Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Феномен бюрократии по М. Веберу.

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 19.05.13. Год: 2012. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                                                               Контрольная работа по

             социологии

                                                                
 
 
 

Тема №8. Феномен бюрократии по М. Веберу.

  
 
 
 
 
 
 
 
 
 

        Почтовый индекс: 610035

    Домашний  адрес студента:

        г. Киров, ул. Некрасова 29-40

    Фамилия и инициалы: Макаров А.А.

План. 

    Введение……………………………………………………………………...3

    Глава 1. Методология социального познания М. Вебера.

    1.1 Теория социального действия…………………………………………..4

    1.2 Теория рациональности………………………………………………….7

    Глава 2. Теория рациональной бюрократии.

    2.1 Типы легитимного господства………………………………………….9

    2.2 Рациональная бюрократия М. Вебера  как элемент механизма легального  господства…………………………………………………………...12

    2.3 Развитие подхода М. Вебера к трактовке феномена бюрократии…..15

    Заключение………………………………………………………………….18

    Список  использованной литературы……………………………………...19 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Введение.

    Теория  рациональной бюрократии М. Вебера сыграла  большую роль в развитии социологии. Так, она положила начало целому разделу социологической науки - социологии организаций.

    С 1970-х годов социология Макса Вебера переживает возрождение. Вновь осмысливаются  многие стороны его философско-социологических  взглядов. Берутся на вооружение разработанная им методология социального познания, концепции понимания, идеальных типов, его учение о культуре, этике, социологии и религии.

    Все это говорит об актуальности избранной темы.

    Основным  источником, в котором представлена теория бюрократии Вебера, служит фундаментальный труд немецкого социолога «Хозяйство и общество». Для рассмотрения проблемы власти бюрократии большое значение имеет также статья Вебера «Парламент и правительство в преобразованной Германии». В этой статье и в некоторых других своих работах Вебер описывает систему государственного управления, существовавшую в Германии в начале ХХ века.

    Работы  М. Вебера изучались и комментировались многими учеными-социологами: А. Раймоном, Ж. Френдом, А.П. Гайденко, Ю.Н. Давыдовым, Г.Е. Зборовским, М.В. Масловским, Е.А. Борзуновой и другими.

    Объектом  исследования является социальное управление.

    Предметом изучения служит феномен бюрократии в концепции Вебера.

    Целью работы является описание концепции  рациональной бюрократии, предложенной Максом Вебером.

    Для этого необходимо решить следующие задачи:

    · провести анализ теории социального  действия;

    · рассмотреть теорию рационализации Вебера;

    · изучить теорию рациональной бюрократию. 
 

    Глава 1. Методология социального  познания М. Вебера.

    1.1 Теория социального  действия.

    Р. Арон справедливо указывает, что  Вебер считает социологию наукой, изучающей социальное поведение  человека. При этом Вебер делает акцент на понятии смысла пережитого или субъективного смысла. Его  самое большое желание постичь, как люди могли жить в отличных друг от друга обществах, при различных верованиях, как на протяжении веков посвящали себя различного рода деятельности, связывая свои надежды то с потусторонним миром, то с существующим, одержимые то мыслями о спасении, то экономическим развитием.1

    Социология, по Веберу, является «понимающей», поскольку  «изучает поведение личности, вкладывающей в свои действия определенный смысл». «Действие человека обретает характер социального действия, если в нём присутствуют два момента: субъективная мотивация индивида и ориентация на другого (других)»2.

    Понимающие  мотивации, «субъективно подразумеваемого смысла» и отнесение его к  поведению других людей - необходимые  моменты собственно социологического исследования, отмечает Вебер, приводя  для иллюстрации своих соображений, пример человека, рубящего дрова. Так, можно рассматривать рубку дров лишь как физический факт - наблюдатель понимает не рубщика, а то, что дрова рубятся. Можно рассматривать рубщика как обладающее сознанием живое существо, интерпретируя его движения. Возможен и такой вариант, когда центром внимания становится субъективно переживаемый индивидом смысл действия, т.е. задаются вопросы: «Действует ли этот человек согласно разработанному плану? Каков этот план? Каковы его мотивы? В каком контексте значений воспринимаются эти действия им самим?» Именно этот тип «понимания», основанный на постулате существования индивида совместно с другими индивидами в системе конкретных координат ценностей, служит основой реальных социальных взаимодействий в жизненном мире.

