На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат/Курсовая Структура, содержание и формы общения

Информация:

Тип работы: Реферат/Курсовая. Добавлен: 10.12.2012. Сдан: 2011. Страниц: 41. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Введение 

     Проблема  общения традиционно находится  в центре внимания отечественных социальных психологов в связи с ее значимостью во всех сферах жизнедеятельности человека и социальных групп. Человек без общения не может жить среди людей, развиваться и творить. Существование и развитие социальных групп также связано с общением. В широком смысле общение представляет собой совокупность совершенно различных связей между людьми. Все это обуславливает актуальность изучения процессов общения. К тому же современная социально-экономическая ситуация в России усиливает внимание к вопросам общения и определяет новый взгляд на него как фактор стабилизации предпринимательства, поскольку именно общение сопровождает большинство сервисных услуг по реализации любой продукции.
     Понятие общения, как и любое понятие  социальной психологии, разрабатывалось  многими исследователями и имеет  разнообразные трактовки. Общение привлекало также внимание социологов, педагогов и философов. Наиболее объемно это понятие представила Л.П. Буева, которая интерпретирует общение как процесс взаимосвязи и взаимодействия общественных субъектов (личностей, групп), характеризующийся обменом деятельностью, информацией, опытом, способностями, умениями и навыками, а также результатами деятельности; как одно из необходимых и всеобщих условий формирования и развития общества и личности. Данное понятие разработано на стыке философии, социологии и социальной психологии и носит наиболее общий характер.
     Многообразие  научных подходов побуждает рассмотреть  общение с философской, социологической и психологической сторон.
     Общефилософская концепция представляет общение  личности с другими как актуализацию реально существующих общественных отношений: именно общественные отношения обуславливают форму общения. Методологический принцип марксистско-ленинской философии, обосновывающий зависимость изменения общественных отношений от смены форм общения, стал основанием выделения категории «способ общения». Он определяется как способ реализации актуальных отношений в социальном взаимодействии, что зависит от:
     а) социально-экономического уклада общества;
     б) уровня развития идеологии;
     в) от конкретных исторических условий  социального бытия.
     Такой подход позволяет выстроить методологию  социально-педагогического понимания сущности общения.
     Социологическая концепция обосновывает общение  как способ осуществления внутренней эволюции или поддержания статус-кво социальной структуры общества, социальной группы в той мере, в какой эта эволюция предполагает диалектическое взаимоотношение личности и общества. Социологическая трактовка понятия «общение» предполагает глубокий анализ внутренней динамики общества и её взаимосвязи с процессами общения. Социологическая концепция общения формирует методологию понимания места и роли социальных институтов общества в организации общения как важного фактора социального производства личности.
     При психологическом подходе общение определяется как специфическая форма деятельности и как самостоятельный процесс взаимодействия, необходимый для реализации других видов деятельности личности. Психологический анализ общения раскрывает механизмы его осуществления. Общение выдвигается как важнейшая социальная потребность, без реализации которой замедляется, а иногда и прекращается формирование личности. Психологи относят потребность в общении к числу важнейших факторов, определяющих потребность в общении как следствие взаимодействия личности и социокультурной среды, причем последняя служит одновременно и источником формирования данной потребности.
     Социально-педагогический подход к анализу сущности общения опирается на его понимание как механизма влияния (с целью социального воспитания) общества на личность. В связи с этим в социальной педагогике все формы общения рассматриваются как психотехнические системы, обеспечивающие взаимодействие людей.
     Из  этого, далеко не полного, перечня высказываний психологов, социологов и философов, видно, насколько велик интерес ученых к феномену общения.
     Цель  данной работы: Выявить основные характеристики структуры, содержания и форм общения.
     Объектом работы является: общение.
     Предмет: структура, содержание и формы общения.
     Задачи  исследования:
    теоретический анализ литературы по общению.
    Выявить основные характеристики структуры, содержания и форм общения.
     Для решения этих поставленных задач  мы в данной работе использовали комплекс методов исследования. 

 

      1. Теоретический анализ литературы 

     Каждый  из нас живет и работает среди  людей. Мы ходим в гости, встречаемся  с друзьями, выполняем с коллегами по работе какое-то общее дело…и т.д. В любой ситуации мы, независимо от нашего желания, общаемся с людьми: родителями, сверстниками, учителями, коллегами. Одних мы любим, к другим относимся нейтрально, третьих ненавидим, с четвертыми вообще неизвестно зачем разговариваем.
     Человеческое  общение напоминает своеобразную пирамиду, состоящую из четырёх граней: мы обмениваемся информацией, взаимодействуем с другими людьми, познаем их вместе с этим переживанием собственное состояние, возникающее в результате общения. Общение можно рассматривать как способ объединения индивидов и, вместе с тем, как способ их развития.
     Б.Д. Парыгин отметил, что процесс общения может выступать в одно и тоже время и как процесс взаимодействия людей, и как информационный процесс, и как отношение людей друг к другу, и как процесс их взаимного переживания и взаимного понимания друг друга.
     Определение Б.Д. Парыгина ориентирует на системное понимание сущности общения, его многофункциональность и деятельностную природу.
     Анализируя  научную литературу, Л.П. Буева рассмотрела следующие аспекты изучения общения:
    информационно-коммуникативный (общение рассматривается как вид личностной коммуникации, в ходе которой осуществляется обмен информацией);
    интеракционный (общение анализируется как взаимодействие индивидов в процессе кооперации);
    гносеологический (человек рассматривается как субъект и объект социального познания);
    аксиологический (общение изучается как обмен ценностями);
    «нормативный» (выявляются место и роль общения в процессе нормативного регулирования поведения индивидов, а также анализируется процесс передачи и закрепления норм реального функционирования в обыденном сознании стереотипов поведения);
    «семиотический» (общение описывается как специфическая знаковая система, с одной стороны, и посредник в функционировании различных знаковых систем – с другой);
    социально-практический (праксиологический) (общение рассматривается как обмен деятельностью, способностями, умениями и навыками).
     Общение можно рассматривать и в двух главных аспектах, как освоение личностью социокультурных ценностей и как её самореализацию в качестве творческой, уникальной индивидуальности в ходе социального взаимодействия с другими людьми.
     На  социальном уровне общение является необходимым условием для передачи социального опыта и культурного наследия от одного поколения другому.
     В психологическом словаре под  редакцией А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского (М., 1990) общение рассматривается как сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией, выработку единой стратегии взаимодействия, восприятие и понимание людьми друг друга. Данное определение интересно тем, что выделяет основное содержание общения, а именно: передачу информации, взаимодействие, познание людьми друг друга. Эти три характеристики содержания принято рассматривать как аспекты общения.
     Рассмотрение  проблем общения осложняется  различием трактовок самого понятия  «общение». Так, А.С. Золотнякова принимала общение как социально- и личностно-ориентированный процесс, в котором реализуются не только личные отношения, но и установки на социальные нормы. Общение она видела как процесс передачи нормативных ценностей. Вместе с тем она подавала «общение» как «социальный процесс, через который общество влияет на индивида». Если соединить эти два положения, то можно увидеть, что для неё общение было процессом коммуникативно-регулятивным, в котором не только передается сумма социальных ценностей, но и регулируется их усвоение социальной системой.
     А.А. Бодалев предлагает рассматривать общение как «взаимодействие людей, содержанием которого является обмен информацией с помощью различных средств коммуникации для установления взаимоотношений между людьми».
     Психологи определяют общение как «атрибут деятельности и как недетерминированное деятельностью свободное общение».
     Авторы  сборника «Психологические проблемы социальной регуляции поведения» рассматривают  общение как «систему межличностного взаимодействия», ограничивая феномен общения только непосредственным контактом между индивидами. Общение, как процесс взаимодействия гораздо шире: «общение внутри групп – межгрупповое, в коллективе – межколлективное». Но «только в процессе взаимодействия человека с человеком, группой, коллективом» реализуется потребность личности в общении.
     А.А. Леонтьев понимает общение не как интериндивиндуальный, а как социальный феномен, субъект которого следует рассматривать не изолированно. В то же время он подходит к общению как к условию любой деятельности человека.
     Позицию А.А. Леонтьева поддерживают и другие авторы. Так, В.Н. Панферов отмечает, что «любая деятельность невозможна без общения». Далее он поддерживает точку зрения на общение как процесс взаимодействия, но подчеркивает, что общение необходимо «для установления взаимодействия, благополучного для процесса деятельности».
     Точка зрения А.А. Леонтьева на «общение как вид деятельности» и на «общение как взаимодействие», которые в свою очередь, рассматриваются как вид коллективной деятельности, ближе к позициям Л.И. Анцыферовой и Л.С. Выготского, еще в 30-е годы пришедшего к выводу, что первым видом человеческой деятельности является общение.
     Проблему  общения исследовали и философы. Так. Б.Д. Парыгин считает, что «общение является необходимым условием существования и социализации личности». Л.П. Буева отмечает, что благодаря общению человек усваивает формы поведения. М.С. Каган рассматривает общение как «коммуникативный вид деятельности», выражающий «практическую активность субъекта». В.С. Коробейников определяет общение как «взаимодействие субъектов, обладающих определенными социальными характеристиками». «С философской точки зрения, – пишет В.М. Соковин, – общение – это возникшая на определенной ступени развития жизни форма передачи информации, включённая в трудовую деятельность и являющаяся её необходимой стороной. Это также форма общественных отношений и социальная форма общественного сознания».
     По  своим формам и видам общение  чрезвычайно разнообразно. Можно  говорить о прямом и косвенном  общении, непосредственном и опосредованном, вербальном (словесном) и невербальном и т.д.
     Непосредственное  общение является исторически первой формой общения людей друг с другом. На его основе в более поздние периоды развития цивилизации возникают различные виды опосредованного общения. Опосредованное общение может рассматриваться как неполный психологический контакт при помощи письменных или технических устройств, затрудняющих или отделяющих во времени получение обратной связи между участниками общения.
     Различают также межличностное и массовое общение. Межличностное связано с непосредственными контактами людей в группах или парах, постоянных по составу участников. Массовое общение – это множество непосредственных контактов незнакомых людей, а также коммуникация, опосредованная различными видами средств массовой информации.
     Выделяют, кроме того, межперсональное и  ролевое общение. В первом случае участниками общение являются конкретные личности, обладающие уникальными индивидуальными качествами, которые раскрываются другому по ходу общения и организации совместных действий. В случае ролевой коммуникации ее участники выступают как носители определенных ролей (учитель-ученик, покупатель-продавец). В ролевом общении человек лишается определенной спонтанности своего поведения, так как те или иные его шаги, действия диктуются исполняемой ролью. В процессе такого общения человек отражается уже не как индивидуальность, но как некоторая социальная единица, выполняющая определенные функции.
     Общаясь с другими людьми, человек усваивает общечеловеческий опыт, исторически сложившиеся социальные нормы, ценности, знания и способы деятельности; формируется как личность. То есть общение выступает важнейшим фактором психического развития человека.
     В общем виде можно определить общение  как универсальную реальность, в которой зарождаются, существуют и проявляются в течение всей жизни психические процессы, состояния и поведение человека.   

