На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Психологические оссобенности личности серийного маньяка

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 13.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 27. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание 

Введение
Глава 1
Теоретический анализ психологических особенностей личности серийного убийцы
1.1 Психологические  особенности личности серийного  убийцы
1.2 Предпосылки  формирования личности серийного  убийцы
1.3 Мотивы преступлений  совершаемых серийными убийцами
Глава 2
Сравнительная характеристика серийных убийц в  зависимости от мотива совершаемого преступления.
2.1 Психологический  анализ личности сексуальных  маньяков
2.2 Психологический  анализ личности серийных убийц  – каннибалов
2.3 Сравнительная  психологическая характеристика  серийных сексуальных маньяков  и серийных убийц, которыми  движет жажда каннибализма
Заключение
Литература 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение 

     Теоретический анализ научных основ распознавания  и раскрытия серийных убийств  с некоторых пор все больше привлекает внимание и отечественных, и зарубежных специалистов. Интерес, проявляющийся со стороны ученых и практиков к данной проблеме, обусловлен общемировой тенденцией роста данного вида преступлений, их особой общественной опасностью, громадными трудностями, с которыми сталкивается оперативно-розыскная и следственная практика при выявлении и изобличении  серийных убийц          На основе анализа российских и зарубежных литературных источников и следственной практики рассматриваются различные точки зрения по поводу определения характерных черт личности серийных убийц и совершаемых ими преступлений. Следует отметить, что понятие серийных убийств нельзя расширять до бесконечности, как это делают некоторые авторы, относя к данным деяниям самые различные виды много эпизодных, множественных преступлений, имеющих весьма широкий спектр мотивационной окраски.          Серийные убийства могут быть определены “как неоднократные, умышленные, обусловленные определенным мотивом действия, направленные на лишение жизни других лиц, совершаемые с интервалом во времени”      Все неоднократно совершаемые убийства (и не только эти преступления) обусловлены теми или иными мотивами. Вопрос упирается лишь в то, что собой представляют мотивы, которыми руководствуются серийные убийцы. Ответа на этот вопрос цитируемое определение не содержит. Ничего не меняет и имеющееся в нем указание на то, что преступные действия серийных убийц совершаются с интервалом во времени. Временной интервал характерен для любых преступных действий, совершаемых неоднократно. Одномоментных преступных действий в рамках преступного поведения одного лица не существует. Каждое действие отделено от других действий теми или иными временными промежутками.        Анализируя признаки различных типов серийных убийц, предпринимаются попытки создать “некий усредненный портрет подобного преступника”. Портрет складывается путем обобщения понятий.       Обобщить понятие – значит перейти от понятия с меньшим объемом, но с большим содержанием. Для образования какого-либо нового понятия путем обобщения нужно уменьшить содержание исходного понятия, т.е. исключить видовые или индивидуальные признаки обобщаемых понятий.         В свете этих положений не трудно заключить, что общий портрет (профиль, характеристика) серийного убийцы будет менее информативен по сравнению с портретами отдельных видов (типов) преступников, совершающих серийные убийства. Это, однако, не дает никаких оснований для вывода о невозможности или ненужности разработки указанного общего портрета. Такие портреты давно разрабатываются и эффективно используются на практике, поскольку при всем своеобразии обобщаемых менее общих видов портретов указанных лиц им всем характерен комплекс сходных признаков (неблагополучное детство, невозможность добровольного прекращения преступной деятельности, склонность к криминальным фантазиям, выбор однотипных жертв и т.д.).            Один из главных признаков серийного убийства – единство мотива . Психологами и криминалистами давно доказано, что в основе поведения серийного убийцы лежит не один, а переплетение, комплекс мотивов (своеобразие намерений, стремление испытать наслаждение при виде страданий и унижений жертв и др.). Кроме того, точнее было бы сказать не о единстве мотивов поведения различных типов серийных убийц, а о сходстве мотивов поведения одного и того же преступника при совершении им серии преступлений, что и служит одним из важных критериев распознавания на практике того, что ряд убийств совершен одним и тем же лицом.     В современных условиях наиболее важным в практическом плане представляется типологический подход к изучению серийных убийц, способствующий выявлению специфических черт личности отдельных групп преступников данного рода (“гангстеров”, “миссионеров”, “геронтофилов” и т.д.), особенностей их криминального, до- и посткриминального поведения и связанных с ним следов. Полезность таких исследований несомненна. Их результаты важны для практики не только с точки зрения оптимизации процесса распознавания фактора серийности в расследуемых преступлениях, но и для дифференциации психологических профилей (поисковых портретов), осуществления более целеустремленного поиска серийных убийц.
     Объект  исследования – особенности личности серийного убийцы.
     Предмет исследования–  содержание, характеристика и особенности мотивации личности серийного убийцы.
