На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат/Курсовая Развитие этики в эпоху средневековья

Информация:

Тип работы: Реферат/Курсовая. Добавлен: 06.12.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Развитие  этики в эпоху  средневековья.
  Судьба  этики эпохи Средневековья (V-XV вв.) связана с христианской религией. Идея бога как морального абсолюта задает жесткие границы истолкования всей нравственной проблематики: жизнь человека и ценности этой жизни приобретают смысл только в соотнесении с божественным законодательством; бог выступает в качестве объективного, безусловного, единственно истинного источника морали.
  Центром христианской этической концепции  является идея любви к богу. Любовь понимается как универсальный принцип морали (нравственное отношение к ближнему проистекает из нее); позволяет придать морали общечеловеческий статус; освящает все сущее. Из идеи любви к богу рождается новая (неизвестная античности) добродетель – милосердие, предполагающее прощение обид, готовность к состраданию и активной помощи страждущим. На фоне идеи любви получает свое выражение "золотое правило" нравственности: "Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними" (Матф., 7, 12).
           Основные положения христианства оформились в патристике – учениях «отцов церкви».  Они вели активную полемику с рационалистической традицией античности и отстаивали религиозный подход и христианские ценности.
     Идея подчинения морали религии наиболее ярко отражена в творчестве Августина Блаженного (354-430гг. н.э.). Утверждение бога как единственного источника и критерия нравственности; интерпретация зла в контексте неискоренимой греховности человека, побуждающей его отступать от божественных предписаний; негативное значение активности и дискредитация нравственной полноценности личности – таковы основные положения этических взглядов одного из самых значительных представителей эпохи патристики.
     Поскольку все создано богом, то всякое бытие есть добро; зло в субстанциональном смысле не существует. «Все, что существует, есть добро», – говорит Августин. Зло для Августина – не субстанция, а нарушение, отступление, отход от добра, своего рода дефект. Может существовать абсолютное добро, но не может существовать абсолютного зла.
     Зло заключено в воле, отворачивающейся от высшего в пользу низшего. Оно есть свойство ангелов и людей, которые отклонились от бога как высшего бытия и сосредоточились на собственном бытии, по неизбежности являющемся ограниченным, неполным. Не низшее само по себе является злом, а отход, отклонение от высшего к низшему.
     Рассмотренная с точки зрения психологического содержания этика Августина может быть охарактеризована как этика любви. Любовь есть универсальная движущая сила человека, разновидность космической силы, суть которой в том, что каждая вещь «стремится» к своему естественному, законному месту.
     Определенный порядок в любви, соответствующий общему порядку космоса, и есть добродетель. Для добродетельного порядка любви существенно различие между стремлением к богу и всеми остальными стремлениями. «Порядок есть то, – пишет Августин, – что, если мы будем его держаться в своей жизни, приведет нас к богу, а если не будем держаться, не придем к богу».
          Новое направление духовной жизни, а вместе с тем и новое толкование религии и морали дала схоластика, достигшая наивысшего развития в XIII веке. К этому времени церковь разделила власть с феодалами, образовав с ними единый эксплуататорский класс. Теперь церковь уже не нуждалась в моральной идеологии, которая отрицает мир, ибо мир принадлежит самой церкви. Кроме того, появление городской цивилизации (рост торговли, денежного обращения, ремесленно-цеховых отношений и т.д.) было связано с рационализацией миропонимания. Суть этики состояла в том, чтобы примирить бога с греховным миром, хоть в какой-то степени наполнить надеждой мирскую деятельность, реабилитировать земные цели. Эту решающую всей схоластикой задачу завершает Фома Аквинский.
     В отличие от Августина, следовавшего традиции Платона, Фома опирается на Аристотеля. Со схоластической основательностью он заимствует содержание этики Аристотеля, но придает ей религиозную форму и переосмысляет через призму морального идеала христианства.    Оригинальность Фомы Аквинского состоит в том, что он сделал попытку соединить несоединимые вещи: пронизанную оптимизмом реалистическую этику Аристотеля с христианским представлением о боге как этическом абсолюте.
     Структура этики Фомы внешне в основном совпадает со структурой этики Аристотеля, хотя между ними имеются существенные различия: христианская этика разделяется на общую и частную. «Общая этика» раскрывает по преимуществу формальную сторону нравственности: она исследует проблему конечной цели, блаженства человека, дает общий анализ поступков, выявляя, в какой степени человеческие поступки специфичны, а в какой они присущи ему вместе со всеми чувствующими существами, определяя также их причины, степень их зависимости от бога и от дьявола. «Частная этика» рассматривает «материальный» аспект нравственности, ее предметом являются добродетели и обязанности.
     Аквинский, как и Аристотель, начинает с рассмотрения наивысшего блага, а затем исследует пути его достижения. Принципиальное различие состоит в следующем. У Аристотеля учение о высшем благе и учение о добродетелях по существу связаны друг с другом: высшее благо оказывается достижимым через добродетели, т.е. они связаны между собой как цель и средство. У Аквинского две основные части этической теории лишены внутреннего единства: к высшей цели нельзя прийти через добродетели.
