Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


Реферат/Курсовая Концепции «общества риска» Н. Лумана, Э. Гидденса, У. Бека

Информация:

Тип работы: Реферат/Курсовая. Добавлен: 05.05.13. Год: 2012. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
РЕФЕРАТ
По  курсу: Социология постмодерна
На  тему: Концепции «общества риска» Н. Лумана, Э. Гидденса, У. Бека 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Содержание
Введение                                                                                                                   3
Социологическая теория риска Н. Лумана                                                           4
Представления Э. Гидденса об обществе риска                                                   6
Концепция общества риска У. Бека                                                                       8
Заключение                                                                                                             12
Список используемой литературы                                                                       13 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Введение 

     Понятие риска в последнее время сделало  головокружительную карьеру в области  социальной теории. В нем кристаллизируются  основные проблемы и опыт высшей стадии промышленного, во многих областях буквально пропитанного наукой, общества. Оно стало подлинной меткой современности. Для одних риск непосредственно связывается с опасностями современных технологий, которые угрожают планетарной цивилизации. В риске они видят опасности, которые могут привести к катастрофе. Это утверждение, конечно, является не ложным, но скорее односторонним наблюдением. Даже если запретить отдельные технологии, это не приведет к исчезновению риска из жизни в технической цивилизации. Для других понятие риска ассоциируется с возможностью расширенного господства над природой и как раз по этой причине восхваляются достижения современной техники. В этом случае исчезают высвободившиеся деструктивные силы или сужаются до остаточного риска, который в виду огромной прибыли следует толковать как социально адекватные потери. Третьи делают акцент на безопасности и видят в риске вызов, считая достижение безопасности возможным и достижимым [3, с. 27].
     Проблема  риска разрабатывается сейчас во многих областях знаний – в философии, социологии, экономике, психологии, политологии, в юридических и технических науках, в рамках теории игр и теории принятия решений. Рискология – междисциплинарное направление, изучающее риск во всех его проявлениях, до сих пор находится на этапе становления. Ее основы были заложены западными мыслителями, в трудах которых нашли отражение представления о сущности риска как явления, затрагивающего различные сферы человеческой жизнедеятельности. Прежде всего, это У. Бек, а также Э. Гидденс, К. Лау, Н. Луман, большой вклад внесли работы О. Яницкого, В. Зубкова, В. Лукъянца, В. Ибрагимова, С. Яковлевой, А. Альгина и других [7, с. 14–15].
     Социологическая теория риска Н. Лумана 

     Социологическая теория риска Н. Лумана напрямую связана  с критикой рациональности современного общества. Социология, пишет Луман, должна поставить вопрос о том, «как общество объясняет и выправляет отклонение от нормы, неудачу или непредвиденную случайность. Эта темная сторона жизни, этот груз разочарования, когда ожидания ни к  чему не приводят, должны стать более очевидными, чем сильнее наша надежда на нормальный ход событий». И далее: «Объяснение нарушения не может быть оставлено на волю случая: необходимо показать, что это нарушение имеет свой собственный порядок, так сказать вторичную нормальность. Таким образом, вопрос, как объясняются и как обходятся несчастья, содержит значительный критический потенциал –  критический не в смысле призыва к отрицанию общества, подверженного несчастьям, а критического в смысле  обострения  обычно  неочевидной  способности  проводить  отличия.  Дело заключается скорее в том, что мы можем познать нормальные процессы нашего общества, изучая, как общество пытается осмыслить свои неудачи в форме риска» [8, с. 141]. Риск является обратной стороной нормальной формы, и «только при обращении к обратной стороне нормальной формы мы и можем распознать ее как форму». Не трудно  заметить,  что Луман фактически  повторяет основной  тезис Чарльза  Перроу  о нормальности отклонения.
     Характерной  чертой  постсовременного  общества, по  Луману,  является  не  столько потребность создания условий стабильного существования, сколько интерес к крайним, даже  невероятным альтернативам,  которые разрушают условия для общественного консенсуса и подрывают основы коммуникации. Поведение, ориентированное на такие случайности, и принятие таких альтернатив являются противоречивыми. «Все усилия основать решения на рациональном подсчете не только остаются безуспешными, но, в конечном   счете,   также   подрывают   требования   метода   и   процедур рациональности» [8, с. 142].
     По  утверждению Лумана, «современное рисковое поведение вообще не вписывается  в схему рационального/иррационального» [8, с.144].
     Луман предлагает подойти к понятию  риска через понятие порога бедствия. Результаты подсчета риска можно принимать, если вообще можно, лишь не переступая порог, за которым риск мог бы трактоваться как бедствие. Причем необходимо принимать в расчет, что порог бедствия будет расположен на самых разных уровнях, в зависимости от характера вовлеченности в риск: в качестве субъекта принятия решения или в качестве объекта, вынужденного выполнять рисковые решения.
     Восприятие  риска и его «принятие» являются не психологическими, а социальными  проблемами: человек поступает в  соответствии с ожиданиями, предъявляемыми к нему его постоянной референтной группой. В современном обществе на первый план выдвигаются вопросы о том, кто принимает решения, и должен или нет (и в каком материальном и временном контексте) риск приниматься в расчет. Таким образом, к дискуссии о восприятии  риска и его оценке  добавляется проблема  выбора  рисков,  которая контролируется социальными факторами.
     Как бы то ни было, подчеркивает Луман, в  современном обществе нет поведения, свободного от риска. Для дихотомии  риск/безопасность, это означает, что нет абсолютной надежности или безопасности, тогда как из дихотомии риск/опасность вытекает, что нельзя избежать риска, принимая какие-либо решения. «Современное рискоориентированное общество – это продукт не только осознания последствий научных и технологических достижений. Его семена  содержатся  в  расширении  исследовательских  возможностей  и  самого знания» [8, с. 158].
     Наконец, Луман, как и другие, видит в  проблеме риска политический аспект. Так как политическая  оценка  допустимого  риска  или  безопасной  технологии  будет  играть значительную роль, «пространство для соглашения будет, скорее всего, найдено в этом поле, а не в поле различных мнений по поводу первичного риска. Любая оценка риска была и остается контекстуально обусловленной» [8, с. 30].
     Итак, Луман предлагает не завершенную  социологическую теорию риска, а  варианты рефлексии по поводу возможностей создания такой теории. Он пытается поставить социолога  в  положение  не  критика  современного  общества,  вошедшего  в  эпоху глобального риска, а компетентного эксперта, помогающего обществу вернуть утраченное состояние «нормальности». 

