Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

 

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска

Обходим антиплагиат


Наименование:


Лекции Шпаргалка по "Семантике"

Информация:

Тип работы: Лекции. Добавлен: 04.05.2013. Год: 2012. Страниц: 47. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    ПРЕДМЕТ СЕМАНТИКИ
 
Семантика, как и всякая научная дисциплина, имеет свой предмет. Но определить этот предмет не так  просто, как это может показаться. Хотя большинство лингвистов согласилось  бы с тем, что семантика
изучает значение языковых выражений, на вопрос о том, что следует  понимать под значением, не существует общепринятого ответа. Из-за разного  понимания предмета по-разному проводятся границы между семантикой и другими  лингвистическими дисциплинами, в частности, между семантикой и прагматикой. Поэтому вопрос о предмете семантики  заслуживает самого внимательного  рассмотрения.
Для начала используем нейтральный  термин «содержание» и будем считать, что семантика — раздел языкознания, изучающий содержание единиц языка  и тех речевых произведений, которые  из этих единиц строятся. Однако во многих естественных языках для обозначения  содержания языковых выражений существует не одно, а (по меньшей мере) два слова: «смысл» и «значение» в русском  языке. Значит в сознании носителей  языка присутствует два связанных  между собой, но не тождественных  понятия о содержании, соответствующие  двум ипостасям сущности, которую  мы нерасчлененно обозначаем как  «содержание» языкового выражения. Потому становится  понятна причина  разногласий в понимании «значения» как предмета семантики: ведь если у  содержания языковых
выражений есть по меньшей  мере две разных ипостаси, то предметом  семантики (значением) можно объявить либо одну из них, либо другую и, в соответствии с этим, проводить границы данной области языкознания.
 
Значение Х-а  — это информация, связываемая с Х-ом конвенционально, т. е. согласно общепринятым правилам использования Х-а в качестве средства передачи информации.
Смысл Х-а для Y-aeT — это информация, связываемая с Х-ом в сознании Y-a в период времени Т, когда Y производит или воспринимает X в качестве средства передачи информации.
 
Ученые, занимающиеся семантикой, понимают ее предмет по-разному. В. А. Звегинцев, сравнивавший семантику  с «владетельной принцессой», писал: «...наша принцесса обладает волшебным  качеством: каждый из поклоняющихся  ей видит ее по-иному — в том  виде, в каком она представляется ему наиболее привлекательной. И  каждый из ее паладинов отважно защищает свой образ, стремясь подчинить своему видению и других». Но при всех частных различиях в подходах к описанию содержательной стороны  языка, множество направлений современной  семантики можно свести к двум противостоящим друг другу концепциям, существование которых обусловлено  двойственностью предмета семантики. Эти две концепции семантики  можно условно назвать узкой и широкой. Узкая концепция семантики делает своим предметом значение единиц языка и построенных из них языковых выражений. При широкой концепции семантики ее предметом, кроме того, является и смысл языковых выражений в конкретных условиях их употребления.
 
На первом этапе превращения  семантики в науку, использующую строгие и точные методы исследования, редукционизм, т. е. сознательное сужение объекта исследования, был оправдан. Однако с течением времени он должен был быть преодолен, исходя как из внутренних потребностей развития самой науки, так и из требований, которые ставит перед ней общественная практика.
 
Целый ряд исследователей пришли к выводу, что предмет семантики  должен трактоваться шире.
А. Е. Кибрик сформулировал  это требование в качестве постулата  о границах семантики: «К области  семантики (в широком смысле) относится  вся информация, которую имеет  в виду говорящий при развертывании  высказывания и которую необходимо восстановить слушающему для правильной интерпретации этого высказывания».
Если термином «значение»  обозначать любое содержание, информацию, передаваемую посредством языка, то
можно согласиться с традиционным определением семантики как раздела  языкознания, изучающего значение языковых выражений. Часто термином «семантика»  обозначают не только лингвистическую  дисциплину, но и ее предмет (объект).
 
2. МЕСТО СЕМАНТИКИ СРЕДИ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН
 
Чтобы ответить на вопрос, как  соотносится семантика с такими лингв.дисциплинами как фонетика, морфология, синтаксис, лексикология, нужно понять, что выделение этих дисциплин  основано на иерархическом строении языковой системы, кот состоит из подсистем-уровней языка, каждому  из которых соотв.определенный тип  ед-ц и правил их использ-я. Соотношение языковедческих дисциплин с уровнями организации языковой структуры:
 
Фонема
фонемный
Фонология
Морфема
морфемный
Морфология
Слово
лексический
Лексикология
Предложение
синтаксический
Синтаксис

 
Семантику нельзя вписать  в рамки данной схемы, добавив  единицы к-то доп.уровня. Хотя в Л-ке широко используется понятие «семантический уровень», речь при этом идет не об уровнях языка, а совсем
о др.уровнях — уровнях представления языкового выражения (обычно предложения) в моделях языка, ставящих своей целью формальное описание соответствия между содержанием (смыслом) и формой его выражения в языке.
 
Объект семантики (в узком  смысле) — содержательная сторона  значимых единиц языка, т. е. их значение. Поскольку мельчайшая значимая ед.языка-морфема, то в сферу интересов семантики  попадают единицы всех уровней от морфемы и выше, и тем самым  семантика оказывается тесно  связанной с морфологией, лексикологией  и синтаксисом. В языках мира существует связь некоторых видов значений с фонемами слова ( звукоподражание и звукосимволизм), и в этой части семантика оказывается связанной также с фонологией.
 
Единицы разных уровней языка  естественно обладают разными типами содержания, и соответственно внутри единой дисциплины семантики могут  быть выделены такие разделы, как морфемная с., лексическая с., синтаксическая с.
Семантическая проблематика так или иначе затрагивалась  и в рамках традиционных лингвистических  дисциплин, поскольку описание языковых средств без учета выражаемого  с их помощью значения не вряд ли осуществимо. Так, части речи в морфологии обычно определяются со ссылкой на семантические свойства слов, составляющих данный класс (имя сущ.-часть речи, обознач.предмет). Описание грам.категорий  также включает в себя описание значений падежей, глагольных времен, видов, залогов  и т. п. В синтаксисе описывается  общее значение членов предложения  и синт. Конструкций, дается хар-ка значения некоторых разрядов служебных слов(союзов, частиц). Однако
наиболее семантически «нагруженной»  является лексикология, включающая разделы, посвященные природе лексического значения, семантическим отношениям, связывающим слова в лексической  подсистеме языка и нек.др. вопросам.
 
Т.о. семантика служит необходимым  дополнением к традиционным лингвистическим  дисциплинам, поскольку в ее рамках фокус внимания переносится с  языковых средств и способов, принадлежащих  каждому из уровней языка, на выражаемое с их помощью значение, которое  становится объектом углубленного изучения. Кроме того, именно на долю семантики  выпадает задача синтеза знаний о  значениях единиц разных уровней, поскольку  она должна объяснять, как из значений ед-ц опред. уровня формируется значение ед-ц более высокого уровня. Если же исходить из широкой трактовки  предмета семантики, то она ставит перед  исследователем вопросы, выходящие  далеко за рамки компетенции трех вышеуказанных дисциплин. Например, каким образом говорящему удается  передать с помощью предложения  гораздо больше информации, чем та, которая закодирована в нем с  помощью языковых единиц разного  уровня и составляет языковое значение предложения? Как человек сооносит употребленное
в речи предложение с действительностью? На эти вопросы отвечает семантика  высказывания. Как из предложений-высказываний формируется смысл целого текста и что он собой представляет? На этот вопрос отвечает семантика текста.
 
При любой трактовке предмета семантики в ее задачи входит разработка собственного концептуального аппарата, т. е. создание системы понятий, в  терминах которых могут быть описаны  разнообразные аспекты значения единиц языка любого уровня, а также  внутриуровневые и межуровневые отношения, связывающие эти значения. Для того, чтобы говорить о значении и смысле языковых выражений, семантика  должна располагать специальным  «языком описания семантики языка»,т. е. семантическим метаязыком. Как  и всякая самостоятельная научная  дисциплина, семантика имеет особые методы исследования своего объекта  — методы семантического анализа, и  процедуры проверки правильности получаемых результатов.
 
3. ОБЩИЕ СВОЙСТВА ЯЗЫКОВОГО ЗНАКА
 
Рассуждать о значении самом по себе, в отрыве от его  носителя, практически невозможно. Ведь значение-сущность идеальная, не данная нам в непосредственном наблюдении. Носителем значения выступает знак — сущность, в отличие от значения, материально-идеальная.
 
Диапазон явлений, называемых в повседневной жизни знаками, велик. Кроме того, сходные явления помимо слова знак обозначаются в языке целым рядом других слов: символ, сигнал, симптом, признак, эмблема и др. Все эти слова называют некий особый тип отношения между внешним, явным и скрытым, внутренним, при котором явная, материальная сущность оказывается свидетельством о некоторой идеальной или скрытой от непоср.наблюдения сущности. Это отношение -знаковое отношение. То, что в понятии знака сосредоточены главные свойства ест.языка, первым из лингвистов отчетливо сформулировал Соссюр, определявший человеческий язык как систему знаков.
 