     Рассмотрим толкование высшего блага. Его, подобно Аристотелю, Фома Аквинский определяет как цель целей, последнюю, конечную цель всех способных к деятельности существ, в том числе и человека. Поскольку цель, ради которой осуществляется деятельность, есть благо, то верховную точку в иерархии целей, цель всех целей, следует назвать высшим благом.
     Рассматривая благо как цель, а высшее благо как конечную цель деятельности, Фома исходит из благости как субстанциальной характеристики всего сущего. Все сущее, поскольку оно в конечном счете восходит к богу как к своей первой причине, есть благо. В этом смысле, злом может быть только не-сущее. Философ ясно сознает, что допущение зла как самодетерминирующей сущности противоречит постулату бога как причины и цели всего. Он отрицает саму возможность абсолютного зла, находя противоречивым само это понятие (если бы и в самом деле существовало абсолютное зло, оно бы уничтожило само себя).
     Зло бывает двоякого рода. В природных вещах оно состоит в естественной порче вещей и в качестве своей причины восходит к греховности мира. В произвольных вещах зло (недостаток действия) порождается несовершенной волей, поскольку она актуально оказывает неповиновение закону, правилу. Словом, зло есть отклонение от блага. Оно уменьшает благо, но в принципе не может уничтожить его полностью. Мир по своей сущности благостен, и причина этого – бог как высшее благо.
     Учение Фомы Аквинского о высшем благе по форме является этическим, поскольку апеллирует к счастью, являющемуся целью нравственных стремлений реального человека, а по существу теологическим, поскольку достижение блаженства переносится в потусторонний мир. Оно внутренне противоречиво, ибо блаженство – характеристика человеческой деятельности, и в то же время оно выходит за пределы возможностей человека. Это выражение того, что мораль подчиняется религии, становится ей на службу. Выработанное в ходе исторического развития представление о счастье как высшей моральной цели соединяется с постулатом бога. Центром моральных устремлений оказывается не личность, а бог.  
  С пониманием высшего блага связано рассмотрение пути к нему, или учение Аквинского о добродетелях. Воспроизведя аристотелевское различие произвольных и непроизвольных действий и общую характеристику добродетелей как определенного соотношения разума и неразумных желаний, Фома Аквинский приходит к выводу, что основа добродетелей, человеческой свободы – разум. И человек становится свободным, а вместе с тем и способным к моральному образу мыслей по мере того, как он правильное суждение делает условием и основанием желания.
     Бог участвует в добродетельной жизни не только косвенно, но и в форме благодати – непосредственной помощи действующему субъекту. Благодать нужна для исполнения требований законов, для вечной жизни, словом, для достижения высшего блага. В собственном смысле слова благодать есть такой акт, который является истиной божественного разума и остается его тайной. В этом пункте Фома Аквинский прямо смыкается с Августином. В отличие от него, он, однако, не отрицает возможности рационально обоснованных критериев добродетельной жизни. Напротив, он считает, что в определенных пределах добродетельность является функцией человеческого разума.
     Добродетели, прежде всего христианские, ведут к блаженной жизни. Однако они еще должны быть дополнены божественной благодатью. Здесь Аквинский верен своему пронизывающему всю систему разделению областей разума и веры, концепций человека и бога. Показав, что мораль и религия образуют различные сферы, связь между которыми в ее конечных основаниях если и существует, то не может быть ни доказана, ни освоена человеком, Фома Аквинский фактически (вопреки своему замыслу) доказывает их несоединимость. В этом состоит один из важнейших уроков его этики.
     И Августин, и Фома Аквинский являлись официально-церковными идеологами. Однако в общественном сознании рассматриваемой эпохи получали также отражение идеи оппозиционно настроенных слоев общества, народно-еретических движений. Большой интерес в этом отношении представляет манихейская идея этического дуализма, которая, впрочем, возможно, имеет также славянско-языческие корни. Она была важнейшей установкой идеологии широко распространенного, растянувшегося на многие века еретического движения, которое начинается приблизительно в VII в. на востоке Византийской империи, получает в X–XI вв. распространение в Болгарии, где именуется движением богомилов, оттуда проникает в северную Италию (здесь его последователи называются патариями), затем в южную Францию (здесь оно существует под названием движения катаров) и широко распространяется, доходя в своем влиянии до северной Германии и Нидерландов. Начиная с XI в., движение катаров жестоко преследуется (в особенности в связи с альбигойскими войнами), но, тем не менее, отдельные общины катаров сохраняются, по крайней мере, до XV в. Разумеется, богатая и разнообразная история этого еретического движения не могла не породить многочисленных идеологических различий, но она на всех этапах обнаруживает верность этическому дуализму и практике аскетического образа жизни.
