На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Специфические особенности межличностных конфликтов. Основные периоды и этапы динамики конфликта. Корпоративный конфликт: сущность; главные черты; влияние на инвестиционный климат в России. Принципы корпоративного порядка урегулирования конфликтов.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Менеджмент. Добавлен: 26.09.2010. Сдан: 2010. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Содержание

Введение
1. Сущность и основные черты корпоративных конфликтов
1.1 Конфликт - его понятие и значение
1.2 Особенности корпоративных конфликтов
2. Особенности и тенденции развития корпоративных конфликтов в России
2.1 Особенности корпоративных конфликтов в России
2.2 Тенденции развития корпоративных конфликтов в России
3. Исследование вопросов корпоративных конфликтов в России
3.1 Влияние корпоративных конфликтов на инвестиционный климат в России
3.2 Методы противодействия корпоративным конфликтам
Заключение
Список использованной литературы
Введение

За последние лет десять особенно актуальной стала тема корпоративного конфликта. За несколько лет существования данной проблемы корпоративные конфликты приобрели различные формы своего выражения, в связи, с чем появилась даже их классификация (злоупотребления правом, использование неточностей и пробелов в законодательстве, корпоративный шантаж ("greenmail"), поглощение и т.д.).
Проблеме корпоративного конфликта в настоящее время посвящены различные исследования, имеются диссертации на указанную тему. По своей сути корпоративный конфликт сводится к спору относительно приобретения юридического лица и владения его активами, возможностью управлять данным юридическим лицом и принимать решения о распределении получаемой прибыли. В рамках настоящей статьи речь пойдет о юридических лицах, функционирующих в форме акционерных обществ. Практически во всех работах, посвященных тематике корпоративных конфликтов отмечается в качестве причины их возникновения неэффективное правовое регулирование деятельности юридических лиц. И действительно, законодательство, регулирующее создание и деятельность акционерных обществ, порядок выпуска эмиссионных ценных бумаг, к которым относятся акции, правила ведения реестра владельцев именных ценных бумаг претерпели неоднократные изменения.
Концепция развития корпоративного законодательства на период до 2008 года, разработанная Министерством экономического развития и торговли в 2006 г., в разделе "Цели и условия развития корпоративного законодательства в РФ", указывает на необходимость развитого и гибкого корпоративного законодательства, четко описывающего "правила игры", и эффективной системы правоприменения, что в общем итоге должно стать "главным условием для обеспечения высоких темпов роста российской экономики и повышения ее конкурентоспособности".
Вместе с тем считаю, что, несмотря на благие цели, заложенные в данной концепции, реально в ближайшее время мы не получим готовых законопроектов, содержащих решения корпоративных конфликтов. Более того, полагаю, что изменение законодательства, которые предусматриваются данной концепцией, в очередной раз повлекут новый уровень корпоративных конфликтов, порожденных уже исходя из положений новых правил правового регулирования. Действующее законодательство, к сожалению, не успевает за уровнем развития фактически складывающихся отношений в сфере функционирования акционерных обществ. В последнее время российские хозяйствующие акционерные общества выходят на международный рынок торговли акциями, появились новые формы отчуждения акций (депозитарные расписки, опционные договоры), что несомненно расширяет перечень субъектов, которые могут быть вовлечены или же быть инициаторами корпоративных конфликтов.
Полагаю, что проблема существования корпоративных конфликтов заложена именно в том, что на сегодняшний день нет единой сформировавшейся концепции относительно определения правовой природы корпоративных отношений и базовых принципов, определяющих правовое регулирование их деятельности. Законодательство складывалось стихийно и идет по пути устранения пробелов путем конкретизации и детализации регулирования деятельности акционерного общества, порядка управления, прав и обязанностей акционеров.
Перечисленными выше факторами обусловлена актуальность темы дипломной работы, целью которой является анализ тенденций и перспектив развития корпоративных конфликтов в России. Для достижения поставленной цели в работе решены следующие задачи:
раскрыта сущность, понятие и значение конфликтов;
охарактеризованы особенности корпоративных конфликтов;
проанализированы особенности российских корпоративных конфликтов;
рассмотрено влияние корпоративных конфликтов на инвестиционный климат России;
дан анализ методам противодействия корпоративным конфликтам.
Таким образом, объектом данного исследования являются корпоративные отношения в современной России, предметом - корпоративные конфликты.
Дипломная работа написана на 70 листах и состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения и списка использованной литературы.
1. Сущность и основные черты корпоративных конфликтов

1.1 Конфликт - его понятие и значение

Межперсональные отношения тесно связаны с различными видами общественных отношений. Г.М. Андреева подчеркивает, что существование межличностных отношений внутри различных форм общественных отношений является реализацией обезличенных (общественных) отношений в деятельности конкретных людей, в актах их общения и взаимодействия.
Общественные отношения - это официальные, формально закрепленные, объективизированные, действенные связи. Они являются ведущими в регулировании всех видов отношений, в том числе и межперсональных.
Межличностные отношения - это объективно переживаемые, в разной степени осознаваемые взаимосвязи между людьми. В их основе лежат разнообразные эмоциональные состояния взаимодействующих людей. В отличие от деловых (инструментальных) отношений, которые могут быть как официально закрепленными, так и незакрепленными, межличностные связи иногда называют экспрессивными, подчеркивая их эмоциональную содержательность. Взаимоотношения деловых и межличностных отношений в научном плане недостаточно разработаны.
Интерперсональные отношения включают три элемента - когнитивный (гностический, информационный), аффективный и поведенческий (практический, регулятивный).
Когнитивный элемент предполагает осознание того, что нравится или не нравится в межличностных отношениях.
Аффективный аспект находит свое выражение в различных эмоциональных переживаниях людей по поводу взаимосвязей между ними. Эмоциональный компонент, как правило, является ведущим. «Это, прежде всего, положительные и отрицательные эмоциональные состояния, конфликтность состояний (внутриличностная, межличностная), эмоциональная чувствительность, удовлетворенность собой, партнером, работой и т. д.».
Эмоциональное содержание межличностных отношений (иногда его называют валентностью) изменяется в двух противоположных направлениях: от конъюнктивных (позитивных, сближающих) к индифферентным (нейтральным) и дизъюнктивным (негативным, разделяющим) и наоборот. Варианты проявлений интерперсональных отношений огромны. Конъюнктивные чувства проявляются в различных формах позитивных эмоций и состояний, демонстрация которых свидетельствует о готовности к сближению и совместной деятельности. Индифферентные чувства предполагают проявления нейтрального отношения к партнеру. Сюда можно отнести безучастность, безразличие, равнодушие и пр. Дизъюнктивные чувства выражаются в проявлении различных форм негативных эмоций и состояний, что расценивается партнером как отсутствие готовности к дальнейшему сближению и общению. В отдельных случаях эмоциональное содержание межличностных отношений может быть амбивалентным (противоречивым).
Поведенческий компонент межличностных отношений реализуется в конкретных действиях. В случае если один из партнеров нравится другому, поведение будет доброжелательным, направленным на оказание помощи и продуктивное сотрудничество. Если же объект не симпатичен, то интерактивная сторона общения будет затруднена. Между этими поведенческими полюсами имеется большое количество форм интеракции, реализация которых обусловлена социокультурными нормами групп, к которым принадлежат общающиеся.
Межличностные отношения строятся по «вертикали» (между руководителем и подчиненным и наоборот) и «горизонтали» (между лицами, занимающими одинаковый статус). Эмоциональные проявления межперсональных связей обусловливаются социокультурными нормами групп, к которым принадлежат общающиеся, и индивидуальными различиями, варьирующими в пределах названных норм. Межличностные отношения могут формироваться с позиций доминирования- равенства- подчинения и зависимости-независимости.
Социальная дистанция предполагает такое сочетание официальных и межличностных отношений, которое определяет близость общающихся, соответствующих социокультурным нормам общностей, к которым они принадлежат. Социальная дистанция позволяет сохранить адекватный уровень широты и глубины взаимосвязей при установлении межличностных отношений. Ее нарушение приводит первоначально к дизъюнктивным межличностным отношениям (во властных отношениях их до 52%, а в равностатусных - до 33%), а затем и к конфликтам.
В процессе общения часто возникают межличностные конфликты. Конфликт - это напряженная ситуация, возникшая в результате столкновения личностей, находящихся в аффективном состоянии, вызвавшая кризис в их отношениях. В основе кризиса лежат противоречия и разногласия, возникшие в процессе общения. Почвой для кризиса являются разногласия в области моральных, нравственных ценностей, личных интересов, желаний, стремлений, целей и способов их достижения.
Межличностный конфликт - это напряженное состояние личностей, возникшее в результате наступления кризиса в их отношениях, обусловленных разногласиями в области духовных ценностей, личных интересов и способов их достижения.
Во всех ситуациях межличностных конфликтов выделяются два взаимосвязанных аспекта:
содержательная сторона конфликта, т.е. предмет спора, вопрос, вызывающий разногласия;
психологическая сторона конфликта, связанная с личностными особенностями его участников, с их личными взаимоотношениями, с их эмоциональными реакциями на причины конфликта, на его ход и друг на друга.
Именно эта сторона отличает интерперсональный конфликт от всех иных случаев человеческого взаимодействия, и именно она зачастую затмевает содержательную, делая накал страстей очень высоким.
Существуют следующие трактовки межличностных конфликтов:
Психоаналитическая интерпретация предполагает перенос внутриличностных конфликтов в межличностную сферу (З. Фрейд, К.Г. Юнг, К. Хорни).
Интерпретация К. Левина (удовлетворение потребностей): конфликт между собственными силами и внешней вынуждающей обстановкой, персонифицируемой в конкретных личностях.
Конфликты могут возникнуть в связи с нарушением правил и норм общения и взаимодействия между людьми. Часто причиной конфликта может являться нечестное, несправедливое, непорядочное и нетактичное поведение одной личности по отношению к другой. Поэтому одним из основных условий нормального общения является соблюдение такта общающимися.