     Представления Э. Гидденса об обществе риска 

     Гидденс, как и У. Бек, отметил двусторонний характер перехода к стадии  рефлексивной  модернизации,  ввел  понятие  «разъединение»,  т.е.  изъятие социальных отношений из локального контекста и их включение в глобальный контекст, постоянно подчеркивая, что модернити внутренне присуща тенденция к глобализации.
     Э.  Гидденс,  анализируя  процессы  модернизации  и  ее  переход  в  более  высокую (рефлективную)    стадию,    не    уделял,    как    Луман,    столь    пристального    внимания эпистемологии риска. Но, может быть, именно поэтому он выявил те структурные элементы социума, трансформация которых порождает риски.
     Риск  в концепции Э. Гидденса анализируется  на уровне социума. По его мнению, риск является результатом модернизации и активизируется процессами глобализации. Глобализация интенсифицирует процессы социального производства. Возрастает сложность социальных систем и отношений. Э. Гидденс, как и У. Бек, отмечает увеличение числа непреднамеренных последствий социальных действий в обществе. Сегодня человек окружен рисками, идущими от технологических и социальных систем. Угрожающие риски выходят из-под контроля не только индивидов, но и огромных организаций, включая государства [4, с. 274].
     Э. Гидденс ввел понятие безличных институтов (абстрактных систем), указав при этом, что природа социальных институтов модерна тесно связана с настройкой механизмов доверия в этих системах. Вообще, доверие является базовым фактором для существования в условиях пространственно-временной дистанцированности, присущей веку модерна. Автор ввел также понятие «онтологическая безопасность», т. е. ощущение надежности людей и вещей, надежности и предсказуемости повседневной жизни. Гидденс уделил много внимания соотношению модерна и традиции. Модернизация разрушает традицию главным «врагом», которой является растущая институциональная рефлективность. Но, по мнению Гидденса, «сотрудничество» модерна и традиции было критически важным на его ранних стадиях, когда предполагалось, что риск может быть калькулирован [5, с. 91].
     Современное общество рискогенно, хотим мы этого  или нет; даже бездействие чревато  риском. Анализируя собственно механику производства рисков, Гидденс подчеркивал, что современный мир структурируется главным образом рисками, созданными человеком. Эти риски имеют ряд отличительных признаков. Во-первых, современные риски обусловлены глобализацией в смысле их «дальнодействия» (ядерная война). Во-вторых, глобализация рисков, в свою очередь, является функцией возрастающего числа взаимозависимых событий (например, международного разделения труда). В-третьих, современный мир – это мир «институционализированных сред рисков», например, рынка инвестиций, от состояния  которого  зависит  благополучие  миллионов  людей. В-четвертых, современное общество перенасыщено знаниями о рисках, что уже само по себе является проблемой.
     Наконец, Гидденс ввел чрезвычайно важное понятие «среда риска» в современном обществе, выделив три ее компоненты: угрозы и опасности, порождаемые рефлективностью модернити; угроза насилия над человеком, исходящая от индустриализации войн, и угроза возникновения чувства бесцельности, бессмысленности  человеческого  существования,  порождаемая  попытками  человека соотнести свое личное бытие с рефлективной модернизацией [5, с. 102].  