     Цель  настоящей работы – составить и проанализировать психологический портрет личности серийного убийцы, выявив наиболее характерные черты, провести сравнительный анализ личности сексуального маньяка и убийцы - каннибала
     В задачи работы входит:
     - рассмотреть и проанализировать  особенности личности серийного  убийцы  - выявить наиболее характерные черты личности серийного убийцы    - выявить предпосылки развития личности серийного убийцы     - обозначить основные мотивы совершения преступления убийцей    - сравнить 2 типа серийных убийц: сексуальных маньяков и серийных убийц - каннибалов
Подходы:           Теоретический подход (ознакомление с литературными источниками по истории изучения вопроса, рассмотрение теорий различных авторов)
Методы  исследования: контент анализ
Глава 1
Теоретический анализ психологических  особенностей личности серийного убийцы 

1.1 Психологические  особенности личности  серийного убийцы
     Под психологическими особенностями личности понимают относительно стабильную совокупность индивидуальных качеств, определяющих типичные формы поведения. При исследовании феномена серийных убийц (т.е. лиц совершивших три и более отдельных, разделенных между собой периодами эмоционального покоя, убийств с особой жестокостью людей, подпадающих под сложившийся в сознании преступника образ жертвы) у исследователя объективно возникает необходимость в ранжировании факторов определяющих специфику психологического статуса представителя данной категории преступников. Среди них есть и временной промежуток на протяжении, которого действовал серийный убийца.        Что же помогло Чикатило, Головкину, Онуприенко, Холмсу, Банди и другим действовать годами, проливая реки крови? Без сомнения некоторые элементы расследования данных преступлений обусловили затруднение следователей и оперативных работников, но прямой вины работников правоохранительных органов в этом нет. Действительно как можно заподозрить в убийствах человека, если он абсолютно всеми окружающими воспринимается положительно .      Данный феномен получил название "маска нормальности". "Маска нормальности" - название научной работы Херви Клекли посвященной психопатической личности. В работе Х. Клекли под "маской нормальности" понимает способность психопатов казаться абсолютно нормальным, психически полноценным человеком. Семантический анализ данного термина определяет его как притворное (искусственное) поведение, направленное на соответствие принятым в обществе нормативам. Основной акцент данного определения сводится к наличию элемента осознанного волевого контроля за поведением со стороны носителя "маски нормальности". Без сомнения большинство серийных убийц характеризуется повышенным интеллектуальным потенциалом, что детерминирует в определенной степени наличие артистических способностей, однако данные характеристики не объясняют как можно вести двойную жизнь достаточно долгое время. Другими словами "маска нормальности" не может быть объяснена осознанными ухищрениями по созданию преступником себе положительного имиджа, так как подобные попытки рано или поздно станут понятными окружающим людям .   Проявление истинного психологического статуса серийного убийцы должны были быть детерминированы механизмами психической защиты, в первую очередь механизмом вытеснения и сублимации. Под вытеснением понимается процесс удаления из сознания психотравмирующих мыслей и чувств. Под сублимацией - перенос негативных характеристик личности в социально одобряемую сферу. Проявление данных механизмов защиты психики насторожило бы людей окружающих серийного убийцу. Однако это не происходит.           Учитывая вышеизложенное, выделим два момента исследуемой проблемы:
     1. В своей некриминальной жизни,  на взгляд постороннего наблюдателя,  большинство серийных убийц являются  ярко выраженными социально адаптированными  личностями.
     2. Если бы подобное социально  адаптированное поведение серийных  убийц являлось результатом притворства,  то окружающие их люди интуитивно  почувствовали бы это, или,  во всяком случае, не смогли  бы характеризовать серийных  убийц, безусловно положительно.            Исходя из этих двух моментов, можно утверждать, что феномен "маски нормальности" не определяется ее семантическим смыслом. Природа "маски нормальности" серийных убийц совершенно иная, нежели чем та, которая определена на сегодняшний день.
     Для того, чтобы определить что же является первопричиной формирования и существования "маски нормальности", представляется рациональным обратиться к некоторым положениям психоанализа .
     Топографическая модель психики человека включает в  себя три уровня:
     1. Бессознательное - наиболее глубокая и значимая область человеческой психики. Основное содержание - совокупность инстинктов и вытесненных воспоминаний.  2. Предсознательное - уровень "доступной памяти", совокупность переживаний лица восстанавливаемая волевым усилием. Основное содержание - невостребованный в данный момент опыт.          3. Сознательное - уровень "реальной памяти". Основное содержание - переживания осознаваемые в данный момент, ориентирование на установки социума .   Инстинкты и витальные потребности, находящиеся в бессознательном блокируются на уровне предсознательного из-за запретов локализованных в области сознательного. Чтобы блокируемые инстинкты не достигали критической массы, они выводятся небольшими порциями. Эти выводы получили название механизмов защиты психики. В их число, в частности, входят вышеназванные механизмы вытеснения и сублимации. Именно механизмы защиты обусловливают социально одобряемое поведение, хотя естественно приводят к незначительным конфликтным моментам, которые определяют незначительно пониженное восприятие человека окружающими. Как показывает практика, для серийных убийц в целом не характерны подобные малозначительные конфликты, что и приводит к формированию окружающих мнения об идеальном супруге, замечательном отце, прекрасном соседе. Так как мы не можем пронаблюдать последствия функционирования механизма защиты, то мы вполне вправе предположить, что сброс энергии бессознательного происходит у серийных убийц совершенно иным образом, нежели чем у нормальных людей. Наиболее логичным представляется положение о том, что подобный выброс энергии происходит непосредственно в момент совершения преступлений. Другими словами психика серийного убийцы ориентирована не на постепенный вывод бессознательной энергии, а на разовый выплеск, минующий сферу предсознательного и сознательного. Именно поэтому подавляющее большинство серийных убийц не могут реконструировать свое состояние в момент совершения убийств. Представляется, что подобный выплеск бессознательной энергии не является аналогичным механизму замещения, так как последний уменьшает выход первобытных инстинктов до социально допустимых, в случае же с выплеском бессознательной энергии социально допустимых пределов не существует.   