Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства в международном частном праве

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 30.04.13. Год: 2012. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


1. Способы правового  регулирования частно  – правовых отношений 

     Общим методом регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным  элементом, являются метод децентрализации и автономии воли сторон. Но отечественная доктрина исходит из того, что МЧП свойственны свои специфические приемы и средства регулирования прав и обязанностей участников гражданских правоотношений международного характера. Можно выделить следующие формы осуществления методов международного частного права:
     1) национально – правовую путем принятия государством коллизионных норм;
     2) национально – правовую путем принятия государством материальных норм;
     3) международноправовую посредством унифицированных коллизионных норм, принятых международными договорами;
     4) международноправовую путем создания одинаковых по содержанию гражданскоправовых норм, то есть унифицированных (единообразных) материальных норм.
     Такая ситуация достаточно редка в тех  случаях, когда общественное отношение  возникает между субъектами одной  и той же государственной принадлежности и в рамках границ конкретного государства.
     Однако  если оно имеет одну или несколько  составляющих, придающих соответствующему отношению международный характер, то подобный состав как бы одновременно «привязывается» сразу к нескольким правовым системам, каждая из которых потенциально может быть использована в данном случае. Поэтому задача правоприменителя значительно усложняется, так как из всех систем, претендующих на регулирование взаимоотношений субъектов, необходимо выбрать одну. 
 

     Коллизионный метод регулирования.
     Коллизионному методу регулирования МЧП обязано  своим возникновением и дальнейшим развитием. В литературе по МЧП обычно отмечается, что при правоотношении с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух коллидирующих законов подлежит применению — действующий на территории, где находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, то есть закон той страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле.
     Коллизионная  проблема — проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению, — типична для МЧП. Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное значение, то именно здесь коллизионная проблема и ее устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли. Коллизия может быть устранена путем использования так называемых коллизионных норм, указывающих, какой закон подлежит применению в том или ином случае. Следовательно, сама коллизионная норма, по существу, не решает дела, а отсылает к материальным нормам, предусматривающим соответствующие правила. И вопрос будет решаться на основании этих правил.
     Коллизионный  метод иногда называют отсылочным, поскольку, по мнению некоторых исследователей1, коллизионная норма лишь «передает» соответствующие отношения на разрешение компетентного правопорядка, а не регулирует их сама. С этой точкой зрения полемизирует В. В. Гаврилов в своем курсе лекций по международному частному праву2.
     В частности, он отмечает некоторые недостатки коллизионного метода правового регулирования.
     1) То обстоятельство, что указанный способ не способствует достижению единообразия разрешения одинаковых по содержанию правовых споров или других конфликтных ситуаций между контрагентами в судах различных государств, так как нормы национальных правовых систем могут по разному подходить к регулированию одних и тех же отношений. Здесь мы имеем дело с феноменом, который в доктрине международного частного права получил название «хромающие отношения».
     2) Так как коллизионные нормы содержатся в законодательстве различных государств, возникает коллизия между самими этими нормами. Поэтому иностранное право, к которому отсылает коллизионная норма, может, в свою очередь, предусмотреть необходимость применения нормативных предписаний первого государства или какой – нибудь третьей страны. Другими словами, в данном случае ни одна из национальных правовых систем может не признать себя компетентной в регулировании спорного правоотношения.
     В последнее время международное сообщество прилагает значительные усилия по устранению противоречий между коллизионными нормами различных стран. Для этой цели используются международные договоры, заключаемые между государствами.
     Их  участники принимают на себя обязательства  использовать сформулированные в таких соглашениях единообразные коллизионные нормы по определенному кругу отношений, входящих в предмет регулирования МЧП. Однако прогресс, который достигнут в этой области, все еще нельзя признать существенным.
      Коллизионный  метод регулирования, несмотря на то что он используется при регулировании международных отношений, национален по своей сути. Материальный закон, к применению которого неизбежно приводит коллизионный метод, в подавляющем большинстве случаев будет являться внутренним законом конкретного государства, изначально не рассчитанным на регулирование международных не межгосударственных невластных отношений.
     В тех случаях, когда в соответствии с коллизионными нормами подлежит применению иностранное право, возникает  серьезная проблема уяснения его содержания, толкования и принципов реализации. Проведение качественной работы в этой области представляет значительную сложность для национальных правоохранительных органов разных стран, которые, конечно же, не могут знать право иностранного государства с такой степенью детальности, как свое3.
