Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


Реферат/Курсовая Концепт «Angst» (cтрах) в немецкой лингвокультуре

Информация:

Тип работы: Реферат/Курсовая. Добавлен: 17.05.13. Год: 2012. Страниц: 29. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Концепт «Angst» (cтрах) в немецкой лингвокультуре

 

Оглавление:

 

Введение ……………………………………………………………………….. 2

 

ГЛАВА 1. Эмоции и эмоциональный  концепт ………………………………. 4

1.1. Психологический и  лексический аспекты эмоциональности ……………4

1.2. Понятие эмоционального  концепта в лингвистической парадигме ……15

 

Вывод по ГЛАВЕ 1. …………………………………………………………….20

 

ГЛАВА2. Концепт «Angst» в немецкой лингвокультуре …………………… 21

 

Вывод по ГЛАВЕ 2. ……………………………………………………………. 24

 

Заключение……………………………………………………………………….25

 

Библиография ……………………………………………………………………27

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Данная курсовая работа посвящена изучению слов, выражающих состояние страха человека в немецком языке. В работе представлены определения лексических единиц, психологических состояний (и их классификация), непосредственно концепта «страх» (в немецком языке). Также затрагивается национально-культурная специфика выражения эмоций.

Для изучения выбран наиболее яркий, на наш взгляд, вид эмоционального состояния человека – страх. Изучаются языковые средства выражения страха, выявленные в толковых словарях, словарях синонимов и словарях сочетаемости, а также примеры их использования в речи.

Актуальность  исследования. Сегодня достаточно активное сближение лингвистики с такими науками, как философия, психология, психиатрия, культурная антропология, привело к появлению новой синтетической научной дисциплины — когнитивной лингвистики (Е.С.Кубрякова, Г.В.Колшанский, А.И.Леонтьев). Новая наука вооружила лингвистов необходимыми понятиями, категориями для изучения речевого поведения индивида через постижение глубинной сути его души. Однако, исследуя выразительные возможности языка, языковое выражение психологического состояния коммуникантов, лингвисты оставляют вне поля зрения неязыковую организацию общения. Не являясь языковой категорией, она изучается психологами, социологами, антропологами. Лингвисты же ограничиваются признанием за ней существенной, но вспомогательной роли при передаче эмоциональной информации. Вместе с тем именно выразительное поведение человека «является формой объективации психического мира личности» и «одним из надежных путей ее познания» (В.А.Лабунская, 1989, с.23). Но осмыслить и интегрировать этот мир можно только в том случае, если его выразить словами, то есть декодировать невербальное речевое поведение. Поэтому экспрессивные слова заслуживают изучения в разных аспектах, на разном языковом материале.

Целью данной работы является выявление синонимического ряда слов, обозначающих страх. Цель исследования заключается также в выявлении и сопоставлении лексико-фразеологических средств, номинирующих и описывающих концепт «страх» и различных их проявлений на материале немецкого языка с последующим выделением общих и культуроспецифических характеристик этого концепта.

Цель исследования определяет ряд последовательных задач, которые предполагают достижение данной цели:

1) дать определения состоянию страха (наряду с другими эмоциями, чувствами и состояниями), проследить особенности его языковой репрезентации;

2) рассмотреть экспрессивные слова в высказывании (контексте) с целью выявления условий, способствующих относительно полной реализации семантики экспрессивной словоформы;

3) рассмотреть невербальные признаки страха в немецкой лингвокультуре.

Цели и задачи настоящего исследования определили выбор следующих методов анализа:

 1) дефиниционно- компонентный анализ, используемый для описания семантического содержания номинативных единиц, репрезентирующих  страх;

2) интерпретативный анализ, устанавливающий характер осмысления концепта в наивном языковом сознании на основе различных средств его реализации;

Объект анализа в данной работе – экспрессивная лексика и ее функционирование в речи.

Предмет исследования представлен концептом «страх», его репрезентацией в словарном составе и коммуникативном аспекте рассматриваемого языка.