    С принципом «понимания» связана  одна из центральных методологических категорий веберовской социологии - категория социального действия. Судить о том, насколько она важна  для Вебера можно по тому, что  он определяет социологию как науку, «изучающую социальное действие»1.

    Вот как Вебер определяет социальное действие. «Действием» следует …  называть человеческое поведение (безразличие, внешнее или внутреннее деяние, недеяние и или претерпевание). «Но «социальным действием» следует называть такое, которое по своему смыслу, подразумеваемому действующим или действующими, отнесено к поведению других и этим ориентировано в своём протекании». Исходя из этого, «нельзя считать действие социальным, если оно является чисто подражательным, когда индивид действует, как атом толпы, или когда он ориентируется на какое - либо природное явление».2

    И ещё одно важное замечание, которое  делает Вебер: употребляя понятие «государство», «сообщество», «семья» и т.д., нельзя забывать, что эти институты не являются реально субъектами социального действия. Поэтому нельзя понять «действие» народа или государства, хотя вполне можно понять действие их составляющих индивидов. «Такие понятия, как «государство», «сообщество», «феодализм» и т.п., - пишет он, - в социологическом понимании означают… категории определенных видов совместной деятельности людей, и задача социологии заключается в том, чтобы свести их к «понятному» поведению… участвующих в этой деятельности отдельных людей»3.

    Таким образом, социальное действие, по Веберу, предполагает два момента: субъективную мотивацию индивида или группы, без которой вообще нельзя говорить о действии, и ориентацию на другого (других), которую Вебер называет ещё и «ожиданием» и без которой действие не может рассматриваться как социальное.

    Итак, понимание мотивации, «субъективно подразумеваемого смысла» - необходимый момент социологического исследования.

    По  мнению Вебера, социология должна ориентироваться на действие индивида или группы индивидов. При этом наиболее «понятным» является действие осмысленное, т.е. направленное к достижению ясно сознаваемой самим действующим индивидом целей и использующее для достижения этих целей средства, признаваемые за адекватные самим действующим индивидом. Сознание действующего индивида оказывается, таким образом, необходимым для того, чтобы изучаемое действие выступало в качестве социальной реальности. Описанный тип действия Вебер называет целерациональным. Для понимания целерационального действия, согласно Веберу, нет надобности прибегать к психологии.

    Целерациональное действие - это идеальный случай. Всего же Вебер выделяет четыре вида деятельности, ориентируясь на возможное реальное поведение людей в жизни: целерациональное, ценностно-рациональное, аффектное и традиционное.1 Обратимся к самому Веберу: социальное действие, подобно всякому действию, может быть определено:

    1) целерационально, т. е. через ожидание определенного поведения предметов внешнего мира и других людей;

    2) ценностно - рационально, то есть в сознательную веру в этическую, эстетическую, религиозную или какую - либо иначе понимаемую безусловную собственную ценность;

    3) аффективно, особенно эмоционально - через актуальные аффекты и чувства;

    4) традиционно, то есть через привычку. 

    1.2 Теория рациональности.

    Стрежнем  веберовской «понимающей» социологии является идея анализа социальных реалий вообще и социальных действий в особенности через призму степени их рациональности. По мнению социолога, эмпирически сравнивая количество целерациональных действий с другими действиями, содержащими определенный компонент нерациональности, и выявляя, какой тип действия является доминирующим, можно судить об уровне исторического развития общества вообще.1

    Согласно  Веберу, рационализация предполагает следующее:

    1) в области экономической организации  - организацию производства на основе бюрократии и калькуляцию прибыли посредством систематических бухгалтерских процедур;

    2) в религии - развитие теологии  интеллектуальной стратой, исчезновение  магии и замену роли религиозных  таинств личной ответственностью;

    3) в области права - вытеснение практики выработки законов на основании произвольного прецедентного права практикой дедуктивного правового мышления на основании универсальных законов;

    4) в политике - уход в прошлое  традиционных норм легитимности  и замену харизматического лидерства партийной машиной;

    5) в области морали - больший акцент на дисциплине и воспитании;

    6) в науке - снижение роли индивидуального  новаторства при развитии практики  коллективных исследований, координируемых  экспериментов и при определении  политики в области науки государством;

    7) в обществе в целом - распространение  бюрократии, государственного контроля  и администрирования.

