На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Неформальные молодёжные объединения

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 16.12.2012. Сдан: 2011. Страниц: 33. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  высшего образования 

Башкирский  Государственный университет 

Факультет философии и социологии 

Кафедра теории и истории социологии
Курсовая  работа №1 

по общей  теории социологии 

  

"Неформальные  молодёжные 

объединения"
Выполнила: 

студентка группы 

1.1с 

Волкова Е.О.
Проверила: 

Cенникова Е.Д. 

Уфа, 2002 г. 

ПЛАН: 

 Введение…………………………………………………………………….3 

 Основная  часть 

1.   "Пришельцы". Неформальные движения: общая 

 характеристика…………………………………………………….4 

  

 а) Экстернальная культура………………………………………….…10 

 б) Основные  признаки неформалов…………………………………..15 

    2. История неформального движения. Причины возникновения...15 

    3. Классификация неформалов……………………………………….21 

1) Асоциальные  …………………………………………………………22 

2) Антисоциальные ……………………………………………………..25 

3)Просоциальные ……………………………………………………….31 

4) Неформалы  художественной направленности  …………………….31 

5) Компьютерный  андеграунд………………………………………….33
 Заключение  ……………………………………………………...………34 

       

      Список литературы…………………………………………………..35 
 

I.Введение.  

Молодежь  ругали всегда — и в папирусах  Древнего Египта, и в письмах и  эссе древних греков можно встретить  сетования на то, что “молодежь  пошла не та”, что утрачена прежняя  чистота нравов и т.д., и т.п. Вот  и сегодня со всех сторон доносятся  упреки молодежи в аморальности, в  отказе от традиционных для россиян  ценностей, в меркантилизме и  т.п. Насколько справедливы эти  упреки?  

Цели и  задачи: 

Все досконально  проанализировать невозможно, поэтому  я, вероятно, что-то упущу, но все же попытаюсь определить роль и место самодеятельных общественных формирований в жизни страны в настоящее время. Сегодня, несмотря на активную деятельность неформальных объединений, известно о них не так много. Отдельные публикации в прессе не позволяют получить целостную картину, а иногда дают искаженные представление о тех или иных формированиях, поскольку рассматривают, как правило, лишь одну какую-то сторону их деятельности.  Эта курсовая – попытка пролить свет на  ту часть общества, которая долгое время находилась под запретом и бойкотировалась всем и вся… 

При написании  этой курсовой использовалось достаточно большое количество литературы, включая  монографии, воспоминания бывших неформалов, статьи и рассказы современных авторов  о неформалах.  

Прежде всего я старалась, чтобы курсовая не была сухим изложением фактов, поэтому использованы выдержки из рассказа А.М.Короткова «Авария – дочь мента», в котором прекрасно характеризуется современная молодежная среда. Воспоминания А.Шубина – бывшего неформала, теоретика неформальных движений – помогли составить портрет современного неформала. На трудах В.Т.Лисовского и А.А.Козлова построена большая часть теории моей курсовой.   

  

II.ОСНОВНАЯ  ЧАСТЬ. 

  

   1. Кое-что  о неформалах. 

В последние  годы социологи уделяют много  внимания изучению молодежных групп  и молодежной субкультуры. Долгое время  считалось, что в социалистическом обществе, стремящимся к социальной однородности, у молодежи не может  и  не должно быть своих специфических  ценностей. Проявления своеобразия, непривычные  формы поведения расценивались  либо как аномалия, социальное отклонение, либо как подражание Западу. 

 Другая  позиция представляла эти отклонения  как способ самовыражения, как  возможность заявить о себе  обществу, обратить на себя внимание. Так появился термин «неформальные  молодежные объединения», закрепившийся  в научной и публицистической  литературе, а также в повседневном  словоупотреблении. В западной  социологии для обозначения этого  же явления используют категорию  peer group. Это понятие возникло в американской социологии и означает больше, чем группа сверстников или гомогеннная (однородная) группа. Слово peer происходит от латинского pааr (равный), и обозначаемое равенство относится не только в возрасту, но и к социальному статусу, взглядам, ценностям, нормам поведения. 

           

            Формальной обычно называют социальную  группу, обладающую юридическим  статусом, являющуюся частью  социального   института, организации, где положение  отдельных членов строго регламентировано  официальными правилами и законами.  

Неформальные  объединения  - явление массовое.  

  Я рассмотрю  их классификацию  по двум  авторам: 

1.   По  Фрадкину  

     Неформальные группы бывают: 

- просоциальные, асоциальные, антисоциальные; 

- группы  принадлежности и референтные; 

- большие  и малые (здесь речь не о  количестве, а о качестве (группы, в которых все подростки непосредственно  общаются друг с другом - малые,  а где не могут общаться - большие)); 

- постоянные  и случайные; 

- с демократическим  и авторитарным подчинением; 

- разновозрастные  и одновозрастные; 

- однополые  и разнополые и т.д. 

