Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


доклад Ганзейский союз

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 03.05.2013. Год: 2012. Страниц: 16. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Санкт-Петербургский  филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего
профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа  экономики»
Факультет Менеджмента
Кафедра Государственного и муниципального управления
 
ДОКЛАД
 
На  тему «Ганзейский союз»
 
Выполнили:
Голубятникова М.А.
Шмидт Ю.Л.
Группа: № 2121
 
 
 
 
Санкт-Петербург
Введение
В мировой истории не так  много примеров добровольных и взаимовыгодных союзов, заключенных между государствами  или какими-либо корпорациями. К  тому же в подавляющем большинстве  основой для них были корысть  и алчность. И, как следствие, они  оказывались весьма недолговечными. Любое нарушение интересов в  таком союзе неизменно приводило  к его краху. Тем притягательнее для осмысления, как и для извлечения поучительных уроков в наши дни, становятся столь редкие образцы долгосрочных и прочных коалиций, где все  действия были подчинены идеям сотрудничества и развития, как Ганзейский торговый союз.
Это сообщество городов стало  одной из важнейших сил в Северной Европе и равноправным партнёром  суверенных государств. Однако поскольку  интересы городов, входивших в Ганзу, были слишком различны, экономическое  сотрудничество не всегда переходило в политическое и военное. Однако неоспоримой заслугой этого союза являлось то, что он заложил основы международной торговли.
Целью доклада является описать историю существования мощнейшего средневекового торгового союза Европы. Задачи - рассмотреть причины возникновения Ганзейского торгового союза, его деятельность во время расцвета (XIII-XVI в. в), а также причины распада.
Глава 1. Возникновение и  расцвет Ганзейского союза
Образование Ганзы, которое  относится к 1267 г. стало ответом  европейских купцов на вызовы Средневековья. Раздробленная Европа представляла собой весьма рискованное поле для  бизнеса. На торговых путях хозяйничали  пираты и разбойники, а то, что  удавалось уберечь от них и  довезти до прилавков, облагалось налогом  князей церкви и удельных правителей. Все хотели поживиться за счет предпринимателей, и процветал регламентированный грабеж. Доведенные до абсурда правила позволяли брать штрафы за "не ту" глубину глиняного горшка или ширину куска ткани.
Несмотря на все это, германская морская торговля уже в те времена  достигла значительного развития; уже  в IX веке торговля эта велась с Англией, Северными государствами и с  Русью, причем производилась она  всегда на вооруженных торговых судах. Около 1000 года саксонский король Этельред даровал германским купцам значительные преимущества в Лондоне; его примеру последовал впоследствии и Вильгельм Завоеватель.
В 1143 году Графом Шаумбургским был основан город Любек. В последствии, Граф Шаумбургский уступил город Генриху Льву, а когда последний был объявлен опальным, Любек сделался имперским городом. Могущество Любека признавалось всеми городами Северной Германии и за столетие до официального оформления Ганзы купечество этого города уже получило торговые привилегии во многих странах.
В 1158 г. город Любек, быстро достигший блестящего расцвета вследствие усиленного развития торговли в Балтийском море, основал германскую торговую компанию в Висби, на острове Готланд; город этот находился приблизительно на половине пути между Траве и Невой, Зундом и Рижским заливом, Вислой и озером Мелар, и благодаря такому положению, а также и тому, что в те времена, вследствие несовершенства мореплавания, корабли избегали длинных переходов, в него стали заходить все суда, и, таким образом, он приобрел большое значение.
В 1241 г. купеческие союзы городов  Любека и Гамбурга заключили договор  для совместной защиты торгового  пути, соединявшего Балтийское море с  Северным [2]. В 1256 г. образовалось первое объединение группы приморских городов - Любека, Гамбурга, Люнебурга, Висмара, Ростока. Окончательно единый союз ганзейских городов - Гамбурга, Бремена, Кёльна, Гданьска (Данцига), Риги и других (вначале число городов доходило до 70) - оформился в 1267 г. Представительство было поручено главному городу союза - Любеку вполне добровольно, так как его бургомистры и сенаторы считались наиболее способными вести дела, а вместе с тем этот город взял на себя связанные с этим расходы на содержание военных кораблей.
