Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

 

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


Реферат/Курсовая Социально-политические и правовые взгляды Монтескье

Информация:

Тип работы: Реферат/Курсовая. Добавлен: 05.05.13. Год: 2012. Страниц: 29. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


План 

 

     ВВЕДЕНИЕ

    Идейная борьба феодального мировоззрения  и развивающегося политического  сознания буржуазии во Франции XVIII в. явилась идеологической основой для формирования французского Просвещения. Философия французского Просвещения отличалась своей радикальной социальной и антиклерикальной направленностью. Для нее характерна блестящая литературная форма, в ряде случаев дающая литературные и публицистические шедевры (Дидро, Вольтер, Руссо). При все своем остром интересе к социальной и исторической проблематике французские просветители не создали общей философии истории, растворив специфику исторического в природе с ее властью случайности и в произволе человеческой воли.
    Среди выдающихся мыслителей эпохи французского Просвещения – имена Вольтера и Монтескье занимают особое место. Роль инициатора, «дирижера» замечательного «просветительного» движения XVIII в. принадлежит Вольтеру. Монтескье, как передовой мыслитель, борец против феодальной реакции, убежденный противник насильственного разрешения международных конфликтов, защитник мира между народами занимает видное место в истории общественной мысли.
    Целью работы является анализ идей французского Просвещения на примере учений Вольтера и Монтескье.
    Задачи: 
    Дать характеристику эпохи Просвещения;
    Раскрыть систему политико-правовых взглядов Вольтера;
    Охарактеризовать социально-политические и правовые взгляды Монтескье
    Обзор литературы
    В работе использовались монографии и научные статьи отечественных исследователей.
    Артамонов С. в книге «Вольтер: Критико-биографический очерк» (1954) дан биографический материал о жизни Вольтера. Основная часть материала посвящена анализу его научных, философских, эстетических взглядов.
    Баскин  М.П. в книге «Монтескье» (1965) дает характеристику философских, социологических, эстетических взглядов Монтескье.
    В монографии Волгина А.П. «Развитие  общественной мысли во Франции в  XVIII в.» (1958) исследуются методологические проблемы истории политических учений, анализируются взгляды ведущих представителей французского Просвещения. Дана общая характеристика эпохи Просвещения, ее предпосылки  и основные учения.
    В научном сборнике «История политических и правовых учений. XVII-XVIII вв.» (1989) анализируются взгляды ведущих мыслителей и позиций наиболее влиятельных направлений и школ, а также основные идет политико-юридических учений эпохи раннебуржуазных революций Западной Европы и Америки.
    Характеристика  источников
    Работа  Монтескье «О духе законов» - основное фундаментальное произведение французского мыслителя, систематизирующее его философские, социологические, исторические, экономические и юридические взгляды. В работе Монтескье изложил результаты длительного исследования политико-правовых установлений нескольких государств, придя к выводу, что "свобода возможна при любой форме правления, если в государстве господствует право, гарантированное от нарушений законности посредством разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, которые взаимно сдерживают друг друга". Над ним Монтескье работал около 20 лет - с 1728 по 1748 г, женевское издание труда опубликовано в 1748 г. Труд вошел во все собрания сочинений Монтескье. В основу используемого издания положен перевод А.Г. Горнфельда - М. М. Ковалевского 1900 г., просмотренный и исправленный А. И. Рубиным по французским изданиям сочинений Монтескье.
    Роман «Персидские письма» Шарля Луи  Монтескье - одно из лучших произведений так называемого философского жанра. Жанр философского романа и повести создали просветители. «Этот жанр имеет несчастье казаться легким, - писал просветитель младшего поколения Кондорсе, - но он требует редкого таланта, а именно - умения выразить шуткой, штрихом воображения или самими событиями романа результаты глубокой философии». Одним из пионеров этого нового жанра является Монтескье. Использовав непринужденную, изящную, остроумную форму переписки двух персов, покинувших свою родину и поселившихся во Франции с целью ее изучения, автор дает сатирическую картину французских нравов, подвергая осмеянию религиозную нетерпимость, безбрачие духовенства, дворянскую спесь, гнет привилегий, бездарность государственного управления, пустые претензии официальной науки и т. д. Монтескье изложил свои философские и политические идеи, направленные против французского абсолютизма. Основная мысль книги - нравственное право человека на гражданскую свободу. В издание входит 160 писем.
    Сочинение Вольтера «Бог и люди» тесно связано  с его произведением «Важное  исследование милорда Болингброка», откуда он целиком перенес главы VII, VIII и IX. Книга была опубликована в октябре 1769 г. в Женеве, причем авторство ее было приписано мифическому доктору Оберну, якобы издавшему ее на английском языке, с которого сделан перевод Жаком Эмоном. Книга была осуждена постановлением парижского парламента от 18 августа 1770 г. и декретом римской курии 3 декабря 1770 г. В используемом издании публикуется текст, начиная с XVI главы, то есть разделы, посвященные критике иудаизма и христианства. Это первое издание на русском языке.
    К работе над Философскими письмами»  Вольтер приступил в конце 1727 - начале 1728 г., находясь в Англии, но широко развернул ее по возвращении на родину в 1729 г. и в основном завершил к концу 1732 г. В Лондоне сочинение Вольтера было опубликовано в августе 1733 г. под заглавием «Письма об английской нации». Французское издание писем Вольтер затягивал, опасаясь репрессий со стороны властей, пока Жор по своему усмотрению не опубликовал их в апреле 1734 г. в Руане как «Философские письма». Перевод «Философских писем» сделан по их критическому изданию в 1909 г. известного французского исследователя Гюстава Лансона, который в основу своего труда положил издание Жора 1734 г. с указанием изменений, вносимых Вольтером в ходе 16 последующих прижизненных публикаций этого произведения.
 