     1.1 Основные функции  общения 

     По  своему назначению общение многофункционально. Можно выделить пять основных функций общения.
     1. Прагматическая функция общения реализуется при взаимодействии людей в процессе совместной деятельности.
     2 Формирующая функция общения проявляется в процессе формирования и изменения психического облика человека. Известно, что на определенных стадиях развитие поведения, деятельности и отношения ребенка к миру и самому себе опосредованно его общением со взрослыми.
     В ходе развития внешние, опосредованные общением формы взаимодействия ребенка  и взрослого трансформируются во внутренние психические функции и процессы, а также в самостоятельную внешнюю активность ребенка.
     Общение ребенка и взрослого – это не только передача первому суммы умений, навыков и знаний, которые он механически усваивает, а сложный процесс взаимных влияний, обогащений и изменений. Ребенок зачастую активно и критично перерабатывает предлагаемый ему чужой опыт, используя его для построения непротиворечивой картины мира. Ребенок и принимает и воспроизводит, реализует опыт других (взрослых) людей.
     3. Функция подтверждения. В процессе общения с другими людьми человек получает возможность познать, утвердить и подтвердить себя. Желая утвердиться в своем существовании и в своей ценности, человек ищет точку опоры в других людях. Еще Уильям Джеймс отмечал, что для человека «не существует более чудовищного наказания, чем быть предоставленным в обществе самому себе и оставаться абсолютно незамеченным». Во многих психотерапевтических системах это состояние человека фиксируется понятием «неподтверждение». Причем в отличие от отрицания, которое может быть выражено словами: «Ты не прав» или «Ты плохой» и предполагает известную долю подтверждения (хотя и с негативной оценкой), неподтверждение означает: «Тебя здесь нет», «Ты не существуешь». Известно, что повседневный опыт человеческого общения изобилует процедурами, организованными по принципу простейшей «подтверждающей терапии»: ритуалы, знакомства, приветствия, именования, оказание различных знаков внимания. Указанные процедуры направлены на поддержание у человека «минимума подтвержденности».
     4. Функция организации и поддержания межличностных отношений. Восприятие других людей и поддержание с ними различных отношений (от интимно-личностных до сугубо деловых) для любого человека неизменно связано с оцениванием людей и установлением определенных эмоциональных отношений-либо позитивных, либо негативных по своему знаку. Конечно, эмоциональные межличностные отношения – не единственный вид социальной связи, доступный современному человеку, однако они пронизывают всю систему взаимоотношений между людьми, часто накладывают свой отпечаток и на деловые, и даже на ролевые отношения.
     5. Внутриличностная функция общения  реализуется в общении человека с самим собой (через внутреннюю или внешнюю речь, построенную по типу диалога). Такое общение может рассматриваться как универсальный способ мышления человека.
     Изучение  общения показывает сложность, разнообразие, многоуровневость проявлений и функций  этого феномена. Учитывая сложность общения, необходимо каким-то образом обозначить его структуру, с тем, чтобы затем был возможен анализ каждого элемента. К структуре общения можно подойти по-разному, как и к определению его функций. В отечественной социальной психологии структура общения характеризуется путем выделения в ней трех взаимосвязанных сторон: коммуникативной, интерактивной и перцептивной.
     Коммуникативная сторона общения, или коммуникация в узком смысле слова, состоит в обмене информацией между общающимися индивидами. Интерактивная сторона проявляется в организации взаимодействия между участниками общения, т.е. в обмене не только знаниями, идеями, состояниями, но и действиями. Перцептивная сторона общения представляет собой процесс восприятия партнерами по общению друг друга и установления на этой основе взаимопонимания между ними. Теперь рассмотрим каждую из сторон более подробно. 

 

      2. Основные характеристики структуры, содержания и форм общения 

     2.1 Структура общения 

     Интерактивная сторона общения включает в себя те компоненты общения, которые связаны с взаимодействием людей, с непосредственной организацией их совместной деятельности. Под взаимодействием обычно, подразумевается не только обмен знаками, но и организация совместных действий, позволяющих группе реализовать общую деятельность.
     Интерактивная сторона общения – это условный термин, обозначающий характеристику тех аспектов межличностного общения, которые связаны с взаимодействием людей. В ходе общения его участникам можно не только обмениваться информацией, но и организовать обмен действиями, спланировать общую деятельность, выработать формы и нормы совместных действий.
     Существует  несколько видов социальных мотивов взаимодействия (то есть мотивов, с которыми человек вступает во взаимодействие с другими людьми):
    максимизации общего выигрыша (другими словами – мотив кооперации);
    максимизации собственного выигрыша (индивидуализм);
    максимизации относительного выигрыша (конкуренция);
    максимизации выигрыша другого (альтруизм);
    минимизации выигрыша другого (агрессия);
    минимизации различий в выигрышах (равенство).
     Соответственно  перечисленным мотивам можно  определить ведущие стратегии поведения  во взаимодействии (рис. 10):
 

      Рис. 10. Основные стратегии поведения в процессе взаимодействия
     
     max  *Противодействие * Сотрудничество 
 

     *Компромисс 

     min  * Избегание * Уступчивость
       
     – min max Ориентация
     на  цели другого 

     
    Сотрудничество  направлено на полное удовлетворение участниками взаимодействия своих потребностей (реализуется либо мотив кооперации, либо конкуренции).
    Противодействие предполагает ориентацию на свои цели без учета целей партнеров по общению (индивидуализм).
    Компромисс реализуется в частичном достижении целей партнеров ради условного равенства.
    Уступчивость предполагает жертву собственных целей ради достижения целей партнера (альтруизм).
    Избегание представляет собой уход от контакта, потерю собственных целей ради исключения выигрыша другого.
     Можно выделить несколько типов взаимодействий. Наиболее распространенным является дихотомическое деление: кооперация и конкуренция, согласие и конфликт, приспособление и оппозиция. Выделение полярных типов взаимодействий дает упрощенную классификацию, которой недостаточно для экспериментальной практики, поэтому выделяют более дробные типы взаимодействий, которые могут быть использованы в качестве единиц наблюдения.
     Наиболее  известная попытка такого рода принадлежит  Р. Бейлсу. Он объединил наблюдаемые образцы взаимодействия в категории, предположив, что любая групповая деятельность может быть описана с помощью четырех категорий, фиксирующих ее проявления в области позитивных эмоций, негативных эмоций, постановки проблем и решения этих проблем. Каждая из этих четырех глобальных категорий была подразделена им еще на три рубрики. Например, первая подразделена на солидарность, снятие напряжения, согласие (табл. 3). Существенным недостатком этой системы категории является неучет содержательных моментов взаимодействия (по поводу чего происходит взаимодействие). 

     Таблица 3. Основные области взаимодействия и соответствующие поведенческие проявления (по Р. Бейлсу)
Области взаимодействия Основные поведенческие  проявления
 
Позитивные эмоции
Выражение солидарности Снятие напряжение
Выражение согласия
 
Решение проблем
Предложения, указания Выражения мнений
Выдача  ориентаций
 
Постановка  проблем
Просьбы об информации Просьбы высказать мнение
Просьбы об указаниях
 
Негативные эмоции
Выражение несогласия Создание  напряженности
Демонстрация  антагонизма
 
     Существует  несколько теорий, описывающих (объясняющих) межличностное взаимодействие. К таким теориям относятся теория обмена, символический интеракционизм, теория управления впечатлениями, психоаналитический теория. Согласно теории обмена (Дж. Хоманс), люди взаимодействуют друг с другом на основе своего опыта, взвешивая возможные вознаграждения и затраты. С позиции теории символического интеракционизма (Дж. Мид, Г. Блумер), поведение людей по отношению друг к другу и предметам окружающего мира определяется тем значением, которое они им придают. Теория управления впечатлениями (Э. Гоффман) утверждает, что ситуации социального взаимодействия напоминают драматические спектакли, в которых актеры стремятся создавать и поддержать благоприятные впечатление. В рамках психоанализа (З. Фрейд) межличностное взаимодействие в основном определяется представлениями, усвоенными в раннем детстве, и конфликтами, пережитыми в этот период жизни (см. табл. 4). 

