Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


реферат Основные литературные направления и течения. Принципы их классификации

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.05.2013. Год: 2012. Страниц: 21. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
Реферат на тему:
«Основные литературные направления  и течения. Принципы их классификации»
 
 
 
 
 
 
 
 
Подготовила
Шкуратова Анастасия
ФЖБ -17
 
 
 
 
 
 
 
-2012-
Содержание
 
Классицизм…………………………………………………3
 
Сентиментализм…………………………………………7
 
Романтизм………………………………………………….9
 
Реализм…………………………………………………….11
 
Натурализм……………………………………………….17
 
Модернизм………………………………………………20
 
Используемая литература……………………….22
 
 
 
 
 
 
 
                           Классицизм.
 
 
Классицизм в литературе – литературное направление XVII – начала XIX веков, одной из важных черт которого являлось обращение к образам античной литературы и искусства как к идеальному эстетическому эталону.
 
Основные признаки русского классицизма:
• Обращение  к образам и формам античного  искусства.
• Герои  четко делятся на положительных и отрицательных.
• Сюжет  основан, как правило, на любовном треугольнике: героиня – герой-любовник, второй любовник.
• В конце  классической комедии порок всегда наказан, а добро торжествует.
• Принцип  трех единств: времени (действие длится не более суток), места , действия.
 
