Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Древнекитайская литература

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 15.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Древнекитайская литература 
 
1. Архаический  этап
Древностью в отношении  к истории Китая мы называем время  с середины II тыс. до н. э. по III в. н. э. В нем мы различаем три большие  эпохи: эпоху племенных союзов - Шан-Иньского (XVIII-XII вв. до н. э.) и Чжоуского (XII-VIII вв. до н. э.), эпоху городов-государств (лего - VIII-III вв. до н. э.) и эпоху Империи (III в. до н. э. - III в. н. э.).
Археологические данные свидетельствуют, что культура на территории Китая, во всяком случае в районе среднего течения Хуанхэ, стала возникать еще до сложения Шанского племенного союза, т. е. в III тыс. до н. э.; по месту находок ее называют культурой Яншао; но других материалов, кроме археологических, от этого времени у нас нет. От времени же Шанского союза, вторую половину которого обычно называют Иньским, до нас дошли письменные памятники, первые в истории китайской культуры вообще - это буцы, «гадательные словеса», надписи, вырезанные на костях животных, панцирях черепах и бамбуковых планках. Надписи эти относятся ко второй половине II тыс. до н. э., к последнему этапу истории Иньского союза и начальному Чжоуского. Они дают важный материал для суждения о различных сторонах жизни того времени, свидетельствуют о раннем появлении письменности (а это означает - достаточно развитой культуры), о языке того времени, но к литературе отношения не имеют. К началу литературы можно отнести эдикты и указы древних правителей (среди них такие, которые по характеру и стилю могут считаться первыми образцами риторической прозы), гадательные формулы, поговорки, приметы, заклинания (в них есть образцы афористической прозы), наконец, песни, оды и гимны. Все они относятся к XII-VII вв. до н. э.
Переведем эти даты на язык истории; XII век до н. э., особенно его  середина, - период большого исторического  значения: по традиционному обозначению  это время ослабления, а затем  падения царства Инь и появления на его месте царства Чжоу; в свете современных научных представлений - время распада одного, более раннего племенного союза - Иньского - и образования другого, более позднего - Чжоуского. Возможность письменной фиксации словесных произведений уже конца Иньской эпохи предполагается на основании упомянутых «гадательных словес», в большой части относящихся ко времени Иньского царства; существование письменности в дальнейшем удостоверяется сохранившимися надписями на бронзовых сосудах, относящихся ко времени Чжоуского царства. Произведения древней словесности в общем - памятники Чжоуского царства.
Что же оно такое, это Чжоуское царство?
Отделить исторически  реальное в этих памятниках от созданного исторической фантазией нелегко. Эпоха Чжоуского царства еще в Древности стала «золотым веком» китайской истории. Мысль о «золотом веке» появляется тогда, когда народ, вышедший на арену исторической жизни, уже полностью испытывает ее трудности и тяготы и начинает мечтать о лучшей жизни. Желание думать о такой жизни как о чем-то вполне возможном побуждает воображаемую картину ее относить не к будущему, т. е. к тому, чего еще не было и что только может быть, а к прошлому, т. е. к тому, что уже безусловно было и, следовательно, вполне может быть и опять. С представлением о «золотом веке» мы встречаемся во времена Конфуция, т. е. в VI-V вв. до н. э., причем большую роль в укреплении этого представления сыграл он сам. Создавая свою картину наилучшего общественного строя и стремясь придать ей максимальную убедительность, он ссылается на то, что такой строй уже был когда-то. Главное место в этом «когда-то» занимало Чжоуское царство.
На такой почве сложились  произведения, рисующие это царство. Главное из них - «Чжоу ли» («Законы  Чжоу»), т. е. описание установлений и  порядков этого царства. В этом памятнике  причудливо смешано историческое и  вымышленное; а то, что в нем  в какой-то мере отражает реально-историческое, либо прямо представлено в категориях позднейшего общественного строя, либо осознано в свете этих категорий.
Поскольку же последние сформировались в условиях государства в точном историческом содержании этого явления, постольку и царство Чжоу стало  государством, да еще высокоорганизованным.
Историческая наука позволяет  проникнуть через этот покров вымысла  и переосмысления. За ним мы видим  картину племенного союза на его  поздней стадии - стадии перерастания его в государство.