     1. Общая характеристика эпохи Просвещения

    Просвещение – влиятельное общекультурное движение эпохи перехода от феодализма к капитализму. Оно было неотъемлемой составной частью той борьбы, которую молодая тогда буржуазия и народные массы вели против феодального строя и его идеологии.
    Специфику содержания Просвещения более всего  характеризуют два момента. Во-первых, его социальный и нравственный идеал. Во-вторых, план осуществления этого  идеала. Деятели Просвещения желали утвердить на земле «царство разума», в котором люди будут совершенными во всех отношениях, восторжествует гармония интересов свободного индивида и справедливого общества, гуманизм станет высшей нормой социальной жизни. Очень многие из них основные свои надежды на пришествие «царства разума» связывали с вытеснением из массового сознания обскурантистских клерикальных идей, с ликвидацией реакционных феодально-аристократических установлении, нравов, традиций.
    Главная ставка делалась на энергичное распространение рационального знания, преодоление темноты и невежества масс, на внедрение в общественную жизнь ценностей, базирующихся на уважении человеческого достоинства. Исключительно важная роль отводилась процессу политического, морального, эстетического воспитания индивида, привития ему потребностей в добре, истине, красоте, качеств истинного человека и гражданина.
    В разных формах, пропорциях, отражая  национальные и общественно-исторические особенности соответствующих государств, взаимодействуя с иными идеологическими факторами, отмеченные моменты присутствовали в Просвещении Франции, Италии, Германии, Англии, России и Польши, Северной Америки и других стран.
    В XVII–XVIII вв. Просвещение и создаваемая  им в обществе идейно-нравственная атмосфера оказывали значительное влияние на содержание, способы и направление развития науки о государстве и праве, образуя один из самых значимых для нее духовных факторов. Вот почему при изучении истории политико-юридической мысли столь необходимо хорошо представлять себе сущность и облик Просвещения.
    Просвещение - это эпохальное культурно-идеологическое течение общественной мысли (стимулировавшее аналогичные процессы в ряде других стран и приобретшее всемирно-историческое значение), успешно развив лучшие традиции Возрождения и передовых мыслителей XVII в., вдребезги разбило унаследованную от средневековья систему теологического миросозерцания, социальная функция которого состояла в освящении отношений эксплуатации и угнетения, свойственных феодально-монархическому строю. Плеяда выдающихся мыслителей, в которой наряду с Вольтером почетное место занимают Монтескье, Руссо, Ламетри, Дидро, Гельвеции, Гольбах и многие другие произвела, по сути дела, весьма эффективную идеологическую подготовку Великой французской революции, которая в 1789-1794 гг. до основания разрушила прогнивший «старый режим». Ф. Энгельс подчеркивал, что «великие люди, которые во Франции просвещали головы для приближавшейся революции, сами выступали крайне революционно. Никаких внешних авторитетов какого бы то ни было рода они не признавали [12, С.6]. Религия, понимание природы, общество, государственный строй - все было подвергнуто самой беспощадной критике; все должно было предстать перед судом разума и либо оправдать свое существование, либо отказаться от него ... Все прежние формы общества и государства, все традиционные представления были признаны неразумными и отброшены как старый хлам... Отныне суеверие, несправедливость, привилегии и угнетение должны уступить место вечной истине, вечной справедливости, равенству, вытекающему из самой природы, и неотъемлемым правам человека»:
    Выработанный  просветителями идеал «царства разума»  как справедливого общественного устройства, создающего возможности для счастья всех людей, не мог быть реализован в условиях - буржуазного общества. Осознание этого факта вскоре после завершения Великой французской революции привело к формированию и последующему значительному развитию в первой половине XIX в. французского утопического социализма, который явился одним из теоретических источников марксизма [12, С.7].
    Идейная борьба во Франции XVIII в. служит классическим примером того, как в противоборстве с феодальным мировоззрением формировалось  политическое сознание буржуазии. В ходе этой борьбы наиболее отчетливо проявились общие закономерности и тенденции, определявшие развитие политической мысли в эпоху ранних антифеодальных революций.
    Причин  было несколько. Экономические причины, обусловившие остроту идейной борьбы в период подготовки и проведения Великой французской революции 1789-1794 гг., коренились в особенностях капиталистического развития страны. К началу XVIII в. Франция становится одним из крупнейших центров европейской торговли. Ее промышленность, благодаря оживленным связям с другими странами, начинает развиваться ускоренными темпами. В то же время во Франции сохранялись многочисленные пережитки крепостнических отношений (сеньориальные владения, остатки серважа и др.), которые препятствовали расширению внутреннего рынка. В середине XVIII в. Франция оказалась как бы средоточием социально-экономических противоречий между отжившим феодальным строем и набиравшим силу капитализмом.
    Основной  политической причиной обострения идейной  борьбы накануне революции явилась сложившаяся во французском обществе расстановка классовых сил. Восходящей буржуазии противостояла абсолютная монархия, которая достигла зенита своего могущества. Для завоевания политической власти буржуазия была вынуждена объединяться с народными массами.
    Поднимая  народ на борьбу с абсолютистским режимом, французская буржуазия выступала во главе третьего сословия, к которому принадлежали тогда все непривилегированные слои населения (буржуа, крестьяне, рабочие, городская беднота и др.). Широкое участие трудящихся масс в революционном движении обеспечило ему небывалый размах, подталкивало буржуазию к проведению радикальных общественных преобразований, а также способствовало более глубокому, по сравнению с эпохой предшествующих буржуазных переворотов, размежеванию позиций в самом антифеодальном лагере.
    Среди причин идеологического порядка, обусловивших ход идейной борьбы в предреволюционной Франции, решающую роль сыграло то, что в религиозных войнах, охвативших страну на рубеже XVI–XVII вв., победу одержал католицизм. Католическая реакция, перейдя в наступление, разжигала у верующих религиозную нетерпимость и фанатизм. В этих условиях борьба французской буржуазии с теологическим мировоззрением приобрела непримиримый характер и была доведена до полного отрицания христианства.
    Программу антифеодального движения во Франции разрабатывали представители различных политических направлений: просветители, революционные демократы и др.
    Просветительство  как идейное движение представляет собой закономерную ступень в  развитии политической идеологии. Движение просветителей возникает на ранних этапах идеологической подготовки перехода к буржуазному строю, когда в стране еще не сложилась революционная ситуация. Просветительские учения выражали интересы тех социальных слоев, которые надеялись осуществить назревшие преобразования с помощью распространения знаний и постепенных реформ. По мере нарастания кризиса феодального строя из просветительства выделилось революционно-демократическое направление политической мысли.
    Интересы  социальных низов нашли отражение  в идеологии социализма, представители которого продолжили разработку проектов организации государства и законов, основанных на общественной собственности.
 

     2. Политические  и правовые взгляды  Вольтера

    В исторической борьбе буржуазных мыслителей XVIII в. против сил старого, феодального общества совершенно исключительную, во многих отношениях первенствующую роль играл Вольтер. Вольтер несомненно принадлежал к числу инициаторов замечательного «просветительного» движения XVIII в. Он был до самой смерти наиболее деятельным, наиболее неутомимым его борцом. Он был самым неутомимым пропагандистом новых идей. В известные периоды он был «дирижером» движения. Взятая в целом история жизни и деятельности Вольтера представляет как бы концентрированное отражение века французского просвещения со всеми его этапами, со всеми его противоречиями. Он является центральной фигурой этого замечательного периода человеческой истории [10, С.21].
    Литературное  наследие Вольтера чрезвычайно разнообразно. Вольтер оставил след в истории  драмы, в истории романа, в истории философии. Но истинное величие историческому образу Вольтера придает та роль, которую он играл как один из крупнейших общественных деятелей предреволюционной Франции. Немного найдется писателей, литературная деятельность которых во всех ее формах была бы подчинена общественным целям в такой мере, как то было у Вольтера. Почти каждое литературное произведение Вольтера, за весьма немногими исключениями, было актом общественной борьбы [10, С.22].
    Крупнейшим  представителем французского Просвещения  XVIII в. был Франсуа Мари Аруэ (1694-1778), принявший в 1718 г. имя Вольтер. Характеризуя французское Просвещение, Ф. Энгельс писал: «Великие люди, которые во Франции просвещали головы для приближавшейся революции, сами выступали крайне революционно. Никаких авторитетов какого бы то ни было рода они не признавали. Религия, понимание природы, общество, государственный строй - все было подвергнуто самой беспощадной критике; все должно было предстать перед судом разума и либо оправдать свое существование, либо отказаться от него. Мыслящий рассудок стал единственным мерилом всего существующего... Все прежние формы общества и государства, все традиционные представления были признаны неразумными и отброшены, как старый хлам; мир до сих пор руководился одними предрассудками, и все прошлое достойно лишь сожаления и презрения. Теперь впервые взошло солнце, наступило царство разума, и отныне суеверие, несправедливость, привилегии и угнетение должны уступить место вечной истине, вечной справедливости, равенству, вытекающему из самой природы, и неотъемлемым правам человека». В.П. Волгин справедливо относит Вольтера к числу инициаторов просветительского движения, к наиболее деятельным его участникам, отмечает, что в известные периоды Вольтер был «дирижером» этого движения [10, С.16].
    Просвещение было идеологией «третьего сословия», добивавшегося разрушения феодальных отношений. Просветителей объединяла борьба против пережитков средневековья. Вместе с тем (также как и «третье сословие») Просвещение не было полностью единым. В нем с очевидностью прослеживается правое крыло, выражавшее в конечном счете интересы крупной буржуазии, рвавшейся к власти, и левое крыло, выражавшее интересы крестьянства, поднимавшегося на борьбу с феодализмом и мечтавшего об имущественном равенстве. Вольтер принадлежал к правому крылу Просвещения [11, С.55].
    Он  активно занимался предпринимательской  деятельностью и составил себе значительное состояние. В границах «третьего  сословия» просветитель четко различал порядочных людей (honnetes gens), хороших буржуа (bons bourgeois) и простонародье, чернь (populace, vulgaire, canaille). Занятия философией он считал привилегией «порядочных людей» и с возмущением писал о людях, проповедующих «философию оборванцев».

2.1. Теологические взгляды  Вольтера

    Проповедуя  просветительские идеи, Вольтер уделял главное внимание борьбе против суеверий и предрассудков, связанных с религией, боролся против засилия церкви в идеологической и политической жизни. Эта сторона творчества Вольтера обстоятельно проанализирована в работах отечественных ученых советского периода. Борьба Вольтера против религиозных суеверий и предрассудков, борьба, к которой в течение десятилетий было приковано внимание всех передовых людей его времени имела совершенно исключительное значение для дела освобождения человеческой мысли от устарелого строя идей, считает В.П. Волгин, всеми мерами защищавшего свой былой авторитет. Эта борьба имела также большое значение для подготовки освобождения человечества от устарелого, но упорно отстаивавшего свое господство строя общественных отношений [10, С.95].
    Энергично выступая против традиционных религий  и церкви, Вольтер в то же время  проповедовал веру в Верховное существо, упорядочившее мир, вознаграждавшее добро и карающее зло. «Мой разум,- утверждал Вольтер,- доказывает мне, что есть существо, упорядочившее материю вселенной» [14, С.10].
    Вольтер широко пропагандировал наследие Ньютона, причем не только его естественнонаучные, но и теологические взгляды. Так же как и Ньютон, Вольтер признавал телеологическое доказательство существования бога, видел в боге источник разумного устройства мира. Однако в социальной сфере телеологическое доказательство, с точки зрения Вольтера, не выдерживало проверки опытом. Убийственную критику теодецеистских взглядов применительно к устройству общества Вольтер дал философской повести «Кандид, или Оптимизм», в которой предметом острейших насмешек становится философ Панглос, сторонник учения о предустановленной социальной гармонии.
    В известной мере сознавая несостоятельность  своих философских доводов в защиту «естественной религии», Вольтер использует ряд чисто практических соображений: бог необходим, чтобы служить сдерживающим людей началом. Без бога «я сам для себя бог, я пожертвую всем миром ради моих фантазий, если к этому представится случай я живу без закона, я не смотрю ни на кого, кроме себя. Если другие существа овцы, то я сделаюсь волком; если они куры, то я стану лисой», писал Вольтер.
    Особенно  опасным он считал распространение  атеизма среди простонародья. «Атеист  бедный и свирепый, верящий в безнаказанность, будет дурак, если не убьет вас, чтобы присвоить ваши деньги. Чернь станет ордой разбойников»,- уверяет Вольтер. Идея бога казалась ему необходимой и для того, чтобы ограждать граждан от произвола властей. «Я хочу,- писал Вольтер в письме к Дюфуру,- чтобы государи и их министры верили в бога, который карает и прощает. Без этой узды они будут представляться мне жаждущими крови животными». Именно по практическим соображениям он выступал против атеизма Гольбаха и Гельвеция. По поводу книги Гольбаха «Разоблаченное христианство» Вольтер утверждал в письме к мадам де Сен Жильен: «Эта книга ведет к атеизму, которого я не переношу… [11, С.96]. Я не одобряю этой книги и как гражданин: автор излишне враждебен властям. Люди, которые так мыслят, породили бы анархию». На страницах принадлежащего ему экземпляра Гельвеция Вольтер пометил, что если не будет веры в карающего бога, то «число тайных преступлений будет бесконечным. Будут воровать, убивать, отравлять, лишь только будет предвидеться безопасность».

