На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Психологические особенности моды

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 05.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, СПОРТА И ЗДОРОВЬЯ им. П.Ф. ЛЕСГАФТА, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
 
Кафедра психологии им. А. Ц. Пуни
 
 
 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО КУРСУ: «Психология  Массовой Коммуникации»

 
 
Психологические особенности моды.
 
 
 
 
 
Исполнитель:
Студентка 4 курса
Чередниченко В.А.
Научный руководитель:                                      _________________________
старший преподаватель                                                 (Подпись руководителя)
кафедры психологии                                       
НГУ им. П.Ф.Лесгафта,                                     «____» ______________2012г.
канд. психологических наук
Андреев В.В.
 
 
 
 
С а н к т  – П е т е р б у р  г 
2012г.
Содержание
Введение ……………………………………………………………...……3
Глава 1. Проблема модны в зарубежной и отечественной литературе...4
      История вопроса. ..…..4
      Характеристика понятий…5
      Теории исследования проблемы.. .6
      Структурно-динамическая характеристика исследуемого феномена…...7
      Влияние данного феномена. .9
      Экспериментальные, эмпирические и практические данные по исследованию данной проблемы. .10
Заключение……………………………………………………………….13
Выводы…………………………………………………..………………..14
Литература………………………………………………………..………16
 


Введение.
Проблема с определением понятия «мода» достаточно сложна. Как и во многих других случаях  в психологии масс мода, это нечто, что все знают, понимают и чувствуют, но сколько-нибудь четко определить затрудняются. Сложность заключается  главным образом в том, что  всякий раз речь идет о конкретных видах и разновидностях моды —  следовательно, о совершенно разных вещах. Мода на одежду и мода на политические идеи, мода на коллекционирование фарфора  и мода на автомобили — все это  внешне разные вещи, всякий раз порождающие  совершенно разные определения и  значительную путаницу между людьми.  Однако о какой бы из модных тенденций не шла речь: образ жизни, политика, спорт, одежда и др. неизменным остаётся их присутствие в жизни общества и цикличная схема проявлений.
В современном обществе мода стала иметь ещё большее влияние  на людей, благодаря новым технологиям  информация распространяется намного  быстрее и эти темпы постоянно  увеличиваются. Модных веяний стало  гораздо больше и это взаимосвязано  с делением общественных масс на различные  субкультуры, между ними происходит постоянный обмен ценностями и опытом.
Феномен моды интересен и важен для исследования, как один из способов воздействия на массы.
Цель данной работы: изучить  влияние феномена моды на психологию масс.
Задачи:
    Рассмотреть историю вопроса;
    Дать характеристику основных понятий;
    Рассотреть теории исследования данного вопроса;
    Проследить влияние данного феномена.
 
 


Глава 1. Проблема модны в зарубежной и отечественной  литературе.
1.1.История вопроса.
 