Подводя итог вышесказанному, мы считаем, что феномен "маски нормальности" серийного убийцы объясняется тем, что особенности его психики позволяют сбросить весь груз бессознательного напряжения в одноволевом акте, что приводит к исчезновению предпосылок функционирования механизмов защиты психики. Серийный убийца не притворяется нормальным человеком, после совершения преступления, лишенный груза инстинктов, он представляет собой образец психически здорового, абсолютно уравновешенного человека. Самоактуализация [Под самоактуализацией принято понимать разработку индивидуумом собственной концепции этических стереотипов. Следует отметить, что в отличие от этических стереотипов, полученных в процессе социализации человека, актуализированные стереотипы являются более оптимальной формой запрета. Оптимальность объясняется меньшей выраженностью конфликта между бессознательной и сознательной сферой, наблюдаемой в случае анализа самоактуализированных этических стереотипов в процессе убийства, в данном случае, есть форма балансировки психики .  Достижению гармонии через овладение объектами внешнего мира посвящены некоторые положения тантра-йоги. Естественно прямую взаимосвязь данных положений с материалом этой статьи установить сложно, однако на концептуальном уровне между самоактуализацией1 в процессе совершения убийств и развитием по пути тантра-йоги существует явно выраженная параллель. Следует отметить, что актуализация личности не обязательно должна быть этически позитивной, так как элемент позитивности находит отражение в оптимизации психических возможностей в целом или в определенной сфере. Во втором случае мы наблюдаем типичную форму самоактуализации характерную для серийных убийц.            Возможно, что на первый взгляд этот вывод будет неприемлем, однако задумайтесь, что не приемлет его эмоциональная или рациональная составляющая. Научное положение не может быть этичным или неэтичным, оно может быть только научным или ненаучным.          Под "маской нормальности" серийного убийцы понимается состояние психической стабильности, возникающее вследствие одномоментного выброса бессознательной энергии.            В методике построения психологического профиля неизвестного преступника можно выделить следующие виды "маски нормальности", классифицируемые по степени адаптированности в социуме ее носителя:
     1. Ярко выраженная "маска нормальности" - ее носитель, на взгляд наблюдателя,  гармонично вписан в социум. Представителями  данной группы преступников являются  А.Чикатило, Х.Х.Холмс, Т.Банди, А.Сливко, П.Бернардо, Г.Михасевич.   2. Средне выраженная "маска нормальности" - ее носитель, на взгляд наблюдателя, неприметен в социуме. Представителями данной группы преступников являются Д.Дамер, С.Головкин, А.Азимов, В.Кулик.         3. Мало выраженная "маска нормальности" - ее носитель, на взгляд наблюдателя, характеризуется антисоциальными свойствами. Представителями данной группы преступников являются Э.Кемпер, Г.Люкас, О.Кузнецов, Р.Спек, М.Дютру [34]  Из данной классификации видно, что вследствие определенной условности основания классификации, классифицируемые группы, на первый взгляд, также являются достаточно условными. Однако, рассмотрим на примере первой группы преступников опровержение данного положения.        Ярко выраженная "маска нормальности" серийного убийцы проявляется прежде всего в случаях, когда преступник знакомится с жертвой в людных местах. Так, Тед Банди знакомился со своими жертвами в оживленных районах студенческих городков .  Также свидетельством высокой "маски нормальности" преступника, является установление факта добровольного согласия жертвы отправиться куда-либо с серийным преступником. Примерами могут послужить подавляющее большинство преступлений, совершенных А.Чикатило.         Естественно, вышеприведенная классификация достаточно условна, как условна любая классификация, в которой объектом выступает человек, однако представляется, что в данном случае классифицируемые группы достаточно четко выделены. Так, если мы рассмотрим взаимосвязь степени проявления "маски нормальности" (МН) серийного убийцы и места знакомства с его жертвами, то увидим достаточно четкую обособленность представителей всех трех классификационных групп. 

Группа Представитель Места знакомства с жертвой
Ярко  выраженная МН Тед Банди Студ.городки, площади
Средне  выраженная МН Джеффри Дамер Бары, клубы
Мало  выраженная МН Генри Ли Люкас Шоссе, лесные массивы

 
     Определения фактора "маски нормальности" крайне значимо для построения психологического профиля неизвестного преступника. Анализ биографических и психологических  характеристик серийных убийц позволяет  с уверенностью утверждать о существовании взаимосвязи параметра "маски нормальности" с параметрами семейный статус, элемент доминантности в семейных отношениях, образовательный уровень, социальная активность, коммуникативность в общении, наличие факта судимости. Так, в частности, преступник, обладающий высокой степенью "маски нормальности" характеризуется как положительный семьянин, часто без доминирования в семейной жизни, за исключением ряда сфер (Чикатило, в целом, подчинялся своей жене, однако в сексуальной жизни определял приоритеты он). Высокая "маска нормальности" часто корреспондирует высокому образовательному уровню и отсутствию факта судимости, исключением здесь может быть судимость за хищения .      Позитивное восприятие преступника окружающими также обусловлена высокой степенью контактности, понимаемой как открытость и высокая степень социальной активности, что создает иллюзию осведомленности о личной жизни преступника у окружающих.            "Маска нормальности" серийного убийцы тесно связана с modus operandi преступника. Достижения состояния психической стабильности возникающего вследствие одномоментного выброса бессознательной энергии возможно только при уникальной совокупности обстоятельств, в которой каждый элемент деформированной психики находит выход в окружающую среду. Легко понять, что по причине стабильной характеристики этих деформированных элементов, способ их вывода вовне будет также стабилен. Именно этим объясняется стереотипность modus operandi серийного убийцы. Modus operandi выступает как оптимальная форма достижения состояния "маски нормальности", подобный подход к modus operandi позволяет объяснить некоторые элементы теории криминальных программ, разработанные Е.Г. Самовичевым [Модестов Н.С. Маньяки...