2.2. Политические взгляды Вольтера

    Вольтер был крупным политическим мыслителем. Его высказывания по вопросам политики и права получали широкое распространение, служили важным источником формирования политической и правовой идеологии приближавшейся буржуазной революции во Франции. Оценивая эту сторону наследия Вольтера, В.П. Волгин отметил, что замечания Вольтера по социальным и политическим вопросам разбросаны в различных его произведениях вперемежку с рассуждениями на другие темы. Зачастую эти замечания в силу тех или иных условий отражают взгляды Вольтера лишь частично или в смягченном виде и стоят в очередном противоречии с другими его заявлениями по тем же вопросам. И тем не менее памфлеты, повести и диалоги Вольтера были немаловажным каналом распространения новых политических идей [10, С.21].
    Просветитель  последовательно отстаивал такой  общественный порядок, в основе которого лежат принципы равенства, свободы и неограниченной частной собственности. Он уделял большое внимание раскрытию содержания этих принципов, неустанно доказывал их практическую пользу для общества. Каких-либо колебаний по этим вопросам у Вольтера не было, каких-либо противоречий в обосновании этих принципов Вольтер не допускал.
    Иначе в трудах просветителя решается вопрос о путях осуществления названных принципов. Этот вопрос он считал весьма важным, уделял ему много внимания, но, испытывая колебания между реформой и революцией, опасаясь активных действий народных низов, Вольтер высказал ряд противоречивых суждений и до конца жизни так и не пришел к окончательному решению. Проблема наилучшей формы правления мало занимала Вольтера; осуществление основных политических принципов он считал возможным и при монархии, и при республике. Важно также отметить, что, отстаивая свои излюбленные политические идеалы, Вольтер не придавал решающего значения аргументам, заимствованным из арсенала теории естественного права и почти не обращался к теории общественного договора [11, С.97].
    Один  из главных принципов политической доктрины Вольтера - принцип равенства. В его трудах исследователи различают философскую и практическую постановку вопроса о равенстве. Необходимость такого различения определяется стилем политического мышления Вольтера. Он считал, что философские истины следует «взвешивать на весах политики». В результате такого взвешивания Вольтер нередко приходил к заключению, что конкретная истина в разбираемых условиях не полезна для общества или что допустимо лишь урезанное, неполное ее осуществление в практической жизни. Свою позицию Вольтер оправдывал ссылкой на несовершенство человека и человечества в целом.
    С философской точки зрения, писал  Вольтер в 1734 г. прусскому наследному принцу, будущему королю Фридриху II, «все люди равны между собой». В «Метафизическом трактате», сравнив крестьянина с животным, он с едким сарказмом добавляет, что и король является таким же животным, которое отличается от крестьянина лишь тем, что крестьяне по неизвестной причине платят ему подати. «Каждый человек в глубине своего сердца имеет право верить, что он полностью равен другим людям»,- заявляет он в «Философском словаре» [11, С.98].
    Одновременно  в «Философском словаре» утверждается, что «равенство есть самая естественная и в то же время самая химерическая вещь». Вольтер доказывает, что «в этом несчастном мире необходимо, чтобы люди, живущие в обществе, делились на два класса - угнетателей и угнетенных». Объясняя механизм этого явления, Вольтер учитывает, вернее, стремится учесть как психологические, так и материальные факторы. Он пишет, что обычно угнетенные, задавленные постоянным трудом не имеют возможности осознать положение, в котором они находятся. В тех случаях, когда они начинают понимать его, они поднимают войну против угнетателей, но эти войны рано или поздно заканчиваются новым порабощением, так как власть принадлежит тем, кто имеет деньги. «Деньги полный хозяин государства»,- заключает свое рассуждение Вольтер. Характерно, что в разбираемом месте «Философского словаря» полностью отсутствуют элементы социального критицизма; Вольтер описывает то состояние общества, которое существует и каким оно должно остаться.
    В итоге Вольтер высказывается  только за юридическое равенство. «Во  всех государствах закон должен быть всеобщим: смертные, кем бы они ни были, должны быть равны перед законом» [11, С.98].
    Однако, Вольтер ясно понимал насколько трудно в условиях современной ему Франции осуществить даже юридическое равенство. Отсюда компромиссное предложение Вольтера, сформулированное им в «Веке Людовика XIV». Он предлагает установить юридическое равенство внутри каждого из существовавших сословий. «Я не подразумеваю здесь, - поясняет свою мысль Вольтер, - чтобы разные государственные чины управлялись одинаковыми законами, я хорошо знаю, что права дворянства, духовенства, чиновников, крестьян различны; но хотелось бы, чтобы законы для каждого звания были одинаковы во всем королевстве и то, что справедливо и истинно в Шампани, не считалось бы ложным и несправедливым в Нормандии». Вольтер неоднократно высказывался против сословных привилегий.
    Если  сословные привилегии Вольтер в общем осуждал, то привилегии богатства казались ему естественными. Он выступал за юридическое равенство только в сфере частного права. Юридическое равенство в сфере публичного права он отрицал и в какой-то степени предвосхитил деление граждан на активных и пассивных, проведенное во французской конституции 1791 г. По мнению Вольтера, бедные не должны получать политические права. Те, кто не имеет ни земли, ни дома, не должны иметь и права голоса «... точно так же, как приказчику, состоящему на жаловании у купцов, не дано право руководить их торговлей» [11, С.99].
    Вольтер уделял большое внимание проблемам  свободы. «Бог создал человека от рождения свободным»,- писал мыслитель. Отстаивая  идею свободы, Вольтер последовательно выступал против пережитков крепостного права во Франции. Он призывал своих соотечественников к борьбе с «рабством земельным», осуждал остатки серважа в некоторых монастырских владениях. В статье «Собственность», опубликованной в «Философском словаре», он высказался за освобождение крепостных крестьян в Польше.
    В 1766 г. русское «Вольное экономическое  общество» объявило конкурс на решение задачи: «Что полезнее для общества, чтобы крестьянин имел в собственность землю или токмо движимое имение, и сколь далеко его права на то или иное имение простираться должны?» Вольтер принял участие в конкурсе, послав указанную статью из «Философского словаря» [11, С.99]. При посылке на конкурс он сделал в статью несколько вставок. Во вставках Вольтер осуждает крепостное право в России, но считает, что государство не должно вмешиваться в отношения между помещиками и крестьянами. «Справедливость требует, - пишет Вольтер, - чтобы государь освобождал только церковных сервов и своих собственных: крепостных, принадлежащих церкви, потому, что она не должна их иметь, своих - потому что от этого он выигрывает, создавая себе деятельных подданных, и обогащает себя, делая добро. Но что касается сеньоров, которым давнее пользование предоставило крепостных в вотчину, то, кажется, нельзя, не сделав несправедливости, принудить их изменить сущность их наследственного имения. Они должны иметь право освободить своих сервов по собственному усмотрению. Это уже их дело, последовать ли примеру государя... они должны быть приглашены к этому, а не обязаны» [11, С.100].
    Определяя политическую свободу, Вольтер писал, что «...свобода состоит в том, чтобы зависеть только от законов». По Вольтеру, свобода обеспечивается при условии существования в стране «хороших законов». Современные ему французские законы он не считал законами в действительном смысле этого слова. Он видел в них обычаи, порожденные неразумностью народа и закрепленные под нажимом «сильных». Они «... устанавливались ради интересов законодателя, ради потребностей момента». Отсюда беспорядочность законодательства и его бессистемность.
    Вольтер призывал к реформе законодательства. Особенно настойчиво он добивался законодательного закрепления веротерпимости, провозглашения свободы слова, а также коренной реформы уголовного права и процесса.
    Защищая принцип веротерпимости, Вольтер  гневно осуждал инквизицию и вмешательство церкви в дела правосудия. «Христианские трибуналы приговорили к смертной казни более ста тысяч мнимых колдунов. Если бы к этим судебным убийствам присоединили бесконечно превосходящее число принесенных в жертву еретиков, то эта часть света показалась бы огромным эшафотом, покрытым палачами и жертвами, окруженным судьями и зрителями». В «Комментарии к книге о преступлении и наказании» он возмущенно пишет, что и в современной Франции по ложным обвинениям, без всяких доказательств осуждают людей за ересь, колдовство, богохульство. Вольтер активно вмешивался в процессы, прирожденные религиозным фанатизмом, добивался реабилитации невинно осужденных [11, С.100].
    Защищая свободу слова, Вольтер еще в  самом начале своей литературной деятельности писал: «...нет у людей никакой свободы без свободы высказывать свои мысли» [2, С.219]. Это положение он развивал и пропагандировал на протяжении всей жизни.
