и формах политического лидерства и др.).
Многие идеи начального периода развития западной политической науки представляют значительный интерес, не только как выражение ментальности и культуры античного общества, но и отражение эволюции политических идей, которые обрели форму теории. В этот период было высказано немало предположений, составивших затем фундаментальные максимы западной политологии, которые стали содержанием западной политической культуры. Развитие политической мысли начального этапа характеризуется рядом общих черт:
1) поиском идеальной модели государства, способной обеспечить справедливость и порядок;
2) рассмотрением политики как единственной формы цивилизованного бытия человека, предполагавшей нерасчлененность государства, общества и отдельного индивида;
3) отсутствие четкой границы между философией, этикой и политикой, что определило морализаторский, поучительный характер работ по политической проблематике;
4) ограниченным рационализмом политической мысли, который был обусловлен заметным влиянием религии.
Новое время (XVI-XIX вв.), положившее начало второму этапу развития политической науки, существенно изменило и формы, и темпы формирования политической теории. Усложнение политической сферы, постепенно выявлявшее зависимость государственной власти от области частной жизни человека, способствовало пониманию ее как определенной социальной сферы со своими специфическими основами и механизмами.
Родоначальником политической науки считается Никколо Макиавелли, который в работе «Государь» (1513) и «Размышления о первой декаде Тита Ливия» (1520) сформулировал предмет и метод политологии. Н. Макиавелли в течение четырнадцати лет работал секретарем правительства Флорентийской республики и наблюдал политику, что называется, изнутри. Непосредственное участие в политической жизни укрепило его во мнении, что политическая наука - это наука практическая, служащая решению жизненно важных задач. Вклад Макиавелли в политическую науку состоял в следующем.
Во-первых, он обосновал самостоятельность политической сферы, ее относительную автономность от других областей жизни общества (экономики, культуры и т.д.), поскольку политика имеет собственную логику, содержание которой определяет политическая власть. Именно власть во всех ее проявлениях и является предметом политической науки.
Во-вторых, Макиавелли изучал политику как социальную реальность, а не воображаемый, идеальный мир. Он перенес политику из сферы воображаемого и желаемого в плоскость объективного и реального. Политическая наука, по Макиавелли, должна постигать истинное положение вещей, непосредственно наблюдая за фактами: поведением политических лидеров, масс, их взаимодействием. Метод политического реализма, который ввел в политологию Макиавелли, окончательно освободил ее от религии.
В-третьих, Макиавелли различал понятия «общество» и «государство». Государство он рассматривал как политическую форму организации общества. Формы государства имеют тенденцию сменять друг друга, отражая тем самым состояние общества. Макиавелли сформулировал концепцию циклического развития государственных форм, в основе которой лежит идея кругооборота, взаимообращения добра и зла. Выделив шесть форм государства, он рассматривал три из них как «дурное во всех отношения» (тирания, олигархия и охлократия), а относительно трех других писал, что они «хороши сами по себе» (монархия, аристократия, демократия). Согласно Макиавелли, достигнув предела совершенства, форма государства клонится к упадку, переходя в свою противоположность. Это происходит потому, что природа не позволяет вещам пребывать в состоянии покоя. Монархия сменяется тиранией, тирания - аристократией, аристократия уступает место олигархии, на смену последней приходит демократия, которая, в свою очередь, перерастает в охлократию (власть толпы).
Наилучшей формой государства Макиавелли считал смешанную, воплощением которой была для него умеренная республика, сочетающая достоинства монархии (сильное объединяющее начало), аристократии (мудрость и добродетельное правление) и демократии (свобода и участие народа в управлении).
В-четвертых, Макиавелли отделил политику от морали (позднее политику, основанную на культе насилия, безнравственности, назвали «макиавеллизмом»). Политика, по его мнению, не должна основываться на моральных принципах, должна исходить из целесообразности, соответствовать опыту, практике, конкретной ситуации. Политика подчинена достижению определенных целей, которые ставят участники политических взаимодействий. Выбор цели зависит от обстоятельств, а не от морали. Поэтому цель следует сообразовывать со средствами, а средства - с обстоятельствами и результатами. Следовательно, принцип относительности, по Макиавелли, решает проблему соотношения целей и средств в политике. «Государь, - отмечал мыслитель, - если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, что те, кто по избытку его потворствует беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица».
Одной из самых молодых из фундаментальных общественных наук ее следует рассматривать в связи с тем, что как целостное, системное учение она возникла лишь в начале нашего столетия. Правы те исследователи, кто утверждает, что каждая наука появляется лишь тогда, когда в ее существовании заинтересовано общество, то есть речь идет о востребованности науки.
