Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа «Саксонское зерцало» как источник права

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 05.05.2013. Год: 2012. Страниц: 29. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
СОДЕРЖАНИЕ
 
Введение…………………………………………………………………………...…3
    «Саксонское зерцало» как источник права……………………………….……7
      Саксонское земское право……………………………………………….…..8
      Саксонское ленное право…………………………………………..………12
    «Саксонское зерцало» - памятник феодального права 13 века…………..…..13
      Семейно – имущественные отношения по «Саксонскому зерцалу»…….16
      Форма государственного правления по «Саксонскому зерцалу»……….21
    Уголовно - правовое регулирование по «Саксонскому зерцалу»…………..23
      Преступление и наказание по «Саксонскому зерцалу»……………….….24
      Уголовное право по «Саксонскому зерцалу»…………………………..…28
Заключение…………………………………………………………………...32
Список используемой литературы………………………………………….35
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
 
Среди стран  западноевропейского средневековья  значительное внимание феодального права должна привлечь Германия. Правда, не без основания классическим считается феодализм французский. Во Франции период децентрализованной феодальной монархии дал образцы наиболее характерных форм феодального порядка. В противовес этому ленная система в Германии и связанная с ней тенденции к децентрализации власти пробивали себе дорогу сквозь сопротивлявшиеся этим тенденциям усилия германских императоров как носителей идей «священной римской империи германской нации», сквозь интриги римского престола и централизаторские устремления католической церкви. Тем не менее исследователь феодализма не может пройти мимо проблем германского средневекового общества, государство и права. Более того, германское средневековье представляет в этом отношении своеобразный интерес не только для историка, но и для теоретика права. Пожалуй, нигде в средневековой Европе так причудливо не переплетались произвол и право, как в феодальной Германии, где множественность местных правопорядков сочеталось с борьбой различных правовых систем (национального, римского и канонического права), где эта борьба и эта правовая раздробленность, являвшиеся выражением феодальной раздробленности и результатом игры политических сил императорской, княжеской и папской власти, тем не менее сопровождалось обличением в правовые формы любых проявлений феодального гнёта и произвола.
В развитии феодального  права Германии можно выделить 3 основных этапа:  
-период преобладания обычного права (Х-ХIV века);  
-период рецепции римского права (ХIV-ХVII века);  
-период оформления самостоятельных правовых систем в германских княжествах.  
         
Что касается исторического  отрезка времени, то для изучения наиболее типичных черт германского  феодального права значительный интерес представляет XIII век. Он важен для изучения типичных черт феодального права потому, что именно в это время феодальные производственные отношения сложились в полной мере. Вместе с тем XIII век был наиболее типичным для характеристики германского права периода феодальной раздробленности. Именно к этому времени относится особое развитие в Германии средневековой правовой теоретической мысли и создания ряда памятников права.
В то же время XIII век был веком постоянных феодальных войн, династических распрей, междуцарствий, анархий и произвола. Право и произвол, военный захват и судебное разбирательство, казалось, настолько органически сплетались, что создавали видимость некого «порядка в беспорядке». К. Маркс указывает на это противоречие, отмечая, что «в то время имелось очень много писанного права, происходит также его научная обработка, но отсутствует применение права, суды могли решать, но не было рук для исполнения их приговоров».[Архив Маркса и Энгельса.т.5.с.280.]
Германские  правовые сборники, в первую очередь  «Саксонское зерцало», подводили итоги германскому праву, как оно сложилось в XII веке , и отражали вновь складывавшиеся отношения, потребности развивавшихся городов.
 В Х начале ХIV века основным источником права Германии являлся правовой обычай. С развитием общественных отношений возникает необходимость записи и систематизации правовых обычаев.  
Определенную возможность для такой систематизации давали судебные решения, использующие общие нормы феодального обычного права и учитывающие мнения других судов.  
В ХIII веке были предприняты попытки кодификации обычного права. Такими кодексами явились «Саксонское зерцало», «Швабское зерцало» и позже «Франконское зерцало».  Содержание «Саксонского зерцала» охватывает гражданское, уголовное, процессуальное и частично государственное право. Характерной чертой «Саксонского зерцала» являлось его отрицательное отношение к притязаниям римского папы на главенство в феодальном мире, этим оно выражало интересы крупных германских феодалов.
 