Руководители Ганзы очень  искусно использовали благоприятные  обстоятельства, чтобы забрать в  свои руки торговлю на Балтийском и  Северном морях, сделать из нее свою монополию, и таким образом получить возможность по собственному усмотрению устанавливать цены на товары; кроме  того, они старались приобрести в  государствах, где это представляло для них интерес, возможно большие  привилегии, как, например, право свободно устраивать колонии и производить  торговлю, освобождение от налогов  на товары, от поземельных налогов, право приобретать дома и дворовые места, с представлением им экстерриториальности и собственной юрисдикции. Старания эти большей частью были успешны  даже еще до основания союза. Осмотрительные, опытные и обладавшие не только торговыми, но и политическими талантами коммерческие руководители союза, превосходно умели пользоваться слабыми сторонами или затруднительным положением соседних государств; они не упускали при этом случая косвенно (путем поддержки врагов этого государства) или даже прямо (посредством каперства или открытой войны) ставить эти государства в затруднительное положение, с целью вынудить у них известные уступки. Таким образом, к числу ганзейских городов постепенно присоединились Льеж и Амстердам, Ганновер и Кельн, Геттинген и Киль, Бремен и Гамбург, Висмар и Берлин, Франкфурт и Штеттин (ныне Щецин), Данциг (Гданьск) и Кенигсберг (Калининград), Мемель (Клайпеда) и Рига, Пернов (Пярну) и Юрьев (Дерпт, или Тарту), Стокгольм и Нарва. В славянских городах Волин, что в устье Одера (Одры) и на нынешнем польском Поморье, в Кольберге (Колобжеге), в латышском Венгспилсе (Виндаве) существовали крупные ганзейские фактории, которые оживленно скупали местные товары и, к общей выгоде, продавали привозные. Ганзейские конторы появились в Брюгге, Лондоне, Новгороде и Ревеле (Таллинне).
Все ганзейские города союза  делились на три района:
1) Восточная, Вендская  область, к которой принадлежали  Любек, Гамбург, Росток, Висмар и Померанские города - Штральзунд, Грейфсвальд, Анклям, Штетин, Кольберг и др.
2) Западный Фризско-Голландский район, в который входили Кёльн и Вестфальские города - Зест, Дортмунд, Гронинген и др.
3) И наконец, третий  район, состоял из Висбю и городов, лежавших в Прибалтийских провинциях, как например, Рига и др.
Конторы, которые держала  Ганза в разных странах, были укрепленными пунктами, и их безопасность гарантировала  высшая власть: вече, князья, короли. И  все же входившие в союз города были удалены друг от друга и зачастую отделены не принадлежавшими к союзу, а часто даже враждебными владениями. Правда, города эти по большей части  были вольными имперскими городами, но, тем не менее, в своих решениях они часто находились в зависимости  от правителей окружающей страны, а  правители эти далеко не всегда были расположены в пользу Ганзы, и  даже наоборот, часто относились к  ней недоброжелательно и даже враждебно, разумеется кроме тех случаев, когда нуждались в ее помощи. Независимость, богатство и могущество городов, которые были сосредоточием религиозной, научной и художественной жизни страны, и к которым тяготело ее население, стояли бельмом в глазу этих князей.
Удерживать в составе  союза города, приморские и внутренние, разбросанные на пространстве от Финского залива до Шельды, и от морского берега до средней Германии, было весьма трудно, так как интересы этих городов  были очень различны, а между тем  единственной связью между ними могли  служить именно только общие интересы; в распоряжении союза имелось только одно принудительное средство - исключение из него (Verhasung), что влекло за собой воспрещение всем членам союза иметь какие-нибудь дела с исключенным городом и должно было вести к прекращению всяких сношений с ним; однако, полицейской власти, которая наблюдала бы за выполнением этого, не существовало. Жалобы и претензии могли приноситься только в съезды союзных городов, собиравшиеся от случая к случаю, на которые являлись представители от всех городов, чьи интересы этого требовали. Во всяком случае, против портовых городов исключение из союза было средством очень действенным; так было например в 1355 г. с Бременом, который с самого начала выказал стремление к обособлению, и который вынужден был, вследствие громадных убытков, через три года снова просить о принятии его в союз.