В самом широком смысле слова мода определяется как «существующие  в определенный период и общепризнанные на данном этапе отношения к внешним  формам культуры»1. Однако существует мода и как отношение к внутренним формам культуры — идеям, воззрениям. Кроме того, при подобном подходе настойчивый акцент делается на конкретность и изменчивость моды, ее обязательную связь с определенными периодами и этапами развития человечества. Стоит обратить внимание на то, что для характеристики одного из обязательных понятий в самом распространенном виде моды — моды на одежду, во всех европейских языках используется одно и то же, заимствованное из итальянского языка слово costume. И значение оно имеет противоположное: обычай, привычка. Таким образом, возникает нечто несовместимое: постоянно изменчивый обычай, непрерывно меняющаяся привычка. Особенность данного феномена и заключается в том, что на самом деле это действительно так. Мода есть и то и другое. И непрерывная изменчивость, и стабильная устойчивость. Меняются конкретные разновидности моды, но всегда остается мода как особое явление в психологии масс. 
Хотя предположить наличие  моды в первобытном обществе трудно, именно в таком виде как она существует на данный момент, но с античных времен мода существует как достаточно развитый феномен. Соответственно, давно известно и понятие «мода». Этимологически оно ведет свое происхождение от латинского modus, что переводится как «мера, способ, правило». В значительной степени такого рода трактовки сохраняют смысл и до нашего времени. 
Согласно здравому смыслу, мода — это не что-то особенно выдающееся: это своего рода именно мера уникального  и привычного, старого и нового. Это, безусловно, и способ быть соответствующим  чему-то общепринятому. Наконец, это, конечно, и некоторое правило, нарушать которое  не вполне прилично. Из всего сказанного следует, что само понятие «мода» никогда точно не определялось с  эстетической точки зрения, хотя именно к ней, по наиболее распространенному  мнению, наиболее близка мода, связываемая  с модной одеждой. Ближе всего  это понятие при анализе оказывается  к социальной психологии, к тем  ее разделам, которые связаны с  массовым поведением и массовой психологией. Б. Д. Парыгин определял моду именно как особое социально-психологическое  явление. Он писал: «Мода — это  специфическая и весьма динамичная форма стандартизированного массового  поведения,
возникающая преимущественно  стихийно, под влиянием доминирующих в обществе настроений и быстроизменяющихся вкусов, увлечений и т. д.»2
Правда, развитие моды в последние десятилетия и появление целой «индустрии моды» заставляет сомневаться в стихийности ее возникновения. Так же далеко не очевидна связь моды именно с доминирующими в обществе настроениями — более явная связь прослеживается со вкусами и увлечениями, а также с тем, как понимается в том или ином обществе такая категория как «престиж». В конце концов, юноши носят джинсы совсем не потому, что у них доминирует некоторое особое настроение, а прежде всего потому, что долгое время это была очень престижная одежда. Еще в XVIII веке английский философ Т. Рид писал: «... Кажется, что человек, одетый по моде, принадлежит к знати и вращается в хорошем обществе»3
 
1.2.Характеристика понятий.
Согласно еще одной  из также социально-психологических попыток определения, мода — это некоторое «массовидное явление, свойственное группе личностей как форма объективизации их мнения о престиже. Мода формируется на основе подражания и в значительной степени является эстетическим вкусом тех, у кого нет собственного. Такие личности следуют моде слепо, не умея приспособить ее к своим индивидуальным особенностям. В этом смысле мода — отраженное, субъективное явление»4.
Хотя опыт показывает, что употребление слова «массовидное» обычно представляет собой камуфляж: дескать, похожее на массовое, хотя и не вполне таковое. Трудно представить себе узкогрупповую моду. Так же сложно представить себе отдельную, вне общности, подражающую кому-то личность. Или отдельная, самостоятельная личность — или подражание как основной механизм формирования психологии масс, а не личностей. Стоит вспомнить, что в массе индивидуальная сознательная личность исчезает.  
К. К. Платонов предлагает рассматривать «омонимы: мода как объективное социальное отражаемое явление, создаваемое модельерами и дизайнерами (статистика показывает, что мода резко, обычно по закону контраста: юбки "мини" и "макси", широкие и узкие брюки, мелодичная музыка и диссонансы — сменяется примерно через шесть лет); в вариационной статистике, применяемой при анализе психологических данных, мода — наиболее часто встречающееся значение вариантов данного ряда»

 
 