Такт - это способность человека соблюдать правила и нормы поведения, которые соответствуют ожиданиям партнеров по общению. Бестактность - это нарушение личностью ожидаемых от неё норм поведения в процессе общения, которое приводит к прекращению нормального взаимодействия между общающимися и является причиной возникновения конфликтной ситуации.
Острота конфликта зависит как от эмоционального состояния, так и от психических свойств личности, присущих общающимся. Есть люди, не склонные к конфликтам, а есть «задиры» или «нонконформисты», которые конфликтуют со всеми по любому поводу. Нонконформисты - это личности, открыто не подчиняющиеся давлению группы и не желающие следовать принятым в ней правилам поведения.
Причиной конфликтов являются часто не столько разногласия, сколько стремление одного навязать свою волю другим, заставить их действовать вопреки присущим им взглядам, желаниям и стремлениям. Длительность конфликта зависит от степени противостояния друг другу, от настроенности на «победу», от степени нежелания понять друг друга и от стремления пойти навстречу друг другу.
Специфические особенности межличностных конфликтов:
противоборство людей осуществляется здесь и сейчас, непосредственно, лицом к лицу, на основе их личных мотивов;
в межличностных конфликтах проявляется весь спектр известных причин: общих и частных, объективных и субъективных и т.д.;
в таких конфликтах субъекты взаимодействия проверяют свой характер, волю, способности, интеллект и другие индивидуально психические особенности;
конфликты отличаются высокой эмоциональностью и охватом практически всех сторон отношений между конфликтующими субъектами;
затрагиваются интересы не только конфликтующих, но и тех, кто непосредственно связан с этими субъектами либо служебными, либо межличностными отношениями.
Межличностный конфликт имеет не только отрицательное, но и положительное значение в процессе общения между людьми. Отрицательную роль играет, так называемый, тупиковый конфликт, в основе которого лежат непримиримые противоречия, возникшие между личностями в результате оскорбительных действий одного из партнеров по общению. Примером этому является конфликт между Ленским и Онегиным. Инициатором конфликта был Ленский, который усмотрел в действиях Онегина злой умысел, направленный против него и близких ему людей. Поэтому никакие доводы Онегина и окружающих людей не могли убедить его в обратном.
Положительную роль играет конфликт в связи с тем, что он является сигналом неблагополучия в межличностных отношениях, которые следует изменить разрешая конфликтную ситуацию в интересах всех людей, вовлеченных в него. Кроме того, ситуативный конфликт играет роль стимулятора развития процесса общения. Он вносит оживление в процесс общения, который приобретает дискуссионный характер, и в связи с этим может продолжаться длительное время, вовлекая многих людей.
Возникшие в процессе общения межличностные конфликты могут в определенной степени регулироваться, управляться и своевременно разрешаться. Существует много способов регуляции и разрешения конфликтов между субъектами. Трудность в регулировании и разрешении конфликтов заключается в том, что они связаны с повышенным эмоциональным состоянием субъектов, которые часто не в состоянии ими управлять. Каждому из конфликтующих кажется, что его не понимают, что его правота очевидна и что его оппонент не соглашается с ним из чувства враждебности и недоброжелательства к нему. Такое взаимное предубеждение не только не разрешит конфликт, но еще больше усугубит его.
Возможность разрешения межличностного конфликта заключается в том, что каждый из оппонентов должен отделить эмоции от своего «Я» и обратить внимание на внешние и внутренние причины, вызвавшие конфликт. Но это будет возможно только в том случае, если субъект может критически подойти к своей личности и в дальнейшем сознательно осуществлять самоконтроль и регуляцию своего поведения. Для того, чтобы прийти к согласию, оппоненты должны настроить себя не на конфронтацию, а на сотрудничество. Только в этом случае они могут прийти к взаимопониманию и устранить разногласия.
Но это не всегда сразу удается. Иногда проходит достаточно много времени пока противники не успокоятся и не поймут, что нужно пойти навстречу друг другу, проявить готовность к пониманию своего оппонента и продемонстрировать ее. Необходимо помнить, что человек сам создает те правила, которым следуют другие, осуществляя поведение по отношению к нему. Если конфликтующие субъекты сами не могут прийти к взаимопониманию и согласию, то в этом им может помочь посредник, человек, который пользуется их доверием и уважением. Он может дать объективную оценку поведения противников, настроить их на примирение и убедить их в необходимости прийти к согласию. Только в результате достижения согласия можно считать, что возникшие разногласия устранены, а межличностный конфликт исчерпан.
При отсутствии согласия конфликт может быть разрешен на некоторое время. Это может иметь место, например, в том случае, если один из конфликтующих является сильной личностью и может применить к своему более слабому противнику жесткие меры: предъявить ультиматум, оказать эмоциональное давление, заставить угрозами пойти на примирение. В другом случае более хитрый противник может обмануть своего простодушного оппонента и заставить его примириться, пообещав ему никогда не конфликтовать с ним в будущем, быть ему верным другом и т.п.
Возможен и такой выход из конфликта, когда один из конфликтующих вместо решения проблемы и устранения разногласий стремится уйти от реальной действительности, сделать вид, что никакой проблемы не существует. Это происходит в том случае, когда проблема для субъекта не представляет большого значения, а возможное решение её потребует больших усилий.
В динамике конфликта можно выделить следующие периоды и этапы (рисунок 1.1):
Рис. 1.1 - Основные периоды и этапы динамики конфликта
Предконфликтная ситуация - это рост напряженности в отношении между потенциальными субъектами конфликта, вызванный определенными противоречиями. Но противоречия не всегда перерастают в конфликт. Лишь те противоречия, которые осознаются потенциальными субъектами конфликта как несовместимые, ведут к обострению социальной напряженности.
Латентный период (предконфликт) включает этапы: возникновение объективной проблемной ситуации; осознание объективной проблемной ситуации субъектами взаимодействия; попытки сторон разрешить объективную проблемную ситуацию неконфликтными способами; возникновение предконфликтной ситуации).
Возникновение объективной проблемной ситуации. Сущность такой ситуации состоит в возникновении противоречия между субъектами (их целями, мотиввами, действиями, стремлениями и т.п.) Так как противоречие еще не осознанно и нет конфликтных действий, то эту ситуацию называют проблемной. Она является результатом действия преимущественно объективных причин.
Объективные противоречивые ситуации, возникающие в деятельности людей, создают потенциальную возможность возникновения конфликтов. Одно из условий такого перехода - осознание объективной проблемной ситуации.
Осознание объективной проблемной ситуации. Восприятие реальности как проблемной, понимание необходимости предпринять какие-то действия для разрешения противоречия составляют смысл данного этапа. Наличие препятствия для реализации интересов способствует тому, что проблемная ситуация воспринимается субъективно, с искажениями. Субъективность восприятия порождается не только природой психики, но и социальными различиями участников коммуникации. Сюда относят ценности, социальные установки, идеалы и интересы. Индивидуальность осознания порождается также различиями в знаниях, потребностях, других особенностях участников взаимодействия. Чем сложнее ситуация и чем быстрее она развивается, тем больше вероятность ее искажения оппонентами.
Попытки сторон разрешить объективную проблемную ситуацию неконфликтными способами. Осознание ситуации противоречивой не всегда автоматически влечет конфликтное противодействие сторон. Часто они, или одна из них, пытаются решить проблему неконфликтными способами (убеждением, разъяснением, просьбами, информированием противостоящей стороны). Иногда участник взаимодействия уступает, не желая перерастания проблемной ситуации в конфликт. В любом случае на данном этапе стороны аргументируют свои интересы и фиксируют позиции.
Возникновение предконфликтной ситуации. Конфликтность ситуации воспринимается как наличие угрозы безопасности одной из сторон взаимодействия. Ситуация может осознаваться как предконфликтная и при восприятии угрозы каким-то общественно важным интересам. Причем действия оппонента рассматриваются не как потенциальная угроза (что происходит в проблемной ситуации), а как непосредственная. Именно ощущение непосредственной угрозы способствует развитию ситуации в сторону конфликта, является «пусковым механизмом» конфликтного поведения.
Отрытый период часто называют конфликтным взаимодействием или собственно конфликтом. Он включает следующие стадии: инцидент; эскалацию конфликта; сбалансированное противодействие; завершение конфликта.
Инцидент представляет собой первое столкновение сторон, пробу сил, попытку с помощью силы решить проблему в свою пользу. Если задействованных одной из сторон ресурсов достаточно для перевеса соотношения сил в свою пользу, то инцидентом конфликт может и ограничиться. Часто конфликт развивается дальше как череда конфликтных событий, инцидентов. Взаимные конфликтные действия способны видоизменять, усложнять первоначальную структуру конфликта, привнося новые стимулы для дальнейших действий. Этот процесс можно представить следующим образом: переход от переговоров к борьбе - борьба накаляет эмоции - эмоции увеличивают ошибки восприятия - это ведет к интенсификации борьбы и т.д. Такой процесс получил название «эскалация конфликта». Эскалация заключается в резкой интенсификации борьбы оппонентов.
В фазе эскалация (по лат. scala -Лестница) конфликт «шагает по ступенькам», реализуясь в серии отдельных актов - действий и противодействий конфликтующих сторон. Под эскалацией конфликта понимается прогрессирующее во времени развитие конфликта, обострение противоборства, при котором последующие разрушительные воздействия оппонентов друг на друга выше по интенсивности, чем предыдущие. Эскалация конфликта представляет ту его часть, которая начинается с инцидента и заканчивается ослаблением борьбы, переходом к завершению конфликта.
На этой стадии становятся затруднительными какие-либо переговоры или иные мирные способы разрешения конфликта. Эмоции часто начинают заглушить разум, логика уступает чувствам. Главная задача состоит в том, чтобы любой ценой нанести как можно больший вред противнику. Поэтому на этой стадии могут теряться первоначальная причина и основная цель конфликта и на первое место выдвигаться новые причины и новые цели. В процессе этой стадии конфликта возможно и изменение ценностных ориентаций, в частности, ценности-средства и ценности-цели могут меняться местами. Развитие конфликта приобретает спонтанный неуправляемый характер.
