Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


Реферат/Курсовая Правления Ивана Грозного

Информация:

Тип работы: Реферат/Курсовая. Добавлен: 18.05.13. Год: 2012. Страниц: 16. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                                                  ВВЕДЕНИЕ

Хорошо  известно что историческая память — это не просто произвольная подборка фактов, имен и дат. Прежде всего, история каждого народа есть одна из важнейших частей его национального самосознания. Таким образом для нас неравнодушных и непредвзятых которые всетаки хотят объективно разбираться в отечественной истории, встает поистине непростая задача, требующая глубоких знаний и глубокой мудрости . Как вы знаете 2004 г. исполнилось 420 лет с момента смерти (предположительно, насильственной) величайшего из русских государей — Ивана Грозного. Срок, казалось бы, достаточный для того, чтобы разобраться в делах и поступках сего в высшей степени неординарного человека, дав ему в нашей истории место, подобающее его вкладу в эту историю. Но, как ни парадоксально и само по себе наталкивает на определенные размышления, не существует в отечественной исторической литературе личности, вызвавшей большее количество самых ожесточеннейших споров и критики, нежели первый русский царь Иван Васильевич Грозный (1533–1584). Фигура Ивана  IV издавна привлекала внимание историков и писателей, художников и музыкантов. В глазах одних он был едва ли не самым мудрым правителем средневековой России, в глазах других - подозрительным и жестоким тираном, почти сумасшедшим, проливающим кровь ни в чем не повинных людей. Едва ли в русской истории найдется другой исторический деятель, который получил бы столь противоречивую оценку у потомков .Это была душа энергическая, глубокая, титаническая. Стоит только пробежать в уме жизнь его, чтобы убедиться в этом. Иоанн был падший ангел, который и в падении своем по временам обнаруживает и силу характера железного, и силу ума высокого. Естественно, душу Ивана пытались понять, разложив по отдельности все ее плюсы и минусы. Даже у маститых профессионалов, причем пользующихся почти одними и теми же историческими документами, разброд во мнениях касательно Грозного был поистине ошеломляющим: от «тирана и злодея» до «выдающегося государственного деятеля». Хотя критические настроения ,за немногими исключениями, преобладали и здесь. Скажем если одни без сомнения осуждая известную жестокость Ивана , другие всетаки действительно пытался понять его, объясняя суровый, порывистый нрав государя дурным воспитанием, полученным им в сиротском детстве. Это была яркая личность, индивидуальность, а непосредственность. Наконец, кем был в действительности первый русский самодержец Иван IV — «мучителем» созданной им могучей державы или мучеником за нее? 

                    
 
 

            ЛИТЕРАТУРА:

  1. Бестужев К.Н. Русская история. — (2007г.)
  2. Скрынников Р.Г. Иван III. —(выпуск 2006г.) 
  3. Мусский И.А. 100 великих диктаторов. - Москва: Вече, 2000.
  4. Скрынников Р.Г. Русская история IX-XVII веков(2006)
  5. «РЮРЕКОВИЧ  ИВАН ГРОЗНЫЙ» Валишевский. К.
  6. Опричнина Ивана Грозного. (второе издание, исправленное и дополненное, под названием «Опричнина». М., 2001); Зимин, Александр Александрович
  7. Временник Ивана Тимофеева
  8. А. А. Зимин, А. Л. Хорошкевичиз книги"РОССИЯ ВРЕМЕН ИВАНА ГРОЗНОГО"
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                            НАЧАЛО ЦАРСТВОВАНИЯ ИВАНА ГРОЗНОГО

  Василий III подолгу с тоской смотрел на птичьи гнезда, полные птенцов. Детей у князя и его первой супруги Соломонии Сабуровой действительно не было. И это несчастье было несчастьем не только лично великокняжеской семьи, но и всей едва окрепшей страны. И в 1525 г. Василий III развелся со своей первой женой по причине ее «неплодства». Князь заточил жену в монастырь и женился на дочери литовского вельможи.                                                                Ну, а кто же, какого рода была та, которой судилось стать счастливой преемницей Соломонии?                                                                                                                                                                            Елена Глинская дочь крупнейших земельных магнатов Польско-Литовского королевства — князья Глинские — перешли на службу к московскому государю как вожди и военные руководители широкого народного движения в защиту правослвавия, развернувшегося в самом начале XVI века на территории Украины и Белоруссии, подвластных Польше и Литве.А в ночь на 25 августа 1530 г. в селе Коломенское под Москвой у Великого Князя всея Руси Василия Ивановича и его жены Елены Глинской родился сын Иван.                                                         