По справедливому утверждению многих исследователей, эпоха классицизма – прямой наследник эпохи Возрождения. Поэтому не случайно, что первые опыты зарождающегося классицизма были связаны с «колыбелью Возрождения» – Италией. Не случайно и то, что эти опыты были осуществлены в области драмы: одной из первоначальных задач возникавшего направления была борьба со средневековой схоластической драматургией. Утверждению эстетических нормативов, тенденции к усилению строгой регламентации произведений классицизма способствовали многочисленные трактаты по вопросам теории литературы («Поэтики») итальянских теоретиков XV – XVI вв. Становление канонов классицизма происходило в острой полемике с противниками нормативной эстетики. Противниками теоретиков классицизма чаще всего оказывались практики-драматурги, например, Лопе де Вега или Тирсо де Молина, осмеявший, в частности, требование единства времени («что же касается ваших 24 часов, то что может быть нелепее, чтобы любовь, начавшись с середины дня, кончалась бы к вечеру свадьбой!»). Но все же в конце XVI – XVII вв. классицизм становится господствующим направлением (прежде всего во Франции, где его начало связано с именем поэта Малерба, писавшего высокие оды в конце XVI в., а расцвет – с именами Расина, Корнеля, Мольера и Лафонтена). Трактат Буало «Поэтическое искусство» оказывается итоговым произведением, обобщившим как опыт предшественников-теоретиков, так и творческий опыт его современников-писателей.
Формирование классицизма в русской литературе происходило значительно позже, чем в европейских литературах, но в относительно сходных исторических условиях становления национального государства. Сразу же следует отметить, что неправомерно было бы утверждать о безраздельном господстве классицизма в русской литературе XVIII столетия: роль классицизма как ведущего литературного направления падает примерно на 40-70-е гг. При этом следует учесть, что, во-первых, даже в это время не все явления литературного процесса протекали в рамках классицизма; а во-вторых, классицистические произведения продолжали появляться и в последующие десятилетия XVIII в., а наиболее полная характеристика эстетики классицизма была дана в начале XIX в.
Категории добра и зла русскими писателями соотносились с наличием или отсутствием разумного начала в человеке. Добродетельным, истинно благородным человеком мог быть только тот, кто действовал не под влиянием душевных волнений или «страстей», а руководствовался в своем поведении требованиями разума, исходил из того, что принято было считать добром. Этот герой должен был проникнуть в тайны мироздания, стать активной, творческой натурой, повести решительную борьбу с общественными пороками, со всеми проявлениями тирании и «злонравия». Для осуществления этой программы ему необходимо было отказаться от стремления к личному благополучию, обуздать свои страсти, подчинить свои чувства общественной «должности».
В понимании поэтического творчества классицисты исходили из признания ведущей роли разума, который, воссоединяясь с дарованием, талантом, являлся основой познания в поэзии. Научный характер познания природы требовал господства интеллекта. Разум – это та сознательная рефлексия, которая ограничивает воображение поэта и направляет его к достижению моралистической цели. Задача поэта – достичь идеального совершенства с помощью разума, который благодаря своему однородному и универсальному характеру является не только наиболее совершенным способом познания правды, но и ее критерием. «Разумный» характер творчества обусловливал то предпочтение, которое в системе классицизма оказывалось знаниям правил и образцов. Этим же объясняется и склонность классицистов изображать в качестве героев людей, способных даже в моменты самых тяжких и бурных переживаний трезво мыслить, рассуждать и подчинять свои поступки велению разума.
Развитие классицизма неизменно происходило под знаком преклонения перед античностью. Образы, почерпнутые из античной мифологии и литературы, были для классицистов естественной поэтической стихией, а не набором искусственных риторических украшений. Восприятие классицистами античной культуры отличалось специфически нормативным характером. Теоретики классицизма были склонны считать идеал прекрасного неизменным и общеобязательным. Устанавливая каноны этого идеала путем освоения античного наследия и, прежде всего, поэтики Аристотеля и Горация, они стремились регламентировать творчество писателей и художников, требуя от последних неукоснительного следования целой системе определенных законов и правил.
Классицизм оказывал предпочтение поэтическим жанрам по сравнению с прозаическими, т.к. прозаическая речь – это речь, практически ориентированная, в которой многое зависит от случайного, не предусмотренного разумом. Проза занимала ограниченное и подчиненное место: считаясь средством публицистики и научной речи, она, по сути дела, выпадала из литературного ряда. Лишь «второстепенная» и «низкая» по взглядам классицистов литература – роман – могла существовать в форме прозы.