Среди основных моментов, характеризующих этап эскалации конфликта, можно выделить в первую очередь следующие: 1) создание образа врага; 2) демонстрацию силы и угрозу ее применения; 3) применение насилия; 4) тенденцию к расширению и углублению конфликта. Кульминация - это верхняя точка эскалации. Она обычно выражается в каком-то «взрывном» эпизоде (отдельном конфликтном акте) или нескольких следующих подряд эпизодах конфликтной борьбы. При кульминации конфликт достигает такого накала, что обеим или, по крайней мере, одной из сторон становится ясно, что продолжать его больше не следует. Кульминация непосредственно подводит стороны к осознанию необходимости прервать как дальнейшее обострение отношений, так и усиление враждебных действий и искать выход из конфликта на каких-то иных путях.
Эскалация не обязательно заканчивается кульминацией. Нередко стороны начинают предпринимать меры по погашению конфликта, не дожидаясь, пока он дойдет до кульминационного взрыва. При превышении этого предела они устают от конфликта, им «надоедает» конфликтовать, и возникает желание как-то уладить разногласия. Предчувствие, что «добром это не кончится», настраивает их перейти поиску путей улаживания конфликта, минуя кульминацию.
Сбалансированное противодействие. Стороны продолжают противодействовать, однако интенсивность борьбы снижается. Стороны осознают, что продолжение конфликта силовыми методами не дает результата, но действия по достижению согласия еще не предпринимаются.
Завершение конфликта заключается в переходе от конфликтного противодействия к поиску решения проблемы и прекращению конфликта по любым причинам. Основные формы завершения конфликта: разрешение, урегулирование, затухание, устранение или перерастание в другой конфликт. Послеконфликтный период включает два этапа: частичную нормализацию отношений оппонентов и полную нормализацию их отношений. Частичная нормализация отношений происходит в условиях, когда не исчезли негативные эмоции, имевшие место в конфликте. Этап характеризуется переживаниями, осмыслением своей позиции. Происходит коррекция самооценок, уровней притязания, отношения к партнеру. Обостряется чувство вины за свои действия в конфликте. Негативные установки по отношению друг к другу не дают возможности сразу нормализовать отношения.
Полная нормализация отношений наступает при осознании сторонами важности дальнейшего конструктивного взаимодействия. Этому способствует преодоление негативных установок, продуктивное участие в совместной деятельности, установление доверия.
Конфликт - это не простое различие в позициях, различия, лишенные эмоциональной окраски, редко воспринимаются как конфликт, а скорее как просто предмет для обсуждения, разговора. Необходимо принимать во внимание и эмоциональные источники конфликта. Они непосредственно связаны с базовыми потребностями людей. Поэтому эмоциональные источники конфликта можно представить в следующем виде:
1. Эмоции, связанные с потребностью контролировать людей, влиять на них, добиваться желаемого социального статуса.
2. Эмоции, связанные с потребностью получать одобрение со стороны других людей, переживать принадлежность к значимой для себя группе.
3. Эмоции, связанные с потребностью справедливости, со стремлением к равенству и честности во взаимоотношениях.
4. Эмоции, связанные с самоиндификацией - с потребностью в автономности, самореализации, позитивном образе - Я, в утверждении собственных ценностей.
Полнота данной категоризации в данном случае несущественна. Главное - это то, что эмоциональные источники конфликта существуют вместе с объективными. С определенной точки зрения они и составляют то, что отличает конфликт от разногласий. Объективные источники конфликта переживаются как важные только в том случае, если воспринимаются как средства ослабить эмоциональное напряжение, вызванное неудовлетворенностью тех или иных потребностей.
Эмоциональные источники конфликта распознать труднее, чем объективные. Обмениваясь аргументами, мы редко упоминаем их. Особенно это характерно в деловом общении, в котором практически исключена возможность говорить о своих потребностях во власти автономности, самореализации и т.п. Хорошо это или плохо, но организационные нормы обычно не предполагают самораскрытия в плане потребностей. Эти нормы настолько глубоко внедрились в нас, что порой мы даже не осознаем эмоциональные источники как личностных, так и межличностных конфликтов. В силу этого бывает трудно распознать переживаемые эмоции и ясно описать их. Тем не менее наши основные потребности всегда остаются с нами, и разрешение конфликта достигается осознанием его эмоциональных источников и обсуждением их.
Определение психологических факторов, которые обусловливают возникновение, динамику и конечный результат развития межличностного конфликта, важно для понимания психологических механизмов регуляции поведения личности. Кроме этого, данная проблема является существенной для разработки методологических основ психодиагностики, прогнозирования и коррекции межличностных конфликтов в более широком контексте.
Определение психологических факторов конфликтности зависит от понимания детерминации психики человека и, в частности, его поведения, от предварительных методологических подходов к изучению межличностных конфликтов.
Конфликт является одной из универсальных характеристик мира и основной движущей силой его развития. Это один из наиболее противоречивых феноменов и основных механизмов всех изменений и преобразований.
Конфликт представляет собой биполярное явление, которое проявляется в активности сторон. Идея «многосубъектности» внутреннего мира человека рассматривается в работах многих авторов, особенно тех, которые исходят из структурного построения личности. Например, психоанализ утверждает, что конфликт возникает в глубинах психики как результат взаимодействия внутренних структур и тенденций психики в силу законов ее объективного существования; тенденция к межличностным конфликтам - результат искажения базовых аттитюдов человека, которые возникают под влиянием негативного опыта, приобретенного в детстве.
Первые теоретические и экспериментальные исследования межличностных конфликтов были проведены К. Левиным, который рассматривал их в контексте удовлетворения - неудовлетворения потребностей личности. Конфликт характеризуется им как «ситуация, в которой на индивида действуют противоположно направленные силы приблизительно равной величины», то есть к межличностным конфликтам К. Левин относит противоречия между потребностями человека и внешними вынуждающими силами. Конфликт тем серьезнее, чем более значимые потребности личности он затрагивает. Неудовлетворение потребностей создает напряжение, а условием удовлетворения индивидуальных потребностей является пространство свободного существования.
Вопрос о психологических детерминантах возникновения межличностных конфликтов, который позволяет раскрыть глубинные основы конфликтного поведения, занимает важное место в исследовании конфликта. Для лучшего понимания конфликта и управления им следует четко определить содержание понятий «конфликтность» и «конфликтное поведение».
Представители ситуационного подхода к конфликтам дают свою интерпретацию природы возникновения конфликтов и определения конфликтности. У.Клар конфликтной личностью называет человека, который является участником конфликтных взаимодействий, то есть имеет повышенную склонность к восприятию ситуаций как конфликтных или определяет ее как склонную к конфликтному реагированию на те или другие обстоятельства. По К. Хорни, конфликтность может быть характеристикой «невротической личности», т.е. человек невротически реагирует на жизненные ситуации, которые у здорового человека не вызывают конфликта вообще.
Нельзя отрицать, что у человека может сформироваться своеобразное тяготение к периодической драматизации отношений и усилению межличностного напряжения. Это тяготение к эмоциональному напряжению нередко оценивается окружающими как своего рода потребность в конфликтах. Однако оно не осознается самим человеком, а его возникновение связано с глубинными потребностями личности и трудно поддается коррекции.
В качестве еще одной основы конфликтности выступает неадекватность сформировавшихся представлений о других, завышенная самооценка, которая не отвечает реальным возможностям человека, тенденция к самоутверждению за счет других. В этих случаях возможно возникновение стойкой ориентации на преимущественное восприятие негативных качеств окружающих, преобладание в отношениях негативных оценок.
В работах Л.И. Божович, Л.С. Славиной, Б.С. Волкова, В.И. Илийчука конфликтное поведение рассматривается как результат внутренних и внешних противоречий между обществом, микросредой и самим человеком. Это результат внутренних и внешних противоречий между потребностью в самоутверждении и возможностью ее удовлетворения, между самооценкой и оценкой группы, между требованиями группы и собственными установками и убеждениями, то есть конфликтное поведение выступает как склонность человека к конфликту при взаимодействии личностных факторов и факторов внешней среды.
Конфликтность определяется как перманентная черта личности, которая аккумулируется ее природными задатками и социальным опытом. Такое определение можно найти в работах В.И. Илийчука, Л.О. Петровской, В.И. Ващенко.
Конфликтность предусматривает определенный уровень психической напряженности. Он может быть разным для разных людей, что связано с уровнем психологической устойчивости человека. Психически стойкие и психически нестойкие люди в сложных ситуациях ведут себя по-разному. У психически неустойчивых людей отсутствуют эффективные способы преодоления преград, поэтому иногда наблюдается явление самоиндукции негативного эмоционального напряжения: дезорганизованное поведение усиливает стрессовое состояние, которое еще больше дезорганизует поведение, что ведет к возникновению «волны дезорганизации».
Психологическая стойкость является свойством личности и состоит в сохранении оптимального состояния функционирования психической энергии и является приобретенной. Конфликтоустойчивость - специфическое проявление психологической устойчивости, которое рассматривается как способность человека адекватно и бесконфликтно решать проблемы социального взаимодействия. Структура конфликтоустойчивости включает такие компоненты, как эмоциональный, волевой, познавательный, мотивационный и психомоторный. Поэтому, учитывая то, что конфликтность и конфликтоустойчивость находятся на разных полюсах одного континуума, правомерно будет определить структуру конфликтности как идентичную структуре конфликтоустойчивости, но с противоположным знаком.
Компоненты конфликтности, таким образом, будут иметь следующий вид:
эмоциональный компонент (состояние личности в ситуации межличностного взаимодействия, неумение управлять своим эмоциональным состоянием в предконфликтных и конфликтных ситуациях);
волевой компонент (неспособность личности к сознательной мобилизации сил и самоконтролю);
познавательный компонент (включает уровень восприятия провокационных действий оппонента, субъективность, неумение анализировать и прогнозировать ситуацию);
мотивационный компонент (отражает состояние внутренних побуждающих сил, которые не благоприятствуют адекватному поведению в конфликте и решению проблемы);
психомоторный компонент (неумение владеть своим телом, управлять жестикуляцией и мимикой).
