На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Развитие финансовых отношений в условиях глобализации

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 07.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 19. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Развитие финансовых отношений  в условиях глобализации.
План
 
Введение 3
 
Глава 1. Финансовая глобализация 5
 
             ( 1. Предпосылки финансовой глобализации 5
 
             ( 2. Наднациональные объединения и организации как элементы мировой финансовой архитектуры 7
 
Глава 2. Положительные и  отрицательные эффекты глобализации для мировой финансовой системы 11
 
             ( 1. Косвенные выгоды финансовой интеграции 11
 
             ( 2. Конвергенция международных стандартов в условиях финансовой интеграции 14
 
             ( 3. Последствия финансовой глобализации для развивающихся стран 16
 
Глава 3. Мировой кризис и  посткризисная мировая финансовая архитектура 22
 
             ( 1. Анализ сегодняшней ситуации в мировой финансовой системе 22
 
             ( 2. Проблема внешнего долга Error! Bookmark not defined.
 
             ( 3. Роли государств, финансовых институтов в новых реалиях и место России в посткризисной мировой финансовой архитектуре 26
 
Заключение 30
 
Список использованной литературы 34
 
Справочный материал 34
 
Введение
 
      Мировая  финансовая система – это комплекс  экономических отношений, связанных  с функционированием мировых  денег и обслуживающих различные  виды хозяйственных связей между  странами (внешняя торговля, движение  капитала, предоставление займов  и субсидий, научно-технический обмен,  туризм, частные переводы и др.).
      В последние  годы понятие «глобализация»  для мировой экономики становится  одним из ключевых, определяя  процесс быстрорастущих взаимосвязей  и взаимозависимостей между национальными  рынками товаров, трудовыми ресурсами,  а также валютными и финансовыми  рынками. По данным экспертов  МВФ и ЮНКТАД, в 2008 г. общий  объем мирового экспорта товаров  и услуг оценивался на уровне 7,5 трлн долл., годовой объем прямых иностранных инвестиций – 1,7 трлн долл. (прогноз на 2009 – 1,2 трлн долл.).[1] Глобализация, выражая в теоретическом плане высокую степень агрегирования единого общемирового экономического процесса, тем не менее имеет свои корни в конкретных локальных действиях различных категорий хозяйствующих субъектов. Поэтому глобализация оказывает конкретное экономическое воздействие на инвесторов и заемщиков, производителей и потребителей, игроков финансовых рынков и их регуляторов, в том числе в лице институтов, действующих в рамках механизма мировой финансовой системы.
      Актуальность  проблемы глобализации не требует  особого обоснования. Вместе с  тем стоит отметить, что текущий  мировой финансовый кризис показал  необходимость активного участия  государства в глобальных согласованных  программах, предназначенных для  нивелирования острых моментов  кризиса и его последствий.  По одной из версий причиной  текущего кризиса стал кризис  ликвидности, вызванный проблемами  ипотечного кредитования в США  в середине августа 2007 года. Сейчас  правительствами США, ряда стран  Европы и России предпринимаются  комплексные меры в денежно-кредитной  сфере по восстановлению объемов  недостающей ликвидности. В последнее  время лидерами России, Германии, Китая, Японии, ряда других стран  на многих международных форумах  отмечалось также, что текущий  финансовый кризис выявил необходимость  совершенствования мировой финансовой  архитектуры и механизмов ее  регулирования. В связи с особенностями  перечисленных проблем, включая  кризисную фазу мировых финансов, закономерны вопросы: в каком  направлении должна развиваться система мировых финансовых отношений и какие первоочередные задачи стоят перед мировым сообществом в этой сфере?
      Целью исследования  является определение результата  влияния глобализации на сферу  международных финансов и поиск  возможных мер по смягчению  ее негативных последствий, анализ  предпринимаемых в настоящее  время шагов по преодолению  мирового финансового кризиса а также перспектив развития мировой финансовой системы.
 
Финансовая глобализация
 
Предпосылки финансовой глобализации
 
      В экономике  процесс глобализации наиболее  далеко продвинулся в финансовой  сфере, что нашло выражение  в формировании мирового финансового  рынка. Предпосылкой этого явились  три основных фактора: новые  информационные технологии, связавшие  основные финансовые центры и  резко снизившие транзакционные  издержки финансовых сделок и время, необходимое для их совершения; изменение условий деятельности финансовых институтов в связи с дерегулированием банковской деятельности; развитие нового инструментария финансового рынка – механизмов хеджирования и управления рисками.
      Дерегулирование банковской деятельности, которое имело место в развитых странах в 80-90-х годах, явилось ответом на усиление конкуренции на рынке банковских услуг и снижение рентабельности банковских операций, связанных с экспансией иностранного капитала на национальных финансовых рынках после кризиса Бреттон-Вудской системы. Дерегулирование сопровождалось расширенной приватизацией и секьюритизацией активов, снижением налогов и комиссионных сборов с финансовых трансакций, формированием сети оффшорных банков, функционирующих в льготном режиме.
      В процессе  дерегулирования были сняты ограничения на проведение банками и другими финансовыми учреждениями разносторонних финансовых операций: инвестиционные банки получили возможность заниматься коммерческим кредитованием, коммерческие банки – эмиссионно-учредительской деятельностью, страхованием, торговлей фьючерсами. В результате возникли финансовые холдинги, предлагающие клиенту полный набор услуг в области финансового посредничества. Именно эти финансовые холдинги в настоящее время доминируют на мировом финансовом рынке. Этому способствовали такие системные факторы, как формирование глобальных финансовых сетей, в центре которых находятся эти холдинги, эффект синергии в связи с объединением в одну систему всех видов финансовой деятельности, и эффект масштаба, связанный с волной слияний крупнейших финансовых институтов.
      По мере  того, как финансовые институты  и финансовый капитал все больше  выходит за границы национального  финансового пространства, формируется  наднациональная география. В  центре этой системы – группа  влиятельных финансовых структур, состоящая из густой сети финансовых  институтов и рынков, обладающих  глобальным влиянием. Но в то  же время глобальное перемещение  капитала на мировом рынке  имеет в основном стихийный  характер, а масштабы его таковы, что никакие управляющие структуры,  частные или государственные,  не способны его эффективно  контролировать.
      Рост неопределенности  на финансовом рынке, в частности,  в отношении валютных курсов  и курсов ценных бумаг, стимулирует  развитие механизмов хеджирования  и управления рисками. Традиционные  финансовые инструменты дополняются  новыми видами ценных бумаг  и обязательств – деривативами, являющимися производными от других ценных бумаг. Деривативы открывают возможности для игры на изменении курсов валют, акций, других видов финансовых активов. Особенностью рынка деривативов является то, что, позволяя перераспределять риски и снижать их уровень для отдельных участников финансовой операции, функционирование этого рынка ведет к повышению общего уровня системного риска. Транзакции с деривативами оказались, по существу, вне системы правового регулирования и открыли возможности для широкомасштабных спекуляций, ускоряя процесс обособления валютно-финансовой сферы от реальной экономики. Финансовый рынок стал играть независимую от рынка товаров роль. За последние 20 лет ежедневный объем сделок на мировых валютных рынках возрос от 1 млрд долл. до 1200 млрд долл., а объем торговли товарами и услугами – всего на 50%.[2]
 