    Вебер не случайно расположил четыре описанных  им типа социального действия в порядке  возрастания рациональности; такой  порядок является не просто методологическим приемом, удобным для объяснения: Вебер убежден, что рационализация социального действия - это тенденция самого исторического процесса. И хотя этот процесс протекает не без «помех» и «отклонений», европейская история последних столетий и «вовлечение» других, неевропейских цивилизаций на путь индустриализации, проложенный Западом, свидетельствуют, по Веберу, что рационализация есть всемирно-исторический процесс. «Одной из существенных компонент «рационализации» действия является замена внутренней приверженности привычным нравам и обычаям планомерным приспособлением к соображениям интереса. Конечно, этот процесс не исчерпывает понятия «рационализация» действия, так как последняя может протекать, кроме того, позитивно - в направлении сознательной ценностной рационализации - и негативно - не только за счет разрушения нравов, но также и за счет вытеснения аффективного действия и, наконец, за счет вытеснения также и ценностно-рационального поведения в пользу чисто целерационального, при котором уже не верят в ценности».1

    В современном обществе преобладает  формальная рациональность, что соответствует  преобладанию целерационального типа действия над всеми остальными. Возрастание  роли целерационального действия с  точки зрения структуры общества в целом означает, что рационализируется способ ведения хозяйства, рационализируется управление - как в области экономики, так и в области политики, науки, культуры - во всех сферах социальной жизни; рационализируется образ мышления людей, так же как и способ их чувствования и образ жизни в целом. 
 
 
 
 
 

    Глава 2. Теория рациональной бюрократии.

    2.1 Типы легитимного  господства.

    Рациональная  бюрократия характеризуется Вебером  в ходе анализа легитимного господства. В ходе данного анализа Вебер  широко пользуется методом «социального действия».

    Как писал Вебер, «господство означает шанс встретить повиновение определенному  приказу».1 Кроме этого, господство предполагает взаимные ожидания того, кто приказывает и того, кто повинуется этому приказу, ожидая, что приказ будет иметь тот характер, который ими воспринимается. В соответствии со своей методологией, Вебер дает анализ легитимных типов господства, причем начиная его с рассмотрения возможных типических типов уступчивости. Вебер выделяет три разновидности подчинения, ставя им в соответствие три типа подчинения.

    «Господством» называется возможность встречать  повиновение определенных групп  людей специфическим (или всем) приказам...».2 Господство («авторитет») в этом смысле может основываться в конкретном случае на самых разных мотивах повиновения, начиная с неопределенного приучения до чисто целерациональных соображений. Каждое фактическое отношение господства характеризуется определенным минимумом желания подчиняться, именно: внешними или внутренними интересами повиновения.

    Каждое  господство над большим количеством  людей нуждается, как правило (но не всегда), в штабе людей, т.е. в  надежной возможности обеспечивать определенные действия повинующихся людей  для проведения в жизнь распоряжений и конкретных приказов. Штаб управления может повиноваться господину (или господам) в силу обычая, или чисто аффективно, или в силу материальной заинтересованности, или в силу идеальных мотивов. К ним, как правило, добавляется вера в легитимность господства.

    Каждое  господство старается возбудить веру в свою «легитимность» и позаботиться о ней. В зависимости от вида легитимности различается и тип повиновения, тип обеспечивающего его штаба управления, характер осуществления господства, его эффективность. Следовательно, виды господства целесообразно различать по типичной для них претензии на легитимность.

    Существует  три чистых типа легитимного господства. Их легитимность может быть:

    1) рационального характера, т.е.  основывается на вере в легальность  установленного порядка и законность осуществления господства на основе этой легальности (легальное господство). Здесь в качестве мотива уступчивости рассматриваются соображения интереса, т.е. целерационального действия. Аппарат управления («штаб») состоит из специально образованных чиновников, которым вменяется в обязанность действовать невзирая на лица, т.е. по строго формализованным регламентам и рациональным правилам. Правовое начало - принцип, лежащий в основе легального господства. Именно этот принцип оказался, согласно Веберу, одной из необходимых предпосылок развития современного капитализма как системы формальной рациональности;

    2) традиционного характера, т.е.  основывается на обыденной вере  в святость традиций и вере  в легитимность авторитета, основанного  на этих традициях; Этот тип обусловлен нравами, привычкой к определенному поведению. В этом отношении традиционное господство основано на вере не только в законность, но даже в священность издревле существующих порядков и властей. Чистейшим типом такого господства является, по Веберу, патриархальное государство. Это общество, которое предшествовало современному буржуазному обществу. Тип традиционного господства по своей структуре сходен со структурой семьи. Именно это обстоятельство делает особенно прочным и устойчивым этот тип легитимности. Штаб правления здесь состоит из лично зависимых от господина домашних чиновников, родственников, личных друзей или вассалов. В отличие от рассмотренного выше господства, именно личная верность служит здесь основанием для назначения на должность, а также для продвижения по иерархической лестнице. Для традиционного господства характерно отсутствие формального права и, соответственно, отсутствие требования действовать «невзирая на лица»; характер отношений в любой сфере сугубо личный;

