Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Субъективное и объективное право

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 17.05.13. Год: 2012. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 

СОДЕРЖАНИЕ


 
Введение………………………………………………………………………...…3 

Глава 1. Теоретические основы объективного права…………………………..4

1.1. Источники правовых норм………………………………………………......4

1.2. Юридическая и социальная природа норм права……………………….…8

1.3. Системы законодательства………………………………………................10

 

Глава 2. Теоретические основы субъективного права………………………...13

2.1. Субъективное право юридическое право субъекта……………………….13

2.2. Социальная и юридическая природа субъективного права……………...16

2.3. Определение субъективного права………………………………………...18

Заключение……………………………………………………………………….25

Список используемой литературы

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

В юридической науке и  практике традиционно различают  право в объективном и субъективном смысле.

Под объективным правом  понимается система общеобязательных, формально определенных юридических норм, устанавливаемых и обеспечиваемых государством и направленных на регулирование общественных отношений. Объективное право - это законодательство, юридические обычаи, юридические прецеденты и нормативные договоры данного периода в конкретном государстве. Оно объективно в том смысле, что непосредственно не зависит от воли и сознания от дельного лица и не принадлежи, ему. 

Одна из основных особенностей объективного (позитивного) права как  основы юридических прав и обязанностей заключается в том, что оно  представляет собой нормативное  образование, т.е. состоит из юридических  норм, из которых образуется право  конкретной страны.

Под субъективным правом понимается обеспеченная законом мера юридически возможного поведения, призванная удовлетворять собственные интересы лица. Субъективными правами выступают конкретные права и свободы личности (право на жизнь, свободу, труд, образование и т.п.).

Предпосылкой субъективного  права является правоспособность, т.е. общая (абстрактная) способность иметь  права. Субъективно право как  элемент конкретного правоотношения возникает на основании юридического факта.

Если объективное право - это юридические нормы, выраженные в тех или иных формах, то субъективное право - это те конкретные юридические возможности, которые возникают на основе и в пределах права объективного.

Вместе с тем не следует  забывать, что не государство создает  и предоставляет личности права, они принадлежат ей от рождения, и обязанность государства - признавать, соблюдать и защищать эти права. 
Подразделение права на объективное и субъективное коренится в самой жизни, поэтому всегда надо знать, идет ли речь о праве в смысле юридических норм или в смысле наличных прав участников общественных отношений.

К сожалению, сейчас, в России, не часто вспоминают основополагающий конституционный принцип, зафиксированный  в ст.2 Конституции РФ: «Человек, его  права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и  защита прав и свобод человека и  гражданина - обязанность государства». Данная тема является наиболее актуальной, поскольку практически не выполняется принципы, но и вопрос знания своих прав как объективных, так и субъективных.

Целью работы является изучение основных положений субъективного  и объективного права.

Для достижения данной цели необходимо выполнить следующие  задачи, а точнее рассмотреть основные вопросы по данной теме. Такие как:

- источники, юридическая и социальная природа права,

- систему законодательства,

- структуру права и иные вопросы, которые раскрывают суть выбранной темы.

Права человека, основанные на формальном равенстве, стали одним  из главных ценностных ориентиров общественного  развития, оказали огромное влияние  на характер государства, сделались  ограничителями его всевластия, способствовали установлению демократического взаимодействия между государственной властью  и индивидом, освободив последнего от чрезмерной опеки и подавления его воли и интересов со стороны  властных структур. Формирование правового  государства невозможно без утверждения  в общественном сознании и практике прав человека.

Теоретическую базу исследования составили научные труды отечественных  ученых – цивилистов, правоведов, теоретиков права.

 

Глава 1. Теоретические основы объективного права

 

    1. Источники правовых норм

 

Источником права являются материальные условия жизни общества, господствующий тип производственных отношений. Законодатель, государственная  власть «не делает законов, не изобретает их, а только формулирует». К. Маркс  далее отмечает: «Мы должны были бы бросить упрек законодателю в  безграничном произволе, если бы он подменил сущность дела своими выдумками» [1, с.162].