     Концепция общества риска У. Бека 

     Наиболее  завершенная концепция общества риска принадлежит У. Беку. Согласно Беку, риск – это не исключительный случай, не «последствие» и не «побочный продукт» общественной жизни. Риски постоянно производятся обществом, причем это производство легитимное,  осуществляемое  во  всех  сферах  жизнедеятельности  общества  – экономической, политической, социальной. Риски –  неизбежные продукты той машины, которая называется принятием решений.
     Риск, полагает Бек, может быть определен  как «систематическое взаимодействие общества с угрозами и опасностями, индуцируемыми и производимыми  модернизацией как таковой. Риски  в  отличие  от  опасностей  прошлых  эпох  –  следствия  угрожающей  мощи модернизации и порождаемых ею неуверенности и страха» [2, с. 45]. «Общество риска» – это фактически новая парадигма общественного развития. Ее суть состоит в том, что господствовавшая в индустриальном обществе «позитивная» логика общественного производства,  заключавшаяся  в  накоплении  и  распределении  богатства,  все  более перекрывается  (вытесняется)  «негативной» логикой  производства  и распространения рисков. В конечном счете, расширяющееся производство рисков подрывает сам принцип рыночного хозяйства и частной собственности, поскольку систематически обесценивается и экспроприируется  (превращается  в отходы,  загрязняется,  омертвляется  и т.  д.) произведенное общественное богатство. Расширяющееся производство рисков угрожает также фундаментальным основам рационального поведения общества и индивида –  науке и демократии.
     Однако, замечает Бек, производство рисков весьма «демократично»: оно порождает эффект бумеранга, в конечном счете настигая и поражая тех, кто наживался на производстве рисков или же считал себя застрахованным от них. Отсюда другой вывод: производство рисков –  мощный фактор изменения социальной структуры общества, перестройки его по критерию степени подверженности рискам. Это, в свою очередь, означает, что в обществе складывается новая расстановка политических сил, в основе которой лежит борьба за определение, что рискогенно (опасно), а что нет.
     Следовательно, «политический потенциал общества риска должен быть проанализирован социологической теорией в терминах производства и распространения знаний о рисках». И далее  Бек  делает  вывод,  имеющий  непосредственное  отношение  к  экологической политике: «Социально осознанный риск политически взрывоопасен: то, что до сих пор рассматривалось, как неполитическое, становится политическим» [2, с. 24].
     В формировании идеологии и политики современного общества одну из ключевых ролей играет  наука,  производство  знаний.  Теория  «общества  риска»  утверждает,  что  с расширением производства рисков, особенно мегарисков, роль науки в общественной жизни и политике существенно изменяется. Ведь большинство рисков, порождаемых успехами научно-технической модернизации, причем наиболее опасных (радиоактивное и химическое  загрязнение,  неконтролируемые  последствия  генной  инженерии),  не воспринимаются непосредственно органами чувств человека [2, с. 23].
     Еще одна проблема – это политическая интерпретация технического и естественнонаучного  знания.  Это знание  не  может быть  использовано  непосредственно в политическом процессе. Необходим перевод этого знания на язык политического диалога и решений.  Этот  перевод осуществляется  политически ангажированным  научным сообществом,  которое «превращается в фактор,  легитимизирующий  глобальное промышленное  загрязнение,  равно  как  и  всеобщий  подрыв  здоровья,  и гибель растительности, животных и людей» [2, с. 59]. Формируется институт экспертов, который приобретает самодовлеющее политическое значение, поскольку именно он определяет, что и насколько опасно. Именно эксперты определяют уровень социально-приемлемого риска для общества.
     У. Бек считает, что в обществе риска возникают новые социальные силы, разрушающие старые социальные перегородки. Бек полагает,  что это будут общности «жертв  рисков», а их  солидарность  на  почве беспокойства и страха может порождать мощные политические силы. Также общество риска политически нестабильно. Постоянное напряжение и боязнь опасностей раскачивают политический  маятник  от  всеобщей  опасности  и  цинизма  до  непредсказуемых политических  действий.
     В развитой им концепции риск в социологическом  смысле есть систематическое взаимодействие общества «с угрозами и опасностями, инициируемыми и производимыми  процессом модернизации как таковым. В обществе риска неизведанные и неожиданные последствия приобретают характер господствующей силы» [1 с. 21-22].
     Принципиально важно, что это – социологический  подход, потому что до сих пор  социология, анализируя опасности для  человека и природы, порождаемые процессами модернизации, говорила на чужом языке. Сентенции социологов по поводу загрязнения среды, опасностей техногенных аварий и катастроф были, по сути, технократическими и натуралистическими. В социологии сформировался ряд направлений, которые стали изучать эти «побочные» эффекты развития урбан-индустриальной цивилизации. Методологически это означало, что социология продолжает разделять и противопоставлять человека и природу, общество и среду его обитания.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.