Теоретическая значимость исследования состоит в развитии основных положений лингвистики эмоций и лингвокультурологии применительно к концептам «страх» в немецкой языковой картине мира.

В качестве лексикографического  источника использовались толковые словари русского и немецкого языков: Даль, Ушаков, Langenscheidts Grosswoerterbuch, ABBYY Lingvo и пр.

Теоретической базой исследования послужили работы отечественных и зарубежных ученых в области лингвокультурологии, психолингвистики, концептологии, эмотиологии (С.Г.Воркачев, Н.А.Красавский, Е.С.Кубрякова, И.А.Стернин, В.Н.Телия, В.И.Шаховский и другие).

Структура курсовой работы. Представленная курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, формулируется цель исследования и конкретные задачи, определяются материал, объект и предмет изучения.

В первой главе  представлен обзор психологических  и эмоциональных состояний человека, их определения, классификация. Рассматриваются способы выражения анализируемых состояний. Также исследуются коммуникативный аспект значения слова и экспрессивные единицы языка, их роль и место в речи.

Во второй главе  представлены определения изучаемых концептов, приводится синонимический ряд слов, выражающих состояния страха, примеры, встречающиеся в речи.

В заключении подводятся общие итоги исследования, делается вывод о структуре и разнообразии лексем страха в словарях немецкого и русского языков, а также намечаются аспекты дальнейшего изучения экспрессивной лексики разговорного употребления.

 

 

ГЛАВА1. Эмоции и эмоциональный концепт.

 

1.1. Психологический и лексический аспекты эмоциональности

 

В последние  десятилетия гуманитарное знание все  больше обратилось в сторону антропоцентризма. На стыке существующих наук произошло образование новых исследовательских областей, направленных на изучение человека в его многообразии взаимоотношений с окружающим миром. Интерес ученых к языку говорящих субъектов (в отличие от изучения самого языка, языка как системы) поставил перед лингвистами ряд новых проблем, в том числе проблему выявления, характеризации и классификации лексики, непосредственно связанной с выражением человеческих чувств и эмоций. Так, одним из результатов такой антропоцентрической переориентации лингвистических исследований явилось образование эмотиологии, которая занимается исследованием языковых средств, с помощью которых говорящий выражает свои эмоции, эмоциональные состояния, отношение к окружающей действительности. Особое внимание ученых–эмотиологов направлено на изучение особенностей лингвоэмоциональной картины мира и способов ее языковой концептуализации.

Лингвистика в  течение долгого времени занималась в основном вопросами интеллектуального в языке, игнорируя тот факт, что именно эмоции и состояния регулируют процессы поведения и определяют то, как человек интерпретирует окружающий мир, воспринимает и порождает речь.

Сейчас много  говорится о тесной связи когниции и эмоции, об огромной лингвистической значимости изучения этой стороны языка (В.И.Шаховский, 1986). Накопилось большое количество исследований, связанных с отражением эмоций в языке, с эмоциональными характеристиками слова и текста, эмотивными смыслами и эмоциональными доминантами текста, эмоциональными концептами и метафорами (С.Г.Воркачев, Н.А.Красавский, А.И.Леонтьев, В.И.Шаховский и другие).

Лингвисты, занимающиеся проблемами текстолингвистики, акцентируют внимание на том, что любой художественный текст обязательно воспроизводит эмоциональную жизнь людей; что целью речевой деятельности людей в большинстве случаев является эмоциональный контакт или аффектация чувств. Естественно, в художественном тексте эмоции не наблюдаются прямо, а только через специфические языковые знаки, которые материальны, наблюдаемы и служат для манифестации эмоций.

Известно, что  эмоция по своей сути невербальна, однако в рамках психолингвистики и эмотиологии говорят о вербализации эмоции. Так, эмоции выражаются интонацией, особыми языковыми средствами (словами), а также фразеологическими единицами.

