На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Холдинги как предпринимательские объединения: правовое положение

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 17.12.2012. Сдан: 2012. Страниц: 46. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Холдинги как  предпринимательские объединения:
правовое положение
ОГЛАВЛЕНИЕ
 
 
 
1. Общие положения  о холдингах
1.1. История возникновения и развития холдингов                                            2
1.2. Понятие и виды холдингов                                                                           18
 
 
2. Правовое положение  холдингов
2.1. Правовое регулирование холдинговых отношений                                   38 
Основания возникновения и структура холдинговых отношений              
2.2 Основания возникновения и структура холдинговых отношений 61 Правовое регулирование холдинговых отношений                                  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ  О ХОЛДИНГАХ
 
1.1. История возникновения  и развития холдингов
 
Упоминания о предпринимательских  объединениях в законодательстве зарубежных стран обусловлено необходимостью поддержания конкурентной среды, государственного регулирования экономики, и ограничения  монополистической деятельности.
Гражданский кодекс Франции 1804 года1, известный так же как Кодекс Наполеона, в титуле IX «Об обществе» (в редакции Закона от 4 января 1978 года № 78-9 с последующими изменениями) содержит гл. 3 «О простом товариществе». Она говорит о том, что участники общества могут объединиться в некое общество без прав юридического лица и без его регистрации, которому присваивается название простого товарищества. Это объединение признается субъектом права, и факт его создания в силу ст. 1871 Гражданского кодекса может быть доказан всеми иными способами (кроме регистрации). В ст. 1872.1 Кодекса Наполеона упоминается о торговом характере объединения (деятельности) участников простого товарищества, в связи, с чем можно провести сходство с договором простого товарищества по действующему российскому гражданскому законодательству.
Несколько позже в 1897 году в Торговом уложении2 Германии в третьей книге «Предписания для всех коммерсантов» упоминаются концерны (ст. 290), в состав которых входят предприятия, находящиеся под единым руководством материнской компании в пределах страны, если материнскому предприятию принадлежит участие в других (дочерних) предприятиях. Участие в других предприятиях, находящихся под единым руководством материнской компании, возможно в случае, если головной компании принадлежит:
1) право назначать или  отзывать большинство членов  «административного, руководящего  или наблюдательного органа»  дочернего предприятия, и оно  одновременно является участником;
2) большинство голосов участников;
3) право оказывать определяющее  влияние на деятельность дочернего  предприятия на основании заключенного  с ним договора об управлении  или в силу его устава.
За материнской компанией  закреплена обязанность вести баланс концерна и отчет о состоянии  дел концерна в целом, то есть вести  консолидированную бухгалтерскую  и налоговую отчетность.
Примерами крупнейших предпринимательских  объединений Германии служат Германский калийный синдикат, Рейнско-Вестфальский угольный синдикат и др.3
В США Антитрестовский  закон Шермана 1890 года в первом разделе закрепил, что любой контракт, объединение в форме треста или какой-либо иной форме или сговор с целью ограничить торговлю или коммерческую деятельность среди нескольких штатов или с иностранными государствами объявляются незаконными4. Под контрактом в данном случае понимаются как договор о создании хозяйственного объединения, так и любой иной договор, имеющий цель ограничить конкуренцию. За нарушение данной нормы налагались как административная ответственность в форме штрафа или конфискации объединенного (участниками) имущества, так и уголовная ответственность, налагаемая на лиц, вступивших в подобное объединение (сговор), в форме лишения свободы.
В истории промышленно  развитых стран имеется опыт образования  патентных картелей, целью создания которых является скупка патентов на новые изобретения. В зависимости  от экономической ситуации рынка  некоторые из приобретенных патентов на изобретения направляются в сейф, а остальные внедряются в производство. Нередко территория образования таких картелей не ограничивалась одним государством. В результате картельного соглашения между американскими и германскими химическими компаниями концерн миллиардера Дюпона получил возможность выпускать пластмассы по монопольным ценам5.
Английское антимонопольное  законодательство содержит следующие  акты: «О монополиях и ограничительной  практике» (1948 года), «О ценах за перепродажу» (1964 года) и «О монополиях и слияниях» (1965 года)6. В целях государственного регулирования по вопросу «запрещенной практики» (то есть, монополистической деятельности) создавалась особая комиссия. Судебным органом выступал специализированный суд по ограничительной практике, который нередко обязывал компании расторгать заключенные договоры, направленные на установление монопольных цен.
Интересно, что в Японии, поощрялось создание объединений предприятий (так называемых антикризисных картелей и картелей периода рационализации), примером тому является Антитрестовский закон 1947 года с поправками 1953 года. Закон «О чрезвычайных мерах по рационализации в угольной промышленности» 1955 года даже предоставил возможность предпринимать совместные действия по ограничению производства и установлению цен на уголь. По сути, деятельность монополий не ограничивалась, а подлежала государственному регулированию. Это было продиктовано необходимостью восстановления страны после Второй мировой войны.
Важным этапом в процессе появления предпринимательских  объединений выступает период с  начала XIX до середины XX века. В Англии и США предпринимательские объединения  стали активно образовываться в  различных сферах экономики. К примеру, консорциумы банков7. Размещение ценных бумаг было монополизировано небольшим количеством крупных банков. Так, в США с 1938 по 1947 годы 17 инвестиционных банков и корпораций контролировали 69% всех операций по выпуску ценных бумаг. В то время выделялись постоянные консорциумы, специализирующиеся на определенных видах инвестиций (ценных бумаг одной страны), например группа Ротшильда (размещавшая займы австро-венгерского правительства), группа Мендельсона (размещавшая займы царского правительства).
Консорциумы сыграли важную роль перед Второй мировой войной, когда группа банков США во главе с «Chase National Bank» и «Dillon, Reed & Co» финансировали создание военно-экономической базы германской агрессии. В послевоенные годы американские банки способствовали перевооружению Западной Германии.
Одновременно с консорциумами (договорными объединениями) в Англии и США активно образовывались концерны (холдинговые объединения). Во главе концернов могла стоять крупная организация, осуществляющая производственную деятельность, или  организация (руководящий орган), не осуществляющая никаких производственных функций, но владеющая пакетами акций  и долей уставных капиталов других компаний, входящих в концерн. Примерами  концернов, возглавляемых крупными организациями (головными компаниями), служат: в США - концерн Моргана  с центральным органом - Банкирским домом «J.P. Morgan & Co»; в Англии - концерн Ротшильда с центральным органом - Банкирским домом «N. M. Rothschild & Son»; в Бельгии - концерн Сольве во главе с Банкирским домом «Solvay & Co »8 и другие.
Концерны позволяли не только монополизировать рынок товаров (работ, услуг), но и скрывать прибыль  от налоговых органов, создавать  схемы ухода от налогов в крупных  размерах и целые организации, следящие за деятельностью конкурентов. Осуществлению  подобных сомнительных с точки зрения закона действий способствовал качественный состав концерна. Так, в состав концерна Моргана входили крупнейшие промышленные тресты, железнодорожные линии, страховые общества, банки; группа компаний американского миллиардера Рокфеллера с основным ядром - нефтяным трестом «Standard Oil» обладала рядом банков.
В целом законодательство, ограничивающее создание подобных объединений, имело достаточно много пробелов, что позволяло его обходить. Еще  на стадии принятия соответствующих  антитрестовских актов в законопроекты  умышленно, под влиянием крупных  банкиров вносились лазейки. Тем  не менее, законодательство зарубежных государств было в состоянии обеспечивать поддержание конкурентной среды  на рынке и запрет монопольных  цен.
Что же касается  России, то В.А. Лаптев9 предлагает рассматривать историю возникновения хозяйственных (предпринимательских) объединений в пяти этапах. В основу такой периодизации кладутся действующие на соответствующем этапе законы, сложившаяся система экономических отношений, механизмы регулирования деятельности хозяйствующих субъектов, факты возникновения соответствующих форм предпринимательских объединений. Анализ, исходя из этой точки зрения, позволяет проследить историческое развитие и закономерности появления тех или иных форм объединений.  Отправной точкой данной периодизации будет служить начало ХХ века, потому что именно к этому времени складывается экономическая обстановка, позволившая хозяйствующим субъектам создавать объединения для успешного достижения целей своей деятельности. 
