На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Психолингвистика

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 05.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 17. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Психолингвистика

психолингвистика образовалась в 50-х годах XX века. 
Она возникла в связи с необходимостью дать теоретическое  осмысление ряду практических задач, для решения которых чисто лингвистический подход, связанный прежде всего с анализом текста, а не говорящего человека, оказался недостаточным. Например, в обучении родному, а особенно– иностранному языку; в сфере речевого воспитания дошкольников  и логопедии; в проблемах речевого воздействия (особенно - в пропаганде и деятельности средств массовой информации); в судебной психологии и криминалистике. Кроме того, необходима психолингвистика, например, для распознания людей по особенностям  их речи, для решения проблем  машинного перевода, речевого ввода информации в компьютер и, соответственно,  эта наука тесно соприкасается с информатикой. 
Именно  эти прикладные задачи послужили непосредственным толчком к возникновению психолингвистики и к выделению ее в самостоятельную научную область.
Психолингвистика  как наук
Психолингвистика– это комплексная наука, которая относится к дисциплинам лингвистическим, поскольку изучает язык, и к дисциплинам психологическим, поскольку изучает его в определенном аспекте– как психический феномен. А раз язык– это знаковая система, обслуживающая социум, то психолингвистика входит и в круг дисциплин, изучающих социальные коммуникации, в том числе оформление и передачу знаний. 
Объект психолингвистики в различных ее школах и направлениях определяется по-разному. Но   практически во всех определениях представлены такие характеристики, как процессуальность, субъект, объект и адресат  речи, цель, мотив или потребность, содержание речевого общения, языковые средства. 
Остановимся на определении объекта психолингвистики, приведенном А.А. Леонтьевым: 
«Объектом психолингвистики... всегда является совокупность речевых событий или речевых ситуаций» [Леонтьев, 1999, 16]. 
Этот объект психолингвистики совпадает с объектом лингвистики и других родственных«речеведческих» наук.
«Предметом психолингвистики является соотношение личности со структурой и функциями речевой деятельности, с одной стороны, и языком как главной«образующей» образа мира человека, с другой» [Леонтьев, 1999, 19].
Методы  психолингвистики.
Свои  методы психолингвистика прежде всего унаследовала из психологии. В первую очередь это экспериментальные методы. Кроме того, в психолингвистике часто используется метод наблюдения и самонаблюдения. Из общего языкознания в психолингвистику «пришел» метод лингвистического эксперимента.
Эксперимент, традиционно считающийся самым объективным исследовательским методом, в психолингвистике имеет свою специфику. В психолингвистике доля прямых экспериментальных методик (когда регистрируемые изменения непосредственно отображают исследуемый феномен),  невелика. Зато распространены так называемые косвенные методики, где выводы делаются опосредованно, что снижает эффективность эксперимента.
Из«прямых» методик наиболее часто применяется методика «семантического шкалирования», при которой испытуемый должен разместить определенный объект на градуированной шкале, руководствуясь собственными представлениями.
Кроме того, в психолингвистики широко применяются разнообразные  ассоциативные методики. 
При использовании как прямых, так и косвенных методик возникает проблема интерпретации результата. Наиболее достоверные результаты дает применение сочетания или«батареи» методик, направленных на изучение одного и того же явления. Так, например, Л.В. Сахарный рекомендует«...использовать разные экспериментальные методики и затем сопоставлять полученные данные»
Лингвистический эксперимент, применяемый и в психолингвистике, разработал Л.В. Щерба. Для разграниченения лингвистического и психолингвистического экспериментов необходимо определить, какая именно модель проверяется. Если это модель языкового стандарта, то эксперимент лингвистический. Если же экспериментальным способом проверяется  достоверность модели языковой способности или речевой деятельности, то это психолингвистический эксперимент.
От вышеописанных отличается формирующий эксперимент, при котором изучается не функционирование определенной языковой способности, а ее формирование. 
Примечательно, что наблюдается некоторый разрыв между психолингвистическими теориями, нацеленными на описание того, как мы говорим и понимаем речь, и по необходимости упрощенными попытками экспериментальной проверки  этих теорий, т.к.  живой язык всегда оказывается неизмеримо сложнее и не укладывается в какие-либо строгие универсальные рамки.
Сущность  психолингвистики.
Таким образом, психолингвистика–  это наука о закономерностях порождения и восприятия речевых высказываний. Она изучает процессы  речеобразования, а также восприятия и формирования речи в их соотнесенности с системой языка. Психолингвистика по предмету исследования близка к лингвистике, а по методам исследования ближе к психологии.
Психолингвистика как область лингвистики изучает язык прежде всего как феномен психики. С точки зрения психолингвистики, язык существует в той мере, в какой существует внутренний мир говорящего и слушающего, пишущего и читающего. Поэтому психолингвистика не занимается изучением «мертвых» языков– таких, как старославянский или греческий, где нам доступны лишь тексты, но не психические миры их создателей.
В последние годы распространение получила точка  зрения, согласно которой исследователи  считают продуктивным рассматривать  психолингвистику не как науку со своим предметом и методами, а  какособый ракурс, в котором изучаются язык, речь, коммуникация и познавательные процессы. Этот ракурс вызвал к жизни множество исследовательских программ, разнородных по целям, теоретическим предпосылкам и методам. Эти программы носят прежде всего прикладной характер.
История возникновения и развития  психолингвистики.
Собственно термин«психолингвистика» вошел в научный обиход с 1954 года, после того, как в США была опубликована одноименная коллективная работа под редакцией Ч.Э. Осгуда и Т.А. Себеока.   Но идеи, близкие к проблемам психолингвистики, возникли и развивались значительно раньше. Можно считать, что психолингвистический ракурс изучения языка и речи фактически существовал задолго до того, как группа американских ученых ввела в обиход термин «психолингвистика».
Предтечей психолингвистики А.А. Леонтьев называет немецкого философа и лингвиста Вильгельма фон Гумбольдта, так как именно ему принадлежит  «идея речевой деятельности и  понимание языка как связующего звена между социумом («общественностью») и человеком» [Леонтьев, 1999, 26]. 
Так, еще в XIX в. В. фон Гумбольдт приписывал языку важнейшую роль в «мировидении», т.е. в структурировании субъектом поступающей из внешней среды информации. Аналогичный подход обнаруживается в работах русского филолога XIX в. А.А.Потебни, в том числе– в его учении о«внутренней форме» слова. Само это понятие обретает содержание только при условии его психологической интерпретации.
Отечественная традиция психолингвистического подхода  к феномену языка восходит к И.А. Бодуэну-де-Куртенэ (1845–1929), русскому и польскому лингвисту, основателю Казанской школы языкознания. Именно Бодуэн говорил о языке как о«психо-социальной сущности», а лингвистику предлагал числить среди наук «психолого-социологических». 
 
