На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Норманизм

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 15.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
ПЛАН
Введение…………………………………………………………………..….3
Раздел I. Краткая биография Г. З. Байера, Г. Ф. Миллера……………..…8
Раздел II. «Норманизм» в трудах Г. З. Байера Г. Ф. Миллера…………....11
Вывод………………………………………………………………………....19
Список использованных источников и литературы…………………….…22
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ВВЕДЕНИЕ
     Нет в истории России вопроса, который не вызвал бы столь продолжительные, ожесточенные и с участием многих ученых споры, чем вопрос, «откуда есть пошла земля русская», кто такой Рюрик и его «варяги», отождествляемые русскими летописями с «русью».
     Письменные источники относят возникновение Древнерусского государства к IX веку. По данным Повести временных лет ильменские словене и их соседи - финские племена мери - платили дань варягам, но затем, не желая терпеть насилия, «...В год 6370 (862) изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: "Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву". И пошли за море, к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, - вот так и эти прозывались. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами". И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, - на Белоозере, а третий, Трувор, - в Изборске.". [Повесть временных лет. Л., 1983. С. 25.]
     Далее Повесть временных лет сообщает о том, что бояре Рюрика Аскольд и Дир "отпросились" у своего князя в поход на Византию. По пути они захватили Киев и самочинно назвались князьями. Но Олег, родственник и воевода Рюрика, в 882 г. убил их и стал княжить в Киеве с малолетним сыном Рюрика Игорем. Таким образом, в 882 году под властью одного князя объединились Киев и Новгород, и было образовано Древнерусское государство Киевская Русь. [Повесть временных лет. Л., 1983. С.26.]
     Таково летописное предание о начале русской государственности. Издавна вокруг него ведутся бесконечные споры. Рассказанная летописцем история послужила основанием для создания в XVIII веке «норманнской теории» возникновения Древнерусского государства. Основоположниками этой теории были работавшие в России в ХVIII веке немецкие ученые Байер, Миллер и Шлецер. Они считали, что главную роль в становлении Киевской Руси сыграли варяги, под которыми понимали норманнов.
     Норманнская теория практически сразу после своего создания вызвала резкую критику. Впервые она была высказана в рамках антинорманнской теории, сформулированной М.В. Ломоносовым и основанной на гипотезе об абсолютной самобытности славянской государственности.
     С момента создания норманнской и антинорманнской теорий прошло уже более двух с половиной столетий. За это время накоплено огромное количество нового источникового материала, а надежды на то, что вопрос будет окончательно решен не оправдываются. И норманнская, и антинорманнская теории развивались с разной интенсивностью все это время и по сию пору каждая имеют большое количество сторонников. При этом среди «антинорманнистов», некоторые соглашаются с тем, что варяги - скандинавы, и одновременно утверждают, что они не принесли государственность на Русь, а лишь сыграли некоторую политическую роль как наемники при княжеских дворах и были ассимилированы славянами. Другая часть «антинорманнистов» нашли и отстаивают свидетельства того, что варяги и тождественные им русы - славяне.
   В то же время, среди гипотез, выдвигавшихся в процессе изучения варяжской проблемы, предположение о происхождении варягов не из Скандинавии, а с южного побережья Балтийского моря, занимает видное место.[Вилинбахов В.Б. Об одном аспекте историографии варяжской проблемы // Скандинавский сборник. - Таллинн, 1963. Т.7. - С. 333.] Сторонники этой версии обращают внимание на то, что летописец указывал не на скандинавское, а на северогерманское «заморье». [ Кузьмин А.Г. Об этнической природе варягов // Вопросы истории. 1974. № 11. - С. 54. ] Безусловным корифеем в этом направлении является профессор Аполлон Григорьевич Кузьмин. Он создал целую научную школу, последователи которой сегодня практически в одиночку пытаются противостоять норманистской экспансии в России.
