На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Причинение телесных повреждений при задержании подозреваемого

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 17.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 22. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):




План
 

Введение

Актуальность нашей  работы заключается в том, что  в настоящее время происходит интенсивное реформирование всей системы правоохранительных органов и правосудия. С принятием новой Конституции РФ в 1993 году правоохранительная система главный акцент ставит на неприкосновенности прав и свобод гражданина и человека. В настоящее время уголовный процесс имеет двуединое назначение. С одной стороны, он направлен на защиту прав и законных интересов лиц и организаций, пострадавших от преступлений (потерпевших, гражданских истцов и т.п.). С другой стороны, требования закона к порядку его осуществления гарантируют наивысший уровень защиты личности, вовлеченной в сферу уголовного судопроизводства, от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, иного ограничения её прав и свобод. Именно поэтому отказ от уголовного преследования невиновных, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию, присущи уголовному процессу в той же мере, что и уголовное преследование и назначение справедливого наказания виновному.
Каждый подозреваемый  имеет свой правовой статус, который мало чем отличается от статуса других участников уголовного судопроизводства, поэтому очень важно иметь представление о принципах и порядке уголовного преследования в части, относящемся к подозреваемому.
Целью нашей работы является описание института задержания подозреваемого в уголовном судопроизводстве. В соответствии с поставленной целью мы решаем следующие задачи.
    Определить процессуальное положение подозреваемого.
    Раскрыть понятие задержания подозреваемого, а также перечислить задачи и условия задержания.
    Раскрыть правовую регламентацию задержания подозреваемого и определить факторы, влияющие на решение следователя задержать подозреваемого.
Значение Конституции  РФ в уголовном судопроизводстве определяется тем, что она содержит ряд основополагающих норм, которым  ввиду ее высшей юридической силы должно соответствовать отраслевое уголовно-процессуальное законодательство. Это, прежде всего, положения гл. 2 Конституции, касающиеся прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе: равенство всех перед законом и судом, неприкосновенность личности, частной жизни, тайна переписки и сообщений, защита чести и доброго имени, неприкосновенность жилища, право на доступ к правосудию и судебную защиту, презумпция невиновности, право на получение квалифицированной юридической помощи и т.д. Кроме того, Конституция РФ в гл. 7 устанавливает основы судебной власти: состязательность и гласность судопроизводства, неприкосновенность и несменяемость судей, запрет на создание чрезвычайных судов. Устанавливая эти нормы, Конституция закладывает основы построения отраслевого законодательства. Вместе с тем Конституция РФ – это и акт прямого действия (ч. 1 ст. 15). При необходимости (например, в случае противоречия Основному Закону отдельных уголовно-процессуальных норм, обнаружения пробелов в отраслевом законодательстве) конституционные нормы могут применяться в уголовном процессе непосредственно. Благодаря этому Конституция РФ выступает гарантом соблюдения в уголовном процессе прав человека и демократических основ судопроизводства.
Наша работа направлена на предоставление необходимых знаний, которые могут расширить правовой кругозор простых граждан, а также повысить теоретический профессиональный уровень людей юридических специальностей.
 

1. Процессуальное положение  подозреваемого

Подозреваемый, как и  обвиняемый, защитник, гражданский ответчик и его представитель, согласно УПК (гл. 7) является участником уголовного судопроизводства, выполняющим функцию защиты. Все названные лица участвуют в уголовном процессе в качестве стороны защиты.
Как следует из содержания ч. 1 ст. 46, подозреваемый – это лицо, в отношении которого не просто имеется подозрение в совершении им преступления, но также выполнено одно из следующих процессуальных действий: а) возбуждено уголовное дело публичного или частно-публичного обвинения (ч. ч. 3, 5 ст. 20), либо б) произведено его задержание по подозрению в совершении преступления, либо в) применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 1001.