Свойства знаков ЕЯ обусловлены  теми целями, для которых они используются. В Л-ке вопрос о целях, достижение которых обеспечивается употреблением  знаков ЕЯ, рассматривается как вопрос о функциях языка. Осн.является коммуникативная – обеспечение общения между людьми. В акте языковой коммуникации информация переходит от одного человека к другому опосредованно, с помощью языковых выражений. Это и означает, что языковые выражения функционируют в процессе коммуникации как знаки.
1)Яз.знак,как и др.знаки,двусторонен: это материально-идеальная единица. По традиции, идущей от Соссюра, матер.сторона знака называется означающим, а идеальная-означаемым. Луи Ельмслев предложил д/этого др.пару терминов: план выражения и план содержания.
2)Следствием коммуникативной функции языка является такое свойство знака, как наличие устойчивой связи менаду означающим и означаемым. Если бы одним и тем же означающим не соответствовали всегда одни и те же означаемые, если бы эта связь не была закреплена общественной традицией, люди не смогли бы понять друг друга.
3)Другое важное свойство знаков ЕЯ - сложность их строения, разложимость на более мелкие элементы. Это свойство языка вслед за Андре Мартине называют членением. Это свойство продиктовано необходимостью передавать с помощью знаков огромное количество разнообр.сообщений. Если семиотическая система обслуживает строго ограниченную сферу общения, то в ней могут использоваться простые, нерасчлененные, глобальные знаки, в которых каждому сообщению соответствует один сигнал (сигнал светофора: 3 знака с неразложимыми означающими (красный, зеленый и желтый свет), которым соответствуют целостные сообщения -стоять, движение разрешено,внимание, приготовьтесь к смене сигнала). Но если бы язык состоял только из глобальных знаков,человеку понадобилась бы фантастическая память изза бесконечного числа сообщений, подлежащих передаче. Кроме того, общение при помощи глобальных сигналов сталкивается с ограниченными возможностями передачи и приема звуковой информации. Нетрудно распознать несколько десятков фонем, но если число их возрастет до миллионов -…  Т.о. разложимость языковых выражений на более мелкие элементы оправдана принципом экономии (экономия памяти+ экономия усилий по производству высказываний). Членение дает возможность с помощью нескольких десятков фонем создать значительное количество означающих, на основе огранич.набора знаков-морфем строить огромное количество знаков-слов, из которых в свою очередь можно построить множество знаков-предложений для выражения той многообразной информации, которой люди обмениваются в ходе своей деятельности.
4) положение об асимметрии плана выражения и плана содержания языкового знака. Внимание к этому свойству знаков ЕЯ привлек Сергей Осипович Карцевский, посвятивший ему свою знаменитую статью «Об асимметричном дуализме лингвистического знака». Речь идет об отсутствии однозначного соответствия между означающими и означаемыми: о том, что одно и то же означающее в разн.случаях своего употребления может служить для передачи разн.означаемых и наоборот: одно и то же означаемое в разных условиях употребления может быть представлено разными означающими. Примеры тождества означающих при различии означаемых обнаруживаются на всех уровнях языковой системы, начиная с морфем и кончая предложениями. Так, русская приставка за- может означать и начало действия (запеть) и местонахождение( Заволжье).Совпадение означающих у означаемых, которые не осознаются как связанные между собой, называется омонимией. Совпадение означающих у означаемых, которые так или иначе связаны друг с другом - многозначность единого знака(полисемия).
Тождество означаемых при  различии означающих - синонимия- также представлено на всех уровнях системы языка. Приставке за-, означающей начало, синонимична, приставка по- (побежать). Синонимами являются бегемот и гиппопотам.
«Именно благодаря этому асимметричному дуализму структуры знаков лингвистическая система может эволюционировать: адекватная позиция знака постоянно перемещается вследствие приспособления к потребностям конкретной ситуации».
5)принцип произвольности знака – условный хар-р связи м/у озн-щим и озн-мым (в разн.яз-х разные озн-щие д/одинак.озн-мых).
 
4. ХАРАКТЕР СВЯЗИ МЕЖДУ ОЗНАЧАЮЩИМ И ОЗНАЧАЕМЫМ В ЗНАКЕ
 
Вопрос о характере  связи между означаемым и означающим в языке в европейской научной  традиции обсуждается со времен античности в терминах противопоставления условной и природной связи между означаемым и означающим. В наиболее категорической форме тезис об условности связи между озн и озн сформулировал Ф. де Соссюр, назвав это принципом произвольности знака. Обычный способ доказательства произвольности этой связи — указание на тот
неоспоримый факт, что одному и тому же означаемому в разных языках соответствуют совсем не похожие друг на друга означающие, и наоборот,что одна и та же последовательность звуков в разных языках служит планом выражения для совсем не похожих друг на друга означаемых (например, означающему [jdma] в русском языке соответствует означаемое
'яма', а в японском —  'гора'). Однако связь между звуковым  составом и значением слова не исчерпывает собой всех возможных типов связи между означаемым и означающим в языке.
Более полную картину возможных  связей между двумя сторонами  знака дает семиотика. Ч. Пирс построил классификацию знаков, основанную именно на различии во взаимоотношениях между озн и озн знака. Он выделил 3 типа знаков: иконические, индексы и символы.
Иконические знаки характеризуются фактическим подобием озн и озн. Среди иконических знаков Пирс выделил два
подкласса — образы и  диаграммы. В образах сходство означающего и означаемого затрагивает то, что Пирс назвал «простыми качествами» означаемого, т. е. форму, цвет, манеру двигаться, издавать звуки и т. п. Примерами образов могут служить разного рода реалистические изображения (например, изображение морды собаки на воротах, означающее наличие собаки за воротами), некоторые жесты в танцах (например, характерное перебирание руками, изображающее лазанье по канатув матросском танце Яблочко); изобразительные фрагменты в музыкальных произведениях (например, имитация птичьего пения, звука волн и т.п.). В знаках типа диаграмм означающее обнаруживает сходство со своим означаемым
только в соотношении  их частей. Пример знаков-диаграмм —  это прежде всего диаграммы в обычном смысле — геометрические фигуры, выражающие количественное соотношение каких-либо величин.
Индексы — это знаки, основанные на отношении смежности между означаемым и означающим в реальной действительности. Так, дым-индекс огня, жар-индекс заболевания.
Символы — знаки, в которых связь между озн и озн устанавливается произвольно, по соглашению. Символы создаются правилами и не зависят от наличия/отсутствия к-л сходства или физической смежности между озн и озн. Примеры знаков-символов — сигналы светофора:трем цветам произвольно приписаны три значения; некоторые значки полезных ископаемых на геогр.карте.
Знаки иконические и индексальные в совокупности иногда называют естественными, или природными, поскольку в них  связь между озн и озн представляется естественной, непроизвольной,мотивированной природой обеих сторон знака. Символы же называют условными, конвенциональными знаками.
Пирс подчеркивал,что  принадлежность знака к 1 из указанных классов носит относительный характер. То есть в знаке могут одновременно наличествовать и черты иконичности, и индексальности, и условности, и отнесение его к одному из трех указанных классов зависит от того, какие черты в нем преобладают. По мнению Пирса,самые совершенные из знаков - те, в которых иконические, индексальные и символические признаки смешаны по возможности в равных отношениях. Примером такого знака может служить эмблема всемирного фестиваля молодежи и студентов, имеющая вид цветка с пятью лепестками разного цвета.
 
Принцип произвольности яз.знака  не всеобъемлющ: в языке есть место  не только символам, но и индексам и  иконическим знакам. Типичными индексами  в ест.языке явл.дейктические местоимения, кот.содержат в своем значении отсылку  к участникам данного акта речи. Это личные мест.1 лица, отсылающие к  говорящему и 2 лица,отсыл.к слушающему, а также указат.мест.,отсыл.к объекту,на кот.направлен указательный жест(«вот этот»). В каждом акте произнесения означающих в ситуации речевого общения актуально соприсутствует их означаемое, т.е.сущность, с которой соотносится данное означающее — референт.
 
Иконические знаки в естественном языке отнюдь не редкое явление. Знаками, которые Ч. Пирс называл образами, являются так называемые звукоизобразительные слова. В этих словах прослеживается неслучайная, мотивированная связь между их фонемным составом и тем, что Ч. Пирс называл простыми свойствами означаемого. Непроизвольная связь фонем слова со звуковым признаком того предмета / явления, которое это слово обозначает, называется звукоподражанием . Его можно рассматривать как имитацию звучаний окружающего нас мира (тук-тук, бз-з-з и т.п.).
В языках широко представлен и другой вид иконических знаков — знаки-диаграммы. Р. О. Якобсон приводил в подтверждение этого тезиса следующие примеры: форма мн.числа сущ-х в тех языках, где есть грамматическая категория числа, как правило, оказывается длиннее формы ед.числа, и тем самым количественное соотношение элементов означающе-
го у форм ед и мн числа  служит «диаграммой» количественного соотношения их означаемых.
 