 
Онтогенез речи 
 
"Говорящие животные"  
Несмотря на многочисленные попытки обучения животных языку, животные оказались неспособными общаться на уровне более высоком, чем двухгодовалый ребенок. Среди самых известных "говорящих животных": горилла Коко, шимпанзе-бонобо Канзи, шимпанзе Вики, шимпанзе Вашо, шимпанзе Чимпски, шимпанзе Лана, обезьяна Сара, дельфин Элвар, дельфины Феникс и Акекамаи.  
 
Критический возраст  
Дети, лишённые человеческого общения, могут адаптироваться к социуму даже в том случае, если они возвращаются в общество будучи старше 6 лет (но не позднее 12 лет).  
 
Речевое развитие ребенка 
Ребёнок без специального обучения со стороны взрослых осваивает язык к четырём годам. На доречевом этапе у него наблюдаются крик, гуление, лепет и модулированный лепет. Развитие фонематического слуха позволяет ребёнку усваивать фонемы. В полтора года у него появляются звукоподражательные слова, к двум годам — двусловные фразы и начинается освоение грамматики. К трём годам словарь ребёнка увеличивается многократно.  
 
Ошибки  при освоении языка  
При освоении языка ребёнок делает множество ошибок, которые обусловлены тем, что он пытается применить ко всему говоримому наиболее общие правила. Возникает даже так называемый "промежуточный язык". Многие ошибки детей типичны, и зависят от их возраста и уровня языкового развития. Словотворчество детей отражает творческий характер усвоения языка и также подчиняется определённым закономерностям.  
 
