На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Функционализм и структурализм в психологии

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 13.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Функционализм и структурализм в психологии
 
 
Содержание
 
Введение
 
Глава 1. Становление структурной психологии
              1.1 Интроспективная психология сознания В. Вундта;
              1.2 Метод «систематической интроспекции» в Вюрцбургской школе (О. Кюльпе);
              1.3 Структурализм Э. Титченера; основные понятия структурализма.
 
Глава 2. Становление функциональной психологии
              2.1 Эволюционная теория Ч. Дарвина и новое понимание психических процессов
              2.2 Функционализм Ф. Брентано, понятие психических феноменов как актов;
              2.3 У. Джеймс и американский функционализм.
 
Заключение.
 
Список использованных источников.
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
 
Психология имеет многовековую историю: считается, что первые научные представления о психике живых существ возникли в VI в. до н. По словам немецкого ученого второй половины XIX столетия Г. Эббингауза, психология имеет долгое прошлое и очень краткую историю [Цит. по 1; 4] Как и подавляющее большинство социально-гуманитарных дисциплин, психология оформила статус самостоятельной науки только во второй половине XIX века. События рубежа XIX-XX столетий стали ключевыми в этом процессе. Обращение к истории характерно для всех известных психологов прошлого века, полагавших, что современное исследование возможно только на основе знания всего конкретного материала, накопленного наукой.
Знание исторического контекста позволяет нам выявить исходные позиции современной психологии, оценить научную новизну и исторический смысл сегодняшних теоретических разработок.
В истории психологии мы изучаем не саму психическую реальность, которая является предметом собственно психологии, а представления о ней на разных этапах развития психологической науки. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что основной закономерностью развития психологических научных знаний является борьба идей. Один из примеров такого противостояния – соперничество структурализма и функционализма на рубеже прошлых веков.
Структурализм и функционализм – это исторически первые системы психологии, за ними последовали бихевиоризм, гештальт-психология, психоанализ. Система в психологии определяется как организация и интерпретация данных и теорий с использованием специальных допущений (постулатов), дефиниций и методологических предпочтений [7; 19]. Последние три системы до сих пор оказывают влияние на современную психологию, а первые две – имеют преимущественно историческое значение, хотя в несколько «разбавленном» виде структурализм проявляется и в наши дни.
Истоки структурализма в психологии связывают с именем В. Вундта, основателя первой психологической лаборатории. Американская версия структурализма – это в первую очередь Э. Титченер. И Вундт, и Титченер ставили перед собой цель покомпонентного анализа сознательного опыта с помощью доведенной до совершенства формы интроспекции.
Функционализм же возник и развивался по существу как антитеза структурализму [6; 234]. Функционализм отводил первостепенную роль приобретенным привычкам, позволяющим организму успешно адаптироваться к окружающей среде и эффективно функционировать. Главный вопрос, на который пытались найти ответ функционалисты, - какова функция или цель любого поведенческого акта.
В данной работе мы ставим следующие цели:
1)      расширить понимание логики развития психологической мысли, формируя диалектический и системный взгляд на современную психологию;
2)      выявить динамику воззрений на предмет психологии и методы ее изучения во 2-й половине XIX – начале XX века;
3)      проанализировать достижения и заблуждения исследователей, оказавших значительное влияние на становление психологии в этот исторический период;
4)      показать преемственность их взглядов в развитии современной психологии.
Наши задачи в работе:
1.      познакомиться с историческим этапом и соответствующими теориями ученых, выявить предпосылки и условия для оформления психологии в самостоятельную дисциплину;
2.      изучить теоретические и прикладные аспекты концепций структурализма и функционализма, ориентируясь на самостоятельную работу с источниками.
 