Таким образом, имеется как минимум две семиотические  системы эмоций - Body Language и Verbal Language (В.И.Шаховский, 1986). Эмоция обязательно выражается невербально, непосредственно при ее переживании, а адекватное обозначение эмоции в языке нередко оказывается затруднительным, что объясняется нечетким денотатом эмоции. Как правило, наблюдается значительный разрыв между сложностью эмоциональных переживаний и экспрессивными возможностями художественного творчества, поэтому процесс самовыражения практически никогда не достигает своей полной реализации.

Эмоции тесно  связаны со знаниями, они изменчивы  во времени — разному возрасту человека «приписывают» свои эмоции, различным эпохам свойственны более или менее доминантные эмоции. Страх, например, входит в список фундаментальных эмоций (К.Е.Изард, А.И.Леонтьев, П.К.Анохин и другие), обладает основными характеристиками эмоции: универсальность, узнаваемость, возможность вербализации.

Эмоциональные состояния – это психологические состояния, которые возникают в процессе жизнедеятельности субъекта и определяют не только уровень информационно-энергетического обмена (как функциональные состояния), но и направленность поведения. Так, например, агрессивно-оборонительное поведение провоцируется эмоцией гнева или активизирующего страха, а пассивно-оборонительное поведение – эмоцией огорчения или парализующего страха. Эмоция веселого любопытства стимулирует ориентировочно-исследовательскую деятельность и является наиболее адекватным эмоциональным фоном для развития познавательных мотивов и интересов, и так далее (П.К.Анохин, 1984:173).

Основные эмоциональные  состояния, выделяемые в психологии: (по П.К.Анохину: 219)

1) радость (удовлетворение, веселье),

2) грусть (апатия, печаль, депрессия),

3) гнев (агрессия, озлобление),

4) страх (тревога,  испуг),

5) удивление  (любопытство),

6) отвращение (презрение,  брезгливость).

Эмоциональное состояние может зависеть не только от выполняемой деятельности, но и от поступка, от самочувствия, музыкального произведения, просмотренного фильма, спектакля и тому подобное. А самочувствие человека, в свою очередь, зависит от его эмоционального состояния. Ведь даже человек, находящийся в тяжелом состоянии, в момент эмоционального подъема, может ощутить себя совершенно здоровым.

Эмоциональные состояния преходящи, но в них отражаются индивидуальные особенности личности: у меланхолика - минорное настроение, холерика - возбужденное. Но в основном, абсолютное большинство людей при любых индивидуальных особенностях имеют усредненные, смешанные показатели активности, которые напрямую зависят от самочувствия человека и его настроения.

Эмоции – одна из наиболее сложно организованных систем человека. Исследованию эмоций и их изображения в языке посвящено огромное количество литературы (работы Ю.Д.Апресян, А.Вежбицкой, Г.В.Колшанского, Н.А.Лукьяновой, Е.Ф.Петрищевой и других).

 Основные фундаментальные эмоции по К.Е. Изарду можно разделить на положительные и отрицательные (К.Е.Изард, 1980).

§ положительные  эмоциональные состояния — интерес  и радость;

§ отрицательные  эмоциональные состояния — стыд, страдание, гнев, отвращение, презрение, страх;

§ удивление  — не имеет четко выраженного  отрицательного или положительного знака эмоциональной реакции на внезапно появившиеся обстоятельства.

При соединении фундаментальных эмоций могут появиться такие комплексные состояния, как тревожность, сочетающая в себе страх, гнев, вину и интерес. Эмоциональные переживания неоднозначны, многое зависит от черт характера человека, если человек по характеру интроверт, то ему в большей степени присуща тревожность.

Анализ обширного языкового материала позволяет говорить о том, что в наивной модели внутреннего мира человека эмоции предстают в виде «сценариев», в развитии которых выделяются следующие фазы (Ю.Д.Апресян1995):

1) Первопричина  эмоции – обычно физическое  восприятие или созерцание некоторого положения вещей. Так, например, нас злит то, что мы непосредственно воспринимаем, а возмущать могут и такие факты, сведения о которых мы получили из вторых рук.