В современной лингвистике  свойство иконичности (в ее диаграмматическом  варианте) связывается уже не столько  с отдельными знаками, сколько со структурой языка в целом и различными ее аспектами. Иконичность при этом понимается как соответствие структуры языка той концептуальной структуре действительного мира, которая сформировалась в сознании человека на основе данных опыта, В рамках этого общего понятия выделяются такие его разновидности, как изоморфизм и иконическая мотивированность.
 
Изоморфизм — это соответствие частей озн и озн. Изоморфизм языка и модели мира в сознании человека( Джон Хэйман) сводится к принципу «одна форма — одно значение». На первый взгляд, этот принцип находится в противоречии с принципом асимметрического дуализма языкового знака(отсутствие взаимнооднозначного соответствия между формами
и значениями). Однако, если трактовать принцип «одна форма — одно значение» как некоторое идеальное состояние, к которому стремится языковая система, то это противоречие снимается. Если в какой-то момент, например, благодаря
заимствованию слова из другого  языка, в языке образуются две  конкурирующих формы для выражения  одного и того же значения, то со временем одна из них приобретает значение, хотя бы минимально отличающееся от исходного. Омонимия может также не приниматься в расчет, поскольку такого рода совпадение форм при отсутствии какой-либо связи между
значениями - явление случайное. Полисемия тоже не противоречит принципу, если под значением понимать некую общую идею, инвариантное содержание, присутствующее в близких, но все же различающихся м/у собой значениях многозначного слова.
Иконическая мотивированность — это соответствие отношений  между частями языковой структуры  и частями концептуальной структуры,отражающей действительность. Проявления иконической мотивированности многообразны. Так, противопоставление простых знаков сложным знакам того же уровня языка может рассматриваться как отражение про-
стоты / сложности соответствующих  им в данном языке понятий. Если,например, в русском языке понятие 'пар' выражается простым словом пар, а понятие 'паровоз' — сложным словом паровоз, то согласно гипотезе об иконичности языка это означает, что для носителей рус.яз.первое понятие в некотором смысле является более элементарным,чем второе, исходным по отношению к нему.
 
5. ТИПЫ ЗНАЧЕНИЙ, ВЫДЕЛЯЕМЫХ ПО УРОВНЕВОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ  ОЗНАЧАЮЩЕГО.
 
Значения языковых знаков образуют весьма неоднородное по своему составу множество. Для того, чтобы  навести порядок в «пространстве» значений, в лингв.семантике разработан набор пар-ров, в соотв.с кот.мож.быть охарактеризовано место любого значения в этом пространстве.  М.выделить 4 таких пар-ра, кажд.из кот.рассматр.знач-е  под опред.углом зрения:
— уровневая принадлежность означающего;
— степень обобщенности значения;
— характер передаваемой информации;
— тип знаний, используемых для идентификации значения. Каждому  из пар-ров соотв.опред.типы значений.
Включение 1 пар-ра в типологию  язык.знач-й связано с 1 из важнейш.ф-ций  яз.знака – ф-цией членения целого на компоненты.  Эта особ-сть ест.языка находит отражение в понятии уровня. Языковые выражения, являющиеся носителями значения, принадлежат либо к одному из уровней языка как системы, либо к одному из уровней анализа языка как дея-
тельности (= анализа речи). Соотв-но м.классифицировать значения по их связи с ед-ми того /иного уровня.
 
Если нас интересует только значение воспроизводимых единиц языка, т. е. единиц, хранящихся в памяти в готовом виде как нечто целое, то мы будем выделять по данному параметру только два типа значений: значения морфем и значения слов (включая в последний тип также значения фразеологических единиц). Городецкий предлагает выделение уровней, соответствующих уровням анализа двухсторонних единиц языка. При этом выделяются морфо-семантический уровень, представленный значениями всех выделяемых в данном языке морфем, и лексико-семантический уровень, предст. значениями всех лексических единиц, входящих в лексикон данного языка. Каждый из уровней состоит из единиц — морфо-семантических и лексико-семантических соответственно —и связывающих эти единицы отношений.
Если же нас интересует значение невоспроизводимых языковых выражений, т. е. речевых отрезков, которые не хранятся в памяти в готовом виде, а функционируют только в процессе речевой деятельности: синтезируются из более мелких элементов в процессе говорения или разлагаются на более мелкие элементы в процессе понимания, — то можно говорить о еще двух типах семантических единиц, выделяемых по их связи с тем или иным уровнем анализа речи: сентенциально-се-
мантических (значений / смыслов предложений) и тексто-семантических(значений / смыслов целых текстов).
Несомненно, что значение единиц более высокого уровня выводится из значений единиц более низкого уровня, т. е. распознавание значения единиц более высокого уровня опирается на распознавание значений единиц более низкого уровня.
В области семантики предложения  принцип, в соответствии с которым  значение предложения представляет собой совокупность значений его  частей называется принципом композицнонности, или принципом Фреге, по имени немецкого философа и логика, впервые выдвинувшего гипотезу о том, что значение предложения строится по определенным правилам, последовательнообъединяющим значения составляющих предложения, синтаксически связаных друг с другом.
Важно подчеркнуть, что значение единицы более высокого уровня не сводится к простой сумме значений составляющих ее единиц более низкого уровня. Так, мы вполне понимаем, что высказывание Мне надо готовиться к экзамену в ответ на предложение пойти в кино означает отказ, хотя эта информация не содержится в комбинации значений слов, составляющих
высказывание.
Но существует ли т.н.»фонетическое» значение? и да, и нет. Как правило, последовательность звуков сама по себе не воспринимается как носитель к-л  информации. Но в некот.случаях звуковая форма определяет собой восприятие значения слова.  При проведении экспериментов(«семантическое шкалирование»-выявление  ассоциаций, связ.с к-л словом) наблюдается  явное единообразие реакций носителей  языка на определенное звучание.
 
6. ТИПЫ ЗНАЧЕНИЙ, ВЫДЕЛЯЕМЫХ ПО ХАРАКТЕРУ ПЕРЕДАВАЕМОЙ ИНФОРМАЦИИ
 
Значение язык.выражения-это  сложное структурное образование, состоящее из компонентов. Б.Ю.Городецкий предложил для описания таких  компонентов семантической структуры  языкового выражения понятие  семантического слоя. В значении каждого  выражения выделяется несколько  слоев, каждый из которых несет информацию особого рода. Таких слоев выделяется 4, хотя они получают разное наименование у разных исследователей.
Денотативный  слой значения или просто денотат языкового выражения, — это передаваемая им информация о внеязыковой действительности, о том реальном или воображаемом мире, о котором идет речь. Чтобы каждый раз не делать оговорку
о реальности / ирреальности мира, с которым соотносится языковое выражение, используется нейтральный в этом отношении термин мир дискурса. Денотативное значение выступает в языке в двух основных модификациях — актуальной и виртуальной. Актуальный денотат языкового выражения — это тот предмет или ситуация из мира дискурса, которые
имеет в виду говорящий, употребляя это выражение в речи. Виртуальным денотатом языкового выражения является множество объектов мира дискурса , которые могут именоваться данным выражением. Вместо термина «актуальный денотат» предпочтительно использовать термин референт, а вместо термина «виртуальный денотат» - термин денотат. В том же значении широко используется термин экстенсиоиал (= «объем понятия»), пришедший в лингвистику из логики.
Пример: Мама спит.
Денотат имени мама- множество всех объектов мира дискурса, которые являются чьими-либо мамами.
Денотат глагола спать - множество всех ситуаций, которые м.б.поименованы этим глаголом.
Денотат предложения - подмножество всех ситуаций сна, имеющих место  в момент речи, субъектами которых  выступают чьи-либо мамы.
О референте м.говорить только в том случае, когда это предлож-е  рассматр-ся как употребленное в  речи (только глагол референта не имеет).
 
Сигнификат языкового выражения, - это информация о том способе, каким объект или ситуация мира дискурса отражаются в сознании говорящего. В отличие от денотата, представляющего собой некоторый класс предметов или ситуаций, сигнификат – это не сам класс, а те свойства, на основании которых эти предметы/ситуации объединены в данный класс и противопоставлены членам других классов. В направлениях современной семантики, кот.применяют при анализе выражений ест.языка методы  формальной логики (например, в формальной семантике), в том же смысле используется термин интенсионал.
Сигнификат имени мама вкл.в себя признаки «чел.существо», «жен.пола», «родитель некот.Х-а».
Сигнификат глагола спать вкл.такие св-ва «физич.сост-е жив.сущ-ва», «форма отдыха».
Различие между денотатом  и сигнификатом проявляется в  том, что 1 и тот же референт м.б.обозначен  яз.выражениями
с различными сигнификатами. Та же самая женщина в др.ситуации м.б.названа по-другому.
 