     Поскольку коллизионная норма — это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению, то есть норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с какими – либо материально – правовыми нормами, к которым она отсылает, — нормами законодательства, решающими вопрос по существу.
     Применение  коллизионного метода необходимо:
     1) в качестве общего субсидиарного начала, позволяющего восполнить пробелы, образующиеся при унификации материально – правовых норм;
     2) в качестве основы для регулирования отношений, возникающих в отдельных сферах сотрудничества, и с учетом конкретных условий его реализации;
     3) в случаях, когда применение единообразных материально – правовых предписаний по тем или иным причинам встречает затруднения.
     Наша  доктрина не ограничивает содержание МЧП только коллизионными нормами. Объединение в составе МЧП коллизионных и материально – правовых норм основывается на необходимости регулировать однородные по своему характеру отношения двумя различными методами. Помимо материально – правовых норм международных соглашений, МЧП включает и материально – правовые нормы внутреннего законодательства, специально предназначенные для регулирования гражданских отношений с иностранным элементом.
     Материально – правовой метод регулирования
Разрешение  проблемы выбора применимого права  в рамках этого метода обеспечивается посредством использования унифицированных материальных норм, которые регулируют поведение субъектов отношений без помощи коллизионных механизмов.
     Единообразные правовые нормы позволяют осуществлять специальное регулирование отношений  во внешнеэкономической деятельности, определять правовое положение различных  предприятий с иностранными инвестициями, учрежденными на территории РФ, статус граждан РФ за рубежом, права и обязанности иностранных граждан и организаций в России в сфере гражданского, семейного, трудового и процессуального права.
     В современных условиях многие страны идут по пути расширения сферы применения унифицированных материально – правовых норм, но унификация не может охватывать все вопросы. Поэтому в настоящее время формами достижения унификации материально – правового регулирования отношений в области МЧП являются:
     1) заключение международных договоров;
     2) утверждение международноправовых обычаев, вырабатываемых а основе широкой и единообразной практики международного сотрудничества;
     3) принятие рекомендаций межправительственных и неправительственных международных организаций и ассоциаций (например, Арбитражный регламент Комиссии ООН по праву международной торговли 1976 г., публикации Международной торговой палаты в Париже или типовые договоры на поставку готовых изделий, разрабатываемые различными международными торговыми ассоциациями);
     4) международные обыкновения.
     Преимущества  материально – правового метода регулирования можно сформулировать следующим образом:
     1) Материально – правовые нормы, создаваемые при использовании этого метода, по своему содержанию призваны непосредственно регулировать гражданскоправовые отношения с иностранным элементом. Иными словами, при материально - правовом методе регулирования всегда применяется специальное регулирование, а при коллизионном — общее.
     2) Использование метода прямого регулирования создает гораздо большую определенность для участников соответствующих отношений, поскольку им, а также соответствующим органам, которые будут их применять, материально – правовые нормы всегда известны заранее.
     3) Применение метода прямого регулирования при создании материально - правовых норм, содержащихся в международных договорах, дает еще одно дополнительное преимущество. Оно позволяет в большей степени, чем при использовании коллизионного метода, избегать односторонности при создании правового регулирования.
     На  современном этапе распространены следующие виды унификации норм международного частного права:
     1) создание государствами единообразных материальных правовых норм гражданского, семейного и трудового права;
     2) создание государствами единообразных коллизионных правовых норм путем принятия универсальных и региональных международных договоров;
     3) создание государствами единообразных коллизионных правовых норм путем принятия договоров о правовой помощи по гражданским и семейным делам.
     Как и коллизионный метод, метод материально – правового регулирования отношений обладает рядом недостатков, к числу которых, по мнению В. В. Гаврилова, можно, в частности, отнести следующие:
     1) сравнительно узкую предметную сферу распространения унифицированных материальных норм;
     2) наличие значительного количества пробелов и нечетких формулировок в текстах актов, содержащих унифицированные нормы (поэтому многие международные источники МЧП носят обобщенный и неполный характер; в последнем случае регулирование отношений будет возможным только с помощью коллизионного метода);
     3) диспозитивный характер предписаний большинства унифицированных норм (необходимо отметить, что создатели международных договоров и конвенций в большинстве случаев отказываются от использования в их текстах положений императивного характера);
     4) тот факт, что само по себе наличие унифицированных норм не устраняет проблемы их единообразного применения (одинаковые категории и понятия, используемые в международно"правовых источниках МЧП, могут по разному пониматься, толковаться и использоваться в разных странах)4. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2. Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства в международном частном праве
     На  результаты применения коллизионных норм, существенно воздействует содержание коллизионной нормы того права, к которому она отсылает. Это иностранное право может предусматривать применение к данному отношению не своего, а иного права: страны, на основании коллизионной нормы которой иностранное право подлежит применению, или же третьей страны. Первый случай именуется в международном частном праве обратной отсылкой, второй – отсылкой к праву третьей страны. Понятно, что при наличии таких отсылок возникают дополнительные вопросы и механизм правового регулирования усложняется.
