На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат/Курсовая Роль посредников на внешнем рынке

Информация:

Тип работы: Реферат/Курсовая. Добавлен: 05.12.2012. Сдан: 2011. Страниц: 26. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


План:
Введение 3-5
Глава-I. Международно-правовая ответственность
1.1. Общее понятие  международно-правовой ответственности  6-14
1.2. Основания международно-правовой  ответственности 15-21
1.3. Классификация  международных 
правонарушений 22-39
Глава-II. Экономические  санкции как мера ответственности  за правонарушения
2.1. Эмбарго на  экспорт 40-49
2.2. Эмбарго на  импорт 50-63
2.3. Дополнительные  вида экономических 
санкций 64-69
Библиография 73-75Введение 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Вопрос о санкциях, которые должна быть применены к  агрессору, до последнего времени не привлекал к себе внимания широких  кругов и служил предметом изучения лишь небольшой группы юристов, специалистов по вопросам применения санкций ООН, и отдельных политических деятелей. Вопрос этот казался сугубо академическим, то есть оторванным от жизни. Но начиная  с конца 1935 года в связи с итало-абиссинским  конфликтом, а потом началом второй мировой войны и нынешними  региональными конфликтами этот вопрос стал наиболее актуальным. Эта  проблема фигурирует и в внешнеполитической деятельности Республики Узбекистан. Президент Республики Узбекистан И.А. Каримов в своих выступления  как один из методов разрешения региональных конфликтов предлагал вести эмбарго  на ввоз вооружений и сырья для  ведения военных действий в территорию воюющих государств1.  

