На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Анализ будущих глобальных катастрофических явлений

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 17.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 20. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ВОЛГО-ВЯТСКАЯ  АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ                                                  
 
ФАКУЛЬТЕТ ЗАОЧНОГО ОБУЧЕНИЯ
Контрольная работа
по БЖД 
Анализ будущих  глобальных катастрофических явлений.
 
 
 

 
                                             Нижний Новгород 2011 год



 
 
 
Работу выполнил:
Студент группы
Работу проверил:
Корнилова Н.С.
 


Оглавление
 
 
 
 
 
 

Введение

 
Риск существованию  – это тот риск, в котором  негативный исход или уничтожает возникшую на Земле разумную жизнь, или необратимо и значительно  сокращает её потенциал.
Н. Бостром. «Угрозы  существованию: анализ сценариев человеческого  вымирания».
 
Если в ХХ веке возможность вымирания человечества связывалась только с угрозой  глобальной ядерной войны, то в начале XXI мы можем без труда называть более десяти различных источников рисков необратимой глобальной катастрофы, в основном создаваемых развитием новых технологий, и число это постоянно растёт. Исследование этого вопроса странным образом отстаёт от многих других, более частных вопросов, что видно хотя бы по количеству общих работ на эту тему. Проблемы исчерпания нефти, будущего китайской экономики или освоения Космоса привлекают гораздо больше внимания, чем необратимые глобальные катастрофы, а исследования, в которых разные виды глобальных катастроф сопоставляются друг с другом, встречаются реже, чем предметные дискуссии по отдельным рискам. Однако бессмысленно обсуждать будущее человеческой цивилизации до того, как будет получена разумная оценка её шансов на выживание. Даже если в результате такого исследования мы узнаем, что риск пренебрежимо мал, в любом случае важно этот вопрос изучить.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глобальные катастрофы и горизонт прогноза