Прагаматическое знач-е язык.выражения-это содержащаяся в нем инф-ция об условиях его употребления – многообразных аспектах коммуникат.ситуации,в которых оно исп-ся. В число этих аспектов входит: отношение говорящего к денотату яз.выраж-я, отнош-я м/у говорящим и адресатом, обстановка общения, цель, кот.говорящий хочет достичь и др.пар-ры.
Если бы прагматический слой значения слова мама был пуст, не заполнен, то мамой можно было бы назвать чьего-либо родителя женского пола в любой ситуации. Однако есть ситуации, в которых надо употребить другое слово с тем же денотатом и сигнификатом — слово мать. Т.о.,в прагматическом значении слова мама содержится определенная инф-ция об отношении говорящего либо к референту данного имени, либо к лицу X которому референт имени доводится матерью.
 
Синтаксический слой значения, или синтаксическое значение языкового выражения содержит информацию об отношениях между данным выражением и другими языковыми выражениями в составе речевого отрезка. Это разного рода требования, предъявляемые языковым знаком к своему окружению. Данный тип значения хорошо изучен применительно к слову и почти не исследован на уровне предложения. Так, знак м.предъявлять требования к наличию/отсутствию в своем окружении др.знаков, принадлежащих к опред.лексико-грамм.категории и имеющих опред.грамм.форму. Эти требования называются морфо-синтаксич.сочетаемостью слова.  Например, безличный глагол спать выступает в предложении в сопровождении именной группы.
В синтакс.знач-е слова  мама входит инф.о том, что это: 1)имя  сущ., 2)одуш., 3)жен.рода, 4)ед.ч., 5)в Им.п.
В посл.время появ.исслед-я, позволяющие говорить о синт.знач.и  на уровне предложения-высказывания. Например, если первой репликой диалога будет вопрос Мама спит?,то при нормальных условиях следующая реплика должна представлять собой предложение с вполне определенным денотативным, сигнификативным и прагматическим значением: это должен быть положительный или отрицательный ответ на вопрос о том, спит ли мама, а не какое-либо другое высказывание.
 
С противопоставлением типов  значений, выделяемых по характеру передаваемой информации, определенным образом соотносится противопоставление лексического и грамматического значения.
 
7. ТИПЫ ЗНАЧЕНИЙ, ВЫДЕЛЯЕМЫХ ПО СВЯЗИ С ОПРЕДЕЛЯЮЩИМ ТИПОМ ЗНАНИЙ
 
Понимая значение языкового  знака как все содержание, которое в этом знаке заключается, можно выделять разные типы значений в зависимости от того, какой тип знаний представляет собой та или иная часть этого содержания.
Еще А. А. Потебня применительно  к слову разграничил по данному  пар-ру 2 вида значения: «ближайшее» и «дальнейшее».
«Ближайшему» значению слова соответствует та часть его содержания, которую он называл языковым содержанием, т.е. та инф,кот.связывают с данным словом все носители 1 и того же языка, потому что знание этой связи между формой и содержанием слова входит в знание языка. «Дальнейшему» значению слова соответствует та часть его содержания, которую Потебня называл «внеязычным»,или как принято говорить сейчас, экстралинвистическим содержанием,
поскольку его знание не входит в знание языка. Это и научная, энциклопедическая информация о денотате слова, и индивидуальные ассоциации, связанные с ним в сознании говорящего. О неисчерпаемости значения слова можно говорить, только имея в виду его «дальнейшее» значение: оно у каждого различается по количеству и качеству элементов, а «ближ.»значение народно. Потебня считал,что ведению Яз-ния подлежит только ближайшее знач-е слова,и тем самым был сторонником узкой концепции сем-ки. Сторонники широкой концепции выступают против возведения непроницаемого барьера м/у этими 2мя значениями, т.к.считают, что в процессах порождения и понимания яз.выражений учавствуют и лингв.,и экстралингв.знания.
 Информация о мире, извлекаемая из опыта, хранится  в памяти человека не в хаотическом беспорядке, а в виде разного рода связанных конструкций, именуемых в когнитивной психологии фреймами. Фрейм — это структура знаний, предст.собой пакет информации об определенном фрагменте человеческого опыта. Фрейм состоит из слотов, количество которых соответствует количеству элементов, выделяемых в данном фрагменте опыта. Так, фрейм физического объекта состоит из слотов, соответствующих разнообразным аспектам или параметрам, выделенным на основе опыта общения человека с объектами данного типа. Слот имеет имя, задающее сам параметр, и заполняется информацией о значении, которое данный параметр принимает у данного типа объектов или у данного конкретного экземпляра. Фрейм удобно представлять в виде
таблицы, столбцы или строки которой соответствуют его слотам.
Какие элементы информации, отраженные во фрейме, входят в лингвистическое  значение, а какие в экстралингвистическое - вопрос схоластический, коль скоро вся эта информация так или иначе используется говорящим.
 
Различие м/у лингв.и  экстралингв.знач.на уровне предложений: лингв.знач.-это та инф.,кот.кодирована лингв.знаками, входящими в состав предложения, экстралингв.знач.-вся прочая инф. Джон прилетел в нью-йорк
 
8. ЛЕКСИЧЕСКОЕ  И ГРАММАТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
 
Лексическая семантика изучает  значение любых слов, включая те, которые традиционно относят к области грамматики, т.е. служебные слова типа союзов или предлогов. Но в языках с развитой морфологией граница между лекс и грамм знач.часто проходит внутри слова, деля его означаемое на 2 части: ЛЗ - наиболее содержательную его часть, которая относится к ведению лексической семантики, и ГЗ, изучением которого занимается  грамматическая семантика.
Водораздел между лексическим  и грамм в значении слова можно приводить по-разному. При этом в любом случае легче очертить границы ГЗ и затем определить ЛЗ как то, что остается за вычетом из целостного значения слова его грамматической части.
При одном подходе к  определению ГЗ главной чертой отличающей его от ЛЗ считается обязательность и регулярность его выражения  в языке (яблоко-яблоки; но в др.яз.этот эл-т знач-я м.оказ-ся лексическим).
Другой подход к разграничению  Л и ГЗ связан с противопоставлением  м/у открытыми и закрытыми классами единиц языка. Откр.класс: большой, легко  м.б.увеличен. Закр.класс: сравнительно небольшой, список входящих в него элементов  фиксирован. При данном подходе лексическим  считается значение элементов, входящих в открытые классы, а грамматическим – знач.элементов, образующих закрытые классы. Открытые классы образуют корневые морфемы сущ,прил,глаголов,которые  и считаются носителями ЛЗ. Элементы,образующие закрытые классы и тем самым выражающие ГЗ разнообразны: это и сами лексико-грамматические категории (сущ,прил,глагол), и грамм.категории (род,число и т.д.), и грамм.отношения (субъект, объект и т.п.). Закрытыми  классами слов явл.служебные ЧР –  предлоги, союзы, частицы. Закрытый класс  образуют и словообразоват.аффиксы, и интонационные конструкции.
 
Сравнивая эти 2 подхода, следует  признать, что они не изоморфны: если к-л элемент смысла выражается обязательно  и регулярным способом, то выражающая его единица будет входить  в закрытый класс, т.е. все, что относится к сфере грамматического по принципу обязательности и регулярности, будет сочтено таковым и по принципу закрытости класса. Однако обратное в общем случае неверно: ед.языка, входящая в закр.класс, не всегда обладает св-вом обязат.и регулярности (суффикс –ик- в слове домиком – показатель уменьшительности и член закр.класса словообраз.аффиксов, но это значение не явл.обязательным для выражения).
Слова, относящиеся к одной  лексико-грамматической категории, имеющие  общую основу и различающиеся только грамматическими элементами, принято считать формами одного и того же слова. Т.о., слово существует в виде набора словоформ, совпадающих по ЛЗ и различающихся только своими ГЗ. Такое множество словоформ называется лексемой. Так, лексема домик представляет собой множество всех словоформ, составляющих парадигму его склонения.
 
Между Л и ГЗми существует не только формальное, но и содержательное различие. Проведенное Леонардом  Талми исследование показало, что  содержание грамм.ед-ц языка сильно ограничено по сравнению с содержанием  лекс.ед-ц. При этом сущ.2 рода ограничений: на категории грамматически выражаемых понятий (во многих языках грамматически  выражаются число, время и никогда  – форма, цвет) и на члены этих категорий (напр.,грамм.категория числа  не м.выражать таких понятий как  «четный», «нечетный», «исчислимый», но эти понятия могут выражаться лексически).
Типологический анализ ГЗ показывает, что они отражают не те или иные фрагменты мира (это делают ЛЗ), а структуру таких фрагментов с позиции говорящего. Если грамматические показатели в составе языкового выражения предназначены в общем случае для структурирования выражаемого содержания, то природа этой структуры будет по преимуществу относительной, а не абсолютной, приблизительной, а не точной. Абсолютность характеристик, количественность и точность возможны только в составе лексического значения.
 
План содержания лексемы как единицы лексической системы языка включает в себя не только ЛЗ, но и прагматическую и синтаксическую информацию, отражающую требования данной лексемы к ситуативному и языковому контексту.
Взятые вместе, они составляют то, что можно назвать лексико-семантической информацией. Что же касается переменной грамматической части означаемого слова, составляющей предмет грамматической семантики, то она обычно рассматривается в составе морфологии.
 