Вопрос о санкциях приобретает актуальность в связи  со всей международной обстановкой, чреватой новыми войнами за передел  мира.
В этих условиях консолидация сил стран, заинтересованных в сохранении мира, является важной задачей. Это  может быть сделано путем укрепления системы коллективной безопасности, частью которой являются санкции.
Поскольку санкции  затрудняют положение агрессора, Республика Узбекистан, руководствуясь своей политикой  мира, поддержал систему санкций, применяемую Организацией Объединенных Наций.
Некоторые юристы именем санкций обозначают обычно мероприятия, направленные к обеспечению соблюдения закона. Санкции, как правило, принимают  форму наказания за нарушение  закона. Задача санкций, отчасти превентивная, поскольку угроза применения санкций  в определенных случаях должна удержать нарушителя закона, или агрессора, от его агрессивных действий, а отчасти  позитивная, поскольку санкции уже  после нарушения закона, или агрессии, ложны помочь восстановить нарушенное равновесие. В области международно-правовых отношений вопрос о санкциях приобретает  актуальность там, где речь идет о  борьбе за сохранение мира. Из разных побуждений подошли к проблеме санкций государства, организовавшие ООН, и Республика Узбекистан, имеющий в сфере международных  отношений своей главной задачей  и целью борьбу за сохранение мира.
В настоящей исследовательской  работе я ставлю себе задачей проанализировать систему санкций, предусмотренную  Уставом ООН, и разобраться в  ее экономической эффективности  как на основе общего анализа условий  мирового хозяйства, так и на основе изучения опыта применения санкций  к некоторым агрессорам.
С этой целью работа будет вестись в двух направлениях, получивших свое отражение в двух главах работы. Каждая глава будет  состоят из трех разделов. В первой главе будут происследованы вопросы  международно-правовой ответственности, общее понятие, основание ответственности  и классификация международных  правонарушений. Во второй главе будут  непосредственно рассмотрены все  виды экономических санкций (эмбарго  на экспорт, эмбарго на импорт, репарации, реституции, репрессалии, субституции  и др.) применяемых к государствам правонарушителям. Глава-I. Международно-правовая ответственность
1.1. Общее понятие  международно-правовой ответственности
Международно-правовая ответственность – это совокупность правовых отношений, которые возникают  в современном международном  праве в связи с правонарушением, совершённым любым государством или другим субъектом международного права, или в связи с ущербом, причинённым государством другим государствам в результате правомерной деятельности. В одних случаях эти правоотношения могут касаться непосредственно  только государства-правонарушителя  и пострадавшего государства, в  других - могут затрагивать права  и интересы всего международного сообщества. С точки зрения последствий  эти правоотношения могут выражаться при правонарушениях в восстановлении нарушенного права, в возмещении материального ущерба, в принятии различных санкций и других мер  коллективного или индивидуального  характера к государству, нарушившему  свою международную обязанность, а  в случае вредных последствий  при правомерной деятельности –  в обязанности произвести соответствующую  компенсацию.
Правоотношения ответственности  в международном праве возникают  в результате неправомерных действий или бездействия государства, нарушающих его международную обязанность. С учётом того, что нормы права, регулирующие вопросы ответственности, приходят в действий лишь при нарушении  первичных (материальных) норм, некоторые  авторы называют правоотношения ответственности  производными, или вторичными1.
Нормы, регулирующие ответственность субъектов международного права, отличаются от «основных», или  «первичных», норм. Представитель Нидерландов  в Комиссии международного права  ООН А.Таммес справедливо заметил, что «основные нормы- это те, которые  непосредственно влияют на действия государств. Производные нормы –  это те, которые относятся к  ответственности государств, предназначаются  для содействия практическому проведению в жизнь существа международного права, содержащегося в основных нормах».2 Очень важно не упускать из виду, что установление «первичной»  нормы и содержание обязательства, основанного на ней, - одна сторона  дела, а установление того, что было ли нарушено обязательство, и если да, то какими должны быть последствия  этого нарушения, - другая сторона. Только последняя и является сферой ответственности  как таковой. Установление норм международного права, называемых «первичными» часто  требует выработки пространных  и многочисленных статей, тогда как  вопрос об ответственности связан с  выработкой весьма немногих норм, подчас носящих общий характер. Однако нельзя не согласиться с замечанием, содержащимся в одном из докладов комиссии международного права ООН о том, что возможная  в данном случае «лаконичность формулировки вовсе не означает, что речь идёт о простой проблеме. Напротив, в  связи с каждым моментом встаёт множество  сложных вопросов, каждый из которых  должен быть рассмотрен, ибо все  они влияют на выбор надлежащей формулировки»1. Применение норм международно – правовой ответственности приводит к возникновению  нового международного правового отношения, которое порождает, с одной стороны, обязанность государства-правонарушителя  прекратить неправомерные действия, восстановить нарушенное право пострадавшего  государства, возместить причинённый  ущерб или подвергнуться санкциям, а с другой стороны, право пострадавшей стороны требовать от государства-правонарушителя  выполнения этих обязанностей и получить соответствующее возмещение и удовлетворение.
