На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Религиозное лицемерие в комедиях Мольера («Тартюф, или Обманщик», «Дон Жуан, или Каменный гость»)

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 07.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Реферат по истории зарубежной литературы
На тему: Религиозное лицемерие  в комедиях Мольера («Тартюф, или  Обманщик», «Дон Жуан, или Каменный гость»)
 
 
 
 
 
 
 
Выполнила:
Проверила:
Ирина Георгиевна Рюмшина
 
 
 
 
 
 
 
2008 год
Введение

 Что же такое комедия? Для чего вообще существует этот жанр? Только ли для увеселения и хорошего проведения досуга?
«Комедия показывает в смехотворном виде некоторые коллизии, устанавливая к странностям или порокам персонажей отрицательное отношение класса, идеологом которого является автор»1. Именно это и имел в виду Аристотель, определяя комедию как «воспроизведение худших людей, но не во всей их порочности, а в смешном виде» («Поэтика»). Задача данного жанра — произвести комическое впечатление на зрителей  или читателей, вызывая их смех с помощью смешной наружности (комизм формы), речей (комизм слова) и поступков (комизм действия персонажей), нарушающих социально-психологические нормы и обычаи данной общественной среды.
Эту задачу в своих творениях мастерски удалось решить Жану Батисту Мольеру.  В пьесах этого человека нашли свое отражение многие недостатки и “болезни” того времени. Мольер вошел в историю мирового театра как один из самых выдающихся комедиографов. Мастерство его многогранно, и во всех странах мира театры не перестают обращаться к его наследию. «Человек,  который  мог  страшно  поразить,  перед   лицом   лицемерного общества, ядовитую гидру ханжества, - великий человек! Творец  "Тартюфа"  не может быть забыт!" – писал В. Г. Белинский. И он прав, творчество данного человека волнует умы читателей и критиков и по сей день.  Интерес к творчеству Мольера и в частности его комедии «Тартюф» не ослабевает, об этом свидетельствует многообразие книг и монографий театроведов и литературоведов, а также посвященных Мольеру научных статей и публикаций.
Неважно во что одеты  мольеровские герои: в костюмы 17 века или современные пиджаки и галстуки. Проблемы, затронутые Жаном Батистом, не устаревают, созданные им образы остаются жизненными и в наши дни. Именно поэтому я бы хотела поглубже  проникнуть в творчество этого гениального человека. Особое внимание следует уделить одному из самых распространенных и грязных пороков того времени – религиозному лицемерию, распространившемуся повсеместно.
Но прежде, чем приступить непосредственно  к анализу его произведений, необходимо сказать несколько слов о жизни и творчестве Мольера.
 
Жизнь и творчество

Его послал бог   Гнева и Печали
рабам земли  напомнить о Христе.
                                       Н.Некрасов
 