Оценка в 5 лет возникла из экстраполяции  исторических промежутков, на которых  в прошлом ситуация в мире настолько  менялась, что конкретные политические и технологические расклады полностью устаревали. От открытия цепной реакции до атомной бомбы прошло 6 лет, ещё 7 – до первой водородной, а с этого момента – ещё 5 лет до запуска первого спутника. Примерно по 5 лет длились и обе мировые войны, 6 лет заняла эпоха перестройки. Поступая в вуз на 5 лет, человек не знает обычно, куда он из него пойдёт работать и какую выберет специализацию. На 5 лет обычно выбирают президентов, и никто не знает, кто будет президентом через срок. СССР управлялся пятилетними планами. Периодичность появления принципиально новых продуктов и их огромных рынков: PC, интернет, сотовые телефоны – тоже имеет порядок нескольких лет. Планы внедрения новых технологий микропроцессоров также составляют не более нескольких лет. При этом основной силой в ожиданиях на ближайшие несколько лет оказывается «сила инерции», то есть мы можем с высокой вероятностью говорить, что в течение ближайших 5 лет будет примерно тоже, что и сейчас, за исключением ряда развивающихся тенденций. Однако, когда мы говорим о сроках более 5 лет, то более вероятным выглядит утверждение о том, что ситуация кардинально изменится, чем то, что она будет такой же, как сейчас. Эффект ускорения исторического времени, о котором мы будем говорить дальше, вероятно, сокращает этот срок однозначного прогноза.
Таким образом, мы можем сказать, что  до начала «полосы тумана» в однозначных  прогнозах будущего – примерно 5 лет, то есть это 2013 год от момента, когда  я пишу эти строки – то есть 2008 года. Иначе говоря, мы более-менее отчётливо представляем, какие технологии будут в ближайшие пять лет. И гораздо более смутно представляем более поздние технологии. При этом есть много отдельных технических проектов вплоть до 2020-х годов – скажем, ИТЭР или освоение Луны, и есть многие бизнес-планы, которые рассчитаны на срок до 30 лет, скажем, долгосрочная ипотека. Просто 5 лет – это примерный срок, за которым неопределённость в глобальном состоянии всей системы начинает преобладать над определённостью в самых разных видах человеческой деятельности. При этом с течением времени всё большая неопределённость приходится не на технологические проекты, а на открытия. И хотя мы можем сказать, что некоторые проекты составлены на 20 лет вперёд, мы не знаем, какие факторы будут самыми главными в экономическом, политическом и техническом развитии.
Абсолютным пределом в прогнозах  оказывается 2030 год, в районе которого предполагаются возможными мощные нанотехнологии, искусственный интеллект и полное овладением биоконструированием. После этой даты нет смысла в оценках кривых роста популяции или запасов каменного угля, поскольку мы ничего не можем сказать о том, как повлияют сверхтехнологии на эти процессы. С другой стороны, большая неопределённость есть в выборе самой этой даты. Она часто фигурирует в разных дискуссиях о будущем технологий, о чём речь пойдёт дальше в главе про Технологическую Сингулярность. Очевидно, что неопределённость в дате «2030 год» не менее пяти лет. Если произойдёт некая неокончательная катастрофа, то она может резко расширить горизонт прогноза просто за счёт сужения пространства возможностей (в духе: «теперь мы будем сидеть в бункере 50 лет»). Хотя большинство футурологов, пишущих на тему новых технологий, предполагают, что сверхтехнологии созреют к 2030 году, некоторые относят появление зрелых нанотехнологий и ИИ к 2040-ым годам, однако мало кто решается дать обоснованные предсказание на более поздние даты. Кроме того, помимо неопределённости, связанной с нашим незнанием темпов развития разных технологий, их конвергенция в ходе Технологической Сингулярности даёт неопределённость более высокого порядка, похожую на квантовую, но связанную с тем, что мы не можем предсказывать поведение интеллекта, значительно превосходящего наш.
Однако надо иметь в виду, что  время предсказуемости постоянно уменьшается в связи с ускорением прогресса и ростом сложности системы. Поэтому, высказывая предположения о границе предсказуемости, мы уже делаем некий прогноз на будущее – хотя бы о том, что степень его изменчивости будет сохраняться. Очевидно, однако, что хотя граница предсказуемости постепенно снижается за счёт ускорения факторов прогресса, она может возрастать за счёт нашего лучшего предвидения и успехов в создании устойчивого общества.
Здесь также действует парадокс среднесрочных прогнозов. Мы можем сказать, что будет с человеком завтра (примерно то же самое, что и сегодня), или через десятки лет (он состарится и умрёт), но мы не можем сказать, что будет через 10 лет. Также и про человечество мы можем сказать, что оно к концу XXI века или перейдёт в постиндустриальную фазу с нанотехнологиями, искусственным интеллектом и почти физическим бессмертием, или к этому моменту погибнет, не выдержав быстроты изменений. Однако прогноз на 15 лет гораздо менее очевиден.
В силу сказанного, хотя мы и исследуем риски глобальной катастрофы во всём XXI веке, наибольшей интерес для нашего исследования представляет промежуток в примерно два десятилетия между 2012 и 2030 годами. До этого момента вероятность глобальной катастрофы в целом известна и мала, а после него – мы утрачиваем, за рядом исключений, возможность что-либо точно предполагать.

