Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


реферат Массовая культура: функции и показатели

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.05.2013. Год: 2012. Страниц: 21. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание:
    Что такое массовая культура?...........................2- 4 стр.
    Становление массовой культуры в России….4- 10 стр.
    Функции массовой культуры…………………….10 стр.
    Показатель массовой культуры - человек « без лица»……………………………………………………11- 19 стр.
    Заключение……………………………………………20 стр.
    Список литературы………………………………….21 стр.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
«…Царство стандарта, однообразия, одномерной середины, в которой тонет все: изящное, глубокое,выдающееся ,и наивное, и утонченное, и первобытное,и капризно-развитое, и блестящее, и дикое…» К.Леонтьев.
    Что такое массовая культура?
О массовой культуре, как и о культуре вообще, существуют самые разные мнения и суждения. Интерес к проблемам массовой культуры заметно возрос, что , несомненно, связано, в частности, с действием таких глобальных тенденций, как универсализация человеческого общения, через диалог культур, проявление взаимозависимости и целостности современного мира. В этой ситуации очень важно разобраться, какие ценности следует заимствовать, а какие отбросить, от каких отказаться, как от тупиковых, не способствующих развитию творческого, деятельностного потенциала личности. Дискуссии о массовой культуре находятся в русле общего движения нашей страны к общечеловеческому цивилизованному мировому порядку.
 
Культура- целостный организм. Избирая для изучения часть целого, нужно стремиться найти такой критерий, который вычленил бы самую сущность, специфику этой части по отношению к целому. Отсутствие критерия, способного четко определить принадлежность или непричастность того или иного исследуемого явления к сфере массовой культуры вызывает дополнительные трудности при анализе культуры в целом, ее составных частей, противоборствующих элементов.
 
Нередко исследователи сетуют на то, что «в огромном потоке культурной продукции…весьма трудно отграничить  подлинную культуру от культуры «массовой». Действительно, для четкого отграничения подчас недостаточно знать, является ли анализируемый феномен антиподом  высокой культуры или нет, имеет  коммерческую основу или нет, совершенны его эстетические формы или несовершенны, является ли погоня за сенсацией , сиюминутность тематики основным признаком или же это решающий момент, определяющий специфику его связей?
 
 
Резонно исходить из того, что  массовая культура- это определенный шаг в развитии человечества. Теории «индустриального», «постиндусриального» общества справедливо указывали на тенденции «массовизации» всей жизни человека в рамках процесса урбанизации. Стандартизируется архитектура, питание, воспитание, образование и досуг. Потребительские стандарты экономически развитых стран подстегивают процесс «массовизоции», сметая порой самые прочные национальные преграды.
 
Отражение проблем, связанных  с массовой культурой, в теоретических  концепциях не оставалось неизменным по мере эволюции этого феномена. Советский  исследователь А.П. Мидлер вычленил три этапа поисков американской социологией концепции массовой культуры.
 
I этап (середина XIX- начало XX веков) характеризуется доминированием  теоретических конструкций Алексиса  де Токвилля, Хосе Ортеги- и- Гассета, Карла Мангейма, согласно которым «массы» потребителей в силу множества причин обладали низким вкусом и поэтому, якобы, навязывают духовной культуре соотетствующий низкий уровень.
 
II этап исследований (20-е  – 50-е годы) уже отличается  переходом от умозрительных описаний  негативного влияния масс на  духовную культуру к детальному  исследованию самих закономерностей  и специфики процесса «внесения»  культурных образцов в массово  сознание. Мысль об активном воздействии  масс на культуру уступила  место пониманию масс как пассивного  реципиента.
 
И, наконец, III этап знаменуется  переходом от вопросов, что такое  « масса» и как на нее воздействовать, к вопросу о том, чем воздействовать, т.е. к содержанию распространяемой продукции.
 
