Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

 

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


реферат Социальная теория Парсонса

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 27.04.2013. Год: 2013. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):




Содержание


1. Методология социологии и социального отклонения 3
2. Учение о социальных нормах, социальном контроле в работах
Т. Парсонса 9
Список использованной литературы 20



1. Методология социологии и социального отклонения
Ответ на вопрос о том, что собой представляет «изнутри» здание социологии, целесообразно начинать с вопроса об ее методологии. Понимание методологии, однако, неоднозначно. Буквально «методология» означает «учение о методе». Разночтения начинаются тогда, когда одни признают, что лишь философия занимается методологическими проблемами, то есть что существует лишь философская методология. Это - во-первых. Во-вторых, по-разному отвечают на вопрос, каково это «учение о методе».
Методология - это учение о всеобщих правилах научных исследований. Не смотря на то, что методология также затрагивает методы исследования, нельзя путать это учение с техникой исследования, которая называется методикой. Методика - это совокупность конкретных методологических приемов.
Методология - это метатеория исследовательского процесса, имеет (содержащая и осуществляющая) оценку критику результатов исследовательских процессов, а также имеет предложения по улучшению исследовательских приемов (для изучения) предметов и объектов, следовательно, она может сводиться и объяснить возможность социологического познания, равно как и объединить социологическую теорию с эмпирическими социальными исследованиями. Методология как научно-теоретический анализ исследовательских процессов разрабатывает систему понятий, рассматривает проблемы понятий, логического анализа объяснений и теорий, конструкции теорий и их перепроверки, сформулирования гипотез, развития планов исследования, системного анализа имеющихся знаний и связей между науками, занимающимися обществом и людьми.
Методология имеет особое значение для социальных наук, т.к. в них до сих пор не особенно успешно представляется возникновение всеобщей теории об обществе и общественном феномене. Прежде всего, в социологии дискуссия о теории имеет все еще методологический характер. Из широкого спектра методологической проблематики лишь некоторые центральные проблемы будут рассматриваться в данных рамках.
Действительно, методология возникла и развивалась как философское знание, претендуя на анализ как общефилософских, так и конкретно-научных методов исследования. Но по мере того, как наука отделялась от философии и в ней оформлялись различные научные дисциплины, науки отвоевывали у философии право самим решать свои методологические проблемы. Более того, узаконена практика функционирования разных методологий, каждая из которых связана с той или иной конкретной наукой - методология биологии, математики и т.п. Соответственно, можно выяснять также, что собой представляет методология социологии. Вопрос лишь в том (он сформулирован выше как «во-вторых»), как понимать методологию. Выше приведены два варианта ее толкования:
а) это - конкретные методы;
б) это - общие ориентиры, принципиальные установки.
Несомненно, то и другое связано друг с другом. И все же следует признать приоритет общих ориентиров, принципиальных подходов, которые, в свою очередь, определяют содержание и характер конкретных методов и исследовательских процедур.
Соответственно этому под методологией следует понимать совокупность принципов и установок, предваряющих получение социологического знания и обусловливающих основные методы и способы его получения, а также характер всей социологической деятельности (теоретической и практической). Создавая ту или иную теорию общества, социологи руководствуются какими-то принципами, установками, которые носят как бы предпосылочный характер. Принципы эти предваряют и построение теории, и всю социологическую деятельность. Это и есть методология. Не менее важно и другое: методология - не только система этих принципов, но и «учение об этой системе», осознание того, какими принципами мы руководствуемся, создавая социологические теории и осуществляя социологическую деятельность.
Методология выступает по отношению к социологии как своеобразная метатеория (что буквально означает «после теории»), для которой сама социология (и социологические теории) является объектом анализа. Но методология, как оказывается, это только одна часть метатеории, одна ее сторона: та именно, в которой осознаются принципы построения теории, методы осуществляемой познавательной деятельности. Но не менее важно и то, как мы «задаем» общество, что, прежде всего, различаем в нем, что считаем наиболее существенным. Другими словами, какую картину общества мы рисуем, каким предстает перед нами общество, теорию которого мы создаем и отбираем соответствующие способы (методы) для его изучения.
