Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

 

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Значимость Карибскиого кризиса в международных отношениях

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.05.2013. Год: 2012. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 

Содержание 
Введение
  1. Кубинская революция
6
  2. Карибский  кризис 1961-1962  гг.
11
   2.1 Предыстория
11
   2.2 Карибский кризис
13
   2.3 Черная суббота
22
   2.4 Разрешение конфликта
23
Заключение
26
Список литературы
28

 
 

Введение 
Начало   1960-х   гг.   в   развитии   мировой   социалистической    системы характеризуется напряженностью отношений между СССР  и  странами  соцлагеря, имевших на вооружении большие запасы оружия самых разных систем, и США.
В   Латинской   Америке   подъем    национально-освободительного    движения ознаменовался победой Кубинской революции. 1 января  1959  г.  на  Кубе  был свергнут реакционный  режим  ставленника  американских  монополий  диктатора Батисты  и,   в   конечном   итоге,   национально-освободительное   движение завершилось победой народной революции. Было создано новое правительство  во главе с  Фиделем  Кастро. 10  января  1959  г.  Советское правительство признало его и установило с Кубой дипломатические отношения. В  апреле  1961 г.  Фидель  Кастро  заявил  о   социалистическом   характере   экономической политики: «Кубинская революция разорвала цепь  империалистического  гнета  в Латинской  Америке  и   привела   к   созданию   первого   социалистического государства на Американском континенте, ознаменовав исторический  поворот  и открыв здесь новый этап революционного движения». Победа революции  на  Кубе  вызвала  неадекватную  реакцию  у империалистов в Соединенных Штатах, и они пустили в ход весь арсенал средств политического шантажа,   экономического   давления   и   организации    контрреволюционных заговоров. Резко враждебная антикубинская линия США  подтолкнула  Фиделя Кастро  на сближение с СССР и  другими  социалистическими  странами:  иного  выхода  из экономического кризиса и политической изоляции не было. Отношения с  Москвой никогда  не  были  простыми  у  Кастро,  который  стоял  за  более  активную поддержку революций во  всем  мире,  а  не  за  «мирное  сосуществование»  с Западом  (в  конце  60-х  он  даже  посадил  на  скамью  подсудимых   членов «просоветской фракции» своей партии). Неоднозначно к  нему  относились  и  в странах соцлагеря и в развивающихся в  частности.  Тито  откровенно  его  не признавал, не сложились отношения с Насером, в частности,  из-за  того,  что Фидель, получив в подарок серебряный сервиз, неудачно пошутил: «А  я  думал, что вы подарите мне крокодила». Тем  не  менее  авторитет  Кастро  оставался высоким, особенно в Латинской  Америке,  со  многими  мировыми  лидерами  он встречался на сессиях Генассамблеи ООН, к нему тянулись  многие  писатели  и артисты: Хемингуэй, Габриэль Гарсиа Маркес, Грэм Грин, Сидней Пуатье,  Гарри Белафонте.
Возвращаясь к политике контрпереворота надо сказать, что  в период с 1960  по 1965  г.  ЦРУ организовало  и пыталось   осуществить   ряд   заговоров   и террористических актов с целью  устранения  Фиделя  Кастро.  Одновременно с политическим нажимом и угрозами США  прибегли  к  организации экономической блокады Кубы. Они рассчитывали  подорвать  народное  хозяйство страны,  искусственно  вызвать  экономические  трудности  и  таким   образом вынудить кубинское правительство к капитуляции. Эту цель  преследовали  США, когда нарушили свои обязательства по импорту кубинского сахара —  важнейшего источника национального дохода,  без  экспорта  которого  Куба  как  страна, зависящая от  импорта  продовольствия  и  других  товаров,  не  в  состоянии существовать. Зная это, США в 1960 г.  аннулировали  95%  квоты  на  закупки кубинского сахара и запретили  продажу  Кубе  промышленного  оборудования  и других  товаров.  В  результате  этого  Куба  оказалась  в  крайне   тяжелом положении.