Синтаксис детской речи 
Освоение синтаксиса начинается с однословных предложений, затем появляются двусоставные, где можно выделить «опорные» слова и слова «открытого класса».  
 
Овладение значением слова  
Овладение значением слова начинается с вычленения наглядного компонента (фоносемантического), затем слово становится для ребёнка более конкретным, и только по мере освоения предметного мира в общении со взрослыми ребёнок проникает в смысловую природу слова. Интериоризация значений слов происходит в общении и деятельности.  
 
Изучение детской речи  
В психолингвистике последних лет детская речь выделилась в отдельную отрасль: онтогенез речи (детская речь) или онтолингвистика, developmental psycholinguistics. По этой проблеме проводятся международные симпозиумы, пишутся специальные учебники.  
 
Порождение речи  
Процесс производства речи практически ненаблюдаем — и поэтому достаточно сложен для описания. Большое количество моделей построено на основании оговорок и пауз в речи. Трансформационно-генеративная грамматика Н. Хомского предполагает, что человек оперирует определенными правилами, позволяющими ему развернуть глубинную структуру в поверхностную. 
С психологической точки зрения процесс порождения речи заключается в том, что говорящий по определённым правилам переводит свой мыслительный (неречевой) замысел в речевые единицы конкретного языка. При этом человек оперирует не статистическими закономерностями языка, а смысловыми единицами, которые обусловливаются коммуникативным замыслом. Существующая у человека внутренняя речь предикативна, свёрнута и образна. Лишь выбор грамматической конструкции и подбор лексических единиц делают мысли человека доступными окружающим. Мысль совершается в слове (Л. С. Выготский). Речь тем самым представляет собой деятельность по вербализации образов сознания человека. 
 
Восприятие речи  
Восприятие речи — это процесс извлечения смысла, находящегося за внешней формой речевых высказываний. Обработка речевых сигналов проходит последовательно. Восприятие формы речи требует знания лингвистических закономерностей ее построения. 
Восприятие письменной речи осуществляется скачкообразными (саккадическими) движениями глаз. Даже если слова несут ошибку, но напоминают слова, знакомые реципиенту, они воспринимаются как знакомые. Восприятие неосознаваемо как акт восприятия формы — это почти всегда переход сразу к семантике. Однако, в том случае, если значение слова конкурирует с его формой, возникает затруднение при чтении. Важную роль в восприятии слова играет его многозначность, при этом в процессе восприятия слово соотносится с другими словами того же семантического поля. 
При восприятии фраз реципиент может испытывать затруднение в том случае, если имеется неоднозначность в их толковании. Для реципиента не важно, в какой синтаксической форме предъявляется фраза. 
Воспринимая речь, человек соотносит сказанное с действительностью, со своими знаниями о ней, со своим опытом. Человек может восстанавливать пропущенные фрагменты, черпая информацию из своего сознания. В процессе восприятия человек активен, выдвигает гипотезы относительно дальнейшего содержания и осуществляет смысловые замены. Психолингвистика восприятия текста близка библиопсихологии, которую разрабатывал Н. А. Рубакин. 
 