Такого рода вопросы относятся к области онтологии, науки о бытии. Осознание принципов построения картины общества, способов его «задания» также относится к области метатеории социологии. Как и методология, онтология длительное время рассматривалась как разновидность философского знания. Однако со временем все определеннее и настойчивее стали говорить о частно-научных онтологиях, которые, наряду с методологией, выступают как существенная часть метатеории любой науки. Большое значение имеет также понимание связи онтологии и методологии. Если образно представить онтологию как замок (мир, который мы хотим «открыть»), а методологию как ключ (средства, которые мы для этого используем), то естественно, что ключ к замку должен соответствовать устройству последнего. Применительно к сложным общественным явлениям это так же верно, как и в случае простейших актов человеческой жизнедеятельности.
В социологии, как и в любой другой науке, имеются такие основные компоненты, как знание и средства его получения (в данном контексте рассматриваются не субъекты научной деятельности — ученые и научные коллективы, а только средства и результаты их деятельности). Первый компонент включает в себя знание о знании (методологическое знание) и знание о предмете. Второй компонент — это и отдельные методы, и собственно социологические исследования.
Методологическое знание включает в себя мировоззренческие и методологические принципы; учение о предмете социологии; знание о методах, их разработке и применении; учение о социологическом знании, его формах, типах и уровнях; знание о процессе социологического исследования, его структуре и функциях.
Создавая определенную теорию общества и его отдельных сфер, выступающих как объект исследования социолога, последний, во-первых, как бы заново определяет («переопределяет») общество (ибо научному изучению общества предшествовала обыденная его картина); во-вторых, социолог выбирает и соответствующие научной картине общества методы рассмотрения (изучения). «Концепция объекта исследования, - пишет современный английский социолог Уильям Аутвейт, - решающим образом определяет типы метода, пригодные для его изучения... В этом переопределении объектов социального исследования всякому выбору методов изучения предшествуют вопросы социальной онтологии».
Все указанные процедуры, связанные с построением картины общества («переопределение объекта»), а также с формулированием принципиальных положений, обусловливающих способы его изучения, образуют то, что условно можно назвать «методологическими стратегиями» в социологии. Стратегии эти, хотя и относятся непосредственно к области социологии (точнее, к «метасоциологии»), явно или неявно связаны с социально-философско позицией социолога, его философскими представлениями.
К этому следует добавить также, что к метасоциологии относятся также и представления, характеризующие понимание природы познавательного процесса, осуществляемого при получении социологического знания. Может ли социолог получить достоверное (объективное) знание, следует ли к этому стремиться, что для этого нужно предпринять и т.д.? Все эти вопросы относятся к области, так называемой эпистемологии (дословно – «учение об истинном, подлинном знании»), о которой подробнее речь будет идти далее. Обратим внимание также и на то, что особый интерес к социологической теории, который наблюдается в переходные, кризисные периоды развития общества, неразрывно связан также с пробуждением интереса к логико-методологичес им проблемам социологии, к метасоциологии, представляющей собой средство социальной онтологии, методологии и эпистемологии.
Принципиальный спор, сопровождающий историю социологии, затрагивает вопрос:
Имеют ли социальные феномены только социальные основания, и, следовательно, существует только социологическое объяснение, или состоят ли социальные феномены из социологических законов человеческого поведения, и этим полностью или частично разъясняются обе позиции коллективная и индивидуальная, которые существуют друг с другом и комбинируются.
В первом случае речь идет о методологическом коллективизме (антиредукционизме) а во втором - о методологическом индивидуализме (редукционизме).
Проблематика коллективного и индивидуального объяснений социального феномена стала затрагиваться в концепции «понимающей» социологии М. Вебера, Вебер (1864-1920) описал социальное действие как объективную область социологии и определил «эмпирическую» социологию как науку, «которая отчетливо понимает социальное действие и хочет необъективно объяснить его последствиями».
Социальное действие - поведение других людей. Структура (образы) «коллективного» и социального существуют у Вебера как категории определенных форм общественного действия, и социология должна редуцировать эту категорию на действие причастных индивидов. Коллективный подход в исследовании социального феномена претерпевает изменения, т.к. в “понимающей социологии есть содержательный анализ индивидуума и индивидуальные социальные действия исключают возможность психологического объяснения социального феномена.
Понимающая социология - ранний пример методологического индивидуализма. Понимающая социология представляет индивида в социально-культурной смысловой связи, что выходит за пределы непосредственной доступности наблюдения.