Первый этап возникновения хозяйственных (предпринимательских) объединений связан с периодом с конца XIX века до 30-х годов XX века. Существующие еще в царской России объединения предпринимателей - синдикаты получили наиболее широкое распространение в СССР после 1921 года, в свете принятия  Наказа Совнаркома РСФСР от 9 августа 1921 года «О проведении в жизнь начал новой экономической политики»10, позволяющего государственным предприятиям перейти на систему хозяйственного расчета, что дало им возможность реализовывать свою продукцию на свободном рынке, в отличие от существующей ранее системы сбыта и снабжения исключительно через центры главков Всероссийского совета народного хозяйства (ВСНХ).
Действующие в то время  предприятия, или тресты в целях  упорядочения сбыто-снабженческой деятельности, а также для скорейшей реализации своих планов хозяйствования стали образовывать торговые объединения - синдикаты11 (от латинского «syndico» - рассматриваю, проверяю). Такое объединение обладало двумя особенностями. Во-первых, с частноправовой точки зрения синдикат характеризуется как хозяйствующий субъект, деятельность которого направлена на организацию эффективного механизма закупки сырья и сбыта готовой продукции, а также получения полезного результата (реализации хозплана, достижение прибыли и т.д.). Во-вторых, с публично-правовой стороны можно было увидеть, что синдикатное объединение осуществляло управление определенными отраслями экономики.
Итак, синдикаты, по сути, могли  быть как некоммерческими объединениями, имеющими цель координировать деятельность участников синдикатского объединения, так и  коммерческими (предпринимательскими), осуществляющими хозяйственную  деятельность.
Второй этап - период деятельности производственно-хозяйственных комплексов (производственных и промышленных объединений) - связан с утверждением Общего положения о всесоюзном и республиканском промышленных объединениях Постановлением Совета Министров СССР от 2 марта 1973 года № 14012 и Положения о производственном объединении (комбинате) Постановлением Совета Министров СССР от 27 марта 1974 года № 21213.
Хозяйственные системы данного  периода делились на системы первичного или основного (производственные объединения, предприятия), среднего (промышленные объединения, системы союзно-республиканских  министерств союзных республик) и высшего звена (производственно-хозяйственные  комплексы, возглавляемые союзными министерствами и республиканскими министерствами союзных республик).
Принципиальным отличием производственного объединения  от промышленного было то, что производственные объединения создавались как  вертикальные комплексы, в то время  как промышленные объединения могли  быть как вертикальными, так и  горизонтальными.
Итак, объединения данного  периода (производственные и промышленные) обладали следующими признаками:
1) в объединении осуществлялись  специализация и кооперирование, вызывающие к жизни хозяйственные  связи между его подразделениями; 
2) в объединении наука  соединялась с производством;
3) в деятельности объединения  сочетались планово-организационные  и производственно-хозяйственные  функции;
4) объединение или его  орган управления обладали хозяйственной  компетенцией;
5) подразделениями объединения  выступали предприятия, производственные  единицы и другие организации;
6) деятельность объединений  строилась на основе хозрасчета;
7) объединения обладали  имуществом, необходимым для осуществления  его деятельности14.
Третий этап. Конец 80-х годов XX века - период развития кооперации и хозяйственной деятельности в России. В это время принимается Закон СССР от 26 мая 1988 года № 8998-XI «О кооперации в СССР»15 (далее - Закон о кооперации), сфера действия которого распространяется на хозяйственную деятельность кооперативов. В соответствии со ст. 16 Закона о кооперации кооперативы имеют право на добровольных началах объединяться в союзы или объединения кооперативов, решение об образовании которых принималось на съездах, собраниях делегатов (уполномоченных) кооперативов. Подобные объединения кооперативов классифицировались по видам (отраслям) деятельности, в которой создаются объединения, а также по территории (от отдельно взятого района до страны в целом).
Деятельность союзов кооперативов регулировалось, помимо законодательства, их уставами. Примечательно, что Закон  о кооперации признает как за кооперативом отдельно, так и за союзом (объединением) кооперативов права юридического лица.
Принципиальным положением Закона о кооперации было то, что  по решению съездов, собраний делегатов (уполномоченных) кооперативов на союзы (объединения) кооперативов могло быть возложено централизованное выполнение отдельных производственно-хозяйственных  функций. К тому же, союз (объединение) мог осуществлять хозяйственную  и иную деятельность с момента  его государственной регистрации. Это, безусловно, подтверждает то обстоятельство, что союзы (объединения) кооперативов были предпринимательскими или коммерческими  объединениями, в отличие от союзов, создаваемых в настоящее время  в соответствии с Гражданским  кодексом РФ.
Четвертый этап истории возникновения хозяйственных (предпринимательских) объединений связан с принятием Закона СССР от 4 июня 1990 года № 1529-1 «О предприятиях в СССР»16 и Закона РСФСР от 25 декабря 1990 года № 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности»17, в которых закреплялось правовое положение объединений предприятий. Данными законами предусматривалась возможность объединяться в союзы, ассоциации, концерны, межотраслевые, региональные и другие объединения. Некоторые из подобных объединений обладали правами юридического лица (ассоциации, союзы), некоторые - нет (концерны).
Данная форма объединения  основывалась на договоре, заключенном  между его участниками в целях  производственного, социального, научно-технического развития, а также для координации  деятельности, обеспечения защиты их прав, представления общих интересов  в соответствующих государственных  и муниципальных органах, в международных  организациях.
Обязательными требованиями при объединении были:
1) сохранение за предприятиями  - участниками объединения хозяйственной  самостоятельности и взаимодействие  между ними на основе договоров;
2) свобода выбора организационно-правовой  формы объединения;
3) соблюдение антимонопольного  законодательства;
4) добровольное вхождение  и выход из объединения.
Такое объединение носило гибкий договорный характер, что позволяло  ее участникам свободно выходить из его  состава с соблюдением (исполнением) обязательств, принятых ими на себя по договору об объединении.
Наличие у объединения  собственного наименования с указанием  его организационно-правовой формы, устава, самостоятельного и сводного балансов, расчетного и иных счетов в учреждениях банков, печати и  иные положения законодательства позволяют  заключить, что объединения предприятий  рассматривались в качестве организаций  с правами юридического лица, в  состав которых входят самостоятельные  организации с правами юридического лица. Процедура регистрации и  ликвидации объединений предприятий  сходна с процедурами регистрации  и ликвидации обычных организаций с правами юридического лица, за изъятиями, установленными в договоре об образовании объединения относительно распределения имущества.
Позитивным моментом было закрепление в ст. 23 Основ гражданского законодательства СССР и республик  от 31 мая 1991 года № 2211-118 понятия хозяйственного объединения. Оно определялось как добровольное объединение юридических лиц – хозяйственных обществ и товариществ, производственных кооперативов, государственных, арендных, коллективных и иных предприятий, созданное ими по отраслевому, территориальному или иному принципу в целях координации деятельности, обеспечения защиты их прав, представления общих интересов в государственных и иных органах, а также в международных организациях. По согласованному решению участников на объединение могло быть возложено централизованное выполнение отдельных производственных и других хозяйственных функций. Были закреплены две возможных формы хозяйственного объединения: хозяйственные ассоциации (союзы) и концерны.
Пятый этап в истории развития законодательства о предпринимательских объединениях начался, по мнению Лаптева В.А., в середине 90-х годов ХХ века и продолжается по сей день. В данный момент в России представлены все основные виды предпринимательских объединений - холдинги, финансово-промышленные группы и объединения, основанные на договоре простого товарищества. В рамках данной главы этот период нами рассматриваться не будет. Но в свете предстоящей глобальной реформы гражданского законодательства, полагаем, вскоре станет возможным говорить о начале нового этапа этой истории.
А сейчас перейдем к собственно холдингам. Холдинговые конструкции были знакомы еще юридической науке имперской России, и отдельные холдинговые черты прослеживаются на государственных предприятиях СССР. Однако холдинги получили свое развитие в России только в начале 90-х годов ХХ века, когда началась реструктуризация и приватизация государственных предприятий в соответствии с Законом РСФСР от 3 июля 1991 года «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации»19 и Временным положением о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, утвержденным Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 года          № 139220.