Наднациональные объединения  и организации как элементы мировой  финансовой архитектуры
 
      В настоящее  время развитию национальных  финансовых систем придают импульс  как возможные выгоды нарастания  процессов глобализации, так и  их потенциальная конфликтность.  Новая волна финансовой глобализации  породила весьма деструктивную  разновидность валютно-финансовых  кризисов.
      Внимание  к последнему аспекту все более  усиливается ввиду увеличения  частоты и масштабов кризисов  различного рода во всех странах.  В связи с этим основные  участники международных валютно-кредитных  и финансовых отношений вынуждены  разрабатывать меры по предупреждению  валютно-финансовых потрясений и/или  блокировать их распространение  по горизонтали (от страны к  стране, от региона к региону)  и по вертикали (от одних  элементов мировой финансовой  архитектуры к другим).
      К настоящему  моменту заключены многочисленные  соглашения о телекоммуникациях  и финансовых услугах, выработаны  такие соглашения, как Генеральное  соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ), преобразованное во Всемирную  торговую организацию (ВТО), членами  которой на сегодня являются 153 страны[3]; Многостороннее соглашение  по инвестициям (МАИ); Североамериканское  соглашение о свободной торговле  (НАФТА). Принятие этих договоров и соглашений требует проведения неолиберальной политики в качестве условия получения дальнейших займов от МВФ/ВБ и частных банков.
      Помимо  хорошо известных договоров –  ГАТТ, НАФТА, АСЕАН, МЕРКОСУР, есть  и другие, сравнительно малоизвестные  соглашения: ГАТС (Генеральное соглашение  по торговле услугами); ТРИП (Соглашение  по торговым аспектам прав  интеллектуальной собственности); ТРИМ (Соглашение по торговым аспектам  инвестиционной политики).
      Цель ГАТС  – открытие рынков для индустрии  услуг. Предполагается, например, что  частным корпорациям, предоставляющим  почтовые и экспедиционные услуги, будет позволено конкурировать  с национальной почтовой службой.  Другим частным корпорациям, которые  предоставляют банковские и финансовые  услуги, конкурировать с местными  или национальными банками. Частные  корпорации, предоставляющие услуги  в области здравоохранения, получат  право конкурировать с государственной  системой здравоохранения, а частные  корпорации, известные под именем  частных университетов, будут  предоставлять образовательные  услуги.
      ТРИП (Соглашение  по торговым аспектам прав  интеллектуальной собственности)  охраняет не только интеллектуальную  собственность авторов текстов  музыкантов, издателей, производителей  музыки и фильмов, но также  и патенты фармацевтических фирм  и корпораций, действующих в сфере  биологии и медицины. Они получают  патенты на многочисленные живые  объекты (не только на нечто  изобретенное или рукотворное), например, на природные лекарства, приобретенные  у коренных народов, улучшают  характеристики этих природных  лекарств и семян, а затем  организуют их массовое производство  и сбыт. Это приводит к неоправданной  дороговизне лекарств.
      Соглашение  по торговым аспектам инвестиционной  политики гарантирует, что ни  одна страна не может вводить  дискриминационные меры против  продукции или инвестиций какой-либо  корпорации. Например, страна не  может запретить импорт продовольствия, изготовленного с использованием  генетически модифицированных организмов, или мяса животных, в корм которым  добавлялись гормоны. Более того, страны не смогут содействовать  развитию местного производства  путем защиты его от дешевых  продуктов из других стран,  не смогут ограничить объем  прибыли, переводимый транснациональной  корпорацией “домой”. Такого  рода договоры и соглашения  ведут к беспомощности национальных  правительств перед лицом ТНК.
      Что касается  интеграционных группировок, наиболее  мощными являются три региональных  объединения: ЕС, НАФТА и АСЕАН.  Наряду с ними активно формируются  менее значимые блоки и зоны  свободной торговли в различных  частях мира: Андская группа, Центрально-американский общий рынок, МЕРКОСУР (объединение Аргентины, Бразилии, Уругвая и Парагвая). Наряду с этим в мировой экономике усиливается значение таких стран-гигантов, как Китай и Индия, каждая из которых в ближайшем будущем может превратиться в экономическую систему, соизмеримую с региональным блоком.
      Новым акцентом  в эволюции мировой финансовой  архитектуры становится формирование  и развитие механизма международного  финансового регулирования для  скоординированного воздействия  на процесс финансовой глобализации  и, соответственно, возрастание роли и значения международных финансово-кредитных организаций как проводников этой политики. Эти международные организации, обладающие элементами наднациональности и концентрирующие ключевые функции по регулированию и мониторингу экономических процессов в мировой экономике, должны способствовать решению проблем глобального характера. Две наиболее важные и самые трудные из них заключаются в том, каким образом:
      - укрепить  глобальную финансовую систему,  чтобы сделать ее в меньшей  степени подверженной финансовым  кризисам, и повысить ее способность  справляться с кризисами, когда  они наступают,
      - как вести  дальше борьбу с бедностью  в странах с низкими доходами.
      Надежды  на решение этих проблем во  многом возлагаются на международные  финансовые институты, имеющие  самостоятельное значение и автономно  определяющие приоритеты своей  деятельности: Международный Валютный  Фонд и Всемирный Банк. Роль  и значение этих организаций  в современной мировой финансовой  архитектуре обусловлены необходимостью  достижения следующих задач:
      - адаптация  рассматриваемых международных  финансовых институтов к потребностям  мировой экономики и их способность  оказывать своевременную помощь  странам-членам в случае возникновения  финансовой нестабильности и  даже кризисов различного рода;
      - гармонизация  политики данных международных  организаций и государств в  этой сфере.
      В целом  финансовую глобализацию можно  определить как процесс создания  оптимальных условий существования  финансовых групп, процесс сопровождающийся  массой противоречий. Он игнорирует  устоявшиеся принципы международного  права (суверенитета, невмешательства  во внутренние дела государств, территориальной целостности), делает  прозрачными государственные границы.  Демократия финансово-экономических  групп отличается от традиционного  понимания этого термина прежде всего тем, что при ней в основу принятия решений заложен принцип голосования в МВФ, где число учитываемых голосов пропорционально количеству денежных средств, вложенных голосующим в уставный фонд.
 