Если в первичных  материалах о совершении преступления (заявлении, явке с повинной, сообщении о совершении преступления, а также материалах их проверки органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором) имеются сведения, позволяющие предположить, что преступление совершено определенным лицом, то в постановлении о возбуждении дела это лицо должно быть указано, считаясь после этого подозреваемым. Когда же на момент возбуждения уголовного дела данные о таком лице в первичных материалах еще отсутствуют и появляются лишь в ходе предварительного следствия, это лицо в юридическом смысле не считается подозреваемым. При этом следует иметь в виду, что в ст. 46 УПК РФ понятие подозреваемого дано в узком, формально-юридическом смысле. Как указал Конституционный Суд РФ в п. 3 Постановления от 27.06.2000 № 11-П по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова, факт уголовного преследования может подтверждаться не только актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, но также: а) проведением в отношении его следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.); б) любыми иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права не давать показаний против самого себя). Лицо, в отношении которого осуществляются названные действия, должно считаться подозреваемым в широком, содержательном смысле слова. Такое конституционное понимание понятия подозреваемого дает ему право немедленно воспользоваться помощью защитника, не дожидаясь формального признания за ним этого статуса какими-либо актами органов предварительного расследования. Этот подход нашел отражение и в УПК РФ. Так, при задержании по основаниям, указанным в ст. 91 УПК, подозреваемый появляется не с момента составления протокола о задержании (на что дается 3 часа с момента доставления задержанного в орган дознания, к следователю или прокурору – ч. 1 ст. 92), а с момента так называемого фактического задержания, которое может иметь место и до возбуждения уголовного дела. Фактическим задержанием, согласно п. 15 ст. 5, считается момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления. При этом подозреваемый приобретает право немедленно воспользоваться помощью защитника2.
В соответствии с ч. 2 ст. 46 подозреваемый, задержанный в порядке, установленном ст. 91, должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его  фактического задержания. Следует иметь  в виду, что проведение допроса  в указанный срок – не только обязанность органов предварительного расследования, но и важное право подозреваемого, поскольку при этом наиболее полно реализуется его право знать, в чем он подозревается (п. 1 ч. 4 ст. 46).
Подозреваемый как участник судопроизводства существует ограниченное время. Если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу, то это время, согласно указанию ст. 100, не может превышать 10 (или 30) суток с момента задержания до предъявления обвинения. Если же мера пресечения не была избрана в отношении подозреваемого в течение 48 часов, то он подлежит освобождению (ч. 2 ст. 94) и после этого формально не может считаться подозреваемым, ибо более не задерживается и не подвергается применению меры пресечения. Исключение составляют случаи, когда в постановлении о возбуждении дела обоснованно будут указаны данные об этом лице. При производстве дознания лицо может находиться в положении подозреваемого вплоть до составления обвинительного акта, после чего оно считается обвиняемым3.
Закон наделяет подозреваемого следующими правами, направленными на обеспечение его права на защиту от подозрения в совершении преступления.
    Подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается. Обязанность лица, ведущего предварительное расследование, своевременно поставить в известность подозреваемого о том, в чем он подозревается, реализуется путем: а) предоставления подозреваемому копии постановления о возбуждении против него уголовного дела, в котором раскрываются поводы и основания для принятия этого решения, нормы уголовного закона, на основании которых возбуждено уголовное дело (ч. 2 ст. 146); б) указания в протоколе задержания оснований и мотивов задержания (ч. 2 ст. 92); в) указания преступления, в котором оно подозревается, в постановлении о применении меры пресечения до предъявления лицу обвинения (ч. 1 ст. 101). К сожалению, в отличие от прежнего уголовно-процессуального законодательства УПК РФ не содержит нормы о том, что в начале первого же допроса подозреваемому должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается. Однако, учитывая, что право на защиту (в том числе и право знать содержание подозрения) должно быть обеспечено подозреваемому органами, ведущими уголовный процесс (ст. 16), дознаватель, следователь или прокурор обязаны сделать ему это разъяснение.
Подозреваемый вправе также  получить копию постановления о  возбуждении против него уголовного дела либо копию протокола задержания (п. 1 ч. 4 ст. 46). Вручение ему копий  названных документов должно состояться не позднее чем в 24-часовой срок с момента вынесения такого постановления или оформления протокола.
