Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

 

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска

Обходим антиплагиат


Наименование:


Лекции Теории государственного регулирования экономики

Информация:

Тип работы: Лекции. Добавлен: 27.04.2013. Год: 2013. Страниц: 47. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Теории государственного регулирования экономики
1. Государство и экономика в неоклассических теориях. Экономический либерализм.
2. Рынок и государство в системе кейнсианства.
3. Концепция индикативного планирования. Государственный дирижизм.
4. Роль государства в экономике: теории общественного интереса.
5. Экономическая (чикагская) теория регулирования.
6. Теория рентоориентированного поведения.
7. Теория «захвата регулятора».
8. Неоинституциональный подход к государственному регулированию экономики.


Необходимость государственного регулирования экономики

Как показывает исторический опыт, государство всегда играло определенную роль
в экономике. Его основными функциями, включая период функционирования
экономики свободной конкуренции, были: защита национального суверенитета,
защита прав собственности, законности и правопорядка. Государство выполняло и
функцию регулирования денежного обращения, внешней торговли. Микро- и
макроэкономические задачи развития данной экономической системы решались
посредством функционирования рынка как системы отношений между продавцами и
покупателями. Конъюнктура рынка, изменения цен в результате колебания спроса
и предложения обеспечивали реализации информационной, перераспределительно
и стимулирующей функций рынка.
Развитие и усложнение процессов, характеризующих рыночную экономику, усиление
зависимости использования индивидуальных капталов от общих условий
функционирования совокупного капитала обусловили необходимость определения
"правил игры" для участников хозяйственной деятельности, сформулированных и
закрепленных в виде законодательных актов и обеспечивающих внешнюю среду для
функционирования субъектов рынка. Получила развитие соответствующая новому
уровню рыночных отношений институциональная система, охватывающая обеспечение
прав собственности, их передачу, политические, юридические и экономические
механизмы принятия решений.
Реалии экономической жизни убедительно доказали, что рынок на основе
присущего ему механизма функционирования не способен обеспечить
автоматическую саморегуляцию. Необходимость в связи с )i им возрастания
регулирующей роли государства была положена в основу кейнсианской
экономической теории.

Группа факторов
Содержание факторов
1. Факторы, связанные с разрешением проблем рыночного сектора экономики, сглаживанием отрицательных эффектов рыночного механизма
1. Ограничение стихийности рыночных процессов. 2. Обеспечение эффективного совокупною спроса, рыночной конъюнктуры. 3. Обеспечение производства общественных товаров, общественных потребностей и нужд. 4. Поддержка конкурентности, открытости рынка. 5. Усиление конкурентности на мировом рынке.
2. Факторы, обеспечивающие экономическую стабильность, процесс расширенного воспроизводства
1. Создание общих условий развития экономики, обеспечение экономической эффективности функционирования совокупного капитала, необходимость определения "правил игры" хозяйствующих субъектов. 2. Обеспечение анти циклического развития экономики. 3. Стимулирование долгосрочного экономического роста, деловой активности. 4. Формирование оптимальной сгрукруры народного хозяйства.
3. Факторы, связанные с решением социальных проблем
1. Обеспечение рационального перераспределения доходов. 2. Обеспечение экономической основы социальной стабильности.