Комиссия международного права ООН, занимаясь подготовкой  проекта статей об ответственности  государства за правонарушения, пришла к выводу о необходимости сосредоточить  свои усилия на исследования норм, которые  регулируют ответственность, и провести при этом чёткое разграничение между  этой задачей и задачей которая  заключается в установление «первичных»  норм, возлагающих на государство обязательство, нарушение которых может повлечь за собой ответственность.1
Содержание обязательств, закреплённых в «первичных» нормах, не может не приниматься во внимание при определении содержания и  последствий правонарушения. «Первичные», или основные нормы международного права, и «вторичные» нормы международно-правовой ответственности, необходимо рассматривать  в их взаимной связи и взаимообусловленности. Иначе говоря, без уяснения содержания основных норм и вытекающих из них  прав и обязанностей субъектов международного права невозможно определить точные последствия их нарушения и разграничить категории правонарушений.
Последствия нарушения  международного обязательства должны находиться в зависимости как  от содержания «первичных» норм, на которых данное международное обязательство  основывается, так и от их ценности для всего международного сообщества. Это касается прежде всего нарушения  обязательств, связанных с поддержанием международного мира и безопасности, с правом на самоопределение, защитой  прав человека, защитой окружающей среды, которые должны рассматриваться  как международные преступления, то есть как особая категория правонарушения.
В докладе Комиссии международного права о работе её двадцать пятой сессии говорится, что, когда будут рассматриваться  проблемы, касающиеся определения отдельных  категорий правонарушений, «тогда встанет  прежде всего основной вопрос о том, следует ли в настоящее время  допустить существование различия, основанного на значении нарушенного  обязательства для международного сообщества, и следует ли, таким  образом, выявить в рамках современного международного права отдельную  категорию более серьёзных международно-противоправных деяний, которые, может быть, можно  квалифицировать международными преступлениями»1.
Учёт всех изменений, таким образом, приобретает важнейшее  значение для достижения положительного результата в кодификации норм и  принципов ответственности в  международном праве. Правильное их отражение является одной из закономерностей  развития современного международного права. Кодифицированные нормы и  принципы международно-правовой ответственности  должны заполнить образовавшийся в  этой области международного права  пробел. В этом состоит, по моему  мнению одна из задач кодификации  в области международно-правовой ответственности. В этой работе считая необходимым коснуться вопросов терминологии и определить место  международно-правовой ответственности  – в общей системе международного права. На своей XXV сессии Комиссии международного права сочла целесообразным для  обозначения правонарушения использовать выражения «международно-противоправное деяние», а не выражение «деликт» или другие аналогичные выражения, которые иногда могут принимать  особый оттенок с точки зрения некоторых систем внутреннего права. Например, выражение «международно-противоправное деяние» с точки зрения французского языка является, видимо, более правильным, чем выражение «международно-противоправный акт», в силу той причины, что противоправность часто проявляется в бездействии, а последнее не точно обозначают термином «акт», который по своей  сути наводит на мысль о действиях  по этим и некоторым другим причинам комиссия решила и для испанского языка употреблять соответственно термин «hecho internacionalemente illicito», а для  английского языка оставить термин «internationally wrongfull act», поскольку английский термин «act» не вызывает таких ассоциаций какие этот термин вызывает во французском  и испанских языках.
В бывшую советскую  международно-правовую литературу прочно вошел термин «международное правонарушение». Замена его новым термином «международно-противоправное деяние», на мой взгляд, не вызывается никакой необходимостью. Все те резонные соображения, которые приводились  для изменения данного термина  на французском и испанских языках, для русского языка не имеют значения, так как термин «международное правонарушение»  в русском языке предполагается как действие, так и бездействие  и употребим в любом случае противоправного поведения. Термин «международное правонарушение» в  русском языке будет использован  для обозначения действия или  бездействия, которое может, согласно международному праву, присваиваться  субъекту международного права и  которое представляет собой нарушение  международного обязательства, имеющего основополагающее значение для всего  международного сообщества, будет употребляется  термин «международное преступление».
Д.Б Левин пишет, что развитие международного права  в современную эпоху ведёт  к выделению в отдельную отрасль  права международной ответственности. В эту отрасль, по его мнению, должны войти три основные категории  норм и институтов: во-первых, нормы  и институты, касающиеся ответственности  государства за международное правонарушение и определяющие основания и формы  этой ответственности; во-вторых, нормы, касающиеся уголовной ответственности  физических лиц за международные  преступления.1 В ту же отрасль, по моему  мнению, должна войти ответственность  государства за ущерб, причинённый  в связи с правомерной деятельностью, которая вытекает из иных оснований, чем международное право.
Развитие международного права требует в условиях происходящих в мире глубоких перемен преодоления  немалых трудностей в поисках  общеприемлемого соглашения о том, что и в какой области международных  отношений следует считать правом.
В целях поддержания  всеобщего мира и безопасности ООН  призвана способствовать соблюдению таких  отношений между государствами  и народами, при которых может  соблюдаться уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и иных источников международного права.  
 

