На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Конституционнный суд

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?1. ВВЕДЕНИЕ.
Принятие законов представительными органами, исполнение этих законов исполнительной властью не может предотвратить правовые конфликты и обеспечить неуклонное соблюдение прав всеми его субъектами. Эту задачу выполняют, прежде всего, суды, - независимое звено государственной власти.
Во всех демократических государствах роль судов признается незаменимой. Наряду с судами общей юрисдикции в большинстве стран создана специальная юстиция (трудовые суды, административные суды) – конституционные суды, которые возникли в западных странах на ранних стадиях строительства правового государства. Несмотря на то, что такие суды возникли достаточно давно, эта тема не потеряла своей актуальности, так как многие принимаемые в наши дни законы не соответствуют конституциям в различных государствах. Это объясняется тем, что эти законы разрабатываются специалистами и парламентариями с неодинаковой степенью квалификации. На основании этого можно сделать вывод, что для обеспечения своего нормального существования, для гарантии прав и свобод граждан правовое государство непременно наделяет судебную власть функцией конституционного контроля.
Тема актуальна и тем, что в России, как в любом другом правовом государстве, должен существовать институт конституционного контроля, а не надзора, чтобы избежать подчинения органов государственной власти конституционной юстиции. Как пишет Баглай,[1] контроль – право какого-либо органа проверять деятельность вплоть до отмены актов другого, подконтрольного органа. Надзор сводится к наблюдениям, позволяющим указать на ненадлежаще принятый или незаконный акт, который поднадзорный орган должен изменить или отменить сам. Также он считает, что в России эти термины употребляются как синонимы.
Теперь необходимо обратиться к анализу источников и литературы, используемой в данной работе.
Конституция РФ в статье 125 учреждает Конституционный Суд РФ в системе судебной власти, четко определяя его состав, компетенцию, порядок образования, юридическую силу решений. Его полномочия регламентируются в ряде других статей Конституции РФ:
-         статья 100 – о посланиях Суда Федеральному Собранию;
-         статья 104 – о праве законодательной инициативы;
-         часть 2 статьи 82 – о присутствии судей Конституционного Суда при принесении присяги Президентом РФ.
В тексте Конституции РФ отсутствуют термины ''высший'', ''верховный'', так как Конституционный Суд учреждается как федеральный суд в единственном числе, а не возглавляет федеральную систему органов конституционной юстиции. Конституция закрепила четкий ограниченный перечень субъектов, которые могут обращаться в суд с запросами.
В связи с принятием Конституции РФ 1993 года, в июле 1994 года был принят Федеральный конституционный закон '' О Конституционном Суде РФ'', который закрепил не только полномочия суда, но и принципы судопроизводства, статус судей. В нем установлен перечень оснований, причин для прекращения полномочий судьи. В законе указан перечень поводов и оснований к рассмотрению дел в суде, что является обязательным условием для самой возможности рассмотрения дела.
Законом установлены основания для отказа в принятии обращений к рассмотрению, правовые гарантии обязательности исполнения требований Конституционного Суда всеми органами, организациями и лицами, которым они адресованы, а также порядок возмещения расходов, связанных с исполнением этих требований. Закон детально регламентирует порядок проведения заседаний Суда, порядок исследования вопросов в заседании, порядок исследования документов, основания для возможного отложения заседания, основания и порядок возобновления рассмотрения вопроса и прекращения производства по делу.
Наконец, закон закрепляет нормы, устанавливающие особенности производства в Суде по отдельным категориям дел.
Учебная литература, используемая в данной работе (Баглай М.В., Стрекозов В.Г., Страшун Б.А., Ведерникова О.Н.), описывает, как шло формирование и становление Конституционного Суда в России. Страшун говорит о конституционной юстиции как об общем понятии, не рассматривая этот институт в отдельных странах.
Стрекозов больше внимания уделяет процессу исторического развития Конституционного Суда в РФ, тогда, как Баглай и Ведерникова основной упор делают на компетенцию этого Суда.