Существуют довольно противоречивые точки зрения по вопросу о времени  возникновения “массовой культуры”. Некоторые считают ее извечным побочным продуктом культуры и поэтому  обнаруживают ее уже в античную эпоху. Гораздо больше оснований имеют  попытки связать возникновение  “массовой культуры” с научно-технической  революцией, породившей новые способы  производства, распространения и  потребления культуры. Буржуазная “массовая  культура впервые сформировалась в  США. С одной стороны это демократизировало  сферу культуры, с другой стороны, способствовало проникновению в  эту сферу коммерческих, политических интересов, погони за прибылью.
 
Смешение культуры и политики может принять два разных направления. Оно может сделать культуру нетерпимой ко всякой культуре, кроме своей собственной; или привести к идеалу мирового государства, где будет существовать одна лишь единообразная мировая культура. Политика проникает сегодня даже в голливудский кинематограф.
 
Массовая культура - это  культура масс, культура, предназначенная  для потребления народом; это  сознание не народа, а коммерческой индустрии культуры; она враждебна  подлинно народной культуре. Она не знает традиций, не имеет национальности, ее вкусы и идеалы меняются с головокружительной быстротой в соответствии с потребностями  моды. Массовая культура обращается к  широкой аудитории, апеллирует к  упрощенным вкусам, претендует на то, чтобы  быть народным искусством.
 
Модернизм, напротив, апеллирует к вкусам элиты, опирается на различные  направления авангардистского искусства. В настоящее время происходит интенсивный процесс превращения  авангарда в искусство ширпотреба.
 
Феномен массовой культуры существует, а телевидение является самым  эффективным средством тиражирования  и распространения этой культуры. Массовая культура воздействует на массовое сознание, связана со средствами массовой коммуникации, ориентирована на потребительские  вкусы и инстинкты, имеет манипулятивный характер. Средства массовой информации представляют собой большую угрозу для независимого человека, она обладает опасным орудием внушения, орудием социальной дрессировки человека.
 
Массовая культура осуществляет стандартизацию духовной деятельности человека. Человеческая масса испытывает и всегда испытывала отвращение к образованию и к искусству. Она хочет, чтобы ее отвлекали от жизни, а не раскрывали ее смысл.
 
В Америке “массовая культура”  приобрела двойственный характер: американский ум, который не занят практическими  заботами, остается отдыхающим, в то время как другая его часть, занятая  открытиями, производством и социальной организацией, напоминает Ниагарский водопад. Американская воля воплощается  в небоскребе, американский интеллект - в колониальных постройках.
 
По ориентированным на рынок предметам потребления, мы узнаем о типичных формах поведения, позициях, общепринятых мнениях, предрассудках  и ожиданиях большого количества людей.
 
Одна из важных функций  современной массовой культуры состоит  в мифологизации общественного сознания. Произведения массовой культуры, так же как и мифы, основаны на не различении реального и идеального, Они становятся предметом не познания, а веры. Существует мнение, что наиболее адекватным термином, выражающим сущность произведений массовой культуры, является термин икона. Именно икона соответствует русскому понятию образ. Этот термин характеризует такой тип художественного отражения, который носит символический, принципиально нереалистический характер, является предметом веры, поклонения, а не средством отражения и познания мира. Иконы обладают мифологической структурой, они действуют не на интеллектуальном, а на эмоциональном уровне. Поэтому “массовая культура”, ориентирующаяся на инстинкты и подсознание, широко использует именно иконические изображения. Но это уже не религиозные иконы, а иконы поп культуры. Как они появились, в чем их сущность? на эти и другие вопросы необходимо ответить, опираясь на историю «омассовления» конкретной страны…нашей страны.
 
 
^ 2. Становление массовой  культуры в России.
 
 
Темы массового общества и массовой культуры очень актуальны  для современной России. Общество испытывает сегодня шок от столкновения с массовой культурой в её западном, «вестернизированном» варианте. Обозначился разрыв между развитием теории и запросами социальной практики. Отстает подготовка квалифицированных работников СМК и общественных учреждений, ученых, педагогов- которые могли бы с уверенностью работать в таких новых областях, как коммуникативные технологии, информатика, реклама и т.д. Необходимо уточнить некоторые принципиальные моменты, связанные с пониманием сущности массовой культуры. Вопреки широко распространенному мнению, понятие «массовая культура» не должно рассматриваться как оценочная, эстетическая категория. Это- не просто упрощенное или ухудшенное издание так называемой высокой культуры, а явление совершенно другого порядка.
 