1.2. Основания международно-правовой  ответственности 

Основанием возникновения  международно-правовой ответственности  субъекта международного права является совершение им международного правонарушения.
Международное правонарушение – это действие или бездействие  субъекта международного права, нарушающего  нормы международного права и  свои международные обязательства, наносящие другому субъекту или  группе субъектов международного права  или всему международному сообществу в целом ущерб материального  или нематериального характера (например, акты агрессии, незаконное ограничение  суверенитета, посягательства на территориальную  целостность и политическую независимость, нарушение обязательств по договорам  и другие.)1. При этом ответственность  возникает, как правило, только при  наличии причинной связи между  противоправным поведением субъекта и  причиненным ущербом.  

Таким образом, составными элементами международного правонарушения, влекущего за собой международно-правовую ответственность, являются: действие или  бездействие субъектов, нарушающее нормы международного права; вменяемость  правонарушения субъекта международного права; причинение ущерба или вреда  другому субъекту или группе субъектов  международного права.
Никакие ссылки государства  на национальные законы и правила  в оправдание своего поведения, приведшего к нарушению норм международного права и нанесению ущерба или  вреда, недопустимы. Также недопустимы  ссылки на незнание норм международного права или на неправильное их толкование и применение. Практически все  международные правонарушения совершаются  сознательно, преднамеренно, виновно. Агрессию США против Гренады (октябрь 1983 г.) и Ливии (март 1986 г.), налеты авиации  ЮАР на города Замбии и Зимбабве (май 1986 г.), уничтожение израильской  авиацией иракского центра ядерных  исследований (июнь 1981 г.), выставление  американскими наемниками мин в  водах и портах Никарагуа и  другие подобные действия нельзя оправдать  ссылками на необходимость «защиты  жизни» или «интересов». Тем более, они не могут выдаваться за акты «самообороны»1 .
Противоправные действия или бездействие, приводящие к возникновению  международно-правовой ответственности  субъектов международного права  могут совершаться государственными органами (вне зависимости от их положения в системе органов  государственной власти и управления), должностными лицами государства, выступающими по его поручению или от его  имени, а также специальными органами государства, наделенными властными  полномочиями и выступающими от его  имени. Например, ответственность за захват израильскими военными кораблями  греческого судна (лето 1984) должно нести  правительство Израиля. Ответственность  государства может наступить  за принятием закона или другого  нормативного акта, противоречащего  нормам международного договора, участником которого оно является, или, наоборот, за неприятие закона, который оно  было обязано принять в соответствии со своими международными обязательствами  и которое предотвратило бы происшедшее  противоправное событие или действие.
Ответственность государства  возникает из-за бездействия органов  власти в случаях, когда своевременное  вмешательство властей могло  бы предотвратить неправомерные  действия. Известно, например, неоднократные  случаи насилия и даже вооруженные  нападения на дипломатические представительства  СССР в США при попустительстве  американских официальных лиц. В  таких случаях государство несёт  ответственность за преступные действия лиц из числа своих граждан  и иностранцев и их организаций  и за иностранцев и за действия (и бездействие) своих органов, которые  не предотвратили противоправные действия, хотя могли и должны были это сделать.
Ответственность государства  «Х» может возникнуть и в результате предпринятых на его (или с его) территории противоправных действий иностранного государства или его органов  против третьего государства или  группы государств. При этом если эти  действия иностранного государства  производятся с ведома и согласия государства «Х», то оно является соучастником противоправных действий иностранного государства. Однако, если такие действия производятся без  ведома государства «Х», то оно несёт  ответственность только в случае, если его органы не проявили «необходимой бдительности» и не пресекли эти  противоправные действия иностранного государства. По-иному решается вопрос в отношении государств, предоставляющих  свою территорию для создания иностранных военных баз или размещения оружия: их международно-правовая ответственность за все возможные опасные последствия наступает в силу самого юридического факта – разрешения на создание военной базы или размещения оружия.
Международно-правовая ответственность государства может  возникнуть и при повышении полномочий государственными органами или должностными лицами государства, в результате чего может быть нанесён ущерб иностранному государству или его физическим или юридическим лицам. В частности, государство должно компенсировать ущерб при вмешательстве в  открытом море в случае аварии нефтяного  танкера при условии, если меры, предпринятые им, превысят те, которые были разумно  необходимы для предотвращения, уменьшения или устранения серьёзной и реальной опасности загрязнения побережья  нефтью1.
За действия государственных  органов, воинских частей и подразделений  во время войны, когда в результате этих действий нарушаются нормы Женевских  конвенций о защите жертв войны 1949 года и других международных конвенций, регламентирующих средства и методы ведения борьбы, ответственность  несёт государство, которому принадлежат  эти органы, воинские части и подразделения. Государство должно принять законодательные, административные и иные меры к тому, чтобы законы и обычаи войны, закреплённые в действующих конвенциях и соглашениях, пунктуально выполнялись всеми  государственными органами, воинскими  соединениями и военнослужащими.
Международно-правовая ответственность субъектов международного права может наступать не только в силу нарушения норм международного права или обязательств по договору, но и за вредные последствия правомерной  деятельности. Она может наступить  при нанесении материального  ущерба источником повышенной опасности, использование или применение которого запрещено международным правом (так называемая ответственность  за риск).
Источниками повышенной опасности являются, например, суда с ядерными энергетическими установками (ЯЭУ) и космические объекты, запущенные в космическое пространство. Суда с ЯЭУ осуществляют свою деятельность в рамках свободы судоходства, являющейся основной частью свободы открытого  моря, а космические объекты могут  запускаться в соответствии с  Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию  космического пространства, включая  Луну и другие небесные тела, 1967 года.
Поскольку в первом и во втором случаях речь идёт об использовании источников повышенной опасности, государства в договорном порядке согласились признавать обязательность возмещения материального  ущерба, возникшего не в связи с  каким-либо международным правонарушением, а исключительно в силу самого факта причинения такого ущерба (ответственность  без вины).
В Конвенции о  международной ответственности  за ущерб, причинённый космическими объектами 1972 года говорится, что запускающее  государство «несёт абсолютную ответственность  за выплату компенсации за ущерб, причинённый его космическим  объектом на поверхности Земли или  воздушному судну в полёте»1. 