РАЗВИТИЕ ЗАРУБЕЖНОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ
ПСИХОЛИНГВИСТИКИ
Л .Ю.Зиновьева
Анализ  развития   зарубежной  и   отечественной  психолингвистики   дает   основание  полагать ,  что теория   речевой
деятельности   представляет   собой   новую   психолингвистическую   научную   парадигму  и   определяет   ближайшее   развитие
психолингвистики .
The analysis of the development of foreign and native psycholinguistics gives the reason to consider that the theory of speech
activity is a new psycholinguistic scientific paradigma and defines the nearest development of psycholinguistics.
Официальное   рождение  психолингвистики   как  науки  относится  к  1 953  году .  Тогда в Блумингтоне ,
США,  прошёл  первый  семинар   по  данной  дисциплине.  Результаты   этого  семинара   были  опубликованы  в
книге  под   редакцией  Ч . Осгуда  и Т . Сибеока  и дали   мощный   импульс   к активизации
психолингвистических   исследований   во   всём   мире.
Попытка  « стыковки»  психологии  и  лингвистики,  попытка   глобального  построения   будущей   науки
не   могла  не   заинтересовать   лингвистов ,  которые   искали   новые   пути  развития   науки о   языке.
Психолингвистика  Ч . Осгуда ( ассоцианистское  направление),  берущая   начало   из   бихевиористской
психологии  языка ,  сохранила определённую  преемственность идей,  представлений,  экспериментальных
методик  и  т. д.  Но  психолингвистику   можно   считать  качественно  новым   этапом   в  исследовании   речевой
деятельности ,  что связано в первую  очередь не   с   новыми  идеями,  появившимися  в психологии,  а   с
новыми  методологическими  схемами   анализа  человеческого  общения (  коммуникации).
Ч . Осгуд  напрямую  связывает появление психолингвистики   с   применением   методологических
схем  анализа  коммуникации,  созданных   в  теории   информации  и  кибернетике.  Называя  источники
формирования  в  психолингвистике   представлений  о   способах   анализа  речевого   общения ,  процессов
продуцирования  и  восприятия   речи ,  речевого   материала,  Ч . Осгуд  на   первом  месте называет   модель
процесса   коммуникации,  созданную   К. Шенноном,  как  схему   анализа  речевого   общения   людей .  Согласно
Ч . Осгуду,  психолингвистика ,  исследующая   в терминах  теории   информации  процессы  кодирования   и
декодирования  сообщений ,  является   составной частью  теории   коммуникации,  в которой анализируется
речевое  общение   коммуникантов .
Считая,  что  психолингвистика   входит   наряду   со   многими   дисциплинами  в  комплекс  наук ,
изучающих   объект  –  человеческую  коммуникацию ,  Ч . Осгуд  ставит   теорию  коммуникации  на
центральное  место  в  общей   системе  общественных  наук .
Предметную  область  психолингвистики , - по  Ч . Осгуду,  отношения   между   структурой   сообщений
и  качествами   человеческих   индивидов ,  которые   производят   и принимают   сообщения , -  с   некоторыми
уточнениями   также   приняли   и  другие   психолингвисты.
Однако,  несмотря   на   благоприятное  восприятие   формулировки  научных   программ,
психологические  представления  Ч . Осгуда  о   продуцировании  и восприятии   речи   и о   процессе   овладения
языком  в  онтогенезе   были  подвержены  критике.
Так,  например,  усложнение  модели  для  описания  речевого   поведения, -  которое  в  понимании
Ч . Осгуда  есть   не   активное   поведение человека ,  преследующего   свои   цели,  а   адаптивное   поведение
человека ,  только   реагирующего  на   внешние   стимулы – ничего   принципиально   не   меняла  в понимании
данного  речевого   поведения.
По  своей  методологической   ориентации  психолингвистика   Ч . Осгуда  ничем   не   отличалось   от
бихевиористской  психологии  речи .  Она также   ничего   не   внесла   нового   в методы  анализа:  предпочтение
психологическому  эксперименту   и  основная   исследовательская   работа   на   эмпирическом  уровне .
Действительное   изменение  прежних   нормативов  научного   анализа  произошло   лишь  в
исследовании   речевого   общения   благодаря применению  идей  теории   коммуникации,  сформировавших
представление  о   коммуникации  как  объекте,  отличном  от   других   объектов   психологии.  Этим
представлением   психолингвистика   отмежевалась   от   психологии  речи  [ 1 ].
На  смену   ассоцианистскому   направлению   в психолингвистике   приходит  трансформационистское
направление,  возглавляемое  психологом  Дж.  Миллером,  активно работающим   в области речевой
деятельности .
В   отличие  от   Ч . Осгуда,  который   шёл от   сложного  комплекса психолингвистических   проблем ,  от