Уровни возможной деградации

Хотя мы исследуем глобальные катастрофы, которые могут привести к вымиранию  людей, нетрудно заметить, что те же катастрофы в несколько меньших масштабах могут просто отбросить человечество сильно назад. Будучи отброшенным назад, человечество может оказаться на промежуточной ступени, с которой можно шагнуть как к дальнейшему вымиранию, так и восстановлению. Поэтому один и тот же класс катастроф может быть как причиной человеческого вымирания, так и фактором, открывающим окно уязвимости для следующих катастроф, о чём мы подробнее будем говорить позже. Однако при перечислении возможных однофакторных сценариев катастрофы мы укажем их потенциал как к окончательному уничтожению, так и к общему понижению устойчивости человечества.
В зависимости от тяжести произошедшей катастрофы могут быть различные  степени отката назад, которые будут  характеризоваться разными вероятностями  последующего вымирания, дальнейшего отката и возможности восстановления. Поскольку термин «постапокалипсис», хотя и является оксюмороном, употребляется по отношению к жанру литературы, описывающей мир после ядерной войны, мы тоже иногда будем его употреблять в отношении мира, где произошла некая катастрофа, но часть людей выжила. Можно выделить несколько возможных ступеней отката:
1. Откат общества назад, как  после распада СССР или краха  Римской империи. Здесь происходит  значительное прекращение развития  технологий, уменьшение связности, падение численности населения на несколько процентов, однако некоторые существенные технологии продолжают успешно развиваться. Например, компьютеры в постсоветском мире, некоторые виды земледелия в раннем средневековье. Производство и применение очень опасных вооружений может продолжаться – что чревато вымиранием или откатом ещё ниже в результате следующей фазы войны. Восстановление весьма вероятно и займёт от десятков до сотен лет.
2. Значительная деградация общества, отчасти как в современном  Афганистане, где люди умеют только сеять мак и стрелять из автомата Калашникова. Утрата государственности и распад на воюющие между собой единицы. Основная форма деятельности – грабёж. Такой мир изображается в фильмах «Безумный Макс», «Водный мир» и во многих других произведениях на тему жизни после ядерной войны. Население сокращается в разы, но, тем не менее, миллионы людей выживают. Воспроизводство технологий прекращается, но отдельные носители знаний и библиотеки сохраняются. Такой мир может быть объединён в руках одного правителя, и начнётся возрождение государства. Дальнейшая деградация произойдёт скорее случайно – в результате эпидемий, загрязнения среды, случайного применения оружия, сила которого неочевидна.
3. Катастрофа, в результате которой  выживают только отдельные небольшие группы людей, не связанные друг с другом: полярники, экипажи морских кораблей, обитатели бункеров. С одно стороны, малые группы оказываются даже в более выгодном положении, чем в предыдущем случае, так как в них нет борьбы одних людей с другими. С другой стороны, силы, которые привели к катастрофе таких масштабов, очень велики и, скорее всего, продолжают действовать и ограничивать свободу перемещения людей из выживших групп. Эти группы вынуждены изо всех сил бороться за свою жизнь. Они могут осуществлять доработку неких технологий, если это нужно для их спасения, но только на базе уцелевших объектов. Период восстановления при самых благоприятных обстоятельствах займёт сотни лет и будет связан со сменой поколений, что чревато утратой знаний и навыков. Основой выживания таких групп будет способность к воспроизводству половым путём.
4. Только несколько человек уцелело  на Земле, но они неспособны  ни сохранять знания, ни дать  начало новому человечеству, как  Адам и Ева. Даже группа, где есть мужчины и женщины, может оказаться в таком положении, если факторы, затрудняющие расширенное воспроизводство, перевешивают способность к нему – например, если дети рождаются всё более и более больными. В этом случае люди, скорее всего, обречены, если не произойдёт некое чудо.
Можно также обозначить «бункерный»  уровень – то есть уровень, когда  выживают только те люди, которые находятся  вне обычной среды. И находятся  они там или нарочно, или случайно, если отдельные группы людей случайно уцелели в неких замкнутых пространствах. Сознательный переход на бункерный уровень возможен даже без потери качества – то есть человечество сохранит способность и дальше быстро развивать технологии.
Возможны и промежуточные фазы постапокалиптического мира, но я  полагаю, что перечисленные четыре варианта являются наиболее характерными. С каждого более глубокого уровня есть ещё больше шансов упасть ещё ниже и меньше шансов подняться. С другой стороны, возможен островок стабильности на уровне родо-племенного строя, когда опасные технологии уже разрушились, последствия их применений выветрились, а новые технологии ещё не созданы и не могут быть созданы
При этом неверное думать, что откат  назад – это просто перевод  стрелок исторического времени  на век или тысячелетие в прошлое, например, на уровень XIX века, или уровень XV века. Деградация технологий не будет линейной и одновременной. Например, такую вещь, как автомат Калашникова, забыть будет очень сложно. Даже в Афганистане местные умельцы научились вытачивать грубые копии Калашникова. Но в обществе, где есть автомат, рыцарские турниры и конные армии невозможны. То, что было устойчивым равновесием при движении от прошлого к будущему, может не быть равновесным состоянием при деградации. Иначе говоря, если технологии разрушения будут деградировать медленнее, чем технологии созидания, то общество обречено на непрерывное скольжение вниз.
Однако мы можем классифицировать степень отката назад не по количеству жертв, а по степени утраты знаний и технологий. В этом смысле можно  употреблять исторические аналогии, понимая, однако, что забывание технологий не будет линейным. Поддержание всё более нижнего уровня требует всё меньшего числа людей, и он всё более устойчив как к прогрессу, так и к регрессу. Такие сообщества могут возникнуть только после длительного периода «утряски» после катастрофы.
Относительно «хронологии» возможны следующие базовые варианты отката в прошлое (отчасти аналогичные  предыдущей классификации):
1. «Уровень 19 века» - железные дороги, уголь, огнестрельное оружие и  всё. Уровень самоподдержания требует, вероятно, десятков миллионов человек.
2. Уровень «средневековья» - этот  уровень соответствует уровню  «сельскохозяйственных» государств  и в широком смысле включает  в себя как классические рабовладельческие  государства, так и позднесредневековые. То есть в данном контексте важно не наличие или отсутствие рабства, а использование мускульной силы животных, сельского хозяйства, разделение труда, наличие государства. Уровень самоподдержания требует, вероятно, от тысяч до миллионов людей.
3. Уровень племени. Отсутствие  сложного разделения труда, хотя  какое-то сельское хозяйство возможно. Число 10-1000 человек.
4. Уровень стаи или «маугли». Полная утрата человеческих навыков,  речи, при сохранении в целом  генофонда. 1-100 человек.