    Подозреваемый вправе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения либо отказаться от их дачи. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, когда они были даны на досудебном производстве в отсутствие защитника и не подтверждены данным лицом в суде (п. 2 ч. 4 ст. 46). Дача показаний – это право, а не обязанность подозреваемого. Он не несет никакой ответственности за отказ от дачи показаний. Подозреваемый не подвергается юридической ответственности также и за дачу заведомо ложных показаний. Это объясняется опасением законодателя, что угроза дополнительной ответственности за дачу ложных показаний (наряду с ответственностью за «основное» преступление, в совершении которого он подозревается) иногда может понудить подозреваемого к самооговору по принципу: «Из двух зол выбирают меньшее». Подобная ситуация может складываться в случаях, когда роковым образом существуют некие, на первый взгляд достаточно веские доказательства виновности лица в совершении преступления, заставляющие его допускать высокую вероятность своего осуждения, хотя бы в действительности он этого преступления и не совершал.
Показания, которые вправе давать подозреваемый, – это сведения об известных ему конкретных фактических обстоятельствах уголовного дела, которые он сообщает во время допроса. Показания необходимо отличать от объяснений, под которыми понимаются выдвигаемые подозреваемым в свою защиту доводы – версии и предположения, содержащие истолкование тех или иных фактов (например, по делу о краже версия, объясняющая застижение подозреваемого с поличным случайной находкой им ранее утерянных или похищенных кем-то предметов; предположение о мотивах, по которым потерпевший или свидетели могут давать против него ложные показания, и т.п.). Процессуальное значение объяснений подозреваемого состоит в том, что они являются средством его защиты против выдвинутого подозрения, а потому в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 14 (презумпция невиновности) возлагают на обвинителя (дознавателя, следователя, прокурора) обязанность их следственной проверки и бремя опровержения.
Показания и объяснения подозреваемый вправе давать на родном языке или языке, которым он владеет (п. 6 ч. 4 ст. 46). Это, в частности, значит, что, несмотря даже на то, что подозреваемый  может хорошо владеть иностранным для него языком, на котором ведется производство по данному делу, он имеет право выбрать для общения со следователем, дознавателем и т.д. свой родной язык. Данная норма опирается на конституционное положение, что «каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения» (ст. 26 Конституции РФ). Право давать показания на избранном им языке предполагает право подозреваемого пользоваться помощью переводчика, которая предоставляется ему бесплатно (п. 7 ч. 4 ст. 46 УПК).
    Подозреваемый, как уже говорилось выше, имеет право воспользоваться помощью защитника с момента возбуждения в отношении его уголовного дела, с момента своего фактического задержания (п. 3 ч. 4 ст. 46, п. п. 2, 3 ст. 49), а также в других случаях совершения в отношении его действий в порядке уголовного преследования (широкое понимание понятия «подозреваемый»).
    Право подозреваемого представлять доказательства (п. 4 ч. 4 ст. 46) может быть реализовано путем дачи им показаний либо представления органам предварительного расследования или прокурору предметов и документов, имеющих отношение к данному делу.
    Подозреваемый вправе заявлять ходатайства и отводы (п. 5 ч. 4 ст. 46). Ходатайства подозреваемого могут быть направлены не только на собирание органами предварительного расследования новых или дополнительных доказательств, проверку оправдывающих его версий, но и содержать требования о прекращении уголовного преследования подозреваемого, о предоставлении ему возможности ознакомления с теми или иными доказательствами, процессуальными актами и документами и т.п. Следователь, дознаватель обязаны рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство. При этом подозреваемому и его защитнику не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (ч. ч. 1, 2 ст. 159).
Подозреваемый может  заявить отвод дознавателю, следователю, прокурору, судье, переводчику, эксперту, специалисту, защитнику по обстоятельствам, исключающим их участие в производстве по уголовному делу (гл. 9).
    Подозреваемый имеет право участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя, а также знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания (п. п. 8, 9 ч. 4 ст. 46). Это не лишает подозреваемого права заявлять ходатайства о допуске его к участию и в тех следственных действиях, которые производятся по инициативе органа предварительного расследования или по ходатайству других участников судопроизводства. Если в помещении, которое занимает подозреваемый, производится обыск или выемка, он (а также его защитник), во всяком случае, вправе присутствовать при проведении этих следственных действий (ч. 11 ст. 182, ч. 2 ст. 183).
    Подозреваемый и его защитник вправе знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта (ст. ст. 195, 198).