Однако надо отметить, что  институт холдинга был заимствован  российским правом из европейского и  американского права.  Появление  концепции холдинга в Европе прослеживается в 20-х годов девятнадцатого столетия. Одним из первых холдинговых обществ было «Societe Generale des Pays-Bas pour favoriser l'industrie nationale»21. Основной целью общества, созданного еще  в 1822 году, было, прежде всего, государственное управление и финансирование, а с 1835 года - финансирование путем создания частных предприятий и приобретения долевого участия.
В середине XIX века и в  других государствах континентальной  Европы были учреждены общества, цель деятельности которых состояла в  том, чтобы аккумулировать средства для дальнейшего их инвестирования. Типичными представителями были так называемые общества принятия ценных бумаг, которые аккумулировали неспособные  к эмиссии доли небольших предприятий, а затем выпускали собственные  акции и облигации.
В конце девятнадцатого столетия появилась новая форма холдинговых  обществ. Капитал, накопленный во время  фазы индустриального строительства  и развития, инвестировался в новые, более рентабельные области. Возникли такие общества, как, например, «Банк  восточных железных дорог», целью  которого было вложение капитала в  виде долевого участия в хозяйственные  общества, находящиеся за пределами  Европы. В противоположность этому  в США образовались холдинговые  общества, главным образом для  управления и господства над объединениями  предприятий. Надо заметить, что антимонопольное  законодательство США (к примеру, названный  выше Закон Шермана 1890 года) достаточно быстро объявило незаконной деятельность по монополизации рынков, причиняющую вред конкуренции, однако оно допускало образование обществ, целью которых было долевое участие и единое руководство зависимых предприятий, объединенных перед этим в трест.
Было много периодов возрастания интереса к данной модели ведения бизнеса. И каждый раз рост интереса к холдингам был связан с определённой целью. Так, в 20-х годах прошлого столетия они служили, прежде всего, привлечению капитала через использование ценных бумаг, в качестве надежного средства «завуалирования» финансовых сделок, а также как инструмент для уменьшения налогов. В 60-х же доминировали налоговые аспекты при организации холдинговых компаний.
При исследовании вопроса  возникновения холдингов можно  выделить две основные позиции, которые  обосновывались в работах ученых, изучавших холдинги.
1. Первая позиция22 основывается на том, что местом рождения холдинговых компаний являются Соединенные Штаты 1870 – 1890-х годов. В доказательство приводятся основание «Pensylvania Railroad Company» в 1870 году и создание домицильного права для холдинговых компаний в Нью-Джерси в 1889 году.
Развитие экономики США  в период, совпадающий с основанием холдинговых компаний, происходило  в годы общей высокой конъюнктуры (1850 - 1873 годы). Затем наступило замедление экономического роста (1873 - 1895 годы). Соединенные  Штаты смогли до начала 1860-х годов  занять видное положение среди промышленно  развитых государств, но потом произошло  ощутимое снижение темпов роста вследствие Северо-Американской гражданской войны между индустриальными северными штатами и рабовладельческими южными (1861 - 1865 годы).
После войны строительство  железных дорог, являющееся уже с 1840-х  годов ведущей отраслью экономики, определяло экономическую динамику, а позднее, из-за поспешного роста, не отвечающего потребностям инфраструктуры, - и первые экономические кризисы. Избыточные производственные мощности привели к значительному снижению цен, а в некоторых случаях  в железнодорожном строительстве - к замораживанию железнодорожных  проектов.
В качестве меры против разрушительной конкуренции в области цен  в  60-х и 70-х годах, когда были значительно снижены железнодорожные тарифы, железнодорожные компании договорились, прежде всего, о создании картелей. Так как эти объединения, основанные на договорных началах, всегда разваливались из-за значительных противоречий интересов, то возникло стремление объединиться капиталом, создав единое головное общество, которое должно контролировать отдельные юридически самостоятельные железнодорожные компании. По такой схеме объединения предприятий была, например, создана в 1870 году упомянутая выше «Pensylvania Railroad Company».
Аналогичные объединения  создавались также в нефтеперерабатывающей, сталелитейной, сахарной и табачной промышленности. В отличие от объединений  в системе железных дорог Соединенных  Штатов эти объединения создавались  не как «кризисный картель» против разорительных конкурентных отношений, а с целью установления более  сильного господства на рынке. Формой объединения в этих отраслях был выбран трест, который, как форма слияния, был впервые официально применен в основанной в 1882 году «Standard Oil Company».
В период действия антимонопольного законодательства, которое стремилось к ограничению монополизации, наносящей  вред конкуренции, образование трестов  было объявлено незаконным. Это привело  к тому, что в сталелитейной  и нефтеперерабатывающей промышленности были созданы компании, целью которых  было исключительно владение долями участия и единое руководство зависимыми хозяйственными обществами, объединенными ранее в трест.
2. В работах других  ученых23 родиной холдинга называется континентальная Европа или Великобритания. Даты основания первых холдинговых компаний попадают на период между 1822 и 1890 годами. Например, в 1822 году была основана компания «Societe Generale de Belgique», в 1886 году в Лондоне была создана «The Nobel Dynamit Trust Company», а в 1879 и 1890 годах в Швейцарии были учреждены холдинговые компании «Банк восточных железных дорог» и «Швейцарский железнодорожный банк».
Надо заметить, что европейские  холдинги развивались по другому  пути, нежели американские холдинги. Иной ход развития европейских холдинговых  компаний можно объяснить, по существу, двумя причинами. Во-первых, следует  констатировать, что в Европе тенденция  к концентрации была значительно  слабее, чем в экономике США. Во-вторых, в Европе привлечение предприятиями  финансовых средств резко отличалось от такового в Соединенных Штатах.
В то время как предприятия  США уже в фазе индустриального  строительства пользовались при  создании и расширении компаний в  первую очередь таким инструментом финансирования, как акция, финансирование промышленности в Европе осуществлялось, прежде всего, через накопление прибыли, а также путем личного займа  или долевого участия. Зато рефинансирование через банковские кредиты ограничивалось к началу фазы индустриализации в  Германии предоставлением вексельных кредитов, так как в целом банковская система больше ориентировалась  на покрытие государственной потребности  в кредите, чем на финансирование частной экономики.
В то время как ряд основанных еще до середины 50-х годов XIX века банковских институтов в Германии представлял  собой эмиссионные банки, имеющие право на выпуск банкнот, начиная с 1848 года стали возникать во все большем количестве частные банки без привилегии на выпуск банкнот. Целью предпринимательской деятельности этих частных банков стало уже не финансирование государства, а финансирование частного сектора экономики. Причем, как и прежде, основной формой инвестирования было инвестирование через прямое долевое участие банка и выпуск ценных бумаг (акций и облигаций). В ходе дальнейшей экономической экспансии и первой фазы индустриализации прежде всего крупные железнодорожные и энергетические компании ощутили возрастающий дефицит финансирования. Причина этого заключалась в том, что конечными получателями дорожного материала и электрического оборудования были мелкие местные дороги или местные электростанции. Их возможности финансирования путем выпуска ценных бумаг были сильно ограничены из-за высокого инновационного риска и небольшого значения этих компаний.
В рассматриваемых условиях производители оборудования сами создавали  местные дороги и электростанции и осуществляли их финансирование путем  прямого долевого участия. Фактически финансирование дочерних компаний сводилось  к их созданию путем вклада уставного  капитала. Причем продукция, изготовленная  железнодорожными и энергетическими  компаниями, представляла собой основной акционерный капитал.
Это привело к тому, что  ни производители продукции, ни связанные  с ними банковские институты не могли  или не хотели добывать необходимые  финансовые средства для дальнейшего  развития предпринимательской деятельности основной (головной) компании. Вместе с  банковскими институтами производственные предприятия основали так называемые общества по хранению ценных бумаг. Эти  общества принимали доли участия  компаний, не имеющих эмиссионной  способности, и рефинансировались  сами путем эмиссий собственных  долей и облигаций.
С развитием банковской и  финансовой системы во Франции возникли так называемые эмиссионные банки. Например, в 1852 году создано общество «Societe Generale de Credit mobilier». Общество было задумано как разновидность инвестиционной компании, которая должна держать доли участия и осуществлять рефинансирование исключительно путем выпуска облигаций. Однако наряду с выпуском ценных бумаг оно также осуществляло операции кредитного института.