Союз этот слагался из большого числа племенных групп. В повествованиях о царстве Чжоу можно найти указания, что в начале Чжоу (в конце XII в. до н. э.) их было более тысячи, в конце же (в первой половине VIII в. до н. э.) их было несколько более ста. Из этих цифр можно заключить, что история царства Чжоу характеризуется процессом постепенного уменьшения числа племенных групп либо вследствие слияния нескольких соседних, либо в результате включения более слабых в состав более сильных.
Территория, занятая племенной  группой, называлась «земля» (ди); центром ее было «селение» (и). Объединение нескольких групп называлось го - словом, впоследствии получившим значение «государство». В составе такого местного объединения главы отдельных групп были «держателями земли» или «держателями селения», главы же го именовались хоу - словом, впоследствии получившим значение «князь». Князь был главой объединения нескольких племенных групп, его селение, несомненно самое крупное по размерам, было общим центром всего объединения - городом. Такой город-центр также назывался го, что подчеркивало единство в те времена двух категорий: города и государства.
Все эти местные объединения, «княжества», в совокупности составляли царство Чжоу, т. е. считали главу  рода Чжоу своими общим вождем, который  рассматривался как ван - царь, вожди же местных племенных объединений были чжухоу - князьями этого царства. Отношение князей к царям сводилось, надо полагать, к участию в Совете и общих предприятиях, главным образом военных, а также к обязанности подношений, даров.
В чжоуское же время оформилось и первое классовое деление общества. Оно связано с появлением рабов. В источниках упоминается по крайней мере о четырех категориях подневольных. Все они составляли класс несвободных, которому противостоял класс свободных. К классу свободных принадлежали земледельцы, ремесленники, весь простой народ (шужэнь); к этой же массе примыкали служилые люди (ши), составлявшие верхний слой свободного населения. О различном положении простого народа и служилых людей можно судить по одному из более поздних, но все же сохраняющих отзвуки древности памятников - «Лицзи» («Записи правил», или «Книга обрядов»); говоря о законах (ли), т. е. правилах общественной жизни и поведения человека, действующих в упорядоченном, культурном обществе, этот памятник указывает, что такие законы не относятся к «низам» - простому народу (ся шужэнь); говоря же о наказаниях, отмечает, что такие наказания не относятся к «верхам» - «большим мужам» (шан дафу). Таким образом, и в среде свободных, т. е. в составе самого племени, существовали свои слои, что свидетельствует о делении общества на привилегированных - управляющих - и лишенных таких привилегий - управляемых. Добавим, что территория Чжоуского царства занимала среднюю часть бассейна Хуанхэ, главным образом те земли, которые в позднейшее время вошли в состав провинций Шэньси и Хэнань.
Приблизительно к середине XII в. до н. э. относятся древнейшие памятники китайской словесности, наиболее ранними из которых считаются гао - обращения, эдикты.
Понять текст этих древних  документов нелегко, настолько далек  их язык от тех норм древнего китайского языка, которые представлены в более  поздних произведениях той же Древности. Многие из последующих исследователей древней письменности даже сомневались  в возможности вообще понять их во всей полноте, а к числу таких  исследователей принадлежали и Хань Юй, один из ученейших людей Китая VIII в. н. э., и Чжу Си, бывший не только выдающимся философом, но и замечательным филологом XII в. Все же основное содержание этих эдиктов ясно: это речи, обращения правителей к народу. Необходимость в таких обращениях возникала в связи с особой важностью сложившейся тогда ситуации, как, например, произошло с эдиктом Пань-гэна, вероятно самым древним из этого вида произведений.
Пань-гэн - шанский царь, т. е. вождь шанского племени, - задумал переход всего племени из занимаемого им района, из страны Гао, в другой - в страну Инь. Ко времени Пань-гэна навыки оседлого существования были уже настолько прочны, что к замыслу вождя относились очень враждебно. Преодолеть это враждебное отношение и должно было обращение Пань-гэна, в котором необходимость перехода мотивировалась бедствиями, причиняемыми разливами реки. По-видимому, обращение достигло своей цели: переход в страну Инь произошел, и Шанское царство с того времени превратилось в Иньское.