А уже в 1533г.умирает Василий III. Великим князем становится его трех летний сын Иван IV.Сразу после этого развернулась борьба за московский престол :было предпринето несколько попыток свержения Ивана IV его мать-регентшу Елену Глинскую, сначала братьями отца , затем дядей Елены - Михаилом Глинким, опиравшимся на удельных князей Бельских, Воротынских, Трубецких.                                                                                                                 Отражая выступления феодальной знати, лавируя между различными группировками феодалов, правительство Елены Глинской продолжало вести курс на укрепление великокняжеской власти. Оно ограничивало податные и судебные льготы церкви, ставило под свой контроль рост монастырского землевладения, запретила покупать земли у служивых дворян. Для упорядочения финансовой системы в 1535 г. была проведена денежная реформа. Был уменьшен вес монеты, что устранило разнобой между московской и сохранявшейся еще новгородской денежными системами. Началась реформа - введение местного “губного” самоуправления, выдвижение “излюбленных голов” для решения вопросов судопроизводства, что ограничивало власть бояр-кормленщиков, управлявших на местах. После смерти  3 мая 1538г. Глинской ,череда смены власти (1539 - Шуйские, 1542 - Бельские, 1547 - Глинские) междоусобицы, убийства и разорения политических противников ослабили государственную власть. Ухудшилось положение населения, на котором лежала основная тяжесть феодальных распрей.                                                                                                                                  Вернемся, однако, к событиям, последовавшим после убийства Елены Глинской. Да, многие тогда «хотели перемен». Перемены действительно пришли — страшные, гибельные. Их жертвой стала вся страна. Из открывшихся темниц вышли целые батальоны соискателей власти. Были выпущены арестованные Еленой- князь Иван Вельский (родной брат которого, Семен, еще в 1534 г. сбежал в Литву и с тех пор не раз участвовал в походах против Руси то вместе с поляками, а то и с крымской ордой) и князь Андрей Шуйский, один из участников заговора Юрия Дмитровского. Выражаясь современным языком, апрельские события вполне можно было бы назвать боярским путчем, ознаменовавшим захват власти реакционной княжеско-боярской олигархией, которая стремилась к восстановлению порядков удельной вольницы. Дорвавшейся до власти оппозиционной аристократией были немедленно отстранены от управления страной ее самые непримиримые противники — митрополит Даниил (тот самый, которого еще умирающий Василий III так просил ни на шаг не покидать Москвы) и дьяк Федор Мищурин. Оба они являлись «убежденными сторонниками централизованного государства и активными деятелями правительства Василия III и Елены Глинской». Повествуя о том, как верному дьяку отсекли голову, летопись так и говорит: «Бояре казнили Федора Мищурина… не любя того, что он стоял за великого князя дела».                                                                                                                                                                                     Но победители очень скоро погрязли во взаимных раздорах. Бояре слишком ненавидели друг друга, чтобы объединиться и свергнуть малолетнего Ивана. Хотя замечание это верно лишь отчасти, и здесь следует уточнить, что вопрос тогда даже уже не стоял — свергать или не свергать ребенка-наследника. Устранен был главный противник — его мать.             Первым, что начал осознавать Иван, будучи еще ребенком, это то, что многие «князья и бояре — воры».Собственно тогда и появилось нестерпимое желание в Иване отомстить, вернуть себе у него похищенную власть. Нет, вопрос стоял значительно глубже. Шуйские обокрали не только царскую казну, присвоив себе золотую утварь и дорогие шубы, о чем так сладострастно повествует автор книги. На глазах у подростка им безудержно разворовывалось то, что долгими веками собирали его предки, нещадно разорялась страна, люди, ответственность за которых, знал он уже тогда, лежит на нем, на государе. Эта неотступная боль его юных лет уже намного позже горячей волной прорвется на страницы редактируемых царем летописей, захлестнет его письма, в которых, вспоминая свое горькое детство, все бесчинства, преступления, творившиеся тогда боярами. Иван IV напишет: «Потом напали (бояре) на города и села, мучили различными способами жителей, без милости грабили их имения. А как перечесть обиды, которые они причинили своим соседям? Всех подданных считали своими рабами, своих же рабов сделали вельможами». Словом, «делали вид, что правят и распоряжаются, а сами устраивали неправды и беспорядки, от всех брали безмерную мзду и за мзду все только и делали».                                                                     Ведь задумаемся: что реально мог сам сделать ребенок — пусть даже тринадцатилетний отрок-подросток, пусть официальный наследник престола — против сильнейших княжеско-боярских кланов, вновь учуявших пьяно-вольготный дух безвластия и вседозволенности? Да, в сущности, ничего. Годами маленький Иван действительно был лишь молчаливой, «послушной куклой» в их руках. Более того, глубокой ночью разбойно ворвавшись в государевы покои, Шуйские со своими людьми на глазах у разбуженного мальчика едва не убили главу церкви — митрополита Иосафа, незадолго до этого пришедшего туда искать защиты,понадеявшегося, что хоть здесь, рядом с царем, его не тронут. Это ли не ярчайший пример того, как мало значила для них личность юного Иван.                                                                                                            Бунт, совершенно не связанный с общим положением в стране и ставший, по мнению автора, полной неожиданностью для самих бояр-правителей, которые, мол, за склоками и интригами проглядели, «проморгали»: «кукла-то выросла! Волчонок вырос!..» Вырос и сразу показал свой свирепый нрав, велев псарям затравить князя Андрея Шуйского. Арестовать и казнить зарвавшегося негодяя и вора Андрея Шуйского отдал приказ вставший рядом с Иваном с весны 1542 г. митрополит Макарий— великий радетель русской государственности. 