Для классицистов характерно стремление к созданию произведений монументальных, с проблематикой большого общественного звучания, к изображению героев действенных, преисполненных жизненной энергии и способных благодаря своей воле и умению беспощадно анализировать кипящие в душе страсти подниматься до разрешения сложных, трагических конфликтов. Отсюда и предпочтение, оказываемое теорией классицизма монументальным жанрам в литературе – эпопее, трагедии.
Жанровое деление иерархично и еще по одной причине. Эпопея обладает наибольшей ценностью, т.к., обращаясь к далекому прошлому, поэт в этом роде творчества сможет воссоздать наиболее отвлеченные ситуации, что позволит придать вымыслу наиболее правдоподобную форму. В эпической форме по сравнению с трагедией больше возможностей для достижения совершенного идеала – героического характера. Поскольку в основе эпической поэмы лежит, как правило, легендарная истина, обладающая самой высокой степенью поэтической истинности, то для достижения правдоподобия достаточно лишь внутренней непротиворечивости поступков героев и изображаемых событий. Область трагедии – историческая эпоха, обладающая меньшей степенью истинности, т.к. в ней может встретиться непреднамеренное, случайное событие, нарушающее стройность поэтического вымысла и требование правдоподобия. Именно поэтому истинность трагедии оказывается менее основательной, чем в эпической поэме. Комедия оказывается еще ниже эпопеи и трагедии, т.к. в ней еще труднее достичь правдоподобия. Простой опыт публики, хорошее знание современных нравов может раскрыть неосновательность сюжета комедии с позиций правдоподобия.
В зависимость от жанра был поставлен выбор средств эмоционального воздействия на человека. В трагедии – это приятный ужас и живое сострадание, в комедии – смех, в сатире – гнев, в оде – восторг. Каждому чувству был присущ и свой «язык», содержанию и назначению произведения должен отвечать и его стиль.
Определяющее  место в литературной системе классицизма заняли «высокие» и «низкие» жанры. В них ставились и решались одни и те же задачи – утверждение идеала человека-гражданина и патриота. Разными были только способы его утверждения: в высоких жанрах – при помощи прямого воспевания идеала, в низких – через осмеяние людей недостойных. «Средние» жанры оказались на периферии литературной системы классицизма. И здесь особо следует сказать о таких жанрах, как элегия, послание, песня. Обращенные к изображению внутреннего мира отдельного человека, всецело взывающие к воображению и индивидуальному опыту, они не заняли в литературе классицизма периода его расцвета ведущего положения. Но в последней трети века в связи с изменением общей ситуации в литературе интерес к этим жанрам растет.
В развитии русской жанровой теории классицизма справедливо усматриваются два периода. Первый период, связанный с именами Ломоносова, Тредиаковского, Сумарокова – это время создания четкой и организованной системы жанров, учитывающей как достижения французской жанровой теории, так и состояние национальной русской литературы. Второй период связан с деятельностью Державина, Хераскова, Лукина и Плавильщикова. Он ознаменован началом разрушения строгих жанрово-типологических характеристик, становлением жанров, рождавшихся на стыке традиционных, что создавало предпосылки для выхода в другую литературную эпоху.
Русские писатели оказались верны основному  принципу классицизма – изображать события отдаленных эпох, но, в противоположность европейскому, в частности, французскому классицизму, обратились главным образом к отечественной истории. Именно там они находят образы людей, деятельность которых была одушевлена любовью к отечеству, заботой об освобождении его от исконных врагов, об усилении могущества Русского государства: Вадим Новгородский, Рюрик, Святослав, Владимир Мономах, Александр Невский, Димитрий Донской, Петр I и др.
Достаточно  широкими и разнообразными были связи  русских писателей-классицистов с  древнерусской и устно-поэтической  традициями. В русле героической традиции создавался образ положительного героя, воплощавшего идеал гражданственного служения Родине. Основой для большинства русских трагедий послужил летописный материал. Народные источники (песни) использовались Херасковым при написании героической поэмы «Россиада». Влияние народной сатиры и русской литературы второй половины XVII в. сказалось на таких жанрах, как стихотворная сатира, комедия, басня. На основе соединения народной и книжной традиции были осуществлены знаменитые реформы стиха Тредиаковского-Ломоносова и языка Ломоносова. В низких жанрах писатели широко использовали русские пословицы и поговорки.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
                 Сентиментализм.
 