1. Государство и экономика в неоклассических теориях. Экономический либерализм
Всестороннее обоснование взглядов экономического либерализма дали создатели классической школы политической экономии А. Смит (1723-1790) и Д. Рикардо (1772-1823).
В основе учения Смита, изложенного в книге "Исследование о природе и причинах богатства народов" (1776 г.), лежало представление об экономических законах, действующих подобно законам природы и определяющих развитие общества. Ему была близка идея "естественной гармонии" (равновесия), которая устанавливается в экономике стихийно при отсутствии внешнего (государственного) вмешательства и является оптимальным режимом функционирования рыночной экономической системы. Смит называл такое естественное функционирование экономики принципом "невидимой руки", а роль государства ограничивал функцией "ночного сторожа" — поддержания порядка, охраны и защиты частной собственности и конкуренции. "Свобода предпринимательства& uot;, "свобода торговли" — эти принципы заменили и в теории, и в политике идеи государственного протекционизма.
Д. Рикардо был также сторонником всемерного ограничения вмешательства государства в экономику. Как и Смит, он полагал, что в экономике действуют объективные и стихийные, но познаваемые законы. Механизм их действия при отсутствии внешнего (государственного) вмешательства поддерживает экономическую систему в равновесии. В то же время Рикардо обращал особое внимание на необходимость выработки государственной экономической политики, способствующей росту производительных сил общества. В этом он видел важную роль экономической науки (политической экономии), способной исследовать экономические законы и разработать для государства необходимую экономическую политику.
Смит и Рикардо считаются создателями теории и политики фритредерства (от англ. free trade — свобода торговли). Они представляли эту политику как идеальную, всегда выгодную всем странам и народам. Однако наиболее полное воплощение она нашла в Великобритании середины XIX в.
В книге "Начала политической экономии и налогового обложения" (1817 г.) Рикардо доказал, что практиковавшиеся в Великобритании еще со времен меркантилизма высокие пошлины на ввозимые из-за границы продукты питания (так называемые "хлебные пошлины") и сырье удорожают их. Он выдвинул и обосновал принцип сравнительных затрат, создав убедительное теоретическое обоснование выгод, приносимых международной специализацией производства. Выдвинутые Рикардо и его многочисленными сторонниками предложения несколько десятилетий служили в Великобритании предметом острейших дискуссий. Лишь к середине XIX в. уже после смерти великого английского экономиста они стали принципом экономической политики государства того времени, отменившего все протекционистские ограничения на ввоз зерна, сырья и промышленных товаров. Политика фритредерства (свободы торговли и невмешательства государства в частнопредпринимател скую деятельность) принесла Англии огромные успехи, способствовала превращению ее в "мастерскую мира".
В первые десятилетия XX в. проблемы государственного регулирования экономики привлекли особое внимание экономистов России. В 20-е годы дискутировались очень многие вопросы, связанные с разработкой долгосрочных планов развития народного хозяйства. Одним из центральных стал вопрос об учете государством объективных закономерностей и тенденций стихийного развития экономики. Большая группа ученых, возглавляемая Н.Д.Кондратьевым (1892-1938), развивала высказанную ранее М.И.Туган-Барановски (1865-1919) идею о том, что любое субъективное воздействие на экономику должно сообразовываться с закономерностями рыночной системы. Последние в свою очередь подлежат изучению, и чем лучше они исследованы, тем эффективнее субъективные решения. Н.Д.Кондратьев настаивал на необходимости ускорения развития экономической науки в целях глубокого исследования, прежде всего динамических закономерностей развития хозяйства и прогнозирования его тенденций и перспектив. Он считал, что внутренние законы развития рынка познаваемы, и механизм саморегулирования, заложенный в рыночных отношениях, можно и нужно использовать и в механизме государственного управления народным хозяйством.
В мировой экономической литературе нашего столетия представлен довольно разнообразный спектр мнений относительно места, роли, целей и возможностей государственного вмешательства в рыночную экономическую систему. При этом взгляды ученых существенно менялись в зависимости от конкретных условий развития мирового хозяйства — был ли это период процветания, или затяжного кризиса, или тяжелой, галопирующей инфляции, мира или войны, По большому счету, можно отметить, как маятник поворачивался дважды: в 30-60-е годы — в сторону активизации роли государства, с 70-х годов — в сторону возрастания регулирующего воздействия рынка и его механизмов.
При этом процессы, происходившие в рыночной капиталистической системе, мировом хозяйстве, содействовали существенному возрастанию роли экономической теории в познании закономерностей и тенденций развития экономики и разработке научно обоснованной экономической политики государства.
Неоклассическое направление выдвинуло в XX в. немало видных ученых, Среди них — основатель направления английский экономист А. Маршалл, американцы Э. Чемберлин, Л. Мизес, Ф. Хайек, М. Фридмен (два последних — лауреаты Нобелевской премии).
Концепции государственного регулирования экономики всегда определяются методологией направления и трактовкой сущности и роли рыночного координирующего механизма. Менее всего основателей и современных представителей неоклассического направления интересуют вопросы социального развития, исторический аспект анализа. Свою задачу они видят в том, чтобы исследовать, как "экономический человек", фирма, хозяйство будут действовать при неизменных социальных и долговременно устойчивых условиях. Главным мотивом действия человека-они считают собственный (иногда подчеркивается даже — эгоистический) интерес. Экономика рассматривается как равновесная и относительно гармоничная система, в которой компетентный эгоизм всех ее членов через посредство свободной конкуренции ведет к наибольшему благосостоянию всего общества (принцип "невидимой руки"). В таком случае всякое вмешательство государства в действия рыночных сил наносит им огромный ущерб, затрудняя достижение индивидуумом, а следовательно, и всем обществом своего оптимума (отметим, что речь идет лишь об условиях свободной конкуренции).
Итак, очевидно, что рынок — система свободных цен, прибылей и убытков — вот бог, к которому обращены взоры экономистов-неокласси ов. "Движителем&quo ; рыночной системы выступает капиталист-предприни атель, от успешной, прибыльной деятельности которого зависит процветание всех других групп населения, да и самого государства. Неоклассики — сторонники и популяризаторы традиционных ценностей капиталистической экономики, из которых первенство они отдают свободе, частной инициативе и частному предпринимательству, обеспечивающему всей системе динамизм и эффективность.
Основные принципы деятельности государства в рыночной экономике
Прямое государственное вмешательство в экономику, естественно, трактуется неоклассиками как разрушение способности рыночной системы к саморегулированию. Возможная степень отступления от этого жесткого принципа понимается различными представителями рассматриваемого направления по-разному. Это зависит от многих обстоятельств, прежде всего от научных взглядов ученого, но в огромной степени она определяется и конкретной экономической обстановкой в мировом хозяйстве и в стране, где живет и работает экономист. Поэтому в разное время и в разных условиях видные экономисты неоклассического направления предлагали и конкретные меры государственного регулирования рыночной экономики.
Принципиально же в настоящее время все они согласились на таких направлениях государственной деятельности: роль государства должна заключаться в охране закона и порядка; в защите прав собственности; поддержании конкуренции; обеспечении здорового, неинфляционного денежного обращения; осуществлении налоговой политики, стимулирующей предпринимательство.
Многие сторонники неоклассического направления подчеркивают, что в любой своей деятельности государство не должно нарушать законы рыночной экономики. В частности, перераспределение дохода и богатства должно происходить в очень разумных пределах, ибо "уравниловка&qu t; убивает предпринимательскую инициативу, а значит, и предпринимателя как "движителя" всей рыночной системы. Также весьма скептически, по их мнению, надо относиться к различным предложениям по санации близких к банкротству предприятий, которые на деле лишь мешают оздоровлению экономики. Следуя законам рынка, неоклассики любят удачливых и умеющих работать эффективно. Нет в их концепциях и особых предложений по преодолению цикличности, свойственной рыночной экономике. Неустойчивость, считают неоклассики, — это плата за эффективность.
Поддержание и защита конкуренции
Существенный вклад в развитие неоклассической теории, главным образом в исследование взаимодействия рынка и государства в экономике, внесли работа 30-х годов немецкого экономиста В. Ойкена, создавшего своеобразный вариант неоклассической теории, получивший название неолиберализма.
Наиболее эффективное использование преимуществ рыночного хозяйства, отмечал он, — это "полная конкуренция". Однако при всех достоинствах рыночной экономики она обладает и существенным недостатком: свободная конкуренция при стихийном развитии порождает монополию и олигополию, По этой причине культивирование и защита конкуренции, подчеркивал Ойкен, являются главной задачей экономической политики государства. При этом немецкий ученый резко возражал против попыток своих многих коллег определить возможные масштабы государственного вмешательства в экономику. Больше или меньше государственности — при таком подходе, на его взгляд, исчезает сама проблема. Речь идет не о количественной, а о качествен-ной проблеме. Сколь нетерпимо в эпоху промышленности, современной тех-ники, крупных городов и скопления людских масс пускать на самотек фор-мирование экономического порядка, столь и само государство не способно руководить экономическим процессом. Это значит, что государство нельзя подпускать к планированию и регулированию экономического процесса, но государство необходимо для формирования элементов экономического порядка, среди коих особое значение имеет установление правовых рамок.
Во второй половине столетия неоклассические взгляды особенно активно развивали ученые Чикагского университета США. Здесь создалась своеобразная школа экономистов — сторонников либеральной экономики и либеральных методов государственной экономической политики. Обращаясь к особо значимой для приверженцев этого направления проблеме защиты конкуренции, чикагские профессора предложили своеобразные концепции конкуренции и монополии, обосновывая идею о наличии "эффекта конкуренции" на любом по структуре рынке (чистой и монополистической конкуренции, олигополии и др.). По этой причине, с их точки зрения, государственное вмешательство должно осуществляться только тогда, когда можно четко определить отрицательную, т.е. антиконкурентную деятельность экономического агента на рынке.
Регулирование денежного обращения, антиинфляционная политика
Чикагский профессор М. Фридмен, опираясь на свою теорию денег, предложил программу преодоления инфляции. Его теория вошла в историю экономической науки под названием "монетаризм&quo ;.
В основе концепции Фридмена лежит так называемая количественная теория денег, популярная у экономистов-неокласси ов еще с начала века. Согласно ей денежная масса, находящаяся в обращении, оказывает непосредственное влияние на уровень цен. Это означает, что деньги выполняют функцию управления спросом, а через нее — и .хозяйственными процессами, в частности они оказывают значительное влияние на объем производства и занятость.
М. Фридмен бескомпромиссно отстаивал идею об исключительном значении устойчивости денег для нормального функционирования экономики. Отклонение от этого правила означает распад всех механизмов, с помощью которых части рыночной экономики образуют единое целое, убеждал он. Стабильный рост запаса денег, настаивал Фридмен, обеспечивает — с определенным лагом — стабильный рост производства. Отсюда "денежное правило": Центральный банк обязан поддерживать устойчивость прироста денежного запаса независимо от циклического движения хозяйственной конъюнктуры.
Правительствам Фридмен предложил следующую программу преодоления инфляции:
1) отказ от циклического регулирования количества денег в обращении. Строжайший контроль со стороны центрального правительства за денежной массой, не допускающий ее роста более чем на 3-5% в год;
2) установление (в целях приостановления роста инфляции) высокого банковского процента;
3) прекращение роста заработной платы (поскольку это ценообразующий фактор), даже ее падение, для чего следует сохранить безработицу на достаточно высоком уровне.
Предложения монетаристов были высоко оценены правительствами многих стран в период острейшего мирового кризиса 70-х годов, сопровождавшегося неуправляемой, галопирующей инфляцией.
Первыми использовали предложения монетаристов правительства США и Великобритании. Это касалось прежде всего строжайшего контроля со стороны центрального правительства за денежной массой. Строгое соблюдение количества денег в обращении должно было, по мнению правительства английских консерваторов, обеспечить ясность в оценке развития инфляционных процессов, стабилизировать поведение субъектов экономических отношений и затормозить увеличение как заработной платы, так и цен.
Правительства США и Великобритании стремились также, следуя монета-ристской концепции, снизить темпы роста денежной массы путем установления высокого банковского процента. В результате удалось замедлить этот темп. Однако процентные ставки, достигшие в начале 80-х годов очень высоких размеров, вызвали, например в США, недовольство фермеров, мелких и средних капиталистов. Эта мера не стала популярной и потому, что препятствовала росту деловой активности. В то же время осуществление политики доходов, прежде всего ограничение роста заработной платы (как ценообразующий фактор заработная плата влияет на издержки производства, и происходит, согласно неоклассической теории, "инфляции издержек"), как будто бы приносило позитивные результаты. Гиперинфляция 70-х — начала 80-х годов была. подавлена. А "денежное правило" М. Фридмена — не допускать прироста денежной массы более чем на 3-5% в год — легло в основу политики международных валютно-финансовых организаций нашего времени. Кредо для денежной политики правительств конца XX столетия монетаризм определил как стабильность, стабильность и еще раз стабильность.
Экономическая теория предложения и налоговая политика государства