Слепая смерть. М.,1977]. В данной теории присутствует определенный мистический элемент, однако подобное не определяет ее ненаучности, скорее наоборот направляет на формирование идеи о неполноте современного научного познания .  Теория Е.Г. Самовичева одна из немногих направлена на объяснение природы серийных убийств. Одна из функций данной теории - объяснить тот факт, что большинство серийных убийц попадает в поле зрения правоохранительных органов, совершив неожиданный явный промах. Так, В. Кузьмин был задержан случайными прохожими при попытке увести с собой будущую жертву - ребенка; убийцу Бурова случайно опознали родственники потерпевшего; маньяка Кашинцева взяли с поличным (спящим рядом с задушенной женщиной); Н. Джумагалиев был задержан только потому, что в пьяном виде стал демонстрировать друзьям остатки жертвы. Объем статьи ограничен, однако исходя из изученных материалов расследования, мы можем сделать вывод о случайной поимке в среднем трех серийных убийц из пяти Зарубежная практика имеет также большое количество подобных примеров, начиная с Х.Х. Холмса и Д.Дамера и заканчивая Т. Банди и Г.Л.Люкасом. Действительно, очень часто изобличение преступника является не итогом деятельности правоохранительных органов, а, на первый взгляд, провоцируется самим преступником .       Е.Г. Самовичев объясняет подобную провокацию закономерностями завершения криминальной программы, обусловленной факторами жесткой детерминированности континиума человеческого бытия.          Представляется, что использование нового объяснения феномена "маски нормальности" серийного убийцы можно проанализировать завершение криминальной программы на менее абстрактном уровне. Ситуация, в которой серийный убийцы допускает фатальную для себя ошибку, может быть проиллюстрирована рядом положений:
     состояние психической стабильности возникающая вследствие одномоментного выброса бессознательной энергии обусловливает возникновение жесткой зависимости между элементом психической стабильности и потребности в совершении преступлений.
     часто (применительно к конкретному  серийному убийце это количество индивидуально) совершаемые преступления приводят к тому, что механизмы  защиты психики атрофируются. Действительно, зачем необходимы сложные способы  вывода части бессознательной энергии, когда доступен простой одномоментный  выброс.
     атрофирование механизмов защиты на фоне все более частого использования одномоментного выброса энергии ведет к окончательной деградации социальных стереотипов, базирующихся на сознательном уровне психики.
     ввиду деформации сферы сознательного  восприятие мира происходит по канонам  бессознательного, девизом которого является реализация потребностей без  учета особенностей внешнего мира.
     восприятие  мира на уровне бессознательного приводит к тому, что факторам внешней среды (социального неодобрения, возможности  уголовно-правовых последствий) не придается  особого значения. В результате серийный убийца сознательно не провоцирует  правоохранительные органы на прерывание своей криминальной программы, он просто становится неспособным учитывать  саму возможность влияния правоохранительных органов на свою судьбу, вследствие дезориентации в мире социальных запретов.           Полученные за последние два десятилетия результаты эмпирического изучения личности серийных преступников в сравнении с законопослушными гражданами свидетельствуют о наличии некоторых отличительных черт в структуре личности. Заслуживает внимания исследование ценностно-нормативной системы, проведенное А.Р. Ратиновым и его сотрудниками, которое выявило существенные различия между серийными преступниками и законопослушными гражданами в уровне развития правосознания, в отношении к различным правовым институтам общества.    Так, максимальная солидарность с уголовным законом и практикой его применения выражена у законопослушных граждан и в значительно меньшей степени у серийных преступников, хотя правовая осведомленность у них примерно одинакова, а отчасти (знание статей Уголовного кодекса) имеет и обратную зависимость.     Степень усвоения правовых ценностей и норм в качестве "своих" у преступников значительно ниже, чем у законопослушных граждан. Основным побуждением, удерживающим преступников от дальнейших противоправных действий, является боязнь нежелательных последствий, а не согласие с установленными нормами и правилами их соблюдения, как это характерно для законопослушных граждан.    Выявлены существенные различия в оценочном отношении к правоохранительным органам и их деятельности у обследованных групп. Преступники оценивают карательную практику как чрезмерно суровую, особенно по тем видам преступлений, за которые сами осуждены, относятся к органам правосудия настороженно, недоверчиво, что не свойственно для подавляющего большинства законопослушных граждан.    Изучения специфики ценностно-нормативной системы личности серийного преступника все же недостаточно для раскрытия его психологической сущности и соответственно выявления причин преступного поведения. Вот почему значительным вкладом в развитие криминальной психологии является предпринятая под руководством Ю. М. Антоняна попытка исследования психологических особенностей (черт) преступников и их отдельных категорий .        Ю.М. Антоняном установлено, что преступники от непреступников на статистическом уровне отличаются весьма существенными психологическими особенностями, которые и обусловливают их противоправное поведение. Иными словами, - понятие личности преступника может быть наполнено этим психологическим содержанием. Поскольку же указанные психологические черты участвуют в формировании нравственного облика личности, есть основания утверждать, что преступники от непреступников в целом отличаются нравственно-правовой спецификой Результаты исследования позволяют дать психологический портрет обследованных серийных преступников и выделить характерные для них личностные черты.    Прежде всего преступников отличает плохая социальная приспособленность, общая неудовлетворенность своим положением в обществе. У них выражена такая черта, как импульсивность, которая проявляется в сниженном самоконтроле своего поведения, необдуманных поступках, эмоциональной незрелости, инфантилизме.   Нравственно-правовые нормы не оказывают на их поведение существенного влияния. Такие люди обычно или не понимают, чего от них требует общество, или понимают, но не желают эти требования выполнять. Поскольку у таких лиц нарушен или деформирован нормативный контроль, они оценивают социальную ситуацию не с позиций нравственно-правовых требований, а исходя из личных переживаний, обид, желаний. Словом, они характеризуются стойким нарушением социальной адаптации.   