Проблема  чувствительности, понимаемой как эмоциональная  реакция человека на внешний мир, - одна из центральных в просветительской философии. На чувствительности, как  утверждали просветители, основывается солидарность людей. Именно она может стать мостиком от эгоистических побуждений к альтруистическим, поскольку дает возможность понять страдания других людей и проникнуться к ним сочувствием.
Рационалистический  взгляд на процесс воспитания уступал  место новым воззрениям, нашедшим благоприятную форму в литературе сентиментализма с его культом чувства и вниманием к "внутреннему человеку". Нравственное образование ("образование сердца") стало рассматриваться как главная первоочередная задача, более существенная, чем самое обучение - просвещение разума. Но, перемещая акценты, русские писатели сентиментализма не порвали с предшествующей традицией. Сохраняла свое значение забота о воспитании достойных членов общества, людей, способных ценить и развивать свою национальную культуру. Сохранилось и уважительное отношение к знаниям, убежденность - вопреки Руссо - в том, что "науки вообще благодетельны для Морали".
При всех спорах и разногласиях сентименталистов объединяли в целом сходные представления  о "нравственном кодексе" "чувствительного  человека". При этом для большинства  из них герои "низкого состояния" представляли собой более или  менее удачную модель для демонстрации самых важных с их точки зрения качеств, среди которых выделяются прежде всего способность к благотворению, умение любить, бескорыстие, чувство чести и собственного достоинства, способность к самопожертвованию. В то же время новая иерархия ценностей вовсе не отменяла существовавших сословных разграничений. Напротив, к перечисленным добродетелям добавлялась еще одна: довольство своим состоянием.
В трактовке категории вкуса русские  сентименталисты отходят от рационалистических воззрений, связывавших понятие  вкуса с проблемой правил и  ориентацией на общепринятые образцы, но в то же время развивают просветительские идеи воспитания вкуса. Особое значение приобрела для сентименталистов задача совершенствования не только индивидуального вкуса, но и "вкуса  народного", определяющего прошлое, настоящее и будущее национальной культуры.
Можно выделить несколько основных черт русской литературы сентиментализма: уход от прямолинейности классицизма, подчеркнутая субъективность подхода к миру, культ чувства, культ природы, культ врожденной нравственной чистоты, неиспорченности, утверждается богатый духовный мир представителей низших сословий. Внимание уделяется душевному миру человека, а на первом месте стоят чувства, а не великие идеи.
В Россию сентиментализм проник в 1780-х–начале 1790-х благодаря переводам романов "Вертер" И.В.Гете, "Памела", "Кларисса" и "Грандисон" С.Ричардсона, "Новая Элоиза" Ж.-Ж. Руссо, "Поль и Виржини" Ж.-А.Бернардена де Сен-Пьера. Эру русского сентиментализма открыл Николай Михайлович Карамзин "Письмами русского путешественника" (1791–1792). Его повесть "Бедная Лиза" (1792) – шедевр русской сентиментальной прозы; от гетевского Вертера он унаследовал общую атмосферу чувствительности и меланхолии и тему самоубийства.
Сочинения Н.М.Карамзина вызвали к жизни огромное число подражаний; в начале 19 в. появились "Бедная Маша"А.Е.Измайлова (1801), "Путешествие в Полуденную Россию" (1802), "Генриетта, или Торжество обмана над слабостью или заблуждением" И.Свечинского (1802), многочисленные повести Г.П.Каменева ("История бедной Марьи"; "Несчастная Маргарита"; "Прекрасная Татьяна") и пр.
Иван Иванович Дмитриев принадлежал к группе Карамзина, выступавшей за создание нового поэтического языка и боровшейся против архаического высокопарного слога и изживших себя жанров.
Сентиментализмом  отмечено раннее творчество Василия  Андреевича Жуковского. Публикация в 1802 перевода Элегии, написанной на сельском кладбище Э.Грея стала явлением в художественной жизни России, ибо он перевел поэму «на язык сентиментализма вообще, перевел жанр элегии, а не индивидуальное произведение английского поэта, имеющее свой особый индивидуальный стиль» (Е.Г.Эткинд). В 1809 Жуковский написал сентиментальную повесть "Марьина роща" в духе Н.М.Карамзина.
Русский сентиментализм к 1820 исчерпал себя. Он был одним из этапов общеевропейского литературного развития, который завершал эпоху Просвещения и открывал путь к романтизму.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
                          Романтизм.