Соглашаясь с вышеуказанными авторами, что конфликтность является чертой личности, первичными факторами которой выступают природные задатки и социальный опыт, можно допустить, что есть три вида психологических детерминант конфликтности:
детерминанты, связанные с психофизиологическими особенностями развития (перенесенные травмы мозга или инфекции, наследственные болезни, отставание умственного развития, особенности нервной системы, в частности, процессов возбуждения и торможения);
собственно психологические детерминанты - особенности личности (половозрастные особенности, ситуация внутрисемейного развития, уровень самооценки, акцентуации характера);
социальные детерминанты - факторы микро- и макросреды. Соответственно определению понятия «конфликтность» эти детерминанты включают социальный опыт личности: социальную компетентность (уровень способов социального реагирования), педагогический менеджмент.
Данные психологические детерминанты в различной степени обуславливают конфликтность, т. е. имеют свою иерархическую структуру.
На наш взгляд, главенствующее положение занимают собственно психологические детерминанты, в частности, ситуация внутрисемейного развития. Семья решающим образом определяет условия жизни человека, с одной стороны, предупреждая многие вредные последствия, а с другой - являясь наиболее богатым источником впечатлений и переживаний. Кризис в семье приводит к искажению идеалов, Я человека, что провоцирует вначале изменение поведения, а потом нравственного облика и жизненных установок. Ожесточенность, упрямство и безнравственный лидер при отсутствии привязанности к семье ведут к совершению преступных действий, хотя основой создания своей группы является потребность быть понятым, принятым и повысить свою самооценку. В результате разрушаются трудовые достижения, что порождает новые конфликты и неудачи, которые подрывают самоуважение и уверенность в себе, поэтому при изучении психологических детерминант конфликтного поведения нужно отделять проявления возрастных особенностей от случаев собственно девиантного поведения, возможные деформации становящейся самооценки от напускного цинизма и пренебрежения социальными эталонами.
В заключение следует сказать, что научный анализ явлений и событий, которые приобретают характер конфликта, становится актуальным. Особый резонанс проблема конфликтности приобрела в последнее время. Это подтверждает информация, приводимая в СМИ.
1.2 Особенности корпоративных конфликтов

В настоящее время в доктрине, в отдельных источниках права и в судебных актах для определения разногласий, споров и противодействия между субъектами корпоративных, в том числе и акционерных, правоотношений получил распространение термин "корпоративный конфликт".
Кодекс корпоративного поведения (далее - ККП) определяет корпоративный конфликт как конфликт между органом общества и его акционером (акционерами), а также между акционерами, если такой конфликт затрагивает интересы АО (пп. 6 п. 2 гл. 1, гл. 10 ККП).
Правоведы, как правило, раскрывают содержание понятия "корпоративный конфликт" через описание потенциальной или реальной конфликтной ситуации и (или) спора.
В экономической литературе понятие "корпоративные конфликты" определяется как рассогласование интересов и обострение противоречий между участниками корпоративного процесса ввиду несоответствия целей, ими преследуемых. Подчеркивается, что негативный характер имеет такой конфликт, который способствует удовлетворению потребностей определенной группы участников корпоративного процесса, но не способствует достижению целей АО в целом.
Объективное противоречие между субъектами положено в основу возникновения и развития любого социального столкновения. Противоречие, не получающее своевременного разрешения, нарастает и может привести к возникновению конфликта, который представляет собой прежде всего специфический тип взаимодействия, заключающийся в столкновении интересов субъектов общественных отношений.
Противоречие интересов субъектов корпоративных отношений (коллизия) является конфликтной ситуацией, причиной возникновения конфликта. В то же время одного только противоречия мало для возникновения конфликта, необходимы также воля сторон конфликта к противостоянию в отстаивании своих интересов и соответствующее поведение сторон. Тем самым корпоративный конфликт - это прежде всего взаимодействие субъектов корпоративных правоотношений.
Представляется, что корпоративным конфликтом можно признать основанное на коллизии прав и интересов отношение, в котором действия его субъектов сознательно направлены на реализацию взаимоисключающих целей, достижение которых обусловлено их участием в корпоративных правоотношениях.
В настоящее время повсеместное признание получила категория "конфликт интересов", которая имеет преимущественно методологическое значение. В Концепции развития корпоративного законодательства на период до 2008 г. (далее - Концепция) справедливо отмечается, что "с точки зрения потребностей корпоративного права именно методология выявления, предотвращения и разрешения конфликтов должна являться существенной частью корпоративных отношений".
Одним из инструментов нахождения баланса интересов является институт сделок с заинтересованностью. Идея введения данного института весьма проста - поставить все сделки общества, выгоду от которых может извлечь лицо, оказывающее или способное оказывать непосредственное влияние на управление обществом, под контроль всех акционеров через введение специальной процедуры их одобрения.
Смысл существования сделок с заинтересованностью "вытекает из наличия потенциального конфликта интересов экономических агентов, которые связаны с акционерным обществом и заинтересованы в его существовании и деятельности (или, напротив, в удовлетворении за его счет иных потребностей, а в некоторых случаях даже имеют интерес в прекращении его деятельности)... Соответственно, выявление и преодоление конфликта интересов, а в случае невозможности преодоления - обеспечение экономической эффективности совершаемой сделки и есть главная экономическая цель специального нормирования сделок, в совершении которых имеется заинтересованность". В то же время современная российская практика высказывает опасения, что "институт сделок, в совершении которых имеется заинтересованность... скорее, является помехой для нормальной деятельности акционерных обществ и источником для злоупотребления правами отдельными акционерами (источником "корпоративного шантажа")". Что касается крупных сделок, то критике подвергается процедура их одобрения, поскольку она вступает в противоречие с потребностями оборота, основывающимися на теориях доверия и видимости права.
Означает ли это возможность отказа от института сделок с особым порядком заключения?
В развитых зарубежных правопорядках круг сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, весьма ограничен.
Во Франции запрещается заключать в какой бы то ни было форме договоры займа (а также поручительства) между товариществом и управляющим или участником, не являющимся юридическим лицом. Однако эти установки не распространяются на соглашения, касающиеся обычных операций и заключенные на нормальных условиях.
В Германии подлежат одобрению сделки по предоставлению обществом кредита членам органов управления или представляемым ими юридическим лицам. Одобрения не требуется, если заемщик - юридическое лицо связан с обществом, или если кредит дается для оплаты товаров, поставляемых обществом, или если займодавец является кредитным учреждением. Наблюдательный совет акционерного общества одобряет также договоры об оказании членом наблюдательного совета услуг обществу. В соответствии с новейшей редакцией Акционерного закона ФРГ, в течение первых двух лет после регистрации общества договоры с учредителями и крупными акционерами, если по таким договорам общество должно приобрести имущество за плату, превышающую десятую часть основного капитала, являются действительными только с согласия общего собрания и после внесения этих договоров в торговый реестр. Однако данные предписания не применяются, если приобретение имущества осуществляется в рамках текущей деятельности общества или если оно приобретается в порядке исполнения судебного решения или на бирже.
В Нидерландах сделки, служащие для обеспечения выгоды учредителя акционерного общества, должны быть целиком включены в учредительный акт, в противном случае права и обязанности из этих сделок для общества не возникают. Акционерное общество не имеет права выдавать кредиты своим акционерам, не являющимся наемными работниками общества, или ручаться за них. Исключение установлено для кредитных учреждений в той мере, в которой кредиты или гарантии выдаются в рамках нормального осуществления их деятельности.
Таким образом, институт сделок, требующих особого порядка заключения, подлежит сохранению. Его совершенствование должно идти постепенно в сторону смягчения правил и условий одобрения. Заимствование зарубежной модели в полном объеме пока представляется преждевременным.
Теории доверия и видимости права, защищающие интересы контрагентов общества, неразрывно связаны с понятием "справедливой цены". В случае отступления от такой цены при отчуждении имущества должна быть произведена доплата в рамках кондикционного иска (возврат неосновательного обогащения). В нашей правовой системе альтернативно возможны иск о признании сделки недействительной и двусторонняя реституция (но последняя в целом не характерна для современного гражданского права, поскольку противоречит интересам оборота). ГК РФ, конечно, не содержит каких-либо норм необходимости доплаты в случае "несправедливой цены" (есть оспоримые сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения или стечения тяжелых обстоятельств в ст. 179 ГК РФ и изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств в ст. 451 ГК РФ). Использовать напрямую нормы гл. 60 ГК РФ о неосновательном обогащении (возврат неосновательно сбереженного имущества) проблематично, поскольку в современном российском праве кондикция построена по остаточному принципу и применяется, прежде всего, к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке (ст. 1103 ГК РФ).
Следовательно, необходима коррекция корпоративного законодательства с тем, чтобы крупные сделки и часть сделок с заинтересованностью не подлежали одобрению, если за имущество (услуги, работы) заплачена справедливая цена, в противном случае контрагентом должна быть произведена доплата или должна существовать возможность признания сделки недействительной (последнее как исключение). Для выработки критериев справедливой цены могут быть использованы ориентиры налогового права для установления цены имущества в целях налогообложения.
В зарубежном праве ограничение круга сделок, требующих особого порядка заключения, уравновешивается разработанным механизмом ответственности заинтересованных лиц, которая предполагает, во-первых, обязанность по возмещению причиненных убытков (доплата до справедливой цены) и, во-вторых, уголовную ответственность. Так, в Акционерном законе ФРГ имеется раздел третий "Использование влияния на общество", состоящий из одного параграфа "Обязанность по возмещению ущерба" (§ 117), и подраздел "Особая проверка. Предъявление требований по возмещению ущерба" (§ 142 - 147). Что касается уголовной ответственности, то, например, французский Закон о торговых товариществах непосредственно предусматривает свыше 100 составов преступлений, и общей тенденцией является возрастание строгости уголовного наказания (достаточно вины в форме неосторожности).