Положительные и отрицательные  эффекты глобализации для мировой  финансовой системы
 
Косвенные выгоды финансовой интеграции
 
      Вопрос  о роли глобализации в увеличении  трансграничных потоков капиталов  (как акционерного так и заемного) нам хотелось оставить за рамками данной работы, поскольку статистические данные однозначно свидетельствуют об огромном росте объема прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в последние десятилетия. Интереснее в данном случае рассмотреть косвенные выгоды для финансовых систем (национальных и мировой), которые несет с собой глобализация.
      Потенциальные  косвенные выгоды от финансовой  глобализации, по всей вероятности,  будут иметь важное значение в трех ключевых областях: развитие финансового сектора, качество институтов и макроэкономическая политика. Достаточно большое число исследований позволяет сделать вывод о том, что международные финансовые потоки служат одним из важных катализаторов развития внутреннего финансового рынка, отражаемого как простыми показателями размера банковского сектора и рынков акционерного капитала, так и более общими концепциями развития финансового рынка, включая надзор и регулирование.
      Исследования, основанные на разнообразных  методиках, включая целевые исследования  на примере конкретных стран,  подтверждают представление о  том, что чем шире присутствие  иностранных банков в стране, тем лучше качество финансовых  услуг и тем выше эффективность  финансового посредничества. В отношении  рынков акционерного капитала  преобладает теоретическое предположение  о том, что иностранное участие  повышает эффективность, и данные, как представляется, подтверждают  это. Действительно, фондовые  рынки имеют тенденцию увеличиваться  и становиться более ликвидными после либерализации рынков акционерного капитала.[4]
      Эмпирические  данные позволяют сделать вывод  о том, что финансовая глобализация  побудила ряд стран внести  изменения в структуру корпоративного  управления в ответ на иностранную  конкуренцию и запросы со стороны  международных инвесторов. Кроме  того, ПИИ в финансовый сектор, поступающие из стран с высоким  уровнем регулирования и надзора,  как правило, способствуют институциональному  развитию и управлению в странах  с формирующимся рынком.
      Либерализация  операций с капиталом, благодаря  повышению потенциальных издержек, связанных со слабой политикой,  и повышению выгод, связанных  с надлежащей политикой, должна  способствовать также установлению  дисциплины в макроэкономической  политике. Именно в силу того, что либерализация операций с  капиталом делает страну более  уязвимой по отношению к внезапным  изменениям настроений глобальных  инвесторов, она может сигнализировать  о приверженности страны лучшей  макроэкономической политике как  средству снижения вероятности  таких изменений и их негативных  последствий. Хотя эмпирические  данные по этому вопросу наводят  на размышления, они весьма  скудны. Страны с более высоким  уровнем финансовой открытости, по-видимому, с большей вероятностью  могут добиться лучших результатов  денежно-кредитной политики с  точки зрения более низкой  инфляции, однако данные о систематический связи между финансовой открытостью и более качественными мерами налогово-бюджетной политики отсутствуют.
      Данные, рассмотренные  нами в настоящем разделе, едва  ли носят окончательный характер, но они последовательно указывают  на то, что международная финансовая  интеграция является катализатором  целого ряда выгод в плане  повышения производительности. Учитывая  выявленные трудности при интерпретации  данных о темпах экономического роста в различных странах, отрадно видеть, что интеграция финансового рынка, как представляется, действует посредством ряда косвенных механизмов.
      Стремительное  развитие информационных и компьютерных  технологий имело самые серьезные  последствия для финансовых рынков. Широкое распространение электронной  торговли сделало статичный рынок  более конкурентным, открытым и мобильным. Таким образом, происходит постепенная интернационализация финансовых рынков – формирование устойчивых международных связей в финансовой сфере на основе международного разделения труда.
      Возникновение  альтернативных торговых систем  и сетей электронной коммуникации  способствовало коренным изменениям  в торговле активами. Первоначально  альтернативные торговые системы  предназначались для профессионалов  фондового рынка, но теперь  они доступны и для розничных  инвесторов. Иными словами, произошла  либерализация финансовых рынков (переход к свободному от государственных  и иных ограничений формированию  цен на финансовом рынке) за  счет развития и усиления факторов  политического, экономического и  информационного характера.
      В последнее  время многие из международных  институтов озаботились проблемами  глобализации финансовых рынков. Например, Организация экономического  сотрудничества и развития (ОЭСР) совместно с Центральным банком  Канады подготовила отчет, в  котором рассматриваются многие  из аспектов глобализации. Специалисты  обоих учреждений настаивают  на том, чтобы национальные  власти не противились процессу  глобализации, и прежде всего  таким явлениям, как развитие  электронной торговли, дезинтермедиация и конвергенция биржевых структур. Противостояние глобализации приведет к росту издержек для рыночных игроков и снижению эффективности рынков. Если же власти пойдут навстречу изменениям, они будут вознаграждены новыми рабочими местами, дополнительными налоговыми поступлениями и спросом на услуги специализированных учреждений.[5]
 
Конвергенция международных  стандартов в условиях финансовой интеграции
 
      Интеграция, наряду с интернационализацией  и глобализацией выступает как  основной процесс, характеризующий  развитие международных отношений  на современном этапе. Чаще  всего интеграция рассматривается  как процесс взаимоприспособления национальных экономик, включение их в единый воспроизводственный процесс в интернациональных масштабах, что предполагает «срастание экономик соседних стран в единый хозяйственный комплекс на основе устойчивых экономических связей»[6]. Очевидно, что этапу финансовой интеграции должен предшествовать подготовительный этап, создающий экономические и финансовые предпосылки для последующей интеграции национальных финансовых систем. В экономике его принято называть конвергенцией, т.е. сближение различных экономических систем, экономической и социальной политики различных стран.
      В экономической науке под термином «конвергенция» понимают два аспекта интеграционного процесса: в широком смысле конвергенция – это качественное сближение экономических структур и систем стран или регионов; в более узком определении конвергенция – это сближение экономических показателей регионов или государств.[7] В зависимости от характера воздействия на экономику страны или региона различают номинальную, реальную и структурную конвергенцию. Номинальная конвергенция – это сближение ценовых и бюджетных параметров экономик стран или регионов. Реальная конвергенция – это сближение долгосрочных, стратегических параметров экономического и социального развития, в той степени, в какой степени экономические структуры стран однородны и насколько их бизнес циклы коррелируют между собой.. Понятие устойчивой конвергенции, означает способность экономики страны на постоянной основе адаптироваться к действующим в международной системе процентным ставкам и обеспечить достижение целей высоких и стабильных темпов экономического роста и занятости, а также бесперебойное финансирование расходов на образование, здравоохранение и решение других задач в социальной сфере. В отличие от реальной и номинальной, структурная конвергенция не определяется снижением различий экономик государств в целом, она выявляется при факторном анализе, а также анализе долгосрочных трендов экономического и социального развития. Структурная конвергенция представляет собой долгосрочную проекцию процесса сближения экономик, а также трендообразующий фактор в сближении либо расхождении уровней ВВП на душу населения или уровней занятости.
      Необходимость  конвергенции международных стандартов  – следствие роста взаимозависимости  в результате влияния процессов  финансовой глобализации на национальные  финансовые системы. Конвергенция  международных финансовых стандартов  ведет к изменению системы  управления эффективностью деятельности  компаний и взаимодействия с  рынками при значительном повышении  уровня прозрачности и раскрытия  информации.
      Одной из  приоритетных задач Российской  Федерации на сегодняшнем этапе  является освоение оптимальных  форм финансовой и экономической  интеграции. В России происходит  процесс постепенного перехода  на международные стандарты. Наиболее  заметным является внедрение  Международных стандартов финансовой  отчетности, поскольку эффективность  работы, как отдельных финансовых  институтов, так и государства  в целом, достигается только  в том случае, если в их отношении  имеется реальная и сопоставимая  информация.
      Существует объективная необходимость предварительного достижения устойчивой и долгосрочной конвергенции стандартов функционирования российских финансовых институтов с международными, а также расширения возможностей гибкой адаптации национальной экономики к последствиям финансовой глобализации, в том числе путем проведения правительством институциональных реформ, за которыми будет следовать гармоничная интеграция финансовой системы России в мировую финансовую архитектуру. Однако следует понимать, что само по себе установление и признание международных стандартов не может гарантировать стране финансовую стабильность, оно является лишь условием и средством, которое создает предпосылки для укрепления финансовой системы, и дополнительный потенциал экономического роста.
 