Вообще, в искусстве противоположность  «высшего» и «низшего», элитарного и массового не является абсолютной. В самой массовой культуре также  можно выделить произведения, обладающие стилевыми признаками «высокого» или  «низкого» жанров, но еще но еще более ей присуще отрицание подобных противопоставлений, преднамеренное смешение стилей. Относя то или иное явление к массовому искусству, мы характеризуем не его художественный уровень ( который, в принципе, может быть достаточно высоким) и даже не культурно-образовательный уровень аудитории, для которой оно предназначено, а тот общественный способ, каким оно создается, распространяется и используется.
 
«Массовая культура»- это  не культура в строгом, собственном  смысле слова, а та форма, которую  принимает культурное развитие в  условиях индустриальной цивилизации, в условиях массового индустриального  общества. Примечательными особенностями  массовой культуры являются ее общедоступность, серийность, машинная воспроизводимость и то, что она создает собственный знаковый код, символическую надстройку над структурами реальной повседневной жизни, которая многими миллионами людей воспринимается как полноценный эквивалент самой реальности.
 
Вопрос о датировке  начала вхождения России в стадию массового индустриального общества является очень интересным и важным. Для истории массовой культуры в  России большое значение имел период 40-х -50-х г.г. XIX века, коорый можно условно назвать периодом социальных предчувствий и пророчеств. Массового общества как такового в России еще не было, но мнение о нем уже активно формировалось как результат наблюдений за соответствующими процессами в Европе, и это мнение было не в его пользу. Именно в это время А.И. Герцен, испытавший острое разочарование от европейской демократической революции 1848-1852 г.г., написал: « Новейшее и последнее слово европейской культуры- это образованный хам». Российская специфика сказалась, прежде всего, в том, что такое «восстание» крупнейших представителей интеллигенции « против масс», причудливо переплелось с демократическими, народническими иллюзиями в отношении будущего собственной страны. «Массе» противопоставлялся «народ», «народность». В результате, сложился устойчивый отрицательный стереотип «запад- массовая культура- мещанство», который повлиял не на одно поколение русских социальных мыслителей и продолжает в какой-то мере действовать доныне.
 
Следующим очень важным историческим периодом стало собственно зарождение массового общества ( 80-е -90-е г.г. XIX века). Он тесно связан с пореформенным промышленным подъемом в России, строительством заводов и железных дорог, формированием единого всероссийского рынка, ростом национального и иностранного капитала. Решающим фактором в этот период явилось возникновение массового фабричного производства и массового потребителя. Создавались целые отрасли производства, обслуживающие новые (массовые) общественные потребности, например, «кузнецовский» фарфор, мебельные и бумагодельные фабрики, масерские по производству готового платья, винодельческие предприятия. Кстати, качественный уровень этих изделий в то время был действительно высок, ничуть не уступая европейскому, что и было засвидетельствовано организаторами многих международных промышленных выставок и ярмарок ( включая, Нижегородскую). Так, например, излюбленным местом общественного проведения времени у мужчин становится ресторан ( трактир), которых в 80-е г. Было открыто великое множество.
 
Во многих губернских городах  России учреждаются частные (коммерческие) театры и появляются профессиональные актерские труппы. Распространяются образцы бульварной литературы- детектив, приключенческая повесть, любовный роман- поначалу переводные, а затем и собственной, российской выделки. Среди фабричной молодежи, купцов и мещан наряду с традиционными хороводами, становятся популярными кадриль, полька, вальс. Возникают профсоюзы, спортивные клубы, первые массовые политические и культурно- просветительские организации.
 