Романтизм - направление в европейской  и американской литературе конца XVIII - первой половины XIX века. Эпитет "романтический" в XVII века служил для характеристики авантюрных и героических сюжетов и произведений, написанных на романских языках (в противоположность тем, что создавались на языках классических). В XVIII веке это слово обозначало литературу Средневековья и Возрождения. В конце XVIII века в Германии, затем в других странах Европы, в том числе - в России, слово романтизм стало названием художественного направления, противопоставившего себя классицизму.
Идеологические предпосылки романтизма - разочарование в Великой Французской  революции в буржуазной цивилизации  вообще (в ее пошлости, прозаичности, бездуховности). Настроение безнадежности, отчаяния, "мировой скорби" - болезнь  века, присуща героям Шатобриана, Байрона, Мюссе. В то же время им свойственно  ощущение скрытого богатства и беспредельных  возможностей бытия. Отсюда у Байрона, Шелли, поэтов-декабристов и Пушкина - энтузиазм, основанный на вере во всемогущество  свободного человеческого духа, страстная  жажда обновления мира. Романтики  мечтали не о частных усовершенствованиях  жизни, а о целостном разрешении всех ее противоречий. У многих из них  преобладают настроения борьбы и  протеста против царящего в мире зла (Байрон, Пушкин, Петефи, Лермонтов , Мицкевич). Представители созерцательного романтизма нередко склонялись к мысли о господстве в жизни непостижимых и загадочных сил (рок, фатум), о необходимости подчиниться судьбе (Шатобриан, Колридж, Саути, Жуковский).
Для романтиков характерно стремление ко всему необычному - к фантастике, народным преданиям, к "минувшим векам" и экзотической природе. Они создают  особый мир воображаемых обстоятельств  и исключительных страстей. Особенно, в противовес классицизму, большое  внимание уделяется духовному богатству  личности. Романтизм открыл сложность  и глубину духовного мира человека, его неповторимое своеобразие ("человек - малая Вселенная"). Плодотворным было внимание романтиков к особенностям национального духа и культуры разных народов, к своеобразию различных  исторических эпох. Отсюда - требование историзма и народности искусства (Ф.Купер, В.Скотт, Гюго).
Романтизм ознаменовался обновлением  художественных форм: созданием жанра  исторического романа, фантастической повести, лиро-эпической поэмы. Необычайно расцвета достигла лирика. Существенно  расширены возможности поэтического слова за счет его многозначности.
Высшее достижение русского романтизма - поэзия Жуковского, Пушкина, Баратынского, Лермонтова, Тютчева
Романтизм первоначально возник в  Германии, чуть позднее в Англии; он получил широкое распространение  во всех европейских странах. Всему  миру были известны имена: Байрон, Вальтер  Скотт, Гейне, Гюго, Купер, Андерсон. Романтизм возник в конце 18 века и просуществовал до 19 века. Это было время гигантских общественных потрясений, когда рушился феодально-средневековый мир и на его обломках возникал и утверждался капиталистический строй; время буржуазных революций. Возникновение романтизма связано с острой неудовлетворенностью социальной действительностью; разочарованием в окружающем и порывам к иной жизни. К смутному, но властно притягательному идеалу. Значит, характерной чертой романтизма является неудовлетворенность действительностью, полное разочарование в ней, неверие, что жизнь может быть построена на началах добра, разума, справедливости. Отсюда резкое противоречие между идеалом и действительностью (стремление к возвышенному идеалу). Русский романтизм возникает в иных условиях. Он сформировался в эпоху, когда стране еще только предстояло вступить в полосу буржуазных преобразований. В нем сказалось разочарование передовых русских людей в существующих самодержавно-крепостнических порядках, неясность их представлений о путях исторического развития страны. Романтические идеи в России как бы смягчены. На первых парах романтизм был тесно связан с классицизмом и сентиментализмом.
Обычно считается, что в России романтизм появляется в поэзии В. А. Жуковского (хотя к предромантическому движению, развившемуся из сентиментализма, часто относят уже некоторые русские поэтические произведения 1790—1800-х годов). В русском романтизме появляется свобода от классических условностей, создаётся баллада, романтическая драма. Утверждается новое представление о сущности и значении поэзии, которая признаётся самостоятельной сферой жизни, выразительницей высших, идеальных стремлений человека; прежний взгляд, по которому поэзия представлялась пустой забавой, чем-то вполне служебным, оказывается уже невозможным.
Ранняя поэзия А. С. Пушкина также развивалась в рамках романтизма. Вершиной русского романтизма можно считать поэзию М. Ю. Лермонтова, «русского Байрона». Философская лирика Ф. И. Тютчева является одновременно и завершением, и преодолением романтизма в России.
 