      

2. По А.  В. Толстых: 

а) общественно-политические группы (ставят целью пропаганду определенных общественно - политических взглядов , неагрессивны); 

б) радикалы (любера, скины - очень агрессивны (лидеры - в основном из старшего поколения)); 

в) эколого-этические  группы (“зеленые”); 

г) группы образа жизни (собственно неформально-молодежные объединения - панки, хиппи и т.д.); 

д) нетрадиционно-религиозные (сатанисты, буддисты, культовые группы); 

е) группы по интересам (значкисты, филателисты, спортивные и музыкальные фанаты). 

Неформальные  молодежные объединения различаются  по характеру социальной направленности их сознания и поведения, типу групповых  ценностей, особенностям проведения досуга. Наиболее популярными из них являются группы любителей современной музыки, танцев, различных видов спорта (футбольные болельщики, культуристы) – около 80%. Меньшее распространение у нас в стране получили группы, занятые общественно-полезной деятельностью, - охраной памятников культуры, защитой окружающей среды и т.д. – не более 4%. Есть группы, чье поведение может быть охарактеризовано как социально  патогенное и даже преступное: наркоманы, токсикоманы и другие. Такие группы составляют примерно 9% всех неформальных молодежных групп[1].  

Многие не совсем понимают понятие "неформальная группа" и это выражение ассоциируется  у них с патлатыми парнями в кожаных куртках и цепях. Это не совсем верно, хотя в среде неформалов встречается и такой типаж.   

 Прежде  всего важно отделить "неформальное движение" от "соседей" по исторической эпохе: диссидентского и демократического движений. На первый взгляд, эти три движения выстраиваются в ряд, подобный знаменитым ленинским трем поколениям освободительного движения. ХХ съезд разбудил диссидентов, диссиденты разбудили неформалов, неформалы «раскрутили» демократическое движение. На практике процесс развития "освободительного" движения не был линейным. Эрозия тоталитарного режима привела к образованию неформальной среды раньше, чем диссидентской. Уже в конце 50 -х - начале 60 -х гг. возникли недиссидентские общественные движения, существующие до сих пор и считающиеся классическими образцами неформальных - экологическое (дружины охраны природы) и педагогическое (коммунары). Диссиденты, неформалы и демократы представляют собой три волны общественного движения, которые характеризуются различными чертами. Диссидентов отличает приоритет правозащитной тематики и “табу” на сотрудничество с властями и применение насилия. Демократов характеризовали гораздо более широкий спектр политических интересов и ориентация на сотрудничество и даже подчинение той части правящей элиты, которая публично разделяла идеологические постулаты демократии (часто негативные - антибюрократические и затем антикоммунистические, антишовинистические). Несмотря на первоначальную нелюбовь к насилию, демократы быстро избавились от унаследованных со времен начала Перестройки ненасильственных “предрассудков” и довольно активно поддержали показательную стрельбу на Краснопресненской набережной в 1993 г. Неформалы в этом ряду расположены “посередине” и в то же время как - то вне ряда, “сбоку”. Если рассматривать явление в целом, то обнаруживается очень мало табу и ограничителей. Несмотря на то, что каждая неформальная группа имела свои мифы, стереотипы и ограничители, общего идеологического контура практически не существовало. В неформальной среде довольно спокойно общались “демократы”, “патриоты”, анархисты, монархисты, коммунисты, социал-демократы и либерал - консерваторы различных оттенков. Иногда и группирование неформалов происходило совсем не по идеологическим принципам, а по направлениям деятельности - защитники памятников, педагоги, экологисты и др. Тем не менее неформалов несложно отделить как от диссидентского, так и от общедемократического движения. В отличие от диссидентов неформалы спокойно относились к взаимодействию с властями, вхождению в государственные и официозные структуры. Они без особых мук совести высказывали лояльность к господствующей идеологии, методически разрушая устои режима (иногда, кстати, несознательно). В отличие от “демократов” неформалы скептически относились к признанным “прорабам перестройки” и “демократическим лидерам” из старой правящей элиты, предпочитали действия в малых группах, то и дело раскалывая “демократический фронт”. Неформалы предпочитали ставить в центр своей активности какую - то конкретную социальную деятельность, несмотря на то, что почти все неформальные группы имели собственную, подчас весьма экзотическую идеологию. Все это, вкупе с длительностью существования неформального движения (как минимум с конца 50 - х гг.), заставляет предположить, что неформалы - это не просто поколение общественного движения, которое было преобладающим в 1986 - 1990 гг., а более широкое социально - политическое явление.  