«Саксонское зерцало» даёт наиболее полное представление о системе права своего времени, ибо оно было построено на судебной практике. «Саксонское зерцало» содержит богатую практику земских судов Саксонии. Широкое распространение, которое получило «Саксонское зерцало» за пределами тогдашней Саксонии, означает, что оно отражало не только местное, но и общегерманское право, а в какой-то мере общие основы феодального права определённой ступени его развития. Многочисленные заимствования, сделанные из «Саксонского зерцала» другими правовыми памятниками средневековья, в особенности памятниками городского права, свидетельствуют о прогрессивности памятника для своего времени и его роли, в частности, в создании единой правовой системе в средневековой Германии. О большом значении сборника говорит и то, что он применялся в судах длительное время: в течение более 600 лет. Ведь в отдельных германских государствах оно частично действовало до 1 января 1900 года, т.е. до введения Германского Гражданского уложения.
Утверждают, что  автор «Саксонского зерцала» Эйке фон  Репков написал его по латыни, а затем уже переводил на немецкий язык и что оригиналом должен считаться латинский текст. Однако сомнительно, чтобы сохранившийся и дошедший до нас латинский текст принадлежал самому Эйке: предполагают, что до нас дошёл переводной латинский текст, а не подлинник автора. Название сборника «Саксонское зерцало» - дано самим автором. В стихотворном предисловии он пишет:
Название примет пусть оно
«Зерцало саксов», оттого,
Что право саксов в нём дано
И чтоб оно правдиво отражало,
Как образ женщины – зерцало.
 По мысли автора, сборник должен был охватить всё германское право, действовавшее  в отношении всех сословий. Однако на самом деле из сборника было исключено право низших сословий, право министериалов, не говоря уже о крепостных, а фактически – и право привилегированных сословий. Это было право среднего сословия, - право свободных, но не принадлежавших к «благородным» сословиям, к высшему феодальному обществу. Для высших сословий – для «благородных» тот же Эйке написал вторую часть «Саксонского зерцала», в котором изложил ленное право. Этот сборник сохранился и на латинском и на немецком языках.
Отмечалось  и отрицательное отношение автора сборника к каноническому праву, которое определялось политическими  причинами (задачами укрепления светской власти) и получило выражение соответствующей интерпретации «теории двух мечей» (ЗП l 1) и в утверждении, что папа не имеет права изменять саксонские законы (ЗП l 3 §3).
«Саксонское зерцало» как  памятник права XIII века необходимо рассматривать в непосредственной связи с той исторической обстановкой, которая обусловила его возникновение. Его основные принципы определялись классовой структурой германского феодального общества той эпохи, структурой феодальной, перархически построенной, сословной земельной собственности. Вся система германского средневекового права как права феодального покоилась на сословном неравенстве. В основе правоспособности лежало сословная принадлежность: «никто не может приобрести иного права, кроме того, которое ему свойственно по рождению» (ЗП l 16 §1).
Основное сословное деление, которое проводило «Саксонское  зерцало», - это деление на свободных, с одной стороны, и слуг, зависимых  людей – с другой.
Таким образом, Трактат был разделён на две части. Первая – земское право (Landrecht), содержала отдельные положения, касающиеся государственного устройства Германии (выборы императора, разделение светской и духовной власти и так далее), а также нормы, относящиеся к гражданскому, уголовному праву, суду и процессу. Вторая часть – ленное право (Lehnrecht), была посвящена вассальным германским землям и городам, где на неё нередко продолжали ссылаться вплоть до 1900 года.
Земское право  регулировало имущественные, семейные и наследственные отношения лично  свободных «простых» людей. Эти  отношения определялись феодальной земельной собственностью с её многообразными формами земледелия. Тем не менее земское право всемерно закрепляло право крупных феодалов, охраняло их земельную собственность, их сословные привилегии. Все имущественные права были связаны с формами земельных держаний, в свою очередь определявшихся сословной принадлежностью, принадлежностью к военному щиту и т.п. Ведь основная цель всей правовой системы заключалась в том, чтобы сохранить феодальную земельную собственность в руках господствовавшего класса, а для усиления его военного могущества закрепить эту «ленную» собственность в руках мужского способного носить оружие потомств. Исходя из интересов господствовавшего класса, имущественные, семейные и наследственные отношения регулировались по- разному для лиц привилегированных «благородных» сословий и для прочих свободных. Ленное право регулировало область ленных отношений. Оно написано для господ, обладавших ленным право. В нём были подробно изложены условия получения и передачи ленов, владения ими, порядок перехода ленов по наследству, несение вассальных обязанностей, судебной и внесудебной защиты ленных прав и так далее.
Система расположения материалов обоих сборников также  различна. Земское право построено  как судебник, основанный на казуистической практике шеффенских судов: поэтому оно лишено строгой системы. Это не исключает наличия некоторой последовательности изложения. Его первые разделы посвящены правам состояния, сословному делению общества и связанным с ними вопросам родства и происхождения (в том числе от неравных браков). Дальнейшие разделы содержат положения о судостроительстве и процессе, судебных доказательствах. Процессуальное право здесь не отделяется от материального, охватывавшего главным образом вопросы на следования семейных отношений и обязательств, в частности вытекавших на причинение вреда. Все эти вопросы трактовались с точки зрения судебной защиты прав. Ленное право разделено на три главы в соответствии с определение характера ленов и их защиты. Первая глава посвящена ленным правоотношениям. Вторая – ленному суду, третья – городским ленам: она отражает общность и противоречие интересов феодальных властителей и городской верхушки.
 
"Саксонское зерцало" сыграло  огромную роль в становлении  германского права.
 