   В настоящее время вопрос о происхождении русского государства так и не прояснен до конца. В Скандинавии история Руси излагается как история Большой Швеции, возникшей в результате завоеваний конунгов в Восточной Европе. Великий путешественник Тур Хейердал выступал спонсором археологических экспедиций на юге России, обнаруживших многочисленные материальные свидетельства присутствия на территории Руси викингов на протяжении Х- ХII веков: оружие, утварь и т.п. Из-за недостатка данных многие современные исследователи стали склоняться к компромиссному варианту: варяжские дружины оказали серьезное влияние на становление славянской государственности.    
      Историография  варяго-русской проблемы настолько обширна, что ей можно посвятить не один том фундаментального исследования. Тем не менее, в науке давно отмечалось, что и поныне споры идут в основном вокруг тех же фактов и аргументов, что три столетия назад.[Кузьмин А.Г. Правильная постановка вопроса и есть его решение // Славяне и Русь: Проблемы и идеи: Концепции, рождённые трёхвековой полемикой, в хрестоматийном изложении. - М., 1998. - С.430.] «Горячая» актуальность варяго-русской проблемы порождает обилие концепций, зачастую однообразных, за которыми пропадают новые факты и источники. Значительное увеличение количества публикаций происходит без существенного расширения источниковой базы, и многие современные работы оперируют давно введёнными в научный оборот документами. Поэтому оценки событий и процессов принципиально не меняются на протяжении столетий.
      Можно согласиться  с мнением М.А. Алпатова, который  писал, что «варяжский вопрос  родился не в сфере самой науки, а в сфере политики».[Алпатов М.А. Русская историческая мысль и Западная Европа. XVIII - первая половина XIX вв. - М., 1985. - С. 9.] Вплоть до сегодняшних дней научное изучение варяго-русской проблемы сохраняет прямую связь с основными политическими и национальными проблемами современности. Её научная актуальность определена ещё и тем, что в последнее время снова обострилась дискуссия вокруг вопроса о роли варягов в русской истории. Это вызвано и обусловлено различными причинами, в том числе на высоком государственном уровне.
     Немецкая историография России первой половины XVIII века чрезвычайно важна тем, что сейчас она ассоциируется преимущественно с именами основоположников норманизма Г.З. Байера и Г.Ф. Миллера. Тем не менее, многие немецкие историки более или менее подробно изучали различные вопросы русской истории. В Германии варягов (варинов) связывали с вандалами и вендами, многие авторы, основываясь на более ранних хрониках и генеалогиях, считали их родственниками. В связи с этим упоминали и несколько «русских» областей (Руссий) на южно-балтийском побережье, среди которых была и Вагрия, родина варягов. Особый интерес, конечно, вызывало происхождение Рюрика. Немецкие исследователи считали его ободритским князем, потомком древней вендской, вандальской династии. Эта версия в источниках и в историографии была весьма популярна до времени зарождения немецкого норманизма, да и после получила серьёзное научное обоснование. В целом, изучение немецких концепций может привести к существенному пересмотру и переоценке известных фактов.
     Целью данной работы является изучение истории развития норманнской теории.
Для достижения цели работы необходимо решение следующих задач:
1. Определение авторства  норманнской теории, основных источников, на которые опирались авторы, восстанавливая процесс создания  Древнерусского государства.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Раздел I
КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ  Г. З.  БАЙЕРА, Г. Ф. МИЛЛЕРА
 