 Установление дипломатических отношений и торговых связей с Советским  Союзом и другими социалистическими странами, их большая бескорыстная  экономическая помощь  позволили  Кубе  устоять  перед  нажимом  империалистов  и   сорвать экономическую агрессию, предпринятую Соединенными Штатами с  целью  удушения Кубинской революции. Уже в феврале  1960  г.  было  заключено  соглашение  о товарообороте и платежах, создавшее предпосылки для установления  тесного сотрудничества СССР  с  Кубой  и  обеспечившее  ей  советскую  экономическую помощь. Оно предусматривало закупку кубинского сахара в  обмен  на  поставки необходимых для Кубы товаров из Советского  Союза,  а  также  предоставление Кубе кредита для приобретения в СССР оборудования и других  товаров  на  100 млн.  долларов.  В  июне  1960  г.  было   заключено   соглашение,   которое обеспечивало Кубу советской нефтью. Начиная с 1960 г. СССР  стал  поставлять ежегодно до 5 млн.т нефти и нефтепродуктов и закупать 2—3  млн.т  кубинского сахара-сырца.   Широкую   поддержку   Кубе   оказывали   и   другие   страны социалистического лагеря.
 

1. Кубинская революция
К 50-м годам на Кубе сложилось тяжёлое положение, вызванное, в первую очередь, полным американским контролем над экономикой острова. Куба полностью зависела от американских инвестиций. Монополии США контролировали более половины сахарной промышленности, свыше 90% электроэнергетики, нефтеперерабатывающей и добывающей промышленности, связь, туристический бизнес и т.д. Куба фактически была сырьевым придатком США. Хотя при режиме Батисты экономическое положение Кубы было лучше, чем в других развивающихся странах этого региона, основная масса население жила в условиях полной нищеты. Сам режим был чрезвычайно жесток, он полностью подавлял демократические свободы, в стране была отменена конституция, запрещены многие политические партии, в том числе и Коммунистическая.
Молодые образованные кубинцы  не могли мириться с таким положением. В их числе были и Фидель Кастро Рус и его брат Рауль. Одно время они состояли в так называемой партии ортодоксов, ожидая, что именно она возглавит борьбу против диктатора, но лидеры партии проявляли крайнюю нерешительность. И тогда Фидель, Рауль и несколько десятков молодых кубинцев решили действовать самостоятельно. 
Для того чтобы завоевать доверие народа и убедить его в возможности успешной вооружённой борьбы, чтобы, наконец, добыть необходимое оружие, Фидель Кастро и его товарищи решили захватить военные казармы Монкада в Сантьяго-де-Куба и казарму в городе Баямо.
Штурм воинских казарм в  Сантьяго-де-Куба и Баямо, начатый  революционерами на рассвете дня, не принёс им успеха. Силы были неравными: революционеров было в 15 раз меньше, чем солдат правительственных войск. На специальном совещании, созванном Батистой в Гаване, диктатор заявил, что считает позором и стыдом для армии, что она понесла в три раза больше потерь, чем нападавшие, а потому приказал за каждого убитого солдата расстрелять 10 пленных. Многие попавшие в плен участники штурма были убиты, некоторых из них заживо закапывали со связанными за спиной руками, остальных предали суду. На суде 16 октября 1953 года Ф. Кастро произнес знаменитую речь, известную под названием «История меня оправдает», в которой он подверг уничтожающей критике кровавую диктатуру Батисты. В этой же речи он изложил программу национально-освободительной борьбы и свержения диктатуры. Приговор был суров: Фиделю Кастро - 15 лет тюремного заключения, Раулю Кастро - 13 лет.