                                                         

                                                        СТАНОВЛЕНИЕ ЦАРЕМ

  В понедельник 13 декабря 1546 г.Иван впервые высказал митрополиту намерение венчаться на царство «по примеру прародителей», вряд ли можно не понять то, что появиться подобная мысль у юноши могла лишь в результате неспешных бесед с тем же митрополитом, не сразу, тонко и мудро подготовившим его к этому ответственному шагу. Скорее всего даже, что это было их общее решение, лишь торжественно провозглашенное самим Иваном. А дальше началось наиболее сложное и опасное — переговоры с боярской Думой, которая могла одобрить намерение своего государя, а могла и воспротивиться ему.После долгих дебатов согласие все-таки было достигнуто.Его избранницей стала не  иностранка и даже не на представительница какого-либо русского княжеского рода, а дочь захудалого боярина Анастасии Романовне.      Итак, Иван стал царем. Первым своим шагом — актом женитьбы — вступив в негласный конфликт с высшей аристократией, которая была крайне оскорблена его выбором и по привычке затаила злобу. 

                                                        ПОЖАР В МОСКВЕ                                                                                           Вскоре, однако, произошли события, которые потрясли молодого царя  и заставили его резко изменить всю свою жизнь. Такими событиями стали московский пожар и последовавшее за ним восстание в Москве в июне 1547 года.                                                                                                                      В том, что произошло в это время, в известной мере оказался повинен сам царь. Он полностью доверил ведение государственных дел своим родственникам, которые оказались неспособными прекратить бедствия, терзавшие страну. За свое сравнительно краткое правление Глинские получили известность лишь расправами с людьми, вызвавшими их неудовольствие: особенно жестокой была казнь "повелением князя Михаила Глинского и матери его, княгини Анны", князя Ивана Федоровича Овчины-Оболенского, "которого посадили на кол на лугу за Москвою рекою". Постепенно любимцы царя, которых считали ответственными за положение в стране, возбудили к себе всеобщую ненависть, и нужен был лишь толчок, чтобы эта ненависть вырвалась наружу. Таким толчком стали пожары, буквально уничтожившие Москву весной-летом 1547 года.                                                                  Уже 12 апреля большой пожар охватил московский торг - "погореша лавки во всех рядех города Москвы со многими товары" и значительная часть посада на территории Китай-города; в одной из башен Кремля загорелся порох, и она взорвалась. 20 апреля за Яузой "погореша Гончары и Кожевники". Город еще не успел оправиться от последствий, когда 21 июня на Арбате начался новый пожар, охвативший большую часть Москвы: горел и Кремль, и Китай-город, и Большой посад. Как записал псковский летописец, "погоре вся Москва, город и посады все, церкви и торг". По сведениям так называемого "Летописца Никольского", в страшном пожаре погибло 25 000 дворов и 250 церквей. Он пошел от Воздвижения на Арбате и сжег все Занеглименье. Поднялась буря и погнала отсюда огонь на Кремль: там загорелся верх Успенского собора, крыша царских палат, двор царской казны, Благовещенский собор с его драгоценными иконами греческого и русского письма (Андрея Рублева), митрополичий двор и царская конюшня. Погорели монастыри - Чудов и Вознесенский, и погибли все боярские дома в Кремле. Одна пороховая башня с частью стены взлетела на воздух. Пожар перешел в Китай-город и истребил оставшееся от первого пожара. На Большом посаде сгорели: Тверская, Дмитровка до Николо-Грачевского монастыря, Рождественка, Мясницкая до Флора и Лавра, Покровка до несуществующей теперь церкви Св. Василия, со многими храмами, причем погибла масса древних книг, икон и драгоценной церковной утвари. Около двух тысяч человек сгорело живьем, митрополит Макарий едва не задохнулся от дыма в Успенском соборе, откуда он своими руками вынес образ Богоматери, написанный святителем Петром. Владыка в сопровождении протопопа Гурия, несшего Кормчую книгу, взошел на Тайницкую башню, охваченную густым дымом. Макария стали спускать с башни на канате на Москворецкую набережную, но тот оборвался, и владыка так ушибся, что едва пришел в себя и был отвезен в Новоспасский монастырь. Царь с семьей и боярами уехали за город, в село Воробьево.