 
    «Саксонское зерцало» как источник права
 
Исходный «строительный  материал» средневековое право  черпало в правовых обычаях, которые  долгое время оставались важнейшим  источником права. За несколько веков  в странах Западной Европы происходит сравнительно плавный и безболезненный переход от варварских (племенных) правовых обычаев к феодальным, имеющим уже не персональный, а территориальный принцип действия. Расцвет феодализма в Европе в XI-XII вв. означал и повсеместное преобладание обычного права. В силу сходства самых простейших форм регуляции феодальных отношений правовые обычаи даже при сохранении местных различий отличались тождественностью многих своих институтов и подходов. И это позволяло уже средневековым юристам находить в них определенную систему. В более поздний период появляются другие частные записи правовых обычаев с попыткой их теоретического осмысления: «Саксонское зерцало» в Германии.
«Саксонское зерцало», созданное в первой половине XIIl века, является одним из наиболее важных источников права того времени. Эйке фон Репков разделил трактат на две части: «земское право» и «ленное право».
В статье 1 книги  первой приводиться вступление, обосновывающее силу власти императора и папы: «  Два меча предоставил Бог земному  царству для защиты христианства. Папе – духовный, императору – светский… Это значит: кто противится папе и не может быть принуждён церковным судом, того император обязан принудить при помощи светского суда, чтобы был послушен папе. Точно так же и духовная власть должна помогать духовному суду, если он в этом нуждается».
Книга вторая в  большой степени посвящена наказаниям за уголовные преступления и уголовному процессу. В ней написано, что  основанием для неявки в суд могут  быть только 4 случая: «…арест и болезнь, служба богу вне страны и имперская служба…»
«Саксонское зерцало» получило признание во многих германских землях и городах, где на него не редко продолжали ссылаться вплоть до 1900.
 
 
 
 
 