Типология рисков

Глобальные риски, создаваемые  человеком, делятся на две категории: риски, связанные с новыми технологиями, и «естественные» – то есть природные  катастрофы и обычные видовые  риски, которые угрожают любому виду, когда-либо жившему на Земле. (Сюда входит исчерпание ресурсов, перенаселение, утрата фертильности, накопление генетических мутаций, вытеснение другим видом, моральная деградация, экологический кризис.) Технологические риски не вполне тождественны антропогенным рискам, так как перенаселение и исчерпание ресурсов вполне антропогенно. Основной признак технологических рисков – это их уникальность.
Технологические риски различаются  по степени готовности их «элементарной  базы». Одни из них технически возможны в настоящий момент времени, тогда так другие требуют в разной степени длительного развития технологий и, возможно, некий принципиальных открытий.
Соответственно, можно выделить три  категории:
А) риски, для которых технология полностью разработана (ядерное  оружие) или требует незначительно доработки.
Б) риски, технология для которых  успешно развивается и не видно  никаких теоретических препятствий  для её реализации в обозримом  будущем (биотехнологии).
В) риски, которые требуют для  своего возникновения неких принципиальных открытий (антигравитация, высвобождения энергии из вакуума и т д.). Не следует недооценивать эти риски – весомая часть глобальных рисков в XX веке произошла из принципиально новых и неожиданных открытий.
Значительная часть рисков находится  между пунктами Б и В, так как  с точки зрения одних исследователей речь идёт о принципиально недостижимых или бесконечно сложных вещах, а с точки других – вполне технологически реализуемых (нанороботы и искусственный интеллект). Принцип предосторожности заставляет нас выбирать тот вариант, где они возможны.