Последствия финансовой глобализации для развивающихся стран
 
      Позиции  развивающихся стран в мировой  торговой системе, а также скорость  и структура роста мировой  экономики значительно влияют  на их потребность во внешних  ресурсах, поскольку они стоят  в ряду важных факторов, определяющих  объем валютных доходов и расходов. Поэтому дисбалансы в торговых  отношениях могут привести к  несоответствию между потребностью  в зарубежных финансовых ресурсах  и их наличием.
      Подобным  образом инвестиционные решения  транснациональных финансовых и  других корпораций оказывают  большое влияние на дефицит  финансовых средств и проблемы  внешнеторгового баланса развивающихся  стран. Поэтому при рассмотрении  проблем финансирования развивающихся  стран следует особо учитывать  взаимную зависимость международной  торговли, инвестиций и финансов.
      Не менее  важно и то обстоятельство, что  из-за взаимной зависимости торговли  и финансовой сферы частные  финансовые потоки, поступающие  в развивающиеся страны, оказывают  аналогичное влияние извне как  на растущие рынки, так и  на бедные страны. Как показал  опыт последних лет, перевод  частных финансовых потоков на  растущие рынки, как правило,  сопровождается сбоями в мировой  торговле и глобальным дефляционным  давлением.
      Это не  только усугубляет проблемы этих  стран, но и приводит - вследствие  падения цен на сырье - к  негативным последствиям для  бедных стран. Иными словами,  глобальная финансовая стабильность  имеет значение и для тех  стран, которые остаются в стороне  от частных рынков капитала, поскольку  последствия мировых финансовых  неурядиц сказываются и на  них. На самом деле этим странам  приходится нести двойное бремя:  у них очень ограниченный доступ  на международные финансовые  рынки, и в то же время  они терпят ущерб от финансовых  кризисов, возникающих в других  частях системы.
      Конференция  ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) неоднократно указывала  на то, что развивающимся странам  необходимо около шести процентов  ежегодного экономического роста,  чтобы иметь возможность решать  проблемы бедности, устранять структурные  преграды для развития и постепенно  преодолевать пропасть в уровне  доходов, зияющую между ними  и маленьким клубом богатых  стран. Для достижения этой  цели большинству стран требуются  объемы инвестиций, превышающие  их внутренние ресурсы; поэтому  они нуждаются в значительном  внешнем финансировании. Даже для  тех немногих развивающихся стран,  население которых имеет немалые  сбережения, прямые зарубежные инвестиции, а также другие виды долгосрочного  финансирования могут сыграть  важную роль в улучшении их  технической базы и инфраструктуры. За последние десять лет потребность  во внешнем финансировании экономического  роста в развивающихся странах  в силу различных факторов  увеличилась. Среди этих факторов - быстрая либерализация торговли  без расширения доступа на  рынки промышленных товаров в  тех областях, где они обладают  сравнительными преимуществами, нестабильность и неудачная адаптация валютных курсов, медленный рост мировой экономики и неблагоприятные тенденции в изменении условий торговли.
      В девяностые  годы мы были свидетелями роста  притока капитала в развивающиеся  страны - в основном за счет  частного финансирования, включая  прямые зарубежные инвестиции. Государственное  финансирование и, прежде всего,  государственная помощь развивающимся  странам, наоборот, сократились.  И все же рост притока капитала  в девяностые годы - это всего  лишь компенсация низкого уровня  восьмидесятых годов. По сравнению  с периодом до долгового кризиса  восьмидесятых годов никакого  роста притока капиталов в  отношении доходной части стран-получателей  не произошло. Кроме того, инвестиции  в последние годы поступали  лишь в небольшое число развивающихся  стран, в основном на так  называемые растущие рынки, в  то время как подавляющее большинство  других развивающихся стран все  больше отодвигались в тень: примерно 20 стран с растущей экономикой  получили более 90% всего притока  капиталов. Такая концентрация  находится в тесной связи с  сокращением государственного финансирования, традиционно ориентированного на  страны, практически не имеющие  доступа на международные финансовые  рынки.
      Значительная  часть всего потока инвестиций  в развивающиеся страны была, к тому же, неустойчивой и поэтому  не являлась надежным средством  для финансирования развития. Хотя  прямые зарубежные инвестиции  стали важной составляющей притока  капитала (есть основания предполагать, что они более надежны, чем  большинство других видов частных  инвестиций), приходится, с другой  стороны, констатировать, что значительная  часть прямых зарубежных инвестиций  в развивающиеся страны связана  со слиянием и приобретением  фирм, включая приватизацию.
      О более  значительной роли частных инвестиций  в деле финансирования развития  можно говорить лишь с учетом  огромных колебаний, которым они  были подвержены в течение  последних двух десятилетий. Хотя  развивающиеся страны выиграли  от значительного притока капитала  в семидесятые годы, в восьмидесятые  этот приток во многих странах  обратился вспять; многие страны  в отдельности, а также группа  развивающихся стран в целом  столкнулись с негативным балансом  финансовых потоков, что считается  одним из главных факторов, обусловивших  отсутствие роста в этом десятилетии.  В девяностые годы приток капитала  из промышленно развитых в  развивающиеся страны вновь пошел  на пользу последним, но поворот  финансовых потоков вспять в  середине десятилетия вновь ухудшил  перспективы их развития и  роста. При рассмотрении этого  опыта возникает естественный  вопрос об эффективности механизма,  с помощью которого международные  рынки капитала обеспечивают  финансирование развивающихся стран.  Если преимущества приток а капитала, в конечном счете, неизбежно приводят к противоположному эффекту, необходимо снова пересмотреть инструменты внешнего финансирования и степень зависимости от него. Такой пересмотр должен касаться, прежде всего, следующих моментов: соразмерное и стабильное финансирование развивающихся стран, исключающее перепады и потери, имевшие место за последние 20 лет, баланс между частными и государственными инвестициями и управление частными инвестициями.
      Мобилизация  внутренних финансовых ресурсов, несомненно, является необходимой  предпосылкой успешного развития - необходимой, но недостаточной,  так как развитие сильно зависит  от внешних факторов. Это можно  показать на примере продолжающихся  периодов негативного баланса  инвестиций, когда внутренние финансовые  ресурсы развивающихся стран  мобилизовались только для обслуживания  внешнего долга. Хотя подобная  ситуация вообще не возникла  бы без зависимости от зарубежных  займов, можно констатировать, что  многие проблемы периодов значительного  оттока капитала возникли вследствие  процессов, протекавших вне стран,  столкнувшихся с такими сложностями.  Поэтому внешние факторы, ограничивающие  свободу при использовании внутренних  финансовых ресурсов в целях  развития - такие как глобальный  спрос, условия торговли, стабильность  международных валютно-финансовых  рынков, влияние глобализации производства  и финансирования, а также предоставление  реальной помощи в целях развития - должны учитываться в ходе  дискуссий о мобилизации внутренних  финансовых ресурсов в развивающихся  странах.
      Поскольку  приток капитала из-за рубежа  является сильным стимулом для  экономического роста, а его  отток - основным препятствием  роста, необходимо уделить большое  внимание неравномерному распределению  инвестиций по различным странам,  а также их колебаниям. Для  так называемых растущих рынков  устойчивость притока капитала  имеет гораздо большее значение, чем для стран, получающих мало  или совсем не получающих средств  из частных зарубежных источников. Для растущих рынков важно,  чтобы свободный приток капитала  сопровождался глобальной финансовой  стабильностью, которая является  существенной предпосылкой стабильного  роста мировых рынков и их  экспорта. Еще большее значение  имеет, однако, устойчивость притока  капитала в эти страны, включая  надежное финансирование торговли  в периоды нестабильности. Как  во время азиатского, так и  в связи с бразильским кризисом  девальвация валюты не дала  непосредственного стимула для  расширения экспорта, поскольку  рухнули нормальные каналы торгового  финансирования импортируемых средств производства для изготовления экспортных товаров и система финансирования экспортных заказов. Таким образом, эффективность стабилизационных мер была подорвана отсутствием или прекращением финансирования торговли.
      Для растущих  рынков важным является также  то, чтобы большой приток и,  наоборот, быстрый отток капитала  не вызывал нестабильности валютных  курсов, колебаний цен на внутреннем  рынке и коллапса финансовой  системы - как это случалось  почти при каждом кризисе с  начала восьмидесятых годов. Тем  не менее, стабильность нельзя  покупать ценой отказа от национальной  автономии в области валютно-денежной  политики. Ни свободно плавающие,  ни твердые валютные курсы  не являются оптимальным вариантом  для абсолютного большинства  развивающихся стран. Обе системы  обеспечивают международную конкурентоспособность  страны в значительной мере  за счет факторов, которые не  находятся под контролем этой  страны. И все же следует признать, что колебания притока капитала  чрезвычайно осложняют управление  валютными курсами и обеспечение  конкурентоспособности страны. Поэтому  управление курсами валют непременно  должно сопровождаться регулированием  финансовых потоков и контролем  над ними. Автономия развивающихся  с тран в области управления финансовыми потоками и при выборе режима контроля над капиталами, который представляется им наиболее подходящим, не должна чрезмерно ограничиваться международными соглашениями о конвертируемости капиталов или о предоставлении финансовых услуг.
      Страны, не  принимающие активного участия  в глобальном частном финансовом  бизнесе, сталкиваются с иными  трудностями. Даже если они  прилагают усилия по созданию  благоприятных условий для зарубежных  инвесторов, им не всегда удается  привлечь достаточно капитала, чтобы  использовать свой потенциал  роста. Для этих стран важно  сохранить соразмерный объем  иностранных инвестиций, чтобы покрыть  дефицит финансовых средств и  сохранить макроэкономическую стабильность. Их шансы в этом плане в  особой мере зависят от государственной  помощи в целях развития.[8]
       