9. СИГНИФИКАТИВНЫЙ  КОМПОНЕНТ ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ  ИНФОРМАЦИИ
 
Это слой, связанный не с  действительностью, а с ее отражением в сознании человека. Несомненно, язык служит для того, чтобы с его помощью человек мог сообщить что-то о вещах, существующих или происходящих в мире. Однако сущность слова-лексемы заключается не в том, что оно обозначает вещь, или соотносится с вещью, а в том, что оно репрезентирует некоторую абстракцию как результат познавательной деятельности человека. В слове закрепляются результаты рационального познания, связанного с абстрагированием от реальной вещи всеобщих признаков, преобразованием их в идеальную сущность. В значении слова находит отображение и закрепление не весь предмет в целом, но только небольшое число признаков или свойств предмета, или даже одно из множества присущих ему свойств. Совокупность существенных признаков обозначаемых словом объектов называется сигнификатом слова.
Сигнификат слова - ядро его  лексического значения. Толкования значений слов в толковых словарях описывают прежде всего сигнификативный слой значения слова, репрезентируя совокупность существенных признаков обозначаемых словом объектов. Так, например, в словаре Ожегова сигнификативное значение слова бор представлено толкованием «сосновый лес», которое содержит два признака обозначаемого объекта - 'быть лесом' и 'состоять из сосен'.
Сигнификат слова можно  представлять не только как совокупность существенных признаков, по которым выделен класс сущностей, именуемых данным словом, но и как набор необходимых и достаточных условий применимости — условий, которым должен соответствовать объект для того, чтобы его можно было обозначить с помощью данного слова.
Описать лексическое значение слова значит прежде всего определить его сигнификативное значение.
 
10. ДЕНОТАТИВНЫЙ КОМПОНЕНТ ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ
 
Существование у слова  денотата (ВИРТУАЛЬНОГО!), или денотативного значения, обусловлено предметностью мышления, его обращенностью к миру. Предметный мир, отражаемый в языковом значении лексемы, включает в себя не только реально воспринимаемые объекты внеязыковой действительности, но и другие виды означаемых — чувства, эмоции, психические состояния, признаки, отношения и т. п. Термин «денотат» в лексической семантике допускает две трактовки.
В первой трактовке денотат определяется как множество объектов, удовлетворяющих тем свойствам, которые составляют сигнификат этой единицы. При такой трактовке денотата для многих классов слов описание денотативного слоя их значения будет изоморфно описанию сигнификативного слоя с той разницей, что в первом случае формулировка значения будет даваться в терминах объектов и отношений, имеющих место в действительности, а во втором — в терминах объектов и отношений, имеющих место в сознании. (напр., Городецкий, описывая означаемое слова водоносный, формулирует его денотат как «связь с предметной областью почв, земных пластов, вод», а сигнификат как «связь с соответствующей понятийной сферой, с абстрактными признаками соответствующих предметов»).
При второй трактовке денотат определяется как связанный с данным словом в сознании носителя языка целостный образ типичного, эталонного представителя соответствующего данному слову класса сущностей (т. е. денотата в 1 понимании). В когнитивной семантике такой образ называют прототипом соответствующей категории сущностей. Так, если денотатом слова птица в 1 понимании является множество всех птиц, то во 2 понимании это образ типичной птицы (как показывают исследования когнитивных психологов, типичной птицей для европейцев является что-то вроде воробья). Денотат лексемы во 2 понимании является, как и сигнификат, ментальным отражением объекта действительности, но при этом противостоит сигнификату как нерасчлененное, целостное представление об объекте его представлению в виде определенной комбинации признаков.
В значении различных классов слов роль или значимость денотативного (образного) и сигнифик.слоев неодинакова. Это особенно заметно при сопоставлении конкретной и абстрактной лексики. Конкретная лексика — это слова, денотатами которых являются образные представления о реально существующих материальных объектах (альбатрос) или о свойствах и проявлениях материальных объектов, воспринимаемых органами чувств (красный). У слов такого типа денотативное значение преобладает над сигнификативным. Это проявляется в том, что описание значения этих слов естественно выливается в изучение тех объектов, которые они называют. Абстрактная лексика — это слова, обозначающие объекты, свойства и отношения, полученные в результате абстрагирования, отвлечения от конкретных объектов, свойств и отношений. Естественно, в значениях слов такого типа рациональный сигнификативный слой преобладает над конкретно-чувственным денотативным, который в предельном случае вообще может быть пуст (т. е. с данным словом в сознании не ассоциируется никакой конкретный образ).
 
11. КОННОТАЦИЯ  ЛЕКСЕМЫ
 
Прагматические функции  лексемы -  те речевые действия, которые говорящий может осуществлять с ее помощью.
Коннотации - важный тип лексической информации, который относят к прагматике слова, - иногда называют также ассоциациями. В настоящее время под коннотациями лексемы понимаются «несущественные, но устойчивые признаки выражаемого ею понятия, которые воплощают принятую в данном языковом коллективе оценку соответствующего предмета или факта действительности» (Апресян), «отражают связанные со словом культурные традиции, господствующую в данном обществе практику использования соответствующей вещи»; или «совокупность закрепленных в культуре данного общества ассоциаций», образующих сопутствующие лексическому значению «содержательные элементы, логические и эмотивные, которые складываются в стереотип».
Коннотации включают в себя отсылку не к индивидуальному пользователю знака - говорящему, а к языковому коллективу. Так что говорящий, используя лексему, имеющую определенные коннотации,не выражает этим своей личной оценки обозначаемого объекта.
Примером коннотаций служат признаки 'упрямства' и 'тупости' у слова осел, признаки 'быстроты и непостоянства' у слова ветер.
К языковым проявлениям коннотаций, т. е. таким, которые зафиксированы  в системе языка, относятся переносные значения (переносное значение 'тупой и /или упрямый человек' у слова осел), привычные сравнения (ср. упрямый как осел), значения производных слов (ср. ветреный в значении 'легкомысленный'), значения фразеологизмов (ср. как ветром сдуло, что
означает быстрое исчезновение кого / чего-либо).
К числу объективных проявлений коннотаций следует отнести и явления речи, которые обычно не фиксируются словарями, но воспроизводятся в процессе порождения и интерпретации высказывания с данной лексемой. Одно из таких явлений — это относительное единообразие в интерпретации носителями языка псевдотавтологических конструкций вида X есть X, например, Немец есть немец. С формально-логической точки зрения такие высказывания тавтологичны (истинны в силу своей формы), а значит должны были бы избегаться в речи как неинформативные (предикат не сообщает ничего нового о субъекте). Однако этого не происходит: они воспринимаются как вполне нормальные высказывания, которые нформативны
благодаря тому, что в  них субъекту X в неявной форме  приписывается свойство, устойчиво  ассоциируемое в сознании говорящихс сущностями данного типа. В частности, в приведенном примере псевдотавтологии немцу с высокой степенью регулярности приписываютсятакие свойства, как 'аккуратность' и 'педантизм', которые, как выясняется, устойчиво связаны в сознании носителя русского языка с этнонимом немец, безусловно не относясь при этом к существенным признакам соответствующего денотата, составляющим лексическое значение этнонима.
К речевым проявлениям  коннотаций лексемы X относится также  эффект сужения круга ее правдоподобных синтагматических партнеров Р,своего рода ограничение на сочетаемость. Так, например, конструкция Он X,но он Р, как показано в целом ряде работ о семантике союза но, имплицирует мнение говорящего 'X должен быть не Р' или 'X в норме не Р'. Если в эту конструкцию на место Р подставить имя коннотативного признака лексемы X, то мы получим неестественное, странное, аномальное высказывание,  например, Он холостяк, но он  неухоженный при абсолютной естественности Он холостяк, но он очень  ухоженный.
Коннотации специфичны для  каждого языка. Л. В. Щерба отметил следующее различие между русским словом вода и обозначающим то же вещество французким словом еаи: «Французское еаи, как будто вполне равно русской воде; однако образное уотребление слова вода в смысле 'нечто лишенное содержания' совершенно чуждо французкому слову.»
Слово слон в русском языке имеет коннотацию 'тяжеловесности', 'неуклюжести' (ср. топать, как слон; как слон в посудной лавке), а в санскрите его переводной эквивалент gadja — коннотацию 'легкости', 'грациозности' (ср. gadjagamini «легкой походкой» букв. «слоновой»).
В одном и том же языке  у слов, близких по значению, коннотации также могут сильно различаться. Ср. осел (упрямство, тупость) и ишак (готовность много и безропотно работать) [Апресян]. Это свойство коннотаций Апресян называет каприз-
ностью и непредсказуемостью.
 
