На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Политическая теория Макса Вебера

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 07.12.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ГОУ ВПО  КГМУ
КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ 
 

Реферат 

Политическая  теория Макса Вебера. 
 
 

Выполнил:
                  Студентка II курса, лечебного факультета, 3 группы
Хасаева Н. А.
Проверил:
Преподаватель Бабкина А.В. 
 
 

Курск - 2011
 


Содержание
    Введение
    Политическая теория М. Вебера: государство, бюрократия, демократия. "Политика как призвание и профессия"
    Теория бюрократии М. Вебера
    Заключение
 


Введение
Макс  Вебер (1864 – 1920) – немецкий социолог, социальный философ, культуролог и историк. Его можно смело назвать Леонардо да Винчи социологии. Его базисные теории сегодня составляют фундамент социологии: учение о социальном действии и мотивации, об общественном разделении труда, об отчуждении, о профессии как призвании.
Теория  бюрократии Макса Вебера оказала  огромное влияние на развитие социологии в ХХ веке. Эта теория положила начало целому разделу социологической  науки - социологии организаций. Многие ученые, приступавшие в 40-50-е годы нашего столетия к изучению формальных организаций, опирались на веберовскую модель бюрократии при проведении эмпирических исследований.  Если социология организаций рассматривает управленческие структуры во всех сферах общественной жизни, то в политической социологии одним из объектов исследования выступают бюрократические организации, действующие в сфере политики, к числу которых относятся прежде всего аппарат государственного управления и политические партии. Изучая структуру и деятельность таких организаций, политические социологи основное внимание уделяют проблеме власти бюрократии и социальным основам этой власти в различных обществах.
Анализ  бюрократии в работах Вебера неизменно  рассматривался как одна из теоретических  основ современной политической социологии[1]. Вместе с тем в центре внимания западных исследователей долгое время находилась главным образом  идеально-типическая модель рациональной бюрократии, которая однако же представляет собой лишь один из элементов более общей теории бюрократии, разработанной немецким социологом. Только в 70-е годы, с началом “веберовского ренессанса” ряд западных авторов начинает придавать большее значение тем аспектам социологии бюрократии Вебера, которые до той поры находились в тени. Речь в данном случае идет прежде всего о понятии патримониальной бюрократии, которое, по выражению М.Элброу, представляет собой “один из ключей к более общей концепции Вебера”[2]. Постепенно в западной социологии получает распространение точка зрения, что веберовская теория бюрократии должна рассматриваться во взаимосвязи всех образующих ее элементов.
Основным  источником, в котором представлена теория бюрократии Вебера, служит фундаментальный  труд немецкого социолога “Хозяйство и общество”. Для рассмотрения проблемы власти бюрократии важное значение имеет также статья Вебера “Парламент и правительство в преобразованной Германии”. В этой статье и в некоторых других своих работах Вебер описывает систему государственного управления, существовавшую в Германии в начале ХХ века. В исследованиях современных западных ученых нередко подчеркивается, что анализ бюрократии в веберовских политических статьях, как и концепция патримониальной бюрократии, служит важным дополнением идеально-типической модели рациональной бюрократии.
Отечественная социология, как указывается в  одной из новейших работ, посвященных  Веберу, лишь на рубеже 70-80-х годов  достигла такого уровня развития, что  стала более адекватно воспринимать происходящее в западной теоретической  социологии[3]. С этого момента  наблюдается устойчивый рост интереса к творческому наследию великого немецкого ученого. Тем не менее возможности для свободного от идеологической предвзятости рассмотрения веберовской теории бюрократии возникают лишь к началу 90-х годов. Некоторые аспекты этой теории по-прежнему недостаточно освещены в отечественной литературе. Например, понятие патримониальной бюрократии лишь упоминается в трудах современных российских исследователей, но содержание этого понятия не раскрывается в них с достаточной глубиной.
 В  последние годы отечественные  социологи неоднократно подчеркивали  значение веберовской модели бюрократии для характеристики системы управления в современном российском обществе. Но для того, чтобы понятия веберовской социологии могли использоваться для изучения современных политических структур, необходимо прежде всего уточнить содержание этих понятий. Анализу содержания основных элементов теории бюрократии Вебера и возможностей их применения в современной политической социологии и посвящена данная работа [3].