Несколько тысяч человек  сгорело в огне - цифра для средневекового города огромная.

Ответственность за то, что произошло  далее, Иван IV впоследствии возложил на бояр - противников  Глинских, которые "научиша народ скудожайших умом", что в пожаре, погубившем достояние большей части населения Москвы, виновны Глинские.

Популярной  среди народа была мистическая  версия о том, что бабка Ивана Грозного, княгиня Анна будто бы вызывала пожар своим "чародейством". Будто бы разрывала могилы и из покойников сердца вынимала, высушив их, толкла, порошок сыпала в воду, а той водой, разъезжая по Москве, улицы кропила, от того -де Москва и сгорела: "з своими детми и с людми волховала: вымала сердца человеческие да клала в воду да тою водою ездячи по Москве да кропила", "княгиня Анна сорокою летала да зажигала". Современные исследователи полагают, что бояре действительно подстрекали народ, но их действия имели успех только потому, что Глинские до этого успели стать предметом общей ненависти.                                           Долго накапливавшееся возмущение Глинскими вырвалось наружу. Москвичи, черные люди, "собравшись вечьем", то есть созвав собрание всех московских горожан - «вече», 26 июня ворвались в Кремль. Дядя царя, князь Юрий Васильевич Глинский был схвачен во время службы в Успенском соборе и убит. Труп его вытащили из Кремля и бросили перед Торгом, "иде же казнят" (так обращались с трупами казненных за измены по приговору "мира"). Другой царский дядя, князь Михаил, вместе со своей матерью бежал из Москвы и "хоронился по монастырем". Несколько дней Москва находилась во власти восставших, которые "людей княже Юрьевых бесчисленно побиша и живот княжей розграбиша".                                                     Царь после пожара в Кремле, уничтожившего все дворцовые постройки, жил в одной из своих подгородных резиденций - селе Воробьеве, так что все происходившее в Москве его непосредственно не коснулось. Однако 29 июня "поидоша многые люди черные к Воробьеву и с щитом и с сулицы , яко же к боеви обычаи имяху (то есть снарядившись как на войну)", и потребовали от царя выдать им Михаила Глинского и княгиню Анну, которые, по их убеждению, прячутся у царя. Эта встреча с вооруженным народом произвела очень сильное впечатление на царя. В речи на Стоглавом соборе в 1551 году, вспоминая о событиях 1547 года, царь говорил: "И от сего убо вниде страх в душу мою и трепет в кости моа".                      Позднее, в Первом послании Курбскому, царь утверждал, что «бояре научили были народ и нас убити» за то, что он, царь, скрывает у себя Глинских, и распространяли слухи, что царю якобы известно о злодейских планах Глинских ("бутто мы тот их совет ведали"). В официальном рассказе летописи говорится, что царь «повеле тех людей имати и казнити», но гораздо больше доверия вызывает свидетельство неофициального "Летописца Никольского", согласно которому великий князь, когда вооруженные москвичи пришли к селу Воробьеву, "удивися и ужасеся", но «не учини им в том опалы». По-видимому, имели место унизительные для молодого монарха переговоры: москвичей убедили в том, что Глинских в царской резиденции нет, и они разошлись по домам. Внешний мир с его проблемами так властно вторгся в жизнь Ивана, что игнорировать его стало уже невозможно.          Громадный пожар 1547 года имел чрезвычайную важность не только потому, что потребовал от Иоанна IV большой строительной деятельности по восстановлению Москвы, но и потому, что произвел благодетельный переворот в душе царя, сблизил его с протопопом Сильвестром, автором знаменитого "Домостроя", Алексеем Адашевым и другими благомыслящими людьми, во главе которых стоял митрополит Макарий, и побудил Иоанна к личной работе по управлению государством. С этой катастрофы начинается блестящий тринадцатилетний период царствования Иоанна, прославленный завоеванием огромного Поволжского пространства от Казани до Астрахани, счастливой войной с Ливонией, изданием Судебника и целым рядом правительственных преобразований. Москва в это время видела впервые земский собор, слушала речь государя к народу с Лобного места, была свидетельницей чрезвычайно важного церковного собора, так называемого Стоглавого.  