Им свойственны также нарушения в сфере общения: неспособность устанавливать контакты с окружающими, неумение встать на точку зрения другого, посмотреть на себя со стороны. Это в свою очередь снижает возможность адекватной ориентации, продуцирует возникновение аффективно насыщенных идей, связанных с представлением о враждебности со стороны окружающих людей и общества в целом. Все вместе взятое формирует такие черты, как погруженность в себя, замкнутость, отгороженность, с одной стороны, и агрессивность, подозрительность - с другой. В результате правильная оценка ситуации еще более затрудняется, поскольку поведением управляют аффективные установки, а поступки окружающих рассматриваются как опасные, угрожающие личности, что приводит к противоправным способам выхода из сложившейся ситуации.  В значительной степени черты, присущие всем преступникам, выражены у серийных убийц. Вместе с тем у них имеются выраженные однородные личностные свойства.             Серийные убийцы - это чаще всего импульсивные люди с высокой тревожностью и сильной эмоциональной возбудимостью, которые в первую очередь концентрируются на собственных переживаниях, а в поведении руководствуются только своими интересами. У них отсутствует представление о ценности жизни другого человека, малейшее сопереживание. Они неустойчивы в своих социальных связях и отношениях, склонны к конфликтам с окружающими. От других преступников серийных убийц отличает эмоциональная неустойчивость, высокая реактивность поведения, исключительная субъективность (предвзятость) восприятия и оценки происходящего. Они внутренне неорганизованны, их высокая тревожность порождает такие черты, как подозрительность, мнительность, мстительность, которые в большинстве случаев сочетаются с беспокойством, напряженностью, раздражительностью.      Среда- ощущается серийными убийцами как враждебная. В связи с этим у них затруднена правильная оценка ситуации, и эта оценка легко меняется под влиянием аффекта. Повышенная восприимчивость к элементам межличностного взаимодействия приводит к тому, что индивид легко раздражается при любых социальных контактах, ощущаемых как угроза для него.          Такие люди обладают ригидными (косными) представлениями, которые с трудом поддаются изменению. Все затруднения и неприятности, с которыми они сталкиваются в жизни, рассматриваются ими как результат чьих-то враждебных действий. В своих неудачах они обвиняют других, чем снимают с себя бремя ответственности.   Наиболее чувствительны серийные убийцы к сфере личной чести, у них болезненное самолюбие в сочетании с завышенной (неадекватной) самооценкой. Постоянное аффективное переживание, что менее достойные имеют значительно больше благ, чем они, вызывает желание защитить свои права, и они могут разыгрывать роль "борцов за справедливость". Поэтому "справедливое" убийство они могут совершить не только при разбоях, когда как бы перераспределяются ценности, но и из мести или ревности, когда якобы отстаивается личная честь, и даже при учинении хулиганских действий.            Серийным убийцам свойственны эмоциональные нарушения, психологическая и социальная отчужденность, трудности в установлении контактов, замкнутость и необщительность. Указанные лица испытывают также трудности в усвоении нравственно-правовых норм. Чаще всего они совершают преступления в отношении того или иного человека или ситуации в связи с накопившимся аффектом, не видя при этом (или не желая видеть) другого способа разрешения конфликта.      Серийным убийцам свойственно наделять других людей (по механизму проекции) чертами, побуждениями, свойственными им самим, а именно: агрессивностью, враждебностью, мстительностью. Это приводит к тому, что окружающих они начинают воспринимать как враждебных и агрессивных. В силу этого, совершая акт насилия, серийный убийца считает, что он, таким образом, защищает свою жизнь, свою честь, а также интересы других людей. Таким образом, этих лиц отличает не только высокая восприимчивость в межличностных отношениях, но и их искаженная оценка. Насильственные действия с их стороны обычно происходят по принципу "короткого замыкания", когда даже незначительный повод тут же вызывает разрушительные акты.   Усредненный психологический портрет серийного убийцы выглядит следующим образом: возраст 35 - 37 лет, ранее один-два раза судимый, в том числе за насильственное преступление, склонность, к злоупотреблению алкоголем, к импульсивным проявлениям агрессивности и конфликтности, осужден за умышленное убийство, часто с особой жестокостью. По характеру замкнут, аутичен (погружен в себя), пессимистичен, испытывает трудности в общении и адаптации, чувство вины завышено, чувствителен, раздражителен, склонен к аффективным реакциям, мнителен, тревожен, замкнут на чувственном восприятии реальности, с пониженным, часто подавленным фоном настроения. Общая агрессивность в целом снижена, но с врожденной склонностью к словесной агрессии, уровень эротизма завышен, уровень интеллекта ниже среднего, мыслительная деятельность снижена, логическое мышление часто блокируется аффективными переживаниями. Обнаруживается робость, неуверенность в себе, заниженная самооценка сочетается с переоценкой личных страданий с целью избежать или уменьшить ответственность за содеянное.       Склонен пренебрегать нравственно-правовыми нормами, ориентирован в первую очередь на получение личной выгоды. Внутренне недисциплинирован, поведение часто мотивируется случайными влечениями, индивидуалист, пренебрегает коллективными интересами. Уровень самоконтроля снижен, стремится приспособиться к условиям особо строгого лишения свободы. Необходимость постоянного сдерживания и самоконтроля часто вызывает тревожные, невротические реакции.      Психологическое обследование, проведенное штатным психологом колонии В. В. Поповым, показало, что почти для всех осужденных характерно наличие тяжелых психотравм, вызванных совершенным преступлением, арестом, вынесением смертного приговора, ожиданием того, будет расстрел приведен в исполнение или нет; длительным, в отдельных случаях даже до пяти лет, нахождением в камере смертников.    Наиболее тяжелые переживания у серийных убийц, отбывающих пожизненное наказание, вызывают следующие обстоятельства:
    - чувство  вины перед потерпевшими и  их родными - 32,8 %;      - чувство вины перед собой и своими родными - 37,2 %;      - отсутствие общения с родственниками, разрыв отношений с ними - 56,3 %;  - утрата свободы - 46,9 %;           - переживание личной несостоятельности, невозможности что-либо изменить в своем положении - 42,2 %;           - ограничение общения с другими осужденными - 17,2 %;      - отсутствие перспектив освобождения - 59,4 %;       - изменение привычного образа жизни, однообразие жизни в колонии - 43,8%.