2) Непосредственная причина эмоции – как правило, интеллектуальная оценка этого положения вещей как вероятного или неожиданного, как желательного или нежелательного. Роль этого фактора в возникновении эмоций была впервые указана еще Б. Спинозой и с тех пор отмечалась всеми исследователями. Причиной положительных эмоций (радости, счастья, любви, надежды, восхищения и тому подобных) является наша интеллектуальная оценка каких-то событий как желательных, а причиной отрицательных эмоций (тоски, горя, ненависти, возмущения, отчаянья и тому подобных) – оценка каких-то событий как нежелательных. Внутри каждого класса происходит более тонкая дифференциация: оценка может быть более рациональной (как, например, в «сожалеть») или более непосредственной (как, например, в «раскаиваться»), оценка может быть обращена на другое лицо или на самого субъекта (так, обижаться можно только на другого, сокрушаться можно только по поводу собственных неудач, а досадовать или огорчаться – по любому поводу) и так далее.

3) Собственно  эмоция, то есть состояние души, обусловленное положением вещей, которое человек воспринял или созерцал, и его интеллектуальной оценкой этого положения. Оно обычно описывается в терминах: «положительное эмоциональное состояние» и «отрицательное эмоциональное состояние».Что касается более точного определения, то собственно языковые данные не обеспечивают такой возможности, так как качество переживания изображается в языке либо метафорически (путем сравнения с явлениями физического мира: раздавлен горем, поддался унынию), либо метонимически (через физические симптомы: позеленел от злости, похолодел от страха). В лингвистических описаниях значение эмоциональных слов описывается через соотнесение с «типичной ситуацией» возникновения данной эмоции у «среднего человека»; сама типичная ситуация характеризуется той или иной оценкой некоторой ситуации. Метафоричность в языковом представлении эмоций является столь неотъемлемым их свойством, что была сделана попытка сохранить эту метафору в семантическом описании. В работе Ю.Д. Апресян было предложено понятие «телесной метафоры души», позволяющее идентифицировать эмоции на основании сходства симптоматики определенных физиологических и эмоциональных состояний (Ю.Д.Апресян, 1995).

Соответственно, в толкование вводится компонент: «душа  человека чувствует нечто подобное тому, что ощущает его тело, когда человек находится в таком-то физическом состоянии»; таким образом формулируются толкования для четырех эмоций, основанные на таком уподоблении: страх – холод, страсть – жар, жалость – боль, отвращение – неприятный вкус.

4) Обусловленное  интеллектуальной оценкой или собственно эмоцией желание продлить или пресечь существование причины, которая вызывает эмоцию. Так, в состоянии страха человек стремится прекратить воздействие на себя нежелательного фактора и для этого готов спрятаться, сжаться и тому подобное. В состоянии радости, наоборот, человек хочет, чтобы положительный фактор продолжал на него действовать.

5) Внешнее проявление  эмоции, которое имеет две основных  формы: а) неконтролируемые физиологические реакции тела на причину, вызывающую эмоцию или на саму эмоцию: поднятие бровей в случае удивления, сужение глаз в случае гнева, бледность от страха, пот от смущения краска на лице от стыда и тому подобное; б) до какой-то степени контролируемые двигательные и речевые реакции (бегство в случае страха, агрессия в случае гнева и тому подобное).

Помимо деления  на первичные (базовые) и вторичные (окультуренные), эмоции делятся также на более и менее стихийные (в которых, соответственно, преобладает чувство или интеллектуальная оценка), более и менее интенсивные. Более стихийные эмоции концептуализуются как враждебная сила, физически овладевающая человеком, подчиняющая его себе.

Так, страх охватывает человека, сковывает, парализует его; зависть пожирает, тоска наваливается, ревность мучает. Более интеллектуальные эмоции, даже очень сильные, не вызывает подобных образов.

