Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Эпоха мустье на Алтае

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 17.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 27. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание
Введение……………………………………………………………3-8 стр.
Глава 1. Историография вопроса…………………………….9 -14 стр.
Глава 2. Мустьерские памятники  закрытого типа
А) Усть-Канская пещера………………………………....14-17 стр.
Б) Пещера Страшная……………………………………..17-18 стр.
В) Пещера Окладникова…………………………………19-21 стр.
     а) Алтайский  неандерталец………………………..…21-24 стр.
Г) Денисова пещера………………………………………24-26 стр.
     б) «Денисов  человек»………………………………….26-28стр.
Глава 3. Мустьерские памятники  открытого типа
А) Усть-Каракол 1………………………………………..29-32 стр.
Б) Тюмечин.........................................................................32-36 стр.
В) Кара-Бом………………………………………..……...36-37 стр.
Заключение………………………………………………………38-40 стр.
Список используемой литературы……………………………..41-42 стр.
Список используемых интернет-ресурсов……………...……….. 43 стр.
Приложение……………………………………………………...44-48 стр.
 
Введение
Средний палеолит Алтая –  явление интересное и многоплановое. Одной из определяющей составной  этой эпохи являются памятники мустьерского типа. Мустьерская культура – эпоха  существования неандертальца. Впервые определена Г. Мортилье в конце 60-х гг. XIX в. и названа по пещере Ле-Мустье (Le Moustier) на юго-западе Франции. Распространенна в Европе, Северной Африке, Средней Азии и на Ближнем Востоке.
Мустье является одним  из древнейших этапов исторического  развития человечества. Для мустьерского времени характерен первобытнообщинный строй - первая общественно-экономическая формация, которой были присущи общественная собственность на средства производства и коллективное потребление присваиваемых обществом продуктов. Характеризуется также рядом изменений в различных сферах жизни и деятельности человека.
Эпоха мустье охватывает период времени от сотого до тридцать пятого тысячелетия, считая от рубежа нашей  эры. Это сравнительно небольшой  отрезок времени, если начало возникновения  человечества исчислять двумя с  половиной миллионами лет (возможно и больше).
В мустьерскую эпоху вступил  палеоантроп - человек, или, как говорят  ученые, ископаемый гоминид, достаточно высоко поднявшийся по долгой и сложной  генеалогической лестнице исторического  развития. К этому времени иной стала и вся природная обстановка: ландшафт, климат, растительный и животный мир. Во многом происшедшие изменения  зависели от оледенений, или гляциалов, которые сменялись промежутками потеплений - интергляциалами. На мустьерскую  эпоху, т.е. на жизнь палеоантропов, падают так называемый рисс-вюрмский интергляциал и первая половина вюрмского  гляциала. Климат установился тогда  суровый, континентальный. Такой климат привел к совершенствованию техники обработки камня, появлению новых орудий труда, зарождению религиозных верований и эстетических представлений.
Совершенствование трудовой деятельности приводит к использованию  многих новых каменных орудий. Сейчас их известно более 60 видов. Большинство  изготавливалось из отщепов. Определить функциональное назначение орудий удалось  с помощью трассологического метода. Суть его в следующем. Современные исследователи из того же сырья, что и в древности, изготовляли копии орудий. Этими "новоделами" они обрабатывали дерево, кость, шкуры и т. п., затем с помощью микроскопа изучали рабочие части орудий, устанавливая степень сработанности, направление царапин и т. п. Изготовленные образцы сравнивали с древними орудиями. При наличии совпадений делался вывод о том, для чего использовалось то или иное орудие.
С учетом увеличения количества орудий, совершенствования техники  их изготовления появляется возможность  выделять местные (локальные) различия мустьерских человеческих сообществ. По европейским материалам определено не менее четырех вариантов мустье. В так называемом типичном мустье крайне мало бифасов и много остроконечников  и скребел разных типов. Наоборот, в мустье с ашельской традицией  преобладают небольшие бифасы (рубильца) и немного скребел и остроконечников. Выделяется и зубчатое мустье, где  преобладают мелкие орудия с зубчатым краем. Близкие к этим вариантам  индустрии встречаются в пределах Горного Алтая и соседних территориях.
Представительные коллекции  каменного инвентаря, применение естественнонаучных методов датирования отложений, содержащих в себе культурные остатки, способствовали разделению памятников мустьерской ступени палеолита  на два варианта в различных их фациях. Основная часть археологических  памятников – пещеры Окладникова, Денисова (слои 20-12), Страшная, Усть-Канская, местонахождение  открытого типа Тюмечин I, Усть-Каракол I, Кара-Бом (рис. 1) – рядом исследователей были отнесены к варианту мустье типичного1.
Однако технокомплексы некоторых памятников обладают рядом особенностей, выражающихся в большей или меньшей степени развития леваллуазской технологии расщепления в рамках ее параллельной разновидности, которая, по нашему мнению, оказывала значительное влияние на колебания в типологических характеристиках индустрий. По существующим на данный момент представлениям к различным фациям типичного мустье были отнесены следующие объекты: пещера Окладникова, Денисова пещера, Страшная пещера2.
По-иному выглядит индустрия  местонахождения Тюмечин II. Она является нелеваллуазской. Индустрия отнесена исследователем к варианту зубчатого  мустье.3
Яркий и своеобразный вариант  мустьерской культуры демонстрируют  материалы стоянки Кара-Бом. Планиграфически и стратиграфически в делювиальных отложениях выделено 8 последовательных культурных комплексов; два из них фиксируются культурными горизонтами (средний палеолит) и 6 уровнями обитания - культурными слоями (верхний палеолит). Характеризуя  индустриальный комплекс можно сделать вывод, техника расщепления – леваллуазская4.