Природные риски

Вселенские катастрофы

Теоретически возможны катастрофы, которые изменят всю Вселенную  как целое, по масштабу равновеликие Большому взрыву. Из статистических соображений  вероятность их меньше чем 1% в ближайший  миллиард лет, как показали Бостром и Тегмарк . Однако истинность рассуждений Бострома и Тегмарка зависит от истинности их базовой посылки – а именно о том, что разумная жизнь в нашей Вселенной могла бы возникнуть и несколько миллиардов лет назад. Посылка эта базируется на том, что тяжёлые элементы, необходимые для существования жизни, возникли уже через несколько миллиардов лет после возникновения Вселенной, задолго до формирования Земли. Очевидно, однако, что степень достоверности, которую мы можем приписать этой посылке, меньше, чем 100 миллиардов к 1, поскольку у нас нет прямых её доказательств – а именно следов ранних цивилизаций. Более того, явное отсутствие более ранних цивилизаций (парадокс Ферми) придаёт определённую достоверность противоположной посылке – а именно, что человечество возникло исключительно, крайне маловероятно рано. Возможно, что существование тяжелых элементов – не единственное необходимое условие для возникновения разумной жизни, и есть и другие условия, например, что частота вспышек близких квазаров и гиперновых значительно уменьшилась (а плотность этих объектов действительно убывает по мере расширения Вселенной и исчерпания водородных облаков). Бостром и Тегмарк пишут: «Можно подумать, что раз жизнь здесь, на Земле, выжила в течение примерно 4 Гигалет, такие катастрофические события должны быть исключительно редкими. К сожалению, этот аргумент несовершенен, и создаваемое им чувство безопасности – фальшиво. Он не принимает во внимание эффект наблюдательной селекции, который не позволяет любому наблюдателю наблюдать что-нибудь ещё, кроме того, что его вид дожил до момента, когда они сделали наблюдение. Даже если бы частота космических катастроф была бы очень велика, мы по-прежнему должны ожидать обнаружить себя на планете, которая ещё не уничтожена. Тот факт, что мы всё ещё живы, не может даже исключить гипотезу, что в среднем космическое пространство вокруг стерилизуется распадом вакуума, скажем, каждые 10 000 лет, и что наша собственная планета просто была чрезвычайно удачливой до сих пор. Если бы эта гипотеза была верна, перспективы будущего были бы унылы». И хотя далее Бостром и Тегмарк отвергают предположение о высокой частоте «стерилизующих катастроф», основываясь на позднем времени существования Земли, мы не можем принять этот их вывод, поскольку, как мы говорили выше, посылка, на которой он основан, ненадёжна. Это не означает, однако, неизбежность близкого вымирания в результате вселенской катастрофы. Единственный наш источник знаний о возможных вселенских катастрофах – теоретическая физика, поскольку, по определению, такой катастрофы ни разу не случалось за время жизни Вселенной (за исключением самого Большого Взрыва). Теоретическая физика порождает огромное количество непроверенных гипотез, а в случае вселенских катастроф они могут быть и принципиально непроверяемыми. Отметим также, что исходя из сегодняшнего понимания, мы никаким образом не можем ни предотвратить вселенскую катастрофу, ни защитится от неё (хотя, быть можем, можем ей спровоцировать – см. раздел об опасных физических экспериментах.) Обозначим теперь список возможных – с точки зрения некоторых теоретиков – вселенских катастроф.
1. Распад фальшивого вакуума.  Проблемы фальшивого вакуума  мы уже обсуждали в связи  с физическими экспериментами.
2. Столкновение с другой браной. Есть предположения, что наша Вселенная – это только объект в многомерном пространстве, называемый браной (от слова «мембрана»). Большой взрыв – это результат столкновения нашей браны с другой браной. Если произойдёт ещё одно столкновение, то оно разрушит сразу весь наш мир.
3. Большой Разрыв. Недавно  открытая тёмная энергия приводит, как считается, ко всё более  ускоренному расширению Вселенной.  Если скорость расширения будет  расти, то когда-нибудь это  разорвёт Солнечную систему. Но  будет это через десятки миллиардов лет по современным теориям.
4. Переход остаточной тёмной  энергии в материю. Недавно  было высказано предположение,  что эта тёмная энергия может  внезапно перейти в обычную  материю, как это уже было  во времена Большого взрыва .