     Таблица 4. Теории межличностного взаимодействия:
     Названия, ведущие представители, основные идей
Название  теории Ведущие представители
Основная идея теории
Теория  обмена Джордж Хоманс Люди взаимодействуют  друг с другом на основе своего опыта, взвешивая возможные вознаграждения и затраты
Символический интеракционизм
Джордж Мид, Герберт Блумер
Поведение людей  по отношению к друг к другу и к предметам окружающего мира определяется значениями, которые они им придают
Управление  впечатлениями Эрвин Гоффман Ситуации социального  взаимодействия подобны драматическим спектаклям, в которых актеры стремятся создавать и поддерживать благоприятные впечатления
Психоаналитическая  теория Зигмунд Фрейд На межличностное  взаимодействие оказывают сильное влияние представления, усвоенные в раннем детстве, и конфликты, пережитые в этот период жизни.
 
     Согласно  теории обмена, каждый из нас стремится  уравновесить вознаграждения и затраты, чтобы сделать наше взаимодействие устойчивым и приятным; поведение человека в настоящий момент определяются тем, вознаграждались ли и как именно вознаграждались его поступки в прошлом. Эта теория опирается на четыре принципа:
    чем больше вознаграждается определенный тип поведения, тем чаще он будет повторяться;
    если вознаграждение за определенные типы поведения зависят от каких-то определенных условий, человек стремится воссоздать эти условия;
    Если вознаграждение велико, человек готов затратить больше усилий ради его получения;
    Когда потребности человека близки к насыщению, он в меньшей степени готов прилагать усилия для их удовлетворения.
     Согласно  Хомансу, с помощью его теории могут быть описаны разные сложные  виды взаимодействий типа: отношение  власти, переговорный процесс, лидерство и т.п. Он рассматривает социальное взаимодействие как сложную систему обменов, обусловленных способами уравновешивания вознаграждений и затрат.
     Однако  взаимодействие в общем случае больше, чем простой обмен вознаграждениями, и реакция людей на вознаграждения не всегда определяется линейной связью типа: «стимул – реакция»; высокие вознаграждения могут приводить к потере активности и т.п.
     Наиболее  подробно интерактивная сторона  общения исследовалась в рамках теории символического интеракционизма. Дж. Мид рассматривал поступки человека как социальное поведение, основанное на обмене информацией. Он считал, что люди реагируют не только на поступки других людей, но и на их намерения. Мы как бы «разгадываем» намерения других людей, анализируя их поступки и учитывая свой прошлый опыт в подобных ситуациях. Дж. Мид выделял два типа действий:
    незначимый жест (представляет автоматический рефлекс типа моргания);
    значимый жест (связан с осмыслением поступков и намерений другого человека).
     Во  втором случае человеку необходимо поставить  себя на место другого человека или, говоря словами Мида, «принять роль другого». Этот процесс сложен, но мы способны его осуществлять, потому что с детства нас учат придавать значения определенным предметам, действиям и событиям. Когда мы приписываем значение чему-то, оно становится символом, т.е. понятием, действием или предметом, выражающим смысл другого понятия, действия или предмета.
     Сущность  символического интеракционизма заключается  в том, что взаимодействие между  людьми рассматривается как непрерывный  диалог, в процессе которого они  наблюдают, осмысливают намерения  друг друга и реагируют на них. Интерпретация стимула осуществляется в промежуток времени между воздействием стимула и нашей ответной реакцией. В это время мы связываем стимул с символом, на основе которого определяется ответная реакция. В какой-то мере все может рассматриватся как символ, но слова являются наиболее важными символами, т. к. с их помощью мы придаем значения предметам, которые иначе остались бы лишенными смысла. Благодаря этому мы можем общаться с другими людьми. Подобное общение обусловлено тем, что люди учатся одинаково интерпретировать значения определенных символов. Символический интеракционизм дает более реалистическое представление о взаимодействии между людьми, чем теория обмена, но он сосредоточен в основном на субъективных аспектах взаимодействия, уникальных для данных индивидов. Центральная идея интеракционистской концепции состоит в том, что личность формируется во взаимодействии с другими личностями и механизмом этого формирования является установление контроля личности над теми представлениями о ней, которые складываются у окружающих.
     Э. Гоффман разработал теорию управления впечатлениями в социальном взаимодействии. Согласно этой теории, люди сами создают ситуации, чтобы выразить символические значения, с помощью которых они производят хорошее впечатление на других. Эту концепцию принято называть социальной драматургией. По мнению Гоффмана, социальные ситуации следует рассматривать как драматические спектакли в миниатюре: люди ведут себя подобно актерам на сцене, используя «декорации» и «окружающую обстановку» для создания определенного впечатления у других о себе. Гоффман отмечал, что «несмотря на определенную, цель, которую индивид мысленно ставит перед собой, несмотря мотив, определяющий эту цель, он заинтересован в том, чтобы регулировать поведение других, особенно их ответную реакцию. Эта регуляция осуществляется, главным образом, путем его влияния на понимание ситуации другими; он действует так, чтобы производить на людей необходимое ему впечатление, под воздействием которого другие станут самостоятельно делать то, что соответствует его собственным замыслам».
     Согласно  психоаналитической теории, процесс  взаимодействия людей воспроизводит  их детский опыт. По мнению З. Фрейда, люди образуют социальные группы и остаются в них в основном потому, что испытывают чувство преданности и покорности лидерам групп. Это объясняется, говорит Фрейд, не столько качествами лидеров, сколько тем, что мы отождествляем их с могущественными личностями, которых в детстве олицетворяли наши родители. В подобных ситуациях мы регрессируем (возвращаемся) к более ранним стадиям развития. Такой регресс происходит в основном в ситуациях, когда взаимодействие является неформальным или неорганизованным.
     Чтобы учесть содержательный момент взаимодействия, его надо рассматривать в ходе организации совместной деятельности. Конкретное содержание форм организации совместной деятельности определяется соотношением индивидуальных «вкладов» участников в общий процесс групповой деятельности. Л.И. Уманский выделил три возможные формы или модели организации совместной деятельности: 1) каждый участник делает свою часть общей работы независимо от другого; 2) общая задача выполняется последовательно каждым участником; 3) имеет место одновременное взаимодействие каждого участника со всеми остальными.
     Как и в случае анализа коммуникативной стороны общения, мы имеем связь системы взаимодействий с характером межличностных отношений участников взаимодействия. Такие отношения определяют как тип взаимодействия (сотрудничество или соперничество), так и степень выраженности этого взаимодействия (успешное или менее успешное сотрудничество). Тем не менее, даже в условиях плохих межличностных отношений в группах, заданных определенной социальной деятельностью, взаимодействие существует.
     Известно  множество различных интерпретаций того факта, что человек ищет общество себе подобных. У человека поиск контактов с другими людьми связан с возникающей потребностью в общении. В отличие от животных у человека потребность в общении, контакте, является вполне самостоятельным внутренним стимулом, независимым от других потребностей (в пище, в одежде и т.д.). Она возникает у человека чуть ли не с рождения и наиболее отчетливо проявляется в полтора – два месяца. В процессе общения должно присутствовать взаимопонимание между участниками этого процесса, поэтому большое значение имеет тот факт, как воспринимается партнер по общению, иными словами процесс восприятия одним человеком другого является обязательной составной частью общения и условно может быть назван перцептивной стороной общения.
     Рассмотрим  на примере, как в общем виде разворачивается  процесс восприятия одним человеком (наблюдателем) другого (наблюдаемого). В наблюдаемом нам доступны лишь внешние признаки, среди которых наиболее информативными является внешний облик (физические качества плюс оформление внешности) и поведение (совершаемые действия и экспрессивные реакции). Воспринимая эти качества наблюдатель определенным образом оценивает их и делает некоторые умозаключения (часто бессознательно) о внутренних психологических свойствах партнера по общению. Сумма свойств, приписываемая наблюдаемому, в свою очередь, дает человеку возможность сформировать определенное отношение к нему (это отношение чаще всего носит эмоциональный характер и располагается в пределах континуума «нравится – не нравится»). Перечисленные выше феномены принято относить к социальной перцепции.
     Социальной  перцепцией называют процесс восприятия так называемых социальных объектов, под которыми подразумеваются другие люди, социальные группы, большие социальные общности. Таким образом, восприятие человеком человека относится к области социальной перцепции, но не исчерпывает ее. Если говорить о проблеме взаимопонимания партнеров по общению, то более уместным будет термин «межличностная перцепция», или межличностное восприятие. Восприятие социальных объектов обладает такими многочисленными специфическими чертами, что даже употребление самого слова «восприятие» кажется не совсем точным, так как ряд феноменов, имеющих место при формировании представления о другом человеке, не укладывается в традиционное определение перцептивного процесса. В этом случае в качестве синонима «восприятию другого человека» употребляют выражение «познание другого человека».
     Это более широкое понимание термина  обусловлено специфическими чертами  восприятия другого человека, к которым относится не только восприятие физических характеристик объекта, но и его поведенческих характеристик, формирование представления о его намерениях, мыслях, способностях, эмоциях, установках и т.д. Подход к проблемам восприятия, связанный с так называемой транзактной (трансактной) психологией, особенно подчеркивает мысль о том, что активное участие субъекта восприятия в транзакции предполагает учет роли ожиданий, желаний, намерений, прошлого опыта субъекта как специфических детерминант перцептивной ситуации.
     В целом в ходе межличностной перцепции  осуществляется: эмоциональная оценка другого, попытка понять причины его поступков и прогнозировать его поведение, построение собственной стратегии поведения.
     Выделяют  четыре основных функции межличностной перцепции:
    познание себя
    познание партнера по общению
    организация совместной деятельности
    установление эмоциональных отношений
     Структура межличностного восприятия обычно описывается  как трёхкомпонентная. Она включает в себя: субъект межличностного восприятия, объект межличностного восприятия и сам процесс межличностного восприятия. В связи с этим все исследования в области межличностной перцепции можно разделить на две группы. Исследования в области межличностной перцепции ориентируются на изучение содержательной (характеристики субъекта и объекта восприятия, их свойств и т.п.) и процессуальной (анализ механизмов и эффектов восприятия) составляющих. В первом случае исследуются приписывания (атрибуции) друг другу различных черт, причин поведения (каузальная атрибуция) партнеров по общению, роль установки при формировании первого впечатления и т.п. Во втором – механизмы познания и различные эффекты, возникающие при восприятии людьми друг друга. Например эффекты ореола, эффект новизны и эффект первичности, а также явление стереотипизации.