Бельгийско-нидерландское  общество «Societe Generale» было основано в 1822 году в Брюсселе, и его можно назвать в историческом развитии «матерью»24 холдинговых компаний. Наряду с управлением земельными владениями целью общества было, как и в случае с немецкими банками, финансирование государства. Общество имело с момента своего основания привилегию эмиссионного банка, которая только в 1850 году перешла на бельгийский центральный банк при расширении коммерческой деятельности, касающейся финансирования промышленности. Кроме выполнения функции государственной кассы основная коммерческая деятельность общества заключалась в течение первых 10 лет его существования в покупке и продаже государственных ценных бумаг, а также предоставлении ссуд.
Лишь с 1835 года, то есть с началом первой фазы индустриализации, основная коммерческая деятельность передвинулась с государственного финансирования на финансирование бельгийской экономики, причем «Societe Generale» наряду с созданием компаний использовала приобретение долей участия в других хозяйственных обществах.
Первые доли участия «Societe Generale» находились, следуя за общим экономическим развитием Бельгии, в предприятиях транспортного сектора, металлургической и горнодобывающей промышленности, а также сферы строительства и инженерного дела. При этом политика приобретения преимущественно небольших долей участия в целях рассеивания риска сохранилась и по сей день.
В 1880-х годах, со спадом экономической  конъюнктуры, которая сопровождалась падением процентной ставки, для инвесторов возникла проблема вложения в новые  рентабельные объекты избыточных инвестиционных денежных средств, накопленных во время  фазы промышленного строительства  и развития. Это привело к возникновению  таких обществ, как «Банк восточных  железных дорог», цель которых заключалась  не в финансировании предприятий  внутри страны, а в долевом участии  в дальнейшем экономическом развитии стран, находящихся за пределами  Европы. Надо заметить, что долевое  участие этих обществ было более  весомым, чем холдинг-компаний США, созданных в этот же период времени.
Из всего вышеизложенного  можно сделать вывод, что происхождение  холдинговых компаний в Европе было ориентировано исключительно на вложение капитала и совпадает с  начальной фазой европейских  процессов индустриализации. В то время как холдинговые компании, ориентированные на управление и  господство над дочерними обществами посредством большинства долей  участия или с полным долевым  участием, отражают развитие экономической  практики США девятнадцатого столетия и попадают на конечную фазу индустриального  роста в Соединенных Штатах.
А теперь перейдем к современному пониманию холдингов.
 
1.2. Понятие и  виды холдингов.
 
Исследование сущности и  правового положения холдинговых  объединений имеет большое значение как с теоретической, так и с практической точек зрения. Ведь отношения экономической зависимости и контроля, лежащие в основе создания объединений холдингового типа ставят под вопрос основополагающий принцип гражданского права – принцип юридического равенства субъектов. Исследуя группы взаимозависимых лиц (холдинги, концерны) в буржуазном гражданском праве, М.И. Кулагин сделал вывод, что реальные взаимоотношения в экономике заставляют право «регулировать отношения юридически (а не только экономически) неравных субъектов права, связанных отношениями власти и подчинения».
Как известно, принцип юридического равенства субъектов – основополагающий в гражданском праве. Но отношения  экономической зависимости и  контроля, лежащие в основе создания объединений холдингового типа ставят указанный принцип под вопрос. Исследуя группы взаимозависимых лиц (коими являются, к примеру, холдинги и концерны) можно прийти к следующему выводу: реальные взаимоотношения в  экономике приводят к тому, что  право регулирует отношения юридически (а не только экономически) неравных субъектов права, связанных отношениями  власти и подчинения.
 «Иными словами, ставится  под сомнение и традиционное  определение гражданского права  как совокупности норм, регулирующих  имущественные отношения, складывающиеся  по горизонтали между равноправными  участниками товарного оборота.  Настаивать на классическом понимании  гражданского права с учетом  процессов централизации производства  и капитала означает исповедовать  юридический идеализм», пишет  М.И. Кулагин25.
В след за ученым, освободившись  от «юридического идеализма», давайте  рассмотрим такую распространенную в рыночных условиях форму интеграции, основанную на экономическом контроле и субординации, как холдинги.
Прежде всего, необходимо определиться с категориальным аппаратом, поскольку понятия «холдинг», «холдинговая компания» российским законодательством  надлежащим образом не определены, соответственно и в правовой доктрине и предпринимательской практике отсутствует единообразное понимание  этого экономико-правового явления.
В мировой практике под  холдингом или холдинговой компанией  традиционно понимают особый тип  компании, которая создается для  владения контрольными пакетами акций  других компаний с целью контроля и управления их деятельностью. Этимология слова «холдинг» (от англ. to hold – держать) объясняет исторические корни этого правового понятия.
Так, в ст. 144 Закона о компаниях  Великобритании 1989 г. (Companies Act 1989 (с. 40)) холдинг определяется путем выявления оснований дочерности (subsidiary) одной компании по отношению к другой:
Одна компания является дочерней компанией другой компании, являющейся по отношению к ней холдингом, если последняя:
(а)  обладает большинством  голосов в ней или
(b) является ее участником и имеет право назначать и увольнять большинство из членов ее совета директоров или
(с) является ее участником и осуществляет в соответствии с соглашением с акционерами или другими ее участниками контроль за большинством голосов в ней
или является дочерней компанией  какой-либо компании, которая в свою очередь, является ее дочерней компанией26.
Исходя из приведенного определения, законодательство Великобритании понимает холдинг как компанию, имеющую  экономическую власть над другой компанией (дочерней) в результате прямого  или косвенного участия в ее капитале.
Классическое определение  холдинговых компаний дали американские ученые-экономисты Г. Гутман и Г. Дугалл: «В наиболее общепринятом определении этого термина холдинговая компания есть корпорация, которая владеет пакетом акций другой корпорации, дающим право голоса, достаточным для того, чтобы иметь над нею деловой контроль»27.
В российской правовой действительности «холдинговая компания» впервые  появилась благодаря Закону РФ от 3 июля 1991 г. № 1531-1 «О приватизации государственных  и муниципальных предприятий  в Российской Федерации»28 (утратил силу). Согласно п. 2 ст. 4, п. 2 ст. 5 Закона Государственный комитет по управлению государственным имуществом и комитеты по управлению имуществом субъектов Федерации были призваны содействовать, в частности, созданию холдинговых компаний.
А благодаря Указу Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № 1392 «О мерах по реализации промышленной политики при  приватизации государственных предприятий»29, утвердившем Временное положение о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, «холдинговая компания» обрела легальное определение. А именно: предприятие независимо от его организационно-правовой формы, в состав активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий (п. 1 Временного положения).
С первого взгляда на данное определение видно, оно устарело и представляет интерес скорее для  исследования в сравнительно-историческом аспекте, чем для понимания сущности современных российских холдингов. Однако идея этого нормативного правового акта – рассматривать холдинговую компанию только как материнское (основное) общество, головную организацию, без определения в законодательстве всей совокупности юридических лиц, формирующих эту форму предпринимательского объединения, в определенной степени сохранилась и в законодательных актах, и в судебной практике.
Анализ российского законодательства и иных правовых актов позволил выявить  следующие основные моменты:
1. Без определения собственно  понятия «холдинговая компания»  ряд нормативных актов понимает  ее как материнское (основное) общество или головную организацию, другие законодательные акты рассматривают «холдинг» или «холдинговую компанию» как совокупность юридических лиц, т.е. как интегрированное предпринимательское объединение.
Так к первой группе актов  можно отнести Постановление  Верховного Совета РФ от 11 июня 1992 г. № 2980-1 «О введении в действие Государственной  программы приватизации государственных  и муниципальных предприятий  в Российской Федерации на 1992 г.»30, Распоряжение Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом от 6 апреля 1995 г. № 489-р «О форме сведений о купле-продаже холдинговых компаний»31, Постановление Правительства РФ от 21 декабря 1993 г. № 1311 «Об учреждении лесопромышленных холдинговых компаний» 32, Указ Президента РФ от 23 октября 2000 г. № 1768 «О мерах по обеспечению концентрации и рационализации оборонного производства в Российской Федерации»33.