Геологические катастрофы

Геологические катастрофы убивают в миллионы раз больше людей, чем падения астероидов, однако они, исходя из современных представлений, ограничены по масштабам. Всё же это заставляет предположить, что глобальные риски, связанные с процессами внутри Земли, превосходят космические риски. Возможно, что есть механизмы выделения энергии и ядовитых газов из недр Земли, с которыми мы просто не сталкивались в силу эффекта наблюдательной селекции.

Извержения сверхвулканов

Вероятность извержения сверхвулкана равной интенсивности значительно больше, чем вероятность падения астероида. Однако предотвратить это событие современная наука не в силах. (В будущем, возможно, удастся постепенно стравливать давление из магматических котлов, но это само по себе опасно, так как потребует сверление их крышек.) Основная поражающая сила сверхизвержения – вулканическая зима. Она короче ядерной, так как частицы вулканического пепла тяжелее, но их может быть значительно больше. В этом случае вулканическая зима может привести к новому устойчивому состоянию – новому ледниковому периоду.
Крупное извержение сопровождается выбросом ядовитых газов – в том  числе соединений серы. При очень  плохом сценарии это может дать значительное отравление атмосферы. Это отравление не только сделает её малопригодной для дыхания, но и приведёт к повсеместным кислотным дождям, которые сожгут растительность и лишат людей урожаев. Возможны также большие выбросы диоксида углерода и водорода.
Наконец, сама вулканическая  пыль опасна для дыхания, так как  засоряет лёгкие. Люди легко смогут обеспечить себя противогазами и марлевыми повязками, но не факт, что их хватит для скота и домашних животных. Кроме того, вулканическая пыль попросту засыпает огромные поверхности, а также пирокластические потоки могут распространяться на значительные расстояния. Наконец, взрывы сверхвулканов порождают цунами.
Всё это означает, что люди, скорее всего, переживут извержение сверхвулкана, но оно со значительно  вероятность отправит человечество на одну из постапокалиптических стадий. Однажды человечество оказалось на грани вымирания из-за вулканической зимы, вызванной извержением вулкана Тоба 74000 лет назад. Однако современные технологии хранения пищи и строительства бункеров позволяют значительной группе людей пережить вулканическую зиму такого масштаба.
В древности имели место  колоссальные площадные извержения вулканов, которые затопили миллионы квадратных километров расплавленной  лавой – в Индии на плато  Декан во времена вымирания динозавров (возможно, спровоцировано падением астероида  с противоположной стороны Земли, в Мексике), а также на Восточно-Сибирской платформе. Есть сомнительное предположение, что усиление процессов водородной дегазации на русской равнине является предвестником появления нового магматического очага . Также есть сомнительное предположение о возможности катастрофического растрескивания земной коры по линиям океанических разломов и мощных взрывов пара под корой .
Интересным остаётся вопрос о том, увеличивается ли общая  теплота внутри Земли за счёт распада  радиоактивных элементов, или наоборот, убывает за счёт охлаждения теплоотдачей. Если увеличивается, то вулканическая активность должна возрастать на протяжении сотен миллионов лет. (Азимов, связи с ледниковыми периодами: «По вулканическому пеплу в океанских отложениях можно заключить, что вулканическая деятельность в последние 2 миллиона лет была примерно в четыре раза интенсивнее, чем за предыдущие 18 миллионов лет» .)