Точная дата рождения Мольера (Жана Батиста Поклена)  неизвестна. Крещён  он был 15 января 1622 в Париже. 
«У обойщика из Обезьяньего домика родился сын с сердцем короля»2. Он также бегал со всеми остальными детьми, резвился, наблюдал как кузнец бьет по наковальне, как булочки поливают сиропом, он также ссорился и дрался, как и все дворовые мальчишки, но все же он чем-то от них отличался. Он был весьма красноречив, наблюдателен и остроумен. Взрослея, он начал осознавать, что ему чего-то не хватает в жизни, он испытывал некое томление, неудовлетворение.  Он придумывает себе свой мир, в котором он может быть кем угодно. Молодому Мольеру было не с кем поделиться переживаниями, и его отец не понимал, почему Жан Батист не желает стать обойщиком, как все мужчины из их рода. 
Мольер учился в Клермонском коллеже, который считался  одним из лучших учебных заведений того времени. В школе будущий драматург познакомился с древнеримскими комедиями Плавта и Теренция, глубоко заинтересовался трудами античных философов-материалистов и даже самостоятельно перевёл на французский язык поэму Лукреция "О природе вещей". По окончании коллежа юноша продолжал заниматься само-образованием. Но душа юного Мольера уносилась прочь от этих забот, вскоре он осознал, что мечтает стать актером. Самое сильное его желание – прорваться, заявить о себе, оставить свой след. Только в театре он мог воплотить свои мечты. Только театр вырвал его из привычной обстановки, что было необходимо для такого человека, каковым он был.
Жану Батисту пришлось отказаться от всех наследственных прав и званий, и он вступил на новый путь и взял себе псевдоним - Мольер. Он организовал труппу из 9 человек и назвал ее  "Блистательный театр". Начался тяжелый период в жизни Мольера - тринадцать лет скитаний, беспрерывного труда и необеспеченного существования бродячего комедианта. Но эти годы послужили подлинной школой жизни, богатым источником опыта для будущего драматурга.
Выбранный им путь оказался сложным  и тернистым. Мольер отправился от нулевой отметки и достиг высочайшей из вершин французского театра. Он в подлинном смысле слова создал жанр – «не просто утвердил за комедией права на гражданства, а изобрел ее»3.  Приложив большие усилия, ценой мучительных поисков, от фарса он перешел к комедии. Под его пером комедия становится произведением литературы, но при этом не теряет своих сценических достоинств.
Сознательно или бессознательно Жан-Батист стремится уровнять комедию с трагедией, поэтому его герои предстают перед нами  в таких положениях, которые комичны только на первый взгляд, а на самом деле  полны напряженного драматизма; здесь тоже властвует рок. Но здесь судьба – это сами человеческие заблуждения, поэтому «Тартюф», «Дон Жуан», «Скупой» тесно граничат с трагедией и открывают перед традиционной комедией неведомые горизонты.
Он включает в свои произведения рассуждения про мораль золотой  середины, иногда предстает беззаботным  шутом, конформистом, но чувствуется, что  он этим не исчерпывается. Вся его  жизнь – это скрытый от окружающих  бунт. Он способен разрушать одни ценности и превозносить другие,  ломать и  строить,  смеяться не только над  окружающими, но и над самим собой.  Его сила убеждения очень велика, он совершенно не боится мести со стороны противников, хотя может от этого очень серьезно пострадать.
Большинство его произведений вызывали бурю эмоций со стороны общественности. На писателя сыпалось море осуждений, критики, постановку пьес запрещали, но Мольер не опускал рук и твердо шел дальше.
С течением времени вражда к Жану Батисту не ослабевала, а наоборот лишь возрастала. Успехи мольеровких постановок возбуждали пыл придворных. Недоброжелатели вновь и вновь отыскивали в его пьесах элементы поругания веры и церковных уставов, оскорбление чувств целомудрия, благочестия, а также нарушение всяких литературных уставов. О неприличие его творений говорили повсюду, Жана Батиста выставляли безбожником и вольнодумцем,  опираясь на слухи о его свободных воззрениях на предметы веры.
Все жизнь он провел бок о бок с искусством, искусство и погубило его. Вся эта борьба, бесконечные нападки сильно подорвали здоровье драматурга. Во время четвертого представления «Мнимого больного», 17 февраля 1673 года, Мольер, исполнявший главную роль, почувствовал себя настолько плохо, что едва мог говорить. Испытывая мучительные судороги, он с трудом доиграл до конца. После выступления его спешно отвезли домой, полчаса спустя Мольера не стало. Священники, за которыми неоднократно посылали, отказались прийти, и только две странствующие монахини молились около его постели.
Даже после смерти враги не переставали  мстить этому талантливому человеку. Ссылаясь на то, что он умер без покаяния, архиепископ наотрез отказал  в разрешении церковных похорон  и не дал места ни на каком кладбище. Эта злопамятнасть возмутила вдову и всю общественность. На похороны стеклась большая толпа; говорят, все это были бедные, простые люди, что говорит о народности мольеровских произведений. В памяти всплывают   слова Л.  Н. Толстого: "Мольер едва ли не самый всенародный и потому прекрасный  художник нового искусства"
Но как бы ни стремились недоброжелатели навредить этому гениальному драматургу, как бы они ни пытались запретить его произведения -  их план не удался. И пусть тартюфы, охраняемые властями, торжествовали в жизни, победа комедии была в бессмертной сатире, из  века  в век разящей лицемеров всех сортов и типов.
 
Религиозное лицемерие в комедии Мольера «Тартюф»

Где было больше всего так называемой
"положительной  религии", всегда было 
меньше  всего нравственности.
Зейме Иоганн Готфрид
 