 
1.3.Теории исследования проблемы.
Любопытно писал о моде один из крупнейших отечественных исследователей психологии масс и, в частности, таких  массовых явлений, как мода, Б. Ф. Поршнев: «Люди, придерживающиеся той или  иной моды, могут и не принадлежать к какой-либо социологической общности. Но они и не составляют чисто статистической общности, потому что приобщаются  к моде не независимо друг от друга по каким-либо одинаковым причинам, а перенимают ее при непосредственном контакте друг с другом. Говорят, что они заражают друг друга. Несомненно, что мода действительно является взаимным подражанием. Однако к области настроения, т. е. социальной психологии, относятся не сами по себе какие-либо модные вещи или действия, а «модность». Тут важна для психолога не столько позитивная сторона, сколько негативная. Человека увлекает не красота или полезность нового, а отличие от людей «немодных»; сама частая смена модных вещей отличает человека от тех, кто этого не делает. Таким образом, носители «модного» образуют некую в высшей степени аморфную, зыбкую социально-психологическую общность. Это как легкое дуновение ветерка среди более мощных и глубоких течений социальных эмоций» Таким образом, Поршнев различал «моду» как реальное жизненное явление, и «модность» как определенную социально-психологическую характеристику, которой наделяются те или иные предметы, явления, особенности, черты и т. д., тем самым превращаясь в феномены моды. За счет такого разделения он и выделял собственно психологическую специфику явления. Такой подход позволяет отказаться от поиска некоего всеобъемлющего определения моды (как показывает история, это едва ли возможно и явно непродуктивно) и дает возможность сосредоточиться на изучении ее внутренних, собственно психологических механизмов. Только такой, функциональный подход, связанный с пониманием механизмов действия моды, представляется адекватным для понимания моды как феномена массовой психологии.
Одна из первых попыток  определения не моды вообще, а самого внутреннего механизма развития моды встречается уже у немецкого  философа И. Канта в достаточно известном  сочинении «О вкусе, отвечающем моде». В этой работе великий мыслитель  писан: «Закон этого подражания (стремления) — казаться не менее значительным, чем другие, и именно это, причем не принимается во внимание какая-либо польза, называется модой». Следует подчеркнуть, что это просто подражание без всякой пользы. Кант полагал, что в моде нет никакой внутренней цели, и относил ее к «рубрике тщеславия». Хотя несколько дальше он писал еще о том, что в той же степени мода относится и к «рубрике глупости», так как «при этом имеется некоторое принуждение — поступать в рабской зависимости исключительно от примера, который дают нам в обществе многие». И достаточно внятно завершал ход своих мыслей: «Всякая мода уже по самому своему понятию представляет собой непостоянный образ жизни»5.
 
1.4. Структурно-динамическая характеристика исследуемого феномена.
Мода создает иллюзию значимости и значительности человека, если он следует ее рекомендациям. В основе моды лежит не постоянный, не единый, а переменчивый и множественный механизм. Этот механизм, состоящий из нескольких компонентов, обеспечивает особую динамику моды, быстро делает нечто модным, одновременно превращая что-то предшествующее в явно немодное. Так выглядит ситуация в реальной жизни. Однако, с аналитической точки зрения, психологически все происходит почти совершенно наоборот. Вначале появляется нечто, делающее в глазах людей немодным все предыдущее. И только уже затем это новое нечто становится модным, окончательно вытесняя теперь уже явно немодное. Появлению психологической категории «модности» по времени предшествует категория «немодности». 
Если принять такую  последовательность, то дальше все  становится достаточно понятным. В  основе массовой моды, безусловно, лежит  психологический механизм подражания. Однако это — только второй компонент  сложного механизма. Это та самая  «модность», которая является фактором распространения чего-то нового. За ней стоит подражание чему-то уже  существующему и признанному  «модным» в результате действия первого  компонента сложного механизма.  Первой же частью является создание чего-то нового, его демонстрация и активная пропаганда. За созданием, демонстрацией и пропагандой чего-то нового стоит попытка выделения себя личностью или группой ради обособления от себе подобных через обретение какой-то действительно новой, уникальной черты. Первоначальный компонент механизма массовой моды на самом деле является антимассовым.  
Если посмотреть на моду в одежде, то вначале появляются уникальные экспонаты («высокая мода», «от кутюр»), которые завоевывают признание среди элиты. Элита всегда склонна к восприятию нового, поэтому его признание основано на опровержении старого. Парадокс заключается в том, что элита никогда не хочет быть «модной» в массовом смысле. Она во всем хочет оставаться уникальной. Поэтому она все время подхватывает что-то «элитное», но затем, демонстрируя и пропагандируя, сама способствует его превращению в массовое. Затем действие этого двухступенчатого механизма воспроизводится заново: ставшее массовым отвергается ради чего-то нового, модного, также быстро становящегося массовым. 