Глава 1. Становление структурной психологии
 
1.1 Интроспективная психология сознания В. Вундта
Выделение психологии в самостоятельную науку ознаменовалось, начиная 60-х гг. XIX в., появлением первых программ (В. Вундт, И. М. Сеченов), созданием специальных научно-исследовательских учреждений — психологических лабораторий и институтов, кафедр в высших учебных заведениях, начавших подготовку научных кадров психологов, выходом специальных психологических журналов, образованием психологических обществ и ассоциаций, проведением международных конгрессов по психологии. Практически все это первым сделал Вильгельм Максимилиан Вундт (1832-1920) [2; 117].
В работе «Принципы физиологической психологии» (1873-1874) в которой впервые было дано определение научной психологии, Вундт провозгласил «родство двух наук»: физиологии и психология. Результатом слияния этих двух наук стала третья, физиологическая психология. Эта новая наука начинается с физиологических процессов и пытается продемонстрировать, каким образом они влияют на сферу внутренних наблюдений.
В. Вундт дал точное определение новых методов, с помощью которых следовало строить научную психологию. Основным методом стала интроспекция, а точнее – экспериментально контролируемая интроспекция. Вундт признавал тот факт, что наука о сознании может быть построена только на объективных, повторяющихся результатах, основанных на стандартизированных условиях, которые подлежат воспроизведению и систематическому изменению. Чтобы достичь этих целей, он привнес в психологию, где до этого безраздельно господствовала философия, физиологические (т. е. экспериментальные) методы.
Интроспекция – особая процедура, требующая специальной подготовки. При обычном самонаблюдении человеку трудно отделить восприятие как психический внутренний процесс от воспринимаемого предмета, который является не психическим, но данным во внешнем опыте. Интроспекция такого сорта проводилась случайным, бесконтрольным образом, и при этом не стоило рассчитывать на получение результатов, применимых в научной психологии. Испытуемый должен уметь отвлекаться от всего внешнего, чтобы добраться до исконной "материи" сознания. Экспериментальное самонаблюдение, является ценной для науки формой интроспекции, в ходе которой «наблюдатели» сталкиваются со стандартными, повторяющимися ситуациями, где их просят описать конечный опыт. Экспериментатор задает ситуацию и собирает отчеты наблюдателя о том, что тот обнаруживает в своем сознании.
Согласно гипотезе Вундта к элементам сознания относятся также чувства (эмоциональные состояния). Каждое чувство имеет три измерения: а) удовольствия – неудовольствия, б) напряженности – расслабленности, в) возбужденности – успокоения. Простые чувства как психические элементы варьируют по своему качеству и интенсивности, но любое из них может быть охарактеризовано во всех трех аспектах. Эта гипотеза породила множество экспериментальных работ, в которых наряду с данными интроспекции были использованы также объективные показатели изменений физиологических состояний человека при эмоциях [12; 184].
По своей природе метод экспериментальной интроспекции ограничивался изучением нормального разума нормальных взрослых людей, т. е. разумом наблюдателей в экспериментах. Наряду с экспериментальной интроспекцией Вундт признавал сравнительно-психологический и историко-психологический методы. Вундт всегда верил в биогенетический закон, согласно которому развитие индивида повторяет эволюцию вида. Учитывая это, он считал, что лучшим способом построить теорию психологического развития является изучение исторического развития человеческой расы.
Вундт пишет громадный труд в десять томов - "Психологию народов" [13], с обилием материалов по этнографии, истории языка, антропологии. С точки зрения ученого разум живущих людей — продукт долгой истории развития вида, о чем каждый человек не имеет понятия. Исследования животных и людей ограничены в силу того, что они лишены способности к интроспекции. История расширяет спектр индивидуальных сознаний. В частности, спектр существующих человеческих культур представляет собой различные стадии культурной и психической эволюции, от примитивных племен до цивилизованных наций-государств. Таким образом, исторический метод является исследованием продукта коллективной жизни — особенно языка, мифов и обычаев, которые дают ключи к высшей деятельности разума.
В. Вундта считают создателем психологии как научной дисциплины, но правильней рассматривать его как переходную фигуру от философского прошлого психологии к ее будущему[10; 247]. Программно-теоретическая конструкция ученого не выдержала испытания временем. Вундт полагал, что экспериментальному изучению подлежат только элементарные психические процессы (ощущения, простейшие чувства). А для более сложных форм психической жизни эксперимент непригоден. Но уже его ближайшие ученики доказали, что такие сложнейшие процессы, как мышление и воля, так же открыты для экспериментального анализа, как и элементарные.
Дискуссии же по поводу его теоретических позиций, перспектив применения экспериментальных методов, понимания предмета психологии и многих других ее проблем стимулировали дальнейшее развитие психологии, привели к появлению новых концепций и направлений.
 