1.3. Классификация  международных правонарушений 
 

В Международном  праве все международные правонарушения можно разделит на три большие  группы в зависимости от степени  их опасности, масштабов и последствий:
а) международные  преступления; 

б) уголовные преступления международного характера; 

в) другие международные  правонарушения (международные деликты). 

Международное преступление – особо опасное международное  правонарушение, посягающее на жизненно важные интересы государства и наций, подрывающее основы международного права, представляющее угрозу международному миру и безопасности.
В проекте статей об ответственности государств, подготовленном Комиссией международного права  ООН, подчёркивается, что международно-правовое деяние, возникающее в результате нарушения государством международного обязательства, столь основополагающего  для обеспечения жизненно важных интересов сообщества, что его  нарушение рассматривается как  преступление перед международным  сообществом в целом, составляет международное преступление1. К числу  таких международных преступлений относятся: агрессия, геноцид, апартеид, колониализм, военные преступления, преступления против человечности и  др. Поскольку такие преступления затрагивают практически всё  международное сообщество, государства  в соответствии с Уставом ООН  вправе принимать коллективные меры по их пресечению.
Виды вооруженного насилия, применяемые в международной  практике многих государств чрезвычайно  многообразны. Исходя из определения  агрессии из фактов истории международных  отношений после второй мировой  войны, мы можем выделить следующие  наиболее важные виды:
-агрессивную войну; 

