Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Философия и право

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 07.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение

Философия права –  это самостоятельная дисциплина, которая обладает собственной богатой  традицией и специфическим понятийным аппаратом.
Несмотря на то, что  философия права имеет длинную  и богатую историю, сам термин «философия права» возник сравнительно поздно, в конце XVIII века.
Первоначально термин «философия права» появился в юридической  науке. Его автором был немецкий юрист Г. Гуго, который пользовался им для более краткого обозначения «философии позитивного права».
Широкое распространение  данный термин получил с гегелевской «Философией права» (1820 г.) немалая значимость и влияние которой сохранились до наших дней. Предмет философии права Гегель формулировал следующим образом: «Философская наука о праве имеет своим предметом идею права – понятие права и его осуществление».
Задача философии  права, по Гегелю, состоит в том, чтобы  постигнуть мысли, лежащие в основе права, что возможно лишь с помощью  правильного мышления и философского познания права.
В современной мировой  науке существует несколько определений философии права, которые, порой различны между собой. Данные определения будут рассмотрены нами далее в работе. Вопрос о предмете философии права является дискуссионным не только в мировой философии, но и в отечественной марксистской философии. Но, несмотря на все противоречия, сегодня с уверенностью можно констатировать, что философия права является особым, строго очерченным направлением изучения на стыке правоведения и философии.
При этом нельзя забывать, что формирование и развитие философии права как особой самодостаточной научной дисциплины не просто продукт неких умозрительных операций за письменным столом по соединению фрагментов философии и правоведения. Это – обусловленная самой логикой жизни и рассматриваемых областей знаний интеграция философских идей и данных правоведения.
Философия права занимается исследованием смысла права, его  сущности и понятия, его оснований  и места в мире, его ценности и значимости, его роли в жизни  человека, общества и государства, в  судьбах народов и человечества.
При изучении данного  вопроса исследователи рано или  поздно сталкивались с проблемой  различения и соотношения права  и закона, которая имеет определяющее значение для любого теоретически последовательного  правопонимания и тем самым способствует обозначению предметной области философии права.
Прошлые и современные  философские учения о праве включают в себя тот или иной вариант  различия права и закона. Речь идет о различии права по природе и  права по человеческому установлению, права естественного и права волеустановленного, справедливости и закона, философского права и позитивного права (термин «позитивное право» возник в средневековой юриспруденции и обозначал отрицание необходимости и возможности философии права) и т. д.
За этим терминологическим  разнообразием по сути дела лежит то, что в теоретически обобщенной форме мы обозначаем право и закон, их различение и соотношение[3].
Как сами философские  учения непосредственно, так и соответствующие философские интерпретации права оказывали и продолжают оказывать заметное влияние на всю юридическую науку и на развиваемые в ее рамках философско-правовые подходы и концепции. В то же время юриспруденция, теоретические положения о праве, проблемах его становления, совершенствования и развития оказывают большое влияние на философские исследования правовой тематики. Несмотря на то, что со второй половины XIX века философия права стала разрабатываться как юридическая дисциплина и преподаваться на юридических факультетах, ее развитие остается и по сей день тесно связанным с философской мыслью.
Степень развитости философии  права, ее реальное место и значение в системе философских и юридических  наук напрямую зависят от общего состояния  философии и юриспруденции в стране, от политико-идеологических факторов, а также научных традиций.
В нашей философской  литературе философия права, ранее  разрабатывавшаяся в рамках общей  теории государства и права в  качестве ее составной части, постепенно оформляется в качестве самостоятельной юридической дисциплины наряду с теорией государства и права, социологией права историей правовых и политических учений и другими предметами.
И в таком качестве философия права призвана выполнять  ряд функций методологического, гносеологического и аксиологического характера.