В связи с индивидуально-коллективной проблематикой возникает вопрос, нуждаются ли социальные науки в особых методах исследования, т.е. нужен ли им особый методологический статус или достаточно использовать методы естественных наук.
Комбинация натуралистических и антинатуралистически методик является методологической особенностью социальных наук.
Основная методологическая проблема социальных наук заключается в объективности научного знания, в том, что ученые оказывают субъективное влияние на познание научных объектов, т.е. вносится субъективная оценка в процесс научного познания мира. Ученые стараются придерживаться методологического принципа свободы от субъективных оценок.
Выводы: методологическими проблемами социальных наук являются:
1) особенности и комплексность предметной области социальных наук;
2) ограниченные программы теоретического образования, различные парадигмы, исторически не уступающие друг другу;
3) система различных понятий социологии;
4) и вытекающий из предыдущих пунктов дефицит теорий.
Методологические проблемы социальных наук увеличиваются в связи с изменениями социальных структур в пространственно-време ном континууме, т.к. общество рассматривается в динамике.
Итак, методология является метатеорией социальных наук, которые развиваются и в которых отражаются противоречия существующих теоретических направлений.

2. Учение о социальных нормах, социальном контроле в работах Т. Парсонса.
Основоположник функционального анализа американский социолог-теоретик Толкотт Парсонс (1902 -1979).
Главный вклад Парсонса - учение о социальной системе, которая устойчива благодаря способности к самоподдерживанию и саморегуляции, которые, в свою очередь, диктуются развитием и совершенствованием социальных функций. Изучая социальную функцию, он отвлекается от се субъекта, личности - носителя социальной функции, и рассматривает общественные процессы исключительно через призму социальной роли. Индивиды выступают как носители социальных ролей.
Система научных воззрений Парсонса формировалась в тот период истории США, который позднее был назван «великой депрессией». Т.е. ученый проявил немалое мужество, чтобы в эти годы увидеть в своей социальной системе задатки ее жизнеспособности. Фактически его теоретическая система явилась своеобразным ответом марксизму, и стала апологией эволюционного процесса, в котором противоречия ведут к стабильности и интеграции, а сущность общественной жизни есть стремление к порядку.
Выводы предшественников (Конта, Вебера и др.) убедили Парсонса в том, что человеческое общество обладает значительной устойчивостью на всех этапах своего развития, что существуют какие-то базисные структуры коллективной общественной жизни, которые не столь изменчивы, как это было принято считать, что они развиваются благодаря скрытой мотивации человеческого поведения, тяготеющего к солидарности, интеграции и к общественной активности. Парсонс синтезировал важнейшие идеи Вебера и Дюркгейма, придав тем самым им новое качество.
Согласно Парсонсу, человеческое действие — самоорганизующая система, специфика которой в символичности (в наличии символичных механизмов регуляции: язык, ценности и т.д.), в нормативности (т.е. в зависимости индивидуального действия от общепринятых норм и ценностей) и в волюнтаристичности (т.е. в определенной иррациональности и независимости от познаваемых условий среды, но при этом в зависимости от субъективных «определений ситуации»).
Действие не только погружено в ситуацию, но и устремлено в перспективу. Оно подчиняется не только биофизическим потребностям человеческого организма, но и ценностным ориентациям человека как личности. Действия человека, как правило, не хаотичны, не сумбурны, а направлены, организованы, оформлены воздействием внутренних и внешних социальных факторов. Три системы — личностная, культурная и социальная — участвуют в этом оформлении. Ценностная ориентированность человеческих действий определяется необходимостью ориентироваться в проблемных пространствах альтернативных факторов и состояний. Парсонс обозначил несколько разновидностей таких ключевых альтернатив:
- аффективность — нейтральность (подчиниться естественному порыву или устоять перед соблазном);
- эгоизм — коллективизм (преследовать только свои личные интересы или ориентироваться на интересы общности);
- универсализм — партикуляризм (соотносить свои действия с общечеловеческими нормами или настаивать на своем праве уклонения от общих стандартов);
- достигнутое — приписываемое (исходить из реальных результатов или допускать мифотворчество по отношению к ним);
- специфичность — диффузность (сосредоточиться на главном или допускать рассеивание своего внимания, энергии, сил).
В каждом конкретном виде действий человек вынужден выбирать между всеми этими возможностями, что предполагает значительные морально-психологиче кие нагрузки, испытания его ума, воли, характера, нравственных качеств.