Большую ценность представляют статьи ученых и юристов, опубликованные в журналах «Государство и право». Статья Лузина дает представление о методах толкования Конституции, которые использует в своей деятельности Верховный суд США. Автор уделяет внимание методам, которые использует Конституционный Суд РФ. В своей работе Лузин не ставит проблемных вопросов, а лишь сравнивает используемые судами методы толкования Конституции. Автор выдвигает свою точку зрения на проблему, какой метод толкования Конституции предпочтительней.  
Работа Страшуна посвящена проблемам и перспективам судебного конституционного контроля в России. Автор использует доклады судей, юристов, которые были сделаны на конференции в 1996 году, а также говорит о существовании ''конституционного прецедента'' в России. Кроме того, автор сравнивает периоды деятельности Конституционного Суда РФ и определяет тенденции развития.
Проблема толкования Конституции РФ посвятила свои работы Хабриева Т.Я. В работе ''Процессуальные вопросы толкования Конституции'' она описывает проблемы, возникающие при осуществлении Судом этих полномочий. В работе ''Толкование Конституции РФ: теория и практика'' автор уделяет внимание такой проблеме как отсутствие инициативы Суда при толковании Конституции РФ. 
Кудрявцев Ю.В. в своем труде характеризует всю деятельность Суда с момента его образования; указывает на проблему отсутствия специального органа, который бы следил за своевременным исполнением постановлений Конституционного Суда.
Статья Овсепян Ж.И. посвящена интересному вопросу – проблеме деполитизации Конституционного Суда и конституционного контроля. Она приводит основания, которые характеризуют органы судебного конституционного контроля в качестве политико-юрисдикционных. Автор определяет процессы политизации и возможности их преодоления, а также говорит о том, в какой мере находится политика в сфере внимания Конституционного Суда РФ.
Задачи данной работы выглядят следующим образом:
    выяснить роль института судебного контроля;
    исследовать порядок формирования Конституционного Суда РФ;
    исследовать объем полномочий Конституционного Суда РФ.
Данная работа состоит из трех глав: глава I – введение, глава II – Статус Конституционного Суда РФ, III – заключение (выводы). 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2. СТАТУС КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ.
1.      Роль института конституционного контроля.
Значение института конституционного контроля трудно переоценить. Конституционные суды занимают особое место в странах континентальной Европы, включая социалистические. Эти суды в некоторых конституциях рассматриваются в разделах, посвященных конституционным гарантиям. Однако в некоторых странах, воспринявших англосаксонскую правовую систему (США, Индия, Япония) функции конституционного контроля возложены на суды общей юрисдикции.
Конституции Италии, Франции, Испании содержат разделы о конституционном правосудии. Сами конституции определяют компетенцию органов судебной власти, порядок формирования и порядок обращения к ним, последствия признания закона не соответствующим конституции. Речь идет именно о законах – высших после Конституции нормативных актах в иерархии источников права, а также о некоторых близких по значимости к закону нормативных актах, издаваемых высшими органами государственной власти. Законы о конституционных судах, принимаемые в развитие конституционных положений, являются, как правило, органическими.
Баглай говорит о том, что ''любой парламент не может быть совершенным, т.е. неизбежно принятие им законов, которые противоречат или не соответствует конституции страны''.[1] Это он объясняет, во-первых, многочисленностью принимаемых нормативных актов, во-вторых, на их принятие оказывает влияние какая-либо политическая сила.
Во многих европейских странах необходимость придать судебной власти функцию контроля за конституционностью законов была осознана еще на ранних стадиях строительства правового государства. Первым эту функцию принял на себя Верховный Суд США в 1808 году.
В России Конституционный Суд был создан в 1991 году. С 1988 по 1991 годы существовал лишь эрзац – Комитет конституционного надзора СССР. Все это говорит о важной роли конституционного правосудия. В условиях современного сложноорганизованного общества, требующего постоянной, масштабной законодательной деятельности государства; оно является гарантом верховенства Конституции как непреложного принципа правового государства. 