По всей стране прокатилась  волна возмущений. Появилось массовое революционное движение «26 июля», которому было суждено сыграть решающую роль в борьбе кубинского народа за свободу. Революционные группы сторонников  Ф. Кастро множились с каждым днем. 20 тыс. кубинцев, представлявших различные партии и группы или вовсе не входившие ни в одну из них, но поднявшие голос в защиту героев Монкады, стали жертвами военно-полицейского режима. Это вызвало повсеместное возмущение, антидиктаторские выступления становились всё более массовыми и решительными.
Политику репрессий  Батиста сочетал с политикой  социальной демагогии. Он не видел опасности  для своего режима в этой, по его  словам, импровизированной революции  зелёной молодёжи. В мае 1955 г. диктатор, желая показать, что он прислушивается к голосу народа, требовавшего свободы узникам Монкады, подписал закон об амнистии. 
Кастро со своими соратниками обосновался в Мексике, где начал планомерную подготовку к развёртыванию на Кубе широкомасштабной партизанской войны. Действовавшее на острове и руководимое им из эмиграции общенациональное «Движение 26 июля» проводило необходимую работу по созданию своих ячеек и боевых групп в различных уголках страны. В то же время руководящее ядро «Движения 26 июля» осваивало в мексиканских лесах азы воинской мудрости, перенимало боевой опыт испанского полковника Альберто Байо, одного из руководителей партизанского движения в годы гражданской войны в Испании.
В ночь на 25-ое ноября 1956 года отряд Ф. Кастро, численностью 82 человека, отплыл из мексиканского порта Туспан на яхте «Гранма». Это чрезмерно перегруженное судёнышко отправилось к берегам Кубы. На его борту было 82 человека, 2 противотанковых пулемёта, 90 винтовок, 3 автомата, пистолеты, боеприпасы, продовольствие. Среди участников экспедиции был и ставший впоследствии знаменитым аргентинский врач Эрнесто Че Гевара, а кроме него ещё четыре иностранца (итальянец, мексиканец, гватемалец и доминиканец).
Когда яхта «Гранма» вошла в территориальной воды Кубы в районе Орьенты, люди плывущие на ней еще не знали, что восстание поднятое их соратниками на острове уже подавлено правительственными войсками Батисты и на берегу пассажиров яхты ждали вооруженные люди.
Эта встреча вынудила революционеров в спешном порядке  провести высадку в незапланированном и неизвестном повстанцам районе, около устья реки Белик. Перед высадкой исполнили национальный гимн, Фидель Кастро произнёс несколько напутственных слов. Затем, разделившись на небольшие группы, стали прыгать в воду. Впереди было большое, протяжённостью около 2 км, болото с мангровыми зарослями. В некоторых местах люди утопали по грудь в грязной жиже. В довершение всего над зоной высадки появились самолёты ВВС Кубы.
Участники высадки разбились  на группы по 2-3 человека и голодные, в полуобморочном состоянии, как писал потом Эрнесто Че Гевара, с боями продвигались по направлению к горам. 21 человек погиб, многие были взяты в плен и преданы суду.
В конце декабря до условленного места - заброшенной в  горах усадьбы Кресенсио Переса, одного из организаторов «Движения 26 июля» в этом районе, - добрались всего 22 революционера, имевших лишь два автомата. Среди них были: Фидель Кастро, Рауль Кастро, Эрнесто Че Гевара, Камило Сьенфуэгос, Рамиро Вальдес, Хуан Альмейда - те, кто впоследствии возглавит на Кубе революционные преобразования. Но тогда, в конце 1956 г., этого не мог бы предсказать ни один прорицатель, об этом не решился бы даже подумать ни один самый смелый фантаст. Всего 22 человека с двумя автоматами против 30-тысячной регулярной армии.
Правительственная печать Кубы и американские информационные агентства сообщили о смерти Фиделя Кастро и полном уничтожении отряда, а сам диктатор даже заявил 15 декабря 1956 г., что Кастро вообще не принимал участия в экспедиции «Гранмы».