Формирование права, прав образование начинаются в сфере материальных отношений собственности (на уровне сущности (права третьего порядка). Именно тут возникает особый социальный феномен в виде фактических общественных отношений, которые по своей природе требуют юридической формы и в зачатке несут уже ее важнейшие черты. Но завершается сложный процесс прав образования формулированием соответствующих юридических норм при помощи государственной деятельности. Результат этой деятельности – государственные акты. Эти акты (каждый в отдельности или в некоторой совокупности) содержат юридические нормы и являются формами выражения объективного права, по традиции именуемыми источниками права. Если действительный источник права лежит в фактических отношениях собственности и власти, то государственные акты можно считать источниками права в юридическом смысле.

Марксизм-ленинизм категорически  отвергает буржуазные идеалистические  волюнтаристские иллюзии о том, что государственная власть произвольно творит право. Игнорирование социальных факторов формирования права (прав образования) недопустимо и лишает возможности осуществлять научное правотворчество [2, с. 112].

Но было бы неправильно, и отрицать роль государства в право образовании, без государственных актов даже стихийное формирование права в классовом обществе завершиться не может. Существует несколько способов участия государства в право образовании, в формулировании норм объективного права. Соответственно различают несколько видов юридических источников права: судебная практика; санкционирование обычаев; нормативно-правовые акты органов власти и управления; договоры и т.п. Поэтому часто и само объективное право подразделяют в зависимости от его источников на прецедентное (общее) право; обычное право; законодательство (статутное право); договорное право. Источники (юридические) объективного права могут быть одновременно источниками субъективного права. В иных случаях такого совпадения нет и источником субъективного права (предпосылкой правоотношения) является предусмотренный в общей норме юридический факт. Естественно, что в этой главе речь пойдет только о юридических источниках объективного права [3].

Правовые обычаи явились  исторически первой и наиболее распространенной в рабовладельческом и феодальном обществе формой выражения права, наиболее частым его источником в ранние эпохи  классового общества. Нормы обычая, будучи санкционированы государством, чаще всего судебными решениями, превращались в правовые нормы. Прецедентная форма права также была сильно распространена в рабовладельческом  и феодальном обществе.

Нормативно-правовые акты государства  как источник права возникли, очевидно, позднее правовых обычаев, но уже  имели место и в рабовладельческом, и в феодальном обществе (особенно в период абсолютных монархий). Появление, а затем и широкое распространение  таких источников права было в  основном связано не только с ускорением социального прогресса, но главным  образом с развитием классовой  дифференциации общества и возрастанием частных интересов до уровня общеклассовых, с шедшим параллельно этому ростом влияния государства в жизни  общества

Роль нормативно-правовых актов, и прежде всего закона (нормативного акта высшего представительного  органа государственной власти), резко  возросла в период становления и  прогрессивного развития капиталистического общества. Это объясняется рядом  причин, в том числе, а) ускорением темпов общественного развития;

б) образованием единого  национального рынка и централизацией политической власти, усилением ее роли в охране буржуазных отношений  собственности;

в) максимальной возможностью использования в своих интересах  представительных органов государственной  власти буржуазией, в то время как  при известном компромиссе с  дворянством органы управления и  суда часто оставались в руках  последних.

Закон становится главным  источником права в буржуазно-демократических  республиках, а среди законов  первое место занимают конституции  – основные законы государства. Однако соотношение между законом (статутом) и судебным прецедентом, при формальном признании верховенства закона, в  буржуазном обществе в период развития промышленного капитализма оказывается  различным в англо-американской и романо-германской семьях правовых систем. Если системы права на континенте Европы основывались, начиная с французской буржуазной революции на кодексах, то англо-американская правовая система продолжала ставить судебный прецедент почти на один уровень со статутом и не знала кодексов. Общее право Англии по масштабам значительно превосходило да и превосходит статутное, а сами законы парламента регулируют лишь некоторые стороны отношений, оставляя значительное место действию судебной практики даже в случаях, когда вопрос в общих чертах отрегулирован законодательством.