    Вольтер считал важнейшим элементом свободы  такое уголовное судопроизводство, при котором гражданское общество обрело бы «наибольшую безопасность, возможную для свободы и гуманности». Призывая к «мягкости следствия и наказаний», Вольтер одновременно заявлял, что гуманные принципы следует применять к гражданам «с нравом тихим и спокойным, достаточно богатым». Что же касается бедноты, то, по его мнению, здесь «нужно вселять страх, показывая всю жестокость различных казней для того, чтобы держать народ во всегдашнем повиновении» [10, С.24].
    Реальным  воплощением принципа свободы Вольтер  считал порядки, установленные в Англии. «Английский народ, - писал просветитель в „Английских письмах", - единственный народна земле, который путем борьбы с королями сумел ввести королевскую власть в определенные рамки и после целого ряда усилий установил наконец тот мудрый образ правления, при котором король имеет неограниченную власть творить добро, но связан по рукам, если вздумает делать зло; тот образ правления, при котором вельможи сильны без насилий и без вассалов, а народ принимает участие в управлении без мятежей» [11, С.101].
    Важнейшим институтом общества Вольтер полагал  частную собственность. Право частной  собственности является, с его  точки зрения, естественным и согласным природе. В статье «Собственность», написанной для «Философского словаря», Вольтер несколько раз возвращается к мысли о том, что обладание частной собственностью способствует повышению производительности в сельском хозяйстве. «Несомненно, - доказывает Вольтер, - что владелец земельного участка будет обрабатывать свое достояние лучше, чем чужое. Собственнический дух удваивает силы человека. На себя и на свою семью работают с большим усилием и удовольствием, чем на хозяина» [11, С.101]. Однако, по Вольтеру, не все должны обладать частной собственностью. Он стремится доказать, что для общества полезно, чтобы существовали люди, «имеющие только руки и добрую волю... Им предоставляют свободу продавать свой труд тем, кто его лучше оплачивает». В статье «Собственность», по-видимому, впервые во французской литературе провозглашен пресловутый принцип «свободы труда», широко использовавшийся идеологами буржуазии для борьбы против социального законодательства.
    Вольтер неоднократно выступал с резкой критикой эгалитаризма и уравнительного коммунизма. Действия народных масс, добившихся осуществления уравнительных идей в период Великой крестьянской войны в Германии и в период английской революции, внушали ему большое беспокойство. Публикуя «Завещание» Ж. Мелье, Вольтер постарался исключить из него все сказанное в защиту общественного владения собственностью. Вольтер объявил Ж.Ж. Руссо «вором - вольнодумцем с большой дороги». При этом, как отмечает В.Я. Бахмутский, разрыв между Вольтером и Руссо был вызван не личными причинами, хотя такие причины и были, а в первую очередь глубоким расхождением взглядов на частную собственность и неприемлемостью для Вольтера идеи эгалитаризма, всемерно защищавшейся Руссо [9, С.56].
    Большое место в наследии Вольтера занимают произведения и письма, в которых он рассуждает о путях достижения юридического равенства и свободы, о способах, с помощью которых собственность сможет освободиться от феодальных путь. В частности, он неоднократно обращался к ставшей традиционной для французской политической мысли XVIII в. проблеме «просвященной» монархии, создал оригинальный вариант теории «просвещенного абсолютизма», получивший широкое признание среди идеологов французского Просвещения.
    Отдельные положения, послужившие основой  различных вариантов теории «просвещенного абсолютизма», высказывались уже  в XVI в. В достаточно полном виде они излагаются в известной книге Дюбо «Критическая история установления французской монархии» (1734). Автор мечтает о сильной королевской власти, которая в союзе с буржуазией окажется способной ликвидировать наиболее неприемлемые для последней проявления феодального строя [11, С.102]. По замечанию В.П. Волгина, здесь получили отражение настроения французской буржуазии, которая «пришла к сознанию непримиримости интересов с феодальным порядком раньше, чем она поняла, что для его устранения необходима политическая свобода» [10, С.14].
    В дальнейшем оформляются два варианта теории «просвещенного абсолютизма». Один из них находит выражение в произведениях короля Пруссии Фридриха II и русской императрицы Екатерины II. Провозглашая идеи законности и общего блага, эти монархи считали только свои представления по этим вопросам непогрешимыми, проявления же общественной самодеятельности всемерно ограничивали, а часто объявляли их вредными. Открывая некоторый простор развитию буржуазных отношений, государственная власть допускала их только в той степени, в которой это было необходимо для феодально-абсолютистского государства.
    По  мере укрепления экономических позиций  буржуазии усиливаются ее политические притязания, что находит отражение в новом варианте теории «просвещенного абсолютизма», отличном от теории Дюбо. Среди создателей этого варианта первенство принадлежит Вольтеру.
    Вольтер - сторонник сильной государственной  власти, видящий в ней средство защиты собственников «от ярости черни». Однако, по его представлениям, сильная власть может быть обеспечена не только в абсолютной монархии, но и при других формах государства. Высоко оценивая роль абсолютной монархии в борьбе против феодальной раздробленности и феодального партикуляризма, Вольтер тем не менее показывает, что монархия легко превращается в деспотизм. В январе 1739 г. он пишет будущему королю Фридриху II: «Принц, мало королей, которые обучаются у муз, мало королей, которые просвещают руководимые ими народы... Только двое-трое из них стали чудом в истории, заслужили славу философов, остальные, как вам известно, самые обыкновенные короли, рабы наслаждений, гордые угнетатели законов, обуза природы, бичи земли, спящие на троне или мечущие громы». В «Философском словаре» он называет древнеримских царей и средневековых монархов грабителями, узурпаторами, «ворами с большой дороги», тиранами.
    Вольтер возлагает надежды на успехи Просвещения, перед которыми уступают предрассудки прошлого. Он полагает, что предрассудки «постепенно исчезнут и у тех, кто стоит во главе народов». Тем не менее Вольтер не верит, что какой-либо монарх осуществит программу просветителей самостоятельно. В письмах к Гельвецию и Деламберу он пишет, что «...обществом должны управлять философы [11, С.103]. Это в интересах короля и в интересах государства», что «от философов может быть польза для всех - для короля, для законов, для граждан». Вольтера поддержали просветители.
    Вольтер понимал, что коренные изменения  общественных отношений во Франции становятся неизбежными. В 1776 г. он писал Лагарпу, что «гражданская война у всех на уме». Назревание революционного кризиса не могло не сказаться на его отношении к революции. Страх перед активными действиями народных масс никогда не покидал Вольтера и заставлял его с большими опасениями относиться к революционным методам борьбы. Английскую революцию он называл «великим мятежом», когда царствовала «обдуманная кровожадность». По его мнению, в результате такого мятежа может погибнуть государство, а «мудрая свобода», установившаяся в Англии, вовсе не является закономерным порождением революции. Тем не менее, по Вольтеру, английская свобода родилась в ходе революции в 40-х годах, укрепилась после реставрации Стюартов в 1660 г. и была окончательно установлена в результате революции 1688 г.
    Признавая значение революции для установления английской свободы, Вольтер в 50-60-е годы полагал, что развитие во Франции пойдет иным путем, часто писал о пагубности гражданских войн во Франции и о еще большей опасности новой гражданской войны. Идеи Вольтера о праве на восстание имели большое значение в деле идейной подготовки Великой французской революции. Значимость его идей хорошо сознавалась современниками революции [10, С.104]. Вольтер выступал противником феодальных войн. Осуждение войн - постоянный сюжет писем Вольтера. Вольтер отвергал так называемое право войны. Решительно осуждая войны, ведомые королями, Вольтер допускал оборонительные войны и войны против тиранов. В частности, Вольтер одобрял войну за независимость североамериканских колоний Англии [11, С.105].
    Таким образом, в исторической борьбе буржуазных мыслителей XVIII в. против сил старого, феодального общества совершенно исключительную, во многих отношениях первенствующую роль играл Вольтер.
    Вольтер не был изначально философом. В значительной степени он заимствовал идеи других людей, таких как Джон Локк и Фрэнсис Бэкон, вновь обнародовал их и популяризировал. Однако благодаря работам Вольтера, больше, чем чьим-либо другим, идеи демократии, религиозной терпимости и интеллектуальной свободы распространились во Франции и, в сущности, по большей части Европы. Хотя во французском Просвещении были другие замечательные писатели (Дидро, Д' Аламбер, Руссо, Монтескье и другие), Вольтера считают первым лидером этого движения. Прежде всего, его неповторимый литературный стиль, длительная работа и огромное число произведений обеспечили ему гораздо более многочисленную аудиторию, чем другим писателям. К тому же его идеи были характерны для всего Просвещения. Вольтер опередил все другие замечательные фигуры во времени.
 