С первых же дней борьбы в Сьерра-Маэстра партизаны провозгласили лозунг: «Воюем не против армии, а против Батисты». В феврале 1957г. Фидель Кастро, обращаясь к народу, писал: «Когда от наших выстрелов падает солдат, в нас грусть превалирует над удовлетворением и мы сожалеем, что перед нашими телескопическими прицелами не стоят настоящие преступники - ...сенаторы, министры, политиканы, посылающие солдат на смерть».
Борьба повстанцев постепенно превратилась в борьбу всего народа против военно-полицейского режима. «Движение 26 июля» стало общенациональной патриотической организацией, объединившей значительную часть кубинского общества - от безработных до крупных собственников. 62 группы этого движения действовали за границей, главным образом в США, странах Центральной Америки и Карибского бассейна. Они собирали средства, приобретали оружие и разъясняли людям цели и задачи революции.
Чем больше диктатура  усиливала репрессии, тем более  массовым становилось сопротивление  ей в масштабе всей страны. В этих условиях Батиста связывал основные надежды с поддержкой своего режима Соединёнными Штатами Америки. Практически до конца 1958 г. США оказывали ему всестороннюю помощь, не исключая при этом возможности неизбежного ухода диктатора с политической сцены.
Гибкая тактика повстанцев, исключавшая какие-либо резкие антиамериканские выступления, не давала Белому дому сколько-нибудь серьёзных поводов для тревоги. По признанию резидента Центрального разведывательного управления в Гаване Уильяма Колдуэлла, в 1958 г. главными вопросами, с которыми к нему обращались в Вашингтоне, были: кто есть Кастро и что представляет собой его программа?
В ночь на 1 января 1959 г. Батиста  бежал в Доминиканскую республику. В Санто-Доминго укрылись вместе с ним 124 его сторонника - офицеры, генералы, высокопоставленные чиновники. Только 18 из них оказались верны ему на чужой земле. Остальные уже в феврале 1959 г. вынесли Батисте смертный приговор за то, что он не поделился с ними захваченной с собой государственной казной.
Этот приговор так  и не был приведён в исполнение. Батиста скончался в 1973 г. Однако сам характер противоречий внутри бывшей правящей кубинской элиты красноречиво свидетельствует о том, какого сорта люди составляли её.
Революция сорвала планы  и тех приспешников диктатора, которые  остались на Кубе. В начале января в Гавану вошли повстанческие части, возглавляемые Че Геварой и Сьенфуэгосом, а 8 января 1959 г. в столицу вступили основные повстанческие колонны во главе с Фиделем Кастро. Церковные колокола вызванивали гимн победы, залпы батарей приветствовали победителей, торжественно звучали сирены празднично украшенных кораблей, парадным строем над городом пролетали военные самолёты.
Выступая на миллионном митинге, Фидель Кастро сказал, что  триумф революции отнюдь не означает немедленного решения всех проблем Кубы, а также того, что каждый будет иметь теперь по дворцу и в будущем жизнь будет только лёгкой прогулкой. «Первого января, - подчеркнул тогда лидер революции, - мы только завоевали право начать».1
 

2. Карибский кризис 1961-1962 гг.
2.1 Предыстория
В послевоенное время два главных политических полюса — США и СССР — вели политику на расширение своего присутствия на планете, но без захвата чужих территорий и последующей колонизации: все были по горло сыты ужасами Второй мировой. И «мы», и «они» просто оказывали поддержку «ничейным» территориям или же устраивали революции под подходящими лозунгами — соответственно, под «социалистическими» или «демократическими». Но были и страны, которые трудно было приписать к политическому лагерю.
В 1959 году, когда к власти на Кубе пришел Фидель Кастро, остров сохранял определенную независимость. Новая  кубинская администрация стремилась национализировать промышленность и сферу услуг, постепенно избавляясь от присутствия всякого американского  бизнеса. Штаты в ответ ограничили все отношения с Кубой, пребывавшей после революционных перестроек в весьма бедственном состоянии. Кубинцам и с Союзом установить близкие отношения было сложно: Кремль пребывал в уверенности, что США имеет определенное влияние на Кубу, — и поначалу о присоединении Острова свободы к социалистическому миру вряд ли можно было говорить.