Заметным явлением в истории  российской дореволюционной культуры были массовые городские гуляния. К  концу XIX- началу XX века имеется много  описаний и графических материалов, запечатлевших пеструю картину  ярмарочно- праздничной, карусельной, балаганной, театральной, сусально- вульгарной, бесшабашно веселой жизни горожан этого периода. Любимыми местами народных развлечений становились городская площадь, цирк, кинематограф. Существенно новыми моментами были: ( пока еще временное, ограниченное ситуацией праздника) стирание сословных границ, небывалая зрелищность, синтез всех видов и стилей искусств, начиная с традиционного народного лубка и раешника, до элементов заимствованной культуры, включая античную трагедию и комедию del-arte. В условия, когда технические средства массовой коммуникации были еще несовершенны, эти общественные празднества являли собой «своеобразную форму массовой анонимной коммуникации в их непосредственно личном виде».
 
Корифеи российской культуры конца XIX- начала XX в. в., за немногими исключениями, неверно оценивали значение собственной деятельности: фактически участвуя в создании массовой культуры, они полагали, что продолжают развитие традиций народного искусства. Отрезвление наступило после первой русской революции 1905-1907 г.г., когда выяснилось, что идеи «народа», «народности» утратили объясняющую силу, а приходящие им на смену понятия «класса», «партии» не оставляют места романтической сентиментальности. Сильнейший выплеск негативной социальной энергии, сопровождавший первую русскую революцию, свидетельствовал о том, что ни «народ», ни «масса» не оставляют шансов на воплощение просветительских чаяний интеллигенции- о народе-творце, народе-деятеле. «Новый русский человек», о котором в конце предыдущего столетия говорилось с придыханием, повернулся некоторыми пугающими сторонами своего облика. В нем явственно проступали черты нигилизма, зародыш тоталитарного «вируса». Российский массовый обыватель отличался от западноевропейского так же, как русский разночинец- от степенного новоевропейского буржуа- полным равнодушием к историческим корням и традициям, духовной бездомностью, бытовой и социальной неустроенностью, страстным желанием приложиться к любой властной «силе2, какой бы социально- политической окраски она ни была.
 
Культура объективно и  неизбежно «омассовляется» и понижается с появлением индустриального общества современного типа. Главный вопрос состоит в том, как низко она может опуститься: до уровня срединной культуры цивилизованного общества, с его выработанностью правовых норм и рутинностью демократических механизмов и процедур, или просядет дальше- к беспомощным имитациям демократии и свободы, далее- к социальному хаосу и «войне всех против всех», что в качестве компенсации приводит к варварской форме «коммунальной сборки»- тоталитаризму. Какую форму примет «восстание масс» ( термин Х. Ортеги-и-Гассета) – нигилистического взрыва на манер русской революции или гедонистического массового потребительства западного образца? Это зависит от того, образуется ли массовое общество после ( и на базе) развитого гражданского общества или «без него»? Если говорить о массовом обществе как об опоре цивилизации сегодня, то совершенно очевидно, что наиболее неустойчивая и опасная часть его находится именно там, где оно лишено исторически сформировавшегося гражданского «скелета». Приходится с сожалением констатировать, что такое массовое потребительское общество без гражданского «скелета» сформировалось именно в России.
 
После Октябрьской революции, особенно в 20-е- 30-е годы, процессы «омассовления» в обществе развернулись на качественно и количественно новой основе. Решающую роль сыграли два обстоятельства. Первым из них явилось изменение общественно- политического строя и режима власти, провозгласившей себя «властью масс», рабочих и беднейших крестьян. В отличие от западной массовой культуры, опиравшейся, в первую очередь, на «средний класс» и выражавшей его потребности, в советской России массовая культура основывалась и социально ориентировалась на потребности «низшего класса». Отвергался набор ценностей западного общества- достаток, индивидуальный успех, комфорт, благополучие семьи, стабильность, порядок- которые были объявлены исторически бесперспективными, «мещанскими». С другой стороны, этот тип массовой культуры был густо замешан на ценностях доиндустриального, традиционного общества, таких как уравнительное распределение, коллективизм, трудовая взаимопомощь, жертвенный аскетизм и т.д.
 
Конечно, в СССР создавалась  своя профессиональная и политическая элита , включавшая высокооплачиваемых работников культуры, инженеров, летчиков, профессуру, коммунистических чиновников. Они-то и были подлинными эпигонами и потребителями советской массовой культуры,- специфической заменой среднего класса. А поскольку многие представители так называемой советской интеллигенции имели генеалогические связи с дореволюционными «эксплуататорскими» классами, то они вдобавок ко всем прочим социальным унижениям должны были надевать на себя ханжескую маску «пролетариев умственного труда».
 