Однако в условиях российской действительности вряд ли будут столь же эффективными подобные меры (отсутствие у менеджеров имущества, на которое можно обратить взыскание, и сомнения в действенности мер по ужесточению уголовной ответственности). По крайней мере, обязанность членов органов управления по возмещению убытков, причиненных юридическому лицу, имеется даже в п. 3 ст. 53 ГК РФ, но к исправлению ситуации не приводит.
В зарубежном праве для членов органов управления установлено требование действовать добросовестно. Такое же требование (разумности и добросовестности) содержится в нашем законодательстве (п. 3 ст. 53 ГК РФ). Однако существенным нюансом является то, что в силу ст. 10 ГК РФ разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается, в то время как, например, согласно § 93 и 116 Акционерного закона ФРГ доказывать свою заботливость и добросовестность должны сами управляющие и члены наблюдательного совета.
Проблема добросовестности - общегражданская. Ведутся исследования по разграничению добросовестности в сфере обязательственного и вещного права, а также в иных случаях (к последним относится и добросовестность членов органов управления).
В научной литературе необходимость установления для членов органов управления презумпции недобросовестности обосновывается презумпцией вины в гражданском праве: иначе единственным эффектом введения ст. 53 ГК РФ и соответствующих ей норм корпоративного законодательства становится как раз освобождение членов органов управления от ответственности ввиду практической невозможности опровергнуть их добросовестность и, следовательно, доказать вину.
Несомненно, что установление презумпции недобросовестности заинтересованных лиц является необходимым элементом моделирования их ответственности. Совершенствование законодательства в этом направлении предусматривает и внесение изменений в общие положения ГК РФ.
За рубежом сущность группы связанных лиц традиционно видят в том, что группа - это экономическое единство (по формальным критериям - организация, состоящая из самостоятельных субъектов права). Такой взгляд в принципе разделяется и отечественной практикой. Но если в Европе это в большей части институт частного права, то в России он воспринимается, скорее, как составляющая публичного (антимонопольного) права. Поэтому в качестве соответствующих тенденций следует назвать стремление европейских компаний доказать во что бы то ни стало реальное существование группы, а российских предпринимателей, наоборот, всячески закамуфлировать принадлежность к группе лиц. Причины, по-видимому, кроются в особенностях налогообложения операций, осуществляемых внутри группы.
В этой связи следует выделить два (наметившихся еще в 1960-х гг.) пути развития европейского права - французский и германский. Французский законодатель установил, что из облагаемых налогом прибылей материнского общества исключаются дивиденды, полученные от дочерних компаний; кроме того, если одно общество владеет не менее чем 95% капитала другого, то оно вправе включать результаты деятельности дочерней компании в свою налоговую отчетность, как если бы это было его структурное подразделение. Германский законодатель предусматривает возможность заключения договоров подчинения или договоров об отчислении прибыли между материнским и зависимым обществом, причем при отсутствии такого договора возлагает на группу ряд обременительных обязанностей и устанавливает превентивные меры по возмещению материнским обществом ущерба, причиненного зависимому обществу. Для предприятий, связанных указанными договорами, существуют послабления, касающиеся движения денежных средств и имущества.
В российском гражданском праве наличествуют основы для конструирования широкого понятия группы. Терминологически принята модель отношений основного (материнского) и дочернего общества. Согласно п. 1 ст. 105 ГК РФ хозяйственное общество признается дочерним, если основное хозяйственное общество или товарищество имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом: 1) в силу преобладающего участия в уставном капитале; 2) в соответствии с заключенным между ними договором; 3) иным образом. Для отношений зависимости ст. 106 ГК РФ устанавливает четкий критерий: общество признается зависимым, если другое общество имеет в его уставном капитале более 25% голосов. Подчеркнем, что ГК РФ намеренно давал только общие ориентиры, однако в специальном гражданском законодательстве эта тема не получила развития - правовое регулирование пошло по пути антимонопольного законодательства. Более того, норма п. 3 ст. 6 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. "Об акционерных обществах" ограничила ответственность основного общества.
Относительно категории "аффилированные лица" необходимо отметить, что субсидиарное применение в корпоративном (частном по преимуществу) праве категорий антимонопольного (публичного по преимуществу) права следует признать крайне неудачным. Приходится обращаться к ст. 4 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", где раскрывается термин "аффилированный", в том числе через бесконечно казуистический перечень лиц, принадлежащих к одной группе.
Такая ситуация тем более удручает, что явственно наметился отход антимонопольного законодательства от регулирования деловой активности лиц, которые по масштабам своей деятельности не могут оказать существенного влияния на ограничение конкуренции. Разделение сфер применения антимонопольного и корпоративного законодательства должно быть проведено последовательно. Наиболее эффективным представляется полный отказ от категории "аффилированные лица" в корпоративном праве В сделках с заинтересованностью должны применяться свои критерии, что не исключает ответственности за нарушение антимонопольного законодательства.
В Концепции указывается, что целесообразно обусловить признание крупной сделки или сделки с заинтересованностью недействительной наступлением негативных последствий для общества или акционера, оспаривающих сделку, причем эти последствия должны быть доказаны в суде.
Очевидно, данное предложение направлено на решение проблем, связанных со злоупотреблением акционерами своими процессуальными правами и возникновением ситуации "корпоративного шантажа" (затягивания общества в судебные процессы по самым различным поводам - от оспаривания сделок до признания недействительными учредительных документов). Но стоит ли их решать таким кардинальным способом? Стоит ли, борясь с лицами, недобросовестно использующими статус акционера для своих личных выгод, в значительной степени ограничивать всех акционеров в защите своих прав? Тем более что предложение Концепции есть не более чем отражение фактически сложившейся ситуации с оспариванием сделок с заинтересованностью.
Интерес вызывает п. 38 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", в котором указывается, что иски акционеров о признании недействительными сделок, заключенных акционерными обществами, могут быть удовлетворены в случае представления доказательств, подтверждающих нарушение прав и законных интересов акционера. Данное положение трактуется судами как предполагающее необходимость представления таких доказательств, которые подтверждали бы не только несоблюдение процедуры одобрения сделки, но и последующее дополнительное нарушение прав и законных интересов акционера, о чем свидетельствует обширная арбитражная практика по этому вопросу.
Такая ситуация позволяет исследователям констатировать тот факт, что упомянутое Постановление Пленума ВАС РФ, учитывая конкретные дела Президиума ВАС РФ, "сводит на нет возможность оспаривания акционерами крупных сделок и сделок с заинтересованностью, которые заключаются акционерным обществом в процессе своей деятельности. У акционера реально (практически) нет возможности доказать, что сделки нарушают его права и законные интересы".
В то же время граждане и юридические лица, приобретая акции и осуществляя акт распоряжения своим имуществом, получают не только имущественные права требования к акционерному обществу, но и ряд неимущественных прав (например, право на управление), обеспечивающих эффективную реализацию и гарантированность имущественных прав.
Таким образом, обращаясь в арбитражный суд с требованием признать недействительной сделку с заинтересованностью по мотивам нарушения специального порядка, предусмотренного законом для совершения таких сделок, акционер реализует свое конституционное право на судебную защиту своих имущественных и неимущественных прав и охраняемых законом интересов, заключающихся в том, чтобы органы управления акционерным обществом действовали в отношении представляемого ими юридического лица добросовестно и разумно. Нарушение порядка принятия советом директоров (наблюдательным советом) решений в пределах своей компетенции прямым образом нарушает неимущественные права акционеров.
В связи с этим положение, требующее от акционера доказательств наступления для него конкретных негативных имущественных последствий, вряд ли будет в полной мере отвечать целям защиты и восстановления нарушенных прав.
Но при этом, безусловно, не каждый иск должен приводить к отмене принятых решений или признанию сделки недействительной. Суд наделен достаточными полномочиями, чтобы, оценив степень совершенных нарушений и вероятность наступления как для общества, так и для акционера неблагоприятных последствий, выйти за рамки юридической формалистики и в некоторых случаях оставить в силе принятое решение. Именно таким образом построен в настоящее время процесс оспаривания решений общего собрания акционеров. Представляется, что подобный подход применим и к оспариванию сделок с заинтересованностью, что в большей степени защитит как интересы акционеров, так и самого общества, а также придаст суду не просто роль счетного и логического механизма, но действительно живого посредника, обеспечивающего применение закона.
2. Особенности и тенденции развития корпоративных конфликтов в России

2.1 Особенности корпоративных конфликтов в России

В условиях современной российской действительности корпоративные конфликты в акционерных обществах (АО) представляют собой одно из проявлений тех противоречий, которые являются прямым следствием недостатков правового регулирования. Эти явления свидетельствуют о недостаточной зрелости правовой системы и имеющихся недоработках законодательства в этой сфере. Исходя из этого, изучение поставленной темы является актуальным с точки зрения разработки возможных направлений совершенствования правовой базы деятельности АО.
Необходимо отметить, что любой корпоративный конфликт - явление, дезорганизующее компанию, приводящее к усилению неопределенности и зачастую мешающее конструктивному развитию. Базирующийся на различиях в интересах противоборствующих сторон корпоративный конфликт способен нанести предприятию существенный ущерб, выражающийся как в прямых убытках, так и в упущенных возможностях. Для профилактики конфликтов в компании необходимо не только выявлять истоки и основные причины их возможного возникновения, а также прогнозировать пути преодоления напряженности. При этом нужно учесть, что корпоративные конфликты различны по своему уровню и составу противоборствующих сторон. По этим критериям необходимо выделить два наиболее значимых вида корпоративных конфликтов: внутренние, т.е. конфликты между руководством компании и ее акционерами, и внешние - конфликты, связанные с поглощением и захватом контроля над предприятием в результате агрессивной политики других организаций.