Люди предпочитали жить в  пещерах и гротах, так как защиту от холода и зверей можно было обеспечить только в них. Вероятно, у входа  в пещеры делали заслоны из веток. Об использовании огня можно говорить лишь предположительно, так как прямых доказательств нет.
 Основным способом  добычи пропитания была охота.  О ее формах можно судить  по аналогиям, с учетом природной  обстановки. Главным образом охотились на крупных млекопитающих, которые могли обеспечить солидный запас мяса. Предположительно можно говорить и о растительной пище.
Эпоха мустье важна и тем, что в это время зарождаются  элементы религиозных верований  и эстетических представлений.
Актуальность. Эпоха мустье представляет собой один из наиболее насыщенных исторических периодов, различные находки этого периода изучены в достаточной степени. Вместе с тем за последние годы территория Алтая находится в центре внимания научного мира, особенно в связи с открытиями так называемого «денисова человека». Актуальность данной работы в том, что в ней представлена попытка демонстрации не только процесса каменной индустрии, но и показана сложность процесса антропогенеза, а также определенно место мустьерских материалов, полученных на Алтае среди всего комплекса аналогичных находок.
Историография среднего палеолита связанны с местным исследователем Михаилом  Диановичем  Копытовым. Наиболее значимые открытия этого времени сделаны исследователем С. И. Руденко в сер. XX в.  Он открыл и исследовал палеолитическую стоянку в Усть-Канской пещере. Б.Х. Кадикова обследовал стоянки Майма и Усть-Сема и произвел раскопки на них. С 1963 г. Алтай привлекает пристальное внимание академика А.П. Окладникова, который произвел ряд исследований в Сибирячихинском гроте. На сегодняшний день исследования данного периода не прекращаются, их возглавляет действительный член РАН, доктор исторических наук, директор Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН – А.П. Деревянко, под его руководством осуществляется ряд исследований в Денисовой пещере.
Объект исследования – открытые и закрытые памятники мустьерской культуры на Алтае.
Предмет исследования – эпоха мустье на Алтае.
 
Цель исследования – систематизация и обобщение полученных раннее данных в ходе раскопок и исследования памятников среднего палеолита, выделить  несколько вариантов мустьерской культурной традиции, установив тем самым место мустьерских находок и связи среди прочих синхронных материалов.
Задачи:
      рассмотреть степень изученности памятников мустьерской культуры;
      изучить материал, полученный в ходе исследований памятников закрытого типа;
      рассмотреть находки из Денисовой пещеры и пещеры им. Окладникова, сделать соответствующие выводы;
      изучить материал, полученный в ходе исследований памятников открытого типа;
      систематизировать и обобщить полученные  данные.
Территориальные рамки - Прежде всего, следует указать на то, что памятники этой эпохи распложены в контактной зоне: территория Республики Алтай и Предалтайской равнины граничат с юго-востока с Китаем и Монголией, с юга – с северо-восточным Казахстаном и Кулундой, с севера – с Западно-сибирской низменностью, а с востока – с Саянской горной страной. Каждый из этих регионов в среднем палеолите представлял территорию расселения своеобразных и самобытных культур.
Хронологические рамки - возникновение мустьерской культуры датируются примерно 300 тыс. лет назад, закат культуры связывают с похолоданием и исчезновением неандертальцев около 30 тыс. лет назад. Однако чаще всего ученные указывают хронологические рамки 140 – 40 тыс. лет до н.э.
Для написания работы были использованы монографии А.П. Деревянко, В.И. Молодина, С.В. Маркина, Г.П. Григорьева и др. Также были использованы статьи журналов «Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий», «Археология, этнография и антропология Евразии», «Сохранение  и изучение культурного наследия Горного Алтая», «Вокруг Света» и другие.
Новизна работы состоит в том, что она представляет собой систематизацию полученных раннее данных
При написании работ был использован анализ и синтез собранного материала по данному периоду, была проведена аналогия находок найденных в пещерах и на стоянках Алтая. Также полученный материал был подвергнут описанию и обобщению, в результате работа получила целостность.
Практическая  значимость работы заключается в том, что данный материал может быть использован студентами для подготовки к семинарским занятиям и экзаменам, а также для подготовки к студенческим конференциям и написанию курсовых работ.
Апробация. Работа была представлена на студенческой апрельской конференции, где заняла первое место.
Работа состоит из: введения, трех глав (где непосредственного рассматриваются находки, сделанные учеными, открытых и закрытых памятников  мустьерского типа, также в основную часть входит рассмотрение находок, сделанных новосибирскими учеными в 2008 г., Денисовой пещеры), заключения, списка использованной литературы и приложения.
В настоящее время силами целого ряда научных центров открыто  и изучено более сотни памятников различных этапов каменного века, в том числе многослойных пещерных (Усть-Канская, Страшная, Денисова, имени Окладникова) и открытых (Усть-Каракол, Кара-Бом, Ануй 1, Тыткескень 2 и 3, Ушлеп 6, Усть-Сема) стоянок. Собран громадный фактический материал, рассеянный в виде отдельных публикаций по десяткам сборников, часто изданных небольшими тиражами и практически недоступных для основной массы студентов, специализирующихся по археологии и краеведению.
 
Глава 1. Историография вопроса
Процесс изучения древней  истории Алтая насчитывает  к  настоящему  моменту  около  столетия.  Предметы  древности  всегда привлекали  внимание,  как специалистов,  так и простых людей. Во многом  благодаря их  стараниям были  сделаны интересные и важные открытия и находки. 