 
        Саксонское земское право
С XIII в. в княжествах активно развивается "земское  право" — общие для всего свободного населения нормы, по которым оно судилось в судах административных подразделений княжеств (судах "графской юрисдикции"). Его источниками было в основном правотворчество княжеских "государственных" органов — местные постановления о земском мире XII—XIII вв., а также решения графских судов. Именно в земском праве получили развитие нормы гражданского, семейного и других "непубличных" отраслей права. В "Зерцалах" XIII в. земское право нашло достаточно подробное освещение, ему посвящены специальные разделы. Так, в первой части "Саксонского зерцала", посвященной земскому праву, затрагиваются вопросы "конституции империи", правового статуса сословий, родства, семейных и наследственных правоотношений, уголовного права и процесса. "Конституционными" принципами организации империи, исходя из "Саксонского зерцала", можно считать верховенство права и доктрину "двух мечей". Верховенство права является следствием его божественного происхождения ("Бог сам есть право"), из чего выводится провозглашенный автором принцип сопротивления всякой незаконной и несправедливой власти. Согласно доктрине "двух мечей", провозглашенной церковными идеологами в XII в., духовный "меч" (власть) предназначен папе, а светский — императору. Духовная и светская власть помогают и поддерживают друг друга, и кто "противится папе", должен быть принужден к послушанию с помощью светского суда. Императору принадлежал "первый щит" в феодальной лестнице. Он имел, по мнению автора "Зерцала", регалии на недра, право высшей юрисдикции "повсеместно". В любом месте его пребывания он имел право суда, чеканки монеты, взимания пошлин. Однако поскольку император не мог "быть повсеместно и судить все преступления во всякое время", он передавал князьям графские судебные полномочия. Император должен был избираться князьями. После посвящения местными епископами он получал королевскую власть и титул, после посвящения папой — императорские регалии. Император не мог быть отлучен от церкви, за исключением трех случаев: "сомнений" в истинной вере, оставления законной жены и разрушения храма. Правовой статус человека определялся его сословной принадлежностью. "Никто не может обрести иного права, кроме свойственного по рождению", — записано в "Саксонском зерцале". Вместе с тем автор осуждает крепостное право, его "ум не может понять •того, что кто-нибудь должен быть в собственности другого". Крепостное состояние, по его мнению, выводится из несправедливого и неправедного обычая, который теперь возвели в право. Значительное место в земском праве занимали вопросы семейных и наследственных правоотношений. Германское право следовало традиции, устанавливающей приниженное положение женщины в семье и при наследовании имущества. При неравных браках определяющим являлось состояние мужа, а дети наследовали состояние того из родителей, у кого был более низкий статус. "Саксонское зерцало" подтверждает принцип общности имущества мужа и жены, поступавшего в полное распоряжение мужа. Без его разрешения, как законного опекуна жены, она не могла управлять никаким имуществом. Вместе с тем в семейном имуществе выделялись определенные части, которые учитывались и наследовались отдельно. К ним относились предметы личного пользования женщины, домашняя утварь и украшения ("женская доля"), имущество для пожизненного содержания жены в случае развода или смерти мужа, приданое жены, а также свадебный подарок мужа ("утренний дар"). В случае развода (разлучения) жена могла пожизненно пользоваться предоставленной ей мужем собственностью, "женской долей" и приданым. В случае же смерти мужа женщина сохраняла "утренний дар", "женскую долю" и пожизненное содержание, причем "женская доля" наследовалась только по женской линии. Дети приобретали права на имущество только с согласия отца или после выделения из семьи. Принципы наследования были подчинены задаче сохранения земли в руках мужчины и также носили сословный характер. Для получения наследства получатель должен был иметь равный (или более высокий) статус с наследодателем. Если по ленному праву лен переходил только к одному сыну, то по земскому праву наследство получали в равных долях все сыновья или другие родственники. К наследованию призывались кровные родственники до седьмой степени родства, причем братьям отдавалось предпочтение перед сестрами. Кроме основных наследников существовали "дольщики", получавшие свою долю определенного имущества в первую очередь (вдова, ближайший родственник, получавший военное снаряжение). Средневековое германское земское право считало действительным только наследование по закону. Однако усиление влияния на брачно-семейные отношения канонического права привело к установлению замаскированной формы завещания в виде дарения. Кроме того, при разделе имущества в пользу церкви стала выделяться "доля умершего". Институт наследования по завещанию с сохранением обязательной доли законных наследников появился в германском праве в связи с рецепцией римского права. "Саксонское зерцало" упоминает многочисленные сделки — купли-продажи, ссуды, личного найма, хранения и т.д., но в целом договорные обязательства при отсутствии развитого обмена были разработаны довольно слабо. Сделки с передачей имущества обычно заключались в суде, чтобы суд удостоверил сам факт их совершения. Более подробно регламентировались обязательства из причинения вреда, призванные охранять в основном земельную собственность от потрав, порчи посевов, нарушений межи и т.п. За причинение вреда предписывалось возмещение ущерба и уплата штрафа судье. Развитие товарно-денежных отношений вело и к постепенному становлению новых гражданско-правовых норм, институтов, использованию норм рецепированного римского права. Появляется новая форма передачи земельных участков в собственность "с обременением". В результате такой продажи земельного участка покупатель и возможные последующие приобретатели обязаны были выплачивать первоначальному собственнику часть доходов с участка. Сделка купли-продажи движимых вещей начинает предусматривать защиту прав добросовестного приобретателя. При этом, по сравнению с римским правом, права собственника вещи были более ограниченны. Собственник, доверивший свою вещь человеку, продавшему ее третьему лицу, лишался права на иск к покупателю. Он мог истребовать только украденную у него вещь. Этот принцип германского права выражался формулой "рука должна предостерегать руку". Земское право восприняло из статутов мира составы наиболее тяжких преступлений, которые в основном не были систематизированы и наказывались при наличии умысла и "дерзости" в основном смертной казнью в квалифицированной форме. Преступления, совершенные по неосторожности, не могли наказываться смертной казнью и телесными наказаниями, требовалась уплата вергельда. Со временем в отдельных германских землях происходит дальнейшее увеличение видов правонарушений, подлежащих уголовному наказанию. Отчасти это связано со все более