Конкретные функции конституционного контроля в различных странах выглядят по-разному. В принципе эти функции и определяют в целом значение конституционной юстиции:
-         толкование конституции;
-         решение споров о компетенции органов государственной власти;
-         признание всеобщих выборов недействительными или действительными;
-         установление конституционности правоприменительной практики и конкретных действий органов исполнительной власти;
-         признание политических партий незаконными.
Во Франции Конституционный Совет обладает правом предварительного контроля, т.е. это проверка закона до его вступления в силу. Кроме того, институт конституционного контроля является важным элементом системы разделения властей, так как он решает споры о компетенции органов государственной власти. Именно конституционное разделение властей является основной причиной отсутствия такого суда в СССР до конца 80-х годов XX века.
 
2. Формирование Конституционного Суда РФ.
Действующими конституциями во всем мире используются две процедуры формирования состава суда: парламентская и смешанная. К чисто парламентской, как отмечают Баглай[1] и Страшун[2], относится порядок формирования Федерального суда ФРГ, половина членов которого избирается Бундестагом, а половина – Бундесратом. В ряде стран судьи конституционных судов назначаются парламентом по представлению главы государства, а в некоторых – наоборот, главой государства по представлению верхней палаты парламента. Основное в этом последнем варианте – представление, а само назначение носит формальный характер.
В смешанной процедуре парламент принимает лишь частичное участие. Во Франции Президент Республики, Председатели Национального собрания и Сената назначают в Конституционный Совет каждый по три члена сроком на девять лет.
В Российской Федерации, согласно Конституции РФ[1], судьи Конституционного Суда назначаются Советом Федерации по представлению Президента РФ. Как отмечает Страшун, ''члены Совета Федерации не должны предлагать Президенту кандидатуры в состав Конституционного Суда, так как Совет Федерации назначает судей по предложению Президента''.[2] Конституционный Суд РФ состоит из 19 судей. Статья 8 федерального конституционного закона содержит требования, предъявляемые к кандидату на должность судьи Конституционного Суда РФ: судьей может быть назначен гражданин РФ, достигший ко дню назначения возраста не менее 40 лет, с безупречной репутацией, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее 15 лет, обладающий признанной высокой квалификацией в области права. Совет Федерации рассматривает вопрос о назначении на должность судьи в срок не позднее 14 дней с момента получения представления Президента РФ. Статья 12 названного Закона определяет срок полномочий судьи – 15 лет, а также содержит положение о том, что назначение судьи на второй срок не допускается. Встает вопрос: почему полномочия судей Конституционного Суда ограничены конкретным сроком? Можно предположить, что это способствует улучшению работы Суда при периодической ''смене кадров''. Новая редакция закона увеличивает срок полномочий судей: с 12 до 15 лет, что наоборот свидетельствует об относительной стабильности состава судейского состава.
Согласно закону, существует принцип несовместимости должности судьи с занятием должностей в органах политических ветвей власти, - об этом говорит статья 11. В этом как раз и проявляется аполитичность Конституционного Суда, как считает Овсепян[1]. Она также указывает на следующие проблемы:
-         отсутствие роли Правительства в формировании Суда;
-         различные полномочия имеют тенденцию накладываться друг на друга и конкурировать между собой;
-         в РФ судьи ''не переживают'' многих Президентов (как в США), поэтому может возникнуть зависимость судей от Президента, который их представляет Совету Федерации до назначения.                
Рассмотрев процедуру назначения судей, можно сделать вывод, что данная процедура заимствована из США. Необходимо отметить, что в процедуре формирования должны принимать участие все три ветви власти, каждая из которых представляет свою ''долю'' кандидатов. Назначение должна осуществлять Государственная Дума, которая выражает интересы всего народа в целом, а не Совет Федерации, выражающий интересы субъектов Российской Федерации.
3. Полномочия конституционного Суда РФ.
Прежде, чем исследовать конкретные полномочия Конституционного Суда РФ, нужно отметить, сто Конституционный Суд России относится к Европейской модели конституционного правосудия. Он не возглавляет инстанционную систему судов, но по процедуре формирования относится к американской модели.
Далее, конституционный контроль в РФ абстрактный, т.е. перечисленные в Конституции государственные органы и высшие должностные лица[2] имеют право обратиться с запросом в Конституционный Суд без какого-либо предварительного обращения в другой суд и даже в ряде случаев безотносительно к наличию конкретного спора или конфликта.