 
Мировой кризис и посткризисная  мировая финансовая архитектура
 
Анализ сегодняшней ситуации в мировой финансовой системе
 
      К сожалению,  в мировом экспертном обществе  сформировавшегося консенсуса по  вопросу о посткризисном мировом  финансовом порядке не существует. Готовых рецептов по проблеме  действий России в новом глобальном  финансовом мире на сегодняшний  день также нет. Не существует  понимания природы будущей мировой  финансовой системы не только  у ведущих российских экономистов,  но и в других странах, в  мире в целом.[9]
      Международное  экспертное сообщество только  осознает, что мир после кризиса,  начавшегося в 2007 году, будет другим, но каким именно другим –  этот вопрос остается открытым.
      Сегодня  требуются специальные исследования, преследующие цель ответить на  вопрос – каким будет глобальная  финансовая система после кризиса,  на каких основах она будет  строиться в посткризисный период? Этот вопрос предполагает целый  ряд подвопросов – каким будет глобальный финансовый рынок после кризиса; какими будут основные сегменты этого рынка; на каких принципах будет строиться регулирование этого рынка и финансовое регулирование в целом, в том числе на национальном уровне; какую роль будут играть в будущей мировой финансовой архитектуре отдельные страны, отдельные международные институты?
      Проведение  таких исследований требуется  организовать в максимально короткие  сроки – ведь ситуация характеризуется  высокой степенью неопределенности, и тот, кто (какая страна) первым  получит ответы на поставленные  вопросы, сможет опередить других  в выборе правильного направления  движения, и, следовательно, получить  существенную фору в глобальной  конкуренции.
      Большинство  экспертов продолжают пытаться  анализировать происходящие изменения  с точки зрения традиционных  инструментов анализа, используя,  в том числе, аналогии с ранее случавшимися кризисами. В то же время эксперты соглашаются с тем, что наблюдаемый в настоящее время кризис – уникальный в своем роде, аналогий с которым в мировой экономической истории не находится. Следовательно – анализ текущего кризиса и прогнозирование посткризисного мира невозможны в рамках сложившихся представлений о финансовом рынке и экономике в целом. Это означает, что необходимо выработать принципиально новый инструментарий анализа происходящих событий, который может быть положен в основу прогнозирования будущего мироустройства. Подход к рассматриваемому явлению должен быть существенно шире, он должен учитывать не только чисто финансовые или чисто экономические аспекты, но и многое другое. При этом составной частью новой методологии экономической науки может стать цивилизационный подход. Строго говоря, текущий глобальный финансово-экономический кризис сформулировал требования к новой теоретической парадигме экономической науки в целом, и создание принципиально новой теоретической основы для дальнейшего развития экономики и финансов поставлено в повестку дня.
      В экспертном  сообществе уже сложилось представление  о том, что начавшийся кризис  в силу его жестокости разрушит  многие институты, сложившиеся  в предыдущие годы[10]. Некоторые  из этих институтов сложились  в последние 20-40 лет, другие  складывались с 30-х годов XX века; вполне возможно, что будут  подвергнуты сомнению и институты  с более чем вековой историей. Из этого следует представление  о том, что через 5-10 лет глобальная  финансовая система будет жить  по принципиально иным правилам, чем нынешние. Однако определенная часть экспертов предполагает, что начавшийся кризис не будет носить катастрофического характера, и существующие институты будут лишь в значительной мере модернизированы, но не заменены новыми.[11] Сегодня мы видим развилку: а) наблюдаемый кризис может иметь катастрофические последствия для существующих традиционных институтов, которые сменятся принципиально новыми институтами посткризисного мира; б) наблюдаемый кризис будет урегулирован посредством существующих институтов, которые, в то же время, претерпят существенную модернизацию для того, чтобы они стали адекватны реалиям посткризисного мира. При этом при реализации второго варианта не отменяется перспектива следующего, катастрофического кризиса, который приведет к полной смене основных институтов глобальной финансовой архитектуры.
 