     Проблема обратной отсылки в отечественной юридической литературе до настоящего момента однозначно ещё не решена. Ни в советской, ни в российской науке международного частного права нет специальных работ, посвящённых данной проблеме. Преимущественно она освещалась в рамках учебных курсов либо в работах, посвящённых какому-либо комплексу проблем международного частного права.
     Наиболее  подробно этот вопрос рассматривается  в монографии             В. М. Корецкого «Очерки англо – американской доктрины и практики международного частного права», третья часть которой посвящена обратной отсылке5. Также данный вопрос освящён в работе советского учёного            Ф. Б. Левитина, в которой  высказывается резко негативное отношение к этому правовому институту6.
     Для понимания института обратной отсылки  наиболее интересным является пример, приведённый В. М. Корецким, который в последующем стал хрестоматийным.
     После смерти британского поданного Руана (1829 г.), проживавшего в последние годы в Бельгии, остались завещательные распоряжения, которые не удовлетворяли требованиям бельгийского права, но были действительными с точки зрения английского права. В деле, которое рассматривал английский суд в 1841 году, возник вопрос о действительности завещания. Согласно уже сложившимся к тому времени английским конфликтным правилам судьба наследства должна была определяться по законам, действующим в стране, где умерший был домицилированным в момент смерти, то есть по бельгийским законам. По бельгийским законам завещание не действительно. Но в бельгийском праве имеются свои конфликтные нормы, согласно которым завещание должно рассматриваться по национальному закону умершего, то есть по английскому праву.
     Термин  «обратная отсылка» («renvoi») ещё не был известен. Английский суд применил английское право и завещание было принято действительным7.
     Интересен также пример, приведённый Л. А. Лунцем в своей работе по международному частному праву в 1970 году8. В 1878 г. было рассмотрено наследственное дело. После смерти некоего Форго – поданного Баварии, внебрачного ребёнка, всю жизнь прожившего во Франции, остались вклады во французских банках; завещание не было составлено. На имущество претендовали баварские кровные родственники.
     По  французскому праву наследование движимого имущества определяется по национальному закону, то есть по баварскому праву. Баварское право уже в то время признавало наследование после внебрачных детей и, следовательно, иск баварских родственников должен быть удовлетворён. Но в дело вмешался прокурор и потребовал применения французского права, которое не признавало наследования после внебрачных детей и имущество переходило в собственность государства. Кассационный французский суд при решении спора обратил внимание на следующее. Французская коллизионная норма выбирает баварское право, но в баварском праве есть своя коллизионная норма, согласно которой наследование движимого имущества должно определяться по закону фактического домицилия, то есть по французскому праву. Если отсылку французской коллизионной нормы понимать как отсылку к баварскому праву в целом, то надлежит руководствоваться и баварской коллизионной нормой, которая в данном случае «отослала обратно» к французскому праву. И французский суд принял обратную отсылку и наследственные права баварских родственников после умершего Форго не были признаны.
     Эти два дела в современной правовой доктрине признаются как основополагающие, послужившие началом возникновения такого правового института как обратная отсылка. Из рассмотренных дел видно, что возникновение обратной отсылки является следствием национальной природы коллизионного права: различное содержание национальных коллизионных норм приводит к тому, что иностранное право, избранное на основании отечественной коллизионной нормы, отсылает обратно или к праву третьего государства. В таком общем виде можно дать определение института обратной отсылки.
     Проблема  обратной отсылки – это одна из проблем применения иностранного права, поскольку оно должно применяться в силу действия коллизионных норм. Иностранное право применяется в России во всех случаях, когда коллизионные нормы отсылают к иностранному праву. Если российский закон отсылает к иностранному закону, а иностранный закон сам отказывается от регулирования каких-либо отношений, нет оснований не применять в данном случае российский закон.