Деятельность Конституционного Суда построена на системе последующего контроля. Суд проверяет на соответствие Конституции законы, вступившие в законную силу и, следовательно, на момент проверки уже действовавшие определенное время. Стрекозов отмечает, что ''преимущество такой системы в том, что при ней никогда не поздно исправить ошибку законодателя, но есть и недостаток: закон в конечном итоге оказавшийся неконституционным, действовал в течение некоторого времени, оказывая негативное влияние на правопорядок''.[1] Ведерникова выделяет следующую положительную черту: ''только последующий контроль дает возможность обращения гражданина в суд по поводу нарушения его конституционных прав и свобод''.[2] Как говорит Баглай, ''Конституционный Суд РФ обладает «связанной компетенцией», что означает возможность осуществления Судом своих полномочий только по запросам или жалобам лиц, упомянутых в Конституции''.[3] Суд не вправе рассматривать какие-либо дела по собственной инициативе, что ''служит противовесом значительным полномочиям Суда'', как пишет Баглай.[4] Суд может самостоятельно решать вопрос об использовании права законодательной инициативы по вопросам его ведения, что предусмотрено ч.1 ст.104 Конституции РФ.
В ст.125 Конституции и в ст.3 Федерального конституционного закона закреплены следующие полномочия Конституционного Суда РФ:
1)       проверка конституционности законов, нормативных актов и договоров, осуществляемая по 3-м видам запросов и жалоб:
-         от органов государственной власти;
-         от судов;
-         от граждан.
2)       разрешение споров о компетенции – ''наитруднейшая функция суда'', как считает Страшун;[1]  
3)       толкование Конституции РФ;
4)       дача заключения о соблюдении или несоблюдении порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.
Выше уже говорилось, что Конституционный Суд РФ осуществляет последующий, а не предварительный контроль за конституционностью законов, но по смыслу частей 2 и 4 ст. 125 Конституции видно, что это так называемый «смешанный контроль», т.е. Суд проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. В п.3 Постановления Пленума Верховного суда содержится следующее указание: ''в случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд … обращается в Конституционный Суд с запросом о конституционности этого закона''. Из этого следует, что при отсутствии такой неопределенности, т.е. сомнений в неконституционности закона, судья применяет Конституцию, не сообщая об этом в Конституционный Суд. Таким образом, норма права, которую судья посчитал неконституционной, продолжает действовать. Но суды общей юрисдикции не признают, что закон не соответствует Конституции, - это прерогатива Конституционного Суда РФ. В таком случае возникает вопрос: как узнать судьям Конституционного Суда о том, что противоречащий Конституции закон не применяется? Такой закон продолжает действовать, его применяют другие судьи, не обнаружившие противоречия между законом и Конституцией. Некоторые авторы видят опасность в том, что обращение в Конституционный Суд по поводу закона, противоречащего Конституции, подрывает принцип прямого действия Конституции. Но это не так. Судья напрямую применяет Конституцию, отвергая противоречащий ей закон. В его обязанность входит лишь сообщить об этом в Конституционный Суд с тем, чтобы этот закон официально был признан неконституционным, и чтобы его не применяли другие судьи.
Как отмечает Стрекозов, в целях деполитизации Конституционный Суд решает исключительно вопросы права.[1] С ним соглашается Овсепян, но говорит, что ''было бы неискренним отрицать свойственность политического начала функционирования конституционного контроля''.[2] Автор говорит о том, что политика находится в сфере внимания Конституционного Суда лишь в той мере, объеме, части, которые совпадают с формальным правом, закрепляющим полномочия Суда с юрисдикционной формой его деятельности.