В XX веке, в период империализма, резкая грань между англо-американской и романо-германской буржуазными системами права (по положению источников права) стирается. В странах континентальной Европы роль закона падает, возрастает значение судебной практики и актов органов управления. Это объясняется не только недостаточной гибкостью правового регулирования, основанного целикам на кодексах, но и возвышением исполнительной власти, правительств, наиболее тесно связанных с монополиями, «министериализмом», противопоставленным прежней роли парламентов.

В странах, где широко действовало  общее право, усиливается законодательная  деятельность и повышается активность администрации, хотя закон и тут  уже не может занять то место, которое  он занимал среди источников права  во Франции середины XIX века. Таким образом, при всех сдвигах в соотношении источников права в буржуазных странах при империализме общей тенденцией является снижение роли закона, хотя количество законодательных актов непрерывно растет. Значение закона находится в прямой зависимости от реальной власти и авторитета в политической жизни страны представительных органов государства (парламентов и т п.), в конце концов – от экономической и политической структуры.

История развития и модификации  источников права весьма поучительна. Она свидетельствует о том, что  не только собственно право, его содержание, но также источники (формы выражения) юридических норм зависят от характера  данной социальной формации, являются относительно самостоятельным продуктом  общественного прогресса. История  свидетельствует и о том, что  на более ранних ступенях общественного  развития в процессе создания права  решающую роль играл обычай, способствовавший формированию правоотношений и закрепляющих их юридических норм [4, с.230-231].

Законодательство дает большие возможности государству регулировать общественные отношения, поддерживать новые порядки и бороться против устаревших социальных учреждений, традиций и обычаев. Законодательство революционной прогрессивной власти, как уже отмечалось, может быть серьезным орудием обеспечения нового строя. Но та же история учит, что консервативная или реакционная государственная власть использует законы и их применение во вред общественному прогрессу, в целом ряде случаев облекает в форму закона произвол. Тогда законодательный акт оказывается не формой выражения права, а санкционирует беззаконие [5, с117].

В социалистическом обществе законы выражают интересы народа и  призваны защищать институты социалистической демократии, социалистическую систему  хозяйства, права и свободы граждан, способны играть творческую роль в  строительстве коммунизма. В социалистическом обществе приобретает особое значение правотворчество народа.

 

    1. Юридическая и социальная природа норм права

Правовые нормы, содержащиеся в юридических источниках права,—  это общие правила (и принципы) деятельности людей или организаций, закрепленные органами государства  и находящиеся под его защитой. Положения норм права определяются общественными отношениями и  оказывают на них обратное воздействие, влияя на сознательно-волевое поведение  их участников. Правовые нормы нельзя считать ни формами, ни содержанием  права, это – частицы права  в объективном смысле.

Объективное право и правовая норма соотносятся как целое  и его часть, как система и  ее элемент. Правовая норма действует  непременно в системе иных норм права  и лишь в такой системе проявляет  свою классово-волевую природу и  регулирующую роль. Будучи нормой общего характера, (правовая норма является интеллектуальной моделью общественного отношения, она рассчитана на неоднократное применение (исполнение) и не исчерпывается единичным фактом ее выполнения.

 Правовые нормы выражают  волю классов, осуществляющих  государственную власть, охраняются  силой организованного принуждения  и поддерживаются господствующей  моралью. Каждая норма права  содержит общее правило поведения, формулирующее государственную волю, содержание этой воли дано, в конечном счете характером господствующих отношений производства и обмена. Этому правилу придается всеобщее значение и государственная обязательность.