b 70-80-х годах еще одна неоклассическая теория нашла применение в практике государственного регулирования экономики. Ее создателями были американские экономисты А. Лаффер и Дж. Гильдер. Изучая возможные зависимости между различными сторонами государственной экономической политики (фискальные, денежные мероприятия, регулирование занятости, заработной платы и др.), они стремились отыскать пути выхода из стагнации производства, характерной для тяжелейшего экономического кризиса 70-х годов.
В изучении рынка и деятельности на нем хозяйственных агентов неоклассики особое значение придают анализу предложения (считая, что спрос рождается предложением), а значит, эффективности использования факторов производства, среди которых особо выделяется предпринимательство. Именно к этому фактору, его огромным потенциальным возможностям обеспечения роста производства и обратили свои взоры американские ученые.
Важнейшим средством стимулирования предпринимательства неоклассическая теория считает налоговую политику государства. Именно ее и было предложено существенно изменить, снизив ставки налогов, причем в большей степени для наиболее богатых слоев населения. Предполагалось, что с расширением производства, выходом всей экономики из стагнации бюджет пополнится большими доходами даже при меньших ставках налогов.
Созданный "экономикой предложения" проект налоговой реформы был наиболее четко претворен в жизнь в первое четырехлетие президентства Р. Рейгана. Высшая ставка подоходного налога была снижена с 70 до 50%, в результате чего ставки налога стали значительно менее прогрессивными. В последующие годы президентства Рейгана ставка была снижена до 38%. Кроме того, было уменьшено налогообложение даров, недвижимости, накоплений и инвестиций. Значительные налоговые льготы были предоставлены корпорациям, для чего пришлось пересмотреть сроки амортизации и осуществить ряд других мер.
Новой налоговой политикой наряду с рядом других мер, предпринимаемых как правительством, так и корпорациями, государству удалось поддержать предпринимательскую инициативу. Об этом свидетельствует тот факт, что американская экономика в 80-х годах преодолела стагнацию, хотя и с большими трудностями, и вступила в период экономического роста.

2. Рынок и государство в системе кейнсианства
Основы кейнсианского направления экономической мысли были заложены английским экономистом Дж.М. Кейнсом в его книге "Общая теория занятости, процента и денег", опубликованной в 1936 г. Как и неоклассики, экономисты этого направления являются сторонниками рыночной экономики, т.е. экономики, жизнь которой организует, координирует и направляет преимущественно рынок — механизм свободных цен, прибылей и убытков, равновесия спроса и предложения. Однако оценка возможностей этого механизма у них другая. По этой причине отличается и точка зрения на место, цели, роль, функции государства в экономике. В отличие от микроэкономического подхода неоклассиков кейнсианцы предпочитают в исследовании явлений экономической жизни применять макроэкономический подход.
Дж. М. Кейнс (1883-1946) — выдающийся представитель экономической мысли XX столетия. Он произвел революцию в экономической науке своего времени, создав концепцию рыночной экономики в целом как системы; существенно обновил методологический арсенал науки, разработав принципы макроанализа; предложил основы антикризисной политики государства.
В своем исследовании Кейнс опирался на такие категории, как национальный доход, занятость, предложение, спрос, сбережение, инвестирование. Цель его поисков заключалась не в том, чтобы выявить особенности поведения той или другой фирмы, того или иного владельца денежных средств, а в том, чтобы установить, как определяются различные переменные величины, влияющие на экономическое развитие страны. Это и есть макроэкономический подход, исследующий экономику как целое в отличие от микроэкономического, изучающего отдельные части экономики, уделяя основное внимание поведению или выбору экономических единиц — фирмы, хозяйства, а также анализу рыночных процессов на отдельных рынках.
Крайне скептически Кейнс отнесся к принципу "невидимой руки", сформулированному А. Смитом и ставшему неким кредо неоклассиков. Он подчеркивал, что отнюдь не убежден в том, что условия процветания отдельного экономического человека или фирмы идентичны условиям процветания всей экономики страны. Напротив, между ними могут возникать и возникают противоречия, решение которых находится в сфере общих условий воспроизводства и с необходимостью подлежит государственному воздействию.
Особенно сложными проблемами Кейнс считал подверженность рыночного хозяйства экономическим кризисам и безработицу. В рассматриваемой книге он предложил программу антикризисной политики и политики полной занятости.
2.1. Государственное регулирование экономики:
общие принципы
Развивая идеи Кейнса, его последователи в 40-60-х годах создали стройную концепцию экономической системы, регулируемой как рынком, так и государством, нередко называемую кейнсианской смешанной экономикой.
Эта концепция включает следующие основные положения: оценку стихийного рыночного механизма и причин государственного вмешательства в экономику; определение целей такого вмешательства; направления, формы и методы государственного регулирования экономики.
Оценивая плюсы рыночной системы, кейнсианцы, как и большинство экономистов других направлений, отмечают, что рынок — это один из самых удивительных общественных институтов, созданных историей человеческого общества. В традиционной экономике все инертно, пассивно, здесь едва ли может пробить себе дорогу что-либо новое. Командная экономика — древняя или современная — сталкивается с другой проблемой. Она может вести дела хорошо, но с очень большими затратами, что является результатом вмешательства политической власти в экономический процесс. Рыночная система имеет по сравнению с двумя предыдущими, по крайней мере, два принципиальных преимущества — она чрезвычайно динамична и является саморегулирующейся. В результате эта система дает широкий простор изменениям, восприимчива к нововведениям, гибко приспосабливается к новым потребностям. Рынок побуждает людей проявлять энергию, умение, амбиции, идти на риск, Рыночные системы способны обеспечить быстрый и эффективный рост, источник этого роста лежит прежде всего в активности и предприимчивости людей. Механизм саморегулирования экономически эффективен, требует относительно мало затрат.
Однако, как убеждены кейнсианцы, все это не означает, что рыночному механизму удается решать эффективно абсолютно все экономические проблемы и что рыночная система не имеет никаких минусов.
Во-первых, рыночная экономика внутренне неустойчива, для нее характерны циклический характер воспроизводства, когда бурный рост сменяется кризисным спадом, а также безработица, особенно увеличивающаяся в годы кризиса.
Во-вторых, не все блага и услуги могут быть оценены рынком. К их числу относятся прежде всего так называемые общественные блага: национальная оборона, охрана общественного порядка, прогнозы погоды, уличное освещение, результаты фундаментальных научных исследований и др.
В-третьих, рынок оказывается неэффективен в случае с так называемыми внешними эффектами, связанными прежде всего с загрязнением окружающей среды.
В-четвертых (и этот аспект кейнсианцы выделяют особо), рыночная система безразлична к социальному результату. В рыночной экономике царствуют богатство и доход. Только они дают доступ к товарам и услугам. Те, кто не имеет богатства и по тем или иным причинам не может производить, не в состоянии получить доход при помощи рыночного механизма. Но и у тех, кто имеет доход и способен производить, возникают проблемы. Унаследовавшие большие состояния имеют доступ к доходам, хотя сами ничего не произвели. Да и удачливость в рыночной экономике определяет размер дохода в не меньшей степени, чем трудолюбие, квалификация или талант.
Это значит, подчеркивают кейнсианцы, что распределение дохода, обусловленное действием рыночных сил, отнюдь не соответствует представлениям общества о социальной справедливости. Поэтому государство может вмешиваться в экономику, стремясь к достижению большей справедливости. Правительству необходимо взять на себя ответственность за уравнивание доходов посредством системы прогрессивного налогообложения и развития бесплатного образования и здравоохранения.
В результате формируется своеобразная смешанная система, в которой государство выполняет функцию "встроенного стабилизатора", ликвидируя (или нивелируя) неустойчивость — как экономическую, так и социальную. Основу этой системы составляет частная собственность. Государство — своеобразное дополнение к ней и потому не должно выступать в качестве конкурента частного капитала. Известный американский экономист П. Самуэльсон считает, что смешанная экономика фактически является гигантской системой общего страхования от наихудших бедствий экономической жизни.
На основе общей концепции кейнсианцы разработали конкретные формы и методы государственной экономической политики в смешанной системе. Наибольшее признание в практике государственного регулирования экономики получили теории антициклического (сейчас более известного как конъюнктурного) регулирования и экономического роста.
2.2. Антициклическое (конъюнктурное) регулирование экономики
Главное направление государственной антициклической политики, по мнению кейнсианцев, — это воздействие на инвестиции. Основными ее инструментами являются государственный бюджет, налоговая политика, регулирование нормы процента.
В условиях экономического спада предлагается стимулировать расширение инвестиций, во-первых, путем увеличения государственных расходов на закупки товаров и услуг в целях компенсации недостающего частного спроса; во-вторых, путем влияния на норму банковского процента, которая в целях расширения инвестиций не должна быть слишком высокой. Это влияние, по мнению кейнсианцев, государство обеспечивает за счет выпуска в обращение дополнительных денег, в результате чего возможна умеренная инфляция. И наконец, в-третьих, воздействие на инвестиционный процесс государство осуществляет, регулируя ставки налогообложения, с тем чтобы повысить как производственный, так и потребительский спрос (см. рис. 1).