   Готлиб Зигфрид Байер — немецкий филолог, историк, один из первых академиков Петербургской академии наук и исследователь русских древностей.
     В 1710 он поступил в Кёнигсбергский университет, где стал изучать восточные языки, в особенности китайский, затем отправился в путешествие по Германии и, возвратившись оттуда, начал в 1717 г. читать в Кёнигсбергском университете лекции по греческой литературе. В 1725 г. Байер переселился в Петербург, где в Академии наук занял кафедру по восточным древностям и языкам; кроме работ по этим предметам, он занимался также устройством Академической гимназии.
     В русской историографии Байер, не знавший русского языка, является основателем скандинавской школы. За всё время своего пребывания в Петербурге Байер принимал живое участие в судьбах Академии и ратовал за свободное её развитие. Так, он, например, составил жалобу, которую академики подали Петру II в 1729 г. на секретаря Академии Шумахера и в которой они, между прочим, ходатайствовали об утверждении академического регламента; в 1732 году разработал академический устав; в 1727 году принял на себя надзор над Академической гимназией.
     Будучи недоволен академическими порядками и находясь постоянно в ссоре с Шумахером, который не допускал его даже до пользования нумизматическими коллекциями Академии, Байер постоянно хлопотал о возвращении на родину. Получив наконец в 1736 г. увольнение, он отправил в Кёнигсберг свою библиотеку, намереваясь следующей зимой уехать из Петербурга, но в феврале 1738 г. он скончался от горячки.
     Герхард Фридрих Миллер (Мюллер), (1705—1783) — российский историограф немецкого происхождения.
     Школьное образование Герхард получил в гимназии своего отца. Затем будущий российский академик посещал Лейпцигский университет.
      5 (16) ноября 1725 года Миллер приехал в Россию и был определен адъюнктом в только что основанную Академию наук и художеств. Поддерживаемый влиятельным Шумахером, он первые годы по приезде преподавал латинский язык, историю и географию в Академической гимназии, вёл протоколы академических заседаний и канцелярии (1728—1730), издавал «СПб. Ведомости» с «Примечаниями», рассчитанными на более обширный круг читателей.
     В июле 1730 года Миллер назначен профессором Академии наук и художеств (контракт начался с 1 (12) января 1731 года), но лишился расположения Шумахера, с которым у него с тех пор возникла непримиримая вражда. С 1732 года он стал выпускать сборник статей, касающихся России. Это было первое издание, основательно знакомившее иностранцев с русской землей и её историей.
     После возвращения в Санкт-Петербург из Камчатки и Сибири, Мюллер написал историю российских исследований. Вернулся в самый разгар академических интриг и, кроме Шумахера, нажил себе другого непримиримого врага — в Ломоносове.
     В 1747 году Миллер принял русское подданство и 20 ноября (1 декабря) назначен историографом Российского государства.
     6 (17) октября 1750 года Миллер за ссору с Ломоносовым был разжалован, на год, президентом Императорской Академии наук и художеств, графом К. Г. Разумовским из профессоров в адъюнкты Академии. Скоро, однако, Миллер был прощён, под условием предварительно подать прошение о прощении. Сам Миллер, впрочем, далеко не всегда оказывался безупречным в своих отношениях к сочленам.
     В 1765 году  Миллер был назначен главным надзирателем Московского Воспитательного дома, с оставлением при Академии наук и художеств в звании историографа, а через год определен начальником Московского архива Коллегии иностранных дел (ныне Московский главный архив министерства иностранных дел). Пораженный параличом (1772 год), Миллер продолжал неустанно работать до самой смерти (11 (22) октября 1783 года). Назначая Миллера в архив иностранной коллегии, императрица Екатерина поручила ему составить «Собрание русской дипломатики» по примеру Дюмона. Миллер не мог уже сам много сделать, но он подготовил учеников; в его школе выработался такой прекрасный архивист и учёный издатель, как Н. Н. Бантыш-Каменский.
     После смерти Миллера осталась коллекция автографов и рукописей (в 258 портфелях), важных для изучения истории, этнографии, статистики и промышленности России и в частности Сибири.
     До нашего времене более половины сибирского архива Г.Миллера не опубликовано.
 