Уникальность  эмоций сравнительно с другими объектами  номинации обнаруживается, прежде всего, в многообразии и богатстве языковых  средств их выражения, которые включают соответствующую лексику, фразеологизированные синтаксические конструкции, особую интонацию, порядок слов. В данной работе мы подробно осветим лексические средства выражения чувств и эмоций в процессе коммуникации.

В современной антропоцентрической парадигме лингвистических исследований человек анализируется в языке, а язык в человеке. Так, языковая личность является главным субъектом и объектом языка и главным субъектом создания языковой картины мира. Языковая картина мира, как и вообще картина мира, базируется на изучении представлений человека о мире. Национальный характер культуры находит отражение в языке посредством особого видения мира, которое лежит в основе национальной картины мира.

Язык, как известно, является исключительным атрибутом человека. Одновременно человек является центральной фигурой на той картине мира, которую рисует язык. Как показали исследования последних десятилетий, семантическая система языка основывается на принципе антропоцентризма: чтобы описать размер, форму, температуру, положение в пространстве, функцию и другие свойства предметов, язык в качестве точки отсчета использует человека. В зависимости от обстоятельств человек в языке фигурирует как субъект речи (говорящий), субъект сознания, восприятия, воли, эмоций и так далее, и даже просто как физическое тело, имеющее определенное строение (лицо, голову, ноги и так далее) и занимающее определенное положение в пространстве.

Одной из функций языка  является экспрессивная функция. Термином «экспрессивная функция (языка)» именуются различные по своей сущности языковые функции, относимые лингвистами либо к языку как данности, либо к отдельным его единицам.

Широко известно представление  об экспрессивной функции как  функции формирования мыслей и выражения мыслей, чувств и состояний говорящих. Во многих лингвистических работах экспрессивная функция связывается с использованием языка либо в целях формирования мыслей, либо осуществления и существования абстрактного мышления. Считается неправомерным относить к ней выражение эмоций, поскольку в языковых единицах фиксируются не сами эмоции, а мыслительное содержание о них, и, таким образом, эмоции находят свое выражение в языке, в его лексике и грамматике, лишь обусловленной мышлением, а сфера их непосредственного выражения оказывается весьма узкой. В языке, конечно, выражаются эмоции, однако их выражение осуществляется через мысли, понятия.

Есть и другая точка  зрения, согласно которой экспрессивная  функция языка связывается только со сферой эмоционально-психической деятельности человеческого сознания и рассматривается, как предназначение языка выражать эмоции, чувства, состояния, волевые усилия, а выражение мыслей признается отдельной, самостоятельной функцией, именуемой по-разному: «мыслительной», «эвристической», функцией «интеллектуальной деятельности». В этом случае экспрессивная функция нередко отождествляется с эмоциональной (эмотивной), а следующие определения к терминам «функция» и «значение» используются как синонимы: «экспрессивная», «эмоциональная», «эмотивная», «аффективная», «эмотивно-экспрессивная», «экспрессивно-эмоциональная».

Широкое признание получило мнение об экспрессивной функции  как выразительной, или прагматической. Причем в представлениях о ее сущности выделяется множество весьма тонких, подчас едва уловимых оттенков: ее связывают либо с особым подчеркиванием, «выдвижение», некоторого передаваемого языковыми средствами смысла, либо с усилением одного из компонентов значения слова, которое также ведет к усилению воздействия на слушающего, либо с образностью, и этом, последнем, случае экспрессивность отождествляется с образностью. Но выразительность (экспрессивность) почти всегда связывается авторами с эмоциональностью: между ними усматриваются отношения типа «общее – частное», дополнительной дистрибуции.

Итак, можно заключить, что  предназначением экспрессивной  функции языка является выражение субъективных аспектов восприятия человеком реального мира: эмоций, чувств, состояний, мнений, представлений субъекта о предметах.