ассоцианизма ,  от   психического   механизма и пытался включить  в единую  концепцию   элементы  из
разнообразных  подходов,  что  осложняло   освоение   его  концепции   лингвистами,  концепция   Дж.  Миллера,
по  существу,  являлась   проекцией  лингвистической  модели  в  психику .  Здесь найден  новый   подход  к уже
известной  проблеме,  весьма   близкой  и  понятной  лингвистам .  Не  случайно   именно  в миллеровском
направлении  появляется   понятие « проверка   психологической реальности   лингвистической модели» [2].
Трансформационистское    направление в психолингвистике   базируется   на   трансформационной
грамматике   Н . Хомского.
Н . Хомский   считает,  что знание   всех   предложений   языка невозможно,  и в основе   языка должна
лежать   некоторая  ограниченная   система  правил .  Эта система правил  и есть   грамматика   языка .  Она задаёт
бесконечное  число,  правильных  предложений .  Носитель  языка,  как говорящий ,  так и слушающий,
каждый  раз  использует   эту  порождающую  грамматику,  чтобы   с   её   помощью  либо  построить
«правильное »  высказывание,  либо  понять  « правильно»  построенные   высказывания [3].
Н . Хомский   выделяет   два понятия : языковая   способность и языковая   активность .  Языковая
способность – это  то ,  что можно   назвать потенциальным   знанием   языка.  Языковая  активность  – это по
Н . Хомскому,  процессы,  которые   происходят   при   реализации   этой   способности в речевой деятельности .
Отметим ,  что согласно   этой   теории ,  языковая   способность первична ,  она определяет   языковую
активность ,  а   не   наоборот  [4]. Рассматривая   данные  два  направления  в  психолингвистике  :  ассоцианистское  и
трансформационистское  ,- выделим   различия   между   ними.
Во-первых,  по  Дж. Миллеру,  порождение  речи   определяется   характером   планируемого  поведения,
а   не   системой   ассоциативных   связей ,  характерной для пассивной реактивности   в понимании
бихевиоризма.  В   целом ,  в связи с   анализом   трансформационных   преобразований ,  Дж. Миллер  выделяет
моменты   планирования  поведения,  большую   активность   человека ,  а   не   просто   реактивность .
Во-вторых,  для  Дж. Миллера  не   являются   ведущими  вероятно -статистические   критерии
развёртывания  сообщения ,  в то   время   как для Ч . Осгуда  они   были  основными .  Главное здесь – жёсткие
алгоритмические  правила  трансформационного  преобразования   высказывания.  В   результате   точного
выполнения  этих   правил   автоматически  получается   грамматически   правильная   трансформа.
В -третьих,  в  психолингвистике   Дж. Миллера  делается   шаг  к  представлению   о   единстве   процессов
восприятия   речи   и  процессов  производства   речи ,  т. е .  то ,  что было  не   до  конца   реализовано Ч . Осгудом .
И ,  наконец,  если   ассоцианистская  психолингвистика   занималась   в основном  структурой
отдельного   слова,  которое  составляет   элемент  цепочек  слова,  то   трансформационистская
психолингвистика   от   слов   переходит  к  целым   высказываниям ,  предложениям,  т. к.  трансформационное
преобразование  – это  преобразование   сразу  всего  предложения   целиком  [5,6].
Однако  для  трансформационистской   психолингвистики ,  так же  как и   для ассоцианистской,
характерен   индивидуализм   в  трактовке  речевых   механизмов.  Более  того ,  индивидуализм трансформационистов   в трактовке речевых   механизмов  оказывается даже  глубже,  чем   у Ч . Осгуда,  т. к.
важное  место  здесь  занимает   идея   врождённых  правил   оперирования   языком.  У   Ч . Осгуда  всё строится   на
идее   научения ,  у Дж. Миллера появляется   идея   врождённых  механизмов,  т. к.  правила,  которыми  успешно
овладевает   ребёнок,  не   содержатся   в  явной   форме   в  усваиваемом   материале  и  поскольку  любой   ребёнок
одинаково  свободно   может   овладеть   языком  любой   структуры  [7].
Несомненно,  развитие   психолингвистики   в  США  в 50-60- ые  годы  послужило   толчком   к развитию
психолингвистических   исследований   в  нашей   стране .   Хотя  традиции  отечественной психолингвистики
восходят   к  первым  десятилетиям   ХХ  века .
Говоря  об  отечественной  психолингвистике ,  выделяют  три   её   основных  истока  :  лингвистический,
психологический  и  физиологический [2].
К  лингвистическим  истокам  относят  работы  И . А. Бодуэна  де   Куртенэ  и Л. В . Щербы.  Обращаясь   к
работам  И . А. Бодуэна  де   Куртенэ  можно   выделить  два ключевых  положения   его концепции .  Во-первых,