В конце XIX - начале XX в. появилось множество специализированных теорий, посвященных исследованию демократии, систем политического представительства интересов, элит, партий, неформальных, психологических процессов.
Несмотря на наличие достаточно широких политических исследований, вплоть до второй половины XIX в. политология развивалась без самостоятельной дисциплинарной оформленности, главным образом как учение о государстве и политико-философская теория. С этим связаны трудности в определении времени завершения процесса ее формирования. Некоторые ученые считают формальным началом политологии как самостоятельной науки образование в первой половине XIX в. правовой школы в Германии, другие же преимущественно американские авторы - датируют ее возникновение второй половиной XIX в. и связывают прежде всего с именем Френсиса Лейбера, который в 1857 г. начал читать в Колумбийском университете курс лекций по политической теории и создал необходимые условия для открытия там же в 1880 г. сменившим его Джоном Берджессом высшей школы политической науки. В последующие годы в Америке создается целая сеть политологических учебных и научных институтов, что позволило учредить в 1903 г. Американскую ассоциацию политических наук, насчитывающую сегодня свыше 16 тысяч членов.
Все это позволяло говорить о становлении политической науки в качестве особой отрасли знания, занявшей свое место в структуре гуманитаристики.
С первой четверти XX в. начинается современный, продолжающийся и поныне, этап развития политической науки. Теперь ее развитие идет на основе все более усложняющихся политических связей, дальнейшей политизации социальной жизни в целом, на фоне развития всего обществознания, способствующего постоянному обогащению методов политических исследований. Неуклонное усложнение социального мира привело некоторых теоретиков к идее о том, что «политическая теория современности должна сфокусировать внимание на фрагментированности общества». Мир стал еще более политизированным, а число субдисциплин, изучающих грани политического, стало неуклонно расти, демонстрируя громадное разнообразие специализированных исследований, методов и приемов анализа политики. Расширение областей, подвергающихся специализированным и систематическим исследованиям, привело Г. Лассуэлла в 1951 г. к мысли о необходимости введения термина «политические науки» (political science).
В начале XX в. процесс выделения политологии в самостоятельную академическую дисциплину в основном завершается. В России политическая мысль имеет длительную историю и содержит много интересных и оригинальных идей. Современный облик политические исследования приобретают здесь в конце XIX - начале XX в. Заметный вклад в мировую политическую науку внесли М.М. Ковалевский, Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, М.Я. Острогорский и ряд других исследователей, а также марксистские теоретики В.И. Ленин, Г.В. Плеханов и другие.
Бурное развитие политической науки было сильно заторможено, а во многих направлениях и прервано после большевистской революции 1917 г. Политология стала трактоваться как лженаука, буржуазная наука и т.п. Робкие попытки создания «марксистско-ленинской политической науки» и активизации политических исследований успеха не имели. Отдельные политические проблемы анализировались в организационных рамках исторического материализма, научного коммунизма, историй КПСС, теории государства и права и некоторых других идеологизированных дисциплин. Однако их познавательные, эвристические возможности были ограничены догмами официального марксизма и общим положением обществоведения как служанки власти.
Отношение к политологии начало меняться лишь во второй половине 80-х гг. Сегодня, несмотря на многочисленные трудности, она постепенно занимает подобающее ей место в системе наук об обществе и оказывает все более заметное влияние на практическую политику, строительство демократической государственности.
Роль компаративных исследований в развитии политической науки.
Важнейшим событием, определившим во многом концепцию развития компаративной науки во второй половине ХХ века и организацию деятельности научного сообщества в указанном секторе политической науки, стал Межуниверситетский научно-исследовательский семинар по проблемам компаративной политики, проведенный по инициативе Роя Макридиса в Северо-Западном университете в июле 1952 года (США). Семинар проходил под эгидой Совета по осуществлению исследований в области социальных наук , игравшего в тот период времени роль основного генератора всех исследований, осуществляемых в области политической науки. Идея проведения серии межуниверситетских семинаров состояла в том, чтобы объединить силы небольших научных групп различных университетских центров в так называемую "Северо-Западную группу", созданную с целью разработки конструктивной программы развития компаративной политики как научной дисциплины. В состав группы вошли наиболее активные участники семинара, стремившиеся к фундаментальной реконструкции данной области политических исследований: Сэмюэль Бэйер, Карл Дейч, Роберт Уорд, Джордж Блэнкстин, Кеннет Томпсон, Ричард Кокс и другие. Советом был образован Комитет по компаративной политике, ставший основным генератором научной и интеллектуальной мысли по определению основных направлений и теоретических основ научных исследований в этой сфере науки. Маккридис, ставший первым председателем Комитета, был сменен на этом посту Габриэлем Алмондом, а в последствии и другими членами Комитета.