Но такая ситуация продержалась недолго. Отреагировав на антиамериканские настроения Кастро, Штаты отказались поставлять на остров нефть и закупать кубинский сахар — а значит, экономике страны грозили тяжелейшие времена. К тому времени у Кубы уже были установлены дипломатические отношения с Советским Союзом, и кубинские власти обратились за помощью к нему. Ответ был положительный — СССР направил на Кубу танкеры с нефтью, согласившись заодно покупать сахар. Так дальнейший вектор внешней политики (а после и собственного пути развития) был предопределен и выбран путь на взаимодействие с соцстранами.
Начало конфликта, однако, связано не с Кубой. В 1961 году США приступили к размещению баллистического оружия на турецкой ракетной базе. Речь шла о сравнительно небольшом арсенале — 15 ракет средней дальности. Но территория, которую можно было ими атаковать, оказалась достаточно большой, и в нее входила европейская часть СССР, в том числе и Москва. Подлетное время не превышало десяти минут — времени, за которое сделать какие-то ответные шаги практически невозможно. Сложившаяся ситуация порядком обеспокоила советское правительство.
Американская сторона войны  не планировала; ракеты устанавливались из стратегических соображений — показать боевую мощь, обезопасить себя. Впрочем, серьезных прецедентов, делавших такой шаг необходимым, на тот момент не было. В любом случае напрашивался симметричный ответ — из политических соображений.
Однако политикой дело не обошлось: Никита Хрущев — в ту пору Первый секретарь ЦК КПСС — воспринял эти ракеты как личное оскорбление. Да и Куба уже некоторое время просила СССР увеличить свое военное присутствие на ее территории. В результате пришли к выводу, что удовлетворить это желание можно в самой что ни на есть полной мере — дислоцировать на Кубе наше ядерное оружие. Геополитически идея была небессмысленной: размещение там ядерных ракет обеспечивало определенный ядерный паритет — советское оружие угрожало США так же, как и американское угрожало СССР. Помимо прочего, это была прекрасная возможность, как сказал Хрущев, «подкинуть Америке «ежа»: разместить на Кубе наши ракеты, чтобы Америка не могла проглотить Остров свободы».2
В начале 1962 года Н.С Хрущев и Джон Кеннеди предприняли шаги, которые вели к усилению военной конфронтации из-за Кубы 9 апреля 1962 года газета «Нью-Йорк тайме» сообщила, что Кеннеди и шах Ирана в субботу посетят Норфолк, чтобы присутствовать на крупнейших из когда-либо проводившихся военных учениях в атлантическо-карибском бассейне. Около 40 тысяч человек на 84 кораблях готовились к учениям «Лант-фибекс-62», в ходе которых предусматривалась высадка десанта с кораблей-амфибий Кеннеди и шах должны были наблюдать за высадкой 10 тысяч десантников с 34 кораблей-амфибий на Онслоу-бич, что в Северной Каролине. В то же время вдали от света юпитеров в районе острова Векьес, принадлежащего Пуэрто-Рико и находящегося менее чем в 50 милях от Кубы, намечалось проведение еще более масштабной отработки вторжения3.