реальной   величиной   в  речевой  деятельности   является   не   язык  в  отвлечении   от   человека ,  а   человек :
«существуют  не   какие- то   витающие  в  воздухе  языки ,  а   только   люди,  одарённые   языковым  мышлением»
[8].  Второе  ключевое  положение   его  концепции   заключается  в  том ,  что язык  по  существу,  является
языковой  деятельностью,  причём  деятельностью  языкового  коллектива .
Его  ученик  Л. В . Щерба,  создатель так называемой,  ленинградской фонологической  школы   в ЛГУ ,
в  своей  программной   работе  « О   трояком   аспекте  языковых  явлений   и  об  эксперименте   в  языкознании  »
указывает  несколько  узловых   моментов : сложный   комплексный   характер   речевой деятельности   и
предложение   троякого   деления  языковых  явлений   на  : процессы  говорения  и  понимания ,  языковой
материал   и  систему,  которая  извлекается  из   языкового  материала; -  необходимость  изучать
отрицательный   языковой  материал   и  наконец,  важность   роли  эксперимента   в  языкознании  – т. е .  весь
комплекс  основных  принципов ,  на   базе   которых   сложилась   отечественная психолингвистика .
Психологические  истоки   связаны  с   культурно-исторической   концепцией  Л. С. Выготского,
исходные  положения   которой  можно   определить   как  следующие :  первое ,  психика является   функцией,
свойством  человека   как  материального  существа ,  которое обладает   определённой  физической
организацией ,  т. е .  мозгом;  и второе ,  психика человека   социальна,  т. е .  разгадку   её   специфики   нужно
искать   не   в  биологии,  а   в  истории  человеческого  общества.
Говоря  о   физиологических  истоках  отечественной  психолингвистики ,  обратимся к теории
физиологической  активности ,  предложенной  Н . А. Бернштейном ,  и к которой затем неоднократно
обращался   в  своих   работах  А . А. Леонтьев .
При   рассмотрении   строения   нервной  системы   человека   выделяется   верхний   уровень  поведения  и
фоновые .  Это наблюдение  относится и к речевому  поведению .  При   этом  отмечается ,  что понятие
верхнего   уровня   является   переменным  и  относительным  , т. к.  каждый  из   нижних  уровней может
оказаться  верхним .  Как только   мы  обращаем  внимание  на   ту   или   иную  единицу   одного   из   низших
уровней (  будь   то   слово,  синтаксическая   конструкция,  морфема ,  фонема,  интонация и т. д.), она сразу же
становится   единицей  высшего  –  для  данной  ситуации  –  уровня ,  становится   объектом  специального
осмысления [2].
За   прошедший  с   того   времени   период  в  теоретическом  отношении   мало  что  принципиально
изменилось .  В   основном  отрабатывались ,  уточнялись   и модифицировались  те   основные  направления, которые   сложились   в  психолингвистике  50-60- х   годов.
Ассоцианистское  направление развивалось весьма   скромно .  На  первый  план  выдвинулась   ид
выявления   и  описания  структуры   лексикона  человека  [9].
Трансформационистское   направление развивалось активнее ,  однако ,  большая   часть научных   раб
опирается,  прежде  всего  на   идеи  соотношения   глубинных   и  поверхностных   структур .  При   этом  больш
внимание  уделяется  так  называемым  когнитивным   структурам ,  которые   моделируют  человеческ
знания   о   мире  в  речемыслительной  деятельности  [ 1 0].
В   истории  отечественной  психолингвистики   к  обобщающим   работам,  в  которых   утверждалось 
только   новая  научная  дисциплина – психолингвистика ,  но  и новая психолингвистическая   школа – теор
речевой  деятельности ,  следует отнести книги   А. А. Леонтьева «Слово   в речевой деятельности »( М ., 1 96
и « Психолингвистические   единицы   и  порождение  речевого   высказывания»( М ., 1 969)
Задача   этих   работ  – утвердить  новое  понимание   объекта,  предмета   и  в  целом   новой   онтологи
речевой  деятельности   человека   с   помощью  анализа,  критики   и  отказа   от   старых  представлений.
Современный   этап   развития   психолингвистики   характеризуется   окончательным   освобождением 
увлечения  идеями  Н . Хомского  и постепенным   нарастанием психологических идей.
Как  одну  из   тенденций   развития   психолингвистики   следует  представить  рост   антипозитивистск
настроений   среди  психолингвистов  и на   тягу   к методологическому анализу,  которая наиболее   отчётли
проявилась   в  теории   речевой  деятельности . Можно  считать  достаточно   обоснованным  вывод ,  что  теория   речевой  деятельности   представляя
собой   новую   психолингвистическую  научную   парадигму,  возможно,  в  значительной   степени,  определяет
ближайшее   развитие   психолингвистики .