Смысл нового подхода Совета  к организации сравнительных политических исследований заключался не столько в стремлении спланировать в рамках определенного периода времени серию научно-практических встреч и конференций с участием специалистов в области компаративной политики, сколько в намерении воспользоваться этими организационными формами для проведения широкой дискуссии об общем положении и направлениях развития компаративной науки.
Дискуссия проводилась на основе обсуждения Меморандума о состоянии компаративной политической науки. Результаты дискуссии и материалы докладов легли в основу научно-обоснованных решений Совета  об использовании имеющегося научного потенциала и ресурсов в целях изменения положения компаративной науки в системе политических наук. Решения, принятые этой организацией в начале 50-х годов, определили общую атмосферу, характер и направления развития компаративистики на последующие десятилетия.
Отличительной чертой нового этапа в истории компаративистики, характеризующегося несомненным влиянием подходов, установленных SSRС, стало развитие науки в направлении расширения сферы теоретического осмысления компаративной политики. Субъективные факторы и условия развития компаративной науки, игравшие немалую роль в послевоенное десятилетие, определили приоритеты научного поиска видных теоретиков компаративной политики этого периода.
К их числу относится Гарри Экстейн - один из немногих теоретиков политической науки, сказавший свое веское слово в компаративистике прежде всего как эксперт по разработке самостоятельных независимых теорий. Он вошел в историю компаративной науки как создатель целого ряда собственных компаративных теорий (теория политической стабильности или теория конгруэнтности, теория стандартов властного управления, теория авторитарной политической культуры и др).
Весом вклад Экстейна в развитие философии науки, в частности, в разработку таких проблем, как структура толкования и объяснения причинности. Несомненна его роль в развитии методологии науки, таких проблем, как методика создания исследовательского проекта, каузальных моделей исследования; проблем, связанных с обеспечением надежности и валидности компаративных исследований. Столь же весом его вклад в развитие политической теории.
Творческий путь и наследие Экстейна - яркая иллюстрация общей ориентации ученых того периода времени на установление в компаративной науке приоритета теории. Стремление к созданию своего рода мета-теории (теории о самой теории, о том, как создавать теорию), а не собственно самостоятельный компаративной политической теории, стало той общей позицией, которая длительное время объединила многих исследователей, идеологические и теоретические позиции которых во многом определил прошедший в Северо-Западном университете (США) в июле 1952 года семинар, концептуально определивший установку на разработку супер-теории, как основы развития компаративной политической науки.
Теоретик, рассматривая полувековой период развития компаративной теории, оценивает его как "борьбу парадигм". К основным претендентам на гегемонию в сфере теории компаративной науки в разные периоды времени Экстейн относит следующие теоретико-методологичесие подходы: структурно-функциональный анализ, теорию элит, теорию групп, классовую теорию, теорию политической культуры и теорию рационального выбора. В качестве доминирующего противоречия он определяет противостояние эмпирической и институциональной парадигм, проявившееся в борьбе идей и гипотез теорий политической культуры и теорий рационального выбора. Теоретик при этом высказывает предположение о возможной неизбежности противостояния парадигм в сфере теории, допуская, что оно может служить целям дальнейшего развития теоретического осмысления политики.
Ключевыми проблемами, определившими пути развития компаративной науки, всегда остались проблемы установления динамики развития сферы компаративной теории и методологии науки. С вопросом о том, что отнести к сфере компаративного исследования и как разрабатывать теории для проведения соответствующих изысканий, во многом связаны трасформационные изменения, коснувшиеся компаративной политической науки в период после окончания второй мировой войны. Пожалуй, центральным здесь всегда оставался вопрос об определении сферы компаративной науки, решение которого и определяло пути развития теории и методологии науки.
Оценивая состояние компаративной науки конца 40-х - начала 50-х годов Г.Экстейн указывает на основные недостатки и, соответственно, способы их преодоления, определившие пути развития компаративистики. Во-первых, компаративные исследования этого периода были, по сути, далеки от того, чтобы называться сравнительными разработками. Специалисты в этой области научного анализа оставались экспертами по отдельным странам и только. Серьезных исследований по сравнительному анализу различных стран, а тем более соответствующих обобщений, за редким исключением, не проводилось. Таким исключением обычно была лишь одна проблематика - изучение различий в конституционном устройстве отдельных стран, перечень которых, как правило, ограничивался Великобританией, Францией, Германией, и в некоторых случаях - Советским Союзом или какой-либо европейской страной, на-пример, Италией. Задача состояла в переориентации компаративных исследований на выявление в ходе сравнительного анализа, главным образом, общих проблем функционирования политических систем, что означало подчинение отдельного - общему, а в конечном счете, выход на более высокий уровень обобщений.