     1.2 Предпосылки формирования  личности серийного  убийцы
     Можно рассматривать отчуждение личности как психологическую  предпосылку преступного  поведения.
     Психолого-криминологические  исследования свидетельствуют о  том, что значительная часть преступников находится на определенной социально-психологической  дистанции от общества и его нравственно-правовых ценностей. Они отчуждены и от общества в целом, и от малых групп (семья, трудовой коллектив, друзья и  т. д.) или существенно ослабили связи  с ними. В психологическом плане  отчуждение представляет собой как  бы уход человека из межличностного взаимодействия, который имеет существенные психологические  и социальные последствия, в том  числе и криминогенного характера.            Исследователи выделяют следующие аспекты отчуждения личности, значимые для понимания социально-психологических „ причин преступного поведения.
     1) Отчуждение затрудняет усвоение  человеком социальных норм, регулирующих  поведение. Поскольку эти нормы  не усвоены личностью, не стали  составной частью ее внутреннего  мира, они являются для нее  "чужими", не обязательными  для исполнения. Не случайно многие  преступники не понимают, за что,  собственно, их наказали, хотя знают,  какой закон нарушили. Отсюда их несогласие с наказанием, что резко снижает его воспитательное воздействие.          2) Отчуждение личности в раннем детском возрасте вследствие невыполнения семьей своей основной функции - включения ребенка в структуру общества посредством интернализации им нравственно-правовых норм по механизму подражания родителям - может заложить основы асоциальной личности, изолированной от социально-позитивной микросреды - семьи, учебных и трудовых коллективов, других малых групп. При отсутствии компенсирующего воспитания это может привести к дезадаптивному противоправному поведению, во многом провоцируя рецидив преступлений.    3) Отчуждение личности может приводить к формированию у нее устойчивой антисоциальной установки, проявляемой в негативном или даже враждебном отношении к среде, что по механизму проекции способно провоцировать у таких лиц агрессивное поведение.             4) Отчуждение человека, изоляция от социально-позитивной микросреды побуждает его к поиску микросреды, где он мог бы найти признание и поддержку. Такой микросредой являются группы антиобщественной направленности, состоящие из таких же отчужденных и дезадаптированных личностей. Длительное нахождение в таких группах приводит к криминализации личности с последующей ее деградацией.    5) Разрыв связей человека с нормальной микросредой приводит к нарушению социального контроля, несоблюдению установленных норм поведения. Застревание в антисоциальной группе, являющейся для человека референтной, формирует чрезмерную привязанность его к данной группе, идентификацию с ней, готовность совершить любое групповое преступление.           6) Изоляция, обособление от других, уход в себя оборачивается нравственным оскудением, отсутствием эмпатии, т. е. способности чувствовать, переживать эмоциональные состояния другого человека, сопереживать ему, что содействует совершению особенно тяжких насильственных преступлений.     Как показывают исследования, наиболее отчужденными являются бродяги, а среди них - алкоголики. Другая категория отчужденных - осужденные к длительным срокам лишения свободы. Многие из них раньше были достаточно хорошо адаптированы к обществу, но за время пребывания в местах лишения свободы способность к адаптации значительно утрачивается. Практические работники исправительных коллективов давно обратили внимание на такое парадоксальное, на первый взгляд, явление: отдельные неоднократно судимые рецидивисты, не имеющие устойчивых семейных и иных эмоциональных связей, после освобождения вновь стремятся вернуться в "зону".   По мнению ученых, в целом психологическое отчуждение личности можно определить как развившуюся чаще всего в результате эмоционального отвергания родителями (психической депривации), из безразличия, социально-психологической дистанции между индивидом и средой изолированность от ценностей общества, невключенность в эмоциональные контакты. Психическая депривация и порождаемое ею отчуждение могут рассматриваться в качестве причины преступного поведения. Сами по себе эти факторы фатально не ведут к совершению преступлений. Однако они формируют общую нежелательную направленность личности, ее бессознательные установки, предопределяющие уголовно наказуемые формы реагирования на конкретные конфликты.
     Тревожность выступает как  психологическая  основа преступного  поведения.
     Наряду  с отчужденностью личности не меньшей, а, пожалуй, еще большей криминогенностью обладает тревожность, которая представляет собой беспредметный страх, страх вообще. Чаще всего в основе тревожности лежат какие-то неосознаваемые личностью источники угрозы, связанные с депривацией потребности в безопасности. Как личностное свойство она проявляется в постоянном ощущении неуверенности в себе, бессилия перед внешними факторами, в преувеличении их могущества и угрожающего характера. Такое перманентное состояние может приводить к дезорганизации поведения, изменению его направленности. В ряде случаев тревожность способна активно стимулировать преступное поведение в том случае, когда человек начинает ощущать необходимость защиты от людей или явлений, которые он субъективно воспринимает как угрожающие или деструктивные.         Крайней формой выражения тревожности является страх смерти, который, как и тревожность, развивается в случае неприятия ребенка родителями. Отверженность как крайняя форма неприятия ведет к отсутствию чувства безопасности, к развитию невротической личности, для которой характерен страх смерти.     Выделяют следующие фазы в развитии психологически отчужденных индивидов:
     возникновение реакции тревоги;         накопление негативных бессознательных переживаний, которые могут носить и скрытый характер;           состояние истощения, проявляющееся в насильственных действиях в отношении социальной среды, субъективно воспринимаемой как враждебной.