Щерба Лев Владимирович  
(1880-1944)

Л. В. Щерба - известный русский  советский языковед, академик. Его  учителем был И. А. Бодуэн де Куртенэ, один из самых блестящий филологов XIX-XX вв.
Круг научных интересов  Щербы чрезвычайно широк и  разнообразен. Его магистерская диссертация  была посвящена описанию восточно-лужицкого  наречия (языка одной из малоизученных  в тот период славянских народностей, проживавших на территории Германии), к изучению которого он обратился  по совету Бодуэна де Куртенэ. В работе Лев Владимирович с большим успехом использовал методы полевой (экспедиционной) лингвистики, что было большой редкостью в то время. Щерба не знал серболужицкого языка, поселился среди лужичан в крестьянском доме, и за две осени (1907-1908) выучил язык и подготовил его описание, которое изложил в монографии "Восточно-лужицкое наречие" (1915).
Большое значение придавал ученый исследованиям живой разговорной  звучащей речи. Он широко известен как  фонолог и фонетист, основатель Ленинградской (Петербургской) фонетической школы. Он впервые ввел в практику лингвистического исследования экспериментальные методы и получил на их основе блестящие результаты. Наиболее известна его фонетическая работа - "Русские гласные в качественном и количественном отношении" (1912).
Много сделал Щерба для  теории и практики лексикографии  и лексикологии. Подготовленный под  его руководством двуязычный словарь  нового типа (объяснительного, или переводного) - "Русско-французский словарь" (1936) - используется в практике преподавания французского языка и для переводов  до сих пор.
Его статья "О частях речи в русском языке" (1928) стала  существенным вкладом в русскую  грамматическую теорию, показала, что  же реально скрывается за привычными для нас словами: существительное, глагол, прилагательное и т.д.
Щерба был блестящим педагогом: много лет он проработал в Ленинградском, затем в Московском университетах, подготовил целую плеяду учеников, которые стали выдающимися лингвистами (В. В. Виноградов, Л. Р. Зиндер и др.).
В 1898 г. Лев Владимирович окончил с золотой медалью  киевскую гимназию и поступил на естественный факультет Киевского университета. В следующем году он перешел на историко-филологический факультет  С.-Петербургского университета, где занимался преимущественно психологией. На третьем курсе, слушая лекции проф. И. А. Бодуэна-де-Куртенэ по введению в языковедение, он увлекается им как человеком, его оригинальным подходом к научным вопросам и начинает заниматься под его руководством. На старшем курсе Лев Владимирович пишет сочинениеПсихический элемент в фонетике, удостоенное золотой медали. В 1903 г. он кончает университет, и проф. Бодуэн-де-Куртенэ оставляет его при кафедре сравнительной грамматики и санскрита.
В 1906 г. С.-Петербургский университет командирует Льва Владимировича за границу. Год он проводит в Северной Италии, самостоятельно изучая живые тосканские диалекты; в 1907 г. переезжает в Париж. Здесь, в лаборатории экспериментальной фонетики Ж.-П. Руссело в Коллеж де Франс он знакомится с аппаратурой, изучает по фонетическому методу английское и французское произношения и работает самостоятельно, накапливая экспериментальный материал. Осенние каникулы 1907 и 1908 гг. Лев Владимирович проводит в Германии, изучая мужаковский диалект лужицкого языка в окрестностях города Мускау (Мужаков).
Изучение этого затерянного  в немецком языковом окружении славянского  языка крестьян подсказано было ему  Бодуэном-де-Куртенэ в целях разработки теории смешения языков. Кроме того, Лев Владимирович стремился всесторонне изучить какой-нибудь живой, совершенно ему незнакомый бесписьменный язык, что он считал особенно важным для того, чтобы не навязывать языку каких-нибудь предвзятых категорий, не укладывать язык в готовые схемы. Он поселяется в деревне в окрестностях города Мужаков, не понимая ни полслова на изучаемом диалекте. Он учит язык, живя одной жизнью с семьей, принявшей его, участвуя с нею в полевых работах, разделяя воскресные развлечения. Собранные материалы Лев Владимирович оформил впоследствии в книгу, представленную им на соискание докторской степени. Конец своей заграничной командировки он проводит в Праге, изучая чешский язык.
***