Элементарной формой, при помощи которой действия людей вписываются в социальную систему, являются социальные роли, каждая из которых предполагает соответствие действий определенным социальным ожиданиям, общепринятым нормативным и ценностным стереотипам. При посредстве роли индивид интегрируется в структуру того или иного социального института и всей социальной системы в целом.
Из бесчисленного множества человеческих действий и взаимодействий (интеракций), соответствующих определенным социальным ролям, складывается социальная система.
В своем развитии социальная система должна стремиться к самосохранению посредством интеграции своих элементов, укрепления внутреннего порядка, поддерживания равновесия. Роль связующих начал выполняют такие факторы, как деньги, власть, взаимные ожидания и обязательства, а также общие цели.
Для успешного существования системе необходимо выполнять несколько функций:
- адаптация к внешней среде;
- достижение поставленных целей;
- внутренняя координация и интеграция;
4) сохранение образцов-ориентиров, позволяющих придерживаться избранного направления.
Все вместе они позволяют системе сохранять устойчивость и равновесие в пределах своих границ, приспосабливаться к изменяющимся историческим обстоятельствам. Если индивиды своими действиями не способствуют самосохранению социальной системы, то она посредством активных действий либо заставляет их изменить поведение, либо исключает их из своего состава.
Внутри социальной системы функцию адаптации обеспечивает экономическая подсистема, функция целедостижения — политическая, функцию интеграции — правовые институты и обычаи, функцию воспроизводства структуры — система верований, мораль и органы социализации.
Структурно-функцион льный подход, представленный в работах Т. Парсонса и его учеников, позиционирует две главные причины изменений в социальных системах. Во-первых, это экзогенные факторы, связанные с необходимостью адаптации системы во внешней среде. Однако, рассматривая социальную систему в строго аналитическом смысле, Т. Парсонс под экзогенными изменениями понимал индивидуально-личнос ные изменения «поведенческих организмов» и изменения в культурных системах.
Следующими причинами социальных изменений Т. Парсонс считает различного рода конфликты и девиантное поведение.
Можно выделить следующие механизмы дезорганизации социальной системы, следуя установленным Т. Парсонсом пререквизитам:
- дезадаптация как всей системы к условиям внешней среды, так и отдельных ее подсистем и акторов;
- кризис системы управления - невозможность адекватного целеполагания и как следствие - целедостижения, низкая управляемости или потеря управления, отсутствие конвенциональных, стандартизованных целей и средств их достижения в политической сфере,
- демобилизация – невозможности мобилизации ресурсов для достижения целей;
- дезинтеграция, функцию интеграции социальной системы у Т.Парсонса выполняет система социетапьной общности, включающая в себя все институты социального контроля, таким образом, как причиной, так и следствием дезорганизации является кризис системы социального контроля;
- кризис ценностно-нормативной системы - аномия, делигитимизация элементов социального порядка и культурных институтов, низкий уровень саморегуляции и согласия.
Для Парсонса одной из центральных задач социологии является анализ общества как системы функционально взаимосвязанных переменных5. На практике это означает, что анализ любого социального процесса проводится как часть исследования некоторой системы с «охраняющимися границами».
Предложенные Т. Парсонсом «функциональные императивы» имеют смысл лишь в структурной взаимосвязи. При этом, чем полнее и последовательнее реализуется функциональная целесообразность и разделение деятельности на уровне социальных институтов и акторов - исполнителей норм/ролей, тем стабильнее социальная система. Следовательно, механизмы социальной дезорганизации взаимосвязаны между собой, генезис одного из них неумолимо должен детерминировать активацию и развитие следующего.
Например, кризис ценностно-нормативной системы предполагает дезинтеграцию социальных субъектов, так как «нормы по преимуществу интегративны», что провоцирует проблемы с «поддержанием образца», десоциализация в свою очередь ведет к дезинтеграции. Между механизмами социальной дезорганизации, таким образом, существуют как прямые, так и обратные связи и зависимости.
Одним из основных, если не сказать, важнейшим механизмом дезорганизации в системной модели Т. Парсонса, является делигитимизация, то есть несогласованность нормативных экспектаций с ценностными предпосылками. Делигитимизация в «нормативном функционализме» Т. Парсонса выступает как ведущий эндогенный фактор социальных изменений.