12. СЕМАНТИЧЕСКОЕ  ПОЛЕ
 
Лексика представляет собой  совокупность подсистем, называемых семантическими полями, внутри которых слова связаны отношениями взаимного противопоставления. Основателем теории семантического поля считается немецкий ученый Иост Трир.Согласно этой теории на каждое «понятийное поле», соответствующее определенной сфере понятий (кругу представлений), как бы накладываются слова, членящие его без остатка и образующие «словесное» поле. При этом каждое слово получает смысл только как часть соответствующего поля. Носитель языка в полной мере знает значение слова лишь в том случае, если ему известны значения других слов из того же поля.
Пример: сравним три системы оценок знаний учащихся - системы А, В и С:
А: отлично, хорошо, уд., неуд.
В: отлично, хорошо, уд., не вполне уд., неуд.
С: отлично, хорошо, уд., достаточно, не вполне уд., неуд.
Здесь один и тот же континуум  качества знаний учащихся (понятийное поле) по-разному членится тремя  системами оценок (словесными полями), образуя в результате 3 семантических поля. Если не знать, к какому семантическому полю относится та или иная оценка, то вряд ли возможно установить ее реальную ценность, т. е. покрываемый ею диапазон качества знаний учащихся.
В современном языкознании  семантическое поле определяется как совокупность языковых единиц, объединенных общностью содержания и отражающих понятийное, предметное или функциональное сходство обозначаемых явлений. Семантическое поле характеризуется следующими основными свойствами:
1) наличием семантических  отношений (корреляций) между составляющими  его словами;
2) системным характером  этих отношений;
3) взаимозависимостью и  взаимоопределяемостью лексических  единиц;
4) относительной автономностью  поля;
5) непрерывностью обозначения  его смыслового пространства;
6) взаимосвязью семантических  полей в пределах всей лексической системы (всего словаря).
Примеры семантических полей: поле времени, поле животноводства, поле цветообозначений.
 
13. СЕМАНТИЧЕСКАЯ  ВАЛЕНТНОСТЬ
 
Мы говорим, что у некоторого слова Л есть семантическая валентность X, если слово Л описывает ситуацию, в которой есть обязательный участник, выполняющий роль X. Значения слов, связанных с Л и обозначающих обязательных участников описываемой словом Л ситуации, называются семантическими актантами этого слова. Семантические актанты слова Л заполняют семантические валентности слова Л. Хотя понятия актанта и валентности нередко смешивают, они имеют разную логическую природу. Если семантический актант слова Л – это некоторое значение, отличное от значения самого Л и переменное в том смысле, что в разных предложениях со словом Л оно разное, то СВ слова Л — это постоянное внутреннее свойство самого Л, обусловленное его значением. Содержание СВ слова — это роли участников ситуации — агенс, пациенс, инструмент, место и т. п. Эти роли - части лексического значения данного слова.
 
Возьмем слово наказывать. Чтобы определить, каковы его СВ и семантические актанты, надо сделать то же, что мы делали при компонентном анализе: проанализировать обозначаемую этим словом ситуацию. О наказании можно говорить только в том случае, когда лицо В совершило проступок С, а другое лицо А причиняет В некоторое зло D с целью заставить самого В исправиться и впредь не совершать проступков типа С. Эти А, В, С и D и есть обязательные участники ситуации наказания, т. е. ее семантические актанты. Если А, В, С и D присутствуют в соответствующих ролях и выступают: А — в роли деятеля — агенса, В — в роли лица, затрагиваемого описываемой ситуацией, — пациенса, С — в роли события и Д — в роли средства осуществления ситуации, то происходящее всегда можно назвать наказанием.
Число семантических  актантов и СВ слова = числу переменных в описании его значения, т. е.в  толковании.
 
Семантические актанты и  валентности слов необходимо отличать от синтаксических актантов и валентностей. Сем.актанты и валентности — это единицы и отношения плана содержания речевого отрезка, а синт.актанты и валентности - единицы и отношения, характеризующие план выражения речевого отрезка. Вторые выступают в качестве означающего для первых.
Если слово У синтаксически зависит от слова X и при этом морфо-синтаксическое оформление У зависит не только от типа синтаксической связи, ее содержания, части речи и формы У, но и конкретно от X как лексемы,то У является синт.актантом (дополнением), в противном случае — определением или обстоятельством.
 
Главная проблема при определении  состава СВ слова состоит в том, чтобы правильно провести границу между валентностями, связывающими значение слова с его актантами, и более слабым типом семантических зависимостей, соединяющих значение слова с его сирконстантами. Обычно руководствуются следующими соображениями:
1. Обязательность соответствующих  аспектов (участников) для обозначаемой словом ситуации говорит о том, что они являются семантическими актантами. При этом актантами не считаются аспекты (участники),присущие всем ситуациям вообще, например, такие, как время и место,которые в большинстве случаев выступают как сирконстанты. Соответственно, необязательность того или иного аспекта (участника) для ситуации, как правило, свидетельствует о том, что он является
Сирконстантом.
2. Семантических валентностей  у слова бывает немного, от  одной до трех, реже четыре и более.
3. Для семантических актантов характерна идиоматичность морфологического выражения: оно зависит не только от содержания соответствующих валентностей, но и от лексемы, которой принадлежит актант. Так, участник ситуации с одной и той же семантической ролью адресата при глаголе сообщать выражается именем в дательном падеже, а при глаголе извещать — в винительном. Это явный показатель того, что мы имеем здесь дело с семантическим актантом.
 
Проблема определения  состава валентностей слова усложняется  еще и тем, что помимо упомянутой выше синтаксической факультативности существует еще и семантическая необязательность (факультативность) валентности. Вопреки самому определению СВ, основанному на выделении в ситуации обязательных участников, в ряде случаев признается, что состав таких участников может варьировать в определенных пределах. Так, семантически факультативна валентность цели у большинства глаголов направленного, ориентированного движения.
 
14. КОРРЕЛЯЦИИ  СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ: СИНОНИМИЯ
 
Связи между значениями слов в СП различаются по степени общности. Есть корреляции широкого охвата, связывающие
между собой элементы внутри самых разных в содержательном отношении  полей. Также есть корреляции, специфические для какой-то 1 понятийной области. Рассмотрим сначала общие типы корреляций между словами в рамках СП.
 
Группа синонимических корреляций включает в себя отношения, основанные на полном или частичном совпадении словесных означаемых (многозначные слова рассматриваются при этом в каком-то одном из их узуальных значений).
Слова, связываемые синонимической корреляцией, называются синонимами.
 
В завимости от того, допускаются  ли вообще различия в значениии слов, и если допускаются, то какие, выделяются
разновидности синонимии  и синонимов, обозначаемые тем же термином, но снабженные уточняющим определением.
1)  Корреляция полной (точной) синонимии связывает между собой слова, которые не обнаруживают никаких семантических различий ( не различаются ни в денотативном, ни в сигнификативном, ни в прагматическом, ни в синт.
Плане). Точная синонимия — явление редкое. Примеры: бросать-кидать; глядеть- смотреть; везде- всюду.
2) Если означаемые двух слов совпадают во всем, кроме экспрессивно-оценочных элементов их прагматического слоя, то
связывающее их отношение  называют экспрессивно-стилистической синонимией. Примеры: убегать- улепетывать или англ, policeman — cop.
3) О синтаксической синонимии можно говорить когда слова различаются только по своему синтаксическому значению,
т. е. теми или иными грамм  или лексич ограничениями на сочетаемость с другими словами. Так, синт.синонимом слова полный в значении высшей степени (полный восторг / провал / сирота ) является слово круглый, которое выражает то же самое самое значение только при двух словах — сирота и дурак.
Вопреки общепринятой практике, согласно которой синонимы должны принадлежать к одной часта речи, синтаксическими синонимами должны считаться и слова, которые, совпадая по денотативному,сигнификативному и прагматическому слою, различаются только своей принадлежностью к определенной лексико-грамматической категории,например, глагол доверять и имя доверие, прилагательное красивый и имя красота.
 
Слова достаточно близкие  по значению, но имеющие различия, затрагивающие денотативный и сигнификативный слои значения, называются квазисинонимами. Среди разновидностей квазисинонимии особо выделяются гипонимия и несовместимость.
Несовместимость тесно взаимосвязана с гипонимией, поскольку это отношение, которое связывает между собой когипонимы. Так, в отношении несовместимости находятся слова мать и отец, идти и бежать. Эти слова несовместимы в том смысле, что они не могут в один и тот же момент времени характеризовать одно и то же явление, относиться к одному и тому же объекту.
 