     3. Социально-политические и правовые взгляды Монтескье

    Шарль Луи Монтескье (1689-1755) - выдающийся политический мыслитель и правовед эпохи французского Просвещения. Его произведения находились почти всегда в центре идейно-политической борьбы.
    Из  обширного литературного наследия Монтескье для освещения его  политических взглядов особое значение имеют «Персидские письма» (1721); «Размышления о причинах величия и падения римлян» (1734); «О духе законов» (1748); «Защита „О духе законов"» (1750).
    Методологические  основы политико-правового учения Монтескье  тесно связаны с его общемировоззренческой позицией. Философия мыслителя была суммой воззрений деистов и материалистов XVIII в. Он решительно отвергал теологическую картину мира и давал, по сути дела, ее материалистическое истолкование.
    Понимание физического мира, имеющего в основе естественные причины, было распространено Монтескье и на социальный мир, где, по его убеждению, также действуют законы - «необходимые отношения, вытекающие из природы вещей». Эта точка зрения не только отрицала теологические концепции общественного развития, но и развенчивала различные субъективные трактовки государства и права, согласно которым все в обществе определяется произвольными действиями вождей, государей, законодателей. Тем не менее Монтескье видел качественное отличие общества от природы. Он не соглашался с воззрениями французских материалистов, видящих в обществе и его законах простое продолжение действия той же физической материи, но лишь в иных ее конкретных проявлениях и свойствах. Монтескье указывал на более сложную организацию социального мира по сравнению с миром природы, отвергал фатальный характер действия общественных законов и обращал внимание на свободу воли в поступках людей.
    Закономерности  социального мира получают у Монтескье концентрированное выражение в категории общего духа нации каждого исторически данного общества, которое есть результат взаимодействия физических и моральных причин, воздействующих на общество и определяющих его развитие, величие, падение и т. п. [11, С.106].
    Для Монтескье принцип историзма  постепенно становится ведущим при  рассмотрении проблем общества, государства и права. В его теории факторов общественного развития принцип историзма во многом определяет силу, значимость и характер соотношения социальных и физических причин. Если на первых этапах развития общества, в его диком и варварском состоянии, основное значение имеют физические причины, прежде всего климат, то в государственно-организованном обществе, согласно Монтескье, все большее значение приобретают социальные причины, в том числе политический строй и положительные законы государства. Физические причины продолжают действовать на общий дух наций, но их влияние опосредуется социальными причинами. «Социальные причины, - подчеркивал Монтескье в «Этюде о причинах, определяющих дух и характер», - более влияют на общий дух, общий характер нации и должны более учитываться при выявлении общего духа по сравнению с физическими причинами» [11, С.107].
    Несмотря  на сложную и противоречивую социально-политическую картину мира, Монтескье твердо верил  в возможность познания общественных явлений и стоял на позициях гносеологического  оптимизма. Гносеологический оптимизм определялся тем, что он видел в социально-политических явлениях результаты деятельности самого человека. Основными способами познания в XVIII в. были рационализм и эмпиризм.
    Мыслитель подверг острой критике учение о  врожденных идеях, доопытном знании в концепциях рационалистов.

3.1. Историко-сравнительный метод Монтескье

    Историко-сравнительный  метод Монтескье - важная составная часть познания политико-правовых явлений. Его обращение к этому приему познания было не случайным, а осознанным моментом творческой деятельности, так как предметом исследования стали политико-правовые учреждения в их историческом развитии. Поэтому Монтескье «сравнивает эти учреждения, рассматривая те из них, которые выступают важнейшими в обществе и в каждом обществе; он изучает их с момента возникновения, обнаруживает их физические и социальные причины...» [11, С.108].
    Историко-сравнительный  метод использовался им как эффективное  средство для обхода жесткой цензуры  абсолютистского государства. В  произведениях Монтескье критика, казалось, была направлена против Персии, Турции, а не самой Франции, но мыслящие читатели отлично понимали, что речь идет о критике французского абсолютистского государства и права. Таким же было историко-сравнительное исследование политико-правовых институтов Англии и Франции, народы которых первоначально имели идентичный общий дух, так как вышли «из одних и тех же лесов». Однако в государственном устройстве этих стран Монтескье обнаружил при помощи сравнения такие различия, которые были не в пользу французского абсолютизма.

3.2. Монтескье о роли экономики в жизни общества

    Одной из главных заслуг Монтескье как  социолога является его стремление исследовать вопросы экономики. В книге восемнадцатой «О духе законов» Монтескье отмечает, что сама по себе почва еще не дает высокоразвитого земледелия; к земле должен быть приложен интенсивный человеческий труд. Мало того, иногда бесплодная почва служит стимулом для подъема хозяйственной жизни, а в свою очередь благоприятная для земледелия природная среда делает людей более ленивыми, инертными, неспособными развивать свои производительные силы. В итоге Монтескье до некоторой степени критикует распространенные в то время взгляды физиократов, утверждавших, что богатство страны целиком зависит от богатства природных условий. Глава VI книги восемнадцатой как бы специально направлена против физиократов. Она озаглавлена «О странах, созданных трудолюбием людей» [7, С.81].
    В «Теориях прибавочной стоимости» К. Маркс, отмечая исторические заслуги  физиократов, в то же время указывал на их главный методологический порок  сведение социальных отношении к законам природы, непонимание качественных особенностей общества и его закономерностей.
    Солидаризируясь в ряде пунктов с физиократами, пропагандируя географическое понимание истории, Монтескье вместе с тем, пусть неуверенно и половинчато, демонстрирует специфику социальной жизни, наличие в ней качественно новых процессов по сравнению с естественной средой. В главе VII той же книги «О духе законов», носящей заголовок «О делах человеческих рук», Монтескье рассуждает о том, как благодаря трудовой деятельности люди сделали землю более удобной для обитания. «Подобно тому как есть народы-разрушители,- восклицает Монтескье,- причиняющие зло, которое переживает их самих, есть и народы трудолюбивые, творящие добрые дела, которые не погибают вместе с ними» [3, С. 396].
    В главе VIII («Общее соотношение законов») у Монтескье замечательную формулу: «Законы очень тесно связаны с теми способами, которыми различные народы добывают себе средства к жизни» [3, С. 396].
    К сожалению, французский просветитель не смог развить это положение. Он сплошь и рядом придает производственной деятельности не столько экономическое, сколько моральное значение [7, С.82].
    Немалую ценность представляют некоторые выступления  Монтескье в пользу меркантилизма - экономической теории, которая, по словам Маркса, представляла собой первую теоретическую разработку капиталистического способа производства. Подобно меркантилистам Монтескье главное внимание уделяет вопросам торговли, проблеме обращения, а не производства. По мнению Монтескье, источником прибыли является продажа товаров по более дорогой цене. Отсюда внимание Монтескье к быстрейшему развитию внешней торговли, ее активному балансу. Из развиваемых Монтескье положений о решающей роли торговли следовал вывод: если Франция будет больше продавать товаров, чем покупать, то она превратится в самую богатую страну. Изучая историю Римской империи, Монтескье приходит к выводу, что наиболее печальным результатом падения былого римского могущества явилось разрушение внутренней и международной торговли. Варвары, рассматривавшие торговлю как грабеж, отбросили человечество далеко назад. Открытие Америки Монтескье рассматривает с точки зрения все тех же торговых интересов и в этой связи критикует испанцев, видевших в новых землях лишь предмет завоевания.
    Исключительный  интерес представляет двадцать вторая книга «О духе законов», целиком посвященная проблеме денег. В ней деньги определяются как знак, выражающий ценность всех товаров. В вопросе о деньгах Монтескье пытается преодолеть точку зрения меркантилизма [7, С.83]. Он один из создателей так называемой количественной теории денег, согласно которой величина стоимости денег определяется их количеством в сфере обращения. При всей ошибочности количественной теории денег Монтескье она была известным шагом вперед по сравнению с традиционными взглядами меркантилистов, рассматривавших золото как единственное воплощение богатства.
    Значительный  интерес представляет попытка Монтескье  проследить историю денежного обращения. В частности, он отмечает, что древние афиняне не знали употребления металлических денег и пользовались вместо денег быками, а римляне - овцами. В непрерывном росте количества золота и серебра Монтескье видит одну из главных задач цивилизации. А этот рост обеспечивается внешней торговлей. Поэтому он хвалит Англию за то, что вся ее политика определялась в конечном счете интересами ее внешней торговли. Английский народ, говорил Монтескье, лучше других народов сумел воспользоваться выгодами торговли [7, С.84].
    Выступая  с апологией внешней торговли, Монтескье видит в ней самый могучий фактор общения между народами. Естественное действие торговли, заявляет французский просветитель,- склонять людей к миру, ибо между двумя торгующими друг с другом народами устанавливаются взаимная зависимость, заинтересованность и дружба. Он отмечает и другие достоинства торговли:
    «Дух  торговли порождает в людях чувство  строгой справедливости; это чувство  противоположно, с одной стороны, стремлению к грабежам, а с другой - тем моральным добродетелям, которые побуждают нас не только преследовать неуклонно собственные выгоды, но и поступаться ими ради других людей.
    Совершенное же отсутствие торговли приводит, наоборот, к грабежам, которые Аристотель относит  к числу различных способов приобретения» [3, С. 433].
    Вместе с тем Монтескье видит и отрицательные стороны торговли. Купцы, продающие друг другу товары, заражаются духом торгашества, начинают ценить личные корыстные интересы выше общественных. В труде «О духе законов» Монтескье пишет: «Но дух торговли, соединяя народы, не соединяет частных лиц. Мы видим, что в странах, где людей воодушевляет только дух торговли, все их дела и даже моральные добродетели становятся предметом торга. Малейшие вещи, даже те, которых требует человеколюбие, там делаются или доставляются за деньги» [3, С. 433].
    Фетишизируя подобно всем другим буржуазным экономистам  товарно-денежные отношения, Монтескье  приходит к неправильному утверждению: «Если богатые будут мало тратить, то бедным придется умирать с голоду» [3, С. 244]. Этим Монтескье оправдывает паразитизм господствующих классов. Подобный взгляд, по утверждению Маркса, свидетельствует, что французский просветитель, стоя на буржуазных позициях, был вместе с тем еще заражен средневековыми аристократическими взглядами.
    Наряду  с признанием роли торговли Монтескье уделяет серьезное внимание развитию промышленности. Его интересуют многочисленные технические изобретения, дающие возможность повышать производительность труда. Одна из глав труда «О духе законов» посвящена способам поощрения промышленности. Монтескье предлагает назначить премии наиболее отличившимся в своем деле земледельцам и ремесленникам. Эти меры, по его утверждению, будут хороши для любой страны.
    Сравнивая доходы землевладельцев с доходами промышленников, Монтескье пытается обосновать особые преимущества индустрии. «Обрати внимание,- пишет он,- каких размеров достигают доходы от промышленности [7, С.86]. Капитал, вложенный в землю, приносит своему владельцу только двадцатую часть своей ценности, а художник, затратив красок на один пистоль, напишет картину, которая принесет ему пятьдесят пистолей. То же можно сказать о золотых дел мастерах, о рабочих, изготовляющих шерстяные или шелковые ткани, и обо всех вообще ремесленниках». Однако в целом, считает М.П. Баскин, Монтескье неправильно отдает приоритет торговле [7, С.87].
    Как ни ограниченны экономические взгляды  Монтескье, они были направлены против феодальной замкнутости и ставили  своей целью развитие торговли и промышленности.