     Криминогенность тревожности состоит не только в том, что она включает в себя беспокойство, ощущение незащищенности, уязвимости, но и в том, что она определяет специфическое восприятие окружающей среды как чуждой и враждебной. По механизму эмоционального переноса такая личность рассматривает как чуждые нормы и запреты этой среды, в результате чего выходит из-под действия социального контроля. Развиваются дезадаптивное поведение и соответствующее отношение к миру. Бессознательно проецируя свои враждебные, агрессивные устремления, побуждения на внешний мир, личность воспринимает и среду таковой.      Таким образом, наличие тревожности, бессознательное ощущение призрачности и хрупкости своего бытия, страх смерти качественно отличают преступника от непреступника и выступают основными психологическими причинами некоторых форм преступного поведения. "Иными словами, человек совершает преступление, чтобы не разрушились его представления о самом себе, своем месте в мире, его самоощущение, самоценность, не исчезло его биологическое и социальное бытие".    В тихом городке Помична на Кировоградщине далекий родственник одного легендарного разведчика насиловал женщин, расчленял их тела и в мешках относил на свалку. Это был слесарь местного элеватора. Никогда ни в чем предосудительном не замечался.             Что превращает внешне нормальных людей в беспощадных маньяков? Можно ли «вычислить» их до тех пор, пока счет жертвам не пошел на десятки?   Существуют люди, которых будоражат фантазии — желание уничтожить, изнасиловать. У большинства срабатывает некий психологический барьер. Но не у всех. Представим, что человек, биологически склонный к насилию или убийству, изо дня в день смотрит по телевизору фильмы о маньяках и убийцах. Он получает некий толчок, ему становится проще преступить черту дозволенного.       15-летний киевлянин отрезал матери голову, пытался исказить ее черты на газовой плите. Не смог. Тогда он три дня буквально строгал тело матери и спускал в унитаз. На следствии он говорил, что ему было необычайно интересно смотреть фильмы ужасов. Недавно в Киеве задержали молодого человека, который насиловал и убивал женщин, вдоволь над ними поиздевавшись. Он сказал: «Я насмотрелся боевиков и свернул ей шею, как там». Но помимо перелома шейных позвонков, на теле девушки насчитали более ста ножевых ран.          Субъекты культурной и социальной среды (а к ним мы относятся и средства массовой информации) обладают огромными возможностями социально-психологического воздействия — как в положительном, так и в отрицательном направлении. По официальным данным, изнасилований стало меньше. На самом деле стало меньше заявлений об изнасилованиях потому, что жертвы боятся разглашения, их подкупают. Насилие стало привычным.          Сексуальное поведение 50—60-х годов несравнимо с поведением 80—90-2000 х. А ведь подавляющее большинство серийных убийств совершалось и совершается, как правило, именно на сексуальной почве.        Постоянно наблюдаемые сцены насилия с экранов телевизоров приводят к тому, что психологические барьеры, которые сдерживали биологическую мотивацию, постепенно снимаются. Изо дня в день человек видит или читает, как нужно охотиться за своими жертвами.
     Факторы влияющие на преступность
     Наркотики и алкоголь. Алкоголь облегчает возникновение  аффекта и усиливает его, высвобождает сексуальную агрессию. Климат влияет. Жители жарких стран подвержены постоянному  нервному возбуждению, вспышкам агрессии и несдержанности, для них характерно также чрезмерно раннее сексуальное  созревание. В холодном климате люди значительную часть сил направляют на добывание того, что южанам дает сама природа. В Европе, по мере продвижения  с севера на юг, резко возрастает количество насильственных преступлений. В южных штатах США убийств в 15 раз больше, чем в северных. Климатический фактор не является решающим, но он весьма существенен.