    Подозреваемый вправе подавать прокурору и в суд жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя (п. 10 ч. 4 ст. 46, ст. ст. 123 - 127).
    Подозреваемый имеет право на то, чтобы дознаватель, следователь или прокурор не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомили кого-либо из его близких родственников, а при их отсутствии – других родственников о факте задержания или предоставили возможность такого уведомления самому подозреваемому. Если подозреваемый является гражданином или подданным другого государства, то о задержании должно быть уведомлено посольство или консульство этого государства. Исключение из правила об уведомлении о задержании подозреваемого может быть сделано лишь в тех случаях, когда в интересах предварительного расследования признано необходимым сохранение факта задержания в тайне. Тогда с санкции прокурора уведомление может не производиться, кроме случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним (ст. 96).
    Закон предусматривает также право подозреваемого защищаться любыми иными средствами и способами, не запрещенными УПК. Так, например, подозреваемый, пользуясь конституционным правом каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ), может обращаться за содействием к правозащитным организациям, средствам массовой информации, с тем чтобы привлечь внимание общественности к необоснованному или незаконному возбуждению против него уголовного дела, задержанию, заключению под стражу; заключать соглашения с частными детективами о сборе сведений по уголовному делу на основании п. 7 ч. 1 ст. 3 Закона РФ от 11.03.92 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» и т.д4.
    Подозреваемый вправе возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, перечисленным в ч. 2 ст. 27 УПК (истечение сроков давности уголовного преследования, отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 1, 3 – 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448; примирение сторон; деятельное раскаяние).
    Согласно Своду принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденному Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 09.12.88, «лицо, задержанное по уголовному обвинению, имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки или на освобождение до суда» (принцип 38). «За исключением особых случаев, предусмотренных законом, и если судебный или иной орган не примет иного решения в интересах отправления правосудия, лицу, задержанному по уголовному обвинению, предоставляется возможность получить освобождение на период проведения суда на условиях, которые могут устанавливаться в соответствии с законом. Такой орган держит вопрос о необходимости задержания в поле зрения» (принцип 39). Указанные рекомендации не вполне выдержаны в УПК РФ. Право задержанного либо заключенного под стражу подозреваемого на судебное разбирательство в разумные сроки может иметь место лишь при производстве предварительного расследования по делу в форме дознания, которое при условии продления его срока, как правило, может продолжаться не более 30 суток (ч. 3 ст. 223). Срок предварительного следствия верхним пределом не ограничен (ст. 162), а потому право находящегося под стражей подозреваемого и обвиняемого на срочное судебное разбирательство не вполне гарантировано.
    Подозреваемый имеет право на применение в отношении его мер безопасности в случаях, предусмотренных Федеральным законом от 20.08.2004 № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»5.
Подозреваемый обязан являться по вызову, не скрываться от органов  расследования, не препятствовать выяснению  истины, не продолжать преступную деятельность, подвергаться освидетельствованию и экспертизе, представлять образцы для сравнительного исследования.
Права подозреваемого, обусловленные  избранием в отношении него –  в качестве меры пресечения – заключения под стражу.
    участвовать в судебном заседании по рассмотрению судом вопроса об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108 УПК РФ);
    приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, судьи, прокурора, начальника следственного отдела, руководителя следственной группы, следователя и дознавателя;
    участвовать при рассмотрении судьей жалобы, непосредственно затрагивающей его интересы;
    защищать свои права и защищаться всеми не запрещенными законом средствами и способами;
    получать информацию о режиме содержания под стражей, дисциплинарных требованиях, порядке подачи предложений, заявлений и жалоб;
    право на личную безопасность в местах содержания под стражей;
    обращаться с просьбой о личном приеме к начальнику места содержания под стражей и лицам, контролирующим деятельность места содержания под стражей, во время нахождения указанных лиц на его территории;
    получать свидания с защитником. Свидания подозреваемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику правоохранительных органов видеть их, но не слышать. Первое свидание (по ходатайству подозреваемого) должно быть предоставлено ему до его первого допроса в качестве подозреваемого;
    получать свидания с родственниками и иными лицами, перечисленными в ст. 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»6.