Проблема внешнего долга
 
      Большинство  правительств, как в развитых, так и развивающихся стран не могут покрыть доходами своих расходов, сводя госбюджет с дефицитом. Поэтому встает вопрос о допустимом размере дефицита, о его воздействии на экономику в краткосрочном и долгосрочном периоде и о способах его финансирования.
      Непосредственным  итогом бюджетных дефицитов является  их накопленная сумма - государственный  долг. Обслуживание государственного  долга - это выплаты процентов  по нему и выплаты основных  сумм долга. Обслуживание долга  - одна из форм расходов государственного  бюджета.
      С позиции  кредитных отношений, государственный  долг - это величина задолженности  государства всем своим кредиторам. Государственный долг является  характеристикой результативности  всех совершенных государственных  кредитных операций. Его абсолютная  величина, динамика и темпы изменений  отражают состояние экономики  и финансов страны, эффективность  функционирования государственных  структур. Однако для отражения  реальной экономической ситуации  чаще используют относительные  величины, в частности, отношение  государственного долга к объему  ВВП.
      В последние  годы проблема внешней задолженности  приобрела глобальный характер. В целом должниками промышленно  развитых стран в настоящее  время являются свыше 140 государств  мира. По данным МБРР общая  задолженность этих стран в  2004 г. превысила 3 трлн. долларов, из которых 89% приходилось на  развивающиеся страны и 11% на  бывшие социалистические государства.  Внешний долг России по состоянию  на 01 января 2010 года составляет около  37,5 млрд. долл. [12]
      Проблема  обслуживания государственного  внешнего долга – один из  ключевых факторов макроэкономической  стабильности в стране. От характера  решения долговой проблемы будет  зависеть бюджетная дееспособность  России, состояние ее валютных  резервов, а, следовательно, стабильность  национальной валюты, уровень процентных  ставок, инвестиционный климат, характер  поведения всех сегментов отечественного  финансового рынка.
      С самого  начала экономических реформ  в России государство имело  устойчивую склонность тратить  средств больше, чем оно в реальности  располагало. Если тратится больше, чем имеется, то непременно  должен быть источник, откуда  черпается недостающее. Поначалу  в соответствии с привычками  недавнего советского прошлого  прибегали к печатному станку. Ценой этому была кратная годовая  инфляция и в итоге "черный  вторник" октября 1994 г., заставивший,  наконец, осознать ядовитую сущность  эмиссионного родника. Из других  источников природа могла предложить  только один - брать в долг. После  "дефолта"1998 года, тяжелое финансовое  положение страны и невозможность  в срок выполнять свои обязательства  привели к неспособности государства  выплачивать долги. Дальнейший  рост основного долга обуславливался  неспособностью выплачивать как  основную сумму долга, так и  нарастанием долга уже по процентам.
      Чем обременительнее  для страны накопленный внешний  долг, тем в большей мере его  обслуживание вовлекается во  взаимодействие с функционированием  всей национальной экономики  и ее финансовой сферы.
      Обозначим  характер взаимодействия внешних  заимствований с соответствующими  сферами экономики страны. Прежде  всего, важен характер опасности  чрезмерного роста внешнего долга  с позиций государственного бюджета,  денежно-кредитной системы, международной  кредитоспособности страны.
      В условиях  обременительного внешнего долга  существенно возрастают трудности  в укреплении доверия к национальной  валюте, противодействии инфляции, в обеспечении необходимыми валютными  резервами и валютной конвертируемости. Особое место при этом занимает  вопрос о возможных неблагоприятных  последствиях в случае чрезмерной  девальвации национальной валюты, относительно занижения ее реального курса. Увеличение в подобных условиях реального бремени платежей по внешнему долгу подтверждается практикой ряда стран. Одним из элементов управления внешним долгом страны является разработка программы внешних заимствование.
 
Роли государств, финансовых институтов в новых реалиях и  место России в посткризисной  мировой финансовой архитектуре
 