-вооружённую интервенцию; 

-вооружённые агрессивные  акции, то есть отдельные вооружённые  нападения, не носящие характера  войны или интервенции;
-ввод вооружённых  сил на территории иностранного  государства или оставление их  на данной территории вопреки  его воле и для вмешательства  в его внутренние дела (сюда  же можно включить сохранение  на территории иностранного государства  вопреки его воле военных баз); 

-морскую блокаду  в мирное время берегов или  портов иностранного государства  (так называемую «мирную блокаду»); 

-поддержку вооруженных  групп или отрядов наемников  для вторжения на территорию  другого государства с целью  вмешательства в его внутренние  дела.
Агрессивная война. Самым опасным видом запрещенного применения вооруженной силы является агрессивная война. В международных  актах послевоенного периода  этот термин встречается крайне редко. В них чаще употребляются такие  термины, как «применение силы», «агрессия», «вооруженное нападение». Если в Статуте Лиги Наций и  в Парижском пакте 1928 года фигурирует термин «война», то в Уставе ООН этот термин имеется только в п.1 Преамбулы (если не считать слово в ст.107 относительно второй мировой войны), а в его статьях говорится  о применении силы (п.4 ст.2), о вооружённом  нападении (51).
В приговоре Международного военного трибунала в Нюрнберге  агрессивные действия гитлеровской Германии в отношении Австрии  и Чехословакии обозначается как  «захват», в отношении Дании, Норвегии, Бельгии, Нидерландов Люксембурга  – как «вторжение», в отношении  Польши, Югославии и Греции –  как «агрессия » и в отношении  ССР и США – «агрессивная война»1.
В Женевских конвенциях о защите жертв войны наряду с  терминами «войны», «состояния войны» широко применяется термин «вооружённый конфликт».
В договорах о  взаимной помощи, заключённых после  второй мировой войны, термин «агрессивная война» не встречается, а применяется  термин «агрессия» и «вооружённое нападение».
Означает ли всё  это, что понятие «агрессивная война» может быть заменена понятиями «применение  силы», «агрессия», «вооружённое нападение» и не должно выделяться в обязанности  отдельного вида вооружённой агрессии? Отнюдь нет. Агрессивная война является и продолжает оставаться наиболее опасным  и влекущим наиболее широкую международную  ответственность видом вооружённой  агрессии. Несмотря на то, что в настоящее  время из жизни общества, опасность  агрессивных войн, как в мировых, так и в локальных рамках не исчезла. Что касается ответственности  за агрессивную войну, то, как известно, до второй мировой войны агрессивная  война была объявлена международным  преступлением, а в Уставе и приговорах Международного военного трибунала  в Нюрнберге, в которых сформулированы принципы, ставшие затем принципами международного права, они квалифицируются  как «преступления против мира».
Понятие агрессивной  войны складывается из двух компонентов: понятие войны и понятие агрессивности  или агрессии. Однако ни то, ни другое понятие не имеет общепризнанного  определения в международном  праве. Большинство юристов-международников  при определении понятия войны  руководствуются формальным критерием  объявления войны, наличия у воюющих  сторон animus belligerenti, признания ими  состояния войны. Например, Л. Оппенгейм  пишет: «Односторонние насильственные действия, одним государством против других без предварительного объявления войны, могут быть причиной возникновения  войны, но сами по себе не являются войной, поскольку противная сторона  не отвечает на них подобными враждебными  действиями, или, по крайней мере, декларацией, что они рассматривают эти  действия как акты войны»1. Австралийский юрист-международник Дж. Страрк высказывает ту же точку зрения ещё более резко. По его словам, «Природа войны сама по себе становится более точно определённой как формальный статус вооружённых враждебных действий, в которых намерение сторон должно быть решающим фактором. Таким образом, состояние войны может быть установлено между двумя и более государствами путём формального объявления войны, хотя бы между ними никогда не имели место активные военные действия»1.