Одним из первых уловил такую  диалектическую природу механизма  моды Н. В. Рейнгардт. Исследуя моду не с эстетической, а с экономической  и социальной точек зрения, он не мог хотя бы вскользь не коснуться  и социально-психологических аспектов. Рейнгардт полагал, что мода обычно рождается под влиянием двух основных факторов. С одной стороны, это  свойственный человеку «дух нововведения» (стремления к обновлению). С другой же стороны, это также вполне естественная человеческая наклонность к подражанию. 
Попытка выделения из массы  ведет к появлению нового. Однако не всякое новое быстро становится массовым и, тем самым, затем само уничтожает свою новизну. За легкостью массовизации нового стоит человеческая психология, которая должна быть готова к массовизации. Массовым же, как известно, становится далеко не все новое.
Для того чтобы стать массовым, т. е. включить действие второго компонента психологического механизма моды —  механизма массового подражания, новое должно соответствовать ряду условий. Из уже сказанного следует, что велика роль такого условия, как  престижность чего-то нового. Действительно, стремление приобщиться к некой  престижной общности — один из важных механизмов человеческого поведения. Однако престиж — очень трудно определимый и явно далеко не единственный механизм. Престижем люди наделяют тех, кто, по их оценкам, принадлежит  к референтной для них группе. Значит, одна из основ массовой моды — это подражание тем, кого люди считают представителями референтной  для себя группы.
Другая основа — определенная утилитарность того, чему начинают подражать, и что становится предметом  массовой моды. Возьмем хотя бы пресловутые  джинсы. За ними едва ли стоял какой-то особый престиж. Джинсы стали модными  во всем мире прежде всего по причине  своей очевидной удобности и  практичности.
Нельзя исключать и  эстетическую основу, безусловно, привлекающую значительные общности. Речь идет не об элитной моде в искусстве, — скорее, это массовая мода на то, что представляется красивым в быту, в повседневной жизни. Сам факт развития и совершенствования, например, промышленного дизайна  подтверждает это. 
Еще одна основа — целенаправленное действие механизмов заражения, используемых рекламой и массовой коммуникацией  в целом. Здесь уже не имеет  особого значения ни престиж, ни практичность: реклама придумает и то и другое, и сама «включит» механизмы массового  подражания.
 