      Так, если после смерти российского гражданина, проживающего последние несколько лет, например в Германии, возникли спорные наследственные отношения, ставшие предметом рассмотрения в российском суде, то суд, руководствуясь п.1 ст.169 Основ 1991 г. («Отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства») должен будет выбрать немецкое право, на основании которого он должен решить все спорные вопросы. Однако п.1 ст.25 Вводного закона к ГГУ предписывает применять к наследственным отношениям право государства, гражданином которого являлся наследодатель на момент смерти. Поскольку умерший был российским гражданином, то в соответствии с немецкой коллизионной нормой следует применить российское право для урегулирования спорных вопросов наследственных отношений.
      Российская  коллизионная норма отослала к немецкому  праву, суд применил его, так как оно должно применяться по германским законам немецким судьёй, а немецкий судья, руководствуясь германской коллизионной нормой, применил бы российское право. Произошла обратная отсылка. Следовательно, обратная отсылка – это результат столкновения, коллизии коллизионных норм разных государств.
      Коллизии  коллизионных норм бывают двух видов: положительные коллизии и отрицательные. Положительные означают, что два или более государств рассматривают конкретное правоотношение с иностранным элементом предметом регулирования своего собственного права. Например, фирма зарегистрирована в России, но хозяйственную деятельность ведёт в Алжире. По российскому законодательству (ст.161 Основ 1991 г.) она будет рассматриваться как юридическое лицо российского права (по месту регистрации), в соответствии же с правом Алжира (ст.50 ГК Алжира) она будет являться его юридическим лицом (по месту основной деятельности)9. Право двух государств претендует на применение.
      Отрицательные коллизии означают, что ни одно государство, с которым связанно правоотношение, не рассматривают его как собственное, которое должно регулироваться собственным правом. В рассмотренном выше примере о наследовании после смерти российского гражданина, проживавшего в Германии, было показано, что при рассмотрении дела в российском суде, будет избранно немецкое право как право государства, где умерший постоянно проживал в момент смерти. Напротив, если бы дело рассматривалось в немецком суде (по месту нахождения спорного имущества) то он выбрал бы российское право как право государства, гражданином которого был умерший. Право обоих государств отказывает в применении, признавая себя некомпетентным.
      На  отрицательных коллизиях возник институт обратной отсылки. Механизм отсылки к праву третьего государства схож с механизмом обратной отсылки. Например, у супругов – немецкого гражданина и российской гражданки, проживавших в Москве, родился ребёнок, который по соглашению между родителями стал немецким гражданином. Через некоторое время брак был расторгнут и по устной договорённости между родителями ребёнок остался с отцом. Получив назначение на работу в Алжир, он переехал туда спустя какое-то время на постоянное место жительства. Мать, потеряв возможность общения с ребёнком и не сумев договориться с его отцом, обратилась в российский суд с иском о возврате ребёнка и об установлении места жительства с матерью. В связи с тем, что родители и ребёнок не имеют общего места жительства, суд, руководствуясь ст.163 Семейного кодекса РФ – «При отсутствии совместного места жительства родителей и детей права и обязанности родителей и детей определяются законодательством государства, гражданином которого является ребёнок», - выбирает немецкое право, на основании которого он должен решить все спорные вопросы10. 23 Однако ст.19 п.2 Вводного закона к ГГУ предписывает в случае, если брак прекращён, применять к правоотношениям между родителями и детьми право государства, в котором ребёнок имеет постоянное место жительства. Ребёнок проживает вместе с отцом в Алжире и, следовательно, следует применять алжирское право.
     Российская  коллизионная  норма   отослала  к  немецкому праву (отсылка ко 2-му государству), российский суд применил немецкое право так, как его должен применить немецкий судья, а немецкий судья, руководствуясь немецкой коллизионной нормой, применил  бы алжирское право.
     Следовательно произошла отсылка к праву 3-го государства. Проанализировав законодательную практику и доктрину иностранных государств мы приходим к выводу, что однозначного ответа на вопрос о применимости обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны нет.
     Закон о международном частном праве Польши признаёт оба этих вида отсылок. Закон о международном частном праве Венгрии признаёт отсылку к своему праву. Вводный закон ГГУ не признаёт отсылку в области германского договорного права, но признаёт в других случаях. Признаётся обратная отсылка по законам о международном частном праве Швейцарии и Австрии. В таких государствах как Бразилия, Греция, Египет законы целиком отвергают эту проблему. При этом либо указывается, что применяются материальные нормы избранного права, либо исключается применение норм международного частного права, то есть коллизионных, избранного права.