Но, несмотря на  столь  длительный  временной период изучения, специализированных работ по данной теме практически нет, за исключением  нескольких статей, вышедших в 80-е гг. ХХ в. Необходимо  также отметить, что целостной и проработанной  периодизации истории изучения палеолита  Алтая в настоящее время не выработано. Нужно  сказать,  что  предложенная  нами периодизация  в целом имеет незначительные расхождения с обнаруженными в литературе  периодизациями  археологического  изучения  Сибири  в целом,  частью  которой  является  и  обозначенный  регион5.  При этом  нужно учесть  тот  факт,  что  данные  периодизации  в  большинстве  своем были выработаны в советское время, что наложило на них соответствующие штампы.
Большинство исследователей, так или иначе обращающихся истории  изучения каменного века на Алтае, традиционно  выделяют в ней три периода, каждый из которых в свою очередь делится еще на несколько самостоятельных этапов.
I период: 2-я половина XIX в.  – 1-я половина XX в. 
1 этап: 2-я половина ХIХ  в. 
2 этап: начало ХХ в.  – 1941 г. 
3 этап: 1945–1960 гг.
II период: 1960–1970-е гг.
III период: 80–90-е гг. XX в. 
  1 этап: 1980-е гг.
  2 этап: 1990-е гг.
Необходимо подчеркнуть, что  со 2-й половины ХIХ в. начинается  первый  этап  именно  профессионального  изучения  древней истории нашего региона. Однако еще до начала этого периода интерес к алтайским древностям неоспорим и связан он, прежде всего с именами известных исследователей сибирских древностей, среди них доктор  Даниил  Готлиб Мессершмидт (1685–1735)  и  его  ближайший  помощник  Филипп  Иоганн  Табберт  фон  Страленберг (1676–1747),  старший горный мастер Колывано-Воскресенских заводов Иван  Иванович  Лейбе (1724–1782),  академик  Петр  Симон Паллас (1741–1811),  управляющий Змеиногорским краем горный инженер Александр Иванович Кулибин (1798–1837),  русский геолог  Григорий Петрович  Гельмерсен (1803–1885),  академик Федор Федорович Брандт (1802–1879) и историк граф Алексей Сергеевич Уваров (1825–1884).  Именно  ими  были  сделаны  первые  находки плейстоценовой  фауны  в  пещерах  Юго-Западного  Алтая,  что  в дальнейшем  послужило  поводом  для  более  детального  изучения данных  объектов  и,  как  следствие,  открытия  в  некоторых  из  этих пещер палеолитических стоянок.
В начале XX в. начинается второй этап первого периода в истории  изучения алтайского палеолита. Благодаря  стараниям и энтузиазму  местных  исследователей  Михаила  Диановича  Копытова (1869 –  после 1932),  Сергея Михайловича  Сергеева (1879–1947), Александра Павловича Маркова (1904–1976) были сделаны  открытия,  которые  привлекли  внимание  специалистов-археологов  к  нашему  региону.  Именно  обнаруженные  ими  находки  подтолкнули  центральные  научные  учреждения  страны  организовать  экспедицию  на Алтай  под  руководством  Георгия  Петровича Сосновского (1899–1941). В  результате  работ,  проведенных  данной  экспедицией, на протяжении нескольких лет были открыты первые памятники палеолитического времени  на Алтае, признанные широким кругом  специалистов,  проведены  разведочные  работы,  в  результате которых  собраны коллекции каменных изделий, датированных палеолитом,  и  предприняты  первые  попытки  интерпретировать  эти находки. Данный этап завершается  с началом Великой Отечественной  войны.  Его  основным  итогом  следует  считать  начало  интерпретации  и публикации накопленного к этому  времени материала, а также превращение  Алтая  в новый перспективный  для  археологического изучения регион.
Великая Отечественная  война  прервала  археологические  исследования  на Алтае. Но  уже  с 50-х  гг. ХХ  в.  начинается  третийэтап первого  периода в истории изучения алтайского древнекаменного  века.  В  это  время  на  Алтае  начинает  свои  работы  Горно-Алтайская  археологическая  экспедиция  под  руководством  Сергея Ивановича  Руденко (1885–1966).  В  Центральном  Алтае  один  из отрядов данной экспедиции в 1954 г. открыл и исследовал палеолитическую стоянку в Усть-Канской пещере по правобережью Верхнего  Чарыша.  Тогда  же  этой  экспедицией  проводились  раскопки  курганов на Туэктинском участке долины р. Урсула (левый приток Катуни), где также были обнаружены архаичные каменные орудия, относящиеся  к  каменному  веку. Открытие Усть-Канской палеолитической  стоянки  значительно  расширило  представления  археологов о каменном веке на Алтае и отодвинуло его нижнюю  границу на несколько тысячелетий в глубь веков.
Среди местных исследователей на данном  этапе необходимо, прежде всего, отметить краеведа Бориса Хатмиевича Кадикова, которым в конце 1950-х – 1-й половине 1960-х гг. в результате интенсивных разведочных работ был открыт ряд палеолитических стоянок и местонахождений. 
В целом первый период в  истории изучении палеолита Алтая  характеризуется  как  время  первоначального  накопления  фактического материала. В это же время появляются первые публикации и попытки  интерпретации  обнаруженных  находок,  а  Алтай  превращается в регион, дополнивший  археологическую карту Сибири.
Второй  период  изучения  палеолита  Алтая  связан  с  именем Алексея Павловича Окладникова (1908–1981),  одного из  крупнейших  советских  исследователей  азиатских  древностей.  Начало  его работы  на Алтае  связано  с  открытием  палеолитического местонахождения  на реке Улалинка. Уникальный материал с  этого памятника  долгое  время  оставался  и  продолжает  оставаться  предметом споров и  дискуссий ученых различных областей науки. Под руководством А.П. Окладникова  проводились археологические раскопки в долине Катуни. Кроме исследований на памятниках открытого типа,  он  руководил  работами  по  изучению  палеолитических  стоянок  в  пещерах  Страшная  и  Денисова.  В  этих  экспедициях  также принимали  участие геологи и палеонтологи. 