     Относительно  субъекта и объекта межличностного восприятия в традиционных исследованиях установлено более или менее полное согласие в том плане, какие характеристики их должны учитываться при исследованиях межличностного восприятия. Для субъекта восприятия все характеристики разделяются на два класса: физические и социальные. В свою очередь социальные характеристики включают в себя внешние (формальные ролевые характеристики и межличностные ролевые характеристики) и внутренние (система диспозиций личности, структура мотивов и т.д.). Соответственно такие же характеристики фиксируются и у объекта межличностного восприятия.
     Содержание  межличностного восприятия зависит  от характеристик, как субъекта, так  и объекта восприятия потому, что они включены в определенное взаимодействие, имеющее две стороны: оценивание друг друга и изменение каких-то характеристик друг друга благодаря самому факту своего присутствия. Интерпретация поведения другого человека может основываться на знании причин этого поведения. Но в обыденной жизни люди не всегда знают действительные причины поведения другого человека. Тогда, в условиях дефицита информации, они начинают приписывать друг другу как причины поведения, так и какие-то общин характеристики. Предположение о том, что специфика восприятия человека человеком заключается во включении момента причинной интерпретации поведения другого человека, привело к построению целого ряда схем, претендующих на раскрытие механизма такой интерпретации. Совокупность теоретических построений и экспериментальных исследований, посвящённым этим вопросам, получила название области каузальной атрибуции.
     Исследования  каузальной атрибуции в широком смысле слова рассматриваются как изучение попыток «рядового человека», «человека с улицы» понять причину и следствие тех событий, свидетелем которых он является.
     Иными словами, акцент делается на так называемой «наивной психологии», на её интерпретациях «своего» и «чужого» поведения, что и выступает составной частью межличностного восприятия. Родоначальником исследований по каузальной атрибуции является Ф. Хайдер, впервые сформулировавший и саму идею каузальной атрибуции и давший систематическое описание различных схем, которыми пользуется человек при построении причинного объяснения поведения другого человека. Из других авторов, работающих в этой области, наиболее значительные исследования проводили Э. Джонс и К. Дэвис, а также Г. Келли. По мере развития идей каузальной атрибуции изменялось первоначальное содержание концепции. Если ранее речь шла лишь о способах приписывания причин поведения, то теперь исследуют способы приписывания более широкого класса характеристик: интенций, чувств, качеств личности. Действительно, мы часто приходим к выводу, что намерения и диспозиции других людей соответствуют их поступкам. Если мы видим что объект А отпускает саркастические замечания, издевается над объектом Б, то скорее всего мы подумаем, что А – недружелюбный человек. «Теория соответствующих предположений «Джоунса и Девиса уточняет условия, при которых такие атрибуции наиболее вероятны. Однако основной тезис остаётся неизменным: люди, познавая друг друга, стремятся к познанию причин поведения и вообще причинных зависимостей, окружающего их мира. При этом они, естественно, опираются на ту информацию, которую могут получить об этих явлениях. Однако, поскольку сплошь и рядом этой информации оказывается недостаточно, а потребность сделать причинный вывод остаётся, человек в такой ситуации начинает не столько искать истинные причины, сколько приписывает их интересующему его социальному объекту.
     Таким образом, содержанием процесса познания другого человека становится процесс этого приписывания, т.е. каузальная атрибуция. Сегодня среди исследователей межличностного восприятия существует мнение, что открытие явления каузальной атрибуции означает важнейший шаг по пути развития знаний о процессах межличностного восприятия.
     Когда поведение объекта восприятия демонстрирует  мало «резонов», субъект восприятия вынужден в большей степени апеллировать к интенциям и диспозициям воспринимаемого, а это и порождает простор для различных форм приписывания. Сразу следует оговориться, что дальнейшие исследования показали, что мера соответствия вывода и наблюдаемого относительно чьего-то поведения зависит не только от двух названных характеристик, но и от других факторов, в частности от различного вида атрибуции: «личной» или «безличной». В первом случае имеется в виду преобладающее стремление приписать причины каких-либо событий действиям определённых личностей, в то время как во втором случае причины приписываются преимущественно действиям обстоятельств.
     Более полное развитие эта идея получила в работах Гарольда Келли, который  предпринял попытку построения теории каузальной атрибуции. Основная задача Келли состояла в том, чтобы показать, как осуществляется человеком поиск причин для объяснения поведения другого человека. Согласно Келли при попытках понять причину поведения другого человека мы пользуемся тремя критериями: мы стараемся определить, является ли данное поведение постоянным (критерий постоянства), отличающимся (критерий исключительности) и обычным (критерий консенсуса) или нет. Если в сходных условиях поведение наблюдаемого однотипно, то его считают постоянным. Оно будет отличающимся, если в других случаях проявляется иначе, и, наконец, поведение считается обычным, если в сходных обстоятельствах свойственно большинству людей. Если в похожих обстоятельствах человек ведет себя всегда одинаково (постоянное поведение), если он ведет себя так же и в других ситуациях (не отличающееся поведение) и если в сходных ситуациях так же ведут себя лишь немногие люди (необычное поведение), то мы склонны приписывать поведение внутренним факторам. Напротив, если человек в похожих ситуациях ведет себя так же (постоянное поведение), если в других случаях он ведет себя иначе (отличающееся поведение) и если в сходных ситуациях такое же поведение сходно большинству людей (обычное поведение). Мы объясняем его действие внешними причинами. В общем виде ответ звучит так: всякому человеку присущи некоторые априорные каузальные представления и каузальные ожидания. Иными словами, каждый человек обладает системой схем причинности, и всякий раз поиск причин, объясняющих «чужое» поведение, так или иначе, вписывается в одну из таких существующих схем. Репертуар каузальных схем, которыми владеет каждая личность, довольно обширен. Вопрос заключается в том, которая из каузальных схем включается в каждом конкретном случае. «Каузальная схема» – это своеобразная общая концепция данного человека о возможных взаимодействиях различных причин, о том, какие действия в принципе эти причины производят. Для упорядочивания всех возможных каузальных схем Келли выделяет в своих построениях две части: «модель анализа вариаций» и «схемы причинности».
     Модель  анализа вариаций описывает структуру  каждого акта каузальной атрибуции. Элементами этой структуры являются те же самые элементы, которые обычно описываются как элементы процесса межличностного восприятия: субъект, объект и ситуация. Соответственно этому приписывание причин может осуществляться по трём линиям: причины могут быть «адресованы» субъекту, объекту и ситуации. Для удобства изображения этих трех направлений атрибутивного процесса, которые составляют «каузальное пространство» индивида, Келли предлагает использовать куб, каждое измерение которого обозначает определённое направление приписываемых причин. Приписывание причин субъекту действия даёт «личностную атрибуцию», объекту действия – «стимульную атрибуцию», ситуации – «обстоятельную атрибуцию». Довольно распространённым вариантом является также смешанный тип «личностно-стимульной атрибуции». Выбор преобладающего типа атрибуции обусловлен индивидуальными характеристиками субъекта восприятия. То есть можно говорить о типе личности со стимульной, обстоятельственной или личностной атрибуцией
     В экспериментах было установлено, что  различные люди демонстрируют по преимуществу совершенно различные виды атрибуции, т.е. разную степень «правильности» приписываемых причин. Для того чтобы определить степень этой правильности, вводятся три категории:
    подобия, т.е. согласия с мнением других людей
    различия, т.е. отличия от мнения других людей
    соответствия, т.е. постоянства действия причины во времени и пространстве.
     Установлены точные соотношения, при которых  конкретные комбинации проявления каждого из трёх критериев должны давать личностную, стимульную или обстоятельственную атрибуцию. В одном из экспериментов был предложен особый «ключ», с которым следует каждый раз сопоставлять ответы испытуемых: если ответ совпадает с тем оптимумом, который дан в «ключе», то причина приписана правильно; если наблюдается расхождение, можно установить, какого рода «сдвиги» характерны для каждого человека в выборе преимущественно приписываемых им причин. Сопоставления ответов испытуемых с предложенными эталонами помогли на экспериментальном уровне зафиксировать ту истину, что люди далеко не всегда приписывают причину «правильно», даже с точки зрения весьма облегчённых критериев: многие склонны злоупотреблять либо личностной и стимульной, либо обстоятельственной атрибуцией. Так, в частности, было установлено различие в позициях наблюдателя и участника событий. В эксперименте Э Джонсона и Р. Нисбета было показано, что участник событий, как правило, приписывает причину обстоятельствам, в то время как наблюдатель – личности деятеля.
     Кроме ошибок, возникающих из-за различной  позиции субъекта восприятия, выявлен еще целый ряд достаточно типичных ошибок атрибуции. Келли суммировал их следующим образом: 1-й класс – мотивационные ошибки, включающий в себя различного рода «защиты»: пристрастия, асимметрия позитивных и негативных результатов (успех – себе, неуспех – обстоятельствам); 2-й класс – фундаментальные ошибки (свойственные всем людям), включающие в себя случаи переоценки личностных факторов и недооценки ситуационных. Более конкретно фундаментальные ошибки проявляются в ошибках «ложного согласия», когда «нормальной» интерпретацией считается такая, которая совпадает с «моим» мнением и под него подгоняется); ошибках, связанных с неравными возможностями ролевого поведения (когда в определенных ролях гораздо «легче» проявить собственные позитивные качества, и интерпретация осуществляется при помощи апелляции к ним); ошибках, возникающих из-за большого доверия конкретным фактам, чем к общим суждениям и т.д.
     Для того чтобы обосновать выделение  именно такого рода ошибок, необходимо проанализировать схемы причинности, которыми обладает человек. Предполагая описание схем, Келли предполагает два вопроса: насколько точно человек умеет приписать причину или личности воспринимаемого, или объекту, на который направлены действия этой личности, или обстоятельствам и какие в принципе причины заслуживают того, чтобы быть рассмотренными в данном контексте. Для ответа на последний вопрос Келли выдвигает четыре принципа: ковариации, обесценивания, усиления и систематического искажения.