Другой, не менее важной причиной было вызвано обращение, названное  «Великим обращением» («Да гао»). Оно относится уже ко времени Чжоуского царства. Основатель этого царства У-ван, ниспровергший царство Инь, все же оставил основной район этого царства сыну умерщвленного последнего иньского царя, приставив к нему троих опекунов из своей семьи. Однако после смерти У-вана вспыхнуло восстание, и Чэн-ван, молодой чжоуский царь, вынужден был предпринять поход против мятежников. В призыве к такому походу и в объяснении обстоятельств, его вынудивших, и состоит обращение Чэн-вана, начинающееся торжественными словами: «Обращаюсь ко всем - к вам, владыкам страны, к вам, вершащие дела», т. е. к князьям, правителям отдельных частей страны, и к слугам-министрам.
К более позднему времени  относятся другие дошедшие до нас  произведения этой поры древности. О  более позднем их происхождении  свидетельствуют их содержание, форма, язык и стиль. Это уже не эдикты - речи, обращения к народу, а как  бы декларации, манифесты, своего рода указы. Наиболее прославленный из них - «Хун фань» («Великий закон об управлении»), как впоследствии истолковал это название Конфуций. Этот документ отнесен ко времени У-вана, т. е. к самому началу Чжоуского царства. В нем есть краткая вступительная часть, возможно, более позднего происхождения, призванная объяснить появление самой декларации.
«Прошло тринадцать лет [со времени вступления У-вана на престол царства Чжоу]. И вот пришел ван к Цзи-цзы [мудрому сановнику последнего иньского царя, не пожелавшему перейти на службу к У-вану] и сказал: „Цзи-цзы! Небо незаметно для нас руководит людьми, помогает им устраивать свою жизнь. А я вот не знаю, в чем же состоят правила управления?“» Далее следует ответ сановника, т. е. изложение того, что тогда считали основными положениями при управлении государством. Небо и преподало правителям эти основы. Дело отнесено ко времени Юя - одного из трех, как тогда верили, царей-мудрецов (шэн ван) глубокой древности. Люди сильно страдали от разливов реки, и вот один герой, по имени Гунь, вознамерился бороться с разливами при помощи запруд. Это было его ошибкой. Он нарушал естественный порядок вещей: река должна течь, это свойство самой природы воды. Поэтому «Владыка», как сказал Цзи-цзы, т. е., видимо, «Владыка Неба», разгневался и не преподал этому неразумному «Великий закон об управлении», поскольку тот явно не был способен его понять. Гунь был наказан смертью. Его сыну Юю Небо и преподало «Великий закон об управлении». На этом «вступление» заканчивается.
Изложение самого закона строится по определенной схеме. Сначала статьи просто называются; затем объясняется, что следует разуметь под этими  наименованиями; наконец, дается подробное  разъяснение их. Так, в первых двух статьях документа характеризуются  «пять стихий» и «пять дел». Первая стихия - вода; вторая - огонь; третья - дерево; четвертая - металл; пятая - земля. Первое дело - как держать себя. Второе - как говорить. Третье - как видеть. Четвертое - как слышать. Пятое - как думать.
Поскольку причиной преподания закона послужило непонимание того, что у природы есть свои законы, с которыми люди должны считаться, постольку дальнейшее объяснение «пяти стихий», т. е. пяти элементов материальной природы, сведено к разъяснению природы каждой из этих стихий.
«Вода - влага, она стремится  вниз. Огонь - пламя, он стремится вверх. Дерево - прямизна и кривизна. Металл - податливость и изменяемость [т. е. подверженность обработке]. Земля - злаки [т. е. способность производить хлебные злаки] и ограды [т. е. способность служить материалом для возведения оград, стен и т. п.]. При объяснении «пяти дел» сообщается: «Пристойность [поведения] создает дисциплину. Соответствие [в речи] создает порядок. Ясность [видения] создает прозорливость. Отчетливость [обдумывания] создает мудрость».
К числу прославленных  древних произведений принадлежат  «Два уложения» и «Три плана» («Сань  люэ»). Под такими наименованиями известны декларации, манифесты на тему о мудром правителе, об управлении государством, об обязанностях человека, о добродетели и пороке. Произведения эти, несомненно, более позднего происхождения, чем описанные выше. Это видно и из их языка, и из содержания, но отнесены они к Древности более далекой, чем время Чжоу и даже Инь: героями их являются Яо, Шунь и Юй - цари-мудрецы мифических времен.