В 60-е  гг. ХХ  в.  десятки  палеолитических местонахождений  были  открыты и обследованы  геологами Западно-Сибирского  геологического управления.
В 1976–1977  гг.  в  долинах  Бии  и  Катуни,  верхнем  течении  Оби  и  низовьях  Чарыша  бийский  археолог  Борис Иванович  Лапшин (1947–1980)  провел  разведочные  работы  и  открыл  свыше  10 палеолитических  и мезолитических памятников. 
Благодаря  поисковым  работам  новосибирского  археолога  Владимира  Дмитриевича  Кубарева  были  получены  первые  сведения о палеолите высокогорной зоны Алтая. 
Таким  образом,  к  началу 80-х  гг. ХХ  в.  период  накопления археологического  материала  закончился. Материалы,  полученные на протяжении второго периода исследования,  значительно увеличили  источниковедческую  базу  алтайского  палеолита. К  началу 80-х  гг. ХХ  в.  выявлена широкая  сеть  палеолитических  объектов, охватившая  примерно  половину  территории  Алтая.  Вместе  с  тем многие районы оставались не обследованными и в том числе почти весь высокогорный юг региона. Полевая изученность большинства памятников оставалась предварительной, что значительно снижало на тот момент уровень культурно-хронологической интерпретации полученных  данных  и  ограничивало  возможность  проведения внутри- и межрегиональных корреляций. 
Интересно, что при наличии  обширной источниковой базы в этот период не было опубликовано ни одной  обобщающей работы, кроме статьи А.П. Окладникова, посвященной концу палеолитического времени, а также нескольких статей Б.И. Лапшина, в которых он изложил ряд своих гипотез об эволюции палеолитических культур на Алтае в  сторону микролитизации орудий и появления признаков  мезолита. Вместе  с  тем  в  это  время  в  различных  научных изданиях  выходит  множество  статей,  посвященных  исследованию отдельных памятников.
С 1980-х  гг.  начинается  качественно  новый  период  в  изучении палеолита Алтая. Так, с этого времени новосибирские археологи  приступают  к  планомерному изучению  палеолита Горного Алтая.  Прежде  всего,  ими изучались пещеры  Денисова,  Каминная  и Сибирячиха, стоянки верхнепалеолитического времени – Кара-Бом, Ануй-1, Усть-Каракол,  а также высокогорные  памятники Чуйской котловины.
Примерно  с  этого  времени  начинают  складываться  региональные центры изучения древней истории Алтая.
Несколько  ранее,  с 1978  г.,  в  центральной  части Алтая  под руководством М.В. Шунькова,  впоследствии  сотрудника Института  археологии и  этнографии СО РАН, начинает работать палеолитический  отряд  Томского  университета.  Им  исследовались  три  мустьерских  местонахождения  на  Тюмечинском  археологическом комплексе  в  долине  реки  Урсул (левый  приток  Катуни).  Первые  же  палеолитические  находки  были  обнаружены  здесь  раньше,  в 1976  г.,  барнаульским  археологом  Владимиром  Александровичем Посредниковым.
К  исследованию  археологического  прошлого  Алтая  приступают сотрудники Горно-Алтайского НИИ истории, языка и литературы.
После приезда в 1977 г. в  Барнаул Юрия Федоровича Кирюшина начинает формироваться научная школа изучения каменного века  в Алтайском  государственном университете. Экспедиция под его  руководством  провела  крупномасштабные  полевые  работы,  в ходе  которых  были  открыты  целые  комплексы  палеолитических стоянок в Горной Шории, на р. Чумыше, в среднем течении Катуни и на высокогорных долинах Алтая.
Идея  строительства Катунской  ГЭС  стала  завершением  первого этапа третьего периода изучения палеолита. В зоне планируемого затопления были проведены обширные работы по выявлению новых  и  документации  уже  известных  археологических  объектов. Таким  образом,  к  рубежу 80–90-х  гг.  прошлого  столетия  в распоряжении  ученых  оказался  огромный  фактический  материал,  требующий осмысления и интерпретации. 
С  начала 1990-х  гг.  начинается  современный  этап  изучения древней  истории Алтая. Исследовательские работы возглавляет А.П. Деревянко. В настоящее время перед исследователями стоит главная задача – анализ полученных данных, который позволил бы структурировать накопленный материал и создать наиболее целостную картину древнекаменного века на территории Алтая.
 
Глава 2. Мустьерские памятники закрытого типа
Мустьерские памятники закрытого  типа – это природно-исторические пещерные памятники, где были найдены следы пребывания неандертальца.
 
А. Усть-Канская пещера
Вторая мировая и Великая  Отечественная войны приостановили  изучение древней истории Алтая  почти на десятилетие. И только с 50-х гг. ХХ в. начинается качественно  новый  этап  в  этом  процессе.  В 1954  г.  вышла  статья М.Ф. Розена,  в которой он указывает на ряд  пещер на р. Чарыше, где были сделаны  находки более поздних эпох –  бронзы и железа, этот же  год ознаменовался  открытием Усть-Канской палеолитической  стоянки.