     Первый  из принципов действует, когда в  наличии одна причина, три остальных – когда причин много. Сущность принципа ковариации заключается в том, что эффект приписывается той причине, которая совпадает с ним во времени, (естественно, что в многообразии причинно-следственных связей между явлениями причиной вовсе не обязательно является та, что совпадает со следствием во времени).
     Если  причина не одна, то человек при  интерпретации руководствуется или принципом усиления (когда приоритет отдается причине, встречающей препятствие: она усиливается в сознании воспринимающего самим фактом наличия такого препятствия, или принципом обесценивания (когда при наличии альтернатив одна из причин отбрасывается из-за того, что есть конкурирующие причины), или принципом систематического искажения (когда в специальном случае суждений о людях недооцениваются факторы ситуации и, напротив, переоцениваются факторы личностных характеристик). Какой из принципов будет включен в построение вывода о поведении другого человека, зависит от многих обстоятельств, в частности от так называемых «каузальных ожиданий» личности. Этим термином в концепции Келли обозначена расположенность каждого наблюдаемого поступка или события в пространстве двух векторов: по оси «типическое – уникальное» и по оси «социально желательное – социально нежелательное». Предполагается, что каузальные ожидания человека строятся на том, что «нормальным» поведением является поведение типичное и социально желательное. Когда демонстрируется именно такой образец поведения, нет необходимости для специального поиска его причин. В случаях отклонения включается механизм каузальной атрибуции.
     Отдельно  нужно рассмотреть случай «атрибуции ответственности» – та особая ситуация приписывания, когда поведению личности приписывается не просто причина, но ответственность за то или иное действие или поступок. Этот вид атрибуции возникает всякий раз, когда люди берутся за моральную оценку действий друг друга. Особой проблемы не возникает, когда известно, что человек совершил преднамеренный поступок. Если же поступок был совершен не преднамеренно, то вопрос об ответственности превращается в целую проблему. Это происходит потому, что при его решении субъект восприятия строит вывод об ответственности на основании приписывания, как личностных характеристик, так и роли обстоятельств. Идея о существовании двух видов атрибуции – личной и безличной – приобретает здесь особое значение.
     На  экспериментальном уровне вопрос о  приписывании ответственности ставится традиционно как вопрос о связи, существующей между мерой приписываемой ответственности и видом атрибуции. Одна из гипотез, подтвержденных в экспериментальных исследованиях, заключалась в том, что вместе с увеличением тяжести последствий какого-либо поступка усиливается тенденция приписывать причины в большей степени личности, совершившей этот поступок, чем обстоятельствам.
     На  основе многочисленных экспериментальных  исследований атрибутивных процессов был сделан вывод о том, что они составляют основное содержание межличностного восприятия.
     О важной роли установок как факторов, определяющих межличностное восприятие и притяжение говорил Г. Бирн. Он дифференцирует установки на важные и второстепенные, что позволяет определить иерархию личностных качеств в большей или меньшей мере определяющих межличностное притяжение. Используя процедуру «подставного» влияния личностных характеристик (представленными вопросниками, заполненными экспериментатором определенным образом), он обнаружил, что сходство в установках усиливает чувство симпатии к мнимым незнакомцам. Причем симпатия проявляется в большей мере тогда, когда сходство обнаруживается по важным качествам, а различие – по второстепенным. Таким образом каждый человек не только оценивает свои качества и качества других людей как положительный и отрицательные, но и как важные, значимые и второстепенные.
     Большое значение при восприятии людьми друг друга имеют не только сходные  между собой установки каждого  из участников, но и наличие установки у субъекта восприятия относительно воспринимаемого. Особенно большой вес они имеют при формировании первого впечатления о незнакомом человеке. М. Ротбарт и П. Биррелл просили оценить выражение лица человека, изображенного на фотографии, причем одной половине людей предварительно было сказано, что он лидер гестапо, виновный в варварских медицинских экспериментах на заключенных концентрационного лагеря, а другой – что это лидер подпольного антинацистского движения, чье мужество спасло жизни тысячам людей. Те, кто принадлежал к первой половине опрашиваемых, интуитивно оценили его как жестокого человека, и нашла подтверждающие это мнения черты лица. Другие – сказали, что видят на фотографии человека доброго и сердечного. Сходные эксперименты проводил и отечественный психолог А.А. Бодалев. Он показывал фотографию одного и того же человека двум группам студентов. Но предварительно первой группе было сообщено, что человек на предъявленной фотографии является закоренелым преступником, а второй группе, что он крупный ученый. Каждой группе было предложено составить словесный портрет сфотографированного человека. В первом случае были получены соответствующие характеристики: глубоко посаженные глаза свидетельствовали о затаенной злобе. Выдающийся подбородок – о решимости идти до конца в преступлении и т.д. Соответственно во второй группе те же глубоко посаженные глаза говорили о глубине мысли, а подбородок – о силе воли в преодолении трудностей на пути познания.
     Одна  из трудностей, связанных с установками  в межличностном восприятии связана с тем, что многие из наших установок обусловлены предубеждениями относительно тех или иных явлений или людей, рационально обсуждать которые слишком трудно.
     Надо  сказать, предубеждения отличаются от стереотипов, речь о которых пойдет ниже. Если стереотип представляет собой обобщение, которого придерживаются члены одной группы относительно другой, то предубеждение предполагает еще и суждение в терминах «плохой» или «хороший», которое мы выносим о людях, даже не зная ни их самих, ни мотивов их поступков.
     Формирование  предубеждений связана с потребностью человека определить свое положение по отношению к другим людям (особенно в плане превосходства). Следует заметить, что из всей информации об интересующей нас группе людей мы склонны принимать к сведению лишь ту, которая согласуется с нашими ожиданиями. Благодаря этому мы можем укрепляться в своих заблуждениях на основании лишь отдельных эпизодов. Например, если на 10 водителей, допускающих небрежное управление автомобилем, приходиться хотя бы одна женщина, то это автоматически «подтверждает» предубеждение, что женщины не умеют водить.
     Важной  сферой исследования межличностной  перцепции является изучение процесса формирования первого впечатления о другом человеке. Описаны три наиболее типичные схемы, в соответствии с которыми протекает этот процесс. Каждая «схема» запускается определенным фактором, присутствующим в ситуации знакомства. Выделяют факторы превосходства, привлекательности партнера и отношения к наблюдателю.
     Фактор  превосходства – запускает схему социального восприятия в ситуации неравенства партнеров (точнее, когда наблюдатель ощущает превосходство партнера по какому-то важному для него параметру – уму, росту, материальному положению и т.п.). Суть происходящего заключается в том, что человек, который превосходит наблюдателя по какому-либо важному параметру, оценивается им гораздо выше и по остальным значимым параметрам. Иначе говоря, происходит его общая личностная переоценка. При этом, чем неувереннее чувствует себя наблюдатель в данный момент, в данной конкретной ситуации, тем меньше усилий нужно для запуска этой схемы. Так, в экстремальной ситуации люди часто готовы доверять тем, кого не стали бы слушать в спокойной обстановке.
     Фактор  привлекательности – обеспечивает реализацию схемы, связанной с восприятием партнера по общению как привлекательного внешне, при этом ошибка состоит в том, что внешне привлекательного человека люди также склонны переоценивать по другим важным для них социально-психологическим параметрам. Существует так называемый стереотип привлекательности: что красиво-то хорошо. Дети усваивают этот стереотип очень рано. Золушка и Белоснежка красивые – и хорошие. Сводные сестры и колдунья безобразные – и плохие.
     Фактор  отношения к наблюдателю – регулирует включение схемы восприятия партнера, в основе которой лежит характер отношения к наблюдателю. Ошибка восприятия в этом случае состоит в том, что людей, которые хорошо к нам относятся или разделяют какие-то важные для нас идеи, мы склонны позитивно оценивать и по другим показателям.
     Весь  смысл взаимодействия субъекта и  объекта межличностного восприятия состоит в том, что воспринимающий строит систему выводов и заключений относительно воспринимаемого на основе своеобразного «прочтения» его внешних данных. «Качество» такого прочтения обусловлено как способностями читающего, так и ясностью текста.
     Именно  поэтому для результата межличностного восприятия значимыми являются характеристики и субъекта, и объекта. Однако если продолжать линию предложенных образов, то можно предположить, что качество чтения обусловлено и таким важным фактором, как условия, в которых осуществляется процесс, в частности освещённость текста, наличие или отсутствие помех при чтении и т.д. Переводя понятие «условия чтения» на язык экспериментальных исследований межличностного восприятия, необходимо включить в анализ и такой компонент, как ситуация межличностного восприятия.
     Психологическая характеристика «взаимодействия» субъекта и объекта межличностного восприятия заключается в построении образа другого человека. При этом возникают два вопроса, каким способом формируется этот образ, и каков этот образ, т.е. каково представление субъекта об объекте. Именно для ответа на эти вопросы необходимо включение в исследование межличностного восприятия описания не только субъекта и объекта, но и всего процесса.
     Изучение  перцепции показывает, что можно  выделить ряд универсальных психологических механизмов, обеспечивающих сам процесс восприятия другого человека и позволяющих осуществлять переход от внешне воспринимаемого к оценке, отношению и прогнозу.
     К механизмам межличностной перцепции  относят механизмы:
    познания и понимания людьми друг друга (идентификация, эмпатия)
    познания самого себя (рефлексия)
    формирования эмоционального отношения к человеку (аттракция)
     В процессе общения человек познает  себя через понимание другого  человека, осознавая оценку себя этим другим и сопоставляя себя с ним. В процесс включены два человека, каждый из которых является активным субъектом, и по существу осуществляется одновременно как бы «двойной» процесс – взаимного восприятия и познания (поэтому само противопоставление субъекта и объекта здесь не вполне корректно). При построении стратегии взаимодействия двух людей, находящихся в условиях этого взаимопознания, каждому из партнёров приходится принимать в расчёт не только свои собственные потребности, мотивы, установки, но и потребности, мотивы, установки другого. Всё это приводит к тому, что на уровне каждого отдельного акта взаимного познания двумя людьми друг друга могут быть выделены такие стороны этого процесса, как идентификация и рефлексия.
     Существует  большое количество исследований каждой из этих сторон процесса межличностного восприятия. Естественно, что идентификация  понимается здесь не в том её значении, как она первоначально интерпретировалась в системе психоанализа. В контексте изучения межличностного восприятия идентификация обозначает тот простой эмпирический факт, установленный в ряде экспериментов, что простейший способ понимания другого человека есть уподобления себя ему. Это, разумеется, не единственный способ, но в реальном общении между собой люди часто пользуются этим способом: предложение о внутреннем состоянии партнёра по общению строится на основе попытки поставить себя на его место.