В процессе деполитизации она выделяет 2 стороны:
1)     общая политизация судебного конституционного контроля в сравнении с обеими политическими ветвями власти, вместе взятыми. Это, как считает Овсепян, ''положительная и неизбежная политизация, если не нарушается специализация контроля в механизме разделения властей в качестве правовой ветви'';[3]
2)     односторонняя – ориентация Конституционного Суда на ''сдерживание'' или ''поддержку'' какой-либо одной из политических ветвей власти. Эта политизация более опасна, так как создает угрозу дестабилизации власти. Иную точку зрения высказывает Страшун: ''…суд – один из высших органов государственной власти независимо от того, как он определен в Конституции и законе, и поэтому одной из имманентных (неотъемлемых) функций конституционного правосудия является политическая''.[4]             
Следовательно, нужно найти ту золотую середину, которая определяет юридическую деятельность Конституционного Суда от его интеграции в текущую политику.
Законом установлены пределы вмешательства Конституционного Суда в сферу исполнительной власти, когда речь идет о проверке конституционности соответствующих нормативно-правовых актов. Определен исчерпывающий перечень оснований для такой проверки, а именно: по содержанию норм; по форме нормативного акта; по порядку подписания, заключения, принятия, опубликования или введения акта в действие; с позиций разделения властей; с точки зрения разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти; под углом зрения разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и её субъектов, в том числе между соответствующими органами исполнительной власти. Таким образом, можно сделать вывод, что Конституционный Суд не имеет возможности оценить целесообразность принятия того или иного акта, а решает лишь один главный вопрос – о законности такого акта по отношению к нормам Конституции. Он вправе признать такие акты неконституционными, в результате чего акт в целом или отдельные его положения утрачивают силу.
На Конституционный Суд возложено также рассмотрение дел по спорам о компетенции между федеральными органами государственной власти, между ними и органами государственной власти субъектов РФ и между высшими органами государственной власти субъектов РФ. В данном случае речь идет, во-первых, о возможных спорах между Федеральным Собранием и Правительством РФ (но не о спорах внутри каждой ветви власти). Во-вторых, предполагается, что в споре о компетенции между федеральными органами исполнительной власти и соответствующими органами субъектов Федерации в качестве сторон могут выступать правительства как высшие государственные органы в системе исполнительной власти.
Страшун отмечает, что это является ''наитруднейшей функцией Конституционного Суда, хотя практика здесь по сути еще отсутствует''.[1] Такие споры возникают тогда, когда один орган берет на себя полномочия другого органа, т.е. присваивает чужие полномочия. По итогам рассмотрения спора о компетенции Суд принимает решение, подтверждающее или отрицающее полномочие соответствующего органа государственной власти издать акт или совершить действие правового характера, послужившее причиной спора о компетенции: налицо решение вопроса о законности действия органа государственной власти.
Другая важная функция конституционного правосудия – правотворческая. Как пишет Страшун, ''она не сводится к праву законодательной инициативы по вопросам ведения Конституционного Суда …, нормотворческая функция выражается посредством толкования Конституции''.[1] Толкование необходимо в связи с тем, что не все конституционные нормы полно и доступно раскрывают смысл, не все органы и граждане одинаково понимают и применяют эти нормы Конституционное закрепление данного права Суда означает, что никакой иной орган государственной власти РФ не может давать официальное и обязательное для данных органов государственной власти и органов местного самоуправления предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений толкования Конституции РФ,[2] как считает Эбзеев. Лузин В.В.[3] различает 3 метода толкования, исходя из деятельности Верховного суда США:
1)     прямой – буквальное, очевидное толкование закона. В ряде случаев, говорит он, орган конституционной юстиции обязан прибегать именно к подобному методу, т.е. когда использование юридического, семантического, лингвистического анализа позволяет выяснить действительное значение закона. Лузин считает, Конституционный Суд РФ в большинстве случаев принятия своих решений применял именно этот метод,[4] так как судьи применяют нормы, прямо закрепленные в статье 74 ФКЗ: Суд принимает решение по делу, оценивая буквальный смысл акта;
2)     метод, раскрывающий действительные намерения законодателей. Автор выступает сторонником этого метода, так как считает, что он является более совершенным и позволяет ответить не только на вопрос, какой смысл был вложен в данную норму, но и к чему действительно стремился законодатель. Здесь он отождествляет работу судьи и работу профессионала-реставратора. Но, необходимо отметить, что при использовании этого метода возможна ситуация, когда судья выходит за рамки содержания текста источника и дает свое видение намерений законодателя;
3)     метод свободного толкования, который Лузин считает неинтерпретивистским и абсолютно неприемлемым в системе континентального права, т.к. предназначение судей и судебных в Европе отличается от их положения в странах общего права.[1]
Эбзеев пишет, что решения вследствие толкования выражается в письменной форме по конкретным делам, следовательно, можно говорить о казуальном толковании.[2] Хабриева же говорит, что толкование Конституции всегда нормативные.[3] Автор данной работы считает, что это все-таки казуальное толкование, так как Суд по прямом конкретном случае, тем более что решение Суда может быть пересмотрено.