В 1954 г. один из отрядов Горно-Алтайской  археологической экспедиции под  руководством С.И. Руденко обнаружил  первое пещерное  поселение  палеолитического  времени  в  Горном  Алтае  на Чарыше у с. Усть-Кан. Каменный инвентарь раскопанной С.И. Руденко Усть-Канской стоянки, позволяет датировать ее более ранним временем  по  сравнению  с  другими  палеолитическими  стоянками Алтая. Типичные для позднепалеолитического  времени орудия представлены здесь незначительным количеством экземпляров. В индустрии данного памятника присутствуют дисковидные и леваллуазские нуклеусы, скребла и остроконечники, аналогии которым имеются  в  западноевропейских  памятниках,  датируемых мустьерским временем. По  мнению  С.И.  Руденко, пещера  служила временным убежищем охотников только в летнее  время. Он  делает  эти  предположения,  основываясь  на  том, что в пещере не было найдено остатков дерева и углей, а о том, что охота  была  основным  занятием  обитателей  пещеры,  свидетельствуют обнаруженные здесь фаунистические остатки.
C.И. Руденко, определяя ее хронологическую принадлежность, ограничивался следующим: «… стоянку человека в Усть-Канской пещере можно датировать теплой фразой, предшествующей последнему оледенению Алтая – верхнем плейстоценом»6.
Мустьерский  возраст  стоянки  в Усть-Канской  пещере  был  обоснован  позже.  Н.К.  Анисюткин  и С.Н. Астахов в 1970 г. поддержали оценку относительного возраста стоянки  по  фаунистическому  комплексу,  отметив  при  этом,  что возраст  стоянки  должен  быть  не моложе  каргинского потепления. Проанализировав  каменный  инвентарь,  авторы  статьи  пришли  к выводу, что  основная  его часть относится к мустье леваллуазской фации (рис. 2) и имеет позднемустьерский возраст, а также, что, кроме мустьерских,  в коллекции присутствуют  позднепалеолитические изделия,  однако  эти предметы малочисленны  и не  искажают  общий мустьерский  облик  индустрии7.
Усть-Канская пещера находится  в центральной части Горного  Алтая, в долине верхнего течения  реки Чарыш, в 3,5 км восточнее села Усть-Кан. Пещера представляет собой обширный сухой грот, расположенный в правобережной  горе-скале «Белый Бом» на высоте почти 52 м от подошвы горы. Длина Усть-Канской  пещеры — 17 м, высота — 12 м.
При раскопках объекта  рыхлые отложения небольшой мощности были восприняты как единичный цикл  седиментации, включающий археологические  и палеонтологические остатки.  Должного геологического наблюдения над разрезами  проведено тогда не было, и поэтому  поступавшие археологические материалы  оказались, вероятно, мешанными, т. е. не разделенными слоями.  Последнее и предопределило  суммарную характеристику материала, содержавшуюся практически во всех обобщающих изданиях.
Мировую известность этот раннепалеолитический памятник получил  благодаря тому, что это первая подобная стоянка древних людей, выявленная на территории Северной Азии. Практически в каждом слое содержаться  материал. Коллекция ископаемых костей из Усть-Канской пещеры принадлежит 17 видам млекопитающих и 12 видам  птиц (як, винторогая антилопа, лошадь, кулан, шерстистый носорог и другие животные), орудия труда (резцы, скребки, наконечники) со следами обработки, остатки очагов. С конца 1990-х годов  археологи из Института археологии и этнографии СО РАН ежегодно проводят здесь исследования.
По мнению учёных, Усть-Канская  пещера на протяжении многих веков  использовалась как место для  стоянки. Вход в пещеру расположен на южном склоне горы, что обеспечивает сухое и теплое состояние пещеры, сам склон довольно крутой, что  даёт защиту от животных и посторонних  людей. У подножия горы бьют многочисленные родники. Из результатов исследований найденных останков фауны и флоры, а также из анализа пещерных отложений, был сделан вывод, что в окрестностях пещеры существовали открытые сухие  степные пространства при относительно тёплом климате.
К сожалению, огрехи в полевой  методике, отсутствие своевременной  диагностики геологического разреза  в Усть-Канской пещере порождают  различные толкования этого первого  мустьерского памятника, раскопанного также почти полностью. Нет единого  мнения и относительно интерпретации  колонки напластований8, и характеристики коллекции Усть-Кана, которая якобы является мешанной и содержит верхнепалеолитическую примесь9.
 
Б. Пещера Страшная
Пещера Страшная находится  в Краснощековском районе, в 2,5 км, к северу от поселка Тигирек, на левом  берегу реки Ини, на высоте 45 м от уреза  воды. Пещера открыта в 1966 г. спелеологами Томского университета.
Пещера Страшная представляет собой карстовую полость в  известняках. Пещера по строению – простая горизонтальная, протяженностью 20 м., в дальней части ее имеется значительное расширение, образующее зал. Средняя ширина входа 2-3 м., высота 6 м. Площадь пещеры около 80 м2.10
В 1969 - 1970 гг. на небольшой площади исследуется пещера страшная11. В многометровых рыхлых толщах найдены кремни леваллуа-мустьерского облика и богатейшие остатки фауны четвертичных млекопитающих. Материалы из Страшной чаще стали привлекаться в качестве обоснования при определение региона возникновения леваллуазских приемов раскалывания сырья и дальнейшего его бытования в верхнем палеолите Сибири.
В 1989–1991 гг. были продолжены работы в пещере Страшная. Объектом исследования  в эти полевые сезоны  были  выбраны предвходовая площадка и участок за шурфом 1969 г. В результате этих работ было  выявлено,  что голоценовые слои  составляют  незначительную часть всех  рыхлых  отложений в пещере  и содержат  разновременный археологический материал от эпохи бронзы до позднего средневековья.
Следующие три горизонта  относятся к эпохе верхнего палеолита,  содержат  изделия  из  камня  и  единичные  изделия  из  кости. Орудийный  набор  представлен  скребками  различных  типов,  для которых характерно оформление рабочего края как лицевой, так и  брюшковой ретушью, скреблами на массивных отщепах и пластинчатых формах, зубчатыми и выемчатыми орудиями, резцами, долотовидными орудиями и  т.д. Для многих пластин характерно наличие фасетированной площадки.