Ко второй группе относятся  ФЗ «О банках и банковской деятельности»  от 2 декабря 1990 г. № 395-134 (ст. 4), ФЗ «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ35 (пп. 18 п. 1 ст. 48), ФЗ «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ36 (п. 5 ст. 22), ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ37 (п. 3 ст. 64).
2. Нормативные документы,  где «холдинг» понимается как  группа участников, во-первых, более  авторитетны с точки зрения  своей юридической силы, а во-вторых, позднее приняты. Достаточно заметить, что действующие ФЗ «Об акционерных  обществах» и «О банках и  банковской деятельности», оперирующие  терминами «холдинговая компания»  или «холдинг», рассматривают  их как объединение юридических  лиц.
Так, согласно ст. 4 ФЗ «О банках и банковской деятельности» банковским холдингом признается не являющееся юридическим лицом объединение  юридических лиц с участием кредитной  организации (кредитных организаций), в котором юридическое лицо, не являющееся кредитной организацией (головная организация банковского  холдинга), имеет возможность прямо  или косвенно (через третье лицо) оказывать существенное влияние  на решения, принимаемые органами управления кредитной организации (кредитных  организаций).
Принятые в последние  годы подзаконные нормативные акты рассматривают холдинги как интегрированные  структуры – объединения юридических  лиц. К таким актам можно отнести Постановление Правительства РФ от 26 ноября 2007 г. № 809 «О федеральной целевой программе «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008 – 2015 годы»38, приказ ФСФР России от 10 октября 2006 г. № 06-117/пз-н «Об утверждении Положения о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг»39, положение Центрального банка РФ от 7 сентября 2007 г. № 310-П «Об утверждении Положения о кураторах кредитных организаций»40.
А что же говорит нам  судебная практика? Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 24 февраля 2004 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет ИСТЕБЛИШМЕНТ» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы» высказался следующим образом: «Ряд заявителей являлись миноритарными акционерами дочерних обществ крупных акционерных обществ, структурированных по типу холдинга, где консолидация акций имела своей основной задачей построение вертикально интегрированных предпринимательских структур в рамках программы по переводу дочерних обществ на «единую акцию», принадлежащую основному обществу, и преследовала цели, соответствующие критерию общего для акционерного общества блага: создание единого центра прибыли, улучшение управления дочерними обществами, повышение стоимости акций основного общества, повышение инвестиционной привлекательности и в конечном счете – приобретение конкурентных преимуществ как на внутреннем, так и на международном рынке»41 (п. 5.1).
Следовательно, Конституционный  суд РФ в этом Постановлении понимает холдинг как интегрированную  предпринимательскую структуру, объединение  основного и дочерних хозяйственных  обществ.
 А вот ещё один  пример. В Постановлении Пленума  Высшего Арбитражного Суда РФ  от 3 марта 1999 г. № 4 «О некоторых  вопросах, связанных с обращением  взыскания на акции»42 содержится трактовка холдинговой компании как акционерного общества. И тут же холдинговая компания понимается как единый экономический комплекс, в состав которого входят дочерние общества.
Согласно п. 3 данного Постановления, при решении вопроса об очередности  обращения взыскания на имущество  должника в случае, когда им является холдинговая или иная компания, созданная  в процессе приватизации государственного имущества на основании Указа  Президента Российской Федерации или  решения Правительства Российской Федерации, уставный капитал которой  сформирован за счет внесения в него принадлежащих государству контрольных  пакетов акций дочерних обществ, необходимо иметь в виду следующее: названные компании создаются государством как единые экономические комплексы в целях координации и кооперации производственно-хозяйственной деятельности входящих в их состав дочерних обществ, и исключение из состава компании одного или нескольких таких обществ в результате обращения взыскания на соответствующие пакеты акций может привести к нарушению или прекращению деятельности компании в целом.
Как мы видим, как у законодателя, так и правоприменителя ещё нет единого подхода к определению понятия «холдинг». Естественно, в такой ситуации не может быть единства во мнениях и в научной доктрине. Существующие в настоящее время точки зрения можно сгруппировать следующим образом.
Достаточно многочисленная группа ученых-юристов, предлагает различать  понятия «холдинг» в широком  смысле как объединение юридических  лиц, включая основное общество (головную организацию) и дочерние общества, и  «холдинговая компания» в узком  смысле как юридическое лицо преимущественно  в форме хозяйственного общества, которое контролирует других участников объединения.
 Так, В.В. Лаптев считает, что «холдинг – это объединение двух и более коммерческих организаций, в состав которого входят холдинговая (головная) компания и дочерние организации, между которыми существуют холдинговые отношения (отношения зависимости) в силу преобладающего участия в уставных (паевых, складочных) капиталах (фондах) дочерних обществ, в силу договора или иной возможности определять решения, принимаемые дочерними организациями, и проводящее единую экономическую политику»43.
К.Я. Портной, также разделяя концепцию понимания холдинга в  широком смысле и холдинговой  компании в узком смысле, определяет холдинг как «группу лиц, которая  включает головную компанию (холдинговую  компанию) и другие хозяйственные  общества, в отношении которых  головная компания имеет возможность  определять решения, принимаемые ими»44.
В.С. Белых рассматривает  понятие «холдинг» в двух аспектах. «В широком смысле холдинг (промышленный или финансовый комплекс) включает в себя материнскую (основную, преобладающую) компанию и подконтрольные дочерние (зависимые) общества… В узком смысле холдинговая компания (холдинг) – это материнская (основная, преобладающая) компания со сложной системой участия и взаимосвязей между предпринимателями (дочерними и зависимыми обществами)»45.
И.С. Шиткина, посветившая  данной теме немало работ, считает, что  «холдинг или группа компаний –  форма предпринимательского объединения, представляющая собой группу организаций (участников), основанную на отношениях экономической зависимости и  контроля, участники которой, сохраняя формальную юридическую самостоятельность, в своей предпринимательской  деятельности подчиняются одному из участников группы – холдинговой  компании (головной организации холдинга). Холдинговая компания, будучи центром  холдингового объединения, в силу владения преобладающей долей участия  в уставных капиталах, договора или  иных обстоятельств прямо или косвенно (через третьих лиц) оказывает определяющее влияние на принятие решений другими участниками холдинга (группы)»46.
Другие же понимают холдинг  или холдинговую компанию как  объединение юридических лиц. При  этом различия между понятиями «холдинг»  и «холдинговая компания» ими  не проводится.
Так, например, В.А. Рахмилович пишет, что «холдинговые компании или холдинги являются распространенной формой предпринимательских объединений в хозяйственной жизни страны. Они объединяют и контролируют деятельность группы формально независимых юридических лиц, связанных отношениями экономической зависимости и необходимостью координировать их деятельность»47.
С точки зрения Т.В. Кашаниной холдинг представляет собой «не столько добровольное, сколько вынужденное объединение корпораций для того, чтобы не пропасть, а выжить и, может быть, даже повысить свою конкурентоспособность»48.
А.Ю. Мелентьев, В.Е. Дементьев, Ю.В. Якутин, Ю.Б. Винслав (представители экономической науки) под холдинговой компанией понимают «совокупность юридических лиц, образуемую основным и дочерними предприятиями, связанными долевым участием в собственности или договорными отношениями, дающими основному предприятию право предопределять важнейшие управленческие решения дочерних предприятий, равно как пути и способы реализации этих решений»49.
В холдингах основные общества (товарищества) в результате владения контрольными пакетами акций (превалирующими долями участия) и (или) заключенного договора и (или) вследствие любых иных обстоятельств  осуществляют контроль над дочерними  обществами. Таково мнение               Д.В. Гололобова50.
В своей совместной работе В.Д. Левыкин и  О.А. Шомко называют холдингом систему коммерческих организаций, которая включает в себя «материнскую» (головную, центральную, управляющую) компанию, владеющую крупными пакетами акций и (или) паями дочерних (зависимых) компаний, и сами дочерние и зависимые компании51.