 
1.2 Метод «систематической интроспекции» в Вюрцбургской школе (О. Кюльпе).
 
Одним из самых выдающихся и успешных учеников Вундта Освальд Кюльпе (1862-1915) в 1894 г., получив приглашение от университета Вюрцбурга, он переехал из Лейпцига в этот город и в 1896 г. создал там психологическую лабораторию, которая знаменита прежде всего тем, что именно в ней впервые было начато экспериментальное изучение мышления. Эти исследования оказались самым значительным событием в психологии первого десятилетия XX века.
Метод, который Кюльпе разработал для исследования мышления, получил название «метод вопросов». Он серьезно отличался от практики интроспекции, принятой в Лейпциге. Наблюдателю задавали вопросы определенного рода (отсюда и название метода), на которые он давал ответ обычным образом, но предполагалось, что при этом уделяется внимание психическим процессам, толчком к запуску которых служил вопрос и которые участвовали в решении проблемы. После того как ответ был дан, наблюдатель отчитывался о том, что происходило в его уме в промежутке между вопросом и ответом — т. е. он должен был описать процесс мышления [4; 301].
Первые же результаты шокировали почти всех психологов: некоторую часть содержания сознания нельзя проследить, вопреки утверждениям лейпцигской школы, до ощущений, чувств или их образов. Получалось, что мысль возможна без всякого сенсорного или образного содержания. На основе этих выводов сложилась теория безобразной, или ненаглядной, мысли: ощущения и образы выполняют в мышлении лишь вспомогательную, побочную роль. Таким образом, исследования Кюльпе установили наличие несенсорной формы сознания.
Кюльпе хотел расширить вундтовскую концепцию предмета психологии, включить в него сложные психические функции и усовершенствовать методологию интроспекции. В отличие от Вундта Кюльпе назвал свой метод систематической экспериментальной интроспекцией[8; 412]. Систематической, потому что описание всего пережитого опыта разделялось на определенные промежутки времени. Аналогичные задачи выполнялись множество раз, с тем, чтобы можно было скорректировать, проверить и утвердить результаты наблюдений. Во время наблюдений испытуемым задавали дополнительные вопросы, что давало возможность направить их внимание к интересовавшим наблюдателя аспектам процесса мышления. Решая интеллектуальную задачу (например, устанавливая логическую связь между понятиями), испытуемый должен был дать ретроспективный отчет о состояниях сознания, пережитых им в процессе решения.
Было установлено, что мысль, с психологической точки зрения, можно охарактеризовать не только негативно (как качественно отличную от сенсорных данных), но и позитивно, как оперирующую значениями. Тем самым решительно изменилось прежнее представление о содержании сознания, в состав которого вводились новые феномены - умственные образы.
Эти выводы направили Кюльпе на разработку собственной программы лабораторных исследований сознания, которую успешно реализовали его ученики (Н. Ах, К. Бюлер) [5; 326].
Главными достижениями Кюльпе и его сотрудников стало распространение экспериментального метода на высшие психические процессы (мышление и волю). В экспериментах, проводимых в Вюрцбургской школе, было впервые доказано, что мышление представляет собой процесс, несводимый к чувственным образам и зависящий от разнообразных факторов, в том числе и от установки, возникающей при принятии задачи. Эти данные наглядно показали, что психологические закономерности мышления несводимы к логическим. Таким образом, изучение мышления стало приобретать психологические контуры. И Вюрцбургская школа продемонстрировала, что работы в области систематической интроспекции ведут в тупик. Но экспериментальное исследование мышления, начатое в Вюрцбургской школе, было продолжено после 1909 г. и стало одной из самых обширных областей экспериментальной психологии.
 
1.3 Структурализм Э. Титченера; основные понятия структурализма.
 