     Наследственность
     Наследственная  предрасположенность к преступности может так никогда и не реализоваться  без определенного комплекса  внешних факторов. И тем не менее... В XVIII столетии в Америке жили некий  человек «легких нравов» - Макс и  его жена Ада - пьяница и воровка. Макс оставил после себя множество детей. Исследователи проследили несколько поколений его потомков. Всего трое дочерей до замужества были женщинами «легкого поведения», преступников во втором поколении было очень мало, но в четвертом достигло 24 человек, в пятом — 60. Затем число женщин «легкого поведения» выросло с 14 до 90, бродяг — с 11 до 74. В третьем поколении сифилитики и «гулящие» женщины составили 69 процентов общего числа членов семьи. В шестом и седьмом поколениях число преступников снизилось, что позволило исследователям выдвинуть гипотезу о возможном природном вырождении аномальной ветви и преждевременном ее вымирании. В этом семействе бесплодие поднялось с девяти случаев в третьем поколении до 22-х в пятом, а детская смертность в последние годы исследования достигла 300. Члены семьи провели в тюрьме в общей сложности около 120 лет, а в пятом поколении уже все женщины были «легкого поведения», а мужчины — преступниками.   Можно привести немало и таких случаев, когда дети, еще не имея никакого жизненного опыта, проявляют чрезмерную агрессивность и склонность к садизму. Иногда матери приходят к психологам или психиатрам, просят вылечить ребенка, иначе грозят задушить его собственными руками. Чем раньше начинается работа с такими детьми, тем больше у них шансов стать нормальными. Как правило, либо их родители (или один из них), либо кто-то из их рода страдали психическими заболеваниями или пьянствовали.   Серийные убийства чаще совершаются на сексуальной почве, но бывает на почве миссионерства, убеждения и наживы.       Например, Оноприенко и Чикатило объединяет только многоэпизодность преступлений и большое количество жертв. Все остальное — разъединяет. Чикатило убивал на сексуальной почве. А Оноприенко шел «на дело» в надежде поживиться. Да, у него время от времени «прорезались» сексуальные мотивы. Но от первой же женщины он заразился гонореей, и половое насилие не было для него целью. Мечтая убить 360 человек, он культивировал в себе жестокость. К сожалению, мы далеко не все знаем о его похождениях. Жена Оноприенко рассказывала, что когда-то он принес ей горсть золотых украшений. Он не рассказал, чем занимался за рубежом. Быть может, позже, когда ему захочется возобновить к себе интерес, он расскажет об этом. Терять-то ему нечего.   От 40 до 60 процентов лиц, совершивших преступление, страдают теми или иными психическими расстройствами. За рубежом их относят к разряду ограниченно вменяемых. В отношении совершенного преступления эти люди вменяемы. Но в связи с имеющимися расстройствами, помимо отбывания наказания, они должны еще и лечиться. В Италии, Англии, Канаде и других странах для этого есть специальные пенитенциарные учреждения. У нас, в силу бедности, — нет. Но люди с психическими отклонениями должны лечиться и получать полноценное лечение даже за решеткой.   Серийные преступления относительно стабильны. В России, к примеру, один серийный убийца приходится на миллион-полтора нормальных людей.
    Статистика
     Изучение  сексуальных преступлений, совершенных  за три года, показало, что их максимум приходился на пятницу и субботу, минимум — на четверг. В январе число преступлений вдвое больше, чем в декабре, а в последующие  месяцы наблюдалось четкое чередование  спада по четным месяцам и подъема  по нечетным со стабилизацией на относительно низком уровне в ноябре и декабре. Максимальный подъем приходился на весеннее время, минимум — на осень, а весной и летом эти цифры занимают срединное положение. Это, вероятно, отображает связь сексуальных преступлений с биоритмами сексуальной активности людей.         Алкоголь — основной фактор, провоцирующий совершение изнасилования. При этом около 10 проц. пострадавших сами находились в состоянии алкогольного опьянения. Предрасположенность к насилию разной степени выраженности есть практически у всех. Группе нормальных мужчин демонстрировали слайды с изображением сцен изнасилования в сопровождении магнитофонной записи. Многие исследуемые мгновенно отреагировали развитием сексуального возбуждения как на процесс изнасилования, так и на проявленную жертвой реакцию сопротивления и страха. Никто из группы испытуемых не только никогда не участвовал в изнасиловании и совершении других преступлений, но и не помышлял об этом, а в половой жизни не проявлял сексуальной агрессивности.   Зарубежные специалисты разделяют безжалостных убийц на три хорошо отличаемые друг от друга «специализации»: массовый убийца, убийца-шатун и серийный убийца.            Массовый убийца убивает подряд несколько человек в одном месте.   Шатун совершает многочисленные убийства в различных местах, также за относительно короткий срок.         Серийный убийца убивает в течение месяцев и даже лет до момента ареста. В противоположность двум первым типам, которые в большинстве страдают психическими заболеваниями, серийный — это психопат «в здравом уме». Он хорошо организован, что усложняет его выявление и задержание.
     Портрет серийного убийцы
     Российские  ученые выделили следующие криминалистические черты серийных убийств.
     1. Многоэпизодность преступлений. Серийные преступления неодно-кратны, тождественны и однородны.          2. Множественность преступлений. Отдельные эпизоды серий включают сразу несколько видов преступлений: насилие, умышленное убийство, телесные повреждения или угроза их причинения. Нередко в сочетании с преступлениями против собственности — грабежи, разбои, кражи.          3. Высокий уровень рецидивности. Две трети серийных убийц ранее судимы, многие — неоднократно. Чаще всего за изнасилования, преступления против собственности, убийства и причинение тяжких телесных повреждений.    4. Фактическая безремиссионность серийного криминального насилия. В среднем, после освобождения из мест лишения свободы, очередное преступление, относящееся к предыдущей серии, совершалось через 7,4 месяца.      5. Крайняя опасность и тяжесть рецидива серийных преступлений. Рецидивы, как правило, характеризуются все большей тяжестью и жестокостью преступлений.   6. Ранний возраст начала серии (в среднем 23,8 года). Как правило, криминальная биография начинается сразу с серии, реже — с иного состава преступления в более раннем возрасте.            7. Утяжеление насилия от судимости к судимости. Исследователи отмечают следующую динамику судимостей: имущественные преступления — сексуально мотивированные преступления — умышленные убийства с истязанием жертв.    8. Из психосоциальных особенностей личности серийных убийц можно выделить преимущественно низкий уровень образования, праздный образ жизни (не работали и не учились), семейную дезадаптацию (преимущественно холостяки и разведенные).
     Способ  лишения жизни во всех сериях стереотипен, отличается шаблонностью. В большинстве  серий криминальным эпизодам предшествует состояние алкогольного опьянения. Примерно треть убийц совершают  преступления в трезвом виде. Криминальные эпизоды характеризуются неоправданной  жестокостью, мучительными и множественными повреждениями, глумлением, в том  числе и над трупом. Практически  в каждой серии убийств отмечаются специфические индивидуальные черты, позволяющие выделить садистский почерк того или иного преступника [26].
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.