Но не менее важную роль играет фигура человека и в лексике, в том числе предметной. Каков же этот человек? В статье «Образ человека» Ю.Д. Апресян на основании анализа обширного круга русской лексики, описывающей действия и состояния человека, предлагает следующее его описание (Ю.Д.Апресян1995): человек в русской языковой картине мира предстает, прежде всего, как динамичное, деятельное существо. Он выполняет три различных типа действий – физические, интеллектуальные и речевые. Ему свойственны определенные состояния – восприятие, желания, знания, мнения, эмоции и тому подобное. Наконец, он определенным образом реагирует на внешние и внутренние воздействия». Каждым видом деятельности, типом состояния или реакции ведает своя система, которая локализуется в определенном органе. Иногда один и тот же орган обслуживает две системы (например, в душе локализуются не только эмоции, но и некоторые желания). Почти всем системам соответствует свой семантический примитив (то есть элементарная, неразложимая единица семантического метаязыка, из которых строятся толкования). Таких систем в человеке восемь.

1) Физическое  восприятие (зрение, слух, обоняние, вкус, осязание) – то, что обозначается словом чувства в одном из его значений. Оно локализуется в органах восприятия (глаза, уши, нос, язык, кожа). Семантический примитив – «воспринимать».

2) Физиологические  состояния (голод, жажда, желание  = «плотское влечение», большая и малая нужда, боль и тому подобное). Они локализуются в разных частях тела. Семантический примитив – «ощущать». 3) Физиологические реакции на разного рода внешние и внутренние воздействия (холод, мурашки, бледность, жар, пот, сердцебиение и тому подобное). Реагируют различные части тела (лицо, сердце, горло) или тело в целом.

4) Физические  действия и деятельность (работать, отдыхать, идти, стоять, лежать, бросать, рисовать, рубить, резать, ломать и так далее). Они выполняются определенными частями тела (руками, ногами) или телом.

5) Желания (хотеть, желать, жаждать, стремиться, предпочитать, подмывать, не терпеться, воздерживаться, искушать, соблазнять и тому подобное). Простейшие из них, связанные с удовлетворением физиологических потребностей, локализуются в теле, «окультуренные» желания, связанные с удовлетворением идеальных потребностей, – в душе (В душе ей хотелось необыкновенной любви). Последние, составляющие большинство, реализуются с помощью воли, деятельность которой корректируется совестью. Семантический примитив – «хотеть».

6) Интеллектуальная  деятельность и ментальные состояния  (воображать, представлять, считать, полагать, понимать, осознавать; интуиция, озарение; дойти <до кого-то>, осенить; знать, верить, догадываться, подозревать, помнить, запоминать, забывать и так далее). Интеллектуальная деятельность локализуется в сознании (уме, голове) и выполняется ими же. Семантические примитивы – «знать» и «считать».

7) Эмоции (бояться,  радоваться, сердиться, восхищаться,  сожалеть, ревновать, обижаться и так далее). Эмоции делятся на низшие, общие для человека и животного (страх, ярость, удовольствие), и высшие, свойственные только человеку (надежда, стыд, восхищение, чувство вины). Эмоции локализуются в душе, сердце и груди. Семантический примитив – «чувствовать».

8) Речь (говорить, сообщать, обещать, просить, требовать,  приказывать, советовать, объявлять, хвалить и тому подобное). Семантический примитив – «говорить».

Каждая система  имеет определенную внутреннюю организацию; с другой стороны, системы взаимодействуют и образуют определенную иерархию.

Еще в начале XIX века В. фон Гумбольдт отметил, что язык как деятельность человека пронизан чувствами. В настоящее время лингвистика вновь обратилась к его учению, призывавшему изучать язык в тесной связи с человеком. В свете этой концепции вполне осуществимо и лингвистическое осмысление системных эмотивных средств.