Ниже  под  верхнепалеолитическими  горизонтами  залегают слои, в которых  встречаются изделия леваллуазского облика. В ходе  работ  этого  периода  их  было  выделено  три. Среди материалов этих  слоев  встречены  подтреугольные  остроконечники, многие  из которых подправлены  ретушью, двухплощадные монофронтальные леваллуазские нуклеусы овальной формы, разнообразные скребловидные  инструменты. Характерно  отсутствие  пластинчатых форм. Предварительно эти материалы были отнесены авторами раскопок к  эпохе  мустье12
Индустрию мустьерского облика содержит 3 слой13. Найденный орудийный комплекс свидетельствует (рис. 2), что технокомплекс Страшной пещеры (по материалам раскопок 70-х годов)14 является нефасетированным, непластинчатым, нелеваллуазским; первичное расщепление – леваллуазское и радиальное. Орудийный набор представлен сколами леваллуа, скреблами, зубчато-выемчатые изделия и верхнепалеолитическая группа орудий немногочисленны.
В 2005– 2006 гг. раскопки памятника  были возобновлены.
В пещере Страшной были обнаружены останки древнего человека, которые, судя по всему, могут не принадлежавшие неандертальцу. К сожалению, что  касается находки в Страшной пещере, то никакого общего мнения ещё нет: сообщение о ней пока не опубликовано в научной печати, и даже морфологический  анализ зубов не проводился, хотя «на  первый взгляд они схожи с зубами неандертальца из пещеры Окладникова.
Ценность пещеры определяется собранным обширным фаунистическим материалом. По найденным материалам обнаружено 40 видов млекопитающих, в числе их пещерные гиена и  медведь, мамонт, шерстистый носорог, бизон. Для первобытных охотников пещера была удобным наблюдательным пунктом. Во входной ее части имеется культурный слой мощностью около 5 м с орудиями позднего палеолита. Пещера предлагается к признанию ее памятником природы  федерального уровня, она имеет научное, учебно-просветительское значение.
 
В. Пещера Окладникова
В 1984  г.  началось  исследование  пещеры Сибирячихи. Пещера расположена на окраине с. Сибирячихи Солонешенского района Алтайского края. Первые археологические находки на памятнике были сделаны в 1973 г. В.Д. Луневым, который обнаружил в пещере  кости ископаемых животных и остроконечник15. Начиная с 1984 и до 1987 г. в пещере  проводились исследовательские работы  с привлечением широкого  круга как отечественных,  так и зарубежных  специалистов. В 1984 г. велись раскопки навеса, в 1985-м – грота, а также галерей 1, 2 и 3, в 1986-м – зала 2 и галереи 4 и в 1987-м – зала1.
В настоящее время памятник, благодаря небольшой мощности рыхлого  заполнителя, раскопан практически  полностью. Учитывая то, что пещера не имела  официального наименования   на всех картах отмечалась лишь условным знаком, было решено присвоить ей имя  известного и советского историка и  археолога, крупнейшего специалиста  в области сибирских древностей – Алексей Павловича Окладникова.
Среднепалеолитические материалы  происходят из слоев 7, 6, 3–1  и  насчитывают 3911  кремней.  Особенностью инвентаря является малое количество ядрищ леваллуазских разновидностей,  незначительное  количество  краевых  и  полукраевых основ, большой объем мелких сколов отделки и высокий процент орудий.
Исходя  из  общепринятых  разграничительных  критериев,  все  материалы пещеры с однородным характером индустрии были помещены  авторами раскопок  в рамки мустье  типичного  непластинчатого, нелеваллуазской (слои 6–1) и типологически леваллуазской  фации (слой 7).
Пещера Окладникова была отнесена к типичному мустье (рис. 3) - индустрия непластинчатая (I Lam в своем максимальном значении не превышает 7,3); нефасетированная, нелеваллуазская (IL технический не превышает 6,4). Первичное расщепление основывается на радиальном принципе, остальные техники раскалывания находятся в подчиненном положении. Анализ орудийного набора свидетельствует о преобладании мустьерского компонента, индекс изделий верхнепалеолитической группы не превышает 7,7, также невелик удельный вес зубчато-выемчатой группы (8,6). Ведущим типом орудий комплекса являются скребла и орудия типа dejete (индекс скребел варьирует от 48,6 до 72,7). Накопление рыхлых осадков пещеры происходило в каргинское время, имеется серия радиоуглеродных дат (слои 7-1), помещающих этот процесс в хронологические рамки от 44,8±4 тыс.л.н. до 33 тыс.л.н.16.
Исследователи  пришли  к  выводу,  что  пещера  использовалась  как  стоянка  длительного  пребывания  охотников  на крупных животных, в основном лошадей, носорогов, бизонов, благородных оленей, аргали. Расщепление  сырья производилось где-то на  стороне,  возможно  на  берегу  реки,  а  в  пещеру  приносились  лишь  заготовки, превращаемые  здесь  же  в орудия. Последние,  согласно  данным  функционального  анализа,  использовались  преимущественно  для работы  с мягкими материалами (шкуры, мясо). Гораздо меньше предметов  обнаружено со следами, характерными для  пиления, сверления, строгания и  прокалывания.
Пещера им. Окладникова  – это, пожалуй, единственный памятник на Алтае, раскопанный полностью  с применением современных методов  полевой археологии и комплексного подхода в оценке археологического объекта. Здесь установлены состав и сочетание материальных остатков, происходящих из различных геологических  тел.