3.3. Учение Монтескье о праве и государстве

    Политико-правовая теория Монтескье - первое систематическое изложение огромного исторического материала, накопленного в XVIII в. Процесс систематизации, объединения разрозненных знаний и превращения их в специфические отрасли науки происходил тогда во многих отраслях человеческого знания.
    В юриспруденции того времени роль наиболее последовательного систематизатора политико-правовых знаний принадлежит по праву Монтескье. В его учении весь политико-правовой материал был рассмотрен как некое целое, составные части которого находятся в исторической взаимосвязи и взаимодействии. Стремление понять политико-правовой мир при помощи науки, а не теологии или этики - характернейшая черта методологии Монтескье.
    Касаясь вопроса генезиса государства, Монтескье, будучи сторонником теории общественного договора, пытался вместе с  тем рассмотреть образование государства как объективный исторический процесс. Он один из тех мыслителей в домарксовой политической мысли, которые уже различали в определенной мере общество и государство. В его учении государство возникает не одновременно с образованием людьми общества, а на исторической ступени их развития, когда среди людей возникает вражда и война из-за распределения богатства и одна часть людей начинает стремиться использовать общие блага в своих корыстных целях. В таких условиях люди вынуждены были заключать между собой соглашения и создавать государство для прекращения состояния войны и вражды в обществе, объединяя при этом свои единичные силы и воли в общую волю государства. Согласно Монтескье, главная цель государства - примирить возникшие противоречия между людьми в обществе и направить их в русло правовой формы разрешения споров между частными лицами, используя общую силу, если отдельные индивиды не пожелают подчиняться возникшему правопорядку. Представляя государство в виде общественного договора, Монтескье вместе с тем рассматривал государство не как произвольное, а как необходимое естественно-историческое соглашение, определяемое объективными факторами общественного развития. По его мнению, именно на общем духе основана и покоится государственная власть. Монтескье отрицал договорные теории, рассматривающие образование государства как своеобразную гражданскую сделку, где две стороны (правители и народы) определяют свои взаимные права и обязанности по отношению друг к другу [11, С.109]. Еще большей критике Монтескье подверг те теории, которые всеми правами наделяли правителей, а обязанности и подчинение возлагали на народы, как это имело место, например, в концепции Гоббса. Разумное соглашение между народами и правителями Монтескье трактовал как акт принятия основных законов государства, регулирующих отношения между ними. Тем самым он обосновал идею правления законов, а не людей, идею конституционного правления. Суверен в учении Монтескье обязан исполнять не только естественные, но и положительные законы в государстве. Монтескье уделил много внимания формам правления. Он последовательно выступал против апологии абсолютизма. В противовес идеям Ришелье, Боссюэ, Людовика XIV Монтескье обосновал теорию множества естественных форм правления, соответствующих общему духу нации. В истории государства он выявил четыре типичные формы правления: демократию, аристократию, монархию и деспотию, рассматривая их с точки зрения природы и принципа [11, С.109].
    Эти категории находятся в тесной связи и взаимно дополняют  друг друга. Монтескье подчеркивал, что принципы правления вытекают естественно из соответствующей им природы. Эти понятия характеризовали одни и те же отношения между правителями и подданными, где природа правления изображает внутреннюю сторону этих отношений, тогда как принцип правления - их внешнюю сторону, представляя собой деятельное проявление внутренней природы каждой формы правления. Кроме того, принцип правления - это сила, которая обеспечивает целостность и стабильность природы правления. Это понятие Монтескье часто называл обуздывающей силой, которая сдерживает должностных лиц от злоупотребления властью и нарушения законности в умеренных формах правления, а в деспотиях устанавливает пределы для произвола деспота. Взаимосвязь природы и принципа в учении Монтескье выражается законом соответствия между этими категориями. Изменение в природе любой формы правления ведет к замене ее принципа, и, наоборот, изменения в принципе в конечном счете приводят к замене природы правления.
    Центральное место в понимании Монтескье  государственного строя занимает противопоставление умеренных и неумеренных форм правления. Демократия, аристократия и монархия, где отношения между правительствами и гражданами осуществляются в правовой форме, а государственная власть разделена и распределена между различными социальными силами, учреждениями и должностными лицами, которые осуществляют взаимный контроль и сдерживание друг друга от злоупотреблений властью и нарушения законов, отнесены к умеренным формам правления. В неумеренных формах правления государственная власть осуществляется произвольно, там нет разделения и распределения позиций власти, и она чаще всего концентрируется в одном лице, органе или сословии. Неумеренные формы правления Монтескье характеризует как деспотию.
    Разработка  модели государства будущего - одна из основных тем политико-правовых учений эпохи Просвещения. В произведениях Монтескье эта тема воплотилась в проекте свободного государства, базирующегося на концепции разделения властей. Эта концепция - продукт социально-политических условий Франции того времени [11, С.110].
    Цель  теории разделения властей Монтескье - гарантировать безопасность граждан от произвола и злоупотребления власти, обеспечить их политическую свободу, сделать право подлинным регулятором отношений между гражданами и правительством.
    Монтескье различал естественную и политическую свободу. Естественная свобода существует только в дообщественном состоянии; как и равенство - она «предмет заботы дикарей» и обеспечивается установившимися нравами и обычаями. Однако дообщественное состояние, по Монтескье, одна из исторических ступеней развития. На смену ей приходит общество в силу естественного желания людей жить в коллективе. Но в обществе люди утрачивают естественную свободу и равенство, так как между ними начинаются войны, раздоры, борьба за власть, за общественные блага и т. д. Чтобы положить конец войнам и раздорам, люди вынуждены принимать законы, регулирующие отношения между ними и учреждать государство для управления обществом. Законы в государстве, по мнению Монтескье, восстанавливают свободу и равенство, но при этом неизбежно принимают политический характер и находятся в тесной связи с правом. «В природном состоянии люди рождаются равными, - писал Монтескье, - но они не могут сохранить этого равенства; общество отнимает его у них, и они вновь становятся равными лишь благодаря законам» [3, С.256]. Руководствуясь таким представлением, Монтескье определял политическую свободу следующим образом: «Свобода есть право делать то, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане» [3, С.289].
    Связь политической свободы с правом и его реальным осуществлением подчеркивалась Монтескье и в другом определении свободы, где последняя выступает как безопасность гражданина, обеспечиваемая прежде всего наличием в государстве справедливых уголовных законов. Монтескье критиковал любое иное понимание политической свободы, исходящее не из права, а из возможности делать то, что хочется, и выступал против отождествления свободы с формами правления, например с демократией [11, С.110]. Таким образом, политическая свобода, с точки зрения Монтескье, может быть только в государстве, где все отношения регулируются правом (т. е. в государствах умеренных форм правления: демократии, аристократии и монархии) и где законы господствуют над волей правителей. В деспотии нет законов, а значит, нет и политической свободы, там царствует произвол и рабство. Но и умеренные формы правления могут стать деспотическими, если право не займет в них господствующего положения. Следовательно, мерой свободы у Монтескье неизменно выступает право. Произвол, злоупотребления властью, по Монтескье, вытекают из природы человека: «Но известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, пока не достигнет положенного ему предела» [3, С.289]. Верховенство права в концепции Монтескье может быть обеспечено лишь разделением властей на законодательную, исполнительную и судебную с тем, чтобы «различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга».
    Разделение  властей, согласно Монтескье, становится наряду с правом, критерием различения форм правления и вытекает из разделения труда в процессе осуществления власти. «В каждом государстве, - писал он, - есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского» [3, С.289]. Такое разделение компетенции в государственном аппарате времен Монтескье вполне очевидно, но Монтескье первым связал его с конституцией государства.
    Вместе  с тем теория разделения властей  Монтескье - это не только политическое разделение труда в государстве, но и соотношение социальных сил в обществе. Монтескье видел, что в обществе идет постоянная борьба за власть между различными сословиями, которая приводит к нарушению свободы и безопасности граждан, к перерождению государственных форм и даже гибели государства. Чтобы придать формам правления большую стабильность, обеспечить политическую свободу всем социальным слоям, Монтескье предложил провести разделение власти между различными социальными силами. Он не видел политической свободы там, где разделение властей проведено только как конституционное разграничение функций государственных органов, тогда как все основные должности в них занимают лица одного и того же сословия. «Так, в Венеции Большой совет обладает законодательной властью, прегадия - исполнительной, а кварантии - судебной. Но дурно то, что все эти трибуналы состоят из должностных лиц одного и того же сословия, вследствие чего они представляют собой в сущности одну и ту же власть» [3, С.291]. Законодательная власть в свободном государстве «является лишь выражением общей воли». Ее главное назначение - сформулировать право в виде положительных законов, обязательных для всех граждан. Наилучшим вариантом Монтескье считал принадлежность законодательной власти народу, но в таких государствах, как Франция, это невозможно из-за больших размеров территории наличия в обществе различных социальных сил. По-этому законодательную власть он вручал собранию представителей народа и собранию знатных [11, С.112].