 
 
 
 
 
 
                        Реализм.
 
Реализм противопоставляется, с одной стороны, направлениям, в которых содержание подчинено самодовлеющим формальным требованиям (условная формальная традиция, каноны абсолютной красоты, стремление к формальной остроте, «новаторству»); с другой стороны — направлениям, берущим свой материал не из реальной действительности, а из мира фантазии (какого бы происхождения ни были образы этой фантазии), или ищущим в образах реальной действительности «высшей» мистической или идеалистической реальности. Реализм исключает подход к искусству как к свободной «творческой» игре и предполагает признание реальности и познаваемости мира. Реализм — то направление в искусстве, в котором природа искусства как особого рода познавательной деятельности наиболее ясно выражена. В общем и целом реализм является художественной параллелью материализма. Но художественная литература имеет дело с человеком и человеческим обществом, т. е. со сферой, которой материалистическое понимание последовательно овладевает только с точки зрения революционного коммунизма. Поэтому материалистическая природа допролетарского (непролетарского) Реализм остается в значительной мере неосознанной. Буржуазный реализм сплошь и рядом находит свое философское обоснование не только в механическом материализме, но в самых разнообразных системах — от разных форм «стыдливого материализма» до витализма и до объективного идеализма. Только философия, отрицающая познаваемость или реальность внешнего мира, исключает реалистическую установку.
Из всех художественных направлений  Реализм — единственное до конца приемлемое для марксизма-ленинизма. Искусство осознавшего свои интересы пролетариата может быть только реалистическим. Но поскольку до возникновения научного коммунизма человечество было бессильно понять действительность материалистически «в ее революционном развитии», в литературном творчестве прошлого Реализм не мог играть такой исключительной роли. Рядом с изображением существующей действительности художественная литература прошлого заключает в себе и более или менее фантастические, утопические, волюнтаристские образы, отражающие мечты о лучшем. Эти образы составляют неотъемлемую часть принимаемого пролетариатом и социалистическим человечеством литературного наследства. Все же наиболее ценной частью этого наследства является та, которая проникнута именно реалистической установкой в силу ее наибольшего познавательного значения.
В той или иной мере всякая художественная литература обладает элементами реализма, так как действительность, мир  общественных отношений, является ее единственным материалом. Литературный образ, совершенно оторванный от действительности, немыслим, а образ, искажающий действительность дальше известных пределов, лишен  всякой действенности. Неизбежные элементы отражения действительности могут  быть однако подчинены иного рода заданиям и так стилизованы в соответствии с этими заданиями, что произведение теряет всякий реалистический характер. Реалистическими можно назвать только такие произведения, в которых установка на изображение действительности является преобладающей. Эта установка может быть стихийной (наивной) или сознательной. В общем и целом можно сказать, что стихийный реализм свойствен творчеству доклассового и докапиталистического общества в той мере, в какой это творчество не находится в рабстве у организованного религиозного мировоззрения или не попадает в плен определенной стилизующей традиции. Реализм же как спутник научного миросозерцания возникает только на определенном этапе развития буржуазной культуры.
Поскольку же буржуазная наука об обществе или берет своей руководящей  нитью произвольную, навязанную действительности идею, или остается в болоте ползучего  эмпиризма, или пытается распространить на человеческую историю научные  теории, выработанные в естествознании, постольку буржуазный Реализм не может еще в полной мере считаться проявлением научного миросозерцания. Разрыв между научным и художественным мышлением, впервые заостряющийся в эпоху романтизма, ни в какой мере не изживается, а только замазывается в эпоху господства Реализм в буржуазном искусстве. Ограниченный характер буржуазной науки об обществе приводит к тому, что в эпоху капитализма художественные пути познания социально-исторической действительности сплошь и рядом оказываются гораздо более действенными, чем пути «научные». Острое зрение и реалистическая честность художника сплошь и рядом помогают ему показать реальную действительность вернее и полнее, чем искажающие ее установки буржуазно-научной теории. Общеизвестна оценка, данная в этом смысле Марксом Бальзаку, как давшему более верную картину буржуазного общества своего времени, чем «все экономисты, взятые вместе». То же и в России, где, даже не говоря о Щедрине, буржуазно-дворянские реалисты (Тургенев, Гончаров, Островский и др.) дали более правдивую и более глубокую картину разложения крепостнического общества, чем какие бы то ни было «научные» писатели буржуазии и дворянства. Только пролетарская и социалистическая культура действительно снимает это противоречие не путем подчинения искусства какой-либо отдельной науке, а путем проникновения всего человеческого сознания единственным до конца научным мировоззрением марксизма-ленинизма, мировоззрением революционной переделки мира. Поэтому только социалистический Реализм есть Реализм в полном смысле слова, т. к. только он приводит к такому познанию мира, при котором особые методы художественного познания не вступают в конфликт с логическими методами науки, а, наоборот, черпают в них новую силу. Такое снятие противоречия между научным и художественным познанием возможно только потому, что марксистско-ленинская наука диалектична. Истина для нее «всегда конкретна». Реалистический художественный образ является естественным развитием, естественной конкретизацией революционно-научного исторического (политического) обобщения. Буржуазная наука об обществе, бессильная помочь художнику-реалисту в понимании социально-исторической действительности, противополагает ему свои метафизические и механистские абстракции, объявляя антинаучным конкретизирующий метод художественного познания. Революционная марксистско-ленинская наука, открывая художнику пути к подлинно научному пониманию действительности в ее революционном развитии, в то же время признает его метод не противоречащим, а конкретно восполняющим революционно-научные обобщения «практического материализма». В социалистическом реализме  художественный образ становится действенным орудием изменения мира, направленным в конечном счете волей революционного класса и партии.