     Установлена тесная связь между идентификацией и другим близким по содержанию явлением – эмпатией.
     Эмпатия также является особым способом понимания  другого человека. Только здесь имеется  в виду не столько рациональное осмысление проблем другого человека, сколько  стремление эмоционально откликнуться на его проблемы. При этом эмоции, чувства субъекта эмпатии не тождественны тем, которые переживает человек, являющийся объектом эмпатии. То есть если я проявляю эмпатию к другому человеку, я просто понимаю его чувства и линию поведения, но свою собственную могу строить совсем по-иному. В этом отличие эмпатии от идентификации, при которой человек полностью отождествляет себя с партнером по общению и, соответственно, испытывает те же чувства, что и он, и ведет себя подобно ему.
     Безотносительно к тому, какой из этих двух вариантов  понимания исследуется (а каждый из них имеет свою собственную традицию изучения), требует своего решения ещё один вопрос: как будет в каждом случае тот, «другой» воспринимать меня, понимать линию моего поведения. От этого будет зависеть наше взаимодействие. Иными словами процесс взаимодействие осложняется явлением рефлексии. В социальной психологии под рефлексией понимается осознание действующим индивидом того, как он воспринимается партнером по общению. Это уже не просто знание и понимание другого, но и знание того, как этот другой понимает меня. Общая модель образования рефлексивной структуры может быть представлена следующим образом.
     Есть  два партнера А и Б. Между ними устанавливается коммуникация
      А Б и обратная информация о реакции Б на А –
      Б А. Кроме этого, у А и Б есть представление о самих себе А` и Б` соответственно, а также представление о другом. У А это представление о Б – Б``, а у Б представление об А – А``. Взаимодействие в коммуникативном процессе осуществляется так: А говорит в качестве А`, обращаясь к Б``. Б реагирует в качестве Б` на А``. Насколько все это оказывается близко к реальным А и Б неизвестно, так как ни А, ни Б не знают о существовании несовпадающих с объективной реальностью А`, Б`, А`` и Б``, при этом между А и А``, а также между Б и Б`` нет каналов коммуникации. Явление рефлексии имеет место тогда, когда А пытается понять, представить себе А``, или Б – Б``.
     Построение  моделей, на примере рассмотренной, имеет большое значение. В ряде исследований делаются попытки анализа рефлексивных структур группы, объединенной совместной деятельностью. Тогда сама схема возникающих рефлексий относится не только к диадическому взаимодействию, но и к общей деятельности группы и опосредованных ею межличностных отношений.
     Среди эффектов межличностного восприятия наиболее исследованы три: эффект ореола («галоэффект»), эффект новизны и первичности а также эффект, или явление, стереотипизации.
     Сущность  эффекта ореола заключается в  формировании специфической установки на наблюдаемого через направленное приписывание ему определенных качеств: информация, получаемая о каком-то человеке, категоризируется определенным образом, а именно – накладывается на тот образ, который был создан заранее. Этот образ, ранее существовавший, выполняет роль «ореола», мешающего видеть действительные черты и проявления объекта восприятия.
     Эффект  ореола проявляется при формировании первого впечатления о человеке в том, что общее благоприятное  впечатление приводит к позитивным оценкам и неизвестных качеств воспринимаемого и, наоборот, общее неблагоприятное впечатление способствует преобладанию негативных оценок. (когда речь идет о положительной переоценке качеств этот эффект называют еще «эффектом Полианны», а когда речь идет об отрицательной оценке – «дьявольским» эффектом). В экспериментальных исследованиях установлено, что эффект ореола наиболее явно проявляется тогда, когда воспринимающий имеет минимальную информацию об объекте восприятия, а также когда суждения касаются моральных качеств. Эта тенденция затемнить определенные характеристики и высветлить другие и играет роль своеобразного ореола в восприятии человека человеком.
     Тесно связаны с этим эффектом и эффекты  «первичности» (или «порядка») и «новизны». Оба они касаются значимости определенного порядка предъявления информации о человеке для составления представления о нем. В ситуациях, когда воспринимается незнакомый человек преобладает эффект первичности. Он состоит в том, что при противоречивых после первой встречи данных об этом человеке, информация, которая была получена раньше, воспринимается как более значимая и оказывает большее влияние на общее впечатление о человеке. Противоположный эффекту первичности – эффект новизны, который заключается в том, что последняя, то есть более новая информация, оказывается более значимой, действует в ситуациях восприятия знакомого человека.
     Известен  также эффект проекции – когда приятному для нас собеседнику мы склонны приписывать свои собственные достоинства, а неприятному – свои недостатки, то есть наиболее четко выявлять у других именно те черты, которые ярко представлены у нас. Еще один эффект – эффект средней ошибки – это тенденция смягчать оценки наиболее ярких особенностей другого в сторону среднего.
     В более широком плане все эти эффекты можно рассмотреть как проявления особого процесса, сопровождающего восприятие человека человеком, а именно процесса стереотипизации.
     Наше  восприятие других людей зависит  от того, как мы их «классифицируем», – подростки, женщины, преподаватели, негры, гомосексуалисты, политические деятели и т.д. Подобно тому, как восприятие отдельных предметов или событий со сходными особенностями позволяет нам формировать понятия, так и люди обычно классифицируются нами по их принадлежности к той или иной группе, социально-экономическому классу или по их физическим характеристикам: пол, возраст, цвет кожи и т.д. Однако, эти два типа категоризации существенно различаются, поскольку в последнем речь идет о социальной реальности и о бесконечном разнообразии типов людей, составляющих общество. Создающиеся таким образом стереотипы часто порождают у нас слишком условное и упрощенное представление о других людях. Впервые термин «социальный стереотип» был введен У. Липпманом в 1922 году, и для него в этом термине содержался негативный оттенок, связанный с ложностью и неточностью представлений, которыми оперирует пропаганда. В более же широком смысле стереотип – это некоторый устойчивый образ какого-либо явления или человека, которым пользуются как известным «сокращением» при взаимодействии с этим явлением. Стереотипы в общении, возникающие в частности при познании людьми друг друга, имеют и специфическое происхождение, и специфический смысл. Как правило, стереотип возникает на основе достаточно ограниченного прошлого опыта, в результате стремления делать какие-то выводы в условиях ограниченной информации. Очень часто стереотип возникает относительно групповой принадлежности человека, например, принадлежности его к какой-то профессии. Тогда ярко выраженные черты у встреченных в прошлом представителей этой профессии распространяются на всех представителей данной профессии. Здесь проявляется тенденция «извлекать смысл» из предшествующего опыта, строить заключения по сходству с этим предшествующим опытом, не взирая на его ограниченность.
     Стереотипы  редко бывают плодом нашего личного  опыта. Чаще всего мы приобретаем  их от той группы, к которой принадлежим, особенно от людей с уже сложившимися стереотипами (родителей, учителей), а так же от средств массовой информации, обычно дающих нам упрощенное представление о тех группах людей, о которых мы не располагаем больше никакими сведениями.
     Само  по себе явление стереотипизации  не плохо и не хорошо. Стереотипизация в процессе познания людьми друг друга может привести к двум различным следствиям. С одной стороны к определенному упрощению процесса познания другого человека. В этом случае стереотип не обязательно несет на себе оценочную нагрузку: в восприятии человека не происходит «сдвига» в сторону его эмоционального принятия или непринятия. Остается просто упрощенный подход, который, хотя и не способствует точности построения образа другого, тем не менее, необходим, так как значительно сокращает процесс познания. Особенно легко и эффективно полагаться на стереотипы при дефиците времени, усталости, эмоциональном возбуждении, слишком молодом возрасте, когда человек еще не научился различать многообразие. Другими словами, процесс стереотипизации выполняет объективно необходимую функцию, позволяя быстро, просто и достаточно надежно упрощать социальное окружение индивида. Этот процесс можно сравнить с устройством «грубой настройки» в таких оптических приборах, как микроскоп или телескоп, наряду с которыми существует и устройство тонкой настройки, аналогом которого в сфере межличностного восприятия выступают такие тонкие и гибкие механизмы, как идентификация, эмпатия, социально-психологическая рефлексия. Во втором случае стереотипизация ведет к возникновению предубеждений. Если суждение строиться на основе прошлого ограниченного опыта, а опыт был негативным, всякое новое восприятие представителя той же группы окрашивается отрицательным отношением. Возникновение таких предубеждений зафиксировано в многочисленных экспериментальных исследованиях, но естественно, они особенно влияют не в условиях лабораторных опытов, а в реальной жизни, когда могут нанести ущерб общению людей и их взаимоотношениям. Особенно распространены этнические стереотипы – образы типичных представителей определенной нации, которые наделяются фиксированными чертами внешности и особенностями характера, например, (стереотипные представления о чопорности англичан, легкомысленности французов, эксцентричности итальянцев), характерные для нашей культуры.
     Особый  круг проблем межличностного восприятия возникает в связи с включением в этот процесс специфических эмоциональных регуляторов. Люди не просто воспринимают друг друга, но и формируют по отношению друг к другу определенные отношения. На основе сделанных оценок рождается разнообразная гамма чувств – от неприятия до симпатии и даже любви. Область исследований, связанная с выявлением механизмов образования различных эмоциональных отношений к воспринимаемому человеку получила название исследование аттракции. Буквально аттракция означает «привлечение». Аттракция – это и процесс формирования привлекательности какого-то человека для наблюдателя, и продукт этого процесса, то есть некоторое качество отношения. Эту многозначность термина обязательно нужно иметь в виду, когда аттракция исследуется не сама по себе, а в рамках перцептивной стороны общения. С одной стороны, встает вопрос о том, каков механизм возникновения симпатии и формирования привязанностей, или, наоборот, неприязни при восприятии другого человека, а с другой – какова роль этого явления (и процесса, и продукта его) в структуре общения в целом. Рассмотрим, как возникает и развивается аттракция (то есть проследим процесс формирования межличностной привлекательности).