Глава I  Естественное право

Подобно общей философии, философия права также имеет  свои отрасли, которые совпадают  с отраслями общей философии. Это значит, что в рамках философии  права могут различаться онтология, гносеология, аксиология и логика.
Правовая онтология  определяет природу (сущность, бытие) права.
Правовая гносеология  устанавливает, можно ли познать  право. Ее задача заключается в том, чтобы оценить эффективность  эмпирического познания права.
Правовая аксиология – это дисциплина, задача которой заключается в систематизированном и целостном ответе на основные вопросы права: должно ли право претворять в жизнь ценности, и если должно, то какие? Должен ли человек активно бороться за выбор этих ценностей и их осуществление или это происходит стихийно, без его сознательного участия? Существуют ли объективные, бесспорные ценности или они являются субъективными, произвольными? Правовая аксиология определяет, какие ценности являются правовыми, т. е. какие ценности должно претворять в жизнь право, какова их природа, являются ли они субъективными или объективными, каково их соотношение, отношение к другим, неправовым ценностям, каким образом и в какой степени они могут быть познаны, могут ли они быть реализованы, и если да, то в какой мере.
Главная задача правовой логики – установить, существует ли особая правовая логика, каковы основные логические правила правового мышления и как они конкретно применяются  в области права.
Философское же постижение правовой реальности началось с разграничения права на естественное и позитивное (положительное).
Суть идеи естественного  права заключается в том, что  наряду с правом, созданном людьми и выраженном в законах, существует естественное право – сумма требований, в своей исходной основе рожденных непосредственно, без какого-либо людского участия, самой, натуральной жизнью общества, «природой», объективными условиями жизнедеятельности, естественным ходом вещей. К числу таких требований относятся, например, право первенства, право старшинства, право народов на определение своей судьбы и т. д..
Естественно-правовой подход связывает рассмотрение юридических  проблем с основными человеческими  ценностями: свободой, правом на жизнь, независимым статусом человека и  др. В то же время он ориентирует на естественную, а, следовательно, живую, развивающуюся действительность, в том числе и с точки зрения требований и норм, касающихся взаимоотношений с природой. Как показал Г. В. Мальцев, в отношении прав человека, обращенных к природе, природной среде, требуется «переосмысление на базе новейших естественно - научных и общественных знаний идеи естественного права и естественной справедливости ... указывающих на меру и нормы, с которыми должен считаться человек, стремясь установить сбалансированные отношения между обществом и природой».
Естественно-правовой подход при рассмотрении вопросов права  имеет существенное методологическое значение еще и потому, что требования естественного права обладают свойствами, близкими к свойствам явлений  природного, естественного порядка. А именно – абсолютной безусловностью, категоричностью, неподвластностью конкретным ситуациям (в том числе произволу, усмотрению отдельных лиц), неотвратимостью спонтанного наступления отрицательных последствий при игнорировании естественно-правовых требований.
В реальной человеческой жизни некоторые элементарные требования жизнедеятельности (такие, как императивы «старшинства», «первенства», «очередности») действительно довольно прочно утвердились  в виде безусловных, бесспорных. Отсюда и последствия, имеющие важное значение для позитивного права, понимания его особенностей, существенных для его развития качеств. 