     Существует  группа стран законы которых вообще не решают эту проблему (Аргентина, Болгария, Китай). Однако молчание закона не означает отрицательного отношения к проблеме. В целом же лишь немногие государства в явно выраженной форме отрицают проблему обратной отсылки. Большинство из них либо в законах, либо в судебной практике применяют обратную отсылку, но лишь немногие применяют её безоговорочно в обоих вариантах: и обратную отсылку к своему праву и отсылку к праву 3-го государства.
     Большая часть государств, применяющих данный институт, предусматривают какие-либо ограничения. Наиболее часто государства применяют обратную отсылку, тем самым, отказываясь от применения отсылки к 3-му государству следуя из соображения целесообразности. Для правоприменителя наиболее удобно, если отечественная коллизионная норма выбрала иностранное право, тем самым суд избавляется от проблем, связанных с применением иностранного права.
     Обратная  отсылка – это юридико – техническая возможность отказа от применения иностранного права. Отсылка к праву 3-го государства такого результата не даёт, напротив, серьёзно осложняет процесс выбора компетентного правопорядка, поэтому лучше к ней не обращаться.
     Россия  является участницей международных договоров, в которых содержатся правила об обратной отсылке. Женевская конвенция о разрешении некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях 1930 г. устанавливая, что применимым законом для определения способности лица обязываться по векселю является национальный закон лица, добавляет, что  если национальный закон отсылает к закону другой страны, то применяется этот последний закон (ст.2 Конвенции)11.
     Неприменение  обратной отсылки при рассмотрении международных коммерческих споров в настоящее время закреплено в российском Законе о международном коммерческом арбитраже 1993 года, ст. 28 которого содержит норму о том, что указание сторон на выбор права должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву.
     В заключении вопроса отметим, что  правовая практика большинства государств, применяющих институт обратной отсылки придерживаются одного общего исключения: обратная отсылка не применяется в сфере обязательств, вытекающих из внешнеэкономических сделок. Это объясняется господством в сфере этих отношений принципа “автономии воли”, когда стороны, выбирая право, имеют ввиду применение норм материального права соответствующего государства, обращение же к обратной отсылке может привести к выбору права иного государства, что может исказить волю сторон. 
 

     Классификация видов обратной отсылки  и отсылки к  праву третьего государства:
     1. Утвердительная обратная отсылка  (affirmative renvoi (remission and transmission) — предусматривающая  применение обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в полном объеме.
     2. Негативная обратная отсылка  (negative renvoi) — отвергающая применение  обратной отсылки и отсылки  к праву третьего государства  в полном объеме.
     3. Обратная отсылка ограниченного  действия (limitative renvoi) — предусматривающая применение обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в целом, но при этом ее применение оговаривается принципиальными условиями, касающимися содержания личного статута (lex personalis) физического лица в материальном смысле и сферы его применения.
     4. Исключительная обратная отсылка  (exceptive renvoi (only remission) — предусматривающая  применение однократной обратной  отсылки, т.е. отсылки к своему  собственному праву.
     Для реализации обратной отсылки и отсылки  к праву третьего государства рассматриваются юридически значимые нормы об особенностях юридико – технического обеспечения ее применения в процессе поиска применимою права для регулирования однородных частноправовых отношений с целью предотвращения использования обратной отсылки для создания возможности «обхода закона» в виде так называемых «ложных цепочек», позволяющих избрать «удобную юрисдикцию».
     Анализ  законодательства ряда государств показывает, что обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства реализуется следующими способами:
     1) в виде простой (single renvoi);
     2) двухэтапным, т.е. собственно обратной отсылки, характеризующейся возвращением и принятием, первоначально отсылающим правопорядком, без отсылки к праву третьего государства;
     3) многоэтапным, состоящим из серии простых (single) отсылок процессом выбора применимого к спорному правоотношению права, завершающимся возвращением к первоначальному правопорядку и/или сложным процессом сочетания собственно обратной отсылки и ряда последовательных сингулярных отсылок к праву третьего государства, образующих систему отсылок, с так называемым «непредсказуемым» результатом, искажающим сам процесс выбора применимого права. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Список  используемой литературы
1) Богуславский М. М. Международное частное право. — М.: Юрист, 1998
2) Гаврилов В. В. Указ. соч.— М.: Норма, 2006.
3) Корецкий В.М.: Избранные труды. Книга 1. Киев., 1989.
4) Левитин  Ф.Б. Спорные вопросы международного частного права (отсылка) // Учёные записки ВИЮН.  Вып. 2/6. -1957.
5) Корецкий В.М. Указ.соч.
6) Лунц Л.А. Международное частное право: М., 1970
7) Иссад М. Указ. Соч.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.