Другим важным обстоятельством, ускорившим процесс формирования массового  общества, стала начавшаяся в конце 20-х годов «индустриализация» страны. В ее ходе были задействованы новые  технические факторы: конвейерное  производство, промышленное домостроение, автомобили, радио, авиация и пр.
 
В эти годы в советской  России зарождается то, что можно  было бы рассматривать как предтечу современного PR, т.е. социальной технологии управления массами. На историческую сцену  выходит множество людей, которые, не будучи ни артистами, ни писателями, ни художниками, повсюду вмешивались  и всеми порывались командовать. Массовик- затейник ( по большей части местный профсоюзный активист) брал под контроль не только праздники, но и всю повседневную жизнь. Издавались сотни журналов с названиями типа «Массовик», «Массовый организатор», «Массовая культурно- просветительская работа». В советском обществе шел активный процесс зарождение и «приручения» массы.
 
В СССР было создано массовое общество мобилизационного типа и соответствующая  этому обществу массовая, или популярная, культура.
 
В качестве особого исторического  рубежа необходимо выделить период 60-х- 70-х годов. Его иногда называют «периодом  застоя», имея в виду склеротические симптомы, наблюдавшиеся в экономике  и политике, но в интересующем нас  аспекте, такая характеристика совсем не подходит. Наоборот, в этот период произошли очень важные изменения: завершение перехода от традиционного  доиндустриального типа общества - к массовому индустриальному, от тоталитарного ( мобилизационного) типа- к потребительскому.
 
В 1960 г. в СССР сравнялась численность городского и сельского  населения. В широких масштабах  велось типовое индустриальное жилищное строительство, давшее возможность  расселять коммунальные квартиры. Развивалось  массовое телевещание, сначала черно- белое, а потом и цветное. В  семьях рабочих и служащих появились  такие предметы бытовой техники, как холодильники, стиральные машины, магнитофоны, а в некоторых наиболее обеспеченных семьях- личный автотранспорт. Все это сделало населении наиболее автономным от коммунально- коллективистской сферы, а с другой стороны – более зависимыми от рынка товаров массового потребления. Возникли и новые формы культурного проведения досуга: туризм, любительская фотография, молодежные и артистические кафе, клубы по интересам.
 
Имея в виду самые новейшие тенденции в массовой культуре , как у нас в России, так и на Западе следует отметить следующие особенности.
 
^ Широкая экспансия визуальных  форм и жанров, которые повсеместно  теснят «книжную культуру». Телевизор  и компьютер не только снижают  интерес к чтению, но и создают  новый режим восприятия, граничащий  с пределом сенсорных возможностей  человека. Визуальный образ, в  отличие от печатного текста, считывается мгновенно и дорефлексивно, воздействуя на уровне подсознания. Если в начале XX века , «на заре» массового общества, визуальные искусства, такие как живопись, плакат, кино, фотография, в основном отталкивались от печатного слова и строились как его визуальная репрезентация, то теперь ( например, в постмодернистской поэзии ) уже сам художественный текст строится по законам «зрелища», с помощью приема «монтажа».
 
^ Эффект «срастания общественного  сознания со средствами массовой  коммуникации». Если еще 10- 20 лет  назад можно было говорить  о некотором паритете культуры  и СМК, о возможности общественного  контроля за ними , то сегодня такие разговоры повисают в воздухе; так называемая четвертая власть ( которую никто не выбирает!) из метафорической стала вполне реальной и могущественной силой. В этих условиях теряет смысл многолетняя дискуссия о том, кто виноват в плохом качестве массовой культурной продукции: СМК, «потакающие» низменным человеческим инстинктам ( секс, деньги, культ грубой силы) или массовая аудитория , формирующая «социальный заказ» на подобные произведения. Видимо, виновата не массовая культура как таковая, а конкретные писатели, кинорежиссеры, продюсеры, журналисты, издатели, которые эту культуру «производят» и которых необходимо подвергать компетентной профессиональной критике.
 