 
 
 
 
 
 
Раздел II
«НОРМАНИЗМ» В  ТРУДАХ Г. З. БАЙЕРА Г. Ф. МИЛЛЕРА
 
     Впервые тезис о происхождении варягов из Швеции выдвинул король Юхан III в дипломатической переписке с Иваном Грозным [Меркулов В. И. Откуда родом варяжские гости? (генеалогическая реконструкция по немецким источникам) — М., 2005. — С. 33-40]. Развить эту мысль попытался в 1615 году шведский дипломат Пётр Петрей де Ерлезунда. Его почин поддержал в 1671 году королевский историограф Юхан Видекинд. Большое влияние на последующих норманистов оказала «История шведского государства» Олафа Далина[Меркулов В. И. Откуда родом варяжские гости? (генеалогическая реконструкция по немецким источникам) — М., 2005].
     Широкую известность в России норманская теория получила в 1-й половине XVIII века благодаря деятельности немецких историков в Российской Академии наук Готлиба Зигфрида Байера (1694—1738), позднее Герарда Фридриха Миллера, Штрубе-де-Пирмонта и Августа Людвига Шлёцера.
      По общепринятому  мнению Готлиб Зигфрид Байер считается основоположником немецкого норманизма. Именно он всегда упоминается как первый исследователь варяго-русской проблемы в большинстве современной литературы. В зависимости от позиции того или иного автора зависит и отношение к Байеру. Действительно, этот немецкий академик оставил заметный историографический след в изучении варяго-русского вопроса.
      Байер начал  с пересказа Начальной летописи  об изгнании и последующем  приглашении варягов, вкратце  излагая летописную легенду. 
      «От начала  Руссы, или Россияне владетелей  Варягов имели… По сему часто  о Варягах упоминается в Русских летописцах…».[ Байер Г.З. Сочинение о варягах автора Феофила Сигефра Беэра, бывшего профессора Восточной истории и восточных языков при Императорской Академии наук. - СПб., 1747. - С. 1.]
      Однако  проблема состояла в том, кем  были летописные варяги и где  они жили изначально. Как уже  отмечалось, некоторые авторы, предшественники  Байера, начиная с эпохи Ивана  Грозного, выводили варягов из  Пруссии. Именно поэтому Байер  критиковал версию родословной  российского правящего дома от  римского императора Августа.  Однако в первой половине XVIII века  был вполне очевиден вымысел  этой родословной легенды, сочинённой  московскими политиками. Здесь Байер  «бился с мельницами», доказывая  надуманность версии, фантастичность  которой и не оспаривалась.
      Дальнейшая  логика байеровских рассуждений была чрезвычайно проста. Упомянутых в летописи варягов он признал скандинавами, из чего следовало, что основателем княжеской династии Древнерусского государства был варяжский (то есть норманнский) князь (конунг) Рюрик, который приплыл с дружиной по приглашению славянских послов. И после этого название Русь перешло на восточных славян.
      Правда, Байер  приводил в подтверждение своей  теории некоторые аргументы. Он  первым обратил внимание на  сообщение Бертинских анналов о послах «народа Рос» в Ингельгейме при дворе Людовика. [2Annales de Saint-Bertin, a. 839 // Ed. F. Grat, J. Vaillard, S. Clemeneet. - Paris, 1964. - P. 30-31. ] Для него было важно, прежде всего, упоминание в одном источнике русов и свеонов, под которыми он понимал шведов. Немецкого академика вовсе не смутило то обстоятельство, что автор Бертинских анналов разделял эти два народа.
      Варягами, по мнению Байера, на Руси называли  шведов, готландцев, норвежцев и датчан. В «доказательство» он приводит «скандинавские» имена варягов, коверкая их по собственному усмотрению так, что имя Святослав, например, получалось производным от шведского Свен со славянским окончанием «слава». Русского языка Байер не знал.
      Такой была  первоначальная научная основа  норманизма, которая не могла быть достоверно подтверждена даже в первой половине XVIII века, используя весь комплекс известных на то время данных. Но основывалась на сомнительных во всех отношениях шведских источниках и научном невежестве, подкреплённым политическим интересом. В научном отношении концепция Байера представляется совершенно нелогичной на том фоне, который существовал в тогдашней немецкой исторической науке.
     Норманнская теория в первой половине XVIII века получила закономерное развитие в трудах Герарда Фридриха Миллера, работавшего также в Петербургской Академии наук. Миллер, которого называли «историографом и апологетом дворянской России», правда, занимался не только историей начала Руси. Широта его интересов вполне соответствовала духу времени (труды по истории и географии, этнографии и археологии, филологии и источниковедению).