 
а) Алтайский  неандерталец
Кроме каменных артефактов в слоях 7, 3, 2 были обнаружены антропологические  материалы – зубы подростков (постоянные моляры  и  премоляры). Согласно  определениям  антропологов,  обитатели  объекта  относились  к  неандертальской  линии  эволюции  и   67 имели  значительное  сходство  с  европейскими  и  близкими  к  ним переднеазиатским  неандертальцами  типа  Шанидар-II17.
Также в пещере были обнаружены костные останки. Анализ костей умершего около 30 тысяч лет назад на Алтае  ребёнка привёл учёных к выводу, что это неандерталец. Более того, генетический анализ показал его  близкое родство с европейскими неандертальцами, а значит, эти гоминиды смогли колонизировать значительно  большие площади, чем считалось  прежде, и сделали это гораздо  быстрее, чем предполагали учёные. Не исключено, что они могли заселять и современные территории Монголии и Китая.
Идентифицировать неандертальца  проще всего морфологически –  по форме черепа, строению челюсти, суставов и другим подобным признакам. Проблема в том, что зачастую состояние  обнаруженных останков настолько плачевно, что определить их форму весьма проблематично, а если кость удаётся обнаружить целиком, она оказывается сильно деформированной или относится  к тому типу, что в равной степени  могла бы принадлежать разным гоминидам.
Примерно так выглядели  кости, обнаруженные в пещере Окладникова (Сибирячиха) на Алтае: несколько зубов, фаланга пальца и фрагмент плечевой кости взрослого, а также плечевые и бедренные кости подростка.
Как рассказал старший  научный сотрудник новосибирского Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН Андрей Иннокентьевич Кривошапкин, кости  были обнаружены ещё в середине 1980-х  годов в ходе раскопок под руководством двух сотрудников института –  докторов исторических наук Сергея Васильевича  Маркина и ныне покойного Валерия  Трофимовича Петрина.
Некоторые особенности плечевых и бедренных костей указывали, что  это вполне мог быть несовершеннолетний неандерталец. Кроме того, в пещере были найдены артефакты мустьерской культуры, характерные для этих вымерших родственников современного человека.
Однако все эти свидетельства  косвенные. Например, мустье характерна для неандертальцев лишь в Европе: некоторые принадлежащие этой культуре предметы, найденные в Северной Африке и в Малой Азии, явно связаны  с жизнью людей современного типа. Кроме того, фрагменты костей из пещеры Окладникова настолько плохо  сохранились, что они с равным успехом могли принадлежать и  неандертальцу, и современному человеку, сохранившему по каким-то причинам некоторые  черты азиатского Homo erectus. Учёные даже не были уверены, принадлежат ли останки  одному ребёнку или двум и сколько  взрослых оставили свои кости и зубы в пещере Окладникова.
Чтобы разобраться с этими  вопросами, группа европейских и  российских учёных попробовала выделить митохондриальную ДНК (мтДНК) из образцов этих костей. Заодно учёные решили обследовать  и ребёнка-неандертальца из грота  Тешик-Таш в Узбекистане, частичный  скелет которого был найден основателем  сибирской археологии академиком Алексеем Павловичем Окладниковым (именно в  его честь названа алтайская  пещера) в 1938 году. Хотя по морфологическим  признакам это неандерталец, насколько  он близок к своим сородичам из Европы, оставалось непонятным.
В распоряжении группы под  руководством Сванте Паабо из лейпцигского Института эволюционной антропологии имени Макса Планка оказалось  по 0,2 грамма образцов трёх костей из пещеры Окладникова и одной кости  из Узбекистана. Ученые выделили из них  мтДНК и сравнили различные участки  этой молекулы с образцами митохондриального  генома современного человека и десятка  европейских неандертальцев, мтДНК  которых были исследованы к настоящему моменту.
По словам учёных, результаты ДНК-анализа подтвердили гипотезу о том, что оба обнаруженных ребёнка  – дети неандертальцев.
Если быть точнее – подтвердили, что их митохондрии гораздо больше похожи на митохондрии неандертальцев, чем на митохондрии современного человека и других гоминидов, мтДНК  которых были картированы к настоящему времени. Впрочем, по мнению экспертов, это уже частности
Однако и отличия алтайского неандертальца не слишком значительны, при том, что мтДНК гораздо сильнее подвержена мутациям, чем ядерные ДНК клеток: у них отсутствует механизм исправления мутаций за счёт второй копии гена. Отсутствие существенной разницы позволило учёным предположить, что колонизация Средней Азии и, как теперь выясняется, Сибири заняла не слишком много времени, популяции не жили порознь в течение многих сотен тысяч лет, как можно было бы предположить.
По одной из версий, приход неандертальцев в Среднюю Азию и  в Сибирь относится к эпохе  чрезвычайно тёплого климата, установившегося  в Евразии около 125 тысяч лет  назад. Потепление резко сократило  площадь Каспийского моря, и его  смогли преодолеть древние гоминиды. После этого они быстро добрались  до Алтая, и не исключено, считают  авторы статьи в Nature, что распространились и дальше – в Монголию и Китай. Поэтому стоит подвергнуть мтДНК-анализу  и останки древних гоминидов, обнаруженных в этих землях.
Так или иначе, подросток  из алтайской пещеры Окладникова  – всего второй на территории России представитель этого вида, у которого исследована митохондриальная ДНК.
Прежде на территории нашей  страны был обнаружен лишь один неандерталец – «уроженец» Мезмайской пещеры близ одноимённого посёлка в Адыгее (впрочем, зуб неандертальца был найден и ещё в одной пещере на Северном Кавказе).