 
15. КОРРЕЛЯЦИИ  СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ: ГИПОНИМИЯ
 
Гипонимические корреляции, называемые также гипогиперонимическими, или родо-видовыми связывают слово, обозначающее общее родовое понятие  со словами, обозначающими частные  подразделения этого понятия. Слово, выражающее более общее понятие называется гиперонимом, а слово, обозначающее частный случай, вид указанного рода объектов или явлений называется, гипонимом. Слова, имеющие общий гипероним называются когипонимами или
согипонимами. Так, слово дерево является гиперонимом по отношению к словам дуб, ясень, береза, пальма, которые являются его гипонимами, и тем самым когипонимами по отношению друг к другу.
Денотат гиперонима включает в себя денотат гипонима. Так, множество  школ является подмножеством множества  учебных
заведений.
На основе родо-видовых  корреляций можно строить эндоцентрические ряды, в которых каждое следующее слово ряда представляет собой гипоним по отношению к предыдущему слову и гипероним по отношению к последующему, например: человек — ребенок — мальчик; передвигаться — идти — плестись. Лексемы из таких рядов могут в речи использоваться для называния, номинации одного и того же референта. Действительно, если какой-либо объект может быть назван антоновкой, то в силу существующих в языке гипонимических корреляций он может быть назван яблоком, фруктом, предметом.
Говорящий, желая указать на какой-либо объект, таким образом имеет на выбор целый ряд лексем разного уровня специфичности, конкретности. Какие факторы определяют выбор? В каждом эндоцентрическом ряду, построенном на отношении гипонимии, можно выделить слово, соответствующее нейтральному уровню конкретности. Так, на вопрос Что
у тебя в кармане? можно получить три равно правдивых ответа: (а) Яблоко; (б) Антоновка; (в) Фрукт. Из них только (а) является нейтральным.
Слова типа яблоко, собака, чашка, синий, бежать (в отличие от слов типа фрукт, антоновка, животное, пудель, сосуд, темно-синий, передвигаться, трусить) обозначают классы объектов, свойств и явлений, выделяемые на базовом уровне категоризации действительности. Иначе говоря,им соответствуют основные, базовые категории человеческого мышления.
Слова,соответствующие категориям базового уровня, содержат такое количество информации об объекте или явлении, которого оказывается достаточно для большинства ситуаций, в которых человек с ними встречается.
К именам большего или меньшего уровня точности мы прибегаем, только когда этого требует контекст. Это возможно в следующих случаях: 1) когда использование лексемы базового уровня в данных условиях может привести к неправильному пониманию (напр., если в данных условия необходимо более широкое обощение – не «нельзя есть немытое яблоко», а «нельзя есть немытые фрукты»)
2) когда употребление  лексемы базового уровня категоризации  будет избыточным из-за очень  высокой степени заданности ее референта в ситуации общения, говорящий обычно переходит к гиперониму (например, на выставке собак член жюри скажет скорее не Собака в отличной форме, а Животное в отличной форме)
 
Маркированный уровень точности при номинации объекта — это либо недоопределенность, либо чрезмерная точность. Семантическим эффектом недоопределенности, т. е. использования гиперонима вместо гипонима, является затушевывание отсутствующих у гиперонима семантических признаков, входящих в сигнификат гипонима (ср. Возьми фрукт вместо Возьми яблоко). Семантическим эффектом чрезмерной точности является интенсификация, подчеркивание признаков гипонима, отсутствующих в сигнификате его гиперонима (ср. Возьми антоновку вместо Возьми яблоко). Кроме этого, к употреблению лексем с маркированным уровнем точности (в сторону меньшей, чем следовало бы конкретности) мы прибегаем в следующих ситуациях:
1) при выражении сочувствия, ср. Бедный ребенок! Или Несчастное животное!
2) при невозможности (из-за  незнания) или нежелании быть  более точным, ср. Что у тебя в коробке? — Музыкальный инструмент;
3) для демонстрации того, что являешься экспертом в соответствующей области, сталкиваясь с некоторым классом вещей ежедневно, ср. камешки вместо алмазы в устах ювелира.
 
 
16. КОРРЕЛЯЦИИ  СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ: КОНВЕРСИВНОСТЬ
 
Конверсия (от латинского conversio- изменение, превращения) в лексике - это способ выражения субъектно - объектных отношений в эквивалентных  по смыслу предложениях.
Конверсивная корреляция связывает слова, обозначающие одну и ту же ситуацию, но рассматриваемую с точки зрения разных ее участников: выиграть — проиграть, над — под, иметь — принадлежать, младше —старше и т. п.
Так, одно и то же положение  дел может быть описано и как Х опережает Y-а на 10 очков, и как Y отстает от Х-а на 10 очков, но в первом случае благодаря использованию глагола опережать главным действующим лицом представлен Х, а во втором глагол отставать ставит в центр внимания другого участника – Y-а.
Конверсные отношения, как  выражение категории "противоположности", сравнительно недавно привлекли  внимание ученых лингвистов.Но, не смотря на это, им посвящено много научных  трудов (М.И.Жиляева, Э.В.Зуева, З.М.Кумахова, Ю.Д.Апресян, М.В.Моисеев и т.д.) 
Впервые на существования  в языке конверсивности указал французский  ученый Ш.Балли. Он рассматривал конверсивность как два противоположных понятия, заключенные в одно целое.
Ю.Д.Апресян считает, что  отношения конверсности оказываются  характерными прежде всего для глаголов потому, что конверсивами могут быть только такие слова, каждое из которых  имеет не менее двух валентностей. Именно глагол выработал специальную  грамматическую форму выражения  конверсных отношений - форму действительного  и страдательного залога. Однако, всякий развитый язык располагает различными более или менее регулярными способами образования конверсивов. Регулярным и продуктивным источником лексических конверсивов являются производные отглагольные существительные. Из других частей речи, обладающих необходимыми для развития конверсивных отношений свойствами, Ю.Д.Апресян выделяет союзы (Он заболел., и поэтому премьера не состоялась Премьера не состоялась, потому что он заболел.), существительные (проигрыш Ивана Петру - выйгрыш Петра у Ивана.) Кроме этих конверсивов, Ю.Д.Апресян выделяет другие  средства выражения конверсности: 
1.Грамматический залог. 
2.Антонимические качественные прилагательные и наречия со значением размера, физического свойства, скорости, положения в пространстве и времени и так далее в сравнительной степени ( Он бежал быстрее меня - Я бежал медленнее его. ). 
3.Антонимические предлоги, обозначающие положение в пространстве или в соединении с каким - либо местоимением ( Он пришел до меня - Я пришел после него. ).
 
Конверсивность как самостоятельная  категория стала объектом лингвистического анализа сравнительно недавно. В  лингвистической литературе отмечалось, что в конверсивные отношения  могут вступать не только лексические  единицы, но и единицы других уровней, а так же разноуровневые единицы: ЛЕ – ЛЕ: buy – sell, купить - продать; ЛЕ – словосочетания: approve – to win approval, уважать – завоевать уважение; фразеологические единицы ( ФЕ ) – ЛЕ: to alarm – to take alarm, натянуть нос – обмануться и другие.
 
17. КОРРЕЛЯЦИИ  СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ: АССОЦИАТИВНЫЕ  ОТНОШЕНИЯ
 
Наличие ассоциативных отношений  между словами в языке выявляется в ходе психолингвистических экспериментов, когда испытуемым предлагается выписать все слова, которые припоминаются им, приходят в голову в связи с предъявленным словом-стимулом. Получающиеся в результате таких экспериментов группы слов называют ассоциативными полями, состав которых у разных испытуемых обнаруживает значительную степень общности. Существуют даже специальные словари ассоциативных норм, в том числе и для русского языка.
Анализируя ассоциативные  поля, мы можем увидеть в их составе  слова, связанные со словом-стимулом рассмотренными корреляциями, но кроме них встретим и отношения, обычно не относимые к числу системных отношений в лексике. Так, на слово-стимул осел вполне возможна реакция в виде слова глупость, на слово-стимул лететь - реакция быстро и т. п. Зная о таком компоненте прагматического значения лексемы, как коннотации, мы сразу понимаем, что отношения такого типа базируются на связанной со словом коннотативной информации. Естественно, что в связи с наличием у каждого человека помимо общекультурных еще и сугубо индивидуальных представлений, связанных с денотатом слова (индивидуальных ассоциаций),в ассоциативное поле лексемы у конкретного носителя языка может попасть слово, семантическое отношение которого к слову-стимулу можно объяснить только на основе индивидуального жизненного опыта данного лица.
 
Соссюр: Образуемые в нашем сознании ассоциативные группы не ограничиваются сближением членов отношения, имеющих нечто общее,— ум схватывает и характер связывающих их в каждом случае отношений и тем самым создает столько ассоциативных рядов, сколько есть различных отношений. Так, в «обучение»,  «обучать», «обучаем» и т. д. есть общий всем членам отношения элемент — корень; но то же слово «обучение» может попасть и в другой ряд, характеризуемый общностью другого элемента — суффикса:  «обучение», «вооружение»,  «изменение» и т. д.
Ассоциация может также покоиться единственно на сходстве означаемых: «обучение», «инструктирование»,  «учение»,  «образование» и т. д., или, наоборот, исключительно на общности акустических образов. Налицо, таким образом, либо общность как по смыслу, так и по форме, либо только по форме, либо только по смыслу. Любое слово всегда может вызвать в памяти все, что способно тем или иным способом с ним ассоциироваться.
Члены, составляющие ассоциативную  группу, не даны в сознании ни в определенном количестве, ни в определенном порядке. Если начать подбирать ассоциативный  ряд к к-л слову, то нельзя наперед сказать, каково будет число подсказываемых памятью слов и в каком порядке они будут возникать.
 