Информация об учениях «Лантфибекс» достигла Москвы, когда Президиум ЦК обсуждал вопрос, как убедить Кастро, что именно его Москва продолжает поддерживать на Кубе. С середины 60-х годов, когда русские заменили чехов и поляков в качестве основных поставщиков военной техники кубинцам, Советский Союз направил на Кубу военных грузов более чем на 250 миллионов долларов, среди них. 394 танка и самоходных орудия, 888 единиц автоматического и противовоздушного оружия, 41 военный самолет, 13 кораблей, 13 радиолокационных установок, 308 радиопередатчиков, 3619 автомобилей, тракторов, а также другой техники. Большую часть всего этого кубинцы получили после вторжения в Заливе Свиней — военная операция, с 1960 года подготавливавшаяся руководством США с целью свержения правительства Фиделя Кастро на Кубе и проведенная 14-19 апреля 1961 года.4
 
2.2 Карибский кризис
К июню 1962 Генеральный штаб уже разработал операцию прикрытия под кодовым названием «Анадырь». Планировал и руководил операцией маршал СССР И. Х. Баграмян5. По мнению составителей плана, это должно было ввести американцев в заблуждение в отношении места назначения грузов. Всем советским военнослужащим, техническому персоналу и другим сопровождавшим «груз» также говорили, что они направляются на Чукотку. Для пущей достоверности к портам приходили целые вагоны шуб и дублёнок. Но, несмотря на такое масштабное прикрытие, у операции был один существенный изъян: невозможно было скрыть ракеты от регулярно облетающих Кубу американских самолётов-разведчиков U-2. Таким образом, план заранее разрабатывался с учётом того, что американцы обнаружат советские ракеты до того, как все они будут смонтированы. Единственный выход, который сумели найти военные — разместить несколько зенитных батарей уже на Кубе в местах разгрузки.
Ракеты и прочую технику, а также  личный состав доставили в шесть  разных портов от Североморска до Севастополя. Для переброски войск выделили 85 кораблей. Ни один капитан перед отплытием не знал о содержимом трюмов, а также о пункте назначения. Каждому капитану вручили запечатанный пакет, который следовало вскрыть в море в присутствии замполита. В конвертах было предписание следовать на Кубу и избегать контакта с кораблями НАТО.
В начале августа на Кубу пришли первые корабли. Ночью 8 сентября в Гаване была разгружена первая партия баллистических ракет средней дальности, вторая партия прибыла 16 сентября. Штаб ГСВК расположился в Гаване. Дивизионы баллистических ракет развернули на западе острова — близ деревеньки Сан-Кристобаль и в центре Кубы — у порта Касильда. Основные войска были сконцентрированы вокруг ракет в западной части острова, однако несколько крылатых ракет и мотострелковый полк были переброшены на восток Кубы — в сотне километров от Гуантанамо и военно-морской базы США в заливе Гуантанамо. К 14 октября 1962 на Кубу доставили все 40 ракет и большую часть оборудования.
Самолёт U-2 во время вылета в конце августа сфотографировал ряд строящихся позиций для зенитных ракет, но 4 сентября 1962 Кеннеди заявил перед Конгрессом, что на Кубе нет «наступательных» ракет. На самом же деле советские специалисты в это время уже строили девять позиций — шесть для Р-12 и три для Р-14 с дальностью 4000 км. До сентября 1962 самолеты ВВС США облетали Кубу дважды в месяц. С 5 сентября по 14 октября полёты были прекращены. С одной стороны из-за плохой погоды, с другой — Кеннеди запретил их из опасения эскалации конфликта в случае, если американский самолет будет сбит советской зенитной ракетой. Первый полёт состоялся 14 октября (стоит отметить, что до 5 сентября полеты выполнялись с ведома ЦРУ, теперь же такие полёты перешли под контроль ВВС) — самолет-разведчик U-2 4080-го стратегического разведывательного крыла, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, взлетел около 3 часов ночи с авиабазы Эдвардс в Калифорнии. Через час после восхода солнца Хейзер достиг Кубы. Полёт до Мексиканского залива занял у него 5 часов. Хейзер облетел Кубу с запада и пересек береговую линию с юга в 7:31 утра. Самолёт пересёк всю Кубу почти точно с юга на север, пролетая над городами Тако-Тако, Сан-Кристобаль, Бахиа-Хонда. Эти 52 километра Хейзер преодолел за 12 минут.6
Приземлившись на авиабазе в южной Флориде, Хейзер вручил пленку ЦРУ. 15 октября аналитики ЦРУ установили, что на фотографиях — советские баллистические ракеты средней дальности Р-12 («SS-4» по классификации НАТО). Вечером того же дня эта информация была доведена до сведения высшего военного руководства США. Утром 16 октября в 8:45 фотографии показали президенту. После этого по приказу Кеннеди полёты над Кубой участились в 90 раз: с двух раз в месяц до шести раз в день.