Истоки внутренних конфликтов, отражающих взаимоотношения между лицами, стоящими во главе предприятия, и лицами, вкладывающими в него свой капитал, кроются в характере системы управления компанией. Одной из главных причин перманентного повторения такого рода корпоративных конфликтов является часто встречающаяся в практике российского бизнеса закрытость компаний, юридически являющихся акционерными обществами. Акционерное общество как форма объединения капитала на практике должно выражать объективную общность интересов лиц, эти капиталы объединяющих. Отсюда важнейшим свойством акционерного общества обязана быть информационная открытость, прозрачность для акционеров. Однако в практике российских акционерных обществ имеет место тот факт, что интересы акционеров, в том числе портфельных инвесторов, и топ-менеджеров компании сильно различаются. Это связано с тем, что руководители часто воспринимают своих акционеров не как партнеров по бизнесу, а как своего рода помеху, затрудняющую и замедляющую процесс реализации управленческих решений. Прямым следствием этого является закрытость, т.е. затруднение доступа к информации для акционеров. Одной из причин такого положения дел можно назвать то, что многие российские акционерные общества получили свой первоначальный капитал не в результате размещения акций на рынке, а в процессе приватизации государственных предприятий. В качестве примера можно рассматривать такие компании, как "Сбербанк", "Сургутнефтегаз", "АвтоВАЗ" и пр. Более того, до настоящего времени такие акционерные общества привлекают значительную часть финансовых средств вне рынка ценных бумаг. Эти цели реализуются через банковскую систему, в том числе путем создания холдингов. Такая ситуация объективно ведет к повышению риска для реальных и потенциальных инвесторов, так как в конечном итоге неизбежно провоцирует столкновение интересов менеджмента и акционеров. Как следствие - недобросовестная, а то и прямо саботируемая рассылка бюллетеней для голосования акционерам, как это было в ситуации с "Мосэнерго" или уже упоминавшимся "АвтоВАЗом" в 2005 г.
Закрытость акционерного общества рождает ситуацию неопределенности для инвестора, поскольку изначально не позволяет адекватно оценивать ситуацию на фондовом рынке. В то же самое время инвестору становится весьма проблематично отследить реальную структуру собственности холдинга. И, наконец, значимость для компании средств, получаемых вне рынка ценных бумаг, усиливает ее зависимость от политических и других институтов, ведающих распределением специфических активов. Результатом этого становится общая нестабильность ситуации, зачастую сводящая привлекательность компании к нулю.
Преодоление закрытости компании является важным шагом, необходимым российским предприятиям для успешной интеграции в мировое экономико-правовое пространство. Отношения между менеджментом и акционерами должны строиться на максимально открытых позициях. На практике управление должно стать корпоративным, а инвестор должен восприниматься как партнер, без которого успешное функционирование на рынке невозможно. Именно равноправный, партнерский характер отношений способен снизить барьер, разделяющий управленцев и акционеров, и стимулировать поступление инвестиций. Базовый капитал должен быть сформирован путем размещения акций на рынке, а для обеспечения этого капитала инвестору нужны гарантии и возможность адекватной оценки рыночных индикаторов. Такой подход к ведению бизнеса отвечает требованиям общемировой управленческой культуры и является залогом цивилизованных отношений между членами акционерного общества. На таком пути в настоящий момент находятся не только крупнейшие компании вроде "Лукойла", "Газпрома" или АФК "Система", но и такие динамично развивающиеся компании, как "Вимм-Билль-Данн", концерн "Калина", сеть аптек "36,6" или РБК.
Важно отметить, что возможность применения этого подхода зависит от степени управленческой зрелости топ-менеджмента, а также от реальных перспектив, которые предопределяют экономическую целесообразность размещения акций на рынке. До тех пор, пока другие способы получения капитала, о которых говорилось выше, будут более экономически привлекательны для предприятия, говорить об открытости компании как о средстве преодоления корпоративных конфликтов проблематично. Кроме того, в настоящее время на российском рынке функционирует значительная доля предприятий, которые лишь формально являются открытыми акционерными обществами. На деле они представляют собой объединение капитала одной или двух групп собственников, которые в то же самое время и являются менеджерами предприятия. Такое совпадение в одном лице менеджера и акционера на первый взгляд снимает проблему закрытости компании. По большому счету такие предприятия не нуждаются в привлечении сторонних инвесторов. Однако существование такого рода акционерных обществ способно породить у инвесторов определенные иллюзии относительно спектра объектов для возможных инвестиций и тем самым ввести в заблуждение относительно реальной рыночной ситуации. Таким образом, представляется не только объективной, но и необходимой постепенная трансформация таких компаний в общества с ограниченной ответственностью. Смена организационно-правовой формы послужит своего рода фильтром, способствующим установлению четких статусов на рынке акционерных обществ.
Можно сделать вывод, что главным средством, способным защитить компанию от внутренних корпоративных конфликтов, является необходимость создания условий для стимулирования управленческой политики, направленной на поддержание открытости для инвесторов. Переход российских предприятий к цивилизованному корпоративному управлению является залогом успешности на рынке и в то же самое время объективной тенденцией, отражающей общность интересов всех участников открытого акционерного общества.
Рассмотрим внешние корпоративные конфликты, которые являются следствием усиления агрессивных тенденций в рыночном поведении организаций, функционирующих на российском рынке. Последние несколько лет экономику страны все сильнее сотрясают корпоративные войны, к которым относятся прежде всего поглощения и захваты контроля над предприятиями с использованием противозаконных и неэтичных методов, сопровождающиеся ущемлением прав и законных интересов акционеров. Появляются фирмы, которые занимаются захватом предприятий на профессиональной основе и для которых данный вид деятельности является основным. В конфликтах для нападающей стороны всегда важен фактор неожиданности, и поэтому предстоящая "атака" тщательно маскируется, что затрудняет принятие ответных действий в конфликте.
Причин складывания такой ситуации множество. С одной стороны, повышение агрессивности при ведении бизнеса есть результат объективных процессов, связанных с усилением конкуренции, приводящим к переделу рынка, выбору компаниями наступательных стратегий для обеспечения экономического роста. Важную роль при этом также играет упомянутый ранее процесс формирования холдингов, а также имеющий место в настоящее время избыток свободной денежной массы. Тем не менее агрессивность бизнеса еще не обусловливает его полукриминальный или криминальный характер. Слияние способно обеспечить рост масштабов бизнеса путем установления контроля над однопрофильными компаниями (отраслевые холдинги), формирования цепочки технологически взаимосвязанных производств (вертикально интегрированные холдинги). Это объективное требование рынка. Практика показывает, что в случае, когда мотивом поглощения является развитие конкретного бизнеса, как правило, применяются цивилизованные способы поглощения. Здесь редко допускается нарушение законодательства, ущемление прав и имущественных интересов акционеров. Как правило, такие поглощения выгодны и работникам, и акционерам, и экономике. Поглощенное предприятие не ликвидируется. Напротив, в него вкладываются средства, оно заново "оживает". Растет заработная плата, рыночная стоимость акций, начинаются дивидендные выплаты. Таким образом, налицо позитивное разрешение конфликта, способствующее конструктивному решению проблем.
Однако в настоящее время очень часто возникают ситуации, связанные с незаконным захватом предприятия. Этот факт предопределяют совсем другие факторы. Самыми важными из них является несовершенство законодательства, которое прямо или косвенно облегчает захват, и использование административного ресурса, коррупция. Опираясь на эти базовые "зацепки", предприниматели-захватчики могут действовать различными путями - это может быть увод имущества предприятия, прежде всего недвижимого, посредством фальсификации сведений о его единоличном исполнительном органе; формирование параллельных органов управления акционерным обществом или параллельно действующих реестров акционеров; использование обеспечительных мер по судебным искам с целью перехвата контроля над акционерным обществом и даже оказание силового давления на акционеров при проведении скупки акций.
Увод имущества предприятия происходит примерно по такой схеме. Нападающая сторона фальсифицирует протокол общего собрания акционеров, из которого следует, что акционерное общество приняло решение о смене генерального директора. Сведения о новом директоре направляются в регистрирующий орган для отражения изменений в государственном реестре юридических лиц. Далее новый директор оформляет продажу недвижимого имущества предприятия. Подчас этому предшествует получение дубликата якобы утерянных документов, подтверждающих права собственности на объект недвижимости. Затем перепродажа объекта осуществляется несколько раз, чтобы конечный владелец был защищен статусом "добросовестного приобретателя".
Помимо увода недвижимого имущества у акционерного общества уже встречались случаи увода акций у его акционеров. Чаще всего здесь используется схема подписания передаточного распоряжения по нотариально оформленной доверенности акционера. Зачастую эта операция проделывается через подставных лиц.
При создании параллельных советов директоров, параллельных исполнительных органов управления, как правило, проводятся внеочередные общие собрания акционеров. При этом нарушаются требования по рассылке сообщений о предстоящем собрании, фальсифицируются документы рассылки, акционеры не допускаются на собрание, искажаются данные о кворуме, делаются ошибки при подсчете результатов.
Подобные корпоративные конфликты часто сопровождаются борьбой за доступ к реестру акционерного общества и его регистратору. Нападающая сторона стремится "перетянуть" регистратора на свою сторону, чтобы без ведома эмитента получить список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров. Или провести это собрание с участием регистратора в качестве счетной комиссии. Или, наоборот, сорвать собрание при помощи регистратора, если это необходимо.
В процессе конфликта разворачивается борьба за реестр. В арсенале этой борьбы могут встречаться даже силовые захваты. Примерами этого могут служить такие факты, как изъятие у регистратора системы ведения реестра Нижегородского масложирового комбината силами службы судебных приставов-исполнителей; выемку сервера с использованием этого же механизма в Центральном московском депозитарии; попытку силового захвата реестра одного из оборонных предприятий в ОАО "Реестр".
Одно из проявлений борьбы за реестр - возникновение параллельных реестров. Это дает возможность нападающей стороне вести реестр у "дружественного" регистратора; проводить (и оспаривать) собрания и иные корпоративные действия; осуществлять операции по фальсифицированным документам. Одним из негативных последствий открытия параллельных реестров является то, что сбитые с толку миноритарные акционеры проводят операции с акциями, включая оформление наследования, и через один, и через другой реестр. В результате становится невозможным определить, какой из них отражает истинное положение дел. Как правило, двойной реестр возникает там, где образуются параллельные органы управления.