Подозреваемому на основании  письменного разрешения лица или  органа, в производстве которых находится  уголовное дело, может быть предоставлено  не более двух свиданий в месяц с родственниками или любыми иными лицами продолжительностью до трех часов каждое. Такие свидания проходят под контролем сотрудников мест содержания под стражей и в случае попытки передачи подозреваемому запрещенных предметов, веществ и продуктов питания либо сведений, которые могут препятствовать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, прерываются досрочно.
    хранить при себе документы и записи, относящиеся к уголовному делу либо касающиеся вопросов реализации своих прав и законных интересов, за исключением тех документов и записей, которые могут быть использованы в противоправных целях или которые содержат сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну;
    вести переписку и пользоваться письменными принадлежностями;
    получать бесплатное питание, материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение, в том числе в период участия в следственных действиях и судебных заседаниях;
    право на восьмичасовой сон в ночное время, в течение которого его запрещается привлекать к участию в процессуальных и иных действиях, за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ;
    пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью не менее одного часа;
    пользоваться собственными постельными принадлежностями, а также другими вещами и предметами, перечень и количество которых определяются Правилами внутреннего распорядка в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений;
    пользоваться литературой и изданиями периодической печати из библиотеки места содержания под стражей либо приобретенными через администрацию места содержания под стражей в торговой сети, а также настольными играми;
    отправлять религиозные обряды в помещениях места содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, иметь при себе религиозную литературу, предметы религиозного культа – при условии соблюдения Правил внутреннего распорядка и прав других подозреваемых и обвиняемых;
    заниматься самообразованием и пользоваться для этого специальной литературой;
    получать посылки, передачи;
    право на вежливое обращение со стороны сотрудников мест содержания под стражей;
    участвовать в гражданско-правовых сделках;
    иные, предусмотренные ст. 17 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», права7.
Прокурор, следователь, дознаватель  обязаны разъяснять подозреваемому их права, обязанности и ответственность, а также обеспечивать возможность  осуществления этих прав.
 

2. Понятие, задачи и  условия задержания

Задержание подозреваемого – это неотложная мера уголовно-процессуального принуждения, при которой лицо, подозреваемое в совершении преступления, помещается в ИВС сроком на 48 часов с целью проверить его причастность к содеянному и решить вопрос о его аресте.
Задержание следственным действием не является. Протокол задержания оформляется не в целях собирания доказательств и поэтому имеет небольшую доказательственную значимость, чем постановление о заключении под стражу, о приводе или любой иной мере процессуального принуждения.
Задачи задержания:
    выяснить причастность задержанного к преступлению;
    разрешить вопрос о заключении его (в качестве меры пресечения) под стражу.
Закон предусмотрел два  основных условия задержания. Во-первых, оно возможно только после возбуждения  уголовного дела. Во-вторых, следователь (орган дознания и др.) вправе задержать лицо, подозреваемое в совершении лишь такого преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы8.
В ч. 2 ст. 91 УПК РФ упоминается  также о специальных условиях задержания. Они изложены применительно к одной строго определенной группе оснований задержания, которая именуется «иными данными, дающими основание подозревать лицо в совершении преступления». Речь идет о таких условиях, как:
а) лицо пыталось скрыться;
б) не имеет постоянного места жительства;
в) не установлена его личность;
г) прокурор или следователь, дознаватель  с согласия прокурора направил в  суд ходатайство об избрании указанному лицу меры пресечения в виде заключения под стражу.
Требуют уточнения формулировки «лицо  пыталось скрыться», «не имеет постоянного места жительства» и «не установлена его личность». Например, следователь пришел к человеку домой, чтобы его допросить, и заметил на столе билет на поезд. Человек в отношении которого поступила оперативная информация как на лицо, совершившее преступление, спокойно объяснил, что его отправляют в командировку. У следователя нет оснований для задержания со ссылкой на то, что человек пытался скрыться. Другое дело, когда подозреваемый, увидев следователя, выпрыгнул в окно и попытался убежать дворами. Даже если сразу поймать его не удалось, данное условие будет иметь процессуальное значение при последующей поимке.