Правовые нормы отличаются также своей формальной определенностью — точностью, детализированностью и категоричностью, «определенность содержания правовой нормы доведена до такой степени, что оно существует только в формально закрепленном виде» [6, с.204].

Правовые нормы объективированы  в том смысле, что не зависят  от воли отдельных лиц, в том числе  и представителей господствующих классов, они распространяются на всех участников данного вида отношений, независимо от того, каково субъективное к ним  отношение людей, одобряются они  ими или нет. В нормах права  нормативное качество возведенной  в закон воли господствующего  класса проявляется наиболее глобально  и в самом обобщенном виде, рассчитано не только на настоящее, но и на будущее, упорядочивает неиндивидуальный поступок человека, а широкий объем общественных отношений.

Образуя в своей системе  объективное право, юридические  нормы создают целый комплекс взаимоподдерживающих друг друга не персонифицированных масштабов поведения, который играет роль общественной системы, налаживающей и сохраняющей весь социальный организм соответственно объективным потребностям господствующего способа производства [7, с.181].

Очень часто норму права  сводят лишь к предписанию, ограничивающему  поведение человека, субъектов общественных отношений. Гарантированность правовой нормы государственным принуждением в таком случае воспринимается как  ее самая главная черта, а социальную ценность норм права усматривают  в подчинении индивидов ее требованиям, в жесткой регламентации поведения, в системе устанавливаемых ею запретов.

Несомненно, правовые нормы, в отличие от иных видов социальных норм, охраняются принудительной силой  государства и в этом смысле обладают приоритетом перед иными социальными  нормами. В государственно-организованном обществе никакая иная система норм поведения не может противопоставляться  правовым нормам настолько, чтобы явно парализовать их действие; режим законности и правопорядка предполагает разрешение коллизии между нормой права и, например, обычаем, традициями, уставами негосударственных  объединений в пользу закона (во всяком случае, пока его не отменяют компетентные органы) [8, т. 3 с.31].

Впрочем, термин «объективное право» носит условный характер и  употребляется лишь в юридической  науке, подчеркивая момент объективации общих норм и отграничивая понятие  их совокупности от субъективного права  – наличных прав субъектов. Вне соотношения  с последними его употреблять нет смысла. 

    1. Системы законодательства

Система законодательства имеет в своей основе определенную правовую систему страны, но полностью с ней не совпадает. Источники права подвергались известной консолидации и систематизации с давних времен. Так, в Риме первая запись и систематизация обычного права нашла свое выражение в V в. до н. э. в XII таблицах; обычаи раннефеодальной Руси были зафиксированы в различных изданиях «Русской Правды»; Судебник Ивана III часто называют общерусским кодексом. Особенно активизировалась кодификационная деятельность с развитием буржуазных отношений в государствах континентальной Европы (кодексы, изданные во Франции при Наполеоне). Однако в странах англо-американской семьи правовых систем проводить систематизацию трудно из-за распространенности прецедентного права. Тем не менее, например, в США ежегодно издается до 350 томов судебной практики, и ведутся работы по созданию Свода законов [9, 154].

Существуют два вида систематизации законодательства: инкорпорация и кодификация. Инкорпорация может быть официальной, официозной и частной (неофициальной). Инкорпорация не должна вносить изменений  в правовое регулирование. Она может  выражаться в создании хронологических  или систематических собраний и  чаще всего не совпадает с реально  существующей в стране правовой системой. В этом ее недостаток, хотя инкорпорация приносит известную пользу (очищает  нормативный массив от устаревших правил и противоречащих друг другу требований, облегчает пользование законодательством, подготавливает обновление правового  регулирования).