Таким образом, подытожив  все вышеназванные мнения, мы приходим к следующему определению:
Холдинг – форма предпринимательского объединения, представляющая собой  группу организаций (участников), основанную на отношениях экономической зависимости  и контроля, участники которой, сохраняя формальную юридическую самостоятельность, в своей предпринимательской  деятельности подчиняются одному из участников группы – холдинговой  компании (головной организации), которая, будучи центром холдингового объединения, в силу владения преобладающими долями участия в уставном капитале, договора или иных обстоятельств прямо  или косвенно (через третьих лиц) оказывает определяющее влияние на принятие решений другими участниками группы.
Приступая к классификации  холдингов, хотелось бы коснуться нескольких моментов.
Во-первых: в современной  правовой и экономической литературе встречаются различные основания  квалификации холдинговых объединений, и только небольшое количество из них имеет собственно правовое значение, т.е. применительно к определенному  виду холдинга установлен особый правовой режим, существует специфика правового  регулирования. Другие основания классификации  имеют скорее экономическое значение, что представляет интерес для  построения системы управления холдингом.
Во-вторых: являясь формой предпринимательского объединения, холдинги могут и должны быть классифицированы по основаниям, актуальным и для  других типов предпринимательских  объединений.
1. Исходя из оснований установления холдинговых отношений холдинги можно подразделить на:
    имущественные - основанные на преобладающем участии уставном капитале или наличии контрольного пакета акций;
    договорные - когда холдинговые отношения возникают в силу, в рамках и на срок заключенного договора;
    организационные - в которых холдинговые отношения складываются в связи с иными обстоятельствами, непосредственно не названными в законодательстве.
Наиболее распространенными  в российском и мировом бизнесе  и, соответственно, изученными в научной  доктрине являются имущественные холдинги. При этом часто на практике применительно  к конкретному холдингу имеет  место не одна, а несколько типов  зависимости. Наличие организационного типа зависимости, как правило, дополняет  имущественную и договорную зависимость  и вытекает из владения контрольным  пакетом акций (долями участия) или  договора. Договорная зависимость зачастую формируется в развитие имеющегося контроля в уставном капитале52.
2. В зависимости от содержания деятельности основного общества выделяют:
    чистые - основное общество холдинга владеет контрольными пакетами акций и выполняет только контрольно-управленческие функции по руководству дочерними обществами;
    смешанные – наряду с контролем за деятельностью дочерних обществ основное общество осуществляет также самостоятельную предпринимательскую деятельность.
Известно, что многие холдинги в мире являются чистыми, т.е. занимающимися  только управлением дочерними обществами53, в то время как в России значительное распространение получили смешанные холдинги. Это обстоятельство не является случайным. Российское законодательство в отличие от многих стран не содержит положений, которые были бы привлекательны для осуществления бизнеса с использованием схемы чистого холдинга. Отсутствие особенностей налогообложения денежных средств и иного имущества, передаваемых в системе холдинга, приводит к тому, что многие холдинги для оптимизации финансовых потоков осуществляют наряду с управлением дочерними также и самостоятельную коммерческую деятельность. Это повышает возможности использования системы трансфертного ценообразования. Преобладание в России смешанных холдингов также обусловлено схемой приватизации и последующего разукрупнения акционерных обществ. В этом случае головная организация продолжает заниматься производственной деятельностью, а на месте структурных подразделений организуются дочерние общества, держателем акций которых она становится.
Специфики в правовом регулировании чистых или смешанных холдингов нет, поэтому изменение этого статуса для холдингов не влечет за собой каких-либо правовых последствий.
3. По формам производственно-хозяйственной интеграции традиционно различают горизонтальные, вертикальные, диверсифицированные холдинги54.
Горизонтальный холдинг  имеет место в случаях, если его  участники интегрируются в одной  сфере деятельности, в одном секторе  рынка. Целью горизонтальной интеграции являются уменьшение издержек производства, мобильность в использовании  ресурсов, максимальное задействование производственных мощностей, установление ценового или сбытового контроля на рынке. Горизонтальный холдинг является объектом пристального внимания антимонопольных органов, поскольку по степени опасности для конкуренции объединения горизонтального типа превосходят вертикальные и могут явиться самым крупным после традиционной монополии источником антиконкурентного поведения, ведь в данном случае хозяйствующие субъекты, которые должны конкурировать между собой на рынке, согласовывают внутри компании свое поведение и фактически выступают на рынке как один поставщик или покупатель, или исполнитель услуги.
Вертикальный холдинг  представляет собой объединение  участников, осуществляющих разнопрофильную деятельность в единой технологической цепочке производства продукта. В состав вертикального холдинга входят поставщики сырья, материалов, комплектующих, производители готового продукта, сервисные центры, т.е. субъекты хозяйствования, находящиеся на разных уровнях производства и распределения.
Вертикально интегрированный  холдинг, по сути, является производственно-хозяйственным  комплексом с разветвленными связями  между производителями и потребителями  продукции (услуг) внутри холдингового объединения.
Некоторые авторы даже предлагают выделять вертикально интегрированную  компанию как самостоятельный вид  интегрированного объединения наряду с холдингами. Основное отличие холдинговой  структуры от вертикально интегрированной  компании, по мнению Д.В. Гололобова в  том, что «вертикально интегрированная  структура по своей функциональной направленности нацелена на обеспечение  надлежащего функционирования отдельного производственного процесса или  группы взаимосвязанных производственных процессов, имеющих, в принципе, единую хозяйственную цель (либо группу тесно  взаимосвязанных хозяйственных  целей)». И далее – «формально вертикально интегрированная компания может включать в себя одну или  несколько групп юридических  лиц, обладающих признаками холдинговых  компаний. Тем не менее, вертикально интегрированная компания управляется из одного центра, в качестве которого может выступать организация, не являющаяся формальным владельцем пакетов акций участников компании»55. В качестве примера вертикально интегрированных компаний цитируемый автор приводит нефтяные, судостроительные компании.
Соглашаясь с мнением  Д.В. Гололобова о существовании  в отдельных отраслях российского  бизнеса производственно-технологических  комплексов, осуществляющих согласованную  производственную и коммерческую деятельность, полагаем, что все эти объединения  подпадают под определение холдинга вертикально интегрированного типа. Холдинги многолики, и подавляющее большинство из них создано как раз не с целью владения и распоряжения ценными бумагами, а для обеспечения эффективной производственной деятельности входящих в их состав участников. Другое дело, как отмечает Д.В. Гололобов, что действующее законодательство не обеспечивает надлежащего правового регулирования холдингов, как бы игнорируя особенности этого хозяйствующего субъекта, самым широким образом представленного в современном российском бизнесе.
Диверсифицированные холдинги, или конгломераты, образуют участники, принадлежащие к различным отраслям производства и сферам деятельности, технологически между собой не связанным. Диверсификация осуществляется путем  распределения производственного  портфеля между различными отраслями  производства, расширения ассортимента выпускаемой продукции, производимых услуг в целях обеспечения  финансово-хозяйственной устойчивости компании и снижения предпринимательских  рисков. Ярким примером диверсифицированного бизнеса являются российские холдинги АФК «Система»56, «Интеррос»57.
Конгломераты, исходя из доминирующей точки зрения, являются диверсифицированными корпоративными образованиями, возникающими в результате межотраслевой интеграции. Многопрофильность производства снижает производственные риски, позволяет целенаправленно распоряжаться финансовыми потоками, направляя их в сферу деятельности, которая принесет наибольшую прибыль. Конгломерат может существовать как в организационной форме холдинга, так и в других формах (например, простого товарищества) и даже в рамках одной многопрофильной коммерческой организации.
Интересно заметить, что  очень многие российские объединения  начала рыночных преобразований в экономике  были конгломератами. Причин тому несколько, и прежде всего - тотальная приватизация, недооцененность промышленных активов, провоцирующая стремление имеющих возможность скупать такие активы. Но с течением времени преимущества конгломератов, в том числе их относительная устойчивость, возможность межотраслевых переливов капиталов при падении прибыльности в той или иной отрасли, стали нивелироваться недостатками этих объединений - неповоротливостью управления, высокими издержками осуществления многопрофильной деятельности и пр. В настоящее время распространенными явлениями стали аутсорсинг - работа на привлеченных источниках; избавление от непрофильных активов. Эти процессы не исключают, но уменьшают распространенность конгломератов, которые все больше уступают дорогу вертикально-интегрированным бизнес-системам.