Стоит отметить и тот факт, что многие акционерные общества, которые потенциально могут стать жертвой захвата, стремятся заранее подстраховать себя, по-разному осуществляя профилактику внешних корпоративных конфликтов. Для этого они искусственно снижают привлекательность своей компании. Например, используют ценное недвижимое имущество как средство обеспечения мало нужной ссуды, взятой у дружественного банка. В этом случае отчуждение заложенного имущества возможно только с согласия залогодержателя, то есть не может пройти незамеченным. Другой защитной мерой стала сдача акционерным обществом имущества в долгосрочную аренду "самому себе". Эта протекция основана на том, что согласно Гражданскому кодексу РФ смена собственника имущества не влечет за собой расторжения договора аренды. Руководители предприятий все чаще стали прибегать и к такой профилактической мере, как письменное предупреждение регистрирующих органов о потенциальном конфликте и возможности неправомочных действий. Однако таких мер для решения проблемы внешних корпоративных захватов на общегосударственном уровне недостаточно. Необходимо бороться с причинами, находящимися у истоков конфликта, а именно, с изъянами законодательства и коррупцией.
Говоря о недостатках законодательства, отметим, что ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" не предусматривает обязанность регистрирующих органов проверять факт проведения внеочередного общего собрания акционеров, по результатам которого в эти органы была направлена информация о замене генерального директора. На наш взгляд, необходимо осуществлять тщательную проверку факта нотариального заверения подписи обратившегося лица под соответствующим заявлением, более строго контролировать достоверность указанного в документах акционерного общества места его нахождения, что, к сожалению, редко делается в настоящее время. Одновременно следует ужесточить процедуру регистрации сделок с недвижимостью.
Для профилактики внешних корпоративных конфликтов в законе должны быть прописаны обязанности всех компаний передавать ведение реестра акционеров и исполнение функций счетной комиссии специализированному регистратору. Этот факт может способствовать усложнению написания протокола собрания, которое реально не проводилось, необоснованного отказа акционеру во внесении записи о нем в реестр, незаконного списания акций.
Необходимо также законодательно подробно регламентировать процедуру передачи реестра акционеров при заключении договора и замене регистратора, а также порядок и последствия изъятия реестра в ходе исполнительного производства или следственных действий.
Для результативной борьбы не только с внешними корпоративными конфликтами, но и с неопределенностью, которая снижает перспективы инвестирования, акционерному обществу необходимо ежегодно определять рыночную стоимость своих акций с привлечением независимого оценщика. Кроме прочих положительных моментов, это решило бы вопросы налогообложения наследования акций, поставило бы барьер на пути махинаций с ценами при выкупе и приобретении акционерными обществами собственных акций. Учитывая западный опыт, необходимо усиливать ответственность членов совета директоров и высших менеджеров компании за действия, наносящие ущерб акционерному обществу и его акционерам.
Важно отметить, что формой профилактики захватов с участием судебной системы могли бы стать требования об обязательном привлечении ответчика к участию в рассмотрении требования истца о применении обеспечительных мер; об обязательном предоставлении встречного обеспечения, часть которого будет использована для погашения штрафов в случае, если процесс будет проигран или будет выявлен факт злоупотребления правом.
Затрагивая вопрос о коррупции, отметим, что для борьбы с этим явлением можно использовать такой инструмент, как создание специальных экономических судов. Кроме того, необходимо усиление роли общественных объединений в разрешении корпоративных конфликтов по примеру Комиссии по этике РСПП, усиление работы правоохранительных органов, повышение заработной платы и социального статуса госслужащих с одновременным усилением их ответственности за незаконные действия. Борьбу с коррупцией необходимо осуществлять на всех уровнях политической системы России, начиная от администрации президента, правительства и заканчивая регионами и профессиональными сообществами.
Подводя итоги исследования, подчеркнем, что для эффективного преодоления различных корпоративных конфликтов в акционерных обществах необходимо создание благоприятной экономической и правовой среды, способной обеспечить возможность ведения бизнеса цивилизованными методами.
2.2 Тенденции развития корпоративных конфликтов в России

Процесс - форма жизни права и форма эта должны быть гибкой, чтобы право не находилось в прокрустовом ложе. Думается, что в процессуальном законодательстве и практике его применения существует ряд недостатков, которые требуют устранения.
Всем известны традиционные оффшорные зоны. Центральный банк даже публикует их список. Сделано это неспроста. Понятно, что подавляющее большинство иностранных компаний, представленных в акционерном капитале российских акционерных обществ, являются также российскими. В том смысле, что контролируют их "наши люди". Между тем споры с участием этих компаний рассматриваются по правилам производства по делам с участием иностранных лиц с присущими этой процедуре особенностями уведомления этих лиц, сроками рассмотрения дела и пр. Возможно, законодателю следует установить, что все компании из этих стран обязаны иметь на территории России уполномоченного представителя. Этот представитель будет обязан, например, получать аккредитацию при ВАС РФ. При этом необходимо сообщать свой адрес. Должна действовать презумпция надлежащего уведомления такой иностранной компании, если сообщение о дне судебного заседания будет доставлено по этому адресу. Компания должна нести риск изменения этого адреса либо расторжения договора с представителем и неназначения нового. Это предложение, возможно, нелиберально. Но зато полезно.
Следует изменить общее правило о распределении бремени доказывания применительно к отрицательным фактам. Если лицо ссылается на то, что того или иного обстоятельства не было, то доказать факт наличия этого обстоятельства должно другое лицо. Если это лицо доказать наличие данного обстоятельства при помощи доказательств, имеющихся у этого лица, не сможет, то суд должен исходить из того, что этого обстоятельства не существовало вовсе.
В процессуальное законодательство в том или ином виде следует включить так называемые доказательственные презумпции. Речь идет о том, что если лицо уклоняется от предоставления в суд того или иного доказательства, то факты, которые по утверждению другого лица подлежат подтверждению этим доказательством, должны считаться установленными в неблагоприятном для уклоняющегося лица смысле. Конечно, это лицо не должно быть лишено права доказать невозможность предоставления запрошенного судом доказательства. Эта презумпция, таким образом, станет своего рода санкцией для недобросовестных участников процесса. Чем, без сомнения, будет обеспечена более полная защита прав и интересов добросовестных участников.
Представляется, что институт арбитражных заседателей является излишним. Если есть потребность в специальных знаниях, то этой цели могут служить специалисты и эксперты. При этом можно было бы выслушивать в судах специалистов в той или иной области правоведения. Для них можно было бы установить специальный процессуальный статус. Кроме того, судам, затрудняющимся решить тот или иной правовой вопрос, можно рекомендовать запрашивать заключения в учебных и научных заведениях по тем или иным спорным аспектам права. Привлечение арбитражных заседателей в какой-то мере нивелирует значимость профессии судьи.
Думается, правило о том, что при кассационном пересмотре промежуточных судебных актов в суд кассационной инстанции в любом случае уходит все дело целиком, также нуждается в пересмотре. Как уже отмечалось, зачастую недобросовестные участники процесса обжалуют любое определение, даже то, которое по закону заведомо не подлежит обжалованию. Так, обжалуется определение об отказе приобщить к делу тот или иной документ. У суда нет формального права не отправить кассационную жалобу вместе с делом в суд кассационной инстанции. Это позволяет "подвесить" дело и не дать ему быть рассмотренным по существу. Кроме того, часто недобросовестные участники процесса намеренно не прикладывают к кассационной жалобе требуемые по закону документы. Последствием этого является оставление жалобы без движения и назначение срока для устранения недостатков. Но дело из суда первой инстанции все равно уходит.
Считаем, что процедура направления дела в вышестоящую инстанцию должна быть изменена. Дело должно поступать туда после проверки кассационной жалобы на формальное соответствие требованиям, указанным в законе, а также после проверки кассационной инстанцией возможности обжаловать то или иное определение суда в кассационном порядке. Ведь для решения этих вопросов суду кассационной инстанции не обязательно знакомиться с материалами дела.
Возникновению противоречащих друг другу по содержанию судебных актов способствует возможность рассмотрения спора с одним и тем же предметом в двух разных судах. То есть проблема коренится в территориальной подсудности.
По нашему мнению, на законодательном уровне эту проблему полностью не решить. Можно лишь устранить наиболее распространенные способы искусственного изменения подсудности.
Сконцентрировать рассмотрение всех дел, связанных с акционерным обществом, в одном суде, как это иногда предлагается, вряд ли возможно. Это повлечет за собой нарушение прав мелких акционеров, которые вынуждены будут во всех случаях обращаться в суд по месту нахождения акционерного общества. А это может быть для них затруднительным прежде всего по финансовым соображениям. Ведь крупные акционеры могут, например, установить, что местом нахождения акционерного общества является Владивосток. Тогда акционеру, проживающему в Москве и оспаривающему договор купли-продажи акций, заключенный двумя другими акционерами, проживающими в Москве, придется ехать во Владивосток. О доступе к правосудию в этом случае придется забыть.
Вместе с тем существует большое количество законодательных лазеек, хорошо известных практикующим адвокатам, используя которые можно перенести рассмотрение спора в удобное место. Пожалуй, наибольшей популярностью пользуется "схема с договором поручительства". Предположим, стороне договора купли-продажи акций требуется признать недействительным этот договор. При этом сторонами договора являются лица с местонахождением в Москве. Но по каким-либо причинам истец не хочет судиться в Москве. Тогда он находит фирму с нужным ему местонахождением. Эта фирма заключает с ним договор поручительства. Как известно, должник по обеспеченному обязательству не является стороной договора поручительства. Поэтому должник узнает о существовании такого договора только в суде. После заключения договора кредитор обращается в суд с требованием о признании такого договора недействительным, поскольку недействительно обеспеченное им обязательство. Ответчиками по такому иску являются поручитель и должник по основному обязательству. Или должник привлекается третьим лицом. Спор, в котором участвуют соответчики, рассматривается по месту нахождения одного из ответчиков. В приведенном примере спор может быть рассмотрен по месту нахождения поручителя. А результатом судебного решения будет судебное подтверждение недействительности договора купли-продажи акций. Эта схема знает большое количество вариантов. Не будем их здесь подробно описывать.