Рис. 1. Концепция Дж. М. Кейнса: пути стимулирования спроса
Такова система государственных мер, стимулирующих расширение производства в условиях его спада. В периоды же начинающегося бума, грозящего кризисом перепроизводства, предлагаются государственные мероприятия, ограничивающие рост инвестиций и, следовательно, производства
(рис. 2).

Рис. 2. Влияние антициклической политики
2.3. Стимулирование экономического роста
Большой интерес на Западе вызвали концепции экономического роста. Именно благодаря теориям роста кейнсианские рекомендации широко использовались правительствами всех развитых капиталистических стран в 50-60-х годах.
Важнейший фактор экономического роста в рассматриваемых теориях — объем инвестиций. Из методов регулирования решающее значение придается государственным расходам, расширение которых обеспечивается в определенной степени дефицитным финансированием. Основная цель роста государственных расходов — увеличение эффективного спроса со стороны самого государства и создание благоприятных условий для частных капиталовложений. Важнейшие направления государственных расходов, согласно этой концепции, — научные исследования, производственная и социальная инфраструктура (образование, подготовка и переподготовка кадров, медицинское обслуживание).
И теории роста, и антициклическое регулирование экономики отводят главную роль государственному воздействию на инвестиции. Кейнс и его последователи обосновывают свой подход принципом мультипликации, согласно которому инвестиции, осуществляемые правительством, благоприятно сказываются на динамике национального дохода, занятости и потребления. Механизм его действия следующий. Отрасли, получившие первоначальный толчок, способствуют расширению производства в сырьевых отраслях и в смежных производствах. Это в свою очередь приводит к росту занятости и повышению спроса на потребительские товары, что вызывает расширение производства в отраслях, производящих предметы потребления. Так возникает цепная реакция, в результате которой происходит возрастание национального дохода, обеспечивается полная занятость ресурсов труда и капитала.
Использование кейнсианских концепций в практике государственного регулирования экономики США и большинства стран Западной Европы породило у многих западных обществоведов и политиков уверенность в том, что найдена почти идеальная модель смешанной экономики, в которой рыночные рычаги обеспечивают эффективность, а государство — дополняет, поправляет, заполняет ниши, оставленные частным предпринимательством и рынком, добиваясь экономической и социальной стабильности. Многие факты экономического развития свидетельствовали о том, что удалось в определенной степени сгладить цикл. Политика экономического роста стимулировала НТР и использование ее достижений в самых различных сферах экономики. Этому способствовали также государственные вложения в отрасли производственной инфраструктуры. Расходы правительства на образование, подготовку и переподготовку кадров сделали возможным формирование совокупного работника новой, обусловленной требованиями НТР квалификации.
И все же на каком-то витке своенравные законы рыночной экономики вырвались из-под власти кейнсианства. Ярким свидетельством тому стал мировой экономический кризис середины 70-х годов. Стало очевидно, что выдвинутые кейнсианской теорией задачи — ликвидировать "вредные" для общества последствия рыночной капиталистической экономики, сохранив ее положительные черты, — в длительной перспективе трудно разрешимы. За предпринимательскую инициативу и эффективность приходится расплачиваться и неустойчивостью, и безработицей, и неравенством, и другими нежелательными последствиями. Но расплачиваться необходимо ради того, чтобы не потерять импульса к непрерывному движению, без которого капитал перестает быть капиталом. Так считают неоклассики. Для кейнсианцев же альтернатива "экономическая эффективность" или "социальная справедливость" скорее решается в пользу последней. Цели государственной экономической политики, с их точки зрения, — это высокий уровень занятости рабочей силы, стабильность экономического развития, стимулирование экономического роста, социальная политика, обеспечение социальной справедливости в распределении.
3. Концепция индикативного планирования. Государственный дирижизм.
После второй мировой войны во Франции сформировалась социологическая школа. Концепции, разработанные ее представителями, использовались в практике государственного регулирования этой страны в 40-70-х годах (индикативное планирование экономики). По многим позициям социологическая школа примыкает к одному из главных направлений экономической науки XX в. — институциональному. Работы французских ученых, и прежде всего основателя школы Ф. Перру, содержат много оригинальных идей, значимых не только для теории, но и для экономической практики.
Как и все представители институционального направления, французские ученые резко критично воспринимали неоклассическую теорию рынка. Главным объектом их критики была абстрактность этой теории, несоответствие ее позиций тому реальному рынку, который сложился во второй половине XX в. Ф. Перру и его сторонники не уставали подчеркивать, как важно учитывать трансформацию рынка и его институтов, в том числе при разработке государственной экономической политики.
Ф. Перру выступил, во-первых, против трактовки экономики как замкнутой, самодовлеющей системы, доказывая, что на самом деле экономика неразрывно связана с социальными отношениями, а также с политикой и идеологией. Разрабатываемые экономистами-неоклас иками рыночные модели, утверждал он, отражают только часть элементов, из которых складывается экономика. Во-вторых, по его словам, неоклассическая теория ограничивает исследование не просто рынком, а рынком "совершенной конкуренции", значительно упрощая существующие в реальной жизни связи и мотивации. Опровергая такой подход, Перру отмечал необходимость учитывать монополистическую конкуренцию, государственное предпринимательство, конфликты между капиталистами и лицами наемного труда.
Механизм свободной конкуренции не выполняет более роли регулятора равновесия, утверждали Перру и его сторонники. Рынок структурно преобразован монополиями и вмешательством других институтов. Экономические единицы связаны между собой асимметричными отношениями экономической и социальной власти. Они не пассивно воспринимают рыночные императивы, но сознательно осуществляют собственную экономическую стратегию. Современная экономика, по мнению Перру, — это мир фирм господствующих и фирм подчиненных. Доминирует в ней фирма, производящая свыше 40% продукции всей отрасли. Она оказывается неким автономным центром конъюнктуры, а остальные единицы приспосабливаются к ее решениям.
Ф. Перру предложил свою концепцию общего экономического равновесия. В ней главное место занимает активный агент или экономическое формирование, т.е. фирма или государство, выполняющие определенные экономические функции, действующие в соответствии с конкретной стратегией и намерениями. Поведение экономических агентов, доказывал он, обусловлено правилами рыночной игры, порождаемой не механизмом обмена товаров, а соотношением сил партнеров по экономической деятельности. Стремясь рассматривать экономические структуры в связи с социальными и политическими, ведя настойчивый поиск подлинных дирижеров экономической игры, Перру тщательно обосновывал необходимость существенного усиления воздействия государства на экономику. В государственном дирижизме (т.е. управлении экономическими процессами) он видел возможность структурной перестройки экономики Франции после второй мировой войны. В этом впоследствии он увидел и важнейшее средство преодоления мирового экономического кризиса середины 70-х годов.
В первые послевоенные годы внимание французских политических деятелей привлекла теория Дж. Кейнса, и именно ее экономисты стремились приспособить для практики государственного регулирования. Однако рекомендации кейнсианства не могли обеспечить выполнение задач, стоявших перед французским капиталом. Восстановление экономики, ее модернизация, реконструкция старых и создание современных отраслей производства, ускорение темпов экономического роста и преодоление отставания от уровня производства других развитых стран — все это требовало более активной долгосрочной государственной экономической политики — дирижизма. Для его использования в тот период существовали и объективные условия и предпосылки: значительный государственный сектор, отсутствие достаточно крупных капиталов у монополий и др.
Представители социологической школы с готовностью возглавили теоретические разработки в области дирижистской экономической политики. Ф. Перру основал Институт прикладных экономических наук. С 1948 г. начал выходить созданный им журнал "Прикладная экономика".
Одним из важнейших принципов государственной экономической политики социологическая школа объявила принцип избирательности политики государства, положенный в основу концепции "привилегирован ых точек применения силы". Как считали ее приверженцы, современные, новейшие отрасли — отрасли тяжелой промышленности, химии, общего машиностроения, нефтепереработки — это моторы, движущие силы прогресса. Они или совершенствуют другие отрасли (например, электроника), или подготавливают массовые нововведения в будущем (такова роль атомной энергетики). Именно развитие этих отраслей-моторов и должно быть целью избирательной политики правительства, ибо они увеличивают масштабы и темпы экономической экспансии нации, модифицируют структуру всей национальной экономики.
В результате подобных действий правительства может быть обеспечен, по мнению французских экономистов, "гармонизирован ый рост". Однако его непременным условием является согласие с экономическими ориентирами правительства всех групп населения, смягчение всех социальных напряжений. Создавая теоретическую основу для принятия экономических решений в практике планирования, главную задачу сторонники социологической школы видели в том, чтобы добиться структурной перестройки французской экономики, роста концентрации производства и капитала в целях приспособления к внешней конкуренции, обеспечения конкурентоспособност французских товаров на мировом рынке.
Концепции Перру и его единомышленников использовались при формировании системы индикативного планирования экономики. В 1946 г. был издан декрет о создании во Франции Генерального комиссариата планирования, а в 1947 г. принят первый план ("Моннэ") на 1947-1950 гг. (был продлен до 1953 г.). В 1953 г. начал осуществляться второй план ("Гирша") — на 1953-1957 гг.; затем третий — 1957-1961 гг.; четвертый — 1962-1965 гг.; пятый — 1966-1970 гг.; шестой — 1971-1975 гг. и седьмой — 1976-1980 гг.
Однако уже в 60-70-х годах начинается отход государственной экономической политики от ее первоначальных теоретических позиций. Исключительную роль в этом сыграли участие Франции в ЕЭС и отказ от традиционного протекционизма. Введение конвертируемости валюты, увеличение свободного движения капитала и рабочей силы существенно затрудняли политику дири-жизма. Постепенно усиливалось воздействие конъюнктуры рынка на экономику страны, что уменьшало возможности предвидения в процессе планирования. Самое главное — укрепились (с большой помощью государства) позиции крупного капитала, который все в меньшей степени становился заинтересованным в существенной государственной регламентации. Конъюнктурная политика получала значительное преимущество над политикой долгосрочного роста. Становилось все более очевидным, что теории социологической школы — как они сложились в первые послевоенные десятилетия — уже не отвечают интересам укрепившего позиции французского крупного капитала, прежде всего резко возросшему интернациональному характеру его деятельности, а также чрезвычайно усилившейся конкурентной борьбе на мировых рынках.