Политическая  теория М. Вебера: государство, бюрократия, демократия. "Политика как призвание  и профессия"
При рассмотрении проблемы бюрократии в веберовской социологии важное значение имеет тот факт, что Вебер выделяет два существенно различных типа бюрократической организации. Одним из этих типов выступает патримониальная бюрократия, которую характеризуют недостаточное развитие рациональных черт и личностный характер отношений власти в управленческих структурах. Патримониальную бюрократию отличает также тенденция к апроприации государственных должностей занимающими их чиновниками. Основу власти патримониальной бюрократии образует, прежде всего, присвоение чиновниками должностей и связанных с ними привилегий и экономических преимуществ. Вместе с тем предельное развитие тенденции к присвоению средств управления чиновниками приводит к распаду бюрократических структур. При этом патримониальная бюрократия трансформируется в господство “сословного" типа, которое уже не является бюрократическим [1].
Согласно  Веберу, лишь в странах Запада в  результате рационализации процесса управления складывается иной характер отношений  между патримониальным монархом и чиновниками. Бюрократический  аппарат западного абсолютистского  государства приобретает власть не в результате децентрализации  политического режима, а благодаря  наличию у чиновников специальных  знаний и навыков. В странах Запада впервые происходит переход от патримониального управления к бюрократии современного типа.
Разработанная в “Хозяйстве и обществе” теоретическая  модель рациональной бюрократии образует второй тип бюрократической организации  в социологии Вебера. Для административных структур, приближающихся к данной модели, характерно преобладание формально-правового  начала. Принцип личной преданности, на котором основывается патримониальное  управление, уступает место объективно установленному служебному долгу. Формируется  тип чиновника, который руководствуется  в своей деятельности системой формальных правил, а не предписаниями традиции и волей монарха.
Однако  бюрократия в современном обществе представляет собой не просто безличный  инструмент управления, но также и  особую социальную группу со своими собственными взглядами и ценностными ориентациями. Идеально-типическая модель рациональной бюрократии не предусматривает такого положения дел, когда корпоративные  интересы чиновников получают преобладание над требованиями служебного долга. Тем не менее, анализ типично бюрократических  ценностей в работах Вебера свидетельствует  о том, что бюрократия нередко  действует, исходя из своих собственных  групповых интересов, а не интересов  той организации, которая использует бюрократический управленческий аппарат [3].
В условиях легального господства сохраняется  тенденция к бесконтрольному  правлению бюрократии. С точки  зрения Вебера, специальная подготовка чиновников и их монополия на владение некоторыми видами информации позволяют  бюрократическому аппарату под видом  административной беспристрастности  фактически определять направление  государственной политики. Глава  бюрократического аппарата, если только он не обладает достаточной компетентностью  в вопросах управления и не имеет  независимых источников информации, оказывается беспомощным перед  лицом специализированного чиновничества. Вместе с тем отсутствие у чиновников качеств политического лидера приводит к тому, что бюрократический аппарат оказывается не в состоянии решать чисто политические проблемы.
Понятие “господство чиновников” Вебер  использовал для обозначения  такого политического режима, в котором  функция определения политики оказывается  узурпированной бюрократией. “Господство  чиновников” представляет собой  тенденцию, которая присутствует в  любой бюрократической администрации, но может полностью реализоваться  лишь в том случае, если не существует эффективных средств контроля за деятельностью государственного аппарата. Предельное развитие данной тенденции, как полагал Вебер, должно было вызывать крайне неблагоприятные социальные последствия [5].
Проблема  ограничения власти бюрократии являлась для Вебера одной из центральных. Немецкий социолог рассматривал различные  институциональные механизмы, которые  могли бы послужить противовесом бюрократическому управлению. Наибольшие возможности для установления контроля за деятельностью административного аппарата предоставляла, по его мнению, система представительного правления. Вместе с тем основной функцией парламентской системы является, с точки зрения Вебера, отбор политиков, обладающих качествами подлинного лидера.
Веберовская концепция плебисцитарной демократии, выдвигающая на передний план харизматического лидера, отразила внутренне противоречивый характер политической теории немецкого социолога. Хотя эта концепция оказала заметное влияние на последующее развитие политической социологии, она оценивалась крайне неоднозначно. Как показал исторический опыт Веймарской Германии, со стороны харизматического лидера может исходить столь же серьезная опасность для демократических институтов и ценностей, как и со стороны бюрократии. Однако для Вебера основная угроза демократии и индивидуальной свободе заключалась в прогрессирующей бюрократизации общественной жизни [4].