Эбзеев выделяет несколько проблем: не выработано нормативного определения понятие ''толкование Конституции''; не решен вопрос об объеме (адекватное, расширительное, ограничительное), способах толкования (систематический, логический, исторический) и значении цели – телеологическое толкование.
Конституционный Суд при толковании конституционных положений не должен ограничиваться только дословным текстом нормы, но и оценивать ее контекст, а также место в общей системе норм. При этом любая норма должна интерпретироваться таким образом, чтобы избежать противоречий с другими нормами Конституции, так как все её элементы находятся во взаимозависимости.[4] Следовательно, речь идет о системном толковании.
Хабриева указывает на следующую проблему: отсутствие инициативы Суда для толкования Конституции. Она пишет, что ''при отсутствии инициативы со стороны уполномоченных органов Суд с высоты своего положения должен беспристрастно взирать на нарушение либо искажение Конституции''.[1] Она также предлагает расширить круг субъектов, уполномоченных входить в Конституционный Суд с запросом о толковании Конституции.
В литературе существует мнение, что решения Конституционного Суда, будучи источником права, формируют конституционный прецедент, но Страшун отмечает, что говорить о прецедентном  значении решений Суда не вполне точно, ''поскольку прецедентное судебное решение обязательно только для решений по аналогичным делам''.[2] Следующий вопрос – создает ли решение Конституционного Суда новую норму права? Туманов в своем интервью ответил, что ''всякий раз толкование не оставляет норму в первоначальном виде и может достаточно существенно модифицировать ее''.[3] Кудрявцев говорит о проблеме ответственности судей за даваемое толкование и предлагает законодательно закрепить ответственность,[4] что, по мнению автора, будет противоречить принципу независимости судей. 
Следующая функция Суда – дача заключения о соблюдении порядка выдвижения обвинения против Президента. Запрос допустим, если обвинение выдвинуто Государственной Думой и имеется заключение Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента признаков соответствующего преступления. То есть Конституционный Суд следит только за законностью порядка выдвижения обвинения.
Таким образом, рассмотрев полномочия Конституционного Суда РФ, можно сделать вывод, что существует много проблем в деятельности Суда. В частности, вообще не решен вопрос об установках и принципах, из которых должен исходить Суд при толковании Конституции. Далее, не урегулирован вопрос об исполнении постановлений Конституционного Суда и т.д. Остается надеяться, что в рамках судебной реформы, которая продолжается и по сей день, эти проблемы будут решены.                             
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Институт судебного конституционного контроля за законностью действий органов законодательной и исполнительной властей является позитивным институтом государственно-правовой жизни России, определенным шагом вперед в процессе становления правового государства. Вместе с тем этот институт нуждается в дальнейшем совершенствовании, поскольку не выработан еще механизм немедленного и безоговорочного исполнения постановлений Конституционного Суда РФ органом власти, в отношении которого вынесено такое ''негативное'' постановление, особенно в тех случаях, когда подлежат пересмотру все дела, разрешенные в административном порядке на основе правовой нормы, признанной неконституционной. По-видимому, здесь требуется определенное законодательное решение, устанавливающее персональную ответственность должностных лиц за невыполнение постановлений Конституционного Суда и отсутствие контроля за пересмотром решений либо создание специального органа, который следил бы за своевременным исполнением постановлений Конституционного Суда РФ.