Получив фотографии, свидетельствующие о советских ракетных базах на Кубе, президент Кеннеди собрал особую группу советников на секретное совещание в Белом Доме. Эта группа из 14 человек, ставшая позднее известной как «Исполнительный комитет», состояла из членов Совета национальной безопасности США и нескольких специально приглашенных советников. Вскоре комитет предложил президенту три возможных варианта разрешения ситуации: уничтожить ракеты точечными ударами, провести полномасштабную военную операцию на Кубе или ввести морскую блокаду острова.
Немедленный бомбовый удар был отвергнут сразу же, так же как и обещавшее длительную задержку обращение в ООН. Реальными вариантами действий, рассматриваемыми комитетом, были только военные меры. Дипломатические, едва затронутые в первый день работы, были тут же и отвергнуты — ещё до того, как началось основное обсуждение. В итоге выбор свели к военно-морской блокаде и ультиматуму, либо к полномасштабному вторжению.
Начальник Объединённого комитета начальников штабов (ОКНШ) генерал Максвелл Тэйлор и глава Стратегического командования ВВС (SAC) генерал Кёртис Лемей выступили с предложением начать вторжение. По их мнению, Советский Союз не решился бы на серьёзные контрмеры. В порядке подготовки к вторжению началась переброска войск во Флориду. Военные торопили президента отдать приказ о вторжении, поскольку опасались, что когда СССР установит все ракеты, будет уже поздно. Стоит отметить, однако, что агентурные данные ЦРУ о численности советских войск на Кубе уже к тому моменту были существенно ниже реальных. Американцы также не знали о двенадцати тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, причём с катастрофическими последствиями.
Так или иначе, идея вторжения  подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в  том случае, если на Кубе советские  войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», что приведет к эскалации конфликта. Поэтому по предложению министра обороны Роберта Макнамары было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы.
18 октября президента США посетил министр иностранных дел СССР Андрей Громыко вместе с послом СССР в США Анатолием Добрыниным, который ничего не знал о планах Хрущёва. По некоторым данным, Громыко категорически отрицал наличие любого «наступательного» вооружения на Кубе. В своих мемуарах же он писал, что разговор на той встрече шёл в основном о Берлине и других международных вопросах, а инициатором беседы о Кубе был он сам. Более того, по его словам, президент США не спрашивал Громыко о наличии на острове советских ракет и не строил вслух никаких предположений по этому поводу, пытаясь спровоцировать министра. Наличие «наступательного» вооружения на Кубе отрицал и офицер ГРУ Георгий Большаков, участвовавший в конфиденциальных переговорах с министром юстиции США, братом президента Робертом Кеннеди.7
Тем не менее 19 октября  очередной полёт U-2 выявил ещё несколько  смонтированных ракетных позиций, эскадрилью Ил-28 у северного побережья Кубы и дивизион крылатых ракет, нацеленных на Флориду.
Решение о введении блокады  было принято на итоговом голосовании вечером 20 октября: за блокаду проголосовали сам президент Кеннеди, госсекретарь Дин Раск, министр обороны Роберт Макнамара и специально вызванный для этого из Нью-Йорка посол США в ООН Эдлай Стивенсон.