Вообще, рассматривая тип  производственно-хозяйственной интеграции российских компаний для целей приведенной  классификации, можно обнаружить, что  многие из них имеют смешанный  характер интеграции, соединяя в себе черты вертикальной, горизонтальной, диверсифицированной интеграции, например, холдинговое объединение «Evraz Group S.A.»58.
Таким образом, в практической жизни один холдинг может сочетать в себе несколько типов интеграции, характерной для различных групп  участников, входящих в состав этого  объединения.
Тип интеграции имеет значение с точки зрения антимонопольного контроля за деятельностью холдинговых объединений. Согласно ст. 11 ФЗ «О защите конкуренции»59 запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, ограничивающие конкуренцию, за исключением «вертикальных» соглашений, допускаемых ст. 12 этого закона.
«Вертикальное» соглашение по смыслу данного закона это соглашение между хозяйствующими субъектами, которые  не конкурируют между собой, один из которых приобретает товар или является его потенциальным приобретателем, а другой предоставляет товар или является его потенциальным продавцом (пп. 19 п. 1 ст. 4).
4. Банковский холдинг. Следует отметить, что не каждый из видов холдингов имеет специфическое правовое регулирование, отдельные даже не упомянуты в законах и иных правовых актах. Однако, это не относится к банковскому холдингу, в отношении которого действующим законодательством установлен особый правовой режим.
Федеральный закон от 2 декабря 1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности»60 определяет банковский холдинг как не являющееся юридическим лицом объединение юридических лиц с участием кредитной организации (кредитных организаций), в котором юридическое лицо, не являющееся кредитной организацией (головная организация банковского холдинга), имеет возможность прямо или косвенно (через третье лицо) оказывать существенное влияние на решения, принимаемые органами управления кредитной организации (кредитных организаций) (абз. 2 ст. 4).
Наряду  с банковским холдингом  указанный закон  также определяет банковскую группу, отличающуюся от банковского  холдинга только составом участников объединения. Банковская группа –  это объединение  кредитных организаций, в котором головной является также кредитная  организация.
Под существенным влиянием применительно к банковскому холдингу (группе) понимаются (абз. 3 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»):
1) возможность  определять решения,  принимаемые органами  управления юридического  лица, условия ведения  им предпринимательской  деятельности по  причине участия  в его уставном  капитале;
2) возможность  определять решения,  принимаемые органами  управления юридического  лица, условия ведения  им предпринимательской  деятельности в  соответствии с условиями договора, заключаемого между юридическими лицами, входящими в состав банковского холдинга (группы);
3) назначать  единоличный исполнительный  орган и (или)  более половины  состава коллегиального  исполнительного  органа юридического  лица;
4) возможность  определять избрание  более половины  состава совета  директоров (наблюдательного  совета) юридического  лица.
Из приведенных  положений следует, что Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» рассматривает возможность в банковском холдинге как прямого, так и косвенного влияния – через третьих лиц; путем определения принимаемых решений и условий ведения юридическим лицом предпринимательской деятельности вследствие участия в уставном капитале или договоре, а также через решающее участие в формировании его органов управления.
Закон приводит закрытый перечень оснований установления контроля одного юридического лица над другим, что отличает банковский холдинг от холдингов  в других сферах деятельности, на которые распространяется общая норма ст. 105 ГК РФ. Согласно указанной  норме возможность  определять решения  хозяйственного общества может вытекать из любых обстоятельств, позволяющих установить между организациями  отношения экономического подчинения.
Считаем, что указанная  особенность правового  регулирования банковских холдингов вытекает из специфики самой  банковской деятельности. Как известно, банковский бизнес существенно  влияет на экономическую  жизнь страны, он связан с повышенными  рисками, обслуживанием  на ряду с профессиональными участниками гражданского оборота еще и вкладчиков – физических лиц, нуждающихся в особой защите. Предусматривая особенности правового положения банковских холдингов законодатель руководствовался нормами п. 3 ст. 1 Закона об АО и п.2 ст. 1 Закона об ООО, согласно которым особенности правового положения, порядка создания, реорганизации и ликвидации хозяйственных обществ, в частности, в сфере банковской деятельности, определяется федеральными законами.
К числу  таких особенностей правового режима относится возможность  организации взаимодействовать  с дочерними обществами через управляющую  компанию банковского  холдинга, которая  создается головной организацией в целях  управления деятельностью  всех кредитных организаций, входящих в холдинг (абз. 5 ст. 4 ФЗ «О банках и банковской деятельности»). При этом головная компания банковского холдинга обязана иметь возможность определять решения управляющей компании по вопросам, отнесенным к компетенции собрания ее учредителей (участников), в том числе о ее реорганизации и ликвидации.
Управление  банковским холдингом  через управляющую  компанию не тождественно управлению текущей  деятельностью дочерних обществ холдинга путем передачи полномочий единоличного исполнительного  органа дочерних обществ  подконтрольной основному  обществу управляющей  организации (абз. 3 ч. 1 ст. 69 Закона об АО). Управляющая компания банковского холдинга исполняет обязанности, которые в соответствии с ФЗ «О банках и банковской деятельности» возлагаются на головную организацию банковского холдинга. А в случае передачи полномочий единоличного исполнительного органа дочернего общества управляющей организации, созданной основным обществом специально для управления дочерним обществом, ей не передаются полномочия основного общества. Управляющая организация выполняет функции единоличного исполнительного органа, является механизмом или способом установления контроля основного общества над текущей хозяйственной деятельностью дочернего.
В отличие  от всех остальных  холдингов, банковский обязан уведомить о своём создании. Согласно Положению о порядке представления информации о банковских холдингах, утвержденному Центральным банком РФ 19.09.2002 года   № 197-П61, головная организация или управляющая компания банковского холдинга, если ей поручена такая функция, обязана направить в Центральный банк: список участников холдинга, включающий указание на одно из оснований установления холдинговой зависимости в соответствии со ст. 4 ФЗ «О банках и банковской деятельности», информацию об удельном весе голосующих акций участника холдинга, принадлежащих головной организации или другому участнику, о методе консолидации отчетности участника банковского холдинга.
Заканчивая  тему банковского  холдинга заметим, что явным преимуществом банковского законодательства перед общегражданским является правовое регулирование системы участия или косвенной экономической зависимости, устанавливаемой через третьих лиц.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ  ХОЛДИНГОВ
 
2.1. Правовое регулирование холдинговых отношений
 
Правовое  регулирование холдингов  как группы лиц. С точки зрения антимонопольного законодательства участники холдингов являются группой лиц, выступающей на рынке консолидировано, как единый хозяйствующий субъект.
В научной  доктрине группой  лиц признается «некоторая конгломерация юридически самостоятельных  субъектов, взаимосвязанных  отношениями экономической (управленческой) зависимости»62.
С.А. Паращук  определяет группу лиц  как совокупность физических и юридических  лиц, которые в  результате определенных законом способов контроля и влияния  друг на друга рассматриваются  как единый субъект  рынка63. К.Ю. Тотьев пишет: «Для целей применения антимонопольного законодательства группа лиц выступает как единый хозяйствующий субъект – организация, занимающаяся предпринимательской деятельностью. Формально независимые юридические и (или) физические лица, выступающие участниками группы лиц, являются составными частями этой общей структуры, управляются из единого центра и осуществляют предпринимательскую деятельность для удовлетворения интересов группы лиц. Поэтому зависимые участники группы лиц не свободны в определении своего поведения на рынке, поскольку действуют под контролем другого субъекта»64
В Федеральном законе от 26 июля 2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»65, как и в Законе РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»66, отсутствует определение группы лиц. Она квалифицируется наличием определенных признаков экономической зависимости, позволяющих относить двух и более лиц к группе лиц. Основания признания хозяйствующих субъектов группой лиц перечислены в пп. 1-14 ч. 1 ст. 9 ФЗ «О защите конкуренции».