Это точка зрения большинства юристов-международников  не соответствует действительности, так как государство нередко  начинает военные действия без всякого  объявления войны и, тем не менее, обе враждующие страны оказываются  в состояние войны.
В советском «Дипломатическом словаре» даётся следующее определение  войны: «Война – борьба между государствами  и классами средствами вооружённого насилия, представляющая собой продолжение  той политики, которую эти государства  или классы проводили до войны».
Агрессивная война- это непременно захватническая война, которая ведётся агрессором, для  того чтобы захватить часть территории государства – жертвы агрессии или  полностью лишить его самостоятельного государственного существования. Агрессивная  война сопровождается притязаниями государства-агрессора на аннексию части или всей территории государства, являющегося жертвой агрессии. Этот признак присущ именно агрессивной  войне, а не всем видам агрессии. С формальной точки зрения война  в отличие от других вооружённых  конфликтов, как правило, связана  с разрывом дипломатических, консульских, торговых и иных нормальных отношений  между воюющими государствами.
Следовательно, агрессивная  война - это вооружённая борьба, начатая  одним государством против другого  с целью захвата части его  территории или лишения его самостоятельного государственного существования и  сопровождающаяся разрывом дипломатических, консульских, торговых и иных нормальных отношений между этими государствами.
Агрессивная война  является таковой независимо от того, имеет место объявление войны  или нет. Из этого отнюдь не следует, что международно-правовые нормы  относительно войны утратили силу. «Для государства, начинающего войну  первым, акт объявления войны не означает освобождения его от ответственности  за развязывание агрессии»1. Однако начатие  войны без объявления усугубляет эту ответственность, так как  означает нарушение не только норм о запрещении агрессивной войны, но и норм, касающихся ведения войны.
Наиболее крупным  и типичным примером агрессивной  войны является война гитлеровской Германии против ССР и его союзников  во второй мировой войне. После второй мировой войны имели место  несколько агрессивных войн, которые  к сожалению, не получили такой квалификации и соответствующего осуждения со стороны ООН.
Вооружённая интервенция. Другим весьма опасным видом противоправного  применения вооружённой силы является часто встречающаяся в международной  практике некоторых государств вооружённая  интервенция, то есть вторжение вооружённых  сил одного государства на территорию другого государства с целью  вмешательства в его внутренние дела. Такое вторжение часто предпринимается  для того, чтобы вмешаться в  происходящую в иностранном государстве  во внутреннюю борьбу в пользу одних  из борющихся сторон, или для того, чтобы заставить правительство  иностранного государства предпринимать  определённые действия по вопросу, входящие в его внутреннюю компетенцию. Могут  быть и другие цели вооружённой интервенции, но все они обычно связаны вмешательством во внутренние дела интервенируемого государства, а не с аннексированием всей или части его территории.
Вооружённая интервенция  может принимать весьма широкие  масштабы, не меньше, чем агрессивная  война.
В советской литературе высказывались мнения, что между  агрессивной войной и вооружённой  интервенцией «нет никакой разницы»1. С этим мнением нельзя согласиться. Несомненно, что и агрессивная  война, и вооружённая интервенция  представляют собой весьма опасную  вооружённую агрессию. Но всё же они различные виды вооружённой  агрессии. Различия между ними состоит  в том, что в то время как  агрессивная война предпринимается  для того, чтобы захватить часть  территории другого государства  или вовсе лишить его самостоятельного государственного существования, вооружённая  интервенция обычно не ставит таких  целей. Она предпринимается для  того, чтобы насадить в интервенируемом  государстве угодный интервенту политический режим и правительство, или для того, чтобы навязать правительству  интервенируемого государства волю интервента в сфере, относящуюся  к суверенитету интервенируемого государства.