Выделю основные, на мой взгляд, черты неформальной среды:   

·     преобладание связей горизонтального  характера (в отличие от демократическо - популистского движения и партийных структур более позднего времени);  

·     приверженность социальному творчеству, склонность к поиску новых социальных форм, альтернативизму, “конструктивному утопизму”;  

·      органический демократизм, стремление к самоуправлению, внутренней антиавторитарности, “коллективному руководству”;  

·     слабая артикулированность, “прописанность” формальных отношений, формирование внутренней структуры организаций под воздействием реальных личностных связей, стремление к созданию собственной микросреды, стиля жизни (как и диссиденты, но не демократы, в большинстве своем разделяющие жизнь и “общественную деятельность”);  

·      отсутствие жестких ограничений  на сотрудничество, например, с властью (в отличие от диссидентов и, скажем, народовольцев);  

·      отсутствие четких идеологических “рамок”  при высокой идеологизированности каждой группы в отдельности (в отличие от диссидентов);  

·      стремление “мыслить глобально, а действовать  локально”, иметь конкретные социально - ориентированные (то есть направленные на получение социального эффекта, а не прибыли) проекты, подтверждающие идеи или способствующие их воплощению в жизнь.  

Все это  многообразие признаков можно свести к нескольким простым - социальное творчество, самоуправление, горизонтализм, ориентация на сотрудничество, конкретное социальное “делание” при радикализме идей. Нетрудно заметить, что такая среда могла возникнуть (и возникла) сразу после отказа власти от тотального контроля за обществом (то есть в 50 - е гг.).  

Из сказанного следует, что неформалы - наиболее устойчивый и длительно существующий стержень гражданского общества нашей страны (во всяком случае на сегодняшний момент), его связующий элемент. В связи со сказанным возникает еще один вопрос: а чем неформалы отличаются от масонской ложи и мафии? Ведь некоторые внешние признаки совпадают - способность проникать в любую среду, разветвленность, приватный характер связей. Но сущность принципиально различна - неформалы не признают властной и тем более насильственной иерархии, их связи преимущественно горизонтальны, а авторитет как правило носит личный характер. К тому же деятельность неформалов преимущественно гласна, в то время как масоны и мафия культивируют секретность. По этим параметрам к мафии и масонству ближе партийные и государственные институты. Упомянутые выше черты неформалов не носят абсолютного характера. Для общения с внешним миром иногда выдумывается весьма цветистая титулатура, а в конфликтах изредка используется и формальное право большинства, что уподобляет неформалов партийным структурам. Иногда во время социальных акций действует жесткая дисциплина, основанная на формальном подчинении заранее назначенному командиру (координатору и др.), власть которого по окончании акции растворяется. Неформалы - общественники как явление не имеют жестких границ и частично смешивались и с диссидентами, и с демократическими движениями, и со средой официальных организаций (партий, профсоюзов, обществ и т. д.). 

Ради каких  интересов  объединяются люди и дети, подростки и молодежь, взрослые и  даже убеленные сединами старики?  Число таких объединений  измеряется десятками тысяч, а количество их участников - миллионами.  

Необходимо  решиться на то, чтобы покинуть привычный, устойчивый, но опостылевший иерархический  мир и броситься “на штурм  неба” (тем более что картина  “неба” еще не достроена). Как правило, роль последнего толчка играет пример тех, кто уже перешел грань  между человеком иерархическим  и человеком идеологическим. Так  обеспечивается преемственность движения. Если в это время Вы познакомитесь  с хорошим священником - Ваш путь лежит в Церковь. Если на Вашем  пути в такой момент оказывается  яркая неформальная группа, микроклимат  которой может решить Ваши психологические  проблемы - Вы станете неформалом. Особенно важен здесь первый опыт.  

Александр Шубин[2], сам бывший неформал,  вспоминает свою первую группу неформалов.  Группа, провела в 1986 - 1988 гг. несколько акций, шокирующих окружающих своей необычностью для того времени: забастовка на сельхозработах, “театрализованная дискуссия”, в которой участники откровенно излагали оппозиционные взгляды, вечер памяти жертв сталинизма, первая в 80 - е гг. массовая демократическая демонстрация 28 мая 1988 г. И каждая такая акция приводила к притоку в движение десятков, а потом и сотен людей, готовых тратить время и силы ради еще смутно осознаваемых неофитами целей движения. Это было необычно, “впервые” (важный мотив участия в социальном творчестве), это было “действенно”, это было “вместе” (преодоление отчуждения, изоляции личности, характерных для индустриального общества). От возможности закрепить этот эффект зависела возможность долгосрочной реализации личности в движении. Но само ее направление (независимо от продуктивности) определял первый шаг.  