Реализм включает в себя два момента: во-первых, изображение внешних черт определенного общества и эпохи с такой степенью конкретности, которая дает впечатление («иллюзию») действительности; во-вторых, более глубокое раскрытие действительного исторического содержания, сущности и смысла социальных сил посредством образов-обобщений, проникающих дальше поверхности. Энгельс в знаменитом письме к Маргарите Харкнесс формулировал эти два момента так: «На мой взгляд реализм подразумевает, кроме правдивости деталей, верность передачи типичных характеров в типичных обстоятельствах».
Реализм в полном своем развитии включает оба эти момента. Но несмотря на их глубокую внутреннюю связь, они отнюдь не неотделимы один от другого. Реализм внешней правдоподобности возникает как законченное направление раньше, чем реализм с установкой на исторически-типическое  ниже раздел «Буржуазный реализм на Западе»). С другой стороны, взаимная связь этих двух моментов зависит не только от историч. этапа, но и от жанра. Наиболее прочна эта связь в повествовательной прозе. В драме, тем более в поэзии, она гораздо менее устойчива. Внесение стилизации, условной фантастики и т. п. само по себе отнюдь не лишает произведения реалистического характера, если основная его установка направлена на изображение исторически-типических характеров и положений. Как элементарнейший пример можно привести сказочные мотивы (скатерть-самобранка и пр.) в «Кому на Руси жить хорошо» Некрасова, от которых эта поэма конечно ни в малейшей мере не перестает быть реалистической. Но возможны отступления от реалистического правдоподобия и гораздо более серьезного характера, при которых произведение все-таки останется в глубочайшем смысле реалистическим. Так, «Фауст» Гёте, несмотря на фантастику и символику, — одно из величайших созданий буржуазного Реализм, ибо образ Фауста дает глубокое и верное воплощение определенных черт восходящей буржуазии. В литературе, предшествующей возникновению Реализм как последовательного стиля, искать элементы Реализм надо не только в произведениях, дающих внешне-конкретные образы современности (вроде «Сатирикона» Петрония), но и в произведениях, по внешнему виду совсем не реалистичных. Так, у греческих трагиков мы находим глубокое проникновение в подлинный смысл исторической смены юридических и этических норм, проникновение по существу вполне реалистического характера  Энгельс об «Эвменидах» Эсхила), хотя такие гениальные прозрения не создают еще Реализм как особого направления. В целом аттическая трагедия, тесно связанная с мифологическим миросозерцанием, не реалистична.
Но при всей отделимости внешне-конкретной реалистической манеры от более глубокого исторического Реализм реалистическое повествование стремится к максимальной чувственно-бытовой конкретности. Энгельс в письме к Лассалю предостерегал против его тенденции делать своих героев «простыми рупорами духа времени» и требовал, чтобы художник за «идейным моментом не забывал о реалистическом», иначе сказать, чтобы то или иное понимание исторического содержания образа («духа времени») не выливалось в чисто словесные формы, а облекалось плотью и кровью зримой жизни. Характерно однако, что пренебрегавший «реалистическим моментом» Лассаль в то же время обнаружил и ложное, нереалистическое понимание «духа» того времени, о котором он писал. Конечно та конкретность, без которой образ — не образ, может достигаться и иными путями, чем внешне-реалистическими, но пренебрежение «реалистическим моментом» сплошь и рядом приводит за грань художественного метода вообще и обращает литературное произведение в голую риторику.
Внешне-реалистическая манера есть один из способов той индивидуализации, той конкретизации, которая в повествовательных и драматических жанрах ведет к созданию человеческого образа. Такая индивидуализация может достигаться и иными путями. Так напр. во французской классической трагедии она достигается исключительно путем драматической характеристики, характеристики через поступки и их мотивировку. И в позднейшем буржуазном Реализм, напр. у Стендаля, встречается такая чисто драматическая характеристика почти без всякой помощи внешне-реалистической характеристики. Тем не менее внешне-реалистическую манеру можно признать наиболее специфически-художественной манерой, т. к. в ней особенно заостряется конкретно-чувственная природа искусства. Она особенно ясно выявляет диалектику типического, т. к. дает возможность максимально богато индивидуализировать то обобщение, которое содержится в типичности образа. Диалектика типического с полной четкостью выступает в социалистическом реализме , где художественный образ возникает из взаимодействия революционно-научного обобщения, созданного в процессе революционного изменения мира, и его индивидуального воплощения, обросшего всем богатством «неповторимых» деталей.
Проблема типичности есть всегда проблема политическая. В марксистско-ленинском  понимании типическое отнюдь не означает какого-то статистического среднего. Типично не только то, что наиболее часто встречается, но то, что с наибольшей силой и заостренностью выражает сущность данной социальной силы. Это с полной ясностью указано Энгельсом в знаменитом письме к Маргарите Харкнесс. Энгельс видел уклонение от изо
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.