Второй отличительной чертой компаративистики рубежа 40-50-х гг. подчеркивал Экстейн, была узость и ограниченность исследовательских разработок, что проявлялось не только в регионально-локальном характере исследований (изучались преимущественно западно-европейские политические системы), но и в их хронологической ограниченности (исследовался преимущественно новейший период истории этих стран). Компаративные исследования традиционно сохраняли форму "региональных исследований" Такое положение вызывало необходимость переориентировать компаративные разработки на изучение всех политических систем, независимо от их местоположения и исторических рамок существования. Предполагалось, что расширение географической и хронологической шкалы исследования всей совокупности политических систем должно стать основным источником информации для последующих теоретических обобщений в сфере компаративной науки.
Область компаративной науки этого периода, по мнению Экстейна, имела еще одну характеристику - исследования не имели должной теоретической глубины, ни в смысле направленности на изучение более общих проблем функционированием политических систем, ни с точки зрения опоры на какие-либо общетеоретические основы, обеспечивающие ему необходимый уровень стройности и последовательности в проведении научных изысканий. Если и предпринимались попытки опоры на какую-либо конкретную теорию, то выбор здесь был невелик. В качестве таковой преобладал так называемый формальный легализм - формально-правовой подход, суть которого состояла в выдвижении идеи о том, что все политические процессы имеют своим исходным основанием либо конституционное устройство страны, либо механизм государственного управления. В то же время, это был период, когда в области теории и методологии другие социальные науки имели возможность выбирать новые пути своего дальнейшего развития: либо путь с опорой на некую гранд-теорию, на статус которой с полным правом претендовали теоретические разработки Парсонса и структурно-функциональный метод в социальном анализе, либо движение по пути эклектических теорий меньшего, по сути среднего масштаба. Предпосылки для компаративных теоретических изысканий создавались и в сфере философии науки, которая представляла социальной науке возможность переосмысления и восприятия идей логического позитивизма, операционализма, методов экспериментального опроса и других.
Характерной особенностью компаративный науки рубежа 40-50-х годов, по мнению Экстейна, оставалась ее статичность. Но наука испытывала потребность в теориях и гипотезах, учитывающих динамику политических процессов, их изменение и развитие. Социология с ее традициями в области теории развития в определенном смысле могла стать источником идей и теоретических гипотез такого рода.
В начале 50-х годов наука испытывала потребность в расширении и углублении сферы исследований. Расширение горизонтального среза предполагалось проводить за счет включения в область компаративных исследований всех аспектов политики без каких-либо ограничений (географических и т.п.) . Глубина сферы компаративной науки на вертикальном срезе должна была обеспечиваться развитием исторического и общетеоретического подходов, применительно к специфике компаративных исследований.
В основе характеристики послевоенного этапа развития компаративной науки Экстейна - четыре основных критерия: объем изучаемого эмпирического материала и степень его обобщения, широта локального (регионального, географического) и глубина исторического (хронологического) среза, уровень и глубина теоретической базы исследования, степень раскрытия динамики политических изменений и развития политических процессов. Общим для всех перечисленных параметров является то, что они служат измерениями широты и глубины сферы компаративной науки. Модель анализа, примененная Экстейном к исследованию развития дисциплины в целом, интересна и с точки зрения возможности использования перечисленных критериев для разработки типологической схемы анализа отдельных компаративных исследований. Следует при этом иметь ввиду, что в фокусе аналитической модели Экстейна - прежде всего теоретическое содержание сферы компаративной науки исследуемого периода. Методология большей частью выведена теоретиком за рамки проводимого им анализа.
Динамика становления компаративной науки рассматривается Экстейном через призму осмысления процесса изменения сферы ее теории и методологии. В фокусе внимания оказывается такой параметр, как широта сферы компаративного научного знания]. Расширение или сужение сферы компаративного анализа рассматривается, как индикатор происходящих изменений на горизонтальном срезе.
Экстейн, предусмотрел в своей аналитической модели еще одно измерение - уже на вертикальном срезе сферы теории и методологии. К таким измерениям он относит ее глубину . Кроме того, Экстейн ставит вопрос о выработке критериев для определения того, следует ли отнести выявленное изменение к прогрессивным или оно представляет собой лишь изменение, не более. Абстрактным критерием прогресса, по его мнению, может считаться некоторый идеальный уровень глубины и широты сферы теории и методологии науки. Под определением "идеальный" ученый понимает, во-первых, способность теории обеспечивать проникновение за пределы поверхностных явлений вглубь до максимального уровня понимания реальной действительности, во-вторых, то, что теория должна быть всецело унифицированной, в-третьих, ее способность к прогнозированию, в-четвертых, точность, в-пятых, истинность. Говорить о прогрессе в развитии сферы компаративистики, считает Экстейн можно тогда, когда в компаративном анализе обеспечивается достаточная глубина проникновения в исторические корни политики, и устанавливаются траектории, связующие прошлое и настоящее. Прогресс также очевиден, когда сфера компаративного анализа расширяется за счет включения в нее всего многообразия политических отношений и стандартов политического правления различных обществ с целью установления всеобщих тенденций.