Падение астероидов

Падение астероидов и комет часто  рассматривается как одна из возможных  причин вымирания человечества. И хотя такие столкновения вполне возможны, шансы тотального вымирания в результате них, вероятно, преувеличиваются. См. статьи Пустынского «Последствия падения на Землю крупных астероидов» и Вишневского «Импактные события и вымирания организмов». В последней статье делается вывод, что «астероид диаметром около 60 км может стать причиной гибели всех высокоорганизованных форм жизни на Земле». Однако такого размера астероиды падают на Землю крайне редко, раз в миллиарды лет. (Астероид, одновременный вымиранию динозавров, имел только 10 км в диаметре, то есть был примерно в 200 раз меньше по объёму, и большая часть биосферы благополучно пережила это событие.)
Падение астероида Апофис, которое могло бы произойти в 2029 году (сейчас вероятность оценивается тысячными долями процента), никак не может погубить человечество. Размер астероида – около 400 метров, энергия взрыва – порядка 800 мегатонн, вероятное место падения – Тихий океан и Мексика. Тем не менее, астероид вызвал бы цунами, равносильное индонезийскому 2004 года (только 1 процент энергии землетрясения переходит в цунами, а энергия землетрясения тогда оценивается в 30 гигатонн) по всему Тихому океану, что привело бы к значительным жертвам, но вряд ли бы отбросило человечество на постапокалиптическую стадию.
2,2 миллиона лет назад  комета диаметром 0,5-2 км (а значит, со значительно большей энергией) упала между южной Америкой  и Антарктидой (Элталинская катастрофа ). Волна в 1 км высотой выбрасывала  китов в Анды. Тем не менее,  австралопитеки, жившие в Африке, не пострадали. В окрестностях Земли нет астероидов размерами, которые могли бы уничтожить всех людей и всю биосферу. Однако кометы такого размера могут образоваться в облаке Оорта.
Основным поражающим фактором при падении астероида стала  бы не только волна-цунами, но и «астероидная зима», связанная с выбросом частиц пыли в атмосферу. Падение крупного астероида может вызвать деформации в земной коре, которые приведут к извержениям вулканов. Кроме того, крупный астероид вызовет всемирное землетрясение, опасное в первую очередь для техногенной цивилизации.
Более опасен сценарий интенсивной  бомбардировки Земли множеством осколков. Тогда удар будет распределяться более равномерно и потребует  меньшего количества материала. Эти  осколки могут возникнуть в результате распада некого космического тела (см. далее об угрозе взрыва Каллисто), расщепления кометы на поток обломков (Тунгусский метеорит был, возможно, осколком кометы Энке), в результате попадания астероида в Луну или в качестве вторичного поражающего фактора от столкновения Земли с крупным космическим телом. Многие кометы уже состоят из групп обломков, а также могут разваливаться в атмосфере на тысячи кусков. Это может произойти и в результате неудачной попытки сбить астероид с помощью атомного оружия.
Падение астероидов может провоцировать  извержение сверхвулканов, если астероид попадёт в тонкий участок земной коры или в крышку магматического котла вулкана, или если сдвиг  пород от удара растревожит отдалённые вулканы. Расплавленные железные породы, образовавшиеся при падении железного астероида, могут сыграть роль «зонда Стивенсона» – если он вообще возможен, – то есть проплавить земную кору и манию, образовав канал в недра Земли, что чревато колоссальной вулканической активностью. Хотя обычно этого не происходило при падении астероидов на Землю, лунные «моря» могли возникнуть именно таким образом. Кроме того, излияния магматических пород могли скрыть кратеры от таких астероидов. Такими излияниями являются Сибирские трапповые базальты и плато Декан в Индии. Последнее одновременно двум крупным импактам (Чиксулуб и кратер Шивы). Можно предположить, что ударные волны от этих импактов, или третье космическое тело, кратер от которого не сохранился, спровоцировали это извержение. Не удивительно, что несколько крупных импактов происходят одновременно. Например, ядрам комет свойственно состоять из нескольких отдельных фрагментов – например, комета Шумейкера-Леви, врезавшаяся в Юпитер в 1994 году, оставила на нём пунктирный след, так как к моменту столкновения уже распалась на фрагменты. Кроме того, могут быть периоды интенсивного образования комет, когда Солнечная система проходит рядом с другой звездой. Или в результате столкновения астероидов в поясе астероидов .
Гораздо опаснее воздушные взрывы метеоритов в несколько десятков метров диметров, которые могут вызвать ложные срабатывания систем предупреждения о ядерном нападении, или попадания таких метеоритов в районы базирования ракет.
Пустынский в своей статье приходит к следующим выводам, с которыми я совершенно согласен: «Согласно  оценкам, сделанным в настоящей статье, предсказание столкновения с астероидом до сих пор не гарантировано и является делом случая. Нельзя исключить, что столкновение произойдёт совершенно неожиданно. При этом для предотвращения столкновения необходимо иметь запас времени порядка 10 лет. Обнаружение астероида за несколько месяцев до столкновения позволило бы эвакуировать население и ядерно-опасные предприятия в зоне падения. Столкновение с астероидами малого размера (до 1 км диаметром) не приведёт к сколько-нибудь заметным общепланетным последствиям (исключая, конечно, практически невероятное прямое попадание в район скопления ядерных материалов). Столкновение с более крупными астероидами (примерно от 1 до 10 км диаметром, в зависимости от скорости столкновения) сопровождается мощнейшим взрывом, полным разрушением упавшего тела и выбросом в атмосферу до нескольких тысяч куб. км. породы. По своим последствиям это явление сравнимо с наиболее крупными катастрофами земного происхождения, такими как взрывные извержения вулканов. Разрушение в зоне падения будут тотальными, а климат планеты скачкообразно изменится и придёт в норму лишь через несколько лет (но не десятилетий и столетий!) Преувеличенность угрозы глобальной катастрофы подтверждается тем фактом, что за свою историю Земля перенесла множество столкновений с подобными астероидами, и это не оставило доказано заметного следа в её биосфере (во всяком случае, далеко не всегда оставляло). Лишь столкновение с более крупными космическими телами (диаметром более ~15-20 км) может оказать более заметное влияние на биосферу планеты. Такие столкновения происходят реже, чем раз в 100 млн. лет, и у нас пока нет методик, позволяющих даже приблизительно рассчитать их последствия».
Выводы: вероятность гибели человечества в результате падения астероида  в XXI веке крайне мала. По мере развития нашей цивилизации мы можем неограниченно её уменьшать. Однако крупные катастрофы возможны. Есть некоторый шанс засорения космического пространства крупными осколками в результате космической войны в будущем.