      В 1732 году  в своём журнале «Sammlung russischer Geschichte» он опубликовал статью «Известие о древней рукописи русской истории Феодосия Киевского». Эта статья и содержала, собственно, истоки норманизма Миллера. Здесь он дал подробный пересказ содержания «Повести временных лет» с элементами исследовательского характера в виде авторских пояснений, а главное — проводил мысль о том, что варяжские князья были выходцами из Скандинавии, то есть были шведского происхождения.
      Миллер  сформулировал проблему, вполне  типичную для историографии варяго-русского вопроса первой половины XVIII века: «Рюрик, откуда призван ли, чтоб стать самовластным государем?»[ Миллер Г.Ф. Важности и трудности при сочинении Российской истории // Сочинения по истории России. Избранное. - М., 1996. - С. 364. ] Роль первотолчка в норманистской интерпретации данной проблемы сыграли краткие миллеровские пояснения.
      Во второй  части первого тома Миллер  перепечатал «Историю северных  королей» Снорри Стурлусона. В этом произведении вообще преобладает линия на пояснение скандинавско-русских династических связей, поэтому нет ничего удивительного, что Миллер обратил на него внимание.
      Главный  эпизод «Истории» Снорри касался женитьбы киевского князя Ярослава Мудрого на шведской принцессе, дочери Олафа Шведского, Ингигерде. Но в примечании Миллер называл её варяжской принцессой. Он воспользовался путаницей, так как Ингигерда родилась от брака Олафа с ободритской принцессой Естред. [Адам Бременский. Деяния архиепископов Гамбургской церкви // Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. IX - первая половина XII в. - М.; Л., 1989. - С. 138. ] Так что можно было считать её и скандинавского, и варяжского (ободритского) происхождения.
      Важную  проблему представляет вопрос  о том, как журнал Миллера  оценивался в Западной Европе  и, прежде всего, в Германии. Конечно, он был известен в  немецких научных центрах. Как  следствие, в Германии и других  странах получили распространение  переводы немецкоязычных изданий  трудов Миллера на английский  и французский языки. Этот факт  позволяет Л.П. Белковец сделать вывод, что работы Миллера оказали большое влияние на западноевропейскую историографию России.[ Белковец Л.П. Россия в немецкой исторической журналистике XVIII в. Г.Ф. Миллер и А.Ф. Бюшинг. - Томск, 1988. - С. 151-185. ]
      Но в  то же время, ссылки на миллеровские исследования весьма не часто содержаться в немецких работах, касающихся варяго-русского вопроса. В научной среде Миллер мог вызывать интерес как издатель источников по русской истории, которые занимали центральное место в «Sammlung russischer Geschichte». Но именно «благодаря» Миллеру и некорректному переводу опубликованных источников, на Западе летописец Нестор достаточно долгое время был известен под именем Феодосия.
      Широкая  проблематика исторического исследования  обусловила необходимость развития  вспомогательных исторических дисциплин.  Миллер не был исключением  и уделял важное место генеалогическому  поиску, полагая, что «история  и родословная наука так между  собой связаны, что одна без другой быть не может».[ Пекарский П.П. История императорской Академии наук в Петербурге. - СПб., 1870. Т.1. - С.351-352. ]
      Миллер  систематически собирал данные  по родословию различных ветвей  Рюриковичей. Он сам указывал  на свои труды по составлению  генеалогий русских великих князей, царей и императоров: 
      «И прежде  и после Сибирского моего путешествия,  — писал Г.Ф. Миллер, — трудился  я много в сочинении родословных  таблиц для российской истории,  наподобие той, которая находится  в 1-ом томе «Собрания русских историй»… ». [ Миллер Г.Ф. Описание моих служб // Голицын Н.В. Портфели Г.Ф. Миллера. - М., 1899. - С. 140. ]
      Поэтому когда в 1746 году историк-любитель П.Н. Крекшин подал на рассмотрение Сената «Родословие великих князей, царей и императоров», в котором род Романовых возводился к Рюрику, работа была передана в Академию наук и попала на отзыв к Миллеру. Крекшин выводил родословную Романовых из ветви древних великих князей через ярославских князей Романовичей.
      Однако  Миллер замечал, что «не удовольствовался…  сочинением таких таблиц о  фамилии великих князей, царей и императоров российских». [Миллер Г.Ф. Описание моих служб // Голицын Н.В. Портфели Г.Ф. Миллера. - М., 1899. - С. 141. ] Он писал, что обладает достаточным материалом по генеалогиям Рюриковичей и Романовых, чтобы не только опровергнуть положения Крекшина, но и составить собственную родословную таблицу.