Экстейн достаточно ясно идентифицирует процесс трансформации представлений от идеальной теории периода начала 50-х годов к современному видению компаративной теории. Начало 50-х ознаменовано ориентацией на создание скорее мета-теории (теории о том, как создавать теории или теоретические подходы), чем собственно компаративной теории. За полувековой период противоборства целого ряда парадигм, претендовавших на статус универсальной теории, компаративная наука вновь вернулась в состояние господства узкомасштабных концептуальных схем периода формального институционализма, что Экстейн квалифицирует как несомненный регресс. Определяя свои субъективные взгляды в отношении вопроса об оптимальном уровне теоретического компаративного знания, ученый подчеркивает, что всегда оставался на позиции следования теории среднего ранга. В противостоянии парадигм, (теория культуры против утилитарной теории рационального выбора) Экстейн отдает приоритет культуралистическим подходам и идее культуры, как основы социальной теории .
К прогрессивным направлениям углубления сферы компаративной науки Экстейн относит движение к исторической компаративистике . Историзм, отличавший классическую компаративную науку I половины века, получил развитие в 50-60-е годы. Историзм большей части компаративных исследований конца 40-х начала 50-х годов ограничивался рамками институциональной истории, акцентом на истории формально-правовых институтов. В последующие десятилетия исследовательские разработки были ориентированы на разработку эмпирически обоснованных теорий, базирующихся на использовании более глубоких исторических параметров - широком привлечении исторических данных.
Экстейн выявляет три ведущих тенденции, характеризовавшие реализацию исторического подхода в сфере компаративной политической науки в 50-70-е годы. Первая тенденция представлена довелопментальными исследованиями, открывшими компаративной науке такие исторические измерения, как категория процесса и проблема политического развития. Под развитием понимался эволюционной процесс, в рамках которого общества и соответствующие им политические системы проходят определенные стадии развития. Понимание истории как развития стало преобладающей характеристикой компаративных разработок 60-70 годов. Под влиянием Комитета  и Принсетонской школы исследований в области Политического развития , утвердивших историческую проблематику политического развития в качестве базовой темы компаративных исследований этого периода, появились фундаментальные компаративные разработки, выполненные в самых широких хронологических рамках. К этой категории Экстейн относит исследования Хантингтона.
В этот же период намечается и укрепляет позиции еще одна тенденция в развитии исторической компаративности, представленная широкомасштабными компаративными историческими исследованиями отдельно взятой проблемы. К таким разработкам Экстейн относит исследования Баррингтона Моора, Чарльза Тайлли и другие .
Третья тенденция, отразившая исторического подхода проникновение в компаративную теорию, представлена в разработках Липсета, Алмонда и Вербa  c их гипотезой о постепенности, поступательном характере изменений в процессе исторического развития. В этих исследованиях был сделан значительный акцент на изучении исторических тенденций, как важного параметра для понимания исторического процесса в целом.
 
Существовала еще одна тенденция, представленная антропологическим подходом. В работах Мейера Форстерса, Люси Майер, Ллойда Фалерса аспект политического развития раскрывался через призму гипотезы о переходе элементарных форм социально-политических отношений в систему отношений развитых обществ и рассмотрении их в качестве сущностных.
90-е годы Экстейн характеризует как отход от основанных на историческом подходе углубленных компаративных исследований и теорий политического развития. Иллюстрациями забвения историзма в компаративных исследованиях, по его мнению, являются новейшая литература по проблемам транзита авторитарных обществ к демократии, с одной стороны, и исследования, выполненные в стиле нового исторического институционализма, с другой. Одну из главных причин, обусловивших воздействие этой тенденции, теоретик видит в распространении доминирующего влияния методологических технологий социологических опросов, неприменимых для исторических сопоставлений. Отказ от историзма причисляется исследователем к регрессивным тенденциям в развитии сферы компаративной науки.
При всей значимости глубинных трансформаций сферы компаративной науки, еще большее значение, считает Энтейн, имеет оптимальный диапазон такого измерения, как широта области компаративных исследований. Понятие "широта" означает здесь совокупность, круг тех социальных явлений, которые охватывает сфера компаративной науки).