Однако согласно международному праву блокада является актом войны. В то время как ни размещение ракет в Турции, ни ответное размещение ракет на Кубе никаких соглашений не нарушало. Таким образом, США оказывались в роли стороны, развязавшей войну. В связи с этим при обсуждении такого варианта возникали опасения по поводу реакции не только Советского Союза, но мирового сообщества. Поэтому решение о введении блокады было вынесено на обсуждение Организации американских государств (ОАГ). Опираясь на Пакт Рио, ОАГ единогласно поддержала введение санкций против Кубы. Акция была названа не «блокадой», а «карантином», что означало не полное прекращение морского сообщения, а лишь препятствие поставкам вооружений. Было решено ввести карантин 24 октября с 10 утра по местному времени.
Между тем, к 19 октября, данные съемок U-2 показали четыре законченные пусковые позиции. Поэтому в дополнение к блокаде военное командование США начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу. На юг страны, в штат Джорджия, была переведена 1-я танковая дивизия и пять общевойсковых дивизий были приведены в состояние повышенной боеготовности.
Стратегическое командование ВВС перебазировало бомбардировщики  среднего радиуса действия B-47 Stratojet в гражданские аэропорты и перевело в режим постоянного патрулирования флот стратегических бомбардировщиков B-52 Stratofortress.
С военно-морской блокадой было много проблем. Был вопрос законности — как отметил Фидель Кастро, в установке ракет не было ничего незаконного. Они, разумеется, являлись угрозой для США, но в Европе были размещены аналогичные ракеты, нацеленные на СССР: шестьдесят ракет «Тор» в четырёх эскадронах около Ноттингема в Великобритании; тридцать ракет «Юпитер» среднего радиуса в двух эскадронах около Джоя дель Колле в Италии; и пятнадцать ракет «Юпитер» в одном эскадроне около Измира в Турции. Затем была проблема советской реакции на блокаду — не начнётся ли вооружённый конфликт с эскалацией ответных действий?
Президент Кеннеди обратился  к американской публике (и советскому правительству) в телевизионном  выступлении 22 октября. Он подтвердил присутствие ракет на Кубе и объявил военно-морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг берегов Кубы, предупредив, что вооружённые силы были «готовы к любому развитию событий», и осудив Советский Союз за «секретность и введение в заблуждение». Кеннеди отметил, что любой ракетный запуск с территории Кубы в сторону любого из американских союзников в западном полушарии будет расценен как акт войны против США.
Американцы обладали твёрдой поддержкой со стороны своих европейских союзников. Организация американских государств также единогласно проголосовала за резолюцию в поддержку карантина. Никита Хрущёв заявил, что блокада незаконна, и что любой корабль под советским флагом будет её игнорировать. Он пригрозил, что если советские корабли будут атакованы американскими, ответный удар последует немедленно.
Тем не менее, блокада  вступила в силу 24 октября в 10:00. 180 кораблей ВМС США окружили Кубу с четким приказом ни в коем случае не открывать огонь по советским судам без личного приказа президента. К этому времени на Кубу шли 30 кораблей и судов, в том числе «Александровск» с грузом ядерных боеголовок и 4 корабля, везущие ракеты для двух дивизионов БРСД. Кроме того, к Острову свободы приближались 4 дизельные подводные лодки, сопровождавшие корабли. На борту «Александровска» находились 24 боеголовки для БРСД и 44 для крылатых ракет. Хрущёв решил, что подводным лодкам и четырём судам с ракетами Р-14 — «Артемьевску», «Николаеву», «Дубне» и «Дивногорску» — следует продолжать идти прежним курсом. Стремясь свести к минимуму возможность столкновения советских кораблей с американскими, советское руководство решило развернуть остальные не успевшие добраться до Кубы корабли домой.
Одновременно с этим Президиум ЦК КПСС решил привести вооружённые силы СССР и стран Варшавского договора в состояние повышенной боеготовности. Отменили все увольнения. Срочникам, готовящимся к демобилизации предписано оставаться на местах несения службы до дальнейших распоряжений. Хрущёв отправил Кастро ободряющее пи
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.