Теория  бюрократии М. Вебера
Вебер считал бюрократию самым чистым видом  легального господства. Но ни одно государство не может быть целиком бюрократическим, на вершине стоит либо монарх, либо президент, либо избранные лидеры.
Значительной  заслугой Вебера является формулирование критериев оптимального функционирования бюрократии. Перечислим эти десять заповедей современной бюрократии:
1. Должностные  лица лично свободны и являются  субъектом власти благодаря обезличенным  служебным обязанностям
2. Они  организованы и иерархию офисов
3. Каждый  офис имеет сферу компетенции  в правовом смысле
4. В  каждом офисе существует свободный  отбор
5. Кандидаты  назначаются (на основе технических  качеств), а не избираются
6. Чиновники  вознаграждаются фиксированной  зарплатой
7. Офис  рассматривается как главное  занятие должностного лица
8. Офис  предполагает карьеру. Существует  система продвижения
9. Чиновник  работает отделенным от собственности  и без пожизненного присвоения  позиции
10. Он  подчинен строгой дисциплине и контролю за поведением [2].
Государство - политическая организация общества, объединяющая все население страны, представляющая и выражающая его  интересы и волю, основной орган  власти, управляющий обществом и  обеспечивающий его целостность, организованность и определенный порядок в нем. В своем функционировании Г. предстает  как форма организации политической власти, необходимая для поддержания  юридического порядка в социально  неоднородном обществе и обладающая законным правом применения принуждения и насилия. Немецкий социолог и политолог М. Вебер считал, что решающим признаком при определении Г. является его способность успешно реализовать претензию "на монополию законного использования насилия в пределах своей территории". Поэтому он определял Г. следующим образом: "Государство, есть отношение господства людей над людьми, опирающееся на легитимное (то есть считающееся легитимным) насилие как средство, Таким образом, чтобы оно существовало, люди, находящиеся под господством, должны подчиняться авторитету, на который претендуют те, кто теперь господствует". Когда и почему они так поступают? Какие внутренние основания для оправдания господства и какие внешние средства служат ему опорой?
В принципе имеется три вида внутренних оправданий, то есть оснований легитимности (начнем с них). Во-первых, это авторитет  “вечно вчерашнего": авторитет нравов, освященных исконной значимостью и  привычной ориентацией на их соблюдение, - “традиционное" господство, как  его осуществляли патриарх и патримониальный  князь старого типа. Далее, авторитет  внеобыденного личного дара (Gnadengabe) (харизма), полная личная преданность и личное доверие, вызываемое наличием качеств вождя у какого-то человека: откровений, героизма и других, - харизматическое господство, как его осуществляют пророк, или - в области политического - избранный князь-военачальник, или плебисцитарный властитель, выдающийся демагог и политический партийный вождь. Наконец, господство в силу “легальности", в силу веры в обязательность легального установления (Satzung) и деловой “компетентности”, обоснованной рационально созданными правилами, то есть ориентации на подчинение при выполнении установленных правил - господство в том виде, в каком его осуществляют современный “государственный служащий” и все те носители власти, которые похожи на него в этом отношении. Понятно, что в действительности подчинение обусловливают чрезвычайно грубые мотивы страха и надежды-страха перед местью магических сил или властителя, надежды на потустороннее или посюстороннее вознаграждение - и вместе с тем самые разнообразные интересы. К этому мы сейчас вернемся. Но если пытаться выяснить, на чем основана “легитимность" такой покорности, тогда, конечно, столкнешься с указанными тремя ее “чистыми” типами. А эти представления о легитимности и их внутреннее обоснование имеют большое значение для структуры господства. Правда, чистые типы редко встречаются в действительности. Но сегодня мы не можем позволить себе детальный анализ крайне запутанных изменений, переходов и комбинаций этих чистых типов: это относится к проблемам “общего учения о государстве" [5].