Для положительного ответа на вопрос, имеет ли человек постоянное место жительства, всегда было достаточно проверить, есть ли у него в паспорте прописка ( а теперь – регистрация). Именно этому формальному признаку на практике придается значение отсутствия (наличия) у лица постоянного места жительства. Однако и обладая пропиской, лицо может продолжительное время не жить по указанному адресу. В такой ситуации наличие постоянного места жительства будет подтверждено не выпиской из паспорта, а определенной совокупностью доказательств.
Из-за изменения места жительства, связанного с переводом на работу в другой город, учебой и т.п., у вполне добропорядочного человека определенное время может не быть прописки (регистрации). В этой связи при констатации анализируемого специального условия задержания следует выяснять также отсутствие постоянного места работы, учебы, службы. Нельзя считать человека лицом без постоянного места жительства, когда его ежедневно можно найти на работе9.
В обычном порядке личность человека устанавливается с помощью представленных им документов. Но не все их носят  с собой. Нельзя считать личность неустановленной, когда есть возможность пригласить человека, который имеет удостоверяющие личность документы и при этом знает лицо, подозреваемое в совершении преступления. «Знает гражданина» – это значит может, как минимум, подтвердить его фамилию, имя, отчество, примерный год рождения и место жительства. По необходимости с помощью данного лица можно принять меры к обнаружению каких-либо документов, уточняющих и другие данные о заподозренном10.
 

3. Правовая регламентация задержания подозреваемого и полномочия следователя при задержании

Характеристика правового  института задержания подозреваемого включает много дискуссионных вопросов. Заслуживают внимания вопросы, связанные с начальным этапом задержания лица по подозрению в совершении преступления, а именно его захватом и доставлением для дальнейшего оформления процессуального задержания.
В определении задержания подозреваемого (п. 11 ст. 5 УПК РФ) законодатель, указав, что срок задержания исчисляется  с момента фактического задержания, сделал понятие последнего ключевым при исчислении срока. Далее в п. 15 данной статьи он определил момент фактического задержания как момент производимого в порядке, установленном УПК РФ, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления. Очевидно, что для полной ясности необходимо разъяснение последнего понятия в этой цепочке, а именно что подразумевается под фактическим лишением свободы передвижения. Такого толкования УПК не содержит, как и не содержит порядка фактического лишения свободы передвижения, на который в определении делается ссылка как на установленный Кодексом. УПК предусматривает только порядок процессуального задержания (ст. 92), регламентируемый с момента доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю.
Если обратиться к комментариям УПК РФ и учебникам по уголовно-процессуальному праву, подготовленным различными авторскими коллективами, то можно обнаружить, что лишь немногие из них идут дальше законодателя в детализации вопроса, касающегося момента фактического задержания. Так, в комментарии НИИ Генеральной прокуратуры РФ по применению УПК РФ А.П. Коротков и А.В. Тимофеев указывают, что если лицо застигнуто на месте совершения преступления либо захвачено непосредственно после его совершения при попытке скрыться, то, поскольку такое лицо фактически ограничено в свободе передвижения в связи с подозрением в совершении преступления, оно считается подозреваемым вне зависимости от того, возбуждено или нет уголовное дело11.
В одном из учебников по уголовно-процессуальному  праву момент фактического задержания трактуется как момент, с которого «задержанный был реально ограничен в своей свободе»12.
В комментарии к УПК РФ под  общей редакцией В.И. Радченко указывается, что моментом фактического задержания является момент, с которого лицо удерживается с применением физического насилия или без такового и лишается свободы распоряжаться собой. Этот момент может несколько опережать время доставления задержанного к следователю (дознавателю). Автор считает, что подобное уточнение понятия момента фактического задержания можно было бы использовать в п. 15 ст. 5 УПК РФ, определив его как «момент, с которого лицо, подозреваемое в совершении преступления, удерживается с применением физического насилия или без такового и реально лишается свободы передвижения»13.
В целом же все приведенные  доктринальные разъяснения логически  вытекают из содержания соответствующих  статей УПК РФ и не должны вызывать каких-либо возражений. Используя различную аргументацию своих позиций, аналогичный подход к определению момента фактического задержания путем отождествления его с моментом потери возможности свободного передвижения, высказали и другие авторы14.