Ганза ставила своей целью  организацию посреднической торговли между востоком, западом и севером  Европы по Балтийскому и Северному  морям. Условия торговли там были необычайно сложными. Цены на товары в  целом оставались довольно низкими, поэтому и доходы купцов в начале существования союза были скромны. Чтобы свести затраты к минимуму, купцы сами выполняли функции  матросов. Собственно купцы со своими слугами и составляли экипаж судна, капитан которого избирался из более  опытных путешественников. Если судно  не терпело крушение и благополучно приходило к месту назначения, можно было начинать торг.
Первый общий съезд  городов ганзейского союза состоялся  в Любеке в 1367 году. Избранный ганзетаг (своеобразный парламент союза) распространял законы в виде грамот, впитывающих дух времени, отражавших обычаи и прецеденты. Высшим органом власти в Ганзе был общеганзейский съезд, рассматривавший вопросы торговли и взаимоотношений с иностранными государствами. В промежутках между съездами текущими делами руководил рат (городской совет) Любека.
Гибко реагируя на вызовы времени, ганзейцы быстро расширяли свое влияние, и скоро почти двести городов считали себя членами союза. Росту Ганзы способствовали равноправие родных языков и общего немецкого, использование единой денежной системы, жители городов ганзейского союза обладали равными правами в пределах союза.
Ганзейский союз был задуман  и создан торговыми людьми, но под  этим словом не следует разуметь купцов в принятом у нас смысле этого  слова, а только крупных оптовых  торговцев; розничные торговцы, которые  предлагали свои товары на улицах, и  которые соответствуют собственникам  современных розничных магазинов, так же, как и ремесленники, не могли записываться в купеческие гильдии.
Когда купец становился ганзейцем, то с освобождением от нескольких местных налогов он получал массу привилегий. В каждом крупном городе в ганзейской слободе средневековый предприниматель мог получить любую нужную ему информацию: о действиях конкурентов, товарообороте, льготах и ограничениях, действующих в этом городе. Ганзейский союз создал эффективную систему лоббирования своих интересов и даже выстроил сеть промышленного шпионажа.
Ганзейцы пропагандировали здоровый образ жизни, внедряли представления о деловой этике, создавали клубы для обмена опытом бизнес-операций, распространяли технологии производства товаров. Они открывали школы для начинающих ремесленников и купцов. Это было настоящей инновацией для средневековой Европы, которая была погружена в хаос. По сути, Ганза сформатировала цивилизационный прообраз той Европы, которую мы знаем сейчас. Ганзейский союз не имел ни конституции, ни собственного бюрократического чиновничества, ни общей казны, а законы, на которых зиждилось сообщество, представляли собой всего лишь собрание грамот, меняющихся со временем обычаев и прецедентов.
Весь труд и поведение  ганзейца строго регламентировались - от того, как обучать подмастерьев и нанимать квалифицированного мастера до технологии производства, торговой этики и самих цен. Но чувство собственного достоинства и меры им не изменяло: в клубах, которыми изобиловали города ганзейского союза, нередко выносили выговор тому, кто швырял тарелки на пол, хватался за нож, пил "ерша", играл в кости. Укоризне подвергались молодые люди, "... кто пьет лишнее, бьет стекла, обжирается и прыгает с бочки на бочку". И держать пари - это тоже считалось "не по-нашему". С осуждением говорит современник о купце, который заложил десять гульденов на спор, что год не будет причесываться. Выиграл ли он пари или проиграл, мы никогда не узнаем.