В данном случае нас интересует прежде всего второй из них: господство, основанное на преданности тех, кто подчиняется чисто личной “харизме” “вождя”. Ибо здесь коренится мысль о призвании (Beruf1) в его высшем выражении. Преданность харизме пророка или вождя на войне, или выдающегося демагога в народном собрании (Ekklesia) или в парламенте как раз и означает, что человек подобного типа считается внутренне “призванным" руководителем людей, что последние подчиняются ему не в силу обычая или установления, но потому, что верят в него. Правда, сам “вождь” живет своим делом, “жаждет свершить свой труд", если только он не ограниченный и тщеславный выскочка. Именно к личности вождя и ее качествам относится преданность его сторонников: апостолов, последователей, только ему преданных партийных приверженцев. В двух важнейших в прошлом фигурах: с одной стороны, мага и пророка, с другой - избранного князя-военачальника, главаря банды, кондотьера - вождизм как явление встречается во все исторические эпохи и во всех регионах. Но особенностью Запада, что для нас более важно, является политический вождизм в образе сначала свободного “демагога”, существовавшего на почве города-государства, характерного только для Запада, и прежде всего для средиземноморской культуры, а затем - в образе парламентского “партийного вождя", выросшего на почве конституционного государства, укорененного тоже лишь на Западе [1].
В концепции  М. Вебера демократия выступает как  способ и средство, а не цель в  себе. Это способ избрания лидеров, это средство как для придания их правлению законности, так и  для привлечения значительной массы  населения к политическим делам  нации. Тем не менее демократия, по мнению М. Вебера, не является подходящим средством для решения обычных политических вопросов, в подобных случаях необходимы скорее компромиссы через переговоры, чем голосование. Поэтому он считал утопичными теории "народного суверенитета", такие понятия, как "воля народа", "мудрость народа" и т.д., цель которых - исключить господство одного человека над другим. По мнению Вебера, этого нельзя достичь в современных условиях, поскольку прямая демократия и правительство непрофессиональных политиков принципиально невозможны вне пределов мелких государств-городов, ограниченных своими размерами и населением. Согласно Веберу, любая рационализация или же формализация взаимоотношений между людьми в современных больших обществах и государствах неизбежно ведет к авторитаризму. Не случайно поэтому именно анализ английской парламентской демократии, которая подавляющим большинством исследователей рассматривалась как модель наиболее успешной демократии, дал повод Веберу усомниться в демократическом характере функционирования этого института власти.
Выводы  Вебера основаны на проведенном им анализе принципов организации  и деятельности бюрократий и "железного  закона олигархии", действующего в  рамках любой организации.
В противовес англосаксонской политической традиции Вебер предлагает теорию плебисцитарной демократии, с помощью которой, по его мнению, можно было бы избежать тирании бюрократов. В рамках этой теории народу и отдельным индивидам  отводится роль пассивного участника  политического процесса. Единственная форма политического участия для масс - это участие в выборах и реализация права на голосование.
Главной фигурой в веберовской теории выступает харизматический лидер, избранный прямым голосованием народом, перед которым он несет ответственность. Подобный лидер стоит над бюрократической администрацией, избираемой, в свою очередь, формально легальным образом. Степень легитимности харизматического лидера определяется масштабами его успехов. Так как, по Веберу, роль масс в политическом процессе ограничивается лишь участием в избрании харизматического лидера, им, по существу, отказывается в праве осуществлять контроль над бюрократией снизу. Эти функции граждане делегируют харизматическому лидеру, который осуществляет контроль за деятельностью бюрократии сверху; одна из главных его задач - борьба с бюрократией, необходимая для преодоления олигархического принципа правления [2].
Разрабатывая "идеальный тип" бюрократии, Вебер  предполагал, что бюрократия выступит в роли беспристрастного технического исполнителя в расчлененном на составные элементы процессе управления. Он считал, что идеальный руководитель управляет своим аппаратом в духе формалистической безличности, без гнева и пристрастия. По мнению Вебера, "идеальный тип" бюрократии по своей эффективности выглядит в сравнении с другими формами организации управления так же, как машина в сравнении с немеханическими видами производства.
Однако  анализ функционирования бюрократии привел Вебера к выводу о том, что система  правил и инструкций и иерархическая  структура в организации бюрократии таят в себе очень опасные семена ее перерождения. Они могут стать  тормозом эффективного функционирования любой бюрократической организации. Приученные к определенному способу  приложения своих знаний, к известной  рутине и шаблону, бюрократы оказываются  беспомощными, когда сталкиваются с  реальными проблемами социальной жизни, не поддающимися решению на основе предписанных заранее известных правил и стандартов.
Стремясь  решить задачу предохранения общественных институтов от бюрократического окостенения, Вебер в последние годы своей  жизни особенно много внимания уделял проблеме лидера в рамках организации  и вопросам, связанным с выявлением взаимоотношений лидера, бюрократии и масс.