      Сегодня  происходит усиление государственного  влияния на процессы, происходящие  на финансовом рынке. Повышается  роль институтов развития, а также  в целом государственных институтов  всех видов. Усиление роли государственных  институтов обусловлено, во-первых, очевидным «провалом рынка», приведшим  к кризису. Инвестиционные банки  посредством секьюритизации создавали избыточный размер финансового рычага, который, в отличие от соотношения между привлеченными средствами и собственным капиталом коммерческих банков, никак не регулировался. В результате сейчас государственным структурам придется вмешиваться и начинать регулировать финансовый рычаг и иные параметры, которые раньше не регулировались.
      Во-вторых, в условиях кризиса именно  государственные структуры обладают  возможностью генерировать ликвидность,  необходимую для восстановления  функционирования финансовых рынков. Тот, кто обладает наиболее  дефицитным ресурсом в определенный  период времени, неизбежно становится  самым важным участником процессов,  проходящих в этот период времени.
      В связи  с этим можно предсказать значительное  усиление финансового протекционизма, к которому прибегнут национальные  органы регулирования, что также  способствует усилению роли государственных  институтов в функционировании  механизмов финансовых рынков.
      Неизбежно  также усиление роли международных  финансовых институтов в вопросах  преодоления вызовов современных  глобальных рынков, в первую очередь  Банка международных расчетов  и МВФ. При этом большинство  экспертов сходятся во мнении, что необходимым условием повышения  роли МВФ является его коренная  модернизация[13].
      Можно предположить, что в результате новых договоренностей  между государствами появятся  новые международные финансовые  институты. Например, международный  институт, отчасти схожий с Базельским комитетом, но который бы занимался мониторингом и исследованиями финансовых рынков и рынков капитала. Вероятно также появление новых региональных банков развития.
      Что касается  участия России в международных  организациях, совершенно необходимо  обеспечить полноценное активное  участие России в работе международных  финансовых институтов, особенно  в работе тех институтов, роль  которых будет расти.
      Поэтому  крайне актуально решение проблемы  получения членства России в  этих институтах, препятствием к  чему является лишь пассивность  российского Правительства.
      Даже в  тех организациях, в которых Россия  представлена, уровень этого представительства  недостаточен. К примеру, у России  нет постоянного представительства  в BIS (Банк международных расчетов). Центральный банк Российской  Федерации является акционером  Банка международных расчетов, но  у России нет представительства  в органах управления, нет права  голоса. Представители Российской  Федерации только приезжают как  наблюдатели на конференции[14].
      В последние  годы на высшем уровне в  России все чаще  звучат идеи  о превращении страны (или нашей  столицы) в мировой финансовый  центр. Нужно понимать, что, имея 2-3% мирового ВВП, роль Российской  Федерации в определении глобальных  институтов минимальна, как и  перспективы превращения рубля  в резервную валюту или формирования  финансового центра.
      В частности,  много вопросов возникает в  связи со всей идеологией международного  финансового центра по одной  простой причине: связке из  трех элементов. Такой центр  не может быть эффективным  без региональной резервной валюты. Даже если мы будем торговать  за рубли сырьевыми активами, или сделаем рубль региональной  резервной валютой для рынка  на постсоветском пространстве, то при двузначной инфляции  эти усилия окажутся напрасными[15].
      Лучшая  позиция России в этих условиях  – это проводить в жизнь  идею консультаций, согласований, обсуждений, движений к большей прозрачности.
      Наднациональное  регулирование и надзор были  бы уместны в посткризисном  мире. Однако для внедрения полноценной  системы регулирования придется  перодолевать нежелание национальных правительств расставаться с частью своих полномочий. Возможно, пока мир в целом не готов к тому, чтобы создавать институты наднационального надзора и регулирования, но тенденция по координации действий и по усилению координации будет усиливаться.
      Анализируя  вышеперечисленные предположения  относительно тенденций развития  глобальной финансовой системы  в ближайшей и отдаленной перспективе,  необходимо отделить тенденции,  характерные для собственно кризисного  периода, от тенденций, которые  с большой долей вероятности  будут доминировать в долгосрочной  посткризисной перспективе. К  первым относятся примитивизация  финансовых институтов и инструментов; финансовый протекционизм; усиление  роли институтов развития и  других государственных институтов. Именно эти тенденции являются  по своей природе антикризисными  мерами, действие которых ограничено  определенными временными рамками.  Все остальные тенденции, видимо, будут свойственны и для более  продолжительного периода времени,  включающего, в том числе, и  период посткризисного развития.
 
Заключение
 
      В финансово  интегрированном мире долгосрочный  успех реформ систем регулирования  в значительной степени зависит  от активизации международного  сотрудничества и координации  работы финансовых регуляторов.
      Ведущие  эксперты национальных правительств  и крупнейших международных организаций  с осени прошлого года пытаются  разобраться в причинах глобального  кризиса, поразившего международную  финансовую систему, спрогнозировать  его развитие и оценить последствия.  Предлагаются различные варианты  антикризисной политики, в том  числе и в глобальном масштабе. К сожалению, вопросов до сих  пор остается немало.
      Кризис привел к широкому взаимопониманию по двум ключевым пунктам: с одной стороны, существуют структурные и институциональные пробелы в системе предупреждения и преодоления финансовых кризисов, а с другой стороны, системные дефекты в современном режиме регулирования потоков капитала и валютных курсов, который отражает политические подходы крупных промышленно развитых стран, могут вызывать серьезные финансовые кризисы в развивающихся странах (несмотря на все институциональные и стратегические различия между ними). Такие кризисы могут свести на нет усилия по мобилизации внутренних финансовых ресурсов и практически все другие меры, направленные на финансирование развития. Поэтому глобальная финансовая реформа - это абсолютно приоритетный вопрос.
      Можно наметить  ряд основных направлений работы  по усовершенствованию мировой  финансовой архитектуры. Первое  – международное сотрудничество  в сфере финансового регулирования.  Центральная проблема – отсутствие  необходимой координации и согласованности  усилий национальных регуляторов.  Здесь приоритетными задачами  являются разработка базовых  норм регулирования финансовых  рынков, принятие комплекса международных  руководящих принципов по урегулированию  вопросов, связанных с несостоятельностью  финансовых компаний, а также  учреждение, например под эгидой  Совета по финансовой стабильности, отдельного органа, уполномоченного  осуществлять координацию регламентационной  деятельности.
      Второе  – надзор за финансовыми рынками.  Главная долгосрочная цель международных  усилий по укреплению надзора  за финансовыми рынками - корректировка  глобальных дисбалансов и предотвращение  кризисов. Чрезмерное внимание со  стороны МВФ валютным курсам  как единственной определяющей  переменной при оценке внешней  стабильности стран неоправданно  и неэффективно. Проводимый фондом  анализ положения отдельных стран  должен носить всеобъемлющий  характер и учитывать общую  макроэкономическую ситуацию. Больше  внимания необходимо уделять  финансовым рискам, включая раздутые  цены на активы, масштабы привлечения  заемных средств, концентрацию  рисков в крупных банках и  предоставление информации по  скрытым или забалансовым статьям.
      Рекомендуется  создание совместного механизма  раннего предупреждения МВФ и  Совета по финансовой стабильности. По мнению аналитиков ООН, это  позволило бы объединить экспертный потенциал фонда в макрофинансовой сфере с опытом совета в области регулирования для системного реагирования на глобальные риски.
      Третье  – совершенствование кредитных  механизмов МВФ. Наиболее жизнеспособными  механизмами своевременной мобилизации  ликвидности ооновские эксперты  считают двусторонние соглашения  о кредитовании и увеличение  числа участников и объемов  кредитов в рамках новых соглашений  о займах. Запущенные в марте  2009 года гибкие кредитные линии  МВФ все еще должны подтвердить  свою эффективность в долгосрочной  перспективе. Выделение фондом  значительных ресурсов непреднамеренно  создает возможность для быстрого  вывода инвестиций из стран,  охваченных этой программой.
      Четвертое  – система резервных валют.  В качестве одного из самых  перспективных направлений реформы  глобальной резервной системы  в ООН рассматривают расширение  рамок использования SDR[16]. Первый  шаг - автоматическая и регулярная  эмиссия SDR, а также формирование  механизма облегченного обмена SDR не только на доллары, но  и на валюты всех стран - членов МВФ. Кроме того, необходимо  расширить корзину валют, по  отношению к которой устанавливается  курс SDR, включив в нее денежные  единицы развивающихся стран.
      Пятое - реформа системы управления Бреттон-Вудских учреждений. Укрепление ресурсной базы МВФ и совершенствование его кредитного инструментария для борьбы с глобальными кризисами блокируется отсутствием ощутимого прогресса в проведении долгосрочных реформ, направленных на модернизацию системы управления и повышение легитимности фонда. Первоочередными задачами здесь являются расширение использования процедуры, предусматривающей принятие решений двойным большинством (при поддержке трех пятых членов, обладающих 85% всех голосов) и более активное привлечение управляющих фонда к определению стратегических направлений деятельности МВФ и повышению его подотчетности.
      Цели совершенствования  мировой финансовой системы:
  ? восстановление  экономической активности и доверия  инвесторов к странам, пережившим  финансовый кризис; предотвращение  распространения кризиса в другие  страны;
  ? минимизация рисков  новых кризисов, ограничение сферы  их действия;
  ? создание финансовой  системы, которая бы использовала  все преимущества глобальных  рынков мобильности капитала.
      Несмотря  на произошедшие в последнее  время позитивные изменения в  механизмах многостороннего кредитования, возможности для дальнейшей модернизации  путей выделения официальных  ликвидных средств еще не исчерпаны.  Кроме того, в среднесрочной перспективе  важно, чтобы механизм квот  вновь стал главным основанием  для расширения объемов кредитования  МВФ.
      Кризис  активизировал обсуждение вопроса  о международной резервной валюте. Мировому сообществу следует  воспользоваться представившейся  возможностью, чтобы начать работу над созданием новой, более стабильной и справедливой международной валютно-финансовой системы. Россия уже давно продвигает в ООН и на других международных площадках данную идею, так что выводы ооновских специалистов вполне соответствуют нашим подходам и устремлениям.
      В конце  октября 2009 года началось предметное  обсуждение всего комплекса указанных  вопросов в рамках специальной  рабочей группы Генассамблеи ООН. От того, насколько успешно пройдут эти переговоры, во многом зависит влияние ООН и ее роль в решении ключевых мировых проблем.
      Очевидно, что решение этих проблем - дело не одного дня, и, конечно  же, такого рода решения должны  приниматься при поддержке всех  стран. Главное, как представляется, обеспечить согласованность международных  усилий, предпринимаемых как на  платформе ООН, так и в других  форматах, прежде всего в рамках  «группы двадцати». Такая консолидация  немыслима без взаимного доверия,  в первую очередь между государствами.  Обретение чувства локтя - вот  ключевая задача, которую нам  всем предстоит решить, чтобы  преодолеть текущие трудности,  избежать новых потрясений и  добиться процветания в XXI веке.
 