Во все времена  люди испытывали, испытывают, и будут испытывать одни и те же чувства: радость, горе, любовь, грусть. Накоплен огромный эмоциональный опыт. В связи с этим психологи говорят об универсальности эмоций и психологических состояний, сам перечень которых отражает общечеловеческий опыт осмысления психической деятельности человека. Однако язык не есть зеркальное отражение мира, поэтому, очевидно, мир эмоций и состояний и набор языковых средств, их отображающих, не могут полностью совпадать. В лингвистической литературе используются различные обозначения этих универсальных эмоций: доминантные эмоции, ключевые эмоции, эмоциональный тон, ведущие или базовые эмоции и другие. В то же время психологи отмечают, что словарь эмоций и состояний в разных языках далеко не одинаков, хотя нет ни одного переживания, которое было бы доступно для одной национальности и недоступно для другой. То есть сами эмоции и состояния универсальны, а типологическая структура эмоциональной лексики не совпадает в разных языках, имеет национальную специфику, так как отражение их в каждом языке самобытно. Как утверждает А.Вежбицкая, способ интерпретации людьми своих собственных эмоций,до некоторой степени, зависит от той системы координат, которую им дает язык (А.Вежбицкая 1984).

В связи с  этим представляется важным изучение культурного феномена эмоций и понятия «эмоциональный концепт» в современной лингвистике.

Процессы обозначения  эмоций и состояний оказываются достаточно сложными. Так, в разговорной практике мы часто пользуемся одним и тем же словом для обозначения разных переживаний, так что их действительный характер становится ясным только из контекста. В то же время одна и та же эмоция (или состояние) может обозначаться разными словами.

Таким образом, учитывая все трудные и нерешенные вопросы психологической теории эмоций и состояний, лингвист в первую очередь должен исследовать собственно языковые механизмы обозначения и выражения эмоций и состояний, тем более что чувства только тогда приобретают значение для лингвиста, когда они выражены языковыми средствами.

При изучении эмоциональности  речи на иностранном языке необходимо учитывать межкультурную специфику манифестации эмоций, что объясняется двойственной природой самой эмоции (как универсального психологического, физиологического переживания, с одной стороны, и как эмоционального концепта, характеризующегося специфическим, культурно маркированным осмыслением и оязыковлением, с другой).

Язык отражает определенный способ восприятия и организации, то есть «концептуализации» мира. Выражаемые в языке значения складываются в некую единую систему взглядов, которая является обязательной всем носителям языка. Так, эмоциональные концепты, составляющие эмоциональную концептосферу, – это те или иные представления человека о его эмоциональных переживаниях, которые образуются в его сознании.

Для большинства  слов одного языка в словаре может  быть дано несколько соответствий в другом языке, но чем отличаются эти соответствия, словарь не описывает. Понять разницу часто можно лишь непосредственно в процессе коммуникации (коммуникация (от лат. сommunico - делаю общим) - в широком смысле - обмен информацией между индивидами через посредство общей системы символов.

Исследования  поведения людей, принадлежащих  к разным культурам, обнаружили, что в сфере выражения эмоций встречаются как универсальные типы реакций, так и специфические для отдельных исследовавшихся культур. Это можно проиллюстрировать данными Кляйнберга (А.К.Кляйнберг1948),который провел анализ литературы с точки зрения описания выражения эмоций. Он установил, что для описания страха, например, используются следующие выражения: «Все дрожали, а их лица были цвета глины»; «Волосы стали дыбом, и по телу побежали мурашки»; «Холодный пот покрыл его тело; он беспрерывно дрожал»; «Ее ноги будто приросли к земле; она готова была кричать, но уста ее были немы». Все приведенные здесь описания вполне понятны европейцу, что указывает на сходство выражения страха в разных культурах.

Для описания гнева  используются такие выражения: «Он заскрежетал зубами, стирая их в порошок»; «Его глаза широко раскрылись и стали круглыми» (что у нас означает, скорее, удивление или страх); «Был так разгневан, что несколько раз лишался чувств». У нас, скорее, сказали бы «лишился чувств от потрясения» или «лишился чувств от страха».