Плебисцитарная  теория бюрократии Вебера-это, по существу, попытка найти некую идеальную  модель организации политической системы  с необходимыми элементами, обеспечивающими  ее динамизм.
По мнению Вебера, харизматический лидер, стоящий  вне классов, статусов и демагогической политики, имея независимый от бюрократии источник легитимизации своей власти и не будучи сильно интегрированным в бюрократическую иерархическую структуру, смог бы объединить вокруг себя нацию и защитить индивида перед лицом наступления бюрократии и "социалистического коллективизма". Основное значение плебисцита для Вебера сводится к тому, чтобы в результате прямого участия всего народа в голосовании создать харизматический авторитет.
Как отмечает видный западногерманский политолог  В. Моммзен, "Вебер верил в то, что, только обращаясь прямо к  массам, вместо того, чтобы получать советы от административной демократии, великий политический лидер может  проводить дальновидную и смелую политику". Условие успешности деятельности такого лидера - слепое повиновение  ему со стороны народа. По мнению Вебера, подобный лидер, с независимой  от парламента базой власти, смог бы преодолеть раздробленность классовых  интересов, представленных в парламенте, и быть объединяющим началом нации. Парламенту отводится в этой теории функция воспитания плебисцитарных лидеров [4].
Необходимость плебисцитарного лидера, по Веберу, обусловлена рядом обстоятельств. Во-первых, он хотел добиться для  политического лидера верховенства над бюрократией, а одновременно вывести его из-под власти экономических  интересов и отдельных групп  давления. Во-вторых, условия начала ХХ века и послевоенный период в  Европе, и особенно в Германии, при  острой социально-классовой поляризации, вызывали у Вебера опасения, что  любая политическая система в  Германии, перенятая у англичан или  французов, рухнет под натиском бескомпромиссного  давления разных интересов. Поэтому  в его теории плебисцитарный лидер  с независимой от парламента базой  избирателей должен был символизировать  единство нации. Вебер, пытаясь отделить сферу политики от сферы экономики, предлагал искать решение экономических  конфликтов парламентарным путем. Он стремился  добиться весьма утопической, в условиях господства частной собственности, цели: сохранить экономическую сферу  вне контроля государства, одновременно выведя принятие политических решений  из-под контроля и доминирования  экономики.
Вебер считал, что для роли плебисцитарных лидеров наиболее подходят представители  экономически достаточно обеспеченного  слоя, что определяет независимость  суждений и дистанциированность от групп интересов, непосредственно вовлеченных в процесс производства. Они также должны быть достаточно подготовленными для того, чтобы стать профессиональными политиками. Одновременно эти качества, по мнению Вебера, могли дать подобному лидеру более широкое видение национальных интересов и позволили бы подняться над узкоклассовыми и социальными интересами.
Какими  бы благородными мотивами ни руководствовался Вебер, отдавая всю полноту политической власти элитам профессиональных политиков, имеющих независимую экономическую  и избирательную основу, развитие политических систем наглядно демонстрирует  невозможность отделения политической сферы от экономической и свидетельствует о наличии относительно гомогенной правящей элиты, которая представляет господствующий в экономике и политической сфере класс общества.
Хотя  разобщенность и индивидуализм, характерные для англосаксонских  обществ, создавали сложности для  политического функционирования социальных систем, а бюрократия по-прежнему усиливала  свои позиции, тем не менее существовавшая там демократическая система, опиравшаяся на исторические традиции и обычаи политической культуры, избежала появления харизматического лидера, который разрушил бы демократические институты и ценности [5].
Но совершенно иная ситуация сложилась в 30-х годах  в Германии, где теория плебисцитарной демократии потерпела полный крах. Харизматический лидер, избранный народом, вместо того чтобы бороться с бюрократизмом и разобщенностью и защитить отдельного индивида от "социалистической коллективности", использовал слепое подчинение и веру в фюрера оболваненных геббельсовской пропагандой миллионов людей для уничтожения всякой законности, общепринятых норм морали и низведения последователей до уровня слепых орудий его преступной воли, низменных страстей и вожделений. Вместе с тем отсутствие в Германии демократических традиций и обычаев, могущих сдержать харизматического лидера, привело к кровавой диктатуре.