Определение границ компаративной науки Экстейн относит к важнейшим изменениям в сфере теории и методологии второй половины XX века. Ученый указывает на незавершенность и неоднозначность этого процесса. К прогрессивным он относит тенденцию к расширению области компаративного анализа, наметившуюся с начала 50-х годов. Смысл происходящего в этой сфере означал прежде всего пересмотр самой концепции политического, как предмета анализа. Был осуществлен переход от конвенциональной (традиционной) концепции, включавшей в область политики лишь политические институты и процессы к неконвенциональной концепции политического, расширявшей базу компаративного политического анализа за счет включения в сферу исследования иных аспектов политики, в том числе и взаимоотношения, складывающие между политическими институтами.
Суть первого взгляда на политику составил системный подход с его концепцией политики, как некоторой совокупности компонентов политики - своеобразных элементарных микрочастиц, составляющих политические макроструктуры. Компаративная политическая наука стала мыслится полноценной наукой лишь в случае включения политических микрофеноменов в сферу сравнительного анализа и преодоления былой его односторонности, ориентированности на изучение преимущественно формальных организаций (государственных структур и политических процессов), как единственных компонентов политики. Новая компаративная наука оценивала такой подход как упрощение, стремление ограничить компаративный анализ поверхностными явлениями, скрывающими более глубинные области политической реальности.
Экстейн указывает, что идентификация таких элементарных политических единиц осуществлялась в указанный период на базе различных теоретических подходов. Общим же результатом стало понимание, что единицей компаративного анализа должен быть не индивид как таковой, а скорее взаимодействие и взаимоотношение агентов политики. Новая концепция политики, как состоящей из элементарных блоков и их взаимодействия, представляла сферу политики своеобразным полем взаимодействующих сил - по аналогии с корпускулярными теориями природы физических явлений. Истоки неконвенциональной концепции политики, утверждавшейся в сфере теории и методологии компаративной науки в 50-60-е годы, Экстейн видит во взглядах Бентли[*] и его идее о группе, как основной политической единице, но не в традиционном понимании ее как объекта политического давления, а как совокупности взаимодействующих сил и результатов политического взаимодействия.
В 50-60-е годы в рамках неконвенциональной концепции политики велись исследования, основанные на таких подходах, как теория власти элиты, теория групповых интересов, занимавших центральное место в сфере компаративной науки этого периода. Тем не менее уже в 60-е годы наметилась тенденция к отходу компаративного анализа от этих теоретических подходов, результатом чего стал постепенный возврат к более узкому пониманию политики, как ограниченного конституциональными рамками сектора жизнедеятельности общества. Считая, что теории групп, теории элит излишне расширили концептуальное понимание сферы политики, Экстейн критически оценивает другую крайность - возврат к конвенциональной концепции, ограничивающей сферу компаративного анализа формально-институциональным контекстом .
Перспективы развития компаративной политической науки Г.Экстейн связывает, в первую очередь, с трансформационными изменениями сферы теоретического компаративного знания. Ключевыми в этом смысле должны стать следующие направления: во-первых, проведение политических компаративных исследований на системном уровне, то есть системное исследование политики на макро- и микро-уровнях, во-вторых, углубление сферы компаративных исследований на основе формирования кумулятивной теории и универсализации категориального инструментария, а также языка компаративной теории, с одной стороны, и обеспечение исторической глубины исследования, с другой, в-третьих, расширение сферы компаративного анализа за счет включения социально-политической проблематики , и прежде всего вопросов связанных с социальными аспектами осуществления политической власти, реализацией политического влияния и властных полномочий.
Г.Экстейн считает, что принципиальным для обеспечения прогресса в сфере компаративного теоретического знания является проведение сравнительных исследований, направленных на изучение прежде всего общетеоретических проблем, связанных с сопоставлением типов государственного устройства и форм правления различных стран независимо от конкретных пространственных или временных характеристик изучаемых государств. Именно такие сравнительные исследования Экстейн называет макро-политическими - исследованиями политики в широком смысле слова. Экстейн разграничивает макро- и микро- политику. К микрокомпонентам политической системы Экстейн относит прежде всего индивидуумов, а единицей микро-политического анализа становится, таким образом, отдельно взятая личность - человек и политические отношения, в которые он вступает в мире политики. Политическая макросистема включает в себя и другие микрокомпоненты: организованные и неорганизованные группы, массы, участвующие в различных формах социальной активности. Оптимальным, с точки зрения Экстейна, является подразделение компаративных исследований на макро- и микро-политические, но с учетом реально существующей тесной взаимосвязи структурных уровней исследуемой системы.