К инкорпорации по своему характеру  примыкает консолидация (развита, например, в Англии). Кодификация – такое  упорядочение нормативно-правового  материала, которое связано с  переработкой его содержания. Кодификация  может быть только официальной (во всяком случае, в современных странах). Кодификация связана с правотворческой деятельностью, в результате которой принимаются Основы законодательства, отраслевые и комплексные кодексы, а также кодексы по под отраслям права. Кодексы, соответствующие отраслям правовой системы (Гражданский кодекс, Уголовный кодекс и т.д.), являются самой совершенной из всех существующих форм систематизации законодательства, обеспечивающей оптимальное внутреннее единство, согласованность и полноту правового регулирования данного вида общественных отношений. Достигается это не только строгим подбором юридических норм, но и благодаря значительной степени абстрагирования при разработке единых для данной отрасли права юридических понятий, принципов и терминов, систематическому изложению целых институтов права.

Высшей степенью кодификации  надо считать создание Свода законов, включающего все действующие  кодексы и иные источники права. Практически такие Своды ни в одной стране пока не созданы, и Сводами часто именуют обычные систематические собрания узаконений, основанные на инкорпорации. Вне зависимости от перечисленных традиционных форм систематизации законодательства в ряде стран создаются Центры правовой информации, связанные с машинной (автоматизированной) обработкой правового материала и используемые, прежде всего для юридического обеспечения автоматических систем управления предприятием, объединением, хозяйством города и т.п. (АСУ разного уровня управления). Машинная обработка нормативно-правового материала предъявляет свои требования к строгости языка законов и композиции (структуре) актов, по-новому ставит проблему формально-логического анализа в праве и заставляет обратиться к семантике и к искусственным формализованным языкам. Разработка юридических основ деятельности АСУ и налаживание работы Центров правовой информации не могут быть осуществлены без широкого применения положений правовой кибернетики. Во всяком случае, есть одна проблема, без решения которой нельзя серьезно заниматься подготовкой к созданию Центров правовой информации,— это вопрос измерения информативности юридических нормативных актов [10, т1,вып 1].

В перспективе оказывается  вполне реальным создание информационной характеристики действующего в стране права, которая оказала бы значительную помощь и в совершенствовании  правового регулирования в целом, за рамками Центров правовой информации и действия АСУ. Роль правовой кибернетики  не сводится к решению целого ряда прикладных вопросов (автоматизация  сбора, систематизация и выдача юридической  информации; моделирование применения юридических норм; появление новых  возможностей в области криминалистики и криминологии). Принципы кибернетики  позволяют расширить методологический подход к праву и применить  к анализу правового регулирования  некоторые положения теории управления и информации, над чем у «ас  в стране работают не только юристы, но также экономисты, социологи, философы.

Глава 2. Теоретические основы субъективного права

 

2.1. Определение субъективного  права

 

Под  субъективным правом понимается мера юридически возможного поведения. Но если оно лишь мера, масштаб, то его отличие от объективного права грозит свестись лишь к весьма немногому и формальному. Запись в определении внешних свойств бывает, полезна, но науке дает мало. В подобных определениях ничего не говорится о социальной ценности юридических прав граждан (организаций), о свободе выбора и решения, о самодеятельности субъекта права. Тощая теоретическая абстракция при формулировке субъективного права не оправдана и в политически-практическом плане. Она не объяснит читателю, почему за права людей и их закрепление в законодательстве всю историю шла кровопролитная классовая борьба.

Мера поведения в субъективном праве предполагает, прежде всего, обеспечение самодеятельности участников общественных отношений, возможность свободного выбора образа действий. Причем субъективное право не всегда выступает как граница возможных действий, его нельзя понимать в качестве средства ограничения самодеятельности и свободы.

Субъективное право не свобода в рамках закона, а законом  гарантированная свобода, т.е. признанная правом и потому подлежащая неукоснительной  охране со стороны государства возможность  самостоятельно действовать и принимать  волевые решения. В социологическом  плане содержащаяся в любом субъективном праве юридическая возможность  – это свобода действий управомоченного  лица, объем и вид которой (свободы) диктуется в конечном счете ступенью социального прогресса общества, является официально признанным и охраняется организованным принуждением (государством). К свободе собственных действий не сводится субъективное право, но в этом его основное содержание и социальная ценность.