Гамма-всплески

Гамма-всплески – это интенсивные  короткие потоки гамма-излучения, приходящие из далёкого космоса. Гамма-всплески, по-видимому, излучаются в виде узких пучков, и поэтому их энергия более  концентрированная, чем при обычных  взрывах звёзд. Возможно, сильные гамма-всплески от близких источников послужили причинами нескольких вымираний десятки и сотни миллионов лет назад . Гамма-всплески происходят при столкновениях чёрных дыр и нейтронных звёзд или коллапсах массивных звёзд. Близкие гамма-всплески могли бы вызывать разрушение озонового слоя и даже ионизацию атмосферы. Однако в ближайшем окружении Земли не видно подходящих кандидатов ни на источники гамма-всплесков, ни на сверхновые (ближайший кандидат в источник гамма-всплеска, Эта Киля – достаточно далеко – порядка 7000 световых лет и вряд ли ось её неизбежного в будущем взрыва будет направлена на Землю). Поэтому, даже с учётом эффекта наблюдательной селекции, который увеличивает частоту катастроф в будущем по сравнению с прошлым в некоторых случаях до 10 раз (см. мою статью «Природные катастрофы и антропный принцип») вероятность опасного гамма-всплеска в XXI веке не превышает тысячных долей процента. Тем более люди смогут пережить даже серьёзный гамма-всплеск в различных бункерах.
Опасность гамма-всплеска в его внезапности – он начинается без предупреждения из невидимых объектов и распространяется со скоростью света. В любом случае, гамма всплеск может поразить только одно полушарие Земли, так как длится только несколько секунд или минут.
Подобные же рассуждения верны для очень маловероятного события – столкновения с рел
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.