В этом законе приведен закрытый перечень оснований  отнесения субъектов  к группе лиц. При этом в соответствии с п. 14 ч. 1 ст. 9 группой лиц признаются лица, каждое из которых по какому-либо указанному в пунктах 1 - 13 настоящей части основанию входит в группу с одним и тем же лицом, а также другие лица, входящие с любым из таких лиц в одну группу по какому-либо указанному в пунктах 1 - 13 настоящей части основанию. Положение п. 14 ч. 1 ст. 9 данного закона значительно расширяет состав группы лиц, прежде всего в связи с включением в нее родственников физических лиц, входящих в «пересекающиеся» группы. Очевидно, хозяйствующие субъекты, как и во время ранее действующего законодательства, при информировании о принадлежности к группе лиц будут исходить из принципа разумной достаточности. Отметим, что в Законе РСФСР от 22.03.1991 № 948-1, используя конструкцию «в том числе», содержал открытый перечень оснований квалификации группы лиц.
И.С. Шиткина  предлагает классифицировать основания для  отнесения к группе лиц следующим  образом:
1) имущественные  основания, связанные  с участием в  одном или нескольких  хозяйственных обществах  (товариществах) и  предоставляющие  более чем 50% общего  количества голосов,  приходящихся на  голосующие акции  (доли) в уставном  капитале этих  обществ (товариществ);
2) договорные  основания, например, заключение договора, предусматривающего  право одного физического  или юридического  лица давать одному  или нескольким  хозяйственным обществам  (товариществам) обязательные  указания;
3) организационно  управленческие основания,  связанные, например, с правом исполнять  функции единоличного  исполнительного  органа в одном  или нескольких  хозяйственных обществах  (товариществах) или  правом назначать  единоличный исполнительный  орган, а также  более 50% количественного  состава совета  директоров или  коллегиального исполнительного  органа;
4) наличие  родства;
5) смешанные  основания, возникающие  при «пересечении»  указанных выше  оснований67.
Анализируя  основания отнесения  хозяйствующих субъектов  к группе лиц, важно  отметить вот что. Российский законодатель определяет группу лиц  применительно к  установлению контроля только над хозяйственными обществами (товариществами). Заметим, что предыдущий закон о конкуренции  не ограничивался  только хозяйственными обществами (товариществами), контроль мог распространяться на любое юридическое  лицо вне зависимости  от его организационно-правовой формы.
Возникает вопрос о правильности подхода, исключающего из сферы антимонопольного регулирования хозяйствующих  субъектов, не имеющих  форму хозяйственных  обществ и товариществ, созданных в зарубежных юрисдикциях по законодательству соответствующих  стран. Исходя из формального  прочтения, в этом случае в состав группы лиц не должны входить  многочисленные компании, созданные российскими  хозяйственными обществами (товариществами) за рубежом, в том  числе в странах  с льготным режимом  налогообложения - оффшорных  зонах. По понятным причинам в правоприменительной  практике такое понимание  антимонопольные  органы разделять  не будут.
Основания признания группой  лиц, сформулированные в ФЗ «О защите конкуренции» применительно к  хозяйственным обществам, кроме случаев  принадлежности к  одной группе лиц  по иным критериям, исключают  из сферы правового регулирования другие организационно-правовые формы юридических лиц, например, некоммерческие организации. Очевидно, что в интересах обеспечения конкуренции нужно разработать специальные критерии для установления группы лиц с участием некоммерческих организаций. Например, в связи с активным использованием в предпринимательской деятельности такой формы некоммерческой организации, как государственная корпорация, выступающая в качестве головной организации государственного холдинга.
Для установления группы лиц законодатель использует понятие  «обязательные указания»  юридического (или  физического) лица, которые  они вправе давать хозяйственному обществу (товариществу) на основании его  учредительных документов или договора, заключенного с последним. Очевидно, что к лицам, имеющим право давать обязательные указания, относятся, прежде всего, основные и дочерние общества, поскольку право давать обязательные указания согласно ст. 105 ГК РФ, ст. 6 Федерального закона от 8 февраля 1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»68, ст. 6 Федерального закона от 26 декабря 1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»69 является одним из признаков дочерности и основанием возложения ответственности на основное общество по обязательствам дочернего. Сама категория «обязательные указания», применяемая в корпоративном и антимонопольном праве, не нашла законодательного закрепления ни в одном из нормативных правовых актов.
При этом для антимонопольных  органов характерно широкое понимание  этой категории как  любого способа установления экономического влияния  или рыночной власти, в том числе  для ситуаций, когда  решения принимают  органы управления дочернего  общества, но влияние  основного общества проявляется через  воздействие на формирование их состава.
Важным  для отнесения  хозяйствующих субъектов  к группе лиц является толкование, данное Высшим арбитражным  судом в Постановлении  от 30 июня 2008 года № 3070, согласно п. 3 которого,  Арбитражным судам следует учитывать, что в группу лиц, состоящую из участников, которые находятся между собой в отношениях, указанных в пунктах 1 - 14 части 1 статьи 9 ФЗ «О защите конкуренции», по смыслу пункта 1 входят также хозяйственные общества (товарищества), в которых члены группы в силу своего участия в этом хозяйственном обществе (товариществе) либо в соответствии с полномочиями, полученными от других лиц, имеют в совокупности более чем 50% общего числа голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале этого хозяйственного общества (товарищества). Таким образом, ВАС РФ признал необходимость учета совокупного владения более чем 50% общего числа голосов в уставном капитале хозяйственного общества для признания лиц группой. Представляется, что высшая судебная инстанция расширительно трактует норму п. 1 ч. 1 ст. 9 ФЗ «О защите конкуренции», хотя такая позиция ВАС РФ действительно соответствует общему смыслу антимонопольного законодательства, учитывающего «перекрестное» участие в группе.
Интересен, на наш взгляд, и  вот какой вопрос: всегда ли группа лиц  рассматривается  как единый субъект, или только в отдельных, специально оговоренных  законом случаях? Отметим, что ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 г. № 948-1 «О конкуренции  и ограничении  монополистической  деятельности на товарных рынках» определяла, что положения  этого закона, относящиеся  к хозяйствующим  субъектам, распространяются на группу лиц. А вот  ФЗ «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 г. относит  хозяйствующие субъекты к группе лиц только применительно к  установленным запретам. Тут возникает  вопрос: если группа лиц – это единый субъект рынка, то могут ли участники  одной группы лиц  быть привлечены к  ответственности  за ограничивающие конкуренцию  соглашения (согласованные  действия), или этот запрет касается только независимых друг от друга субъектов? Исходя из разъяснений представителей ФАС РФ, запрет на заключение соглашений (осуществление согласованных действий) может касаться и участников группы лиц71. Все будет зависеть от степени их «связанности» единой рыночной властью, в том числе общим сегментом рынка и силой влияния одних участников группы на поведение других.
Соотношение понятий «холдинг»  и «группа лиц». Данные понятия, как правило, обозначающие единого хозяйствующего субъекта, в ряде случаев не совпадают по объему. Группа лиц, в состав которой могут входить не только юридические, но и физические лица, является более широким экономико-правовым явлением, - это с одной стороны. Хотя, например, О.В. Осипенко не так категоричен по отношению к тому, что физические лица не могут быть участниками холдинга. «Контрольный пакет акций принадлежит физическому лицу, которое не прячется за удерживающей компанией. Разве у нас мало смелых инвесторов - граждан, не боящихся ни рейдеров, ни налоговиков, ни завистников? Данный спарринг «физлицо – ОАО» - холдинг? А почему, собственно, нет? Что принципиально в этой «диалектической паре» меняется, если место физлица занимает учрежденное им хозяйственное общество? Акционерные права те же, механизмы их реализации тоже»72.
С другой стороны, отличаются подходы к квалификации холдинговых отношений  и к выделению  группы лиц. Если холдинговые отношения, чаще всего представляемые отношениями дочерности, мы можем квалифицировать оценочно, исходя из наличия экономического контроля, возникающего на основании преобладающей доли участия, договора и иных обстоятельств, перечень которых является открытым (ст. 105 ГК РФ, ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах», ст. 6 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»), то признать группу лиц можно только по основаниям, строго предусмотренным в ст. 9 ФЗ «О защите конкуренции». Следовательно, вполне возможны ситуации, когда хозяйственно общество, обладающее менее 50% долей в уставном капитале других обществ, в совокупности с другими обстоятельствами будет признано основным с точки зрения корпоративного законодательства, но эти основное и дочернее хозяйственные общества не будут отнесены к одной группе лиц. То есть в этом смысле понятие «Холдинг» является более широким, чем «группа лиц», предусмотренная для целей антимонопольного регулирования.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.