                                            ВЗЯТИЕ КАЗАНИ - АГРЕССИЯ  ИЛИ ЗАЩИТА?

  Между тем у некоторых авторов все опять предстает в ином свете. Неожиданно, без какой бы то ни было логической последовательности переходя от одного вопроса к другому но ни один из них не раскрывая до конца, как это было уже неоднократно показано всем предыдущим изложениеям.От досужих размышлений о «мире рабства и власти», олицетворением и главным кодексом которого стал, по его мнению, сильвестровский Домострой, сразу вдруг перескакивает к походу 1552 г. на Казань, ни словом не упомянув о том, как готовился этот поход, как накрепко был связан со всем комплексом проводимых Иваном реформ. Да и само падение Казани происходит у авторов как-то уж неправдоподобно быстро, одномоментно, в силу чего от нас остается почти сокрытым, ускользает смысл и значение то, как тяжко, ценой каких усилий была завоевана сия победа. И не расказывают о том, что поход 1552 г., завершившийся взятием Казани, был отнюдь не первым, а уже третьим по счету походом Ивана на Волгу. А потому, «начиная с этого момента, — указывают историки, — Москва выдвинула план окончательного этого поистине грандиозного события, а также сокрушения Казанского ханства». В 1548–1550г г., уже пережив огненное крещение московскими пожарами и начав яростную борьбу с губительным боярским своеволием, молодой царь со всей присущей ему страстью взялся за решение и этого, воистину жизненно не менее важного для страны вопроса, лично возглавляя два подряд зимних похода на Казань. Возможно, по собственным словам Ивана, он искренне не мог, не желал «терпеть более гибели христиан, кои поручены мне от Христа моего!..»                      Но Иван был настойчив. Поставив перед собой определенную задачу, он упорно, шаг за шагом шел к ее разрешению.Так, с этой целью в последующие 1550–1551 гг. его правительством была предпринята почти полная блокада Казани методом перекрытия воинскими соединениями всех водных путей ханства. Вторым действием, было основание города близкой к Казани опорной базы для русских войск — города-крепости Свияжска, при устье реки Свияги.Впрочем, основание этого города-крепости имело не только сугубо военное, но и большое политическое значение. Гористая местность ,вокруг него издавна заселялась народом черемисов (мари) — «горными людьми», в то время как на другом, пологом берегу Волги существовала еще и «луговая черемиса». Для них, как свидетельствует летопись, постройка целого города в невиданно краткие сроки стала подобна чуду. Стала своего рода наглядным доказательством могущества и силы русского царя. Царя, который, имея такие возможности, наверняка будет в состоянии и их обезопасить от татарских грабежей. Словом, именно с того момента «горные люди, видя, что город православного царя встал в их земле», все чаще и чаще отказываясь от подчинения Казанскому ханству, стали официально обращаться к Москве с просьбами о принятии в русское подданство. Так начинался процесс складывания великой многонациональной России. Однако и это чудо осталось «за кадром» у многих авторов.                                                                                                                                                 Оба раза при подходе к Казани неожиданно начиналась оттепель, таяли снега и лед на Волге, что чрезвычайно затруднило действия русских войск, оба раза вынуждая их к отступлению. И здесь летописец зафиксировал уже совершенно четко: из-за гибели большого числа людей, пушек, боеприпасов — «многа бо вода речная на лед насткупи, и многие люди в продушинах потопоша…» — двадцатилетний царь возвращался тогда в столицу действительно «со многими слезами»…


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.