    Исполнительная  власть в проекте Монтескье выступает  как исполнительный орган общей  воли государства и распространяется на всех граждан. Ее функция - исполнять законы, созданные законодательной властью в лице собрания представителей и собрания знатных. Именно в этой связи Монтескье утверждал, что исполнительная власть ограничена по самой своей природе. Исполнительной властью Монтескье наделял прежде всего монарха, так как эта «сторона правления, почти всегда требующая действия быстрого, лучше выполняется одним, чем многими» [3, С.295]. Эту власть могут осуществлять и другие лица, но только не члены законодательного собрания, так как в противном случае возможна полная утрата политической свободы частных лиц», тогда как две другие власти регулируют и исполняют общие дела государства. Таким образом, свобода и безопасность граждан зависят прежде всего от функционирования судебной власти. Монтескье предлагал передать ее лицам из народа, которые будут созываться по мере необходимости для выполнения судейских полномочий. Судейские функции в свободном государстве не должны связываться с профессией, богатством, знатностью. Задача судей - добиться, чтобы их решения и приговоры «всегда были лишь точным применением текста закона» [3, С.292].
    Учитывая  принцип верховенства права в конституционном проекте Монтескье, нельзя считать, что речь идет о равновесии властей, поскольку законодательная власть играет доминирующую роль: она создает законы, выражающие общую волю, в то время как две другие власти лишь реализуют и исполняют законы, их деятельность носит подзаконный характер.
    Если  в проекте Монтескье нет равновесия властей, то равновесие политических сил - реально выявленный им факт в условиях Франции первой половины XVIII в., когда шла борьба за власть между королем, знатью и буржуазией. Поиски равновесия социальных сил в теории разделения властей Монтескье отражали компромиссность и умеренность всей его политико-правовой концепции. Однако трудно согласиться с характеристикой взглядов Монтескье как аристократического либерализма, выражающего интересы феодальной оппозиции абсолютной монархии, поскольку в учении Монтескье значение законодательной власти, находящейся прежде всего в руках представителей народа, выше значения исполнительной власти; судебную власть в его проекте также получают представители народа [11, С.112]. Своим конституционным проектом Монтескье выражал интересы нарождающейся буржуазии, которая в то время вместе с широкими народными массами входила в третье сословие и в политическом отношении была бесправна.
    Правопонимание  Монтескье - тот идейный стержень, вокруг которого концентрировались многие узловые проблемы его творчества. Оно направлено против абсолютистских юридических доктрин, которые были необходимо связаны с теологией и выводили все правовые установления из божественного откровения и толкования библейских сказаний. Монтескье - первый, кто стал разрабатывать во Франции систему правовых взглядов, светских по своему характеру и имеющих в основе идеалы Просвещения.
    Отрицая феодальное право, Монтескье с позиций различения права и закона оценивал многие положения французского законодательства как произвол, как нормы, обеспечивающие свободу монарха и его близкого окружения притеснять поданных, как нормы, оправдывающие эти притеснения. Мыслитель противопоставлял феодальному произволу естественное право. Будучи просветителем, он видел в праве общечеловеческую ценность, находил его цель в свободе, равенстве, безопасности и счастье всех людей.
    Критика феодального законодательства и  соответствующих ему доктрин велась Монтескье на основе поиска элементов истинно правового, справедливого, закономерного в различных прошлых и современных ему системах права. Для обнаружения истинно правового начала, «духа законов» Монтескье сравнивал право Древней Греции и Рима, право древних германцев, франков, а также последующую историю средневекового законодательства Франции и ряда других стран.
    Обоснование нового, зарождающегося буржуазного  права аргументами, понятиями и положениями из арсенала прошлых исторических типов права сопровождалось в учении Монтескье тенденцией к компромиссности, умеренности, особенно при формулировании им программы законодательных преобразований Франции. Его концепция не порывает с идеей сословных привилегий.
    При всей компромиссности позиции Монтескье существенным достоинством его правопониманием был принцип историзма, сравнительно-исторического изучения и трактовки правовых явлений. Это заметно отличало учение Монтескье от других естественно-правовых концепций, выводивших право из абстрактно понятой природы человека, неизменной и вечной. Кроме того, Монтескье видел, что положительные законы государства не продукт произвольной деятельности законодателей, не простая проекция естественных законов, вытекающих из разумной и вечной природы человека, а результат закономерного воздействия факторов общественного развития на правотворческий процесс [11, С.114]. Эти факторы обусловливают поведение законодателя и проявляются в том, что Монтескье назвал «духом законов». Тем самым его концепции права органически присущ и социологический подход. Для успешной законодательной деятельности верное определение «духа законов» - необходимое условие создания разумных положительных законов, адекватно отражающих справедливое право. В учении Монтескье предпринята попытка при помощи категории «дух законов» разрешить дилемму «право и закон», осветить внутреннюю взаимосвязь этих понятий. Он стремился доказать, что исторически существующие системы права неизбежно содержат в себе в определенной степени элементы истинно правового, разумного, естественного начала, а не являются лишь плодом чистого умозрения, оторванного от реальности, или результатом произвольного стечения обстоятельств при создании законов. Тем самым в рамках теории естественного права Монтескье, различая право и закон и стремясь при помощи понятия «дух законов» объяснить их соотношение, создал историко-факторологическое направление этой теории и нашел пути для дальнейшего развития правовой науки, поисков сущности и основных черт права не в вечной и неизменной природе человека, а в его истории и социальной действительности.
    Анализ  законотворческого процесса и выявление  роли законодателя в правотворчестве - основное содержательное звено историко-факторологической концепции права Монтескье. В первой книге трактата «О духе законов» прямо указано, что законодательство не может не включать в себя «дух законов» того народа, для которого оно создается. В свою очередь, «дух законов» определяется рядом факторов общественного развития. Среди них Монтескье назвал природу и принцип правления, физические свойства страны (ее климат, почвы, размеры, ландшафт), образ жизни народа, религию, народный дух, численность населения, его богатство, своеобразие законодательного процесса и т. д. Монтескье не перечислял все факторы, влияющие на «дух законов», поскольку в его теории речь идет о множественности факторов, определяющих развитие права.
    Указание  Монтескье на эти факторы также  отличает его концепцию от идей современников. Для того времени такой подход был прогрессивным явлением в юриспруденции, так как господствовал взгляд на законодательство как во многом умозрительный и произвольный процесс. Монтескье предпринял попытку реалистического анализа законотворчества как объективного процесса. Благодаря этому в его подходе к праву предвосхищались отдельные элементы научной социологии права [11, С.115].
    Рассматривая  законодателя как исследователя  и отмечая творческий характер его  деятельности, Монтескье подчеркивал  определенное значение в законотворчестве специфики самого этого процесса, накладывающего отпечаток на содержание положительных законов. Поэтому своеобразие законодательного процесса становится одним из факторов, влияющих на содержание законов. Монтескье писал, что только просвещенный законодатель, обладающий достаточно развитыми умственными способностями и имеющий знания о целях, принципах и правилах нормотворчества, может адекватно отразить в своей деятельности справедливое право в государстве. В этой позиции Монтескье проявилась характерная для всех политических мыслителей Просвещения вера в человеческий разум для установления новых прогрессивных общественных отношений [11, С.116].
    Таким образом, в своих произведениях «Персидские письма» (1721 г.), «О духе законов» (1748 г.) Монтескье выступает против феодализма и неограниченной монархии. Монтескье различает три формы государственного управления - деспотию, основой которой является страх, монархию, имеющую своей опорой «принцип чести», и республику, где население воодушевлено высшей гражданской добродетелью - патриотизмом. Монтескье был сторонником конституционной монархии, хотя теоретически отдавал предпочтение республике. Учение Монтескье о «духе законов» и разделении властей оказало существенное воздействие на всю последующую политико-правовую мысль, особенно на развитие теории и практики правовой государственности.
    Политические  воззрения Монтескье, в частности  его учение о разделении законодательной, исполнительной и судебной властей между независимыми, но контролирующими друг друга инстанциями, носили прогрессивный характер, так как были направлены против феодально-абсолютистских порядков. Умеренность взглядов Монтескье, тесно связанного с чиновничеством, выразилась в его склонности к компромиссу с феодальной монархией. Разработка теории законов в произведениях Монтескье прочно опирается на анализ истории законодательства. Он обстоятельно исследует римское законодательство, происхождение и изменения гражданских законов во Франции, историю права многих других стран. Исторический подход к праву тесно сочетается у Монтескье с сравнительно-правовым анализом законодательных положений различных эпох и народов.
    Как передовой мыслитель, борец против феодальной реакции, убежденный противник насильственного разрешения международных конфликтов, защитник мира между народами Монтескье занимает видное место в истории общественной мысли.
 

     ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Век Просвещения, как часто называют XVIII в., был временем наивысшего развития гуманистических и рационалистических начал, существовавших в буржуазной политико-правовой идеологии. Острый кризис феодализма, неизбежность и близость революционных преобразований в наиболее развитых странах, союз буржуазии с народом в общей борьбе против феодализма обусловили широкое распространение идеалистического убеждения в том, что после уничтожения феодального неравенства и деспотизма грядет эпоха всеобщего счастья, мира и благоденствия.
    Основным  методом обоснования политических и правовых доктрин был рационализм. Просвещение освобождало политико-правовую идеологию от теологии. Рационалистическое понимание государства и права, сопряженное с верой во всесилие разумного закона, в ряде доктрин уже соединялось с началами историзма, с поиском объективных факторов, влияющих на государство и право.
    Развитость  и острота классовых противоречий в предреволюционной Франции  обусловили многообразие политико-правовых доктрин.
    Главной и общей идеей Просвещения  было низвержение сословно-феодального  строя и учреждение общества, основанного  на равенстве людей, их правах и свободах. В процессе обсуждения принципов организации будущего общества постоянно обсуждался вопрос о связи отношений собственности со степенью осуществимости прав и свобод личности. Буржуазной стала та политико-правовая идеология, которая либо признавала неустранимость имущественного неравенства (Вольтер, Монтескье и др.), либо предлагала смягчить крайности богатства и нищеты, в какой-то мере уравнять имущества людей, оставив собственность частной (Руссо и др.). Просветительство как идейное движение представляет собой закономерную ступень в развитии политической идеологии.
    Главным вдохновителем и признанным лидером европейского Просвещения по справедливости считают Вольтера (1694–1778) – великого французского мыслителя и литератора. Одним из самых сильных убеждений Вольтера была свобода слова и печати.
    Другим  ведущим принципом Вольтера была убежденность в свободе вероисповедания. Хотя Вольтер верил в Бога, он протестовал против многих религиозных догм и постоянно утверждал, что организованная религия была в основном обманом.
    Хотя  сам Вольтер был далек от современной демократии (он предпочитал сильную, но просвещенную монархию), основная масса его идей явно противоречила любой форме иерархического правления. Большинство последователей Вольтера пришли к принятию демократии. Его политические и религиозные идеи являлись, таким образом, главным течением во французском Просвещении, и существенная их часть была позаимствована для французской революции 1789 года.
    Монтескье в своих произведениях «Персидские письма» (1721 г.), «О духе законов» (1748 г.) выступает против феодализма и неограниченной монархии.
    Монтескье различает три формы государственного управления - деспотию, основой которой является страх, монархию, имеющую своей опорой «принцип чести», и республику, где население воодушевлено высшей гражданской добродетелью - патриотизмом. Монтескье был сторонником конституционной монархии, хотя теоретически отдавал предпочтение республике. Следуя широко распространенным в то время взглядам, он считал демократическую республику осуществимой лишь в малых странах. Учение Монтескье о «духе законов» и разделении властей оказало существенное воздействие на всю последующую политико-правовую мысль, особенно на развитие теории и практики правовой государственности.
    Политические  воззрения Монтескье, в частности  его учение о разделении законодательной, исполнительной и судебной властей между независимыми, но контролирующими друг друга инстанциями, носили прогрессивный характер, так как были направлены против феодально-абсолютистских порядков. Умеренность взглядов Монтескье, тесно связанного с чиновничеством, выразилась в его склонности к компромиссу с феодальной монархией. Разработка теории законов в произведениях Монтескье прочно опирается на анализ истории законодательства. Он обстоятельно исследует римское законодательство, происхождение и изменения гражданских законов во Франции, историю права многих других стран. Исторический подход к праву тесно сочетается у Монтескье с сравнительно-правовым анализом законодательных положений различных эпох и народов.
    Как передовой мыслитель, борец против феодальной реакции, убежденный противник насильственного разрешения международных конфликтов, защитник мира между народами Монтескье занимает видное место в истории общественной мысли.
 

     СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

    Источники
    Вольтер Бог и люди: Статьи, памфлеты и письма. В 2 т. Т.1. – М.: Изд-во АН СССР, 1961. – 440 с.
    Вольтер. Философские сочинения / Отв. ред., Сост. и автор вступ. ст. B.Н. Кузнецов; Пер. с фр. C.Я. Шейнман-Топштейн. – М.: Наука, 1988. – 750 с.
    Монтескье Ш.Л. Избранные произведения. – М.: Госиздатполитлит, 1955. – 798с.
    Монтескье Ш.Л. Персидские письма: Пер. с фр. под ред. Е.А. Гунста. /Вступительная статья С. Д. Артамонова -  Элиста: Калмыцкое кн. изд-во, 1988.— 302с.
    Литература
    Артамонов С. Вольтер: Критико-биографический очерк. – М.: Госиздат худож. лит., 1954. – 169 с.
    Артамонов С. Шарль Монтескье и его философский роман «Персидские письма» // Монтескье Ш.Л. Персидские письма: Пер. с фр. под ред. Е.А. Гунста. /Вступительная статья С. Д. Артамонова -  Элиста: Калмыцкое кн. изд-во, 1988.— 302с.
    Баскин М.П. Монтескье. – М.: Мысль, 1965 - 185 с.
    Баскин М.П. Шарль Луи Монтескье // Монтескье Ш. Избранные произведения. –М., 1955. – С.5-46
    Бахмутский В. Я. Полемика Вольтера и Руссо // Вопросы философии. -1959. - № 7.- С.35-51
    Волгин А.П. Развитие общественной мысли во Франции в XVIII в. – М.: Изд-во АН СССР, 1958. – 413 с.
    История политических и правовых учений. XVII-XVIII вв. / Отв. ред. В.С. Нерсесянц. – М.: Наука, 1989. – 446 с.
    и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.