Ко второму важному и перспективному направлению Экстейн относит углубление сферы теории компаративной науки на основе разработки универсальной теории, а также обеспечение исторической глубины компаративных исследований. Преодоление противостояния концептуальных парадигм и создание кумулятивной компаративной теории, аккумулирующей все многообразие концепций в некую упорядоченную совокупность - в этом Экстейн видит конструктивный путь дальнейшего и прогрессивного развития сферы компаративной политической науки. Этот путь предполагает не столько создание единого универсального теоретического языка, необходимого для выдвижения тех или иных гипотез, сколько предполагает накопление и обобщение разнообразного эмпирического материала о проблемах, возникающих в сфере политики на макро-политическом уровне, преодоление на этой основе эклектизма концептуальных языков и возникновение единого, понятного и специфического концептуального компаративного стиля.
Оценивая современное состояние сферы компаративной теории, как противостояние двух основных теоретических подходов ( теории политической культуры и теории рационального выбора), Экстейн приходит к выводу, что ни один из них не может считаться теорией в полном смысле слова. По его мнению - это всего лишь разновидности того или иного концептуального языка, составляющие специфический категориальный аппарат исследования. Будущее он видит за кумулятивной теорией. Создание такой общей теории видится ему через выдвижение гипотез малого масштаба с последующей их проверкой, предполагающей проведение сравнительного анализа на основе широкого и многообразного эмпирического материала. Следующим шагом на этом пути должна быть систематизация, упорядочение тем или иным образом совокупности гипотез, подтвержденных практикой исследования, в группу гипотез более высокого уровня, на базе которой могут выдвигаться новые гипотезы[9]. Создание кумулятивной теории Экстейн рассматривает в качестве одного из важнейших направлений углубления сферы компаративной науки.
Сложившиеся же разнообразные и достаточно обширные по охвату сделанных обобщений теоретические подходы способны выполнять, указывает Экстейн, в процессе теоретизирования лишь роль своеобразных исследовательских программ, проектов компаративного исследования по той или иной проблеме. Первая ступень в такой программе - разработка на основе определенного теоретического подхода соответствующих гипотез, содержащих те или иные базовые предположения относительно исследуемых процессов и явлений. Вторая ступень - создание на базе сформулированных гипотез некоторой конкретной мета-теоретической системы с определенным категориальным аппаратом, устанавливающим рамки для разработки новых гипотез. Третья ступень -исследование реальных явлений, но отнюдь не разработка концептуальных категорий, являющихся лишь средством для изучения конкретного исторического опыта функционирования сферы политики.
Заслуживает внимания замечание Экстейна о возможности использования при разработке кумулятивной теории концептуального языка существующих широких теоретических подходов. Строгое следование единственному концептуальному языку еще не означает, по его мнению, приверженности единой теории. При использовании нескольких концептуальных стилей исследования, предупреждает Экстейн, следует избегать опасности смешения концептуального аппарата с самой теорией и ее идеологией.
Разработка универсальной кумулятивной теории, как это понимает Экстейн, является не единственным средством углубления сферы теории компаративной политической науки. Столь же значимым здесь для него представляется обеспечение исторической глубины исследований. Углубление сферы теории компаративной науки на основе реализации исторического подхода в рамках проводимых сравнительных исследований предполагается осуществлять с учетом разработанной Экстейном типологизации, устанавливающей исторические типы обществ. В типологизации Экстейна учтен вариант выдвинутой ранее более общей идеи о конгруэнтности (соответствии) социального и государственного устройств общества. Суть данной версии идеи конгруэнтности Экстейна состоит в утверждении, что характер социальной структуры, ( а именно социальные взаимосвязи, определяющие тип государственного устройства, тип социальной стратификации и специфика направленности социальной активности) - существенно ограничивает вариантность политических систем, складывающихся в том или ином обществе. Соответственно, в истории западной цивилизации Экстейном выделяется пять основных исторических типов обществ, а именно: первобытный, традиционный, современный, симбиотический, представляющий собой переплетение элементов традиционного и современного типов общественного устройства, и переходный тип, к которому относятся общества, претерпевающие быстрое и направленное в рамках курса проводимой политики движение от одного типа общества к другому.
По мысли Экстейна, единственный общий тип политического устройства связан только с первыми двумя социальными типами общественного устройства, обозначенными в его типологизации как первобытное и традиционное общества. Всем остальным социальным типам соответствует не единственный, а два альтернативных типа политического устройства. Для симбиотических обществ - это автократическая и репрезентативная олигархия, для современных обществ - народная демократия и тоталитарное правление. Транзициональным обществам соответствуют революционный и охранительный типы государственного устройства.
Экстейн склонен полагать, что в каждом случае должны идентифицироваться характерные особенности указанных типов политического устройства, выявление которых должно осуществляться с помощью одинаковых измерений. Научный проект Экстейна по развитию исторической компаративистики ориентирован, как на разработку исторических типологизаций политических систем, так и на установление взаимосвязи социального и политического типов общественного устройства.