В зависимости  от того, какие интересы людей положены в основу объединения, возникают  и различные типы объединений. В  последнее время в крупных  городах страны, ища возможности  реализации своих потребностей, и  не всегда находя  их в рамках существующих организаций, молодежь стала объединяться в так называемые "неформальные" группировки, которые было бы  правильнее назвать "самодеятельными любительскими  объединениями молодежи". Отношение  к ним неоднозначное. В зависимости  от направленности они могут быть как дополнением организованных коллективов, так и их антиподами. Члены самодеятельных объединений  борются за сохранение окружающей среды  от загрязнения и уничтожения, спасают  памятники культуры, безвозмездно помогают реставрировать их, заботятся об инвалидах  и престарелых людях, по-своему борются  с коррупцией. Стихийно  возникающие  молодежные группы именуют то неформальными, то любительскими, то самодеятельными. И вот почему: во-первых, все они формируются на принципе добровольности и являются организационно самостоятельными; во-вторых, в большинстве своем они заняты каким-то определенным видом деятельности в расчете на реальную отдачу. Вот почему  употреблявшийся первоначально термин "неформалы" является не совсем точным и может быть использован только лишь относительно таких групп и объединений, как "Хиппи", "Панки", "Металлисты" и прочие другие группировки. Им характерен, чаще всего, спонтанный, неорганизованный, нестабильный характер. 

Можно сказать  еще более коротким определением, которое постараюсь сформулировать сама: "Неформалы " - это группа людей, которая возникла по чьей-нибудь инициативе или спонтанно для  достижения какой-либо цели людьми с  общими интересами и потребностями. 

   

  а). Экстернальная культура 

  

Экстернальные культуры существовали и существуют в разных обществах. Ранние христиане были экстерналами в Римской Империи. В средневековой Европе - это многочисленные ереси. В России - раскол. 

            Экстернальные культуры аккумулируют определенные нормы и символику. Если основная культура - это те нормы и символы, которые задают основной принцип упорядочения данного общества, то в экстернальные стекается все, что осталось вне основного мифа - самоописания общества. 

Существует  баланс двух подсистем общества: контркультура  немыслима и не существует без  официального общества. Они взаимодополнительны и связаны. Это одно целое. Для такого рода выпавших культур можно предложить термин "экстернальные" (от лат. "externus" - чужой).  Сфера экстернальной культуры включает, собственно, множество разных субкультур: например криминальную, богемную, наркомафию, и т. д. Они экстернальны в той мере, в какой их внутренние ценности противопоставлены так называемым "общепринятым". Их объединяет то, что все они - локальные коммуникативные системы, расположенные вне рамок основной сети (той, что определяет государственное устройство). 

          Экстернальная культура согласно общественному мнению и научной традиции относится к сфере андеграунда (от англ. "undeground" - подполье), контркультуры. Все эти определения указывают на внеположенность, для которой характерны приставки "контр -", "под -", "не -". Ясно, что речь идет о чем-то противостоящем  

("контр-"),  не видимом и скрытном (под-),  неоформленном. 

 Культурная  активность молодежи зависит  от ряда факторов: 

·     от уровня образования. У лиц с  более низким уровнем образования, например у учащихся ПТУ, она значительно  выше, чем у студентов ВУЗов; 

·     от возраста. Пик активности – 16-17 лет, к 21-22 годам она заметно падает; 

·     от места жительства. Движения неформалов более характерны для города, нежели для деревни, так как именно город  с его обилием социальных связей дает реальную возможность выбора ценностей  и форм поведения. 

    Экстернальная культура категорически отвергает попытки свести ее к какой-либо социальной схеме. Типичный пример ее самоопределения - отрывок из статьи А. Мадисона - очень старого хиппи из Талина: 

           "Движение, а его несравненно правильней было бы назвать сдвигом, не выставило ни громоздких лидеров, облаченных  в пуленепробиваемую харизму, не породило организаций, объявивших священную войну всем и уж, конечно, в особенности друг другу за право курировать нетленные мощи ортодоксии, наконец,  не подвело  под  эту несуществующую ортодоксию никакой специальной хипповской философии, идеологии или религии. Вместо идеологии с самого  начала  были заземлены идеалы, формирующиеся достаточно просто - мир и любовь". 

            Все без исключения "пиплы" (от англ. "people" – "люди") настаивают на своей не принадлежности к обществу, или иначе - независимости. Это - важная черта их самосознания. В.Тернер, говоря об общинах западных хиппи, отнес их к "лиминальным сообществам ", то есть возникающим и существующим в промежуточных областях социальных структур (от лат. "лимен" - порог). Здесь собираются "лиминальные" личности, лица с неопределенным статусом, находящиеся в процессе перехода или выпавшие из общества. 

            Откуда же и почему появляются "выпавшие" люди? Здесь два направления.  Первое: в этом выпавшем, неопределенном, "подвешенном" состоянии человек  оказывается  в период перехода  с позиции одной на позицию  другой социальной структуры.  Потом он, как правило, находит   свое постоянное место, обретает  постоянный  статус, входит  в  социум и покидает сферу контркультуры.  Такие рассуждения  заложены  в основе концепций В.Тернера,  Т.Парсонса, Л.Фойера.  