Подобных схем много. Их можно запретить на законодательном уровне. Применительно к только что приведенному примеру, можно, например, указать в АПК РФ, что если одним из оснований оспаривания договора поручительства является недействительность обеспеченного обязательства, а иск подан одной из сторон обеспеченного обязательства, то рассмотрение такого спора возможно только по месту нахождения другой стороны обеспеченного поручительством обязательства. Можно законодательно устранить и вариации этой схемы. Это уже вопрос законодательной техники.
Ряд этих схем можно устранить и путем дачи высшими судебными инстанциями соответствующих указаний нижестоящим судам. Практика показывает, что суды крайне редко идут на прямое нарушение указаний высших судебных инстанций.
Аргументами здесь могут быть нормы о злоупотреблении процессуальными правами. Речь идет о том, что если суд установит (применительно к примеру с поручительством), что оспаривание договора поручительства не представляет собой окончательной процессуальной цели истца, либо существуют иные обстоятельства, указывающие на стремление истца искусственно изменить подсудность, то суду следует возвращать исковое заявление (подп. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ). Если эти обстоятельства выяснились уже после принятия искового заявления к производству, то судам следует более активно пользоваться подп. 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ и передавать дело в другой арбитражный суд. Ведь в подобном случае злоупотребление истцом процессуальным правом имело место изначально, только обнаружилось позднее. Поэтому налицо все предпосылки для применения подп. 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ.
Считаем, что процессуальный закон должен давать право суду требовать личного участия истца в рассмотрении дела. Это позволит выявить случаи злоупотребления истцом процессуальными правами. Не секрет, что многие крупные компании решают свои проблемы при помощи исков мелких акционеров, которые ничего не знают ни о том, что они являются истцами, ни о том, что их права нарушены. Как правило, эти акционеры дают согласие на подписание тех или иных бумаг за скромное вознаграждение или по другим причинам.
Если такое лицо вызвать в суд и задать ему даже несколько вопросов, то его марионеточное состояние станет очевидным. Однако АПК РФ не знает эффективных механизмов понуждения граждан к личному выступлению в суде. Более того, каждому лицу, участвующему в деле, предоставлен выбор между личным участием в деле и участием в деле через представителя (ч. 1 ст. 59 АПК РФ).
Отсутствие в законе упомянутых правил является одной из важных причин обилия исков, поданных мелкими акционерами.
Иногда важно и личное присутствие ответчика. Это важно в тех случаях, когда кто-то действовал "от его имени". Тогда суду может быть интересно послушать лично ответчика. Автору довелось столкнуться с ситуацией, когда интересы судебного пристава-исполнителя представлял старший судебный пристав! Все попытки привлечь судебного пристава к участию в деле, чтобы он дал пояснения по тем или иным своим действиям (этот умелец умудрился провести все исполнительное производство, в том числе продать имущество стоимостью более 6 млрд. рублей за пять дней с момента поступления исполнительного листа в службу), окончились ничем. У автора была идея доказать в суде незаконность действий пристава указанием на то, что пристав эти действия не совершал, за него их совершал кто-то другой. Личное участие пристава помогло бы выявить данное обстоятельство.
Высшие судебные инстанции должны разъяснить, что суды должны допускать к участию в деле всех представителей юридического лица, имеющих на руках доверенности, выданные разными директорами этого юридического лица. При этом ситуация не должна изменяться и в том случае, если на руках у одного из представителей находится документ об отзыве всех прочих доверенностей.
В подтверждение правильности этого предложения можно сослаться на следующее. Суд может не допустить к участию в деле того или иного представителя юридического лица только при том условии, если докажет, что решение собрания акционеров, на котором был избран выдавший доверенность директор, является недействительным. Но по общему правилу это можно сделать только в самостоятельном судебном процессе. И только после оценки соответствующих доказательств.
Исключение из этого правила сформулировано только для трех случаев (отсутствие кворума, нарушение компетенции общего собрания, принятие решения по вопросам, не включенным в повестку дня). В указанных случаях суд может не принять требования или возражения сторон по иску, основанные на собрании акционеров, проведенном с указанными нарушениями, и принять решение в соответствии с законом. Нетрудно заметить, что это правило, сформулированное судебной практикой, не подлежит применению при решении вопроса о допуске представителей стороны для участия в деле. Ведь в данном случае сторона не основывает на решениях общего собрания свои требования или возражения по иску. Поэтому даже в том случае, когда суд установит, что собрание акционеров, на котором был избран директор, выдавший доверенность представителю юридического лица, проведено с указанными в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ N 19 нарушениями закона, он не вправе игнорировать решения данного собрания, если они не были признаны недействительными в судебном порядке.
Сложнее обстоит дело тогда, когда один из представителей юридического лица имеет на руках определение об обеспечении иска в виде запрета любым лицам исполнять решения общего собрания акционеров, на котором был избран директор, выдавший доверенность другому представителю. Думается, что подобные обеспечительные меры не могут быть препятствием для участия представителя, уполномоченного таким директором, участвовать в процессе, начатом не им. Такой представитель, равно как и директор, должен быть лишен возможности инициировать судебный процесс. Конечно, в процессе, в котором участвуют несколько представителей, уполномоченных разными директорами, невозможны распорядительные действия по требованию одного из них, против которых возражает другой представитель.
Объяснить предлагаемый подход можно следующим. Обеспечительные меры принимаются при наличии определенных оснований. Поэтому и содержание обеспечительных мер должно толковаться с учетом этих оснований. Меры должны препятствовать невозможности или затруднению исполнения судебного решения либо препятствовать причинению заявителю существенного вреда (ч. 2 ст. 90 АПК РФ). Более никаким целям обеспечительные меры служить не могут.
Участие представителя, уполномоченного директором, избранным на собрании, решения которого не подлежат исполнению в силу определения об обеспечении иска, в судебном процессе, начатом по иску, подписанному другим лицом, не может препятствовать исполнению судебного акта либо причинить заявителю существенный вред. Поэтому нет причин запрещать такое участие на основании рассматриваемых обеспечительных мер. Такой запрет означал бы выход за пределы определения об обеспечении иска.
Динамика развития российского бизнеса в настоящее время нередко порождает ситуацию, когда законодательство, призванное обеспечить стабильность и гарантировать безопасность для участников рынка, на деле не успевает за ходом событий и потому не в полной мере адекватно реагирует на реалии текущего момента. Это противоречие объективно приводит к увеличению числа конфликтов в сфере корпоративного управления.
Сложившуюся ситуацию усугубляет тот факт, что современный российский бизнес по сути своей чрезвычайно агрессивен, а возможностей для недобросовестных бизнесменов и полукриминальных элементов найти лазейку в действующем законодательстве более чем достаточно. Недружественные слияния и поглощения - проблема, которая постоянно сдерживает цивилизованное развитие российского рынка, мешает здоровой конкуренции, дестабилизирует экономическую и социальную ситуацию, способствует засилью спекулятивного капитала. Усугубляют ситуацию такие негативные явления, как фактическая незащищенность прав собственности, облегчающая поглощения, высокие транзакционные издержки размещения акций на российском рынке, несовершенство инфраструктуры фондового рынка и несовершенство платежной системы.
По большому счету явление законного и цивилизованного слияния компаний - вполне нормальный процесс на современном этапе развития рыночных отношений. Слияния необходимы и целесообразны, поскольку они обеспечивают рост масштабов бизнеса путем установления контроля над однопрофильными компаниями или формирования цепочки технологически взаимосвязанных производств. Таким способом образуются отраслевые и вертикально интегрированные холдинги. Мировая практика показывает, что процесс слияния может быть выгодным работникам предприятия, его акционерам и экономике страны в целом. Поглощенное предприятие не ликвидируется. Напротив, в него вкладываются средства, что создает условия для успешного функционирования и роста рыночной стоимости акций. Эти позитивные изменения способны привести к росту дивидендов и заработных плат, реализуя интересы всех участников рынка.
Однако в настоящее время в нашей стране огромное количество поглощений и слияний предприятий проходит с грубыми нарушениями законности, нередко откровенно криминальным образом. Как результат - нестабильность экономики, напряженность в социальной сфере, неблагоприятный инвестиционный климат, недостаток долгосрочных вложений, обеспечивающих экономический рост в перспективе.
Важно отметить, что в современных условиях, когда предприятия нуждаются в серьезных инвестициях с финансового рынка, очевидным является то, что российское законодательство корпоративно не обеспечивает такую динамику. По данным на начало 2006 года, в России насчитывается больше 40 тыс. акционерных обществ, и из них всего 200 торгуются на открытых площадках. Из них 40 составляет 98% капитализации всего рынка (по данным "Время новостей" от 14.02.2006 N 25, с. 3). По мнению председателя комитета Госдумы по собственности Виктора Плескачевского, более 96% предприятий, функционирующих в организационно-правовой форме открытого акционерного общества, существует в этой форме необоснованно, поскольку не отвечает стандартам прозрачности компании и информационной открытости (по данным газеты "Вечерняя Москва" от 14.02.2006, с. 4).
По меркам фондовых рынков США, ЕС и Японии ситуация, когда лишь 0,1% формально публичных компаний дают 98% капитализации рынка, позволяет считать рынок неустойчивым (Рабуза С.В. Анализ мировых фондовых рынков. Минск, 2004. С. 125). В результате такая ситуация затрудняет привлечение капитала, особенно долгосрочные вложения. Именно поэтому в настоящий момент очень важно уделить особое внимание формированию эффективной концепции развития корпоративного законодательства.
В начале 2006 года МЭРТом была подготовлена Концепция развития корпоративного законодательства и концепция развития финансовых рынков. В феврале 2006 года она была рассмотрена на правительственном совете по конкурентоспособности. Глава Минэкономразвития Герман Греф представил Президенту Владимиру Путину главные составляющие Концепции, которые должны способствовать решению перечисленных проблем, связ и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.