Как была сказано в начале данной работы, одна из целей комедии –  обличение человеческих пороков. Оружием  против таких «болезней» является сатира, ведь как писал в предисловию к «Тартюфу» Мольер: «Легко стерпеть порицание, но насмешка нестерпима».
В середине 60-х годов 17 века выходят  в свет лучшие творения Мольера. Одной  из первых комедий, вызвавших всеобщий резонанс, стал «Тартюф», подвергший критике  пороки духовенства, дворянства и буржуазии. Здесь автор затронул один из наиболее острых и распространенных пороков – религиозное лицемерие.
Первое представление «Тартюфа» (май 1664 года) вызвало негодование  в реакционных кругах, в стане  ханжей и святош. Эта пьеса,  которая,  по  задумке автора,  должна   была  обличать лицемерие и ханжество известной части духовенства,  воспринималась  как  злая карикатура на все духовное сословие. .  Правильно угадывая  в Мольере своего  злейшего  врага,  они обрушили на его голову самые страшные проклятия. "Один человек, или, вернее, демон в телесной оболочке и в человеческом  образе,  самый отъявленный безбожник и вольнодумец,  какой когда-либо  существовал в минувшие  века,  имел  достаточно   нечестия   и бесстыдства, чтобы задумать в своем дьявольском мозгу пьесу,  которая чуть было  не  стала достоянием  общества,  будучи  представлена  в   театре   к посрамлению всей церкви, которую он стремился показать в смешном, презренном и гнусном виде. За это... он заслуживает примерной, величайшей и всенародной пытки и даже сожжения на костре, который явился бы  для него  предвестником адского огня"4. После запрещения пьесы Мольер подвергался травле, комедия стала объектом злобных нападок. Несколько раз Мольер предпринимал попытки поставить комедию в смягченном варианте: он менял названия, нарядил героя в светское платье (изначально он был представлен как монах)
В основу комедии Мольер положил  собственные наблюдения за «Обществом святых даров», которому покровительствовала Анна Австрийская и членами которого были дворяне, буржуазия, князья церкви. Король не давал разрешения на создание этой организации, поэтому деятельность общества была окружена величайшей таинственностью. Их главная задача заключалась в борьбе с безбожием и вольнодумцами, они проповедовали суровость и аскетизм в нравах, отрицательно относились ко всякого рода светским развлечениям и театру, преследовали увлечение модами. Жан Батист видел, как члены данного общества умело входили в разные семьи, подчиняли себе людей, полностью завладевая их совестью и волей. Это и подсказало сюжет пьесы, для главного действующего лица Мольер взял несколько подлинных черт у современников, известных своим ханжеством (аббата Роккета, Ламуаньона, отца Лашеза), воспользовался некоторыми услышанными анекдотами о проделках различных крупных и мелких тартюфов, ввел несколько подробностей, заимствованных из литературных источников. Получился портрет не  какой-либо одной личности, а образ ипокрита, каким его создали общественные условия во Франции 17 века, но этот характер остается верным всегда, обладая общечеловеческими чертами.
«Где было больше всего так называемой "положительной религии", всегда было меньше всего нравственности» писал Зейме Иоганн Готфрид, немецкий публицист и поэт. И это верно, ведь под масками святош и религиозных деятелей очень часто скрывались лжецы и лицемеры, действующие в своих корыстных целях.
Религиозное лицемерие – это  не просто ложь, это нечто более  непристойное и нечистое. Мольер представляет Тартюфа именно религиозным лицемером. Герой обманывает других с целью  завоевать их уважение посредством  действий внешне благочестивых, но не сопровождающихся чистотой намерений. Изначально кажется, что он действует для Бога, в действительности же он действует исключительно для самого себя. Самые похвальные поступки, как «благие наставленья», молитва, извращаются старанием «показать себя людям». И некоторые с радостью принимают его действия на веру:
Я повстречался с ним – и возлюбил навечно…
Он в церкви близ меня молился близ меня,
В порыве набожном колени преклоня.
Он привлекал  к себе всеобщее вниманье:
То излетали вдруг из уст его стенанья,
То руки к  небесам он воздымал в слезах,
А то подолгу  ниц лежал, лобзая прах…
Таким представляет нам Тартюфа  Оргон, который был ослеплен чарами святоши. Он отказывался замечать то, что открывает истинное лицо его гостя. Это беспрерывное разобщение сердца и речей позволяет Тартюфу скрывать лукавые намерения за невинным видом. Но Мольер отмечает, что далеко не всех может одурманить игра этого лицемера, в противопоставление легковерному Оргону, автор рисует перед нами молодое поколение, которое пытается бороться за истинную правду, выступая против святоши. Дамис в самом начале пьесы называет его «ловкачом», Дорина уличает в лицемерье:
«Святым? Пристало ль вам такое легковерье?
Да разве  святость тут? Одно лишь лицемерье!»
С пылкой речью против подлого ханжи  выступает борец за правду брат Эльмиры Клеант. Он жестко критикует Тартюфа, тем самым пытаясь переубедить Оргона:
Он вольнодумец, враг! Кто дал отпор ханже,
Тот виноват  у вас в кощунстве, в мятеже.
Но я вас  не боюсь, кривить душой не стану,
Я предан истине и не слуга обману.
Лжеправедники есть, как есть лжехрабрецы.
Бахвальством  не грешат отважные бойцы,
А праведники, те, что подают пример нам,
Не занимаются кривляньем лицемерным.
Ужели ж разницы  для вас  нет никакой
Меж верой истинной и верой показной?
 
Но попытки разоблачить подлость святоши не приводят к успеху. Оргон, полностью охваченный властью лжеправедника, остается глух к правдивым речам. Но Мольер в образе Оргона показывает нам не только легковерного простака, в данном образе он рисует нам типичного представителя буржуазного класса своей эпохи – косного, малокультурного, готового идти на поводу чуждой идеологии. Образ Тартюфа до того ослепил Оргона, что он  уже больше ничего не видел, кроме своего обожаемого учителя. Эту маниакальную одержимость любовью к Тартюфу Мольер  замечательно  раскрывает  в реплике Оргона: "А как Тартюф?" Это выражение вошло в поговорку, подобно афоризмам из «Ревизора» и «Горя от ума». Его совершенно не интересует недуг жены, его волнует только состояние святоши: здоров ли он, не голоден, вдоволь ли отдохнул? Он слышит только то, что х
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.