Агрессивная война  тоже может ставить цели смены  общественного и политического  строя другой воюющей стороны  в угоду агрессора (такие цели, например, ставил Израиль в войне  против арабских государств в 1967г.), но непременным признаком агрессивной  войны является стремление к захвату  территории другой воюющей стороны  или прекращения его самостоятельного существования, между тем вооружённая  интервенция ставит перед собой  цели, связанные исключительно во внутренние дела интервенируемого государства. Кроме того, вооружённая интервенция  может происходить и без разрыва  дипломатических, консульских и  торговых отношений между государством- интервентом и интервенируемым  государством, в то время как такой  разрыв наступает всегда при наличии  состояния войны, то есть и в тех  случаях, когда имеет место агрессивная  война.
После второй мировой  войны запрет вооружённой интервенции  был подтверждён более широко и в ещё более категорической форме. Прежде всего, он непосредственно  вытекает из ряда статей Устава ООН: как  из п.4 ст.2 запрещающего угрозу силой  или его применения против территориальной  неприкосновенности или политической независимости любого государства, и ст.39, предусматривающей применение международных санкций в случае угрозы миру, нарушения мира и актов  агрессии, так и из ст.51, допускающей  применение вооружённой силы отдельными государствами только в случае вооружённого нападения и, следовательно, не допускающей  его в других случаях.
Принцип невмешательства  во внутренние дела государства, включая  запрет вооружённой интервенции, был  сформулирован в специальной  статье (ст.15) Устава Организации американских государств, в которой говорится: «Никакое государство или группа государств ни под каким предлогом  не имеют права на прямое или косвенное  вмешательство во внутренние или  внешние дела любого другого государства». Далее говорится, что речь идёт как  о вооружённом вмешательстве, так  и о любой другой форме вмешательства. В 1949 году запрет международным правом вооружённой интервенции был  подтверждён Международным судом  ООН в решении по делу о проливе  Корфу.
Наконец, запрет вооруженной  интервенции был категорически  подтверждён Генеральной Ассамблеей ООН на её XX сессии в декларации о  недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости и суверенитета, согласно которой «осуждается не только вооружённое вмешательство, но также все другие формы вмешательства». В Резолюции ХХI сессии №2225 от 19 декабря 1996 года Генеральной Ассамблеей о ходе выполнения этой декларации Ассамблея снова сочла своей обязанностью настоятельно предложить всем государствам воздерживаться от вооружённого вмешательства, равно как и от различных форм косвенного вмешательства.
Вооружённые агрессивные  акции. Наряду с агрессивной войной и вооружённой интервенцией, этими  наиболее опасными видами вооружённой  агрессии, необходимо остановиться и  на других её видах, иногда весьма близко к ним примыкающих. Это, прежде всего  вооружённые агрессивные акции, то есть вооружённые нападения, не обладающими  признаками присущими агрессивной  войне или вооружённой интервенции, например вторжение вооружённых  сил одного государства на территорию другого государства, нападения  вооружённых сил одного государства  на отдельные пункты территории другого  государства или на морские и  воздушные суда вне его территории. Они могут носить как единичный, так и систематический характер. Отличительной чертой этого вида вооружённой агрессии по сравнению  с агрессивной войной и вооружённой  интервенцией является то, что такие  нападения обычно предпринимаются  не для захвата территории государства  или вмешательства в его внутренние дела, а для других целей. Чаще всего  они предпринимаются для того, чтобы путём вооружённого давления заставить государство выполнить  те или иные его требования агрессора.
Наиболее значительными  примерами агрессивных актов  такого рода являются систематические  бомбардировки с воздуха и  артиллерийский обстрел с военных  кораблей вооружёнными силами США против городов и населённых пунктов  Демократической Республики Вьетнам.
Другим не менее  значительным примером вооружённых  агрессивных акций большого масштаба явилось вторжение вооружённых  сил США на территорию нейтральной  Камбоджи в мае 1970 года.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.