     Составляющими взаимной привлекательности являются симпатия и притяжение. Симпатия это эмоциональная положительная установка на объект. При взаимной симпатии эмоциональные установки создают целостное внутригрупповое (внутрипарное) состояние удовлетворения взаимодействием (непосредственно или опосредовано). Притяжение, как одна из составляющих межличностной привлекательности, в основном связано с потребностью человека быть вместе, рядом с другим человеком. Притяжение чаще всего (но не всегда) связано с переживаемой симпатией, то есть симпатия и притяжение могут иногда проявляться независимо друг от друга. В том случае, когда они достигают максимального своего значения и совпадают, связывая субъектов общения, можно уже говорить о межличностной привлекательности. Возникновение отношений между людьми определяется произвольным выбором, хотя он и не всегда полностью осознается партнерами. Кроме того, выбор должен быть взаимным, иначе невозможна реализация индивидуальных потребностей во взаимодействии. Первично возникшее межличностное притяжение определяет дальнейшее взаимодействие двух людей. Поскольку взаимные выборы не задаются внешними условиями инструкциями, возникает вопрос о том, что притягивает – отталкивает двух людей, вызывает взаимные симпатии – антипатии. В настоящее время существует два направления в исследовании межличностного притяжения: одно утверждает первичную значимость сходства между людьми и подобие установок для образования симпатий; другое считает, что взаимная дополняемость является решающей в определении межличностного восприятия.
     Чем ближе чьи-либо установки нашим  собственным, тем симпатичнее нам  кажется человек. Этот «эффект согласия» был проверен в ситуациях реальной жизни путем наблюдения за возникновением приязни. Этим занимались такие психологи как Т. Ньюком, У. Гриффит и Р. Вейч, и результаты их экспериментов подтвердили данное предположение: сходство рождает удовлетворение. Причем это можно сказать также и о внешнем, физическом сходстве двух людей.
     Гипотеза  о том, что притягиваются люди, которые противоположны по своим  внутренним качествам и как бы дополняют друг друга, не была экспериментально доказана. Было выявлено, что определенная взаимодополнительность (комплиментарность) может развиваться по мере развития отношений, но изначально люди все таки склонны выбирать тех, чьи потребности и личные качества подобны их собственным, исключение составляет пол партнера по общению. Таким образом, сходство имеет важное значение для установления отношений, а для их продолжения необходима комплиментарность.
     «Я – концепция» человека также оказывает большое влияние на удовлетворенность своим партнером по общению. Субъективная удовлетворенность выше в том случае, когда совпадает представление человека о самом себе (его «Я – концепция») и восприятие данного лица другим человеком, межличностное притяжение прямо связано с со взаимным согласием «Я – концепций». Личность Р является привлекательной для другой личности О, если она (личность О) воспринимается Р так же, как сама она (О) оценивает себя. Сознание человека, что он понимаем другим, способствует дальнейшему успешному взаимодействию. Сходство и различие «Я – концепций» имеет неодинаковое значение для межличностных притяжений, что зависит от контекста, в котором обнаруживается это подобие – контраст. Результаты экспериментов, проведенных С. Тейлором и В. Меттелом, показали, что приятно ведущий себя индивид, имеющий сходную «Я – концепцию» с партнером по взаимодействию, нравится больше, чем приятный, но контрастный другой. Неприятный и подобный другой нравится в значительной степени меньше, чем неприятный и контрастный (несхожий) другой.
     Большое значение в межличностной привлекательности имеет такой фактор как функциональная дистанция-то есть то, как часто люди сталкиваются в повседневной жизни. Было замечено, что чем короче эта дистанция, то есть чем чаще сталкиваешься с объектом, тем симпатичней и привлекательней он кажется. Люди, оказавшиеся соседями по комнате в общежитии, чаще становятся друзьями, а не врагами. Оказывается, простое нахождение объекта в поле человека – визуализация, заставляет его (человека) относится к объекту (будь то картина, здание или другой человек) с большей симпатией. Р. Зайенс провел эксперимент, который подтвердил это предположение. Группе студентов предъявлялись бессмысленные слова и «китайские» иероглифы. Студенты должны были сказать, что, по их мнению, означают эти слова и иероглифы. Чем большее количество раз им приходилось видеть бессмысленное слово или «китайский» иероглиф, тем более они склонны были говорить, что это означает нечто хорошее. То же самое происходило при предъявлении студентам фотографий неизвестных им людей. Наиболее приятными испытуемым казались именно те лица, которые во время эксперимента попадались чаще остальных. Зайенс и его сотрудники выяснили, что нахождение в поле зрения приводило к чувству симпатии, даже если экспонируемому предмету внимание испытуемых специально не привлекалось. На самом деле наиболее сильный эффект простое нахождение в поле зрения дает как раз в тех случаях, когда люди воспринимают раздражители, не осознавая их присутствия.
     Нельзя  недооценивать роль физической привлекательности  в формировании впечатления о человеке. Многие люди считают, что они не придают большого значения внешности своих партнеров по общению. Существует масса пословиц типа «не все то золото, что блестит» или «нельзя ценить книгу по ее обложке», говорящих о том, что красота – это поверхностное качество и не стоит обращать на нее внимание. Тем не менее эмпирически доказано, что внешность на самом деле имеет большое значение.
     Диапазон  ситуаций, в которых партнеры выбирают друг друга, характеризует степень обобщенности, интегрированности отношений. Большая дифференциация отношений сказывается на особенностях восприятия и понимания партнерами друг друга, своего положения в системе группового эмоционального фона отношений.
     Исследование  аттракции в контексте групповой  деятельности открывает широкую  перспективу для новой интерпретации  функции аттракции, в частности функции эмоциональной регуляции межличностных отношений в группе.
     Говоря  о коммуникации, мы, прежде всего, имеем в виду обмен между людьми различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками и т.п. Если все это можно рассматривать как информацию, то тогда процесс коммуникации может быть понят как процесс обмена информацией. Но такой подход к человеческому общению является очень упрощенным (в данном случае мы акцентируем внимание лишь на формальной стороне проблемы). Это обусловлено тем, что в условиях такого общения информация не только передается, но и формируется, уточняется, развивается.
     Специфика межличностной коммуникации раскрывается в ряде процессов и феноменов: психологической обратной связи, наличии коммуникативных барьеров, коммуникативном влиянии и существовании различных уровней передачи информации (например, вербального и невербального). Проанализируем эти особенности немного глубже.
     Основная  цель информационного обмена в общении – выработка общего смысла, единой точки зрения и согласия по поводу различных ситуаций или проблем. Для межличностного общения характерен механизм обратной связи. Содержание данного механизма состоит в том, что в межличностной коммуникации процесс обмена информацией как бы удваивается и помимо содержательных аспектов информация, поступающая от реципиента к коммуникатору, содержит сведения о том, как реципиент воспринимает и оценивает поведение коммуникатора.
     Выделяют  прямую и косвенную обратную связь. Косвенная обратная связь – это  завуалированная форма передачи партнеру психологической информации. Для этого обычно используются различные риторические вопросы, насмешки, иронические замечания, неожиданные для партнера эмоциональные реакции. В данном случае коммуникатор должен сам догадываться, что именно хотел сказать ему партнер по общению, какова же на самом деле его реакция и его отношение к коммуникатору.
     В процессе коммуникации перед участниками  общения стоит задача не только обменяться информацией, но и добиться ее адекватного понимания партнерами. То есть в межличностной коммуникации как особая проблема выступает интерпретация сообщения, поступающего от коммуникатора (к реципиенту). Во-первых, форма и содержание сообщения существенно зависят от личностных особенностей самого коммуникатора, его представлений о реципиенте и отношения к нему, всей ситуации, в которой протекает общение. Во-вторых, посланное им сообщение не остается неизменным – оно трансформируется, изменяется под влиянием индивидуально-психологических особенностей личности реципиента, а также отношения последнего к автору, самому тексту и ситуации общения.
     Это психологическое препятствие на пути адекватной передачи информации между партнерами по общению. Можно говорить о существовании барьеров понимания, барьеров социально-культурного различия и барьеров отношения.
     Возникновение барьера понимания может быть связано с рядом причин как психологического, так и иного порядка. Так, оно может возникать из-за погрешностей в самом канале передачи информации – это так называемое фонетическое непонимание. Барьер фонетического непонимания порождает такой фактор, как невыразительная быстрая речь, речь-скороговорка и речь с большим количеством звуков-паразитов. Существует также семантические барьеры непонимания, связанные с различиями в системах значений (тезаурусах) участников общения. Не меньшую роль в разрушении нормальной межличностной коммуникации может сыграть стилистический барьер, возникающий при несоответствии стиля речи коммуникатора с ситуацией общения или стиля речи и актуального психологического состояния реципиента и др. Наконец, можно говорить о существовании логического барьера непонимания. Он возникает в тех случаях, когда логика рассуждения, предлагаемая коммуникатором, либо слишком сложна для восприятия реципиента, либо кажется ему неверной, либо противоречит присущей ему манере доказательства. Можно говорить о существовании «женской» и «мужской» психологической логике, о детской «логике» и т.д. Как уже отмечалось выше, причиной психологического барьера могут служить социально-культурные различия между партнерами по общению. Это могут быть социальные, политические, религиозные и профессиональные различия, которые приводят к различной интерпретации тех или иных понятий, употребляемых в процессе коммуникации. В качестве барьера может выступать и само восприятие партнера по общению как лица определенной профессии, определенной национальности, пола и возраста. Например, определяющее значение для уменьшения барьера играет авторитетность коммуникатора в глазах реципиента. Чем выше авторитет, тем меньше преград на пути усвоения предлагаемой информации.
     Барьеры отношения – это уже чисто  психологический феномен, возникающий в процессе общения коммуникатора и реципиента. Речь идет о возникновении чувства неприязни, недоверия к самому коммуникатору, которое распространяется и на передаваемую им информацию.
     Любая поступающая к реципиенту информация несет в себе тот или иной элемент воздействия на его поведение, мнения, установки и желания с целью их частичного или полного изменения. В этом смысле коммуникативный барьер – это форма психологической защиты от постороннего психического воздействия, проводимого в процессе обмена информацией между участниками общения.
     Р. Бэндлер и Дж. Гриндер выделяют два основных типа коммуникативного воздействия: авторитарную и диалогическую коммуникацию. Прежде всего, эти два типа коммуникации различаются характером психологической установки, возникающей у коммуникатора по отношению к реципиенту (см. табл. 2). 