Кроме строго регламентированных правил, большого количества городов  в составе и их вольного имперского положения, секретом ганзейского процветания  была дешевизна массовых перевозок. По сей день работает вырытый крепостными  графа Лауэнбергского еще между 1391 и 1398 годами Эльба-Любекский канал, правда, с тех пор углубленный и расширенный. Он позволяет намного срезать расстояние между Северным морем и Балтикой. В свое время он пришел на смену старому тележному пути из Любека в Гамбург, что впервые и сделало экономически выгодными перевозки сыпучих и других массовых грузов из Восточной Европы в Западную. Так в ганзейскую эру по каналу потекли восточноевропейские продукты питания и сырье - польское зерно и мука, сельдь прибалтийских рыбаков, шведский лес и железо, русский свечной воск и меха. А навстречу им - соль, добываемая под Люнебургом, рейнское вино и гончарные изделия, кипы шерстяных и льняных тканей из Англии и Нидерландов, пахучий тресковый жир, с далеких северных островов.
В зените своей славы XIV-XV веках Ганзейский союз, эта своеобразная купеческая федеративная республика, был не слабее любой европейской  монархии. При необходимости он мог  применить и силу, объявить непокорным торговую блокаду. Но к войне все же он прибегал в редчайших случаях. Однако, когда датский король Вальдемар IV в 1367 году напал на ганзейскую базу Висбю и начал угрожать всей балтийской коммерции, союз решил все-таки применить оружие.
Собравшись в Грейсвальде, представители городов постановили превратить свои торговые шхуны в боевые корабли. В море вышли подлинные плавучие деревянные крепости - на носу и корме высились высоченные платформы, с которых так удобно отражать атаку идущего на абордаж противника.
Первый бой ганзейцы проиграли, но в конце концов флот купцов Ганзы взял с боя Копенгаген, разграбил его, а король был вынужден в 1370 году подписать унизительный для него Штральзундский трактат о мире.
 
Глава 2. Ганзейский союз и  Русь
В XIV-XV вв. при посредничестве Ганзейского союза велась основная торговля Руси с Западом. Из Руси вывозили воск и пушнину - главным образом, белку, реже - кожу, лен, пеньку, шелк. На Русь Ганзейский союз поставлял соль и ткани - сукно, полотно, бархат, атлас. В меньших объемах ввозилось серебро, золото, цветные металлы, янтарь, стекло, пшеница, пиво, сельдь, оружие. Ганзеские конторы на Руси существовали в Пскове и Великом Новгороде.
 
2.1 Ганзейский союз и  Псков
Что интересовало ганзейских купцов в Пскове? В России главным  экспортным товаром были меха, но места  добычи пушнины контролировал Новгород, и на долю Пскова приходилась лишь незначительная часть продаваемой  на Запад пушнины. А из Пскова в  Европу экспортировался, главным образом, воск. Место воска в быту средневекового человека было сродни той роли, которую играет в нашей жизни электричество. Из воска изготавливались свечи - как для освещения жилых помещений, так и для богослужения.
Кроме того, у католиков  было принято лепить из воска изображения  больных частей тела. Воск был важнейшим  товаром вплоть до начала XX века: еще  отец Федор из "Двенадцати стульев" мечтал о свечном заводике в Самаре. Но в Европе, несмотря на развитие пчеловодства, воска недоставало, и он завозился  с Востока - из Литвы и русских  земель. Здесь в XIV-XV вв. было еще довольно много лесов и было широко распространено бортничество - добыча меда диких пчел. Добытая вощина перетапливалась, воск очищался и поступал на продажу.
Качество воска было различным, низкосортный воск с отстоем ганзейцам покупать воспрещалось. Правила торговли регулировались "стариной" - принятыми в качестве нормы обычаями. Одним из таких обычаев было право ганзейцев "колупать" воск, т.е. откалывать от вощаного круга куски для проверки его качества, причем отколотые куски в счет веса купленного воска не шли. Величина кусков воска, которые разрешалось "колупать", не была определена точно, а зависела от "старины" и произвола купцов. Воск продавался на месте и экспортировался в Прибалтику.
Из импортных товаров  псковичей в первую очередь интересовала соль. Значение соли в эпоху средневековья  определялось не только тем, что она  была продуктом питания; соль была одним  из видов сырья для кожевенного  промысла. Соль добывалась в сравнительно больших размерах лишь в немногих районах, весьма удаленных друг от друга, стоила дорого и рано стала важнейшим  продуктом в товарообмене. На Руси соли добывали недостаточно, в том  числе в Псковской земле, поэтому  соль и занимала одно из первых мест в составе импортных товаров.