Словарь под ред. акад. Л.В. Щербы, изд-во Советская энциклопедия, М., 1969
Вернувшись в Петербург  в 1909 г., Лев Владимирович становится хранителем кабинета экспериментальной  фонетики, основанного при университете еще в 1899 г., но находившегося в  запущенном состоянии.
Кабинет стал любимым детищем  Льва Владимировича. Добившись некоторых  дотаций, он выписывает и строит аппаратуру, систематически пополняет библиотеку. Под его руководством в течение  более тридцати лет в лаборатории  непрерывно ведутся экспериментальные  исследования, посвященные фонетике и фонологическим системам языков различных  народов нашего Союза. В лаборатории  впервые в России Лев Владимирович организует фонетическое обучение произношению западноевропейских языков.

В начале двадцатых годов  Лев Владимирович составляет проект организации Лингвистического института  с широким привлечением различных  специалистов. Связи фонетики с другими  дисциплинами всегда были ясны для  него. Он говорит: «Будучи заинтересован в развитии общего языкознания и в частности фонетики, я давно обратил внимание на то, что вопросами речи занимаются, кроме лингвистов, в разных науках: в физике (акустика звуков речи), в физиологии, в психологии, в психиатрии и неврологии (всевозможные афазии и другие расстройства речи); наконец, к вопросам речи с практической стороны подходят и деятели сцены (певцы, актеры) и имеют значительный запас интересных наблюдений. Однако все работают совершенно изолированно друг от друга... Мне всегда казалось, что от взаимного сближения все указанные дисциплины выиграют, и что сближение естественнее всего должно происходить в лоне общего языкознания...».
В плане своей научной  деятельности Лев Владимирович почти  полностью осуществил эти свои идеи. Начиная с 1910 г. он читает введение в  языкознание на педагогическом факультете Психоневрологического института, ведет занятия по фонетике на курсах для учителей глухонемых. Лев Владимирович был сотрудником Института дефектологии Академии педагогических наук. В 1929 г. в лаборатории организуется специально для группы врачей и логопедов семинар по экспериментальной фонетике. Лев Владимирович несколько раз выступает с докладами в Обществе врачей-отоларингологов. Не менее живыми являются его связи с артистическим миром, со специалистами по дикции и постановке голоса, с теоретиками пения. В начале двадцатых годов Лев Владимирович с увлечением работает в Институте живого слова. В тридцатых годах он читает циклы лекций по фонетике и по русскому языку в Русском театральном обществе, делает доклад на вокальном факультете Ленинградской Государственной консерватории.
В двадцатых и тридцатых  годах Лаборатория экспериментальной  фонетики Ленинградского университета превращается в первоклассное научно-исследовательское  учреждение. Она пополняется новым  оборудованием, увеличивается состав ее сотрудников, круг ее работ расширяется. Со всех концов Союза, преимущественно  из национальных республик, сюда едут учиться.
***

и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.