    3) харизматического характера, т.е. основывается на незаурядных проявлениях святости или геройской силы, или образцовости личности и созданном этими проявлениями порядке (харизматическое господство). Понятие харизмы играет в веберовской политической социологии важную роль. Харизма, в соответствии с этимологическим значением этого слова, есть некая экстраординарная способность, некоторое качество индивида, выделяющее его среди остальных. Это качество не столько приобретенное, сколько дарованное человеку от природы богом, судьбой. К харизматическим качествам Вебер относит магические способности, пророческий дар, выдающуюся силу духа и слова. Харизмой, по Веберу, обладают герои, полководцы, маги, пророки и провидцы, выдающиеся политики, основатели мировых религий и др.

    Харизматический тип легитимного господства представляет собой прямую противоположность  традиционному. Если традиционный тип  господства держится приверженностью к обычному, раз и навсегда заведенному, то харизматический, напротив, опирается на нечто необычное, никогда ранее не признававшееся. Основной базой харизматического господства является аффективный тип социального действия. Вебер рассматривает харизму как великую революционную силу в традиционном типе общества, способную внести изменения в лишенную динамизма структуру этих обществ. 

    2.2 Рациональная бюрократия  М. Вебера, как  элемент механизма  легального господства.

    В шестой главе III части работы «Хозяйство и общество» М. Вебер дал определение бюрократии. Резюмируя этот текст и некоторые другие отрывки, Жюльен Фрейд так излагает определение Вебера:

    «Бюрократия - это типичный пример легального господства. Она основывается на следующих принципах:

    1) существование определенных служб, а стало быть, компетенции, строго определенных законами и правилами таким образом, что их функции четко разграничены, как и власть принимать решения в целях выполнения соответствующих задач;

    2) защита служащих в выполнении их функций в соответствии с тем или иным положением (несменяемость судей, например). Как правило, служащим становятся на всю жизнь, и государственная служба "становится основной профессией, а не второстепенным занятием, дополняющим другую работу;

    3) иерархия в выполнении функций, что подразумевает четкую административную структуру, разграничивающую управленческие посты и подчиненные подразделения с возможностью обращения высших руководящих инстанций к низшим; обычно в такой структуре соблюдается единоначалие, а не коллегиальное руководство и налицо тенденция к максимальной централизации власти;

    4) подбор кадров производится на  конкурсной основе по прохождении  экзаменов или по предпочтению  дипломов, что требует от кандидатов  наличия соответствующего специализированного образования. Как правило, функционер назначается (реже избирается) на основе свободного отбора, на контрактной основе;

    5) регулярная оплата труда служащего  в виде фиксированной заработной  платы и выплаты пенсии при  уходе с государственной службы; размеры оплаты устанавливаются в соответствии со штатным расписанием, учитывающим внутреннюю административную иерархию и уровень ответственности служащего;

    6) право контроля со стороны  администрации за работой подчиненных  (скажем, путем создания контрольно-дисциплинарной комиссии);

    7) возможность продвижения по службе  на основе оценки по объективным  критериям, а не по усмотрению  администрации;

    8) полное отделение выполняемой  функции от личности служащего,  поскольку никакой служащий не  может быть собственником своего поста или средств управления».1

    Как указывает Вебер, при чистом типе традиционного господства в управленческом персонале полностью отсутствуют  такие черты бюрократической  администрации, как четкое определение  сфер полномочий, рациональная иерархия должностей, назначение на основе добровольного контракта, специальная подготовка как условие занятия должности и постоянное денежное жалованье.

    Вебер выделил специфические черты  рациональной бюрократической администрации, проводя сопоставление современной бюрократии с традиционными формами управления, в которых подобные черты полностью отсутствовали либо были слабо выражены. Без такого сопоставления признаки рациональной бюрократии считались бы чем-то само собой разумеющимся. Но, как продемонстрировал немецкий социолог, многие отличительные черты рационального бюрократического управления носили исторически уникальный характер.