четким разделением гражданских правонарушений и преступлений. Введено было новое деление на "честные" и "бесчестные" преступления. Например, обычное убийство или тяжкие телесные повреждения были преступлениями "честными", а кража, измена, мошенничество — "бесчестными". Соответственно виновные в "бесчестных" преступлениях, отягощенных грехом обмана, наказывались более мучительной смертью; "честные" преступники могли отделаться возмещением ущерба или ссылкой. С XVI в. уголовное право в различных княжествах Германии, как и юридическая доктрина в целом, основывалось на принципах "Каролины". Его дальнейшее развитие во многом было связано с эволюцией взглядов на наказание, которое стало рассматриваться как средство исправления преступника, в том числе с помощью принудительного труда. В связи с этим возрастает применение таких наказаний, как принудительные работы, позорящие наказания и заключение в исправительные дома. Земское право эпохи "Саксонского зерцала" предусматривало состязательный процесс по гражданским и уголовным делам. Каждый "мог подать иск о том, что его задевает", и вызвать на суд ответчика. Обычно истец и ответчик участвовали в процессе через представителя ("говорителя"), который произносил процессуальные формулы, ибо оговорка влекла за собой проигрыш дела. Для неявки в суд были только четыре законные причины: арест, болезнь, имперская служба и крестовый поход. Основными доказательствами в суде были свидетельские показания и присяга. По уголовным делам допускался' также "божий суд" в виде судебного поединка, если шеффены дадут на него согласие. Назначение судебного поединка ограничивалось принципом сословного равенства, а также процессуальными правилами, которые подробно изложены в "Саксонском зерцале". В зависимости от результата поединка побежденный ответчик подлежал обычному суду как виновный в преступлении, а победивший ответчик освобождался от обвинения, уплаты штрафа и возмещения истцу и суду. В случае троекратного невыхода "в поле" ответчик признавался проигравшим дело и подлежал суду. "Саксонское зерцало" уделяло большое внимание доказательственной стороне процесса и настаивало на надлежащем изобличении обвиняемого, без чего запрещалось выносить решение о наказании. В земском праве существовал любопытный институт "оспа-ривания решения". Оспаривание решения должно было происходить стоя, лицом равного с заседателями сословия. Оспаривающий просил предоставить "скамью" для предложения другого решения, которое показалось бы сторонам более справедливым. Однако если оспоривший решение не добивался удовлетворения своих требований, он должен был уплатить возмещение тому, чье решение он оспорил, а также штраф и судебные издержки.
Замена в XV—XVI вв. состязательного процесса инквизиционным привела к установлению абсолютно  новых форм и правил, уже отмеченных ранее на примере "Каролины". Тем не менее со второй половины XVIII в. применение пытки в судах стало ограничиваться. В "Терезиане" в 1768 году указывались орудия пытки, которые можно применять только с разрешения высшего уголовного суда по преступлениям, влекущим смертную казнь, при отсутствии признания и других доказательств. От пытки освобождались больные, инвалиды, старики и малолетние, а также лица высших сословий, если совершенные ими преступления не носили наиболее тяжкого характера. Пытка была окончательно отменена в Пруссии в 1764 году, в Австрии — в, конце XVIII в., а в ряде мелких германских княжеств — в 20-х гг. XIX в. Как известно, сословие духовенства руководствовалось своими нормами права — правом каноническим, которое распространялось также на семейные и наследственные правоотношения всех сословных групп. По "Саксонскому зерцалу" каждый христианин должен был трижды в году участвовать в церковном суде и столько же — в светском. Последовательное разграничение в "Зерцале" компетенции церковных и светских судов, преобладающее значение, которое отводилось нормам светского права в области семьи и наследования, вызвало осуждение ряда статей памятника канонической церковью. Тем не менее, несмотря на сосредоточение в руках многих представителей германской знати и светской, и церковной юрисдикции в своих княжествах, каноническое право имело в Германии достаточно узкую сферу применения и не повлияло существенно на развитие земского права.
      Саксонское ленное право
Поземельные отношения  в период средневековья строились  в Германии на тех же принципах "феодальных держаний", что и в других западных странах. Однако в ленном праве Германии имелись определенные особенности. Прежде всего следует отметить отсутствие у монарха свободы в распоряжении имперскими ленами. Принцип "обязательного пожалования" наиболее почетных имперских ленов князьям лишал императора права присваивать высвободившиеся лены и присоединять их к своему домену. Существовала также специальная разновидность ленов, связанная с правом суда над населением определенного округа. Передача императором "судебного лена", который не мог дробиться, давала ленникам, князьям и графам, право судить приказом ("банном") короля. К особенностям германского ленного права можно отнести и закрепление в нем самостоятельного права "ожидания" лена. Один человек получал право владеть леном, а другой (или несколько других) могли получить от господина право претендовать на этот лен в случае смерти законного владельца и при отсутствии законного наследника. Наконец, в Германии дольше действовало правило, запрещающее вассалу отчуждать полученный лен. Продажа лена, передача его в залог допускались только с согласия господина. Большую роль в германском ленном праве играл институт владения. "Право на владение" являлось особым правом. Оно отличалось от фактического держания и защищалось особыми исками, аналогично сезине в Англии и Франции. Это право обычно приобреталось в результате символического обряда ввода во владение (инвеституры), но иногда могло возникнуть и по давности фактического владения леном (один год и один день без возражения господина). Обязательства в ленном праве в основном определялись феодальным обычаем, который регулировал отношения вассалитета и был достаточно универсален для всей Европы. Ленник, принесший господину присягу на верность, являлся "обязанным" господину как "его" человек. Военная служба, о которой господин в присутствии двух свидетелей объявлял за шесть недель до похода, должна была осуществляться в пределах "германской земли". Кроме того, ленник должен был принимать участие в заседании суда своего сеньора. В свою очередь, сеньор не должен был отвергать принятие вассальной зависимости и лишать ленника своего владения, ибо, согласно "Саксонскому зерцалу", "никто не может быть лишен владения, если только оно не будет у него отнято по суду". Если же господин отнимал у вассала имение или необоснованно и несправедливо отказывал в наделении леном, то ленник мог жаловаться высшему сеньору, который должен был потребовать у нижестоящего сеньора оказать надлежащее правосудие под угрозой перехода имения и вассалитета в руки вышестоящего сеньора.
 