Вторая особенность проекта Экстейна по развитию теоретической сферы компаративной политической науки на основе реализации исторического подхода заключается в разработке тезиса о том, что все исторические типы переплетены друг с другом и представлены в современном мире. Соответственно, адекватное осмысление современного мира невозможно без понимания всего спектра исторических типов государственного и социального устройства. Ключевой момент здесь заключается в утверждении, что современный кросс-секторальный мир соотносится и становится более понятным, если рассматривать его, как мир, имеющий продольное исторической сечение.
Третий важный момент в проекте Экстейна представлен тезисом о том, что сами типы социального и политического устройства представляют собой стадии эволюционного (или девелопментального ряда) - они возникают в соответствии с определенной временной, т.е. хронологической зависимостью, следуя некоторой специфической исторической траектории. Этот аспект проекта Экстейна представлен двумя ключевыми моментами. Один из них состоит в ориентации исследований на изучение содержания процесса политического развития, а также путей модернизации политического устройства общества, с одной стороны, и объяснение сути девелопментальной теории, как базовой основы объяснения политических процессов, используемой современными социальными науками, с другой. Экстейн исходит в своих гипотезах из того , что такая теория при определенных условиях способна раскрыть суть процесса политического развития, благодаря прежде всего тому, что устанавливает социальное и политическое устройство конкретного общества на одну общую траекторию развития. Такая локализация типа политического устройства на данной траектории позволяет, по мнению Экстейна, определить исторический этап развития данного общества, что делает возможным прогнозирование путей дальнейшего его развития. Девелопментальная теория или ее аналоги рассматриваются Экстейном в качестве основного условия, обеспечивающего, как понимание динамики развития современного мира политики, так и определение роли, которую играет в это мире политическое устройство общества .
Получение достоверных исторических данных для разработки на этой основе соответствующей теории Экстейн относит к одной из нерешенных проблем в сфере социальных наук. В качестве конкретных методик и технологий сбора исторических данных, обеспечивающих получение информации, необходимой для разработки компаративной теории, Экстейн называет метод компаративного контент-анализа, включающий использование таких источников, как исторические романы, политические автобиографии и воспоминания видных политических деятелей.
Перспективы углубления сферы компаративной науки на основе развития ее теоретического потенциала Экстейн видит прежде всего в отказе от теорий, отражающих и слишком узкий подход к пониманию сферы компаративной науки, так и излишне расширенное ее истолкование. Компаративные политические исследования, основанные на теориях элит, групп и подобных им, по мнению Экстейна, определили тенденцию к излишнему расширению сферы компаративной науки и отсутствию в ней необходимого фокуса, обеспечивающего сбалансированность самой сферы исследования. Возврат же к отклоненному ранее узкому взгляду на компаративистику, основанному на конституционально-институциональных теоретических подходах, Экстейн также склонен оценивать критически и рассматривает его как проявление регрессивной тенденции, существенно сужающей сферу компаративных исследований ввиду исключения из сферы компаративного анализа всего многообразия социальных аспектов общественного развития .
Одной из успешных попыток преодоления недостатков того и другого направления развития компаративной политической теории Экстейн считает разработку теории на основе классификации социальных отношений, разграничивающей эти отношения на две основные группы, обозначенные Экстейном категориями "симметричные" (отношения взаимодействия) и "асимметричные" общественные связи и отношения (отношения, связанные с реализацией властных полномочий и контролем). Разработка теории с опорой на данную классификацию представлялась Экстейну в свое время весьма перспективной, поскольку позволяла определить границы компаративной политической науки, отмежевав область компаративного политического исследования в качестве специализированного сегмента социальных наук без возврата к старым идеям об особом месте государства среди других структур социального устройства, позволяющим считать его уникальной и приоритетной единицей политических исследований.
Решение проблемы заключалось не в том, чтобы считать областью политики все, что эквивалентно государственной власти, но лишь то, что соответствует конкретной форме власти - политическому авторитету и влиянию (authority). Таким образом, Экстейн предлагает свое решение, несколько отличающееся от позиций Макса Вебера, Лассуэлла, Дэвида Истона. Так, Истон определял политику как властное утверждение социальных ценностей, то есть установление ценностей государством. Уравнивание политики и государства через понятие "властный" (authoritative) представляется Экстейну излишне узким взглядом, не обеспечивающим расширение сферы компаративного исследования. Предлагая иной подход, он рассматривает власть (authority), как особую форму социальной асимметрии - власть, но в более широком смысле слова.
Критически оценивая подход, идентифицирующий политику с аллокацией ценностей, осуществляемой государством, Экстейн обосновывает иное понимание политики и относит к ее сфере не только государственные, но и другие со
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.