§ 1  Классическая философия права

Кантианская философия  права.
Философия права Иммануила  Канта (1724 – 1804) в систематическом  отношении примыкает к «Критике практического разума». Кант считает возможной независимую от опыта философию права и разрабатывает эту философию, обосновывая нормативные принципы права a priori. Сначала он ведет речь об априорных основаниях правового строя.
Согласно Канту, существуют определенные «чистые» (от опыта) представления сознания, наблюдения и идеи, данные человеку от опыта (a priori) и необходимые для того, чтобы опыт был возможен, чтобы он протекал в формах, доступных человеческому пониманию.
Само понятие права Кант считал априорным, однако это не означает, что его суть является непосредственно доступной познанию: «Понятия, данные в a priori, (например, право, причина, субстанция, справедливость и т. д.), строго говоря, не поддаются дефиниции».
Кант понимал, что проблема правопонимания столь важна сама по себе, сколь важно ее правильно поставить, сформулировать. «Вопрос о том, - писал он, - что такое право, представляет для юриста такие же трудности, какие для логики представляет вопрос, что такое истина».
Индивид, по Канту, есть существо, в принципе способное стать  «господином самому себе» и потому не нуждающееся во внешней опеке  при осуществлении того или иного  ценностного и нормативного выбора. Но далеко не всякий использует индивидуальную свободу только для реализации «категорического императива», сплошь и рядом она перерастает в произвол. Совокупность условий, ограничивающих произвол одного по отношению к другим посредством объективного общего закона свободы, Кант называет правом. Оно призвано регулировать внешнюю форму поведения людей, выражаемые вовне человеческие поступки. Никто не вправе предписывать человеку, ради чего он должен жить, в чем ему надо видеть свое личное благо и счастье. Тем более нельзя добиваться от него угрозами, силой, выполнения этих предписаний.
Истинное призвание  права – надежно гарантировать  морали то социальное пространство, в  котором она могла бы нормально  проявлять себя, в котором смогла бы беспрепятственно реализоваться  свобода индивида.
Осуществление права  требует того, чтобы оно было общеобязательным. Для этого право наделяется принудительной силой. Иначе нельзя заставить людей соблюдать правовые нормы, нельзя воспрепятствовать их нарушению и восстанавливать нарушенное. Если право не снабдить принудительной силой, оно окажется не в состоянии выполнить уготованную ему в обществе роль. Сообщить праву такое нужное ему свойство способно лишь государство – исконный и первичный носитель принуждения.
Кант многократно  подчеркивал необходимость для  государства опираться на право, ориентироваться в своей деятельности на него, согласовывать с ним свои акции. Отступление от этого положения грозит потерей доверия и уважения своих граждан.
Кант не считал, что  его концепция имеет отношение  к праву. Его собственное понимание  права было иным: право, утверждал он, относится к области практического, а не критического разума, к которой принадлежат априорные знания. Его последователи восприняли не кантовскую, а неокантианскую философию, которая считала, что априорные знания существуют и в области практического разума.
Гегельянская философия  права.
Специфический смысл  философии права Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770 – 1831), как отмечается В. С. Нерсесянцем, раскрывается в его расхождении с естественно-правовой концепцией Канта.
Достижения гегелевской философской мысли в области социальных, политических и правовых проблем отражены в работе «Философия права».
«Философия права», представляющая собой философскую  науку о праве, является «частью  философии», а именно той частью, которая принадлежит философии объективного духа. Раскрытие объективного духа дается через раскрытие диалектического движения понятия права от его абстрактных форм до конкретных, от абстрактного права - к моральности, а затем к нравственности (семье, гражданскому обществу и государству).
В утверждении о  том, что со ступени объективного духа начинается проблематика философии  права, Гегель ссылается на анализ всего  предшествующего развития духа. Философия  права в качестве части философии  имеет «определенную исходную точку, которая есть результат и истина того, что ей предшествует и что составляет ее так называемое доказательство. Поэтому понятие права по своему становлению трактуется вне науки права, его дедукция предполагается здесь уже имеющейся и его следует принимать как данное».
Понятия права и  свободы, как исходные моменты и  содержание объективного духа, подготовлены в ходе развития субъективного духа. В этом смысл гегелевской отсылки  к предшествующим разделам своей  системы философии.
Идея права как  предмет философии права означает единство понятия права и наличного бытия права, получаемого в ходе осуществления, объективации понятия права.
Свою концепцию  философии права Гегель разрабатывает  и трактует именно как философскую  науку о праве, отличную от юриспруденции, которая, занимаясь позитивным правом (законодательством), имеет дело, по его характеристике, лишь с противоречиями. Задача философии права состоит в постижении мыслей, лежащих в основании права, а подлинная мысль о праве есть его понятие, диалектика которого раскрывается в «Философии права».
Сам Гегель, говоря о  своеобразии собственного философского рассмотрения проблем права и  государства в «Философии права», акцентировал внимание на теоретико-концептуальной стороне своего политико-правового  учения. Понятие права самоуглубляется и движется от абстрактного к наивысшему, то есть, к конкретному, истинному. В ходе этого движения абстрактные формы обнаруживают свою несостоятельность и как неподлинные и неистинные, «снимаются».
Своеобразие философии  права Гегеля наряду с принципиальными особенностями его диалектического метода во многом обусловлено и той спецификой, которая присуща его концепции правопонимания.
Право, по Гегелю, состоит  в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли. Диалектика этой воли совпадает с философским конструированием системы права как царства реализованной свободы. Свобода составляет основное определение воли. 