^ Кризис социально- культурной  идентичности. Глобальная СМК выступает мощным фактором нивелировки культурных различий. В «виртуальных сообществах», из которых состоит Интернет, идентичность зачастую сводится к эфемерным условным знакам, вроде прозвища ( « nick- name») или пиктограммы из стандартного набора. Это игровая идентичность: индивиды не прикрепляются к определенным культурным образцам и традициям, а свободно меняют их, подобно маскам, в зависимости от конкретной коммуникативной ситуации. Современная массовая культура предлагает широкий выбор готовых образцов и стилей поведения. Люди выбирают на символическом рынке подходящие образцы и пытаются имплантировать в ткань своей повседневной жизни.
 
^ Отсутствие внятного, общедоступного  символического кода, аналогичного  тому , что был создан в советское время. То был, хотя и безмерно фальшивый, но лояльный по отношению к простым людям язык советской идеологии- язык массовых газет и журналов, праздничных ритуалов и лозунгов, массовой эстрады, кинематографа. Символический язык нынешней российской культуры эклектичен и брутален. В нем соседствуют элементы, которые можно назвать национально российскими, и элементы заимствованные, иноязычные, инокультурные, а также элементы восточного (« византийского») стиля и даже криминальный фольклор! Старая символика причудливо сочетается с новой , например, в нынешнем гимне России. Такую ситуацию некоторые исследователи квалифицируют как непрерывные «символические нормы».
 
 
^ 3. Функции массовой культуры.
 
 
Как любая целенаправленная деятельность, да еще и деятельность такого всеобъемлющего характера, массовая культура имеет свои цели и задачи, выполняет какие-то функции, социальные, политические…Изучив некоторые источники, я выделила следующие функции массовой культуры:
 
Определение культурных условий, при которых удовлетворяются  потребности и побуждения человека;
 
Поддержание устойчивого  общественного порядка;
 
Разукрашивание повседневности с помощью рекламы «мелочей быта», вытеснение из сознания объективного восприятия жизни;
 
Предоставление элите  самых современных информационных технологий, которые помогают превратить публику в объект манипулирования;
 
Установка на форсированный  пересмотр всех прежних культурных представлений и ценностей, самого традиционного образа жизни, характеризующего бытие народа из поколения в поколение;
 
Конвейеризация самого художественного  производства, разбиение его на отдельные  технологические операции- по типу любого другого производства;
 
Унификация стиля жизни  в соответствии с господствующими  социальными мифами с вытекающим отсюда процессом гомогенезации общества.
 
 
 
^ 4. Главный показатель  массой культуры-
 
человек «без лица».
 
 
Говорить о массовой культуре без обращения к ее основным показателям  просто немыслимо и опрометчиво. Ведь именно по результату той или  иной деятельности можно говорить о  полезности или вреде того или  иного явления. А кто, как не мы, является непосредственным объектом воздействия  массовой культуры? Как она влияет на нас с вами? Этому вопросу  посвящен раздел моего реферата.
 
Показательно, что характерной  особенностью духовной ат­мосферы в современной культуре, определяющей тип плоскостно­го современного восприятия и мышления, становится всепрони­кающий юмор. Поверхностный взгляд не только принципиальное идет в глубину, замечая лишь видимые несообразности или не­соответствия, но и цинично предает осмеянию действительность, которая, тем не менее, принимается им как она есть: в конечном счете довольный собою и жизнью человек остается с той действи­тельностью, которую он сам же осмеял и унизил. Это глубинное неуважение к себе пронизывает все отношение человека к миру и все формы его про явления в мире. Где смех, как отмечал еще А.Бер­гсон, там нет сильных эмоций. И если смех присутствует везде, то это и означает, что человек уже не присутствует всерьез даже в собственном бытии, что он в известном смысле виртуализировал самого себя.
 