Еще одним из наиболее верных и последовательных учеников В. Вундта стал Эдвард Брэдфорд Титченер (1867-1927). С 1893 г. он работал Корнельском университете, создав там крупнейшую в США научную школу. Опубликованная в 1901-1905 гг. 4-х томная «Экспериментальная психология», где были изложены основные достижения этой науки с позиций структурализма, выдвинула его в ряд выдающихся психологов эпохи[4; 375].
Титченер называл свою теорию структурализмом, поскольку считал, что предметом психологии должно стать содержание сознания, упорядоченное в определенную структуру, безотносительно к вопросу о том, как эта структура работает. Главные задачи структурализма он видел в предельно точном определении содержания психики, выделении исходных ингредиентов этого содержания и законов, по которым они объединяются в структуры. При этом психика и сознание отождествлялись Титченером, а все, что находится за пределами сознания, относилось им к физиологии.
Сознание Титченер понимал как человеческий опыт в его зависимости от переживающего субъекта. Сам этот опыт, по его мнению, состоит из простейших элементов - ощущений, образов и чувствований, обнаруживаемых благодаря особым образом организованной интроспекции.
Каждый из элементов при специальной установке сознания открывается субъектом с целью диагностики его четырех характеристик: качества, интенсивности, длительности и отчетливости (ясности). Титченер составил список элементарных ощущений, включавший более 44 тысяч сенсорных качеств, большинство из которых были зрительными (32 820) и слуховыми (11 600).
Для того чтобы выделить и описать исходные элементы структуры, Титченер стремился усовершенствовать метод интроспекции с тем, чтобы он открывал экспериментатору истинную картину сознания, так как под сознанием, согласно его мысли, следует понимать совсем не то, что сообщает обычное самонаблюдение, свойственное каждому человеку. Он подчеркивал, что понимает под сознанием «экзистенциальный термин», т. е. психическую реальность, которую не следует отождествлять с данными традиционной интроспекции. В конце жизни он даже термин структурная психология часто заменял определением экзистенциальная психология, подчеркивая отличие научных данных о сознании от житейских или данных, полученных в других дисциплинах (например, в физиологии) [10; 287].
Сознание имеет собственную структуру и содержание, скрытое за протекающими в нем явлениями, подобно тому как от обычного восприятия действительности скрыты реальные процессы, изучаемые физикой и химией. Для того чтобы понять истинную картину сознания, необходима специальная тренировка испытуемых, поскольку они склонны сообщать о внешнем объекте (стимуле), вызвавшем ощущение, а не о собственных ощущениях. Например, говорят, что видят яблоко, но не предмет определенной формы, цвета или размера. Так как объект почти всегда влияет на процесс восприятия, интроспекция эффективна только тогда, когда избегает «ошибки стимула», т.е. не смешивает ощущение объекта с объектом ощущения.
Придя, как и ученые Вюрцбургской школы, к выводу о необходимости систематической экспериментальной интроспекции, Титченер кардинально расходился с ними в анализе полученных результатов. Он отверг также их концепцию, согласно которой к выделенным Вундтом элементам сознания следует присоединить особые образования в виде умственных образов или значений, лишенных сенсорного характера. Это положение противоречило и основаниям структурализма, так как сенсорные элементы (ощущения, образы) не могут создать несенсорные, чисто интеллектуальные структуры.
В противовес этому Титченер предложил «контекстную теорию значения». Речь шла о разграничении образа и значения. Свободное от чувственных образов психическое содержание, названное Вюрцбургской школой значением, сводится, согласно Титченеру, к особой разновидности чувственно-образного опыта. Представление о каком-либо объекте строится из совокупности чувственных элементов. Значительная их часть может покидать сознание, в котором остается лишь сенсорная сердцевина, достаточная, чтобы воспроизвести всю совокупность. Таким образом, наш опыт состоит из множества психических элементов, образующих контекст, в котором имеются «темные» мышечные и органические ощущения. Они составляют «сердцевину» неосознаваемого контекста и служат реальным психическим эквивалентом безобразной мысли. Если испытуемый при решении умственной задачи не осознает чувственно-образного состава значений, то это связано только с недостаточной тренированностью интроспекции [1; 338].
Хотя обращение к ощущениям, связанным телом, подрывало один из исходных тезисов Титченера об особой материи сознания, данной исключительно в переживаниях, внутреннем опыте субъекта, однако оно соотносило опыт с реальным поведением. При этом контекстная теория сохраняла в неприкосновенности более важный постулат о сенсорной ткани сознания. В то же время сам факт интроспекции при получении совершенно противоположных результатов структурной психологией и Вюрцбургской школой все больше доказывал несостоятельность этого метода.
В еще большей степени, чем концепции Вюрцбургской школы, Титченер противопоставлял свой подход функциональному направлению. Полемизируя с функционалистами, Титченер доказывал, что, только изучив структуру сознания, можно заняться вопросом о том, как оно работает. Следуя такой установке, он полностью отвергал приложение данных психологии к любой сфере практики, так как считал ее фундаментальной, а не прикладной наукой.
Поскольку функционализм в 10-е годы XX в. стал господствующим направлением в американской психологии, Титченер противопоставил свою школу всем другим школам и направлениям. Чтобы организационно обособиться от них, он не вошел в Американскую психологическую ассоциацию и создал свою группу «Эксперименталисты», проводившую ежегодные конференции. В дальнейшем он издавал «Журнал экспериментальной психологии» [2; 178].
Жестко критикуемый уже во втором десятилетии XX века структурализм умер вместе с Э. Б. Титченером, что доказывает значимость его личности в психологии.
Самой суровой критике в структурализме подвергся метод интроспекции. Сомнения в возможностях интроспекции существовали задолго до того, как Титченер модернизировал и усовершенствовал этот метод. Среди наблюдателей часто возникали разногласия даже при самом строгом контроле условий эксперимента. В разных лабораториях сторонники интроспекции получали разные результаты. Предполагалось разработать для наблюдателей особый интроспективный язык. Идея разработки интроспективного языка никогда не была реализована.
Противники структурализма считали разбиение сознательных процессов на отдельные элементы искусственным: весь опыт целиком не может быть восстановлен в исходном виде из его составляющих. Они заявляли о том, что переживание не возникает в нас в виде каких-то отдельных ощущений, образов или эмоциональных состояний, а является совокупностью этих факторов. Поэтому какая-то часть сознательного опыта неизбежно теряется при любой искусственной попытке его расчленения
С началом XX столетия психология стала развиваться быстрыми темпами в нескольких направлениях, которые структуралисты исключали из своего рассмотрения, и ее передовые рубежи продвинулись далеко за пределы структурализма.
 