В современной экономической литературе принято выделять два основных понимания причин возникновения и роли государственного регулирования (и государства) в функционировании экономики:
    понимание, исходящее из трактовки регулирования как средства реализации общественного интереса (интереса общества в целом); соответствующие теории можно кратко назвать теориями общественного интереса;
    понимание, исходящее из трактовки регулирования как средства реализации некоторых частных интересов (отдельных компаний, групп бизнесменов или государственных служащих);
    соответствующие теории можно кратко назвать теориями частного интереса.
Кроме того, в отдельную группу можно выделить подходы, имеющие синтетический характер, т.е. допускающие двойственное объяснение регуляций1.
4. Роль государства в экономике: теории общественного интереса
В рамках названного понимания, экономическое обоснование целесообразности государственного регулирования традиционно возводится к работам А. Пигу (Pigou), а также связывается с одним из базовых положений современной экономической теории, согласно которому рынок совершенной конкуренции обеспечивает наиболее эффективное использование ресурсов, однако делает это лишь в том случае, если товары, обращающиеся на рынке, лишены внешних эффектов, а участники рынка обладают полнотой информации и неограниченными вычислительными способностями.
Существование внешних эффектов, а также неполнота и асимметрия информации приводят, как известно, к так называемым провалам (или несовершенствам) рынка. Последние выражаются в том, что потребительский выбор оказывается несовершенным, дезориентируя производство (сторону предложения на рынке) и уводя фактическое распределение ресурсов от наилучшего состояния. Кроме того, в экономике существуют общественные блага, которые, в силу своих особенностей, производятся рынком не в оптимальных объемах (недопроизводятся). Устранение таких несовершенств и является, по мнению сторонников данного подхода, целью государственного вмешательства в экономику. Ведь поскольку реально функционирующие рынки весьма далеки от идеальной модели рынка совершенной конкуренции, для приближения большинства из них к идеальной модели нужны корректирующие воздействия государства — государственное регулирование.
Более конкретно, в соответствии с теорией общественного благосостояния, государственное регулирование, следующее цели достижения общественного интереса, призвано преодолеть четыре основных недостатка, связанных с функционированием чисто рыночной экономики:
    Несовершенство конкуренции;
    Несбалансированность рынка;
    Отсутствие рынков и
    Нежелательные результаты функционирования рынка.
4.1. КОМПЕНСАЦИИ НЕСОВЕРШЕНСТВА КОНКУРЕНЦИИ
Добровольный обмен благами и услугами, создающий дополнительную стоимость, составляющий существо рыночного процесса, предполагает, как известно, наличие специфицированных прав собственности на предмет обмена, а также свободу контрактации (свободу выбора предмета, партнера и параметров обмена) и защиту заключенного контракта, включая принуждение к его исполнению. Спецификация прав собственности и защита контрактов представляют собой, как известно, виды деятельности, сопряженные с трансакционными издержками, поэтому, вследствие существования эффекта специализации и экономии на масштабе, их выполнение чаще всего более эффективно организуется государством, чем частными лицами. Эти издержки еще более сокращаются за счет принятия законодательства о собственности и контрактного права, которые и представляют собой типичные регуляции, облегчающие функционирование рынка.
Вместе с тем, свобода контрактации может быть использована также и для того, чтобы обеспечить кооперацию между участниками рынка, противоречащую его функции оптимизировать распределение ресурсов. Речь идет о сговорах между производителями (продавцами), нацеленных на ограничение конкуренции за счет фиксации цен, раздела рынка и т.п. Такая регуляция, как антимонопольное законодательство, преследует, соответственно, цель предотвращения проявления рыночной власти путем запрета определенных типов договоров и наказания тех рыночных агентов, которые все-таки заключают между собой такие договоры, т.е. вступают в запрещенные сговоры.
Примером возникновения подобных ситуаций могут служить те отрасли, где производственные процессы сопряжены со значительными начальными вложениями капитала: с ростом объемов выпуска удельные постоянные издержки снижаются. Такого рода ситуации хорошо известны как ситуации естественной монополии, которые оказываются общественно желательными с точки зрения роста производственной эффективности.
Вместе с тем, «естественный» монополист, стремясь максимизировать прибыль, может устанавливать цены, отклоняющиеся от предельных издержек, так что забота о производственной эффективности может негативно сказаться на аллокативной эффективности. Чтобы избежать таких последствий, естественные монополии либо приобретают характер государственной собственности (как в большинстве европейских стран и в России), либо становятся объектами жесткого регулирования (как в США). В последнем случае соответствующие регуляции заключаются в «закрытии» входа на рынок и введении правил ценообразования, способствующих эффективному распределению ресурсов.
Действуя таким способом в отраслях естественной монополии, государство фактически стремится имитировать действие рынка совершенной конкуренции, так что регулирование оказывается заменителем конкуренции, а не реакцией на ее нежелательные результаты, см. ниже, раздел 1.4.
4.2. УСТРАНЕНИЕ НЕСБАЛАНСИРОВАННОСТИ РЫНКА
Несбалансированность может возникать как на уровне экономики в целом, так и на уровне отдельных рынков.
Как известно, рыночные экономики характеризуются цикличностью развития, когда периоды роста регулярно сменяются периодами спада производства. При этом импульсы, приходящие со стороны спроса на товарные рынки, часто не находят отклика на рынке труда вследствие существования долгосрочных трудовых контрактов и ригидности заработной платы. Как следствие, в экономике возникают различные потери, что снижает эффективность использования ресурсов. Соответственно, для предотвращения или сокращения длительности периодов разбалансированности целесообразно применение мер государственного регулирования в форме стабилизационной политики.
Например, в периоды спада могут безвозвратно теряться те капитальные активы, которые имеют ограниченную полезность для других секторов экономики в эти периоды, однако безусловно полезны в периоды подъема. Тем самым, необходимы меры, предотвращающие упомянутые возможные безвозвратные потери. Возникающая структурная безработица обесценивает человеческий капитал, работники теряют свои навыки и мотивации. Следовательно, необходимы меры, препятствующие таким потерям, и т.д. Поскольку различные социальные группы в разной степени подвержены влиянию спадов и подъемов производства, стабилизационная политика оказывается желательной также и с социальной точки зрения.
Традиционно стабилизационная политика осуществляется совместно с бюджетной и кредитно-денежной политиками, поскольку именно государственные расходы оказываются достаточно действенными инструментами предотвращения упомянутых выше (и других) потерь, потенциально возможных в периоды спада экономической активности. Поскольку эти инструменты воздействуют обычно не на какие-то отдельные сектора экономики и, кроме того, их влияние сказывается только через достаточно длительные промежутки времени, упомянутые типы регуляций дополняются часто специфическими методами регулирования цен и заработных плат. Так, для того, чтобы преодолеть спираль роста «зарплата — цены», правительства часто замораживают в некоторых отраслях как заработную плату, так и цены.
На уровне отдельных рынков разбалансированность может возникать вследствие так называемой разрушительной или избыточной конкуренции. Такая конкуренция, в свою очередь, часто оказывается следствием долговременного существования в отрасли избыточных производственных мощностей. В подобных ситуациях формирование нового равновесия через добровольное сокращение участниками стороны предложения своих мощностей может затянуться на неопределенно долгий срок, поскольку эти участники фактически оказываются в ситуации, моделируемой известной игрой «дилемма заключенного». Действительно, для всех производителей — участников рынка совместно наилучшим решением, максимизирующим их прибыль, была бы рационализация (сокращение) существующих избыточных мощностей. Однако для каждого отдельного производителя такое сокращение означает возникновение омертвленных затрат, так что рациональным для него оказывается выжидать того момента, пока другие производители не сократят свои мощности. Поскольку это рассуждение может быть применено к любому из продавцов, избыточность производственных мощностей может стать постоянной характеристикой подобного рынка.