            По Парсону, например, причина протеста молодежи и ее противостояния  миру взрослых - "нетерпение" занять места отцов в социальной структуре. А они некоторое время еще остаются заняты. Но дело кончается втиранием нового поколения в ту же структуру и, следовательно, ее воспроизводством. Второе направление объясняет появление выпавших людей сдвигами в самом обществе. У М.Мид это выглядит так: "Молодежь приходит, взрослея, уже не в тот мир, к которому ее готовили в процессе социализации. Опыт старших не годится. Молодых готовили к занятию одних позиций в социальной структуре, а структура уже другая, тех позиций в ней нет ". 

           Новое поколение ступает в  пустоту. Не они выходят из  имеющейся социальной структуры  (как у Парсона или Тернера), а сама структура ускользает из-под их ног. Здесь и начинается бурный рост молодежных сообществ, отталкивающих от себя мир взрослых, их ненужный опыт. И результат пребывания  в лоне контр-культуры здесь уже другой: не встраивание в прежнюю структуру, а строительство новой. В ценностной сфере смена культурной парадигмы: ценности контркультуры "всплывают" и ложатся в основу организации "большого" общества. А прежние ценности опускаются в подземный мир контр-культур. На самом деле эти два направления не отвергают друг друга, а дополняют. Речь идет просто  о разных периодах в жизни общества, или его разных состояниях. В стабильные периоды и в традиционных обществах (изучавшихся Тернером) выпавшие люди - это действительно те, кто в данный момент, но временно, находится в процессе перехода. В конце концов, они входят в общество, там устраиваются, обретают статус. 

           

            Множество людей, предоставленных  самим себе, взаимодействуя, формируют  схожие коммуникативные структуры.  Л. Самойлов, профессиональный археолог, волею судеб оказался  в исправительно-трудовом  лагере. Он заметил, что в среде  заключенных складываются неофициальные  сообщества со своей иерархией  и символикой. Самойлова поразило  их сходство с первобытными  обществами, иногда в плоть до мелочей: 

             "Я увидел - пишет он, - и опознал  в лагерной жизни целый ряд  экзотических явлений, которые  до того много лет изучал  профессионально по литературе, явлений, характеризующих первобытное  общество"!   Для первобытного  общества  характерны обряды инициаций  - посвящения подростков в ранг  взрослых, обряды, состоящие из жестоких  испытаний. У уголовников это  "прописка". Для первобытного  общества характерны различные  "табу". Абсолютное соответствие  этому находим в лагерных нормах  определяющих, что "за падло"... Но главное сходство - структурное : 

             "На стадии разложения - пишет  Л. Самойлов, - многие  первобытные  общества имели трехкастовую структуру, как наше лагерное ("воры" - элита, средний слой - "мужики" и аутсайдеры - "опущенные"), а над ними выделялись вожди с боевыми дружинами, собиравшие дань (как наши отбирают передачи)". 

            Схожая структура известна в  армейских подразделениях под  названием "дедовщина". То же  и в молодежной среде больших  городов. Например, когда в Санкт- Петербурге появились металлисты, у них сложилась трехслойная иерархия: четко выраженная элита во главе с общепризнанным лидером по кличке "Монах", основная масса металлистов, группировавшихся вокруг элиты, и наконец - случайные посетители, забредавшие  в  то кафе, где они собирались, послушать "металлическую" музыку. Эти последние не считались настоящими металлистами, оставаясь в статусе "гопников", то есть ни в чем не разбирающихся, чужих. Именно "исключенные" сообщества демонстрируют закономерности самоорганизации в наиболее чистом виде. Здесь минимум внешних влияний, от которых исключенное сообщество отгорожено коммуникативным барьером. В обычном же коллективе трудно выделить те процессы, которые идут в самом сообществе спонтанно, то есть  относятся собственно к самоорганизации. 

    

          Существует еще другой способ  определения (или представления)  сообщества, кроме  как через  его локализацию в социальной  структуре:  через символику. Именно  так обычно  происходит на уровне  обыденного сознания или журналистской  практики. Пытаясь выяснить, кто  такие "хиппи" (или панки  и проч.), мы, прежде всего, описываем  их знаки. 

           А. Петров  в  статье "Пришельцы"  в "Учительской газете" изображает  тусовку волосатых: 

           " Лохматые, в  залатанной  и  сильно потертой одежде, иногда  босые, с холщовыми торбами  и рюкзаками, расшитыми цветами  и исписанными антивоенными  лозунгами,  с гитарами и флейтами парни  и девушки прохаживаются по  скверу, сидят на скамейках, на  лапах бронзовых львов, поддерживающих  фонари, прямо на траве. Оживленно  беседуют, поют в одиночку и  хором, закусывают, покуривают "... 