  2.  «Саксонское зерцало» - памятник феодального права XIII века
 
«Саксонское зерцало» — один из важнейших памятников истории немецкой культуры и германского  права эпохи феодализма, появившийся примерно 750 лет назад. Он получил широкое распространение и оказал большое влияние на последующее развитие культуры, и прежде всего правовой культуры ряда народов и стран Центральной и отчасти Восточной Европы. Автор памятника, Эйке фон Репков, родившийся около 800 лет тому назад, общепризнан как выдающийся представитель политической и правовой мысли, во многом передовой для своего времени и отчасти не утратившей значения для современности. Исследование «Саксонского зерцала» на протяжении долгого времени вызывает интерес во многих странах. Этот выдающийся памятник XIII в. привлекает внимание прежде всего историков, юристов, филологов; его иллюстрированными рукописями серьезно занимаются искусствоведы. «Саксонское зерцало» — не только отражение многих основных проблем сложной общественной жизни определенной страны в известное время. Его текст формировался и развивался исторически, его социальная роль и влияние, изменялись на протяжении веков. Все это делает «Саксонское зерцало» убедительной иллюстрацией слов В. И. Ленина о том, что «если рассматривать какое угодно общественное явление в процессе его развития, то в нем всегда окажутся остатки прошлого, основы настоящего и зачатки будущего». Определенный интерес представляют части текста «Саксонского зерцала», в которых просматриваются следы более ранних эпох. Значительно обширнее представлены наглядные свидетельства экономического, политического, социального и правового быта средневекового общества с его феодальной эксплуатацией, сословным неравенством, религиозностью, раздробленностью, нередко — произволом и бесправием, невежеством и жестокостью. Но особо важен и поучителен факт выдвижения в «Саксонском зерцале» многочисленных смелых и прогрессивных идей, распространение и осуществление которых принадлежало более или менее отдаленному будущему. Выдвижение таких идей требовало от автора преодоления понятной и неизбежной исторической, культурной и классовой ограниченности его кругозора. Осуществлению лишь некоторых из этих идей мог содействовать непосредственно сам Эйке фон Репков. «Саксонское зерцало» было первым крупным общественно-научным трактатом в Германии, первым научным сочинением, написанным светским, а не духовным лицом. С «Саксонского зерцала», в сущности, начинаются и германское правоведение, и немецкая проза. Ведь «Саксонское зерцало» написано по-немецки, а не на непонятной народу латыни. Автор «Саксонского зерцала», несмотря на свою глубокую религиозность, ярко выразил свои антиклерикальные убеждения. Он выступил против претензий средневековой католической Церкви на верховенство над государством, за преобладание светской власти во внутригосударственных и даже в некоторых церковных делах. К числу важных идей «Саксонского зерцала», прогрессивных и для последующих веков, относятся: решительное отрицание правомерности любых форм крепостной или рабской зависимости; стремление к преодолению феодальной раздробленности и укреплению единой общегерманской государственности; убеждение в том, что государство обязано творить добро для подданных, что король-император и его должностные лица, как и подданные, обязаны повиноваться праву; последовательное доведение этого принципа до признания права, а в некоторых случаях — даже обязанности подданных всеми способами сопротивляться королю и властям, если они творят зло и произвол. Чрезвычайно важна также идея всеобщего мира, прекращения кровопролитных и разрушительных войн. Многие из этих идей и в наше время сохраняют свою актуальность. Конечно, у Эйке фон Репкова были и предшественники, и современники-единомышленники, и последователи. Тем не менее, связанный с его деятельностью этап развития таких воззрений и предпринятая им попытка юридически оформить и закрепить их представляют бесспорный интерес. «Саксонское зерцало», несомненно, принадлежит к числу ценных сокровищ культуры, созданных историей человечества. Как известно, марксизм усвоил и переработал все, что было ценного в более чем двухтысячелетнем развитии человеческой мысли и культуры. Только закономерным результатом полного усвоения и развития этой культуры, итогом отказа от всего устарелого и реакционного, освоения и обогащения всего ценного и прогрессивного в ней может и должна быть новая культура социалистического и коммунистического общества. В этом и состоит марксистско-ленинское диалектико-материалистическое понимание преемственности в историческом развитии культуры, права, общественных наук. Историческое познание в ходе строительства нового общества выполняет ряд важных социальных функций. К их числу обычно относят: формирование социального самосознания наций, народов, классов и других общностей людей; социальное воспитание трудящихся; обоснование политических позиций социалистических классов, государств, коллективов и т. д.; извлечение поучительного опыта; выяснение исторических закономерностей общественного развития; предвидение и предсказание будущего и т. д. Историзм является одним из важнейших элементов научной методологии. В этом отношении «Саксонское зерцало» — важный элемент исторического знания.
В 1980 г. Саксонская Академия Наук в Лейпциге торжественно отметила 800-летие рождения Эйке фон Репкова как крупнейшего правового мыслителя. В докладе «Эйке фон Репков и его “Саксонское зерцало"», с которым в Академии выступил проф. Р. Либервирт, был подведен итог исследований о «Саксонском зерцале» и его авторе. Нельзя забывать о том, что, как все культурное наследие, «Саксонское зерцало» — предмет острой и вполне современной идейной борьбы. Реакционные, шовинистические, милитаристские элементы в ряде стран, как и многие из их предшественников, пытаются представить Эйке фон Репкова одним из своих духовных предтеч, спекулировать на исторической ограниченности его кругозора, преуменьшать значение прогрессивных идей «Саксонского зерцала».
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
      Семейно-имущественные отношения