 
      Влияние данного феномена.
В данной работе, мода рассматривается прежде всего как психологический феномен — безотносительно к тому, на что именно распространяется эта мода. Но предмет рассмотрения ещё более узок: мода как массовое явление (включая и ее элитную часть — первоначально модным становится нечто уникальное, к чему начинают стремиться все). Моя задача состоит в том, чтобы рассмотреть моду, когда она становится массовой. Это происходит только тогда, когда она захватывает и охватывает всех или значительную часть людей, формируя особые общности. Однако, как раз вскоре после этого она исчезает или меняется — модным быстро становится нечто совсем иное, уже опять не массовое, а уникальное. То же, что еще недавно было модным, становится рутинным, обыденным, привычным и повседневным. 
Близок был к улавливанию  традиционного и изменчивого  в определении моды А. В. Даль в  своем словаре. Он определял моду как «ходячий обычай; временную, изменчивую прихоть в житейском быту, в  покрое одежды и в быту». Тут и возникает двойственность в определении. С одной стороны, мода — это «обычай», что-то достаточно устойчивое и стабильное. С другой, мода — «изменчивая прихоть».
Мы определяем моду как особый феномен  психологии масс, основанный на категории  «модности», противостоящей «не модности», и на действии парного социально-психологического механизма заражения-подражания. Данный феномен иногда проявляется в виде стандартизированного массового поведения, а иногда и в совершенно иных формах, причем совсем не обязательно стихийных. С точки зрения психологии масс, мода — это яркое стремление к внешнему разнообразию, парадоксально оборачивающееся своей прямой противоположностью — как внешним, так итвнутренним, психологическим единообразием. 
Именно такая суть данного явления  была блестяще раскрыта еще английским философом конца XVII — начала XVIII веков Энтони Эшли Купером, лордом Шефтс-бери. В своем знаменитом сочинении «SensusCommunis, или Опыт о свободе острого ума и независимого расположения духа» он весьма саркастически, хотя и совершенно точно писал: «...Со временем люди стали считать Приличным для себя переиначивать свой внешний вид, а свое умственное сложение приводить к единообразию»6
На мой взгляд, в этой фразе содержится ключ к пониманию моды именно как феномена психологии масс. Погоня за внешним разнообразием, постепенно охватившая людей по мере развития их человеческой индивидуальности и индивидуального сознания парадоксальным, но вполне естественным образом обернулась своим следствием — развитием нового механизма, ведущего к единообразию, т. е. к массовизации сознания и поведения. 
Далее, по Шефтсбери: «Таким образом, власти сделались портными, и их, когда они передавали свои полномочия новым портным, в свою очередь, наряжали так, как они того заслуживали в глазах других. Однако, хотя при таком чрезвычайном стечении обстоятельств все пришли к соглашению, что существует только один определенный и истинный вид платья, одна единственная манера, к которой необходимым образом должен приспособиться весь народ, несчастье заключалось в том, что ни власти, ни костюмеры не могли решить, какая же из многообразных мод была подлинно верной... людей со всех сторон стали преследовать за их вид и характерные черты, они должны были приноравливать свою мину к своим рубашкам в соответствии с правильной модой, в обращении находилась тысяча образцов и моделей одежды, и они менялись снова и снова, при каждом удобном случае, в соответствии с привычками и духом времени. Судите сами, разве человеческие лица могли не сделаться стесненными и скованными, а естественный облик людей — трудно узнаваемым, беспорядочным, искаженным судорогами». — Там же. Затем, правда, мода очень быстро начинает играть прямо противоположную роль. Вначале заражая людей единообразием, она быстро порождает и предлагает потребителю новое весьма значительное многообразие того, что может считаться модным теперь уже вместо старого, модного ранее. Если поначалу мода, безусловно, выполняет выраженные суггестивные функции, то с течением времени она начинает осуществлять свои же, но теперь уже прямо противоположные, контрсуггестивные функции. Они и порождают сложнейшую для человека проблему индивидуального выбора. Хотя это все-таки вторично — главная функция моды как социально-психологического явления состоит прежде всего в массовизации человеческой психики. Но происходит это как бы обманным путем — через внешнюю видимость индивидуализации человека.
 
1.6.Экспериментальные, эмпирические и практические данные по исследованию данной проблемы.
В собственно психологическом, сравнительно узком плане, основным механизмом моды обычно считается давно  известный феномен конформизма («группового  давления»). Трудно возражать против того, что конформизм тесно связан с подражанием, однако здесь необходимы определенные уточнения. Прежде всего, в психологии масс мы имеем дело с особыми вариантами конформизма, выступающего в форме не столько  чисто группового (как трактуется в традиционной социальной психологии), ограниченного, сколько намного  более значительного, массового  давления. В конечном счете, массовая мода и оказывается результатом  добровольной податливости людей вполне определенному давлению, осуществляемого  либо авторами моды, либо ее соавторами, либо просто очень известными и популярными  людьми — ее распространителями, либо влиятельными группами, либо же значительными  по масштабам общностями уже состоявшихся сторонников моды. Причем в явлениях массовой моды массовый конформизм такого рода проявляется по-разному —  как минимум, в двух, достаточно различных  своих ипостасях.  
С одной стороны, это всем привычный «слепой» конформизм, то самое, о чем А. С. Пушкин сказал: «Слепая мода — наш тиран». Как известно, большинство людей просто стремится одеваться, как все, и не хочет особенно выделяться из толпы. Можно сказать и больше: они потому и стремятся одеваться как все, что не хотят выделяться из толпы. Здесь конформизм носит своеобразный, защитный характер, а мода выполняет свою особую, скрытую роль — социальной мимикрии. Люди часто прячут собственное, индивидуальное «я» за вроде бы вполне одинаковой для всех одеждой. Особенно стимулирует такое стремление людей к анонимности сложная жизнь в условиях мегаполиса — между прочим, наиболее благоприятной среды для распространения массовой моды. 