Действительно, чтобы разрушить  что-то в действительности, надо прежде разрушить это в своем сознании, низвести, унизить, развенчать как ценность. Смешение ценности и неценности не столь безобидно, как кажется на первый взгляд: оно дискредитирует цен­ность, так же как смешение истины и лжи превращает всё в ложь, ведь и в математике "минус" на "плюс" всегда дает "минус". В са­мом деле, разрушать всегда было легче, чем создавать, вносить порядок и гармонию. Это пессимистическое наблюдение сделал и М. Фуко, писавший, что низвергнуть что-то - это прокрасться внутрь, снизить планку ценности, перецентрировать окружение, вынуть центрирующий стержень из основания ценности.
 
О похожей духовной атмосфере, нос ложившейся в России в начале XX века, писал А. Блок в своем эссе « Ирония ». Перед лицом разлагающего смеха , проклятой иронии, пишет он, все оказывается равно и равновозможно: добро и зло, Беатриче Данте и Недотыкомка Сологуба, все смешано , как в кабаке и мгле: преклонить колени перед Недотыкомкой, соблазнить Беатриче… Всё уравнивается в правах, всё подлежит осмеянию, и нет никаких свя­тынь или идеалов, которые оставались бы неприкосновенными, ничего святого, что человек бы оберегал от вторжения "юморис­тического восприятия". О подобном состоянии Г.Гейне говорит: "Я уже не различаю, где кончается ирония и начинается небо".
 
А.Блок называет эту убийственную иронию болезнью лично­сти, пораженной индивидуализмом, при котором дух вечно цве­тет, но вечно бесплоден. Индивидуализм, однако, отнюдь не озна­чает становления индивидуальности, личности; на фоне процес­сов омассовления это означает рождение толп, состоящих из лю­дей-атомов, где каждый один и сам по себе, но во всём подобен другим. Личность, как известно, представляет собой системное и целостное образование, не сводимое к какой-либо одной стороне проявления человека или какой-либо конкретной форме его соци­ального поведения. Массовая культура, во-первых, фрагментиру­ет личность, лишая ее целостности, и, во-вторых, сужает ее огра­ниченным набором стереотипных проявлений, которые всё с мень­шим основанием можно считать поступками. Иными словами, из фундамента личности выбивается единый стержень, интегрирую­щий совокупные проявления личности и составляющий ее иден­тичность; остается лишь некая специфическая "реактивность" в заданном направлении, т.е. складывается конформизм. Происхо­дит парадоксальный процесс одновременного и омассовления людей, и распадения их общности, которая может основываться на взаимодействии личностей, но не на изоляции индивидуализ­мов. О разрушительной силе индивидуализма еще Вл. Соловьев в XIX веке писал: "Чрезмерное развитие индивидуализма в совре­менном Западе ведет к своему противоположному - к всеобще­му обезличению и опошлению. Крайняя напряженность личного сознания, не находя себе соответствующего предмета, переходит в пустой и мелкий эгоизм, который всех уравнивает".
 
Индивидуализм без индивидуальности предстает в обычном его выражении  как массовая мещанская психология. Само отно­шение к человеку, а также и его собственная самооценка, основы­ваются не на наличии у человека каких-либо общественно ценных способностей, достоинств и их проявлении, а на величине спроса, которым он или его способности пользуются на рынке. Человек предстает не как личность, имеющая самостоятельную ценность, а как товар, имеющий свою цену, как и все остальное на рынке. Человек и сам начинает относиться к себе как к товару, который следует продать по возможно более дорогой цене. Чувства само­уважения становится недостаточно для уверенности в себе, ибо человек начинает зависеть от оценки других людей, от моды на его специальность или способности. Рыночная ориентация, как утверждал Э. Фромм, искажает структуру характера человека; от­чуждая его от самого себя, она и лишает индивида его индивиду­альности. Христианский Бог любви терпит поражение от рыноч­ного идола наживы.
 
Индивидуализм как деиндивидуализация сознательно насаж­дается, поскольку современное общество нуждается в максималь­но одинаковых, схожих людях, которыми проще управлять. Ры­нок так же заинтересован в стандартизации личностей, как и това­ров. Стандартные вкусы легче направлять, дешевле удовлетворять, их легче формировать и угадывать. Творческое начало при этом всё более уходит из трудового процесса; творческая личность всё менее оказывается востребована в общес
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.