На вершине иерархии «особых прав» стоит право  государства, над которым возвышается  лишь право мирового духа. Окончательно истинно лишь право вышестоящей  ступени.
Превращение права  в себе в закон путем законодательства придает праву форму всеобщности  и подлинной определенности. Предметом законодательства могут быть только внешние стороны человеческих отношений, но не их внутренняя сфера.
Различая право  и закон, Гегель одновременно стремится  в своей конструкции исключить  их противопоставление. Как крупное  недоразумение расценивает он превращение различия между естественным или философским правом и позитивным правом в противоположность и противоречие между ними.
Гегель признает, что  содержание права может быть искажено в процессе законодательства, поэтому  не все данное в форме закона есть право. Закон (по понятию) - это конкретная форма выражения права.
Специфика философии  права Гегеля проявляет себя в  стремлении доказать неистинность и  недействительность различения права  и закона.
Гегель обосновывает необходимость публичного оглашения законов, публичного судопроизводства и суда присяжных, на наш взгляд, несколько опережая свое время.
В философии права  Гегеля мысль о полисном правлении (о полисе – государстве как  высшей и совершенной форме общения) синтезируется с доктриной «господства права». Само государство, по его мнению, есть правовое образование.
Философско-правовое учение Гегеля оказало огромное влияние  на последующую историю политико-правовой мысли. Оно давало широкий простор  для обоснования как консервативных, так и критических, оппозиционных воззрений.
Марксистская философия  права.
Концепция Карла Маркса (1818 – 1883) и Фридриха Энгельса (1820 – 1895) в своей трактовке права не отрицает его связи с социальными идеалами, нравственными нормами, культурой, равно как и необходимость ценностного подхода к праву, а также не считает право только функцией экономического процесса.
Марксизм считает  позитивное право вторичной реальностью, отражением истинного положения  дел, выражающегося в определенных общественных отношениях. Именно воля господствующего класса выполняет в марксизме роль естественного права.
Право как мера свободы  определяется экономическими отношениями, в которых коренится «правовая  природа вещей», то есть социальная норма, обладающая в силу своей объективной природы общеобязательностью, и требующая законодательного закрепления. Правовые нормы возникают на определенном этапе исторического развития, когда образование новых общественных отношений приводит к перераспределению собственности внутри общества, к ее сосредоточению в руках небольшой его части, то есть в условиях расслоения общества на классы, формирования частной собственности. Во все времена существовали все виды свободы, «но только в одних случаях - как особая привилегия, в других – как всеобщее право».
Марксистская философия  права – это широкое направление, включающее разнообразные внутренние школы, среди которых одной наиболее значительной является марксистско–ленинская  философия права.
В основе марксистско-ленинской  философии права лежит тезис о том, что право является выражением и закреплением воли экономически господствующего класса. Как и государство, оно является продуктом классового общества. Его содержание носит классово-волевой характер. Возникновение и существование права объясняется необходимостью нормативного регулирования общественных отношений в интересах экономически господствующего класса. Сущность права заключается в его классовости и материальной обусловленности.
Всякое право –  это применение одинакового масштаба к различным людям, которые на деле неодинаковы, не равны друг другу. При равном труде, при равном участии в общественном потребительском фонде один получает на самом деле больше, чем другой, и окажется богаче другого. Чтобы избежать всего этого, право вместо того, чтобы быть равным, должно быть неравным, учитывать естественное неравенство людей.
Конкретизируя положения  Маркса, Владимир Ильич Ленин (1870 – 1924) пишет, что право отмирает полностью тогда, когда общество осуществит правило: «от каждого по способностям, каждому по потребностям», то есть когда люди настолько привыкнут соблюдать основные правила общежития и когда их труд будет настолько производителен, что они добровольно будут трудиться по способностям.
В соответствии с марксистско-ленинской  концепцией в основе возникновения права, его функционирования и неизбежного отмирания лежат классово – экономические причины.

Право и религия

Понимание сущности религии  является довольно сложной задачей, для решения которой необходим  особый подход, который удовлетворил бы в целом и религиоведов и юристов. Такой подход существует и называется «экзистенциальный подход», согласно которому ядром всякой религии является вероучение, содержащее предельные ответы на вопрос о смысле человеческой активности. Такой подход не чужд и правоведам: «Назначением религии является выработка «смыслов», позволяющих человеку так или иначе освоиться и определить свое место в том мире, в котором он живет».
В соответствии с этим подходом, всякое право, в конечном счете - это итог эволюции экзистенциальных (религиозных) оснований человеческой активности. В религии кроется предельная основа, конечный источник всякого права. Но право как система требований является наиболее отдаленной и независимой от религии системой. Самый естественный и логичный путь духа лежит через последовательность религия – мораль – обычай. Однако бывают случаи, когда религиозные требования непосредственно превращаются в правовые.
Право возникает непосредственно  из требований религиозной идеи лишь тогда, когда группа людей, одержимых этой идеей, силой подчиняет себе группу других людей, не разделяющих данных религиозных убеждений. Чаще всего подобное превращение происходит в случаях, когда данная религиозная идея предполагает смысл такого навязывания. Например, носители исламской идеи в соответствии со своими убеждениями видят смысл в том, чтобы обратить неверных в правоверие силой (так называемый «джихад меча»), если исчерпаны все иные пути обращения.
Носители религиозной  идеи, которые устанавливают правовую систему, вкладывают в нее свои религиозные ценности, которые, в свою очередь, для них самих носят сакральный характер, то есть имеют свой конечный источник, согласно их представлениям, в божественной воле, в космическом законе и т. п. Именно эти представления порождают теологические школы права, возводящие правовые установления к высшим основам мироздания. Таким образом, если признавать истинность тех религий, нормы которых непосредственно становятся правовыми, необходимо признавать и правоту соответствующих богословских концепций права.
Религиозное понимание  сущности права как творения Бога до сих пор остается одним из направлений  его теоретического осмысления. Первоначально  естественное и божественное начала присутствовали и в теории естественного  права. И сегодня неотомизм обращается к ним, объясняя сущность права. Однако уже с XVII в. теологическое направление начинает уступать первенство светским теориям.
В языческой древности, когда господствующей формой объяснения мира, был политеизм, источник, из которого происходит позитивное право, видели, прежде всего, в воле богов. Их ближайшими правовестниками провозглашались священнослужители (например, брахманы в Индии) и обожествляемые правители (ван – в Китае, фараон – в Египте). В представлении древних право обусловливалось волей богов и их «помазанников» - правителей государства. Все древние народы (египтяне, вавилоняне, евреи, индусы, персы и др.) дают божественное объяснение и обоснование своим законам.
История предоставляет  множество свидетельств непосредственного  либо опосредованного происхождения права из религии, как на Западе, так и на Востоке. Именно языческим религиям народов древнего Востока и древнего Средиземноморья право обязано такой категорией, как справедливость.
На уровне религиозных  представлений, справедливость - это соответствие судьбы человека характеру его усилий. Представления о справедливости целиком вытекают из язычества. В результате кризиса языческой религиозности справедливость из мирового принципа превращается сначала в долг, а затем в формальное (внешнее) предписание, то есть право.
Язычество – это  класс религий, признающих верховным  принципом мироздания принцип мировой  справедливости, согласно которому все  награды и наказания, постигающие  человека, так или иначе, заслужены  им. Поэтому, чтобы нечто получить, человек должен стать достойным награды, в противном случае он своего никак не добьется.
Справедливость может  осуществляться различными способами. Во-первых, она может осуществляться благодаря всемирному закону справедливости. Во-вторых, волей властвующих в мире богов, которые могут быть организованы по-разному – иерархически или беспорядочно, с верховным богом и без него. В-третьих, справедливость может осуществляться не непосредственно («заслужил – получил»).
Одним из древнейших и существующих до сегодняшнего дня примеров правовой реализации языческой идеи справедливости является индусское право. Индусская религия, включавшая в себя систему правил, детально регламентирующих всю общественную жизнь, предписывала определенный образ поведения.