     Таблица 2. Сравнительная характеристика авторитарной и диалогической коммуникации
Параметры процесса коммуникации
Авторитарная коммуникация
Диалогическая коммуникация
1. психологтческая установка коммуникатора «сверху – вниз» «на равных»
 
 
 
2. характеристика текста
а) безличный  характер; б) без  учета особенностей слушателей;
в) сокрытие чувств;
г) аксиоматичное содержание
а) персонификация; б) учет индивидуальных особенностей слушателей;
в) открытое предъявление собственных чувств;
г) дискуссионный характер содержания.
3. форма коммуникации Монофония Полифония
4. способы организации коммуникативного пространства  
Коммуникатор
Коммуникатор
5. характер  невербального поведения Закрытые жесты  и позиция «над аудиторией» Открытая жестикуляция, один пространственный уровень.
 
     В случае авторитарного воздействия  реализуется установка «сверху  – вниз», в случае диалогического – установка на равноправие. Установка «сверху – вниз» предполагает не только подчиненное положение реципиента, но и восприятие его коммуникатором как пассивного объекта воздействия: коммуникатор вещает, слушатель внимает и некритически впитывает информацию. Предполагается, что у реципиента нет устойчивого мнения по определенному вопросу, а если и есть, он может изменить его в нужном коммуникатору направлении. В случае равноправной обстановки слушатель воспринимается как активный участник коммуникативного процесса, имеющий право отстаивать или формировать в процессе общения собственное мнение. Соответственно, различаются и позиции реципиентов в коммуникативных актах авторитарного и диалогического типа. В первом слушатель выступает в качестве пассивного созерцателя, во втором – вынужден заниматься активным внутренним поиском собственной позиции по обсуждаемому вопросу. Наблюдаются различия и в организации коммуникативного пространства:
     1) при авторитарной коммуникации – все участники видят только лектора;
     2) при диалогической коммуникации – и коммуникатора и друг друга.
     В случае коммуникации между людьми можно указать на ряд специфических особенностей.
     1. Наличие отношений двух индивидов,  каждый из которых является  активным субъектом. При этом  взаимное информирование их предполагает  налаживание совместной деятельности.
     Специфика человеческого обмена информацией  заключается в особой роли для  каждого участника общения той  или иной информации, ее значимости. Эта значимость информации обусловлена тем, что люди не просто «обмениваются» значениями, но стремятся при этом выработать общий смысл (А.Н. Леонтьев). Это возможно лишь при условии, что информация не только принята, но и понята, осмыслена. По этой причине каждый коммуникативный процесс представляет собой единство деятельности, общения и познания.
     2. Возможность взаимного влияния партнеров друг на друга посредством системы знаков. Другими словами, обмен информацией в этом случае предполагает воздействие на поведение партнера и изменение состояний участников коммуникативного процесса.
     3. коммуникативное влияние лишь при наличии единой или сходной системы кодификации и декодификации у коммуникатора (человека, принимающего ее).
     4. Возможность возникновения коммуникативных  барьеров. В этом случае четко  выступает связь, существующая  между общением и отношением.
     При построении типологии коммуникативных  процессов целесообразно использовать понятие «направленность сигналов». В теории коммуникации по характеру направленности, выделяют:
     а) аксиальный коммуникативный процесс (от лат. axis – ось), когда сигналы направлены единичным приемникам информации;
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.