      Рассмотрение бога как единственного творческого начала мира неизбежно ведет к оправданию нравственного и физического зла, чем, собственно говоря, и была занята официально-церковная философия. Идеи бога и зла, полагают катары, внутренне несовместимы. Зло должно иметь свой собственный источник. И источник этот есть дьявол. Такая позиция означала, во-первых, радикальное неприятие зла – феодально-эксплуататорской системы отношений. Народные массы в условиях, когда их чувства «вскормлены были исключительно религиозной пищей», хотели иметь своего защитника на небе. Они не хотели верить, что «их» бог является создателем (прямым или косвенным) столь враждебного и ненавистного им мира. Этический дуализм выступал идеологией народной оппозиции, потому что не позволял облекать в форму добра зло феодального общества. Само постулирование двух совечных начал – света и мрака, блага и зла – было неадекватной формой признания непримиримости раздиравших общество социально-классовых антагонизмов.
      Во-вторых, рассмотрение зла как субстанции, связанной с деятельностью дьявола, заключало в себе убеждение в том, что оно принципиально искоренимо. Официально-теологические теории отказывали злу в субстанциональной основе и пытались органически вписать его в общую, предопределенную богом мировую гармонию, тем самым оправдывая его.         Если грех был необходим для того, чтобы обнаружилась справедливость бога, если в целостном образе мира зло, подобно темным краскам на картине, лишь оттеняет его совершенство, если зло неотделимо от добра и имеет общий источник, то оно является неистребимым, столь же вечным, как добро и бог. Такой вывод, который вполне устраивал господствующие классы, был неприемлем для угнетенных слоев общества.
     С точки зрения манихеев, субстанцию зла можно искоренить – отделить или удалить, как бы заключить в темницу. Поскольку материально-чувственное начало является результатом деятельности дьявола и источником зла, то отказ от него трактуется как основное содержание добродетельной жизни.
     Движение катаров и их предшественников было общинно организованным; как и всякое христианско-еретическое движение, оно апеллировало к опыту ранних христиан. Нравственную чистоту, когда сердце привязано не к богатству и власти, а обращено к богу, они считали основой христианского братства и с этих позиций подвергали яростной критике эксплуататорскую сущность официальной католической церкви.
     В средневековую эпоху идейная оппозиция в этике главным образом разворачивалась по линии субъективирования морали. И именно эта линия переместилась в Новое время с периферии общественного сознания и стала отправной точкой для развернутой критики религиозно-церковного учения.
2. Сущность и основные функции морали
      (лат. Moralis – нравственный, mores – нравы) – специфический тип регуляции отношений людей, направленный на их гуманизацию; совокупность принятых в том или ином социальном организме норм поведения, общения и взаимоотношений.
     Мораль является одним из способов нормативного регулирования поведения человека, особой формой общественного сознания и видом общественных отношений. Есть ряд определений морали, в которых оттеняются те или иные ее существенные свойства.
    Мораль – это один из способов  регулирования поведения людей  в обществе. Она представляет  собой систему принципов и  норм, определяющих характер отношений  между людьми в соответствии  с принятыми в данном обществе понятиями о добре и зле, справедливом и несправедливом, достойном и недостойном. Соблюдение требований морали обеспечивается силой духовного воздействия, общественным мнением, внутренним убеждением, совестью человека.
     Особенностью морали является то, что она регулирует поведение и сознание людей во всех сферах жизни (производственная деятельность, быт, семейные, межличностные и другие отношения). Мораль распространяется также на межгрупповые и межгосударственные отношения.
     В структуре морали принято различать образующие ее элементы. Мораль включает в себя моральные нормы, моральные принципы, нравственные идеалы, моральные критерии и др.
     Моральные нормы – это социальные  нормы, регулирующие поведение  человека в обществе, его отношение к другим людям, к обществу и к себе. Их выполнение обеспечивается силой общественного мнения, внутренним убеждением на основе принятых в данном обществе представлений о добре и зле, справедливости и несправедливости, добродетели и пороке, должном и осуждаемом.
     Моральные нормы определяют содержание  поведения, то, как принято поступать  в определенной ситуации, то есть  присущие данному обществу, социальной  группе нравы. Они отличаются  от других норм, действующих в  обществе и выполняющих регулятивные функции (экономических, политических, правовых, эстетических), по способу регулирования поступков людей.
     В основу формулирования моральных  норм как разумных, целесообразных  и одобряемых правил поведения  положены реальные принципы, идеалы, понятия о добре и зле и т. д., действующие в обществе.
Выполнение  нравственных норм обеспечивается авторитетом  и силой общественного мнения, сознанием субъекта о достойном  или недостойном, нравственном или  безнравственном, что определяет и  характер нравственных санкций.
     Моральная норма в принципе  рассчитана на добровольное исполнение. Но ее нарушение влечет за  собой моральные санкции, состоящие  в отрицательной оценке и осуждении  поведения человека, в направленном  духовном воздействии. Они означают  нравственный запрет совершать подобные поступки в будущем, адресованный как конкретному человеку, так и всем окружающим. Моральная санкция подкрепляет нравственные требования, содержащиеся в моральных нормах и принципах.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.