Нужда в поставках соли заставляла псковичей бороться за изменение  невыгодных правил торговли. Ганзейские купцы на Руси продавали соль не по весу, а мешками. Понятно, что такой  способ торговли часто приводил к  обману. В то же время в соседних городах ганзейского союза соль продавалась на вес. В начале XV века новгородцы и псковичи сократили  закупки соли у себя дома и стали  ездить за этим товаром в Ливонию. В ответ в 1407 г. немцы запретили  подвоз соли и торговлю с Новгородом и Псковом. Цены на соль подскочили и русские купцы пошли на попятную, согласившись на прежние условия торговли. Псков покупал соль прежде всего для своих нужд, но иногда служил перевалочным пунктом для транзитной торговли ганзейцев с Новгородом, причем даже в военное время. Так, в 1420-х гг., когда Новгород воевал с Ливонским орденом, соль из Нарвы все-таки поступала в Новгород через Псков.
Торговля оружием и  цветными металлами всегда была камнем преткновения в отношениях русских  городов с Ганзой и Ливонским  орденом. Ганза была заинтересована в торговле оружием, приносившем большие прибыли, а Орден, опасавшийся роста могущества русских земель, наоборот, препятствовал ей. Но коммерческая выгода часто брала верх над интересами обороны, и, например, в 1396 г. ревельские купцы, в том числе глава городского совета Герд Витте, провозили оружие в Новгород и Псков в бочках из-под сельди.
Цветные металлы, столь необходимые  в процессе изготовления оружия, также  были запрещены к ввозу в Россию, видимо, в самом начале XV века. Во всяком случае, когда в 1420 г. псковичи захотели изготовить свинцовую кровлю для Троицкого собора, они не смогли найти мастера-литейщика не только в Пскове, но и в Новгороде. Не дали псковичам мастера и жители Дерпта, и лишь московский митрополит прислал в Псков литейщика. Пользуясь  монополией на ввоз металлов в Россию, Ганза не упускала случая нажиться на торговле. Так, в 1518 г. в Псков привезли низкопробное серебро, но через шесть лет его отправили обратно в Дерпт.
Существенную часть товаропотоков в эпоху средневековья составляли алкогольные напитки. Но если вина были дороги и ввозились на Русь в малых количествах, то такие алкогольные напитки, как мед и пиво импортировались весьма интенсивно. Причем в Псковской, так же, как и в Новгородской землях, изготавливали свой мед, часть которого также вывозилась на продажу в Дерпт и другие города. Свидетельством активной торговли алкоголем является упоминание 13 с половиной бочек пива и 4 бочек меду, взятых псковскими купцами из имущества убитого немца в Пскове в 1460-х гг. Лишь однажды в истории псковско-ганзейских отношений торговля "корчмою", т.е. любым алкоголем, была запрещена: по договору 1474 г. Псков и Дерпт обязались не ввозить на продажу в пределы территорий друг друга пиво и мед. Но уже через 30 лет, в договоре 1503 г. этот запрет отсутствовал. Видимо, невыгодная обеим сторонам норма договора отмерла сама собой.
Во время войны между  Псковом и Ливонским орденом  в 1406-1409 гг. торговые отношения с  Ганзой были прерваны, но вскоре возобновлены. Инициатива в восстановлении псковско-ганзейских отношений принадлежала Дерпту, который  первым заключил с Псковом соглашение о безопасности проезда и ведения  торговли (1411 г) Тесные торговые отношения способствовали и заключению союзного договора Пскова с Орденом в 1417 г.
Наиболее детально обоюдные условия торговли псковских и  дерптских купцов были оговорены в соглашении 1474 г. На купцов обеих сторон распространялись гарантии "чистого пути", т.е. свободной торговли как в городах, заключивших договор, так и проезда с товарами в другие пункты. По обоюдному договору были отменены таможенные пошлины: "колоды" (шлагбаумы) было решено ликвидировать, а "гостинец" (пошлины) не брать. Договор был необычайно выгоден для Пскова, потому что предоставлял псковским купцам право розничной и гостевой торговли в Дерпте и других городах, принадлежавших дерптскому епископу. Теперь псковичи могли торговать в Дерпте не только с его жителями, но и с рижанами, ревельцами, и "со всяким гостем", под которыми подразумевались не только ганзейские купцы. Купцам, находившимся на чужбине, был гарантирован равный суд с подданными страны, где находился купец.