      Но в  этом вопросе, затрагивавшем высочайших  царственных особ, не обошлось  без политического вмешательства.  В 1748 году президент Академии  наук граф К.Г. Разумовский  запретил Миллеру под угрозой  штрафа заниматься генеалогическим  исследованием. Таблицы Миллера  так и остались неопубликованными.  Правда, часть генеалогий была позднее издана во втором томе «Tables genealogiques» М. Коха.[Tables genealogiques des Maisons souveraines der Nord et de l'Europe, ouvrage Posthume de M. de Koch. - Paris, 1818. ] После смерти Миллера, в архиве оказались некоторые его материалы по родословию российских государей и дворян.[ Голицын Н.В. Портфели Г.Ф. Миллера. - М., 1899. - С. 32-33, 120-121. ]
      Серьёзная  дискуссия по варяго-русской проблеме разгорелась в Петербургской Академии наук после предложения обсудить «диссертацию» Миллера «Происхождение народа и имени российского». Инициаторами дискуссии стали фактические руководители Академии И.Д. Шумахер и Г.Н. Теплов. Последний обвинял Миллера в высказываниях, «что скандинавы победоносным своим оружием благополучно себе всю Россию покорили…». [ Пекарский П.П. История императорской Академии наук в Петербурге. - СПб., 1870. Т.1. - С. 360. ]
      «Диссертация»  Миллера в целом обобщала и  систематизировала взгляды Байера, которого вот уже десять лет  не было в живых. Печатные  варианты доклада долгое время считались уничтоженными.[ Гуревич М.М., Шафрановский К.Н. Об издании 1749 года речи Г.Ф. Миллера "Происхождение русского народа и имени российского" // Книга. Исследования и материалы. - М., 1962. Сб.6. - С. 282-285. ] Первоначально диссертация была написана на латинском языке, переведена на русский, и напечатана на обоих языках.
      Основная  идея этого произведения была  связана с доказательством скандинавского  происхождения Рюрика и названия «Русь». Миллер высказал мысль, что в финно-угорских языках слова, обозначающие шведов, имеют корень, близкий по звучанию к слову «Русь». Развивая положения Байера, Миллер делал вывод об организующей роли варягов в создании русского государства.
      Важнейшую  роль в концепции Миллера играл  его комментарий летописного известия о варяжской дани со славян и об изгнании заморских данщиков накануне появления на исторической арене князя Рюрика. Победителем новгородских словен Миллер считал знаменитого датского викинга Рагнара Лодборга, который «завоевал Россию, Финляндию и Биармию и отдал оные земли во владение своему сыну Витзерку».[ Миллер Г.Ф. Происхождение народа и имени российского. - СПб., 1749. - С. 44. ] Но последний якобы погиб в Прибалтике и словене смогли освободиться.
      Против  Миллера и его концепции выступили  русские учёные М.В. Ломоносов,  В.К. Тредиаковский, С.П. Крашенинников,  Н.И. Попов. Академические дебаты  вокруг его «диссертации» чрезвычайно  важны для историографии норманнской  проблемы. Кроме вопроса о происхождении  Руси и этнической принадлежности  варягов, оппоненты Миллера обратили  внимание на проблему источников. М.В. Ломоносов в своё время  попытался устранить здесь некоторые противоречия.[ Тихомиров М.Н. Историческое знание в России второй половины XVIII века (Ломоносов, Щербатов, Болтин). Стенограмма лекции, читанной 17 февраля 1945 года. - М., 1945. - С. 6. ]
      Ломоносов  особенно возражал против метода  Миллера принимать тезисы Байера  без проверки. Он полагал, и  не без оснований, что «слово  «рус», «русский», северным языкам  совершенно незнакомо, но широко  распространено на южном побережье  Балтийского моря. Так, один устьевой  рукав Немана носит название  Руса. Здесь же следует искать и родину Рюрика».[ Гофман П. Значение Ломоносова в изучении древней русской истории // Ломоносов. Сборник статей и материалов. - М.; Л., 1961. Т. 5. - С. 208. ] Действительно, точка зрения Миллера не находила безупречного подтверждения. Например, в шведском словаре «100 000 заимствованных слов и имён в шведском языке» корень «рус» стоит в числе заимствованных. Кроме того, заимствованными указаны и все слова, содержащие этот корень.[ Ekborn C.M. Forklaringar over 100.000 Frammande ord och namm m.m. i svenska spraket. - Stockholm, 1948. - S. 1145, 1156-1157. ] Имеется множество других доказательств.
      Таким образом,  тезисы немецкой норманнской  теории уже к середине XVIII века  столкнулись с жёсткими контраргументами  и в отечественной, и в собственно  немецкой науке. Впоследствии, с  поворотом к норманизму, немецкая наука политизировалась и фактически отказалась от объективного исследования варяго-русского вопроса.
 