    Некоторые из этих признаков впервые проявились в системе государственного управления в странах Запада. К их числу  относится специализация чиновников и их профессиональная компетентность. Как писал Вебер: «Конечно, «чиновник», даже специализировавшийся в определенной области, издавна известен различным культурам. Однако полной зависимости всей жизни, всех ее политических, технических и экономических предпосылок от организации профессионально подготовленных чиновников... не было ни в одной стране, кроме современного Запада».1

    Вебер особо подчеркивает контрактно-договорной характер отношений между отдельным  чиновником и организацией в современной рациональной бюрократии. Он отмечает также роль образовательной подготовки чиновников, уровень которой должен проверяться экзаменами или удостоверяться соответствующим дипломом, что в значительной мере определяет рациональный характер бюрократии.

    Превосходство бюрократии над иными формами  управления обусловлено главным  образом тем, что она выступает  носителем специальных знаний, которые  необходимы для нормального функционирования любой крупной организации. Как отмечает Вебер: «Бюрократизация предоставляет, прежде всего, оптимальную возможность проведения в жизнь принципа специализации административных функций в соответствии с чисто объективными критериями. Управление осуществляется функционерами, которые обладают специальной подготовкой и в ходе непрерывной практики развивают свои навыки».

    В социальном отношении бюрократическое  господство, в общем означает:

    1) тенденцию к усреднению набора из числа наиболее профессионально квалифицированных в целях универсальности;

    2) тенденцию к плутократизации в целях профессионального обучения, длящегося довольно долго (часто до конца третьего десятилетия жизни);

    3) господство формализованной обезличенности: идеальный чиновник управляет своим делом «без уважения к личности», формально одинаково для каждого. 
 

    2.3 Развитие подхода  М. Вебера к  трактовке феномена  бюрократии.

    Обратимся теперь к «реалистической» (неоинституциональной) трактовке бюрократии. Фактически именно она является сейчас господствующей в странах западной демократии. По сути, речь идет о постепенном дополнении и модернизации веберовской модели.

    Конструкции Вебера во многом послужили основой  для развития административных наук в XX столетии. В особенности это относится к «формальной» («классической») школе, сконцентрировавшей усилия на изучении организационных структур, их иерархии, взаимодействия информационных потоков, статуса служащих различных уровней, нормативного регулирования всех сторон деятельности организации.

    С конца 20-х годов параллельно начала складываться так называемая школа  человеческих отношений, сделавшая акцент на организации как человеческой системе, на социологических и социально-психологических аспектах поведения ее членов. Какое-то время обе эти школы развивались относительно изолированно. Затем интенсифицировались процессы их взаимного влияния, и возникшие на этой базе новые направления исследований во многом синтезировали названные школы. Тем не менее, упор либо на формально-структурную, либо на человеческую сторону организации по-прежнему разделяет представителей разных школ. Веберовская модель, конечно же, ближе к «формальной» школе.1 Поэтому ее первоначальное обогащение, т.е. движение в сторону того, «реалистической» бюрократии, произошло в первую очередь за счет включения в модель субъективного, человеческого измерения организации, но на первом этапе без принципиального переосмысления самой модели в целом.

    Другой, во многом действительно альтернативный подход начал формироваться лишь в 70-е годы усилиями Д. Валдо, В. Острома  и других авторов, в основном американских. Выражая общий дух во многом революционного для Запада времени - конца 60-х - начала 70-х годов, они подвергли фундаментальной критике само стремление представить бюрократию высшей формой организации, позволяющей наилучшим образом решать проблемы современной цивилизации. Появились концепции «отзывчивой» администрации, полицентризма, «плоских» структур и т.д.

    В нашей отечественной науке о  государственном управлении происходили, в общем, сходные процессы, только с некоторым опозданием. После  многолетнего явного акцента на формальные, нормативные, информационные аспекты администрирования, а затем обращения к «человеческому фактору» лишь в его сугубо прагматическом, функциональном аспекте в 80-е годы началось рассмотрение управления с позиций более широкого - человеческо-гуманистического - подхода1, т.е. произошла переоценка субъективного компонента управления.

    Вообще  с какого-то момента психология в  управлении перестала довольствоваться вспомогательной ролью «советника» по эффективному использованию «человеческого материала» и сделала заявку на переосмысление проблем взаимоотношений человека и организации с позиций общей теории личности. Пожалуй, наиболее ярко и талантливо поставил эти проблемы Э