Критики веберовской теории плебисцитарной демократии отмечают среди ее слабостей тот важный момент, что Веберу не удалось четко различить харизматическое руководство и харизматическое доминирование. При западной демократии возможен лидер с харизматическими качествами и не является неизбежным перерождение этого лидера в цезаристского. Однако, как справедливо отмечает Моммзен, демократия не может принять веберовский принцип легитимизации этой харизмы, дающий возможность для появления тирана. Считая, что власть лидера легитимизируется его персональной харизмой, а демократические институты являются просто орудием в его руках, Вебер тем самым снимает любую возможность контроля над харизматической личностью. Такой подход приближает к принятию принципов фюрерства и фашистского лидерства. Чтобы совместить принцип харизматического руководства с сохранением демократии и воспрепятствовать тем самым перерождению харизматического лидера в лидера цезаристского типа, следует воздвигнуть на его пути институциональные преграды. Цезаристский авторитет требует полного контроля над органами насилия и средствами массовой информации. Следовательно, там, где харизматический лидер этого не имеет, он не может стать тираном.
Вебер не мог предположить возможность "харизматического прорыва" с катастрофическими  последствиями, когда харизматический  лидер, опираясь на бюрократическую  машину, мог бы установить наихудшую  форму тоталитарной власти. Он скорее был озабочен другой реальной угрозой  для демократии, исходящей из феномена, который он хорошо знал, из феномена бюрократизации. Поэтому представляется оправданным мнение Моммзена о том, что Вебер "больше боялся стагнации  и окостенения, чем харизматического прорыва. Он видел в этих лидерах  возможность поставить новые  цели, контролировать притязания бюрократов, предлагать новые пути развития в  обществах, чтобы преодолеть политическую стагнацию и бюрократическую  рутину".
Не случайно поэтому почти все исследователи теории демократии Вебера отмечают, что плебисцитарная демократия возможна в странах, имеющих институционализированные политические учреждения, которые в состоянии заблокировать харизматический прорыв к "цезаризму", в обществах, где правит закон, а не воля.
Как было показано выше, имеются существенные изъяны веберовской теории, ее слабости и противоречия, которые на практике могут привести, и уже привели, к далеко не однозначным результатам. Однако в этой теории Веберу удалось выявить сущностные связи между различными элементами политической системы, которые имеют универсальный характер и с той или иной модификацией могут проявиться в политической практике как капиталистических и развивающихся, так и социалистических стран.
Необходимость для политической системы лидера с харизматическими качествами появляется в двух случаях. В развитых капиталистических  странах - тогда, когда эти страны вступают в полосу длительного кризисного развития, затрагивающего все сферы  жизнедеятельности. Бюрократия, призванная "рационально рутинизировать" процесс принятия решений, оказывается не в состоянии адекватно реагировать на изменяющиеся условия и принимать новые решения. Это требует выхода за пределы каждодневной рутины, что должно иметь под собой "харизматическую основу". По мнению Вебера, в подобных случаях ни естественные лидеры традиционных обществ, ни бюрократия в современных обществах не в состоянии найти необходимые решения при экономических, политических, этнических и религиозных кризисных ситуациях. Нестабильность власти харизматического лидера обусловлена тем, что она не основана ни на законах, ни на традиции, а только лишь на той миссии, которая на него возложена. Он опирается на собственную силу и личностные качества, которые должен постоянно доказывать [5].
Харизматические лидеры появляются еще и в регионах развивающегося мира, когда во многих обществах происходит слом традиционных институтов и ценностей и начинается стадия быстрого индустриального развития. Отсутствие стабильных социальных институтов и консерватизм масс в сочетании  с нерасчлененностью политического  и религиозного сознания делают возможным  появление харизматических лидеров  наподобие Хомейни, Перона и др.
Вебер не принимал американскую политическую систему в качестве модели для  Германии, поскольку ряд элементов  этой системы в ту пору не вписывался в его модель демократии.
Как нам  представляется, сегодня американская система организации и функционирования политической власти больше всего соответствует  требованиям плебисцитарной демократии.
В американской политической системе должность  президента обладает харизмой независимо от личности президента. Многие американские политологи отмечают, что народ смотрит на президентскую власть с надеждой на твердое руководство. В личности президента американский народ видит свое символическое единство, обретенное в процессе избрания его на должность. Формально, будучи избранником всего народа, он тем самым как бы примиряет все партийные, социальные, классовые и групповые интересы.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.