           Практически все, что упоминает  А. Петров, служит у волосатых  опознавательными знаками "своих". Здесь символика внешности: лохматая  прическа, потертая  одежда, самодельные  сумки и т.п. Затем графическая  символика: вышитые цветы (след  Цветочной революции, породившей  первых хиппи), антивоенные лозунги,  типа: 

"Любите, а не воюйте"! - знак важнейшей  ценности этой среды - пацифизма,  ненасилия. 

            Поведение, описанное в приведенном  пассаже: неторопливые прогулки, свободное музицирование, вообще преувеличенная непринужденность - то же знак. Это все форма, а не содержание общения. То есть первыми в глаза бросаются знаки принадлежности к сообществу. И именно их описывают, желая это сообщество представить. И действительно, наличие особой символики, расцениваемой как "своя", есть уже безусловный знак существования коммуникативного поля, некоего социального образования. 

                 

          1 июня 1987 г. Это точка отсчета,  конечно, мифологическая (считается,  что первого июня 1667 года первые  хиппи вышли в Москве на  Пушкинской площади на улицу  и призвали отказаться от  насилия):   

"Они, - рассказывает  один из старых хиппи, - вышли,  и сказали: Вот мы - представители  этого движения, это будет система  ценностей и система людей".  

Не случайно выбрана и дата - День защиты детей: "Было, - продолжал тот же хиппи, - сказано: Живите как дети, в мире, спокойствия, не гонитесь за призрачными  ценностями... Просто приход был человечеству дан, что бы могли остановиться и  задуматься, куда мы идем...  

Я уже приводила  выше список черт, присущих неформальным объединениям, ниже приведены признаки, которые видно "невооруженным" глазом, с точки зрения дилетанта. 

б) Основные внешние признаки неформалов. 

  

1) Неформальные  коллективы не имеют официального  статуса. 

2) Слабо  выраженная внутренняя структура. 

3) Большинство  объединений имеет слабо выраженные  интересы. 

4) Слабые  внутренние связи. 

5) Очень  сложно выделить лидера. 

6) Не имеют  программы деятельности. 

7) Действуют  по инициативе небольшой группы  со стороны. 

8) Представляют  альтернативу государственным структурам. 

9) Очень  тяжело поддаются упорядоченной  классификации. 
 

2. История  неформального движения. 

Причины возникновения. 

          За период с 88 по 93-94 год количество  неформальных объединений  выросло  с 8% до 38% т.е. в три раза. К неформалам можно отнести средневековых Вагантов, Скоморохов, Дворян, Первых дружинников. 

  1) Волна   неформалитета после революционные годы. Контр-культурные  группировки молодежи. 

  2) Волна  60-е годы. Период Хрущевской оттепели. Это первые симптомы  разложения  административно-командной системы. (Художники, Барды, Стиляги). 

  3) Волна. 1986 год. Существование неформальных  групп было признано  официально. Неформалов стали определять  по различным соматическим средствам   (одежда, сленг, значковая атрибутика, манеры, мораль и т.д.), с помощью  которых  молодые отгораживались  от взрослого сообщества. Отстаивая  свое право на  внутреннюю жизнь.       

  Причины  возникновения. 

  1) Вызов  обществу, протест. 

  2) Вызов  семье, непонимание в семье. 

  3) Нежелание  быть как все. 

  4) Желание  утвердится в новой среде. 

  5) Привлечь  к себе внимание. 

  6) Не  развитая сфера организации досуга  для молодежи в стране. 

  7) Копирование  западных структур, течений, культуры. 

  8) Религиозные  идейные убеждения. 

  9) Дань  моде. 

  10) Отсутствие  цели в жизни. 

  11) Влияние  криминальных структур, хулиганство. 

    12) Возрастные увлечения. 

 История  возникновения. 

  

      неформальные объединения (вопреки  распространенному мнению) не является  изобретением наших дней. Они  имеют богатую историю. Разумеется, современные самодеятельные формирования  существенно отличаются от своих  предшественников. Однако, чтобы понять природу сегодняшних неформалов, обратимся к истории их появления. 

           

           Различные объединения людей  с общими взглядами на природу,  искусство, с общим типом поведения  известны с глубокой древности.  Достаточно вспомнить многочисленные  философские школы античности, рыцарские  ордена, литературные и художественные  школы средневековья, клубы нового  времени и т.д. Людям всегда  было свойственно стремление  к объединению. "Только в коллективе, - писали К. Маркс и Ф. Энгельс, - индивид получает средства, дающие  ему возможность всестороннего  развития своих задатков, и, следовательно,  только в коллективе возможна  личная свобода". 