 
Глава 2. Становление функциональной психологии
 
2.1 Эволюционная теория Ч. Дарвина и новое понимание психических процессов
Осознанным протестом против экспериментальной психологии Вундта и структурализма Титченера стало движение функциональной психологии, берущее начало от работ Чарльза Дарвина и от еще более ранних исследователей поведения животных.
В 1859 году увидела свет одна из самых выдающихся книг в истории человечества - работа Чарльза Дарвина «О происхождении видов путем естественного отбора». Теория эволюции, изложенная в ней, оказала огромное влияние на американскую школу психологии.
Предположение о том, что все виды животных и растений непрерывно изменяются и развиваются, ставшее одним из краеугольных камней эволюционной теории, возникло задолго до Дарвина (Ж-Б. Ламарк). Но только общественный и научный климат 2-й половины XIX века благоприятствовал признанию идеи эволюционного развития природы [15; 439].
Определив факт изменчивости видов живых существ, Дарвин сделал вывод о наследственной передаче различий от поколения к поколению. Поскольку в природе процесс естественного отбора приводит к выживанию тех организмов, которые наилучшим образом подходят к среде обитания, в непрерывной борьбе за существование побеждают те, кто успешно приспосабливается к изменениям внешней среды; не способные к адаптации погибают.
Теория эволюции открывала для науки перспективы, связанные с неразрывностью психических процессов у человека и животных. Ученые ясно увидели, что изучение поведения представителей фауны стало крайне необходимо для понимания поведения человека. Поэтому они обратились к исследованиям функционирования психики животных, сделав ее новой темой опытов в психологических лабораториях. Разработка этого научного направления имела исключительно важное значение.
Теория Дарвина позволила расширить набор методов исследований, которым могла пользоваться новая наука. Данные Дарвина были получены из многих источников, включая геологию, археологию, демографию, наблюдения диких и домашних животных, а также их селекции. Тогда как в психологических лабораториях главным образом использовались средства из арсенала физиологии.
Теория Дарвина содержала убедительные доказательства того, что ученые могут изучать психику человека способами, отличными от экспериментальной интроспекции. Психологи после Дарвина стали шире применять самые разнообразные методы исследований, что в результате привело к накоплению огромного количества экспериментальных материалов [3; 26].
Теория эволюции вызвала изменения и в предмете исследований психологии. Структуралисты основное внимание уделяли анализу содержания сознания. Работы Дарвина подтолкнули особенно тех, кто работал в Америке, - начать изучение функций, которые могло выполнять сознание. Для многих исследователей это показалось более важным, чем заниматься анализом его отдельных элементов. По мере того, как психология все больше интересовалась тем, как функционирует организм в процессе адаптации к внешним условиям, задача поиска психических элементов стала терять свою привлекательность.
Сторонники структурализма продолжали свои поиски общих законов, позволяющих охватить все виды психической деятельности, а психологи, испытавшие влияние идей Дарвина, начали исследовать индивидуальные различия и способы их оценки. У структуралистов было мало возможностей для изучения психики животных и индивидуальных различий. Этими проблемами стали заниматься психологи-функционалисты. И как результат, форма и содержание новой психологии начали изменяться.
 