Однако встречаются  и несколько отличающиеся мнения по рассматриваемому вопросу. Так, М.Е. Токарева посчитала, что захват лица и действия не уполномоченного на производство процессуальной деятельности работника правоохранительного  органа или иного лица по его доставлению в орган дознания, к следователю не могут рассматриваться в качестве составной части уголовно-процессуального задержания или фактического задержания в смысле, придаваемом ему уголовно-процессуальным законом15.
С.В. Шевелева пришла к  выводу, что действия потерпевших, очевидцев и иных лиц, связанные с захватом и доставлением лица, не входят в состав процессуального задержания. Моментом фактического задержания правильно считать момент, когда у лица исчезла возможность свободно передвигаться и это действие осуществили уполномоченные органы16.
Такое понимание фактического задержания представляется не совсем верным. Действительно, УПК РФ ни в одной специальной норме не предусмотрено право граждан на задержание лица, подозреваемого в совершении преступления. Однако УК РФ, напротив, исходит из того, что субъектом, осуществляющим задержание, может быть любое лицо, а не только сотрудники правоохранительных органов: ст. 38 не считает преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышение необходимых для этого мер.
Нередко задержание преступника по «горячим следам» производят очевидцы правонарушения, в том числе сами потерпевшие. Поэтому следует признать, что фактическое задержание лица может быть произведено любым лицом независимо от его служебных полномочий. При этом действия сотрудников правоохранительных органов, наделенных правами пресечь совершение преступления, задержать подозреваемого и доставить его в орган дознания или к следователю, должны соответствовать требованиям ведомственных нормативных актов, определяющих их права и обязанности. Стоит согласиться с мнением И.Л. Петрухина о том, что работники милиции, деятельность которых не связана с охраной общественного порядка, а также сотрудники, не находящиеся при исполнении служебных обязанностей, должны обладать правом задержания подозреваемых на общих основаниях, т.е. наравне со всеми гражданами17.
О том, что фактическое  задержание представляет собой действия не только должностных лиц, но и других граждан (частных лиц), направленные на пресечение преступления и устранение возможности скрыться лицу, его совершившему, уже отмечалось в работах процессуалистов, посвященных проблемам задержания18.
Отражение в УПК права частных лиц на фактическое задержание подозреваемого не только приведет в соответствие Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, но и внесет ясность относительно отправной точки исчисления срока задержания. В общем порядке фактического задержания следует предусмотреть порядок задержания частными лицами, а также их обязанность в возможно короткий срок сообщить о произведенном задержании сотрудникам милиции либо принять меры к доставлению задержанного в ближайший орган дознания19.
В специальной литературе существуют и другие точки зрения относительно определения момента фактического задержания, когда под ним подразумевается оформление задержания процессуального: принятие решения о взятии под стражу доставленного лица, объявление его подозреваемым, составление протокола задержания20.
На необходимость исчисления срока задержания с момента составления  протокола задержания указывает  также Р. Абдрахманов, мотивируя  это тем, что только составление  соответствующего документа о задержании порождает ряд правовых последствий21.
Такая позиция не только противоречит УПК (тогда вообще не следует разъяснять понятие фактического задержания, а достаточно определить, что срок задержания исчисляется с момента составления протокола), но и обычной житейской логике: доставление фактически задержанного лица может занять по разным объективным и субъективным причинам достаточно длительное время, которое в результате останется бесконтрольным. Если идти по указанному пути обязательного наличия определенного документа для порождения правовых последствий, а не наличия самого факта (в данном случае – факта физического задержания лица), то следовало бы признать правильной ранее существовавшую точку зрения о том, что лишь после официального задержания, когда лицо приобретает статус подозреваемого, у него возникает право воспользоваться помощью защитника. Однако в настоящее время уже считается аксиоматичным тот факт, что предоставление защитника подозреваемому с момента объявления протокола задержания не соответствует Конституции РФ, о чем был сделан обоснованный вывод в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова»22.
В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК РФ защитник должен допускаться к участию в деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, который закон связывает с фактическим лишением свободы передвижения лица, а отнюдь не с составлением протокола о задержании.
Механизм реализации закрепленного в ст. 91 УПК полномочий следователя на задержание подозреваемого начинает функционировать в каждом случае обнаружения установленных в этой статье оснований подозревать конкретное лицо в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы23
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.