Ситуация наличия избыточных мощностей обычно возникает тогда, когда эти мощности определяются из условий максимального спроса на продукцию (общественный транспорт, рассчитанный на обслуживание в часы пик; вместимость гостиниц, рассчитанная на пик туристического сезона, и т.п.). Избыточная, или разрушительная, конкуренция может также возникать в ситуации естественной олигополии, когда максимальная эффективность достигается в том случае, когда сторона предложения представлена небольшим числом фирм. Ведь малое число компаний дает им возможность реагировать на маркетинговые стратегии каждого из противников, что может означать, в частности, ведение ценовых войн.
Следствием избыточной конкуренции является обычно не только снижение цен за уровень совокупных средних издержек (т.е. чистая убыточность производства в краткосрочном периоде), но и возникновение значительных флуктуаций (колебаний) уровня цен. Такие колебания обусловливают как неэффективность в принятии решений и продавцами, и покупателями, так и снижение уровня их «экономической безопасности». Наконец, избыточная конкуренция может осуществляться за счет снижения качества продукции, что негативно сказывается на потребителях.
Обычными средствами компенсации отмеченных несовершенств являются такие меры как введение лицензирования, иногда в сочетании с установлением минимальной цены. Однако, как показывает опыт многих стран, эти меры не решают проблему, поскольку связаны с необходимостью дискреционного принятия решений представителями регулирующих органов. Соответственно, в современных теориях регулирования множество инструментов для предотвращения избыточной конкуренции рассматривается как «пустой ящик».
4.3. ОТСУТСТВИЕ РЫНКОВ
Даже в тех случаях, когда полезность некоторого блага или готовность платить за него превосходит производственные издержки, рынок для такого блага может отсутствовать. В случаях внешних эффектов и общественных благ отсутствие рынка оказывается следствием информационных проблем и трансакционных издержек. Государственное регулирование, нацеленное на преодоление этих препятствий, может, тем самым, создать (ранее отсутствовавший) рынок (или условия для его спонтанного возникновения), повысив, тем самым, эффективность распределения ограниченных ресурсов.
Во-первых, рынки могут отсутствовать по причине существования скрытой информации или асимметричного распределения информации относительно цен, объемов или качества благ.
В этой связи значимым является разграничение всего множества благ на три типа: (1) исследуемые блага, для которых качество товара может быть установлено покупателем до совершения покупки (без каких-либо различимых трансакционных издержек); (2) опытные блага, качественные свойства которых становятся известными только после покупки, в ходе их потребления; (3) доверительные блага, для которых качественные характеристики не могут быть установлены даже после начала их потребления. В качестве примеров каждого из названных типов товаров можно указать, соответственно, цветы, подержанные автомобили и услуги образования.
В случаях приобретения благ второго и третьего типов, качество которых не может быть надежно оценено до их покупки, потребитель готов уплатить за них цену, среднюю для всего множества торгуемых однотипных благ (среди которых в той или иной пропорции представлены как высококачественные, так и низкокачественные товары). В то же время продавец высококачественных благ не готов предлагать товар по запрашиваемой цене (предполагается, естественно, что издержки производства высококачественных благ выше, чем низкокачественных). В результате он вынужден уйти с рынка, а высококачественные товары вытесняются низкокачественными, так что рынок качественных благ исчезает (Дж. Акерлоф (Akerlof)). Такого рода процессы получили в теории название ухудшающего (неблагоприятного) отбора или скрытой информации (adverse selection or hidden information).
Наряду с ними, асимметричное распределение информации порождает также проблему угрозы недобросовестного поведения исполнителя или скрытых действий (moral hazard or hidden actions), заключающуюся в том, что сторона контракта (исполнитель, agent), действия которой не могут наблюдаться другой стороной (поручителем, principal), может использовать имеющуюся у нее информацию оппортунистически, в своих собственных интересах. Например, художник, пишущий заказанную ему картину, может использовать дешевые краски низкого качества; адвокат может давать необоснованные советы и т.п.
Проблемы ухудшающего отбора и угрозы недобросовестного поведения исполнителя могут объяснить существование таких регуляций, как сертификаты, лицензии, технические регламенты, стандарты и т.п., посредством которых устанавливаются минимальные требования к используемому для производства товаров и услуг оборудованию, к навыкам работников, параметрам товаров и т.д., что существенно снижает (в принципе) трансакционные издержки потребителей и уменьшает остроту информационных проблем.
Вместе с тем, по самой природе доверительных благ, минимальные требования к их качеству установить достаточно точно бывает чрезвычайно сложно, так что риск угрозы недобросовестного поведения продавца (или производителя) остается высоким. В таких условиях действенным оказывается контроль со стороны юридически санкционированных организаций саморегулирования. Участники таких организаций не только демонстрируют фактом своего участия наличие намерений придерживаться стандартов качества (т.е. сигнализируют покупателям о таких намерениях), но и в большей мере, чем государство, способны формулировать и устанавливать соответствующие требования и правила, поскольку лучше информированы о взаимосвязях этих требований и качества конечной продукции.
«Схлопывание» рынка может происходить также в результате значительных издержек поиска (search costs), вменяемых потребителям вследствие отсутствия или недоступности релевантной информации о товарах или услугах. Поскольку принятие решения о покупке осуществляется обычно на базе сравнения потребителем данных о полезности и ценах товаров, отсутствие таких данных или их чрезмерная дороговизна ведут к отказу от покупки соответствующего блага и к переходу на рынок товаров-субститутов. Введение регуляций, устанавливающих минимальные требования к данным, которые необходимо указывать на этикетке или упаковке товара, запрет на некоторые виды данных в рекламе и т.п., сокращают издержки поиска, способствуя поддержанию соответствующего рынка.
Во-вторых, в дополнение к информационным проблемам, причиной отсутствия того или иного рынка могут быть также запретительно-высоки трансакционные издержки. Именно они препятствуют, например, возникновению рынка для эффективного использования природной среды.
Действительно, в рыночной экономике ресурсы используются эффективно, если производство благ увеличивается до того момента, пока предельные издержки не уравниваются с предельными выгодами от производства. На рынке совершенной конкуренции отдельный производитель, преследующий цель максимизации прибыли, будет увеличивать производство до тех пор, пока его предельные издержки не сравняются с рыночной ценой.
Однако в условиях существования внешних эффектов распределение ресурсов становится неэффективным. Внешние эффекты могут быть определены как такие последствия экономических действий, которые влияют на условия производства или уровень полезности третьей стороны и проявляются вне того рынка, на котором происходит «базовое» экономическое действие. Типичный пример — использование вредных химических реактивов фабрикой, сбрасывающей отходы производства в реку, ниже по течению которой расположен водозабор населенного пункта, который вынужден затрачивать дополнительные средства на очистку воды. Поскольку частные издержки владельца фабрики отличаются от совокупных (социальных) издержек, он будет увеличивать производство сверх тех пределов, которые были бы желательны с точки зрения их эффективного распределения.
В соответствии с теоремой Коуза2, эффективное распределение ресурсов, тем не менее, возможно — посредством процесса переговоров между владельцем фабрики и владельцем водозабора, однако лишь в условиях четко определенных правомочий собственности и отсутствия трансакционных издержек (ведения переговоров, заключения и защиты контракта). Однако трансакционные издержки улаживания подобных конфликтов использования ресурсов, особенно в случае множества заинтересованных сторон и при наличии моментов стратегического поведения, могут оказаться запретительно-высоки и, так что переговорный процесс не начнется или не завершится, т.е. не приведет к оптимизации распределения ресурсов. В таких условиях государство может попытаться интернализовать внешние эффекты посредством введения регуляций, таких как предельно допустимые концентрации вредных веществ в выхлопах автомобилей, предельно допустимый уровень шума авиадвигателей, предписание устанавливать очистители дыма на предприятиях и т.п.