Список использованной литературы
 
1. Афанасьев Е.В. Предпосылки  формирования концепции всемирной  валютной биржи в условиях  глобализации финансовых отношений  // Управление персоналом. 2007. № 20. С. 16.
2. Бабич А.М., Павлова Л.Н.  Государственные и муниципальные  финансы. – М.: Юнити – 2002г.
3. Бауэр В.П. «Золото  в условиях финансовой глобализации»  (доклад на межвузовском междисциплинарном  семинаре «Глобализация: смена  парадигм» 11.11.2008).
4. Всемирный банк: Годовой  отчет. 2008г. – Вашингтон: Издательский  отдел управления Всемирного  банка по внешним отношениям, 2009.
5. Годовой отчет МВФ  за 2007 год. Глобальная экономика  – на общее благо. – Вашингтон, 2008г.
6. Данилов Ю. Товарный  якорь для мировой валюты // Эксперт,  № 30-31 (668) от  17 августа 2009г.
7. Данилов Ю. Песо-юане-рубль  // Вестник НАУФОР, №7/8, июль-август 2009г.
8. Джордж Сорос. Глобальная  антикризисная политика: создать  новые деньги. / Ведомости. 2009. 10 февраля.
9. Международные валютно-кредитные  и финансовые отношения: Учебник / Под ред. Л.Н. Красавиной. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Финансы и статистика, 2000г.
10. Моисеев А.А. Международные  финансовые организации (правовые  аспекты деятельности). – М.: Омега  – Л, 2006г.
11. Н. Назарбаев. Ключи  от кризиса.
12. Обзор МВФ 19 марта  2009г. – Страны с формирующимся  рынком сталкиваются с растущими  трудностями в отношении счета  операций с капиталом
13. Проблемы эффективности  и реформы системы международных  многосторонних институтов: Научная  монография. – М.: Государственный  университет – Высшая школа  экономики. Институт международных  организаций и международного  сотрудничества, 2007г.
14. Фадеева Н.В. Трансформация  финансовых отношений под воздействием  глобализации: финансовая система  России в условиях глобальной  конвергенции // Финансы и кредит. 2007г. № 14. С. 9-18.
15. Эйхан Коуз, Ишвар Прасад Финансовая глобализация: не ограничиваясь порицаниями // Финансы & развитие. Март 2007г.
16. International Capital Markets, Developments, Prospects, and Key Policy Issues. - Wash.: IMF, September 2008
17. World Economic Outlook. - Wash.: IMF, April 2009.
 
Интернет-сайты:
 
   1. http://www.bis.org
   2. http://www.businessweek.com
   3. http://www.cbr.ru
   4. http://www.crfr.ru
   5. http://www.imf.org
   6. http://www.inosmi.ru/
   7. http://www.interfax.ru/
   8. http://www.oecd.org
   9. http://www.unctad.org
  10. http://www.unece.org
  11. http://www.unic.ru
  12. http://www.un.org
  13. http://www.wto.org/
  14. http://www.wto.ru/
 
Справочный материал
 
|Структура государственного  внешнего долга Российской Федерации*  по состоянию на 01 января 2010 года[17]                                |
|Категория долга                                                                                 |млн. долларов США  |млн. евро**       |
|Государственный внешний   долг Российской Федерации (включая   обязательства бывшего Союза   ССР,  |37 641,0           |26 237,9          |
|принятые Российской  Федерацией )                                                                |                   |                  |
|Задолженность перед  официальными кредиторами - членами  Парижского клуба,                        |999,8              |696,9             |
|не являвшаяся предметом реструктуризации                                                        |                   |                  |
|Задолженность перед  официальными кредиторами - не  членами Парижского клуба                      |1 820,4            |1 268,9           |
|Задолженность перед  официальными                                                                |1 300,1            |906,2             |
|кредиторами - бывшими  странами СЭВ                                                              |                   |                  |
|Коммерческая задолженность  бывшего СССР***                                                      |830,5              |578,9             |
|Задолженность перед  международными финансовыми организациями                                    |3 793,9            |2 644,6           |
|Задолженность по еврооблигационным займам                                                       |26 239,6           |18 290,5          |
|     внешний облигационный  заем 2010 года                                                       |328,2              |228,7             |
|     внешний облигационный  заем 2030 года                                                       |19 945,1           |13 902,9          |
|     внешний облигационный  заем 2018 года                                                       |3 466,4            |2 416,3           |
|     внешний облигационный  заем 2028 года                                                       |2 499,9            |1 742,6           |
|Задолженность по ОВГВЗ                                                                          |1 775,3            |1 237,5           |
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.