Заключение

В науке термин "право" употребляется чрезвычайно широко: в философии, в правоведении, социологии, антропологии. Существенным недостатком, на наш взгляд, является использование многими учеными данного термина применительно к любой доминирующей в обществе нормативной системе. В особенности это проявляется в сравнительном правоведении, которое сложилось во второй половине XIX в. в русле юридического позитивизма и отчасти позитивистской социологии права.
Их методология  весьма продуктивна при анализе развитых правовых систем стран европейской цивилизации, однако приводит к достаточно спорным выводам при обращении к нормативным системам иных цивилизаций. Р. Давид обращает на это внимание, но предпочитает не вдаваться в дискуссию между «сторонниками позитивизма и естественного права».
Действительно, эта  дискуссия имеет давние корни в европейском правоведении и приобретает в нем познавательный смысл. Однако европоцентризм, свойственный европейцам, приводит к тому, что они склонны использовать привычные понятия при исследовании иных культур. Поэтому мы пишем и читаем о юридическом позитивизме в древнем Китае и там же легко находим естественно-правовые концепции, изучаем право ислама, индуизма, древнее право, по примеру Г. Мейна, и т.д. Собственно в такого рода словоупотреблении нет ничего негативного, если пишущий и читающий понимают степень условности, конвенциальности термина права в таком контексте.
Однако строить  рассуждения о правовом государстве  невозможно с позиции преобладающего в России легистского правопонимания. Позитивисты отрицают естественные и неотчуждаемые права человека и говорят только о дарованных основных правах и свободах граждан. Поэтому для них понятие правового государства оказывается бессмысленным: власть, дарующая права, не может быть ограничена этими правами.
Российские авторы в основном придерживаются социологического понятия государства как силы, господства, наиболее мощной организации  власти у данного народа на данной территории, например, организации  классового насилия. В таком понимании право – есть приказы власти, законы. С этой позиции логически невозможно не только правовое государство, но и даже конституционное право: если право – приказ государства, то как государство может приказывать самому себе? Логически возможна только конструкция государства законности: государство «самоограничивается» своими законами. Но и такая конструкция ущербна, ибо «государство законности», по признанию его идеологов, в любой момент может отменить «связывающий» его закон.
Подход к праву, сводящий право вообще к позитивному праву, т.е. отождествляющий право и закон, характерен для юридической догматики и представлен в различных вариантах юридического позитивизма и легизма (от lex — закон). Здесь, следовательно, истина о праве исчерпывается волей законодателя, мнением и позицией официально-властного установителя позитивного права.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.