В-третьих, рынки отсутствуют для товаров, имеющих характеристики, приближающие их к категории общественных благ. Как известно, этот тип благ обладает двумя особыми чертами: во-первых, для их поставщика (производителя) физически невозможно или запретительно дорого исключить из процесса их потребления тех индивидов, кто не заплатил за потребление (свойство неисключаемости); во-вторых, потребление такого блага одним индивидом не уменьшает его объема, достающегося другому индивиду (свойство неконкурентности, или несоперничества). Классическим (и фактически единственным) примером чистых общественных благ является оборона страны от внешней агрессии.
В силу указанных особенностей (особенно первой из них) общественные блага в условиях рыночной экономики либо не производятся вообще, либо производятся в неоптимальных объемах, вследствие существования для них, во-первых, проблемы безбилетника, а во-вторых, из-за трудностей с установлением готовности платить (т.е. фактически рыночной стоимости) за эти блага. Действительно, если поставщик уже произвел такое благо, потребители могут вообще отказаться оплатить его производство — вследствие неисключаемости. Если же мы попытаемся определить оптимальный объем производства общественного блага до того, как начать его выпуск, нам должна быть известна (для всех потребителей) предельная полезность единичного приращения его объема. Однако из-за неконкурентности в потреблении сопоставляться должны совокупная готовность платить за предельную единицу и предельные издержки.
Когда потребителей спрашивают относительно их готовности платить за дополнительную единицу общественного блага, они (из стратегических соображений) будут либо преувеличивать, либо преуменьшать свои оценки. Преувеличение будет происходить в том случае, если вербальная оценка не связана с фактическими выплатами за потребление; фактически такая оценка будет отражать заинтересованность опрашиваемых в предоставлении им соответствующего блага. Преуменьшение будет иметь место в случае, если фактические платежи будут зависеть от вербальной оценки; очевидно, такое занижение будет отражать естественное для потребителя стремление к минимизации расходов. Поскольку потребители не могут быть исключены из процесса потребления, естественно ожидать от них стремления «проехаться за чужой счет», т.е. надеяться на готовность платить других индивидов. Именно поэтому в рыночной экономике общественные блага будут производиться в объемах, меньших, чем оптимальные, т.е. недопроизводиться (если будут производиться вообще).
Соответственно, как для обеспечения производства общественных благ, так и для принуждения граждан оплачивать это производство, необходимо введение государственного регулирования, компенсирующего данный тип провалов рынка. К его типичным мерам относятся, как известно, прямое государственное предоставление (производство) общественного блага либо субсидирование его производителей или потребителей, а также финансирование этих процессов за счет введения налогов.
4.4. ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ РЫНКА
В рамках функционирования рыночной экономики доходы участников экономических процессов устанавливаются в соответствии с их вкладом в предельную производительность. Однако такой результат рыночного процесса может оказаться нежелательным как с экономической, так и с социальной точки зрения.
С экономической точки зрения сложившееся распределение может быть в принципе улучшено (в смысле увеличения общего уровня благосостояния) путем перераспределения доходов между участниками системы. Однако добровольное перераспределение возможно не всегда: если участники оказываются в ситуации, моделируемой дилеммой заключенных, договор не заключается, так что необходимо некоторое внешнее вмешательство, которое и приводит к результату, максимизирующему стоимость.
С социальной точки зрения складывающееся распределение доходов может оцениваться как нежелательное, исходя из соображений справедливости, патерналистских мотивов или же этических принципов. Принято считать, что при реализации соответствующих вмешательств обычно возникают противоречия с задачей максимизации экономической эффективности, поскольку воздействие перераспределения на стимулы может снизить уровень индивидуальной полезности.
Однако более внимательный анализ подобных ситуаций показывает, что такие противоречия возникают далеко не всегда. Действительно, если отказ государства от следования упомянутым неэкономическим соображениям, разделяемым значительными группами населения, приведет к тому, что соответствующие группы начнут деятельность по оказанию влияния на государство и нести значительные (непроизводительные издержки влияния, то совокупные потери общества от последних могут оказаться больше, чем потери от снижения эффективности в результате ослабления стимулов из-за перераспределительны процессов. Соответственно, перераспределение доходов по неэкономическим основаниям оказывается более экономически эффективным, чем отказ от такого перераспределения.
Другой путь обоснования желательности регулирования с целью предотвращения или компенсации негативных результатов рыночного процесса, предлагающий решения упомянутой дилеммы «эффективность vs. справедливость» (эффективность против справедливости), заключается в расширении понятия эффективность до социальной эффективности.
В качестве примеров регуляций, нацеленных на предотвращение или смягчение нежелательных результатов функционирования рынка, можно назвать такие меры, как законодательное установление минимальной заработной платы, введение пособий по безработице, перекрестное субсидирование в сфере услуг телефонной связи, железнодорожных пассажирских перевозок и т.п.
4.5. КРИТИКА ТЕОРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ИНТЕРЕСА
Подходы к государственному регулированию рыночной экономики как форме выражения общественного интереса, направляемого на устранение провалов рынка, являлись и являются объектом разнообразной критики. В числе ее направлений выделяются три основных линии:
а) критика самого понятия провала рынка;
б) критика эффективности процессов государственного регулирования и
в) критика направленности государственного регулирования на
повышение эффективности экономики.
Рассмотрим эти направления несколько более подробно.
(а) В основе первого направления критики лежат представления о том, что концепция провалов рынка является скорее артефактом, чем адекватным отражением реальных процессов его функционирования: как показывает практика, очень часто рынок сам выправляет собственные ошибки.
Например, проблема ухудшающего отбора, способная «закрыть» рынок товара с ненаблюдаемыми качественными характеристиками, повсеместно решается компаниями самостоятельно, путем выпуска гарантий, использования товарных знаков (брэндов) и проведения рекламных кампаний, реализующих функцию сигнализации о качестве продукции. Анализ также показал, что рынок способен производить блага, считавшиеся классическими примерами общественных благ, например, такие как маяки. Выводы о том, что монопольная рыночная власть или внешние эффекты ведут к неэффективному распределению ресурсов, верны только в рамках моделей, где принимается предположение о том, что трансакционные издержки отсутствуют. Введение же в анализ ненулевых трансакционных издержек, т.е. приближение моделей к реальности, приводит к обратным выводам. Со схожих позиций подвергается критике и положение о том, что провалы рынка возникают в ситуациях, где товар производится одной или небольшим числом фирм. Согласно концепции состязательных рынков (когда конкуренция идет не на рынке, а за рынок, значительные доходы таких компаний могут быть следствием лишь их более высокой эффективности.
(б) Теории общественного интереса, обосновывающие необходимость государственного регулирования для предотвращения или
компенсации провалов рынка, фактически предполагают, что подобное вмешательство эффективно и осуществляется без значительных издержек как со стороны государства, так и со стороны регулируемых фирм (отраслей), — прежде всего, трансакционных и информационных издержек.
Эти предположения являются объектом критики, исходящей как из теоретических исследований, так и из анализа практики регулирования.