В настоящее время алтайский  неандерталец – единственный известный  науке представитель своего вида, покоривший Сибирь. Однако на сегодняшний  день на Алтае – в Денисовой  и Страшной пещерах – были обнаружены останки древнего человека, которые, судя по всему, также могут принадлежать неандертальцам.
 
Г. Денисова пещера
Денисовая  пещера – расположена  на  правом  берегу  Ануя  в 5,6 км ниже с. Черный Ануй (Усть-Канский  район Республики Алтай) и в 1,5 км ниже по течению Ануя от устья Каракола. Главный вход, открытый на юго-запад, находится на подножье горы Сосновой в 30 м  выше  уреза  реки. В  разные  годы  эта  пещера  обследовалась  Н.К.  Рерихом,  Б.Х.  Кадиковым,  А.П.  Окладниковым,  Н.Д.  Оводовым, который заложил на памятнике  в 1977 г. шурф, вскрывший голоценовые  и  плейстоценовые  слои.  Кроме  костей  ископаемых животных, исследователь  обнаружил представительную коллекцию  каменных  изделий,  часть  которых  имела  выразительные  признаки среднепалеолитической  леваллуазской  техники  расщепления  камня.  С 1982  г.  на  памятнике  новосибирскими  учеными  проводятся стационарные исследования, продолжающиеся до настоящего времени.  Всего  на  памятнике  зафиксировано 22  культурных  слоя. Наиболее ранними считаются 22 и 21 разреза центральной камеры Денисовой  пещеры.  Две  ТЛ-даты,  полученные  по  образцам  из нижней  половины  вскрытого  осадка  слоя 22 (282±56  тыс.  лет  (ТЛ-15-ДП)) и его кровли (224±45 тыс. лет (ТЛ-14-ДП)), соответствуют  времени  среднего  плейстоцена  Горного  Алтая.  Первая  дата коррелирует  с  выделенными  здесь  палиноспектрами  межледниковой растительности с  участием широколиственных пород, вторая – с  палиноспектрами  растительности  времени  оледенения.  Остатки  фауны  принадлежат  представителям  горно-степного,  лесного  обитания и интрозональным видам животных.
Даты,  установленные  по  гуминовым  кислотам (более 37,400 (СОАН2488) и 39,390±1310 (СОАН-2499), признаются исполнителями ненадежными. Более  соответствует положению слоя в  разрезе ТЛ-датировка (155±31  тыс. лет (ТЛ-13-ДП)), приходящаяся на потепление в пределах рисса18. Индустрия слоя 22  из многослойного разреза Денисовой пещеры  выглядит  весьма развитой,  со  сложившимися признаками площадочного и леваллуазского расщепления, разнообразными орудиями на отщепах. Среди последних доминируют  скребла простые продольные,  с вентральной и противолежащей  ретушью.  Гораздо меньше  остроконечников,  включая леваллуазские острия,  ножей с естественными обушками,  анкошей,  клювовидных,  зубчатых  и транкированных орудий. Есть и поперечный резец.
Материалы  слоя 21  менее  многочисленны (рис. 2).  Нуклеусы  шаровидные,  радиальные,  близкие к пирамидальным разновидностям, одноплощадочные параллельные.  Из  орудий  на  отщепах выделяются поперечные скребла, нож с обушком, орудие с черенком. Галечная форма классифицируется как чоппер с выпуклым широким лезвием.
Выше  по шкале  хронологии  расположены  индустрии  с  признаками мустье. Наиболее ранними в этом интервале являются материалы  слоев 10–9  предвходовой  площадки  Денисовой  и  слои 20а–12  центральной  камеры.  По  совокупности  данных  с  учетом биостратиграфических  показателей  исследователи  рассматривают мустье слоя 10 и подошвы слоя 9 в хронологическом  интервале 80–15  тыс.  лет,  что,  впрочем,  не  совсем  соответствует  измерению кровли  слоя 10  в  значении 66±16  тыс.  лет (ТЛ-9-ДП)19.  Переходным  от  среднего  к верхнему палеолиту является слой 7, 5-й и 6-й содержат верхнепалеолитический материал с большим количеством костяных орудий и украшений.
 
а) «Денисов человек»
Летом 2008 г. новосибирские  исследователи откопали обломок  кости пальца человека в отдаленной сибирской пещере. Ученые сохранили  его для дальнейшего исследования, предполагая, что неописанный фрагмент принадлежит одному из неандертальцев, которые оставили различные орудия в пещере в промежутке между 30 000 и 48 000 лет назад.
Из моляра и фаланги  мизинца группой генетиков под  руководством Сванте Паабо была получена митохондриальная ДНК, из той же фаланги  – ядерная ДНК20.
Митохондриальная ДНК  наследуется только по женской линии  и потому не рекомбинирует (мтДНК  отца и матери не смешиваются), она  ничего не кодирует за пределами митохондрий  и естественный отбор на неё почти  не действует; иначе говоря, она не отражает смешений и метисаций, по ней  можно судить только о родстве  по женской линии. Анализ митохондриальной ДНК людей из Денисовой пещеры дал неожиданный результат: оказалось, что последняя общая "митохондриальная праматерь" их с неандертальцами  и современными людьми жила около  миллиона лет назад, тогда как  линии неандертальцев и сапиенсов  разошлись всего 500 тысяч лет назад (оценки датировок по генам –  вещь весьма рискованная, но соотношение  дат всё равно впечатляет). Иначе говоря, "денисовцы" отличались от неандертальцев столь же сильно, как и от нас.
Было даже предположено существование  отдельного эндемичного вида "денисовских" людей, хотя исследователи предусмотрительно  не стали давать им нового систематического названия, учитывая полное отсутствие морфологического обоснования для  такого шага. Предполагалось, что "денисовцы" могут быть независимыми потомками  вида Homo antecessor
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.