Г.Ф. Шершеневич писал о  субъективном праве как о власти осуществлять свой интерес [11, с.607].

 В буржуазном обществе система субъективных прав представляет собой в первую очередь систему возможностей, позволяющих субъекту почти произвольно использовать частную собственность в своем интересе, в общем и целом противоречащем интересам общества, во всяком случае, его большинства. Характерно, что в эпоху империализма резко меняется отношение к субъективному праву соответственно усилению вмешательства буржуазного государства в частнопредпринимательскую деятельность. Л. Дюги подменяет понятие субъективного права «социальным положением» или, во всяком случае, не уделяет ему прежнего внимания [12, с.19].

Г. Кельзен считает, что субъективное право есть лишь специфическая техника правопорядка, поскольку он «гарантирует институт частной собственности и поэтому особенно считается с частным интересом, это техника, которая в полностью развитом виде выступает только в сфере так называемого частного права и в определенных разделах административного права» [13, с.34].

Г. Коинг обращает внимание на то, что идея субъективного права поддерживает в нас убеждение, что правовая защита служит сохранению индивидуальной свободы, является «выражением социальной философии свободы, которая в автономии индивида и в ее защите усматривает существенную цель социального строя». Г. Коинг говорит о субъективном праве как частном праве независимых друг от друга участников правоотношений [14, с.20].

Субъективное право или  право субъекта общественных отношений  вовсе не обязательно трактовать так, как его трактуют идеологи, защищающие индивидуализм и принцип частной  собственности.

Глубокий анализ субъективных прав граждан дает Г. Кленнер, который показывает, что разделение права на объективное и субъективное восходит к товарному производству (собственно, как и право вообще), категорически отвергает буржуазное понимание субъективного права и признает, что при социализме субъективное право – он именует его просто правомочием – является категорией объективной в том смысле, что не менее, чем нормы права, ориентировано на выполнение общественных задач. Поскольку при социализме остается товарное производство, остается при нем и общая норма права, и индивидуальное правомочие, остается, следовательно, и объективное и субъективное право [15, с.54].

Определения субъективного  права в советской юридической  науке постепенно обогащались. От представлений  о субъективном праве, в которых  на первое место выдвигался элемент  притязания, к определениям, которые  подчеркивали, что в содержании этой категории главное – в действиях  юридически обязанного лица, и, далее  к положению о том, что субъективное право предполагает возможность  позитивного действия управомоченного  – таков путь, пройденный определениями  субъективного права. Этот путь был  связан с выявлением элементов структуры  единичного субъективного права. Характерно и то, что от первоначальных [16, с.278] и до нынешних определений субъективного права [17, с.235] в них всегда обращалось внимание на меру (вид) возможного поведения. В одном случае говорится, что субъективное право – охраняемые государством мера и вид возможного поведения [18, с.531] , в другом – субъективное право определяется как возможность дозволенного государством поведения [19, с.27] , в третьем – субъективное право это возможность поведения, предоставленная нормой права [20, с.250] .

Все существующие у нас  определения не включают упоминания о том, что субъективное право, по своей сущности выражает возведенную  в закон волю господствующих классов. Положение о том, что оно предоставлено  нормой права или предусмотрено законом (в смысле законодательства) не тождественно описанию его сущности и лишь создает представление о том, что субъективное право – придаток закона.

 

2.2. Субъективное право юридическое право субъекта

Юридические права субъектов  именуют субъективным правом потому, что они принадлежат субъектам. Такое наименование выработано юриспруденцией, оно традиционно. Впрочем, вне вопросов связи с объективным правом можно обойтись термином право субъекта, если только не забывать, что у людей (организаций) есть и неюридические, т.е. социального свойства, права (например, моральное право, права членов общественных объединений и т.п.).


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.