Разработки в области теории субоптимальных решений (или, как иногда говорят, теории «второго наилучшего», second-best theory) показывают, что частичное повышение эффективности на каком-то одном рынке, если остальные рынки характеризуются неустранимой неэффективностью, не повышает эффективность в экономике в целом. Неустранимая неэффективность рынка обусловливается такими факторами, как несовершенная конкуренция, налогообложение и искаженная информация.
Следствием таких искажений является, например, неспособность регулируемых фирм выбрать наиболее эффективные комбинации факторов производства, так что они не могут производить продукцию с наименьшими издержками.
Таким образом, согласно упомянутым теоретическим разработкам, частные улучшения на практике не способны улучшить эффективность распределения ресурсов в экономике в целом.
Эмпирические исследования практики государственного регулирования вполне подтверждают эти критические выводы. Так, анализ регулирования естественных монополий показал, что государственные воздействия влияют на них чрезвычайно слабо, если такое воздействие вообще существует, а регулирование потенциально конкурентных секторов, таких как управление воздушным движением, ведет к росту цен и уменьшению числа конкурентов. Социальные регуляции в основном характеризуются балансом издержек и выгод, однако данные свидетельствуют о том, что большинство из них имеет весьма неточную целевую ориентацию и отличается при этом чрезмерной жесткостью, что во многом является следствием как существования информационных издержек, так и искажения информации.
В целом, направления критики, охарактеризованные выше в пунктах (а) и (б), ясно показывают, что основание теории общественного интереса представляет собой разновидность так называемого «мира Нирваны», поскольку эта теория исходит из возможности заменить реально существующие несовершенные институты теоретически совершенными, идеальными институтами. При этом трансакционные издержки, связанные с подобными замещениями и функционированием самих институтов, в расчет, естественно, не принимаются. Между тем очевидно, что совокупные приведенные издержки перехода могут существенно превышать выгоду, достигаемую вследствие перехода к более совершенным институтам.
(в) Трактовка государственного регулирования как процесса, направленного на повышение эффективности экономики, неспособна объяснить, почему конкретные регуляции, вводимые при возникновении альтернативных целей, — таких как обеспечение справедливости или решение вопросов перераспределения, — обычно достигают их именно за счет снижения экономической эффективности.
Если же предполагать, что регуляции преследуют цель повышения социальной эффективности, мы сразу сталкиваемся с проблемой взвешивания экономической эффективности и равенства, — проблемой, не имеющей удовлетворительного решения. Если при экономическом подходе к анализу конфликтных ситуаций общепринятым является применение критериев Парето и Калдора-Хикса, то при социальном подходе отсутствуют какие-либо общие стандарты оценки справедливости, даже при рассмотрении отдельных конкретных ситуаций.
4.6. УТОЧНЕННЫЙ ВАРИАНТ ТЕОРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ИНТЕРЕСА
Охарактеризованная выше разносторонняя критика исходного «наивного» варианта теории государственного регулирования с позиций общественного интереса привела к появлению уточненного варианта этой теории. Если в соответствии с исходной версией регуляции «выправляли» провалы рынка в условиях нулевых трансакционных издержек и полной бесплатной информации, то в уточненном варианте эти предпосылки отбрасываются.
Если трансакционные издержки не равны нулю, то, по мнению сторонников данной теории, регуляции могут повышать эффективность за счет того, что сопряженные с ними издержки оказываются ниже, чем издержки ведения частных переговоров, преследующих ту же цель (преодоление провала того или иного рынка). Регуляции способны также решить проблему запретительно-высоки издержек организации коллективного действия, — например, в случае загрязнения окружающей среды, затрагивающего большое число агентов, где, кроме чисто «физических» трудностей заключения договоренности проявляется также и проблема безбилетника.
Что касается проблемы искаженной информации (flawed information), то регуляции опять-таки могут оказаться более эффективными, поскольку правительство способно в принципе выявить правильную информацию с меньшими издержками (и довести ее до заинтересованных лиц), чем частные лица, сталкивающиеся с проблемами искаженных данных.
Эта продвинутая версия теории общественного интереса не предполагает, таким образом, что регуляции обязательно должны быть «абсолютно» эффективны (или совершенны). Она лишь предполагает, что в некоторых случаях государственные регуляции относительно более эффективны, чем частные способы улаживания конфликтов.
Другими словами, уточненный вариант теории общественного интереса фактически рассматривает частные (рыночные) и государственные (регуляционные) способы повышения эффективности использования ресурсов как дискретные институциональные альтернативы.
Такой подход, безусловно, является существенным шагом вперед в рамках нормативного «прочтения» теории общественного интереса. Ведь он ставит во главу угла при решении политических вопросов введения регуляции (или отказа от такого введения) не наличие несовершенства или провала рынка как такового, а обоснование большей экономической эффективности регуляции в сравнении с альтернативными способами борьбы (или сосуществования) с выявившимся несовершенством.
Другими словами, при принятии решения о начале регулирования того или иного процесса или сектора рынка решающим фактором становится (точнее говоря, должно стать) сопоставление издержек и выгод для намечаемой к введению регуляции и ее институциональных альтернатив.
Если издержки намечаемой регуляции выше, чем ожидаемые выгоды от ее введения, такая регуляция не должна вводиться. Соответственно, если с развитием знаний, технологии или организации регулируемого сектора «частная» институциональная альтернатива преодоления несовершенства рынка становится более эффективной, чем меры государственного регулирования, последние должны быть отменены.
Сформулированные положения уточненной (современной) теории общественного интереса были широко восприняты в экономически развитых странах, став фактически базой для повсеместного введения в практическую деятельность как законодателей (органов власти, устанавливающих или вводящих регуляции), так и регулирующих ведомств методов анализа «затраты — выгоды» (cost-benefit analysis). О распространенности данной практики в развитых зарубежных странах наглядно свидетельствует такой факт: почти четыре пятых правительств штатов в США располагают собственными руководствами по процедурам такого анализа, которые представлены на web-сайтах этих правительств.
Вместе с тем, как позитивная теория государственного регулирования, охарактеризованная версия теории общественного интереса по-прежнему оставляет необъясненными массовые факты существования неэффективных (в смысле повышения общественного благосостояния) регуляций. Ведь, как отмечалось выше, согласно этой теории неэффективные регуляции должны прекращать свое существование.
Объяснения массовому существованию таких регуляций дают теории, связывающие регуляции с реализацией частных интересов различных участников процессов функционирования экономики и ее государственного регулирования.

    Экономическая (чикагская) теория регулирования
Базовая работа, положившая начало данному направлению исследования государственного регулирования экономики, была опубликована Дж. Стиглером в 1971 г. (Stigler G. The Theory of Economic Regulation // Bell Journal of Economics and Management Science. 1971. Vol. 2. P. 3—21). Основная идея теории заключается в том, что регуляции разрабатываются, вводятся и применяются, прежде всего, для предоставления выгод различным отраслям (секторам) экономики.
Выгоды, которые получают отрасли от введения регулирования, обычно вполне очевидны:
    правительство может предоставлять им субсидии или
    предотвращать вход в нее конкурентов,
    устанавливать единый уровень цен с большей легкостью, чем
    это сделал бы картель, или же
    сдерживать производство продуктов-заменителе , поощряя производство комплементарной продукции (например, субсидируя строительство и развитие аэропортов, косвенно поддерживая тем самым авиакомпании), и т.д.
Возможность получения различных выгод отраслями экономики создает, по мнению Стиглера, спрос на
и т.д.................


Скачать работу



Смотреть полный текст работы бесплатно


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.