Зачастую определения социальной дезорганизации синонимичны определению аномии, это характерно и для представителей структурного функционализма (Р. Мертон, Н. Смелзер), но инверсия парсоновских пререквизитов явно указывает на то, что аномия будь она понимаема как кризис ценностно-нормативной системы общества или явление, наблюдаемое и на микроуровне социальной организации (аномия в теории Мертона) безотносительно к аномии большинства соотносится с социальной дезорганизацией как частное с общим. Дезорганизация вызывается аномией, как и аномия является ее непременным следствием.
Двигаясь по выделенным Т. Парсонсом уровням системной иерархии, мы наблюдаем «цепную реакцию» в экспансии дезорганизации, поражающей не только подсистемы социальной системы, но и далее - подсистемы системы действия: культурную систему, систему личности и биологическую систему. Это обусловлено спецификой определения Т. Парсонсом функции как отношения способа действия к цели, при этом источником самой цели выступают потребности системы более высокого уровня.
Отмеченные механизмы социальной дезорганизации, универсализируются к любой из подсистем социальной системы, культурной системы и системы личности. Беря за основу анализа «необходимые условия», функции, дезорганизация, так или иначе, предстает как прогрессирующая дисфункциональность системы.
Критика канонического функционализма и ревизия парсоновского наследия Р. Мертоном выразилась в пересмотре основных положений функционализма: положения о функциональном единстве общества, «универсального функционализма», положения о функциональной необходимости.
Функциональное единство недостижимо в реальности, то, что функционально для одной части системы, дисфункционально, дезорганизующе для другой, а полная интегрированность общества, как следствие необходимости адаптации к условиям внешней среды невозможна.
Не все стандартизованные социальные и культурные формы имеют позитивные функции, то есть не все институционализирова ные образцы действия и поведения, в силу того, что они институционализирова ы, служат единству и интеграции общества, и поэтому следование этим образцам мешает поддержанию социального порядка.
В типологии аномийных адаптации по Р. Мертону (бунт» предполагает не только отрицание культурных целей и легитимных средств их достижения, но и замену старых целей и средств на новые. «Бунтовщики» это ценностно-нормативные инноваторы, декларирующие собственное инновационное видение модели социального порядка в обществе будущего. Поэтому анализ социально-политическ х и социокультурных программ нонконформистов дает представление о зонах конфликта, неудовлетворенности и социальной напряженности в обществе и о возможных в будущем методах их решения.
Необходимость, «полезность» того или иного институционализирова ного социального явления, по мнению Р. Мертона, должна устанавливаться путем анализа баланса функциональных и дисфункциональных следствий и выявления доминирования функциональных следствий.
Не все социальные формы имеют положительные функции, зачастую они обнаруживают остаток функциональных следствий и развиваются и применяются посредством структурного напряжения между функциональными, дисфункциональными и. неофункциональными следствиями. Р. Мертон также утверждал, что не существует неизбежных функциональных предпосылок, следовательно, функции связаны с переменными структурами и существуют функциональные альтернативы и заменители для отдельных функций: «...Точно так же как одно и то же явление может иметь многочисленные функции, так и одна и та же функция может по-разному выполняться различными явлениями. Потребности удовлетворения той или иной жизненной функции скорее рекомендуют, чем предписывают принятие определенной социальной структуры. ...Имеется некоторый диапазон вариаций структур, удовлетворяющих данную функцию».
Таким образом, дезорганизация может вызывать как передачу функции от пораженной ею части социальной системы другой, так и выражаться в неэффективном выполнении другой частью социальной системы прежде нехарактерной для нее функции. Данный механизм социальной дезорганизации можно обозначить как упрощение функциональной сложности, уменьшение функционального разнообразия, регресс функциональной дифференциации (сродни «дедифференциации», то есть процессу, в котором сложные параметры функционирования уступают место менее сложным).
Социальный регресс, деструктивная трансформация проявляется как архаизация социальных структур, которая «является результатом следования личности, групп, всего общества культурным программам, которые исторически сложились в более простых условиях и не отвечают возросшей сложности мира, сложившихся проблем».