Семейно-наследственные отношения, как они сложились  к XIII в. в Германии и как они  были отражены в «Саксонском зерцале», всецело определялись формами феодального  землевладения. Для германской и вообще для западноевропейской семьи этой эпохи показателен прежде всего политический характер семьи. «Для рыцаря или барона, — писал Энгельс, — как и для самого владетельного князя, женитьба — политический акт, случай для увеличения своего могущества при помощи новых союзов. То же самое было у цехового бюргера средневековых городов. Уже одни охранявшие его привилегии... достаточно суживали круг, в котором он мог искать себе подходящую супругу». В свете сказанного становятся понятными положения «Саксонского зерцала», касающиеся вопросов брака, семьи, имущественных взаимоотношений между супругами, между родителями и детьми, система наследования. Понятие кровного родства (Sippe) тесно связано с принадлежностью к одному и тому же сословию. Для наличия полноценного кровного родства требовалось происхождение от законного брака и равная сословная принадлежность. Земское право рисует систему родства, аллегорически сравнивая род с членами человеческого тела: голова — это муж и жена, шея — это дети и т. д. Непременным условием равного положения на одной и той же ступени родства Земское право считает также принадлежность к одному и тому же сословию. Это было исходное положение для всех семейно-имущественных и наследственных отношений по «Саксонскому зерцалу».                                                                                                      Основой семейно-имущественных отношений Земского права служило положение об общности имущества мужа и жены. «Муж и жена не имеют раздельного имущества при их жизни». Это обусловливалось совместным ведением в основном натурального хозяйства и соответствовало всему феодальному укладу как семьи в среде господствовавшего класса, так и крестьянской семьи. С момента вступления в брак имущество жены переходило во владение мужа, выступавшего в качестве ее законного опекуна. Во время существования брака единственным распорядителем имущества был муж, в его же распоряжение поступало все вновь приобретавшееся и нажитое имущество. В семейном имуществе «Саксонское зерцало» различало еще некоторые отдельные части, которые имели известное целевое назначение и правовой режим которых был установлен особо. К числу таких частей относился прежде всего так называемый «утренний дар» (morgengabe) — свадебный подарок мужа жене в первый день их брачной жизни. Этот свадебный подарок имел специальное назначение в случае развода и подлежал особому порядку наследования. Таким же обособленным имуществом являлось имущество, предназначенное служить для пожизненного содержания жены в случае смерти мужа (leibzucht). В качестве такого имущества обычно выделялась какая-либо недвижимость. Жена могла получить пожизненное право пользования этим недвижимым имуществом. Однако права собственности на это имущество жена никогда приобрести не могла. В качестве отдельной части в составе семейного имущества может быть названа еще так называемая продуктовая доля (musdele, Musteil). Правда, выделение такой доли имело значение только после прекращения брака в случае развода или после смерти главы семьи и открытия наследства. После смерти мужа жена делила с наследниками оставшиеся в доме продовольственные запасы поровну. Половина наличных продовольственных запасов составляла продуктовую долю вдовы. Эту продуктовую долю жена получала и в случае развода.                                                                                                                        Таким образом, в составе общего семейного имущества нужно различать: женскую долю, утренний дар, имущество, предназначенное для пожизненного содержания, и продуктовую долю. Женская доля наследовалась только по женской линии ближайшей родственницей.
Принцип общности семейного имущества лежал также  в основе имущественных отношений  между родителями и детьми. Все  семейное имущество принадлежало главе  семьи, только он имел право им распоряжаться, и неотделенные дети никаких прав на это имущество не имели. Дети приобретали права на имущество только с момента отделения, если выдел производился по желанию отца.  Тенденция нераздельности семейного имущества выражалась и в системе опекунства. Жена находилась в течение брака под опекой мужа как главы семьи, распоряжающегося всем семейным имуществом. Муж являлся законным опекуном жены, даже в тех случаях, когда он был не равного с женой сословия. Жена без разрешения мужа не могла совершать никаких сделок: ни продавать свое имущество, ни отказываться от права на пожизненное содержание и т. д. Между тем незамужняя женщина имела право распоряжаться своим имуществом без опекуна и могла даже продавать свою недвижимую собственность.                                                       Основные принципы семейно-имущественных отношений средневековой Германии получили наиболее яркое выражение в наследственном праве. Вся система наследования по «Саксонскому зерцалу» проникнута общими принципами, цель которых — закрепить феодальные отношения, феодальную собственность и феодальную семью. Этим объясняются сословные различия в наследовании и ведущее место наследования ленов во всем наследственном праве. Данному институту не только уделено наибольшее внимание, но с ним связаны и ему подчинены все другие вопросы наследования: порядок перехода по наследству землевладения (всех форм), военного снаряжения и т. д. В той же связи находился принцип наследования по кровному родству с разделением наследования по мужской и по женской линии. Задача сохранения землевладения в руках мужского, способного носить оружие потомства имела решающее значение при закреплении этого принципа наследования. Средневековое германское наследственное право не знало древнеримского универсального преемства. Более того, характерным для германского права было деление правопреемников наследодателя на основных наследников и дольщиков, что известно было и мусульманскому праву, также покоившемуся на феодальной системе. Сущность этого принципа заключалась в том, что, кроме основных наследников, которые в определенной последовательности наследовали после умершего, право определяло еще ряд лиц (дольщиков), имевших право получить определенные доли из наследственной массы. Эти доли иногда составляли известную часть всего имущества наследодателя, иногда включали определенные предметы в зависимости от их целевого назначения (военное снаряжение, пожизненное содержание, вдовья доля и т. п.). Обеспечению устойчивости господствовавшей феодальной системы служил также характерный для средневекового права принцип охраны прав будущего наследника. Для ряда сделок, связанных с отчуждением имущества, требовалось согласие (будущего) наследника. То же самое значение имел установленный в ленном наследственном праве институт «права ожидания» лена, закреплявшегося за определенным лицом (не наследником) на тот случай, если бы лен оказался свободным из-за отсутствия наследника.                                                                                                                                        К числу характерных принципов наследования по германскому праву следует отнести отсутствие свободы завещаний. Этот принцип также был связан с господствовавшей феодальной хозяйственной системой и имел своим назначением закрепить твердый порядок наследования.                                                                                                             Наконец, общему феодальному принципу неравенства соответствовало установление многочисленных ограничений права наследования для различных категорий лиц в зависимости от их сословной принадлежности, профессии, пола, физических и моральных пороков и т. п.; для лишенных прав священников, для нецеломудренных женщин и др. На уродов и карликов не переходили ни наследство, ни лен, как и на детей-калек. Немой, или безрукий, или безногий, или слепой не наследовал лена, но наследовал остальное имущество по Земскому праву. Не принадлежавшие к рыцарскому званию не могли оставлять после себя военного снаряжения, а оставляли только обычное наследство. Министериалы не могли ни передавать наследство тем, которые не были подвластны их господину, ни получать его от них. Имущество крепостного после его смерти переходило к его господину. Таковы основные принципы германской средневековой системы наследования.