           В дореволюционной России насчитывались  сотни различных обществ, клубов, ассоциаций, созданных по различным  признакам на основе добровольности  участия. Однако подавляющее их  большинство имело замкнутый,  кастовый характер. В тоже время,  например, появление и существование  многочисленных рабочих кружков,  создававшихся по инициативе  самих рабочих, ярко свидетельствовало  об их стремлении удовлетворить  свои социальные и культурные  запросы. Уже в первые годы советской власти появились принципиально новые общественные организации, собравшие в своих рядах миллионы сторонников нового строя и ставившие целью активное участие в строительстве социалистического государства. Так, одно из конкретных форм борьбы с неграмотностью населения стало созданное по инициативе В.И. Ленина общество "Долой неграмотность". (ОДН), которое существовало с 1923 по 1936 г. В числе первых 93 членов общества были В.И. Ленин, Н.К. Крупская, А.В. Луначарский и другие видные деятели молодого советского государства. Подобные организации имелись на Украине, Грузии и в других союзных республиках. 

           В 1923 году появилось добровольное  общество "Друг детей", которое  работало под руководством детской  комиссии при ВЦИК, возглавлявшейся Ф.Э. Дзержинским. Деятельность общества, проходившее под лозунгом "Все на помощь детям!", прекратилось в начале 30-х годов, когда было в основном покончено с детской беспризорностью и бездомностью. В 1922 году была создана Международная организация помощи борцам революции (МОПР) - прообраз советского фонда мира, сформировавшегося в 1961 году. 

  Кроме  названных в стране действовали  десятки других общественных  формирований: Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР, ОСВОД, общество "Долой преступность", Всесоюзное противоалкогольное общество, Всесоюзное общество изобретателей и другие. 

           В первые годы советской власти стали возникать многочисленные творческие объединения. В 1918 году были созданы Всероссийский союз рабочих писателей, Всероссийский союз писателей и Всероссийский союз поэтов. В 1919 году организовалась вольная философская ассоциация, среди членов-учредителей которой были А. Белый, А. Блок, В. Мейерхольд. 

           Этот процесс продолжался и  в двадцатые годы. За период 1920-1925 гг. в стране возникали десятки  литературных групп объединявших  сотни и тысячи поэтов и  писателей: "Октябрь", "Левый  фронт искусства", "Перевал", "Молодая гвардия" и другие. Появилось множество футуристических  группировок ("Искусство коммуны", Дальневосточное "Творчество", Украинский "Асканфут"). 

  Выражая  свое отношение к различным  литературным течения и группам,  ЦК РКП(б) в 1925 году подчеркивал, что "партия должна высказываться за свободное соревнование различных группировок и течений в данной области. Всякое иное решение вопроса было бы казнено - бюрократическим псевдорешением. Точно также недопустима декретом или партийным постановлением легализованное литературно - издательское дело какой-либо группы или литературной организации". 

          В послереволюционный период  возникли благоприятные условия  и для создания ряда новых  художественных объединений. Самым  крупным из них явилось Ассоциация  художников революционной России, в которую вошли художники-реалисты. Кроме того, тогда же сформировались  Общества станковистов, Общество  московских художников и другие. 

           Среди музыкальных организаций  и групп, образовавшихся в двадцатых  годах, следует, прежде всего,  отметить Ассоциацию современной  музыки, в которую входили А.  Александров, Д. Шостакович, Н.  Мясковский и другие. В 1923 году была организована Российская Ассоциация пролетарских музыкантов (РАПМ), в 1925 году - Производственный коллектив студентов- композиторов Московской консерватории ("ПРОКОЛЛ") и ряд других. Быстрое расширение сети различных объединений в первые после революционные годы  позволяло надеяться на их дальнейшее бурное развитие. Однако путь, который прошли самодеятельные общественные формирования, оказался отнюдь не безоблачным. Во второй половине двадцатых годов начался процесс консолидации  деятелей искусства и литературы: группы и течения начали сливаться в более крупные формирования на принципах единой политической платформы. Так, например, возникли Федерация советских писателей (1925 год) и Федерация советских художников  (1927 год). Одновременно происходил процесс распада многих литературно-художественных  объединений. В 1929-1931 гг. из культурной жизни общества исчезли Литературный центр конструктивистов "ЛЦК", литературные группы "Октябрь", "Перевал" и другие.  

          Окончательно подобные объединения  прекратили свое существование  после принятия постановления  ЦК ВКП(б) "О перестройке литературных организаций" (апрель 1932 г).  в соответствии с которым были ликвидированы группировки и созданы единые творческие союзы писателей, архитекторов, художников. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июля 1932 года было принято "Положение о добровольных обществах и их союзах", лишившие многие общественные организации их статуса и тем самым способствовавшие их ликвидации (этот документ и по сей день является единственным, в котором даны характеристики и признаки общественных организаций). 