18. ПРИНЦИП КОМПОНЕНТНОГО  АНАЛИЗА ЛЕКСИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ
 
КАЛЗ — это последовательность процедур, которая, будучи примененной к словам языка, ставит в соответствие каждому
слову определенным образом  организованный набор семантических  компонентов.
К КАЛЗ, т. е. к представлению значений слов в виде комбинации элементарных компонентов смысла, можно придти через установление корреляций между словами. Системными являются те корреляции, которые обеспечивают системность организации множества слов. Это значит, что системные корреляции не должны быть уникальны, они должны характеризовать не одну пару противопоставленных слов, а целый ряд таких пар.
На основе системных отношений  между словами строятся пропорциональные равенства, которые можно назвать  семантическими пропорциями. Их примеры:
помнить : вспомнить : напомнить = бодрствовать : проснуться : разбудить.
Подобные пропорции выражают тот факт, что, с точки зрения значения, помнить, вспомнить и напомнить — с 1стороны, и бодрствовать, проснуться и разбудить — с другой, имеют нечто общее. Это общее можно приписать совпадению элементов, из которых состоят значения этих слов. (Эта разновидность КА принадлежит Лайонзу и использует для выявления компонентного представления процедуру построения семантических пропорций. Исходным объектом анализа являются вырванные из контекста слова, взятые в их определенном узуальном значении. Компонентное представление значения слова имеет вид произведения семантических компонентов, порядок следования которых никак не оговаривается.)
От констатации сходств и различий между значениями противоп-мых друг другу слов, от выделения на этой основе общих для них и различительных семантических признаков осуществляется переход к предположению о том, что значение этих слов состоит из элементарных смысловых единиц — семантических компонентов, сем, соответствующих выделенным при сопоставлении признакам. Предположение о том, что значение каждой единицы языка состоит из набора семантических компонентов — это одна из основных гипотез метода КА. Этот метод принадлежит к числу основных методов описания лексического значения.
 
Из пропорции вспомнить : напомнить = проснуться : разбудить мы можем извлечь три компонента смысла: 'каузировать' (т.е. 'заставить'), 'вспомнить' и 'проснуться'. На этой стадии анализа 'вспомнить' и 'проснуться' выступают как единые компоненты. Если далее мы привлечем к рассмотрению пропорцию помнить :вспомнить = бодрствовать : проснуться, мы сможем извлечь новые компоненты — 'начать', 'помнить' и 'бодрствовать'. Ни один из этих компонентов априори не считается минимальным элементом смысла или семантическим примитивом, так как вполне вероятно, что, привлекая другие слова языка для сравнения с данными и составляя пропорции, м.будет разложить эти компоненты на > простые.
Для обозначения минимальной  единицы значения используется целый ряд терминов: сема, семантический дифференциальный признак, семантический множитель, семантический примитив, смысловой атом и т. п.
 
К настоящему моменту метод  КА имеет уже более чем 30-летнюю традицию. Начиная с 60-х гг. его применяют в лек-
сической семантике с  различными целями, основной из которых  является описание лексических значений.
Метод КА реально существует во множестве вариантов, которые могут существенно отличаться друг от друга по целому ряду параметров. Однако его суть остается неизменной.
 
Существует вариант КА, основанный на применении процедуры вертикально-горизонтального анализа значений. Она
предусматривает сопоставление  значений слов в двух измерениях:
— в вертикальном, когда  сравниваются значения, стоящие на разных уровнях иерархии родо-видовых  отношений, т. е. значения гиперонимов со значениями гипонимов;
— в горизонтальном, когда  сравниваются значения одного и того же уровня иерархии.
На примере слова magazine 'журнал':
Этап 1: определить ту единицу смысла, которая включает значение слова magazine, т.е. найти ближайший гипероним для
этого слова. Это будет значение слова periodical 'периодическое издание'.
Этап  2: найти те единицы, которые могут считаться включенными в значение слова, т. е. его гипонимы (slics, pulps, comics или названия конкретных журналов).
Этап 3: исследование единиц того же самого иерархического уровня, которые находятся с интересующим нас значением в отношении несовместимост, антонимии и т.д.. ( book 'книга', newspaper 'газета')'. Значение magazine противопоставляется значению book по признаку периодичности. Magazine противопоставлен newspaper как издание переплетенное.
Этап 4: составление списка тех минимальных компонентов, которые отличают значение слова magazine от других значений того же уровня, позволяют включить его в рамки ближайшего вышестоящего значения и охватывают значения его гипонимов. В нашем случае это будут три компонента: 'периодическое издание', 'переплетенное' и 'носящее довольно популярный характер'.
Этап 5: заключительный, состоит в формулировании дефиниции слова на основе его диагностических компонентов.
 
Этот вариант КА является типичным для определенной стадии развития данного метода. Он вырабатывался на материале конкретной лексики и в этой области дает приемлемые результаты. Но как только мы обратимся к анализу слов, обозначающих не предметы, а их свойства и отношения между ними, этот вариант КА окажется неудовлетворительным.
Например, к слову beautiful 'прекрасный, красивый' процедура вертикально-гор.анализа не применима и нужны другие процедуры, названные процедурами анализа пересекающихся значений, суть которых состоит в обращении к рассмотрению не слова самого по себе, а словосочетаний с данным словом. На примере слова beautiful:
Этап 1: найти слова, близкие к данному по значению, т. е. слова из того же семантического поля, которые могут исп-ся применительно к тем же объектам или событиям: beautiful 'красивый', pretty 'привлекательный', lovely 'очароват.' и т. п.
Этап 2: выявление круга объектов, которые могут описываться с помощью отобранных слов. При этом эффективный метод состоит не в том, чтобы перечислять сотни приемлемых словосочетаний с данными словами, а в том, чтобы найти такие контексты, в которых та или иная единица либо неприемлема совсем, либо выглядит необычно, странно. Это называется анализом отрицательного языкового материала.
Handsome: man, woman, *lake
Lovely: dress, room, old lady
Pretty: jewel, *skyscraper
Этап 3: выявить те аспекты близких значений, на которых основано их противопоставление. Наиболее эффективный прием — постановка квазисинонимов в один и тот же контекст. Так, сравнивая beautiful woman 'красивая женщина' с pretty woman 'хорошенькая женщина', мы обнаруживаем, что beautiful выражает большую степень интенсивности качества.
Этап 4: перечисление существенных признаков слова, по которым оно противопоставлено своим квазисинонимам:
1) привлекательность; 2) общего вида; 3) в достаточно высокой степени.
Видим, что для выявления семантической структуры абстрактной лексики мы обращаемся к анализу слова в контексте и используем нашу способность оценить языковые выражения как правильные или неправильные и как означающие одно и то же или неравнозначные.
Этот вариант КА и не ставил своей целью дать такое описание значения слова, чтобы на его основе можно было построить описание значения единицы более высокого уровня, т. е. предложения. Однако при анализе абстрактной лексики необходимо скорректировать традиционные методы КА. Показать необходимость такого пересмотра удобно на основе анализа значения слова только, осуществленного И. А. Мельчуком. Это слово рассмотрим в том его узуальном значении, которое оно имеет в контекстах типа (1)-(3):
1) Я купил только чашки. 2) Пришло только три студента. 3) Собака только обнюхала его.
Здесь нам не удастся ни указать гипероним, ни очертить круг слов, с которыми нужно сопоставлять это слово, ни построить семантические пропорции. Здесь мы должны описывать не значение отдельно взятого слова только, а значение определенного класса предложений с этим словом. Надо описать значение всей фразы целиком и посмотреть, какая часть этого описания будет связана с присутствием во фразе слова только. Описание значения предложения — это его
перифраза на том же самом  языке или перевод на специально созданный семантический метаязык, который в более явном виде представляет значение описываемого предложения. Толкованием фразы (1) будет фраза (1а):
(1а) Я купил чашки и неверно, что я купил что-либо, кроме чашек. Аналогичные толкования имеют фразы (2) и (3):
(2а) Пришло три студента и неверно, что пришло сколько-либо студентов,кроме трех. (За) Собака обнюхала его и неверно, что собака сделала с ним что-либо,кроме обнюхивания.
На счет только должны быть отнесены правые (после и) части фраз (1)-(3). Теперь нам надо выявить то общее, что имеют междусобой эти правые части, и мы получим описание значения слова только.
Вывод: многие слова могут быть описаны семантически только в составе выражений, больших  по объему, т. е.
словосочетаний  или предложений. Этот вывод впервые был четко сформулирован представителями Московской семантической школы в начале 60-х гг.
Итак, в противовес классическому  компонентному анализу, работавшему  с отдельным словом, современные  варианты КА исходят из того, что в общем случае толкуемой единицей должно быть не отдельно взятое слово Р, а содержащее его выражение вида ХРУ,где X и Y — переменные, сообщающие данному выражению форму предложения или словосочетания. Такое выражение называется сентенционной формой (от sentence — предложение). Описание значения слов в составе сентенционных форм образует тот необходимый мостик, по которому мы из области лексической семантики переходим в область семантики предложения.
Еще вывод: значение слова должно представляться в виде структуры,, состоящей из элементов  смысла и связывающих их синтаксических отношений. С формальной точки зрения, это может быть и предложение семантического языка с однозначной синтаксической структурой, и формула исчисления предикатов, и граф,вершинами которого
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.