Наука отрицает какую бы то ни было степень историчности этих царей-мудрецов; они порождение исторической легенды. Однако легенды эти возникли еще в древности. Для Конфуция, человека VI-V вв. до н. э., Яо, Шунь и Юй были столь же реальны, как Вэнь-ван, У-ван - основатели Чжоуского царства, как Чжоу-гун - особо почитаемый Конфуцием строитель этого царства. Легенда создала для этих царей-мудрецов даже особое царство, назвав его Ся. Но легенда стала создаваться, видимо, задолго до Конфуция и, насколько можно судить, к VIII в. до н. э., т. е. к концу Чжоуского царства, в своих существенных частях уже сложилась полностью.
К такому заключению нас  приводят факты, что в «Луньюе», памятнике, в котором зафиксированы слова и дела Кун-цзы (Конфуция), не раз упоминается некое произведение древности, именуемое «Шу» («Писание»), а в одном месте оно даже цитируется.
«Луньюй» сложился в середине V в. до н. э., но Конфуций жил раньше - во второй половине VI - первой четверти V в.; поэтому можно полагать, что и в его время, т. е. в VI в., было известно древнее произведение, которое сначала под названием «Шан-шу» («Писание о Древности»), а затем - «Шуцзин» дошло до нас. Но исследователи нашли цитату из него еще и в другом, более раннем памятнике, относящемся к VIII в. до н. э. Это и позволяет думать, что уже к тому времени древние произведения - эдикты, декларации, указы - были сведены в некий свод, именуемый в дальнейшем «Шу» - «Писание».
Своим появлением «Шуцзин» обязан, надо думать, писцам, т. е. грамотеям, обслуживавшим аппарат управления в Чжоуском царстве, и вместе с тем его историографам. Видимо, от них попали в текст эдиктов и деклараций некоторые объяснительные элементы, стилистическая инородность которых очень чувствуется.
В дошедшем до нас «Шуцзине» есть части, несомненно относящиеся к гораздо более позднему, отнюдь не чжоускому времени. Не следует забывать, что известная нам редакция «Шуцзина» относится ко II в. до н. э. Однако поскольку Яо, Шунь и Юй еще задолго до Конфуция уже прочно утвердились в исторической легенде, постольку и отнесенные к ним «уложения» и «планы» принадлежат к рассматриваемому - первому - периоду Древности.
«Шуцзин» обычно фигурирует как исторический памятник, его название принято передавать как «Книга Истории». Но если материал «Шуцзина» и может что-либо дать историку, то в той же степени и в том же смысле, в каком может дать материал историку Эллады древняя «Илиада». «Шуцзин», как и «Илиада», принадлежит прежде всего литературе.
Прозу «Шуцзина» можно охарактеризовать как риторическую. Изложение строится приемами плавной, размеренной речи. Эта размеренность строится на чередовании равномерных строк, как правило, из четырех мор. Возможная монотонность преодолевается введением кое-где строк из другого числа мор - трех или двух. Если подставить на место каждой моры китайского текста русский одноударный комплекс, начало «Яо дянь» («Уложения Яо») читается так:
То было когда-то, очень давно.
Яо-Властитель. Он звался «Доблести луч».
Сдержан, светел, просвещен и глубок - всегда и во всем.
Воистину скромен. Умел уступать.
Свет от него - повсюду кругом...
Мир и покой  он племени дал.
И жило племя ясно, светло.
В согласии были страны вокруг.
Когда же там возникал беспорядок,
Улаживал все.
В тексте широко представлен  прием соположений и противоположений образов, понятий, изречений. Изложение  распадается на отдельные отрезки - своего рода строфы. Таким образом, перед нами - проза, но проза поэтическая, т. е. данная приемами словесного искусства.
Конфуций, как сообщает «Луньюй», говорил не только о «Шу», «Писании»; еще чаще он упоминал «Ши». И то, что он при этом имел в виду, также относится к ранним памятникам древнего словесного искусства, в некоторых частях восходящих к т
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.