  После  принятия этих решений на протяжении  более чем двух десятилетий  новые общественные организации,  не считая спортивных, в стране  практически не создавались. Исключение  составил лишь Советский комитет  защиты мира (1949 год). 

           Затем наступил период так  называемой "хрущевской оттепели". Так в 1956 году  были созданы  такие общественные организации,  как Ассоциация содействия ООН  в СССР, Комитет молодежных организаций  СССР, Комитет советских женщин  и т.д. Годы застоя были застойными  и для общественных объединений.  Тогда появились только три  общественные организации:  

Советский комитет за европейскую безопасность и сотрудничество 1971 год, Всесоюзное  агентство по авторским правам 1973 год и Всесоюзное добровольное общество любителей книги 1974 год. Такова вкратце  история самодеятельных общественных формирований. Она позволяет сделать  некоторые выводы. 

          Не трудно заметить, что бурное  развитие различных объединений  совпадает с периодами расширения  демократии. Отсюда следует принципиальный  вывод о том, что уровень  демократизации общества в немалой  степени определяется количеством  добровольных формирований, степенью  активности их участников. В свою  очередь отсюда следует и другой  вывод: появление современных  неформалов не есть результат  чьей-то злой воли, оно вполне  закономерно. Более того можно  смело предположить, что по мере  дальнейшего расширения демократии  число неформальных образований  и их участников будут возрастать. 

  

Появление современных неформалов. 

  

           Вначале отметим, что большинство  добровольных общественных формирований  перестало отражать интересы  своих членов. Увеличение числа  и численности общественных организаций  сопровождалось ростом пассивной  части рядовых членов, которые  ограничивали свое участие в  работе того или иного общества  уплатой членских взносов. Вопросы  политики обществ, порядок расходования  ими денежных средств, представительство  в партийных и советских органах  все меньше зависели от основной  массы членов обществ и все  больше сосредотачивались в руках  соответствующих аппаратов и  послушных им правлений. Именно  эти обстоятельства в немалой  степени способствовали бурному  развитию различных альтернативных  самодеятельных формирований, члены  которых, ставили перед собой  задачи, созвучные целям ряда  обществ, действовали более динамично,  гораздо активнее, завоевывая все  большую популярность у различных  слоев населения. 

  Главным,  определяющим фактором их развития, несомненно, стали процессы демократизации  и гласности, которые не только  пробудили к активной деятельности  миллионы людей, но и поставили  перед ними новые задачи. Решение  этих задач в рамках прежних  общественных формирований было либо затруднительно, либо просто невозможно, и, как следствие, появились новые самодеятельные объединения. 

           И, наконец, сыграло свою роль  снятие ряда неоправданных ограничений  на объединения граждан. Результатом  всего этого закономерно явился  бурный рост числа самодеятельных  общественных формирований и  повышение активности их участников.  

Сегодня снова, как и в первые послереволюционные годы, активная жизненная позиция миллионов советских людей стала выражаться в конкретных организационных формах, а главное стала воплощаться в их реальных делах. Об этом я и собираюсь рассказать. Но прежде познакомимся поближе с различными типами неформальных объединений.  

           В начале скажем несколько слов о главном объекте нашего внимания - о современных неформальных объединениях, т.е. добровольных самодеятельных формированиях, возникших по инициативе "снизу" и выражающих самые разнообразные интересы входящих в них людей. Они весьма неоднородны и отличаются друг от друга социальной и политической направленностью, организационной структурой, масштабами деятельности. 

           Что бы дать какую-то более  или менее упорядоченную картину  таких формирований, можно разделить  их на политизированные и не политизированные.  Одни из них действительно не имеют политической направленности. У других она едва заметна, и они лишь эпизодически, в силу каких-то определенных обстоятельств, выходят на политические вопросы, которые, тем не менее, не составляют основу их деятельности. Третьи же заняты непосредственно политическими проблемами.  

  

           Что же касается политизированных  самодеятельных общественных формирований, то большинство их стремится  путем развития демократических  институтов, формирования правового  государства и тому подобными  средствами улучшить, усовершенствовать  политическую систему нашего  общества, не меняя ее фундаментальных  основ. Но есть среди них  объединения, заведомо ставящие  целью изменения существующего  строя. Таким образом, во второй  группе можно более или менее  определенно выделить социально-прогрессивный  и асоциальные, антисоциалистические  формирования. 

3. Классификация  неформалов 

  

          Объединения неформалов нигде  не зарегистрированы, своего устава  или положения не имеют. Условия  членства в них неоговорены,  численность группировок колеблется. 

  Однако  неформалы существуют. Они могут  успешно вписываться в процесс  демократизации общества, а могут  стать дестабилизирующим фактором, выступая с позиций голого  критиканства и открытого противостояния правоохранительным органам и органам власти. Рассмотрим некоторые из них, с моей точки зрения типичных объединений такого рода.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.