В прибалтийских городах  не было русских купеческих подворий, и роль объединяющих центров для  русского купечества в Ливонии играли православные церкви. В Дерпте имелись  две русских церкви - святого Николая  и святого Георгия, принадлежавшие новгородским и псковским купцам. При церквах находились помещения, где жили священнослужители и  хранились товары. Здесь же происходили  празднества и собрания. Дома немецких бюргеров, располагавшиеся вокруг православных церквей, издавна арендовали русские  купцы, поэтому городской район  Дерпта в окрестностях церквей стал именоваться Русским концом, по аналогии с наименованиями городских районов  в Новгороде и Пскове.
В Пскове немецкие купцы размещались  на так называемом "немецком берегу" в арендованных дворах русских купцов. "Немецкий берег" - это прибрежная полоса Запсковья, находившаяся на противоположном Кремлю берегу реки Псковы. В отличие от Пскова, в Новгороде Великом издавна существовала немецкая фактория - двор святого Петра. Ганзейским двором в Новгороде управляли выборные должностные лица - олдерманы - на правах полной автономии. Немецкий двор имел свой устав - скру, регулировавшую внутреннюю жизнь немецкого двора, а также условия торговли немцев с русскими. Подворье на "немецком берегу" действовало до начала Ливонской войны, а в 1562 г. было уничтожено пожаром. Немецкий двор в Пскове был восстановлен только после окончания Ливонской войны, в 1580-х гг. за рекой Великой, напротив Кремля. Там же в 1588 г. возникло подворье главного города Ганзы - Любека. Но это уже другая эпоха, когда Ганза уступила господство на Балтике Швеции [5].
 
2.2 Ганзейский союз и  Новгород
Ганзейская контора в  Новгороде состояла из Готского и  Немецкого дворов. Руководство конторой осуществляли непосредственно ганзейские города: сначала Висбю и Любек, в дальнейшем к ним присоединились ливонские города Рига, Дерпт, Ревель. Устройство ганзейской конторы в Великом Новгороде, организация быта и торговли во дворах, взаимоотношения с новгородцами строго регламентировались специальными постановлениями, записанными в скру, которая была своеобразным уставом конторы. С изменением условий торговли, политической обстановки, торговых взаимоотношений между Великим Новгородом и его западными партнерами менялась искра.
Основным местом торговли был Немецкий двор, куда приходили  новгородские купцы, чтобы договориться о сделках и забрать товар. Ганзейские купцы также приобретали  новгородские товары непосредственно  на усадьбах русских партнеров. Торговля носила оптовый и меновый характер. Ткани продавались поставами, запечатанными специальными пломбами, соль - мешками, мед, вино, сельдь, цветные металлы - бочками. Даже мелкие штучные товары продавались большими партиями: перчатки, нитки, иголки - дюжинами, сотнями, тысячами штук. Русские товары также закупались оптом: воск - кругами, мех - сотнями шкурок. Строго соблюдался и меновый характер торговли, т.е. наличный товар за наличный товар. Категорически запрещалась торговля в кредит под угрозой конфискации товара, приобретенного незаконным способом. Приезжать в Великий Новгород и жить во дворах имели право только купцы ганзейских городов, всегда стремившихся к монопольной торговле. Во всех редакциях скры и в переписке городов настойчиво повторялся запрет вступать в компанию с неганзейцами (особенно с главными конкурентами Ганзы - голландцами и фламандцами) и привозить их товары в Великий Новгород. Общее число купцов, находившихся одновременно в обоих дворах, достигало 150-200 человек в самые благоприятные времена. Однако, в связи с упадком новгородско-ганзейской торговли в XV в., количество купцов, приезжавших в Великий Новгород заметно сократилось. Сохранился список купцов, составленный при закрытии конторы в 1494 г., который включал 49 купцов из 18 городов Германии и Ливонии. Поначалу при недостатке мест во дворах ганзейские купцы могли останавливаться для проживания в новгородских усадьбах, что было зафиксировано при археологических раскопках одной из таких усадеб на соседнем с Немецким двором участке. Здесь в слоях XIV-XV вв. были найдены западноевропейские бытовые предметы, подтверждающие пребывание на усадьбе ганзейских купцов.