Кляйнберг сообщает, что когда в разговоре с китайцем он выразил удивление по поводу того, что от гнева можно лишиться чувств, то услышал в ответ, что для китайца столь же удивительным кажется тот факт, что в викторианскую эпоху женщины так легко падали в обморок в затруднительных ситуациях. Таким образом, автор считает, что обморок также является социально обусловленной формой выражения эмоций.

Такое выражение, как «высунул язык», означает удивление, «потирал ухо и щеку» — удовлетворение, тогда как «хлопнул в ладоши» — беспокойство или неудовлетворение. Китаянка постукивает пальцем по затылку своего ребенка, выражая таким способом неудовлетворение, и потирает пальцем щеку, вместо того чтобы сказать «стыдно».

Таким образом, принимая во внимание те формы выражения эмоций, описания которых встречаются в художественной литературе разных культур, можно отметить, что язык эмоций содержит как общие элементы, сходные для разных культур, так и элементы специфические для определенных культур. Возникает вопрос: какие именно формы выражения имеют универсальный характер, и какие - специфический? Чтобы ответить на этот вопрос, полезно познакомиться с данными, собранными социальными антропологами, этнографами и путешественниками. Рассмотрим, что именно в отдельных культурах означают определенные эмоциональные реакции. При этом будем опираться на обзор Кляйнберга (А.К.Кляйнберг, 1948: 185).

Слезы являются почти универсальным признаком  печали. Однако нормы культуры оказывают влияние на эти формы реакций, определяя, когда, каким образом и как долго следует плакать. Так, в Черногории на погребальной церемонии женщины и мужчины должны плакать в разное время. Мексиканские индейцы плачут во время некоторых религиозных церемоний, а после их завершения возвращаются к типичному для них радостномунастроению. Андаманцы, например, плачут при встрече с людьми, которых они давно не видели, а также после установления мира между воюющими сторонами; родственники, не видевшиеся несколько недель или месяцев, при встрече обнимаются, усаживаются рядом и обливаются слезами (Кляйнберг, 1948: 185). Смех является довольно распространенным признаком радости и удовлетворения. Нередко с помощью смеха выражается также презрение и насмешливое отношение. В Китае смех может означать гнев, а в более давние времена он был также формой поведения, предписываемой слуге, который, например, сообщал господину о своем несчастье с улыбкой, чтобы уменьшить значение несчастья и не беспокоить им почтенное лицо. В Японии проявление печали и боли в присутствии лиц более высокого положения рассматривалось как демонстрация неуважения. Поэтому человек, которому делается выговор, должен улыбаться, однако следует помнить, что смех, при котором обнажаются задние зубы, также является оскорбительным для вышестоящего лица.

В некоторых приведенных  примерах смех является формой, предписываемой нормами культуры, чтобы скрыть отрицательные эмоции. Такую же функцию смех может выполнять и в нашей культуре; так, у детей смех довольно часто бывает реакцией на ситуацию, вызывающую отрицательные эмоции.

Более значительные различия наблюдаются в выражении радости. Так, например, на Таити для выражения радости люди иногда причиняют себе боль. Уилсон (цит. по: Klineberg, 1948:194) приводит пример старой женщины, которая, неожиданно встретив сына, от радости исцарапала себя до крови. Подобные формы проявления радости наблюдались среди аборигенов Австралии. И все же самой распространенной формой выражения радости является смех.

Рассматривая отдельные  эмоции и разные формы их выражения, можно заметить, что некоторые из них понятны людям разных культур, тогда как другие можно понять только в рамках определенной культуры. Это различие, как предполагает Кляйнберг, отчасти связано с тем, что эмоции различаются своими социальными функциями. Некоторые эмоции, например гнев, любовь, заинтересованность, презрение, явно направлены на окружающих и являются формой взаимодействия между человеком и его социальной средой. Другие же (например, "страх, печаль) имеют более эгоцентрический характер, и являются ответом на то, что произошло с человеком.

Правда и эгоцентрические  эмоции имеют социальное значение (люди, например, хотят показать, что они печалятся из-за чужого несчастья, что кого-то боятся), но это является их вторичной функцией.


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.