Впрочем, специалисты-модельеры  вообще убеждены: «Психологи, изучающие  общение и то, как при этом проявляется  личность, давно обратили внимание, что само по себе личное "я", взятое как бы в чистом виде, редко вступает с другим "я" в прямое и открытое общение. Обычные повседневные контакты происходят на уровне "социальных масок", когда каждый из людей выступает  в той социальной роли, которую  он играет или пытается играть. В  этой ситуации одежда, костюм становятся легко читаемым внешним знаком социальной роли человека»7 Или, наоборот — они как бы «прячут» человека за массовой деиндивидуализирующей «униформой». 
Разумеется, здесь следует  четко разграничить два вида массовой одежды. С одной, стороны, это служебная  униформа. Она никак не может быть модной или не модной — обычно она  бывает просто обязательной для ношения «форменными людьми» — военнослужащими, полицейскими, почтальонами, пожарными, железнодорожниками, летчиками и т. д. Это особый знак социальной роли, необходимый не столько для обезличивания (это дополнительная, подчас даже невольная функция), сколько для функциональной узнаваемости людьми представителя той или иной социальной службы. 
С другой стороны, в жизни  действительно существует массовая одежда, выполняющая вполне реальную камуфляжно-деиндивидуализирующую  функцию. Такая одежда может быть массово модной потому, что деиндивидуализирует  своего носителя, а может быть, наоборот, демонстративно немодной, потому что  резко индивидуализирует его. В  приличный ресторан, например, вас  просто не пустят без обязательного  галстука или даже смокинга — вам  придется как бы закамуфлироваться  под респектабельного джентльмена, срочно «спрятав» свое бунтующее  «я» за модным (в данном случае обязательным, привычным галстуком). Противоположный  пример: человек во фраке будет  совершенно неуместно смотреться в  «Макдональдсе» просто потому, что  уже немодный и явно устаревший фрак будет слишком выделять его из привычной толпы посетителей  этой забегаловки. 
Второй вид конформизма  — уже не совсем «слепой», а как  бы избирательный, «референтный» конформизм. Любой человек, встречаясь с другими  людьми, старается быть похожим на тех, кто ему нравится, вызывает зависть  или желание быть хоть чем-то похожим  на них, — он стремится подражать  своей «референтной группе» хотя бы в том, что ему доступно. Особенно это распространено среди молодежи, и здесь налицо масса исторических примеров — от прически типа «гаврош» до «битловок» и «металла» в одежде современных поклонников тяжелого рока. Встречается это и среди  представителей более солидных возрастов  — скажем, дубленка, пыжиковая (ондатровая) шапка и «дипломат» в России много десятилетий являлись модными символами «начальства». «Референтный» конформизм в моде достаточно часто может становиться «слепым» — можно вспомнить хотя бы массовую моду на кожаную одежду в первые годы советской власти.
Напротив, «слепой» конформизм практически никогда не становится «референтным» — здесь действуют  иные механизмы, связанные с разными  социально-психологическими функциями  массовой моды и, особенно, с разными  элементами «цепочки» ее порождения и распространения.
 


Заключение.
В отличие от целого ряда других близких явлений, являющихся как бы прямым следствием законов  психологии масс, мода оказывает на массовую психологию еще и обратное, вторичное влияние. Если в большинстве  остальных феноменов массовой психологии общность возникает на основе возникающих  общих эмоциональных состояний  и способствует их регуляции, то здесь  действует еще и закон обратной связи. Мода создает особого рода массу на базе внешнего сходства одинаково  одетых, мыслящих или говорящих людей  и за счет этого порождает вторичную  эмоциональную связь между ними.
Мода оказывается еще в одном смысле двойным феноменом. С одной стороны, это прямой феномен психологии масс. С другой стороны, это некоторое условие формирование массы и развития массовой психологии. Стоящий за этим социально-психологический механизм достаточно очевиден. Внешнее сходство сразу порождает и пробуждает то самое чувство «мы», которое лежит в основе массы.
 
 


Выводы.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.