Приезжавшие в Великий  Новгород из разных городов ганзейские купцы представляли собой единое немецкое (ганзейское) купечество, которое  во всех действиях руководствовалось  статьями искры и общими постановлениями  и возглавлялось выбранными из его  среды старостами. Старосты были главными судьями во дворах, они строго следили  за исполнением всех постановлений  скры, назначали штрафы и другие виды наказания, улаживали все возникающие между ганзейскими купцами конфликты. В обязанности старост входило также ведение переговоров с русскими, проверка товаров, получение налогов с купцов, назначение досмотрщиков, т.е. контролеров различных товаров. Наряду со старостами дворов выбирались старосты церкви св. Петра, главной обязанностью которых было сохранение прав церкви, всех привилегий и посланий городов. Старосты церкви св. Петра принимали от купцов клятву соблюдать все постановления скры. Кроме того выбирались старосты жилых помещений, фогты. В конторе, кроме административных, были и другие должностные лица. Главной фигурой среди них был священник, проводивший богослужения, а кроме того писавший официальные и частные письма. В конторе имелись также переводчик, ливцы серебра, досмотрщики (т.е. контролеры) сукон, воска и вина; портной, пекарь, пивовар. До XV в. пиво варили по очереди сами купцы. Главным законодательным органом конторы было общее собрание купцов под председательством старост двора и церкви св. Петра или заменявшего их управляющего. Собрание обсуждало все важнейшие дела конторы. Здесь зачитывались письма городов, сообщения послов, происходил суд по торговым и уголовным делам. Некоторые важные решения вывешивались для всеобщего ознакомления, здесь же вывешивались имена новгородских купцов, с которыми запрещалось торговать.
История ганзейской конторы  в Великом Новгороде свидетельствует  о том, что она была изолированным, замкнутым поселением немецких купцов в отличие от ганзейских контор в  Брюгге и Лондоне. По признанию исследователей, новгородская контора - явление уникальное в ганзейской торговле. В некотором  смысле она являлась образцом для  других контор Ганзы в организации  замкнутых во всех отношениях (церковном, правовом, хозяйственном и социальном) поселений внутри чужого города. Однако этот идеал был недостижим и подобные меры изолированности лишь частично были применены в ганзейских конторах в Лондоне и Брюгге.
История новгородско-ганзейских отношений изобилует торговыми  конфликтами, запретами на торговлю, частыми столкновениями между иноземными купцами и жителями города. Чаще всего конфликты возникали из-за несоблюдения той или иной стороной правил торговли. Одним из основных правил было следующее: в случае нарушения  одним из купцов правил торговли предъявлять  иск следовало только виновному  лицу. Тем не менее, судя по источникам, подобные нарушения влекли за собой  арест всех новгородских купцов в  ганзейских городах и арест немецких купцов в Великом Новгороде. Ограбление новгородцев где-нибудь в Балтийском море или в Ливонии влекло за собой задержание всех немецких купцов в Великом Новгороде. Особенно участились взаимные аресты купцов и товаров во второй половине XIV в., закончившиеся торговой войной 1385-1391 гг., после которой в 1392 г. был заключен Нибуров мир. Однако мирные отношения продолжались недолго, спустя несколько лет вновь начались взаимные претензии к качеству товаров и обвинения в несоблюдении правил торговли. Частой причиной разрывов торговых отношений были войны и политические конфликты между Великим Новгородом и его противниками (чаще всего Ливонским орденом и Швецией). Хотя в торговых договорах оговаривалось, что во время войны купцам гарантировался "чистый путь", т.е. свободное движение по торговым путям, тем не менее на практике всякий раз с началом войны объявлялась торговая блокада. Иногда конфликты возникали непосредственно между жителями Великого Новгорода и иноземными купцами, что нередко вело к приостановлению торговли. В периоды особенно острых конфликтов ганзейские купцы закрывали церковь и дворы, забирали свое имущество, все ценности, казну и архив конторы и покидали Великий Новгород. Ключи от дворов они передавали на хранение архиепископу Великого Новгорода и архимандриту Юрьева монастыря как высшим церковным иерархам Великого Новгорода, т.е. особо доверенным лицам. Новгородцы в свою очередь стремились задержать ганзейцев в городе до удовлетворения своих требований. Точка в новгородско-ганзейских отношениях была поставлена Иваном III в 1494 г., когда ганзейская контора в Великом Новгороде была по его указу закрыта, 49 ганзейских купцов были арестованы, а их товары на сумму 96 тыс. марок конфискованы и отправлены в Москву.