Что касается разноречивого толкования различными судами конституционных норм при оставлении в силе закона, который противоречит Конституции, то эта проблема может быть решена методом судебного надзора, осуществляемого Верховным Судом и Высшим Арбитражным судом Российской Федерации.
Далее, федеральные нормативные акты нужно рассматривать и соотносить с Конституцией РФ, но нормативные акты субъектов РФ – как с федеральной Конституцией, так и с конституциями или уставами соответствующих субъектов.
Следует установить ответственность за издание актов, которые противоречат Конституции, а также ответственность судей Конституционного Суда, которые при толковании Основного Закона тоже ошибаются.
Необходимо также законодательно закрепить право Конституционного Суда по своей инициативе толковать Конституцию РФ и решать вопросы о конституционности не только законов, но и Указов Президента. Нужно расширить круг субъектов, уполномоченных входить в Конституционный Суд с запросом о толковании Конституции РФ, включив в него Верховный Суд, Высший Арбитражный суд и представителей населения субъектов Российской Федерации.
Наконец, судья должен обращаться в Суд даже в случаях сомнения в конституционности закона, а не после раздумий и выводов о том, что подлежащий применению закон противоречит Конституции РФ.
И все же, разрешая дела в пределах своей компетенции, принимая решения, которые, безусловно, обязательны для исполнения на всей территории РФ для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений, Конституционный Суд РФ выполняет тем самым свою конституционную обязанность – обеспечение законности в деятельности органов государственной власти.          
 
 
 
    
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА.
1.      Федеральный конституционный закон РФ ''О конституционном Суде РФ'' от 21 июля 1994 года (в редакции от 08.02.2001 № 1 ФКЗ);
2.      Конституция РФ принятая 12 декабря 1993 года;
3.      Баглай М.В. Конституционное право РФ, М., НОРМА, 2000;
4.      Конституционное право зарубежных стран под ред. Баглая М.В., Лейбо Ю.И., Энтина Л.М., НОРМА, М., 2000;
5.      Ведерникова О.Н., Ершов В.В., Судебная система России, М., 1998;
6.      Кудрявцев Ю.В. Конституционный Суд России: опыт, проблемы // Государство и право, 1995, № 1;
7.      Лазарев Л.В. Конституционно-правовые основы организации и деятельности Конституционного Суда // Государство и право, 1996, № 6;
8.      Лузин В.В. Методы толкования конституции в деятельности Верховного Суда США // Государство и право, 1996, № 11;
9.      Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в РФ: проблемы деполитизации // Государство и право, 1996, № 1;
10. Страшун Б.А. Судебный конституционный контроль в России: уроки, проблемы и перспективы // Государство и право, 1997, № 5;
11. Стрекозов В.Г. Конституционное право России, М., Новый юрист, 1997;
12. Туманов В.А., интервью ''О деятельности Конституционного Суда РФ'' // Государство и право, 1995, № 9;
13. Хабриева Т.Я. Процессуальные вопросы толкования Конституции в деятельности Конституционного Суда РФ // Государство и право, 1996, № 10;
14. Хабриева Т.Я. Толкование Конституции РФ: теория и практика // Государство и право, 1998, № 12;
15. Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом России: теоретические и практические проблем // Государство и право, 1998, № 5;
16. Постановление Пленума Верховного Суда РФ ''О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия'' от 31 октября 1995 года.
3
 


[1] Баглай М.В. Конституционное право РФ, стр. 644.
[1] Баглай М.В. ''Конституционное право РФ'', стр. 643.
[1] Конституционное право зарубежных стран под ред. Баглая М.В., стр. 349.
[2] Страшун Б.А. Конституционное право зарубежных стран, т.1-2, стр. 642.
[1] п. ''Е'' ст. 83, п. ''Ж'' ст. 102 Конституции РФ.
[2] Страшун Б.А. Судебный конституционный контроль в России: уроки, проблемы, перспективы, стр. 6.
[1] Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в РФ: проблемы деполитизации, стр. 36-39.
[2] ч.2 ст. 125 Конституции РФ.
[1] Стрекозов В.Г
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.