При открытии наследства наследник имел право принять  меры к охране наследственной массы. Он мог еще до истечения 30 дней со дня смерти наследодателя войти в дом его вдовы, чтобы позаботиться о сохранности всего того, что ему причитается. Вдова обязана была с ним согласовывать вопросы организации похорон и поминок. В остальном наследник до этого дня никаких прав в отношении наследства не имел. Из оставшегося после умершего имущества в первую очередь, удовлетворялись дольщики. Прежде всего выделялась продуктовая доля вдовы, затем — воинское снаряжение, которое получал ближайший родственник по мужской линии. Если имелось несколько претендентов, то меч получал старший из них, а остальное они делили поровну между собою. После выделения военного снаряжения вдова получала ее «утренний дар» и женскую долю. Тот же порядок был установлен в отношении наследования после смерти матери; и в этом случае дольщики удовлетворялись в первую очередь. К числу дольщиков в наследстве после смерти матери относилась неотделенная дочь; она получала женскую долю матери и не делила ее с ранее отделившейся сестрой. При отсутствии дочери вдовью женскую долю получала ближайшая родственница по женской линии. Что касается продуктовой доли и «утреннего дара», то эти доли наследовались только после смерти вдовы, так как при живом муже жена еще не получила продуктовой доли, а «утренний дар» в известных случаях мог перейти к мужу.                                                                                                      Круг лиц, призывавшихся к наследованию, определялся кровным родством и простирался до седьмой степени родства. Наследование, как уже указывалось, шло раздельно по мужской и по женской линиям. После бездетного мужчины наследовал его отец, а при отсутствии отца — мать преимущественно перед братом. Всякая более близкая степень родства устраняла от наследования родственников всех дальнейших степеней. В каждой степени родства все наследники делили наследства между собою поровну. Распределение наследства между наследниками производилось по правилу: «Старший пусть делит, а младший пусть выбирает». Среди братьев и сестер предпочтение отдавалось мужчинам — братья устраняли сестер от наследования, но в последующих степенях родства мужчины не имели преимущества перед женщинами и одинаково делили между собой наследство среди родственников одной и той же степени родства.  В случае смерти сына раньше отца и наличия внуков от этого сына последние заступали место их отца и делили между собою его наследственную долю. Если жена умерла раньше мужа, то она не оставляла после себя наследства, кроме женской доли и ее недвижимой собственности, которые переходили к ее родственникам. Для того чтобы получить наследство, необходимо было быть равного с наследодателем (или высшего) сословия. Например, если свободная женщина выходила замуж за чиншевика или ландзасса, то дети, которые считались низшего по сравнению с матерью сословия, не получали наследства матери.
Особое место  и вместе с тем ведущее значение в системе наследственного права  занимало наследование ленов. Оно происходило  в особом порядке, установленном  ленным правом. При противоречии норм ленного права нормам земского права преимущество всегда было за первыми: вся система наследования должна была приспособиться к наследованию ленов. Основной принцип наследования ленов заключался в том, что лен наследовался только сыном, и притом одним. Никакие другие родственники наследовать лен не могли. Особенностью правопреемства по ленному праву была также возможность, в случае отсутствия сыновей, перехода лена после смерти его владельца к тому, который имел уже упомянутое выше «право ожидания» на этот лен. А если умерший владелец не оставлял после себя сыновей и не было лица, имевшего «права ожидания», то лен переходил к господину. Если после умершего владельца лена оставалось несколько сыновей, то вопрос о том, к кому перейдет лен, зависел от их выбора. В течение давностного срока они должны были поставить господина в известность о своем решении. Если они не приходили к единодушному мнению, выбор принадлежал господину, который решал, за кем из них закрепить лен. Хотя лен по ленному праву переходил к одному сыну (обычно к старшему), это не затрагивало имущественных интересов остальных братьев в другом наследственном имуществе, оставшемся после смерти отца и поступавшем (по Земскому праву) в общий раздел.                                                                                                          «Саксонское зерцало» признает только наследование «по закону». Наследование по завещанию германское средневековое право отвергало полностью. В «Саксонском зерцале» указывалось, что притязание на наследство, основанное не на родстве, а на обещании со стороны наследователя, неосновательно. Однако в реальной жизни выход из положения, созданного запрещением завещаний, находили. Практика использовала для этих целей договор дарения. Причем данный договор усложнялся такими условиями, при которых даритель при жизни нес по возможности минимальный ущерб в своем имущественном интересе и при которых последствия договора в основном оказывали свое действие лишь после смерти дарителя. Тем самым договор дарения превращался в замаскированное завещание. «Саксонское зерцало»  в той же статье поместило оговорку о действительности обещания дарения на случай смерти, если оно засвидетельствовано в судебном порядке. Завещания могли оставлять духовные лица, так как они жили по римскому праву. Свобода завещания встречала поддержку в церковных судах, поскольку церковь была заинтересована в завещаниях в пользу церковных учреждений.
 
 
 
 
      Форма правления Германии по «Саксонскому Зерцалу»

    и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.