Начался затяжной двадцатилетний конфликт Русского государства с  Ганзой. В Ревеле и Риге были арестованы находившиеся там новгородские купцы с товарами. Однако Дерпт, поддерживавший интенсивные торговые связи с Псковом и имевший с ним особый договор о свободе торговли, отказался прервать отношения с русскими городами. Продолжала торговать с Россией и Нарва, не являвшаяся членом ганзейского союза и поэтому не обязанная выполнять постановления его съездов. Словом, единый фронт Ганзы и Ливонии против России так и не сложился.
И Ганза, и Россия неоднократно пытались урегулировать конфликт. Так, в феврале 1498 г. русско-ганзейские переговоры проходили в Нарве. Восстановление нормальных отношений российская сторона  увязывала с целым рядом требований; по сути дела, правительство Ивана III выставило предварительные условия. Россия требовала, во-первых, улучшения  положения русских церквей и  жителей русских концов в прибалтийских  городах; в претензиях, предъявленных  российской делегацией, приводились  факты запрещения русским освящать церкви и жить в домах при церкви.
Переговоры закончились  безрезультатно, и после их окончания  Россия нанесла еще один удар Ганзе: был запрещен ввоз соли в русские  города. Псковские купцы тщетно добивались от великого князя разрешить им ввозить  соль в русские земли, но их старания успехом не увенчались.
Через 20 лет, в 1514 г., ганзейская контора вновь была открыта в  Великом Новгороде, но это была уже  другая страница и в истории Великого Новгорода, и в истории Ганзы.
 
Глава 3. Упадок Ганзейского  союза
Несмотря на все свои коммерческие и ратные успехи, Ганза, консервативная до мозга костей, сама себе постепенно создавала трудности. Ее правила  требовали, чтобы наследство делилось между многочисленными детьми, а  это препятствовало накоплению капитала в одних руках, без чего "дело" не могло расширяться. Постоянно  не подпуская к власти цеховое  ремесленничество, неповоротливые старшие  купчины помалкивали низшие классы к кровавому бунту, особенно опасному внутри собственных городских стен. Вечное стремление к монополии возбуждало возмущение в других странах, где росло национальное чувство. Может быть, важнее всего стало то, что ганзейцам недоставало поддержки центральной власти в самой Германии.
В начале XV-го столетия ганзейский союз начал терять свою силу. Главнейшие голландские гавани, пользуясь преимуществом своего положения ближе к океану, предпочли вести торговлю за собственный счет. Новая война Ганзы с Данией в 1427-1435 гг., во время которой эти города оставались нейтральными, принесла им громадные выгоды и тем нанесла ущерб Ганзе, которая, впрочем, сохранила все, чем до тех пор владела. Распадение союза выразилось, однако, уже в том, что за несколько лет до заключения общего мира, Росток и Штральзунд заключили с Данией свой сепаратный мир.
Большое значение имело также  то печальное обстоятельство, что  начиная с 1425 г. прекратился ежегодный  ход рыбы в Балтийское море. Она  направилась в южную часть  Северного моря, что способствовало расцвету Нидерландов, так как во всем мире, в особенности на юге, ощущалась сильная потребность  в постном продукте.
Политика Ганзы также  понемногу утратила свою первоначальную предусмотрительность и энергию; к  этому присоединилась еще и неуместная бережливость по отношению к флот
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.