 
 
 
 
 
 
ВЫВОДЫ
 
      В XVIII в. российские ученые немецкого происхождения, служившие в XVIII в. в России, академики Петербургской академии наук Готлиб Зигфрид Байер, Герхард Фридрих Миллер и Август Людвиг Шлецер предложили так называемую «норманнскую теорию» происхождения древнерусского государства. В основу теории была положена из "Повести временных лет" о призвании славянами варягов, норманнов, викингов или скандинавов. Согласно этой теории славяне, опасаясь внутренних усобиц, пригласили для управления отряд варягов во главе с конунгом, князем Рюриком. Ф. Миллер  считал, что скандинавское вторжение на земли славян стало решающим фактором возникновения государственности. Первым критиком норманнской теории стал М.В. Ломоносов, который доказывал главенствующую роль славян в создании древнерусского государства. Утверждения Ломоносова получили название антинорманнской концепции и положили начало спорам, продолжающимся и, по сей день.
      Наступление на норманнскую теорию началось в 30-е годы советские ученые. Она была провозглашена антинаучной, объявлена ее политически вредной и непатриотической. При этом отмечалась тенденциозность и «немецкий ученых: Г.З. Байера, Г.Ф. Миллера и А.Л. Шлецера, которые стремились с помощью истории оправдать засилье немцев при русском дворе в XVIII -ХIХ вв.».
     Западные исследователи до сих пор по преимуществу придерживаются «норманнской теории», объявляя славянскую теорию искусственной конструкцией.
      Одним из важных поводов живучести норманской теории следует признать отсутствие полного критического свода источников, касающихся появления и деятельности норманнов на Руси.
      Обзор обширной и бурной дискуссии позволяет утверждать, что норманисты при значительных расхождениях в деталях единодушны в двух принципиальных вопросах:
      1)Считают, что норманны добились господства над восточными славянами путем внешнего захвата, как полагают один, или, по мнению других, с помощью «мирного покорения», которое состояло в заключении славянскими племенами добровольного соглашения с норманнами и признании их власти, или же в проникновении норманнов в славянскую среду и захвате власти изнутри. И в том, и в другом случае норманны должны были организовать местное население, представляющее скорее пассивную, с политической точки зрения, массу;
     2)Полагают, что слово Русь первоначально означало норманнов, которые передали в дальнейшем это название славянскому населению, находящемуся под их властью. В одном пункте с норманистами сегодня соглашаются и их противники, а именно признают факт проникновения норманистского элемента на земли восточных славян, однако они понимают формы, масштабы и политическое значение этого проникновения совершенно иначе.
    
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.