В целом, следует отметить, что определение степени дезорганизованности социальной системы или ее части в теории Р. Мертона возможно через определение степени дисфункциональности в балансе функциональных и дисфункциональных следствий. Если рассматривать дезорганизационные процессы как имманентно наличествующие в социальной системе, то баланс функциональных и дисфункциональных следствий позволяет хотя бы приблизительно установить тот количественный предел, перейдя который дезорганизационные процессы в отдельных подсистемах сливаются в общую дезорганизацию всей социальной системы.
Следуя методологической программе Р. Мертона, следует отвергнуть определенный механицизм распространения дезорганизационных процессов, прослеживающийся у Т. Парсонса.
Дезорганизация способна поражать отдельные части социальной системы, локализуясь в границах подсистемы. Типичные примеры - дезорганизация личности, дезорганизация деятельности социальной организации, присущие любой социокультурной системе, безотносительно к степени ее равновесности. И аномия в ее понимании Р.Мертоном, на личностном уровне неизбежно сопутствует «обществу социального порядка».
Резюмируя анализ основных механизмов социальной дезорганизации с позиции структурного функционализма можно обобщить их в следующей модели:
- дезадаптация как всей системы к условиям внешней среды, так и отдельных ее подсистем и акторов, зачастую апериодическая в подсистемах;
- кризис системы управления - невозможность адекватного целеполагания и как следствие - целедостижения, низкая управляемость и потеря управления, демобилизация;
- дезинтеграция, кризис системы социального контроля;
- кризис ценностно-нормативной системы - аномия, делигитимизация, низкий уровень саморегуляции и согласия;
- дедифференциация - упрощение функциональной сложности, уменьшение функционального разнообразия, регресс функциональной дифференциации.
Основные механизмы дезорганизации не существуют «по отдельности» и «не активизируются последовательно - они переплетены между собой сложными каузальными связями на уровне частных механизмов. В конечном итоге, любой конкретный дезорганизационный процесс или состояние дезорганизации требуют от его исследователя понимания каузальной специфики его генезиса, воздействия на социальный объект и вызываемых следствий.
Обстоятельный структурно – функциональный анализ предшествовал наиболее серьезным и масштабным преобразованиям органов исполнительной власти за всю современную историю Российской Федерации начиная с 1993 г.
Структурный функционализм внес в школу структурно функционального анализа целый ряд существенных дополнений. Социальные системы рассматриваются в плане обеспечения их устойчивости, целостности, а то и другое находят свое выражение в системной структуре, имеющей надындивидуальный, безличностный характер. Заполнение структурных ячеек необходимо сопряжено для индивида с приобретением социального статуса.
Термин социальный контроль введен в научный оборот французским социологом Г. Тардом. Сперва он трактовался как способ возвращения преступника к нормальному, то есть соответствующему нормам поведению, в последствии этот термин приобрел более широкое содержание. Так, американские социологи Э. Росс и Р. Парк интерпретировали социальный контроль как целенаправленное влияние общества на поведение индивида, которое обеспечивает адекватное соотношение между социальными силами, ожиданиями, требованиями и природой человека, а, вследствие этого, «здоровый, социальный порядок». Р. Парк выделял три формы социального контроля:
1) элементарные (в основном принудительные) санкции;
2) общественное мнение;
3) социальные институты.
Социальный контроль представляет собой способ саморегуляции социальной системы, обеспечивающий взаимодействие ее компонентов (индивидов, групп, общностей) посредством нормативного регулирования. Социальный контроль включает в себя совокупность норм и ценностей, которые обладают по отношению к индивиду принудительной силой, а также санкций, применяемых для реализации этих норм и ценностей. Направленность и содержание социального контроля, способы и формы его реализации зависят от социально-экономичес их, политических, идеологических, социокультурных, этических, бытовых и иных особенностей данной социальной системы.
Важной частью многосторонней системы социального контроля наряду с социальными нормами являются методы социального контроля. Известный западный социолог Т. Парсонс выделил три метода контроля.
Изоляция применяется по отношению к нарушителю норм (девианту) и не предусматривает его реабилитацию. Таким методом воздействуют на самых закоренелых преступников.
Обособление связано с ограничением контактов нарушителя, но не полную его изоляцию от общества. Что позволяет ему вернуться в общество, когда он обнаруживает готовность и способность придерживаться норм и законов общества.
Реабилитация, подготовка нарушителя к возвращению к нормальной жизни и исполнению своей социальной роли. Во многих
и т.д.................


Скачать работу


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.