2.2 Функционализм Ф. Брентано, понятие психических феноменов как актов;
 
Расхождение между структурным и функциональным подходами обозначились не только в американской психологии, но и в европейской науке. Ученые приходили к выводу о необходимости изучать динамику психических процессов и факторов, обусловливающих их ориентацию на определенную цель. Идейным истоком функциональной психологии считается психология акта австрийского философа и психолога Ф. Брентано (1838—1917).
В главном труде «Психология с эмпирической точки зрения» (1874) Брентано противопоставляет экспериментальному методу Вундта, значение которого, как и измерения, с его точки зрения, является весьма ограниченным для психологии, внутреннее восприятие психических феноменов. Метод Брентано был вариантом субъективного метода самонаблюдения. Главным для него был вопрос о сущности психического как предмета психологического исследования. Он выступает против психологии как науки о содержаниях сознания. Подлинной психологической реальностью являются не они, а акты нашего сознания – считает ученый [Цит. по 15; 542].
Таким образом, предметом психологии являются психические феномены как акты — видения, слышания, суждения и т. п. Но акт не имеет смысла, если он не направлен на объект. Акт интенционально содержит в себе что-то как объект, на который он направлен. Поэтому основная характеристика психологических актов, по Брентано, заключается в том, что они обладают имманентной предметностью, т.е. всегда направлены на объект. Сознание есть всегда сознание о... . Но каждый акт содержит в себе объект как свой предмет особым способом. Предметы в смысле Брентано обладают не реальным материальным, а интенциональным бытием. Это идеальные объекты, которые сами находятся в душе. Брентано как бы помещает весь предметный мир в душу человека.
Соответственно способу отношения к предмету Брентано производит классификацию духовных актов на три вида: акты представления, акты суждения, акты чувства. В представлении предмет является сознанию. Модификациями этого акта являются восприятие, воображение, понятие. Среди всех психических актов представлению принадлежит ведущая роль [1; 318].
Суждение – другой вид отношения к объекту. В отличие от традиционного ассоцианизма, в котором суждение понимается как объединение или разъединение представлений, по Брентано, в суждении объект мнится как истинный или ложный. В актах чувства субъект относится к своему объекту как к добру или злу. Этот класс психических феноменов охватывает также желание и волю. Учение о чувствах Брентано положил в основу своих этических представлений.
Выделяя три вида актов, Брентано подчеркивал их единство в целостной душевной жизни, в отличие от физического мира, в котором объекты могут существовать как отдельные вещи. Многообразие же соответствующих актов ощущения, видения, слуха, ощущений тепла и запаха и вместе с ними одновременные желания и чувствования и размышления, как и внутреннее восприятие. Сознание в единстве его актов Брентано сравнивает с рекой, в которой одна волна следует за другой [5; 348].
В психологии интенциональных актов поднимаются три важных вопроса психологии сознания — предметности, активности и единства. В этих свойствах, по Брентано, выступает специфика психических явлений. Однако в силу идеалистических позиций, рассмотрения сознания в отрыве от практической деятельности человека Брентано не смог раскрыть действительное содержание этих реальных характеристик сознания.
Настоящее экспериментальное развитие учение Брентано об акте получило в психологии функций К. Штумпфа (1848—1936), крупного немецкого психолога, основателя психологического института при Мюнхенском (1889) и Берлинском (1893) университетах. Учениками Штумпфа в разное время были Э. Гуссерль, К. Левин, впоследствии один из основателей гештальт-психологии.
Центральным понятием психологии Штумпфа является понятие функции, которое соответствует понятию акта Брентано. Штумпф различает явления сознания, психические функции, их продукты (например, понятие как продукт понимания). При этом именно функции составляют самое существенное в душевной жизни и задачу исследования. Явления лишь материал для работы душевного организма. Именно в зависимости от функции мы замечаем в целостном явлении его части, например, определенный тон в аккорде. Штумпф производит классификацию функций. Их экспериментальное исследование осуществлялось на материале слуховых восприятий, в частности музыки. Штумпф в большинстве своих экспериментальных работ сосредоточился на изучении восприятия музыкальных тонов. Эти работы были обобщены в его двухтомном труде «Психология тонов» (1883-1890), внесшем значительный вклад в исследование психологической акустики. [6; 394].
Интерес к работам Ф. Брентано и К. Штумпфа перерос в расцвет функциональной психологии в США.
 
 
 
 
 
2.3 У. Джеймс и американский функционализм.
 
В США европейские идеи психологии акта превратились в большое самостоятельное направление – функционализм. У его истоков стоит психология У. Джемса (1842—1910).
Джемс сделал психологию одной из наиболее популярных наук в Америке, он стал первым профессором психологии в Гарвардском университете, создателем первой американской психологической лаборатории (1875) [10; 409].
Результаты научных исследованиях были изложены им в основных трудах «Основы психологии» (1890) и «Учебник психологии» (1892). Джемс занимался многими проблемами - от изучения работы мозга и развития познавательных процессов и эмоций до психологии личности и психоделических исследований. Одним из основных направлений его исследований было изучение сознания.
Сознание существует в форме непрерывного течения, - которое он назвал потоком сознания - и любая попытка разделить его на отдельные элементы или фазы только извращает его суть. Характерной чертой потока сознания является наличие психических обертонов, неопределенных образов, смутных и неотчетливых явлений сознания. Сознание отличается селективностью, т.е. избирательностью: в нем всегда одно состояние выдвигается вперед, другое, наоборот, отходит на задний план в соответствии с тем, что нужно, важно, интересно данному индивиду. Селективность отличает наши переживания, во внешнем мире все предметы имеют одинаковую степень реальности.
В «Основах психологии» Джемса заложен главный принцип американского функционализма: цель психологии - не выявление элементов опыта, а изучение функции приспособления сознания.
Основой психологии Джемс считал биологию. Именно работы Джемса направили психологию от формулировок Вундта в иное русло. Джемс рассматривал психические процессы как полезную, функциональную деятельность живых организмов в их попытках выжить и приспособиться к окружающему миру.
В целом Джемс весьма пессимистически оценивал состояние современной ему психологии, сравнивая ее с кучей сырого фактического материала, считал, что ее нельзя назвать наукой [3; 29].. Но идеи Джемса дали начало новому направлению американской психологии. Его фундаментальная работа «Основы психологии» повернула новую психологию от структурализма к функционализму, положила начало формированию функциональной психологической школы.
В функциональной психологии, в отличие от структурной, не было единого исследовательского подхода. Он оформился и начал развиваться Чикагском университете (Дж. Дьюи, Дж. Р. Энджелл, А. У. Мур, Дж. Г. Мид, Г. Кэрр и др.), другая его ветвь формировалась Робертом Вудвортсом в Колумбийском университете. Колумбия стала академической базой для исследований и двух других представителей функционального направления: Джеймса МакКина Кеттела, чьи разработки психологических тестов стали воплощением духа американского функционализма, и Э. Торндайка, исследования поведения животных которого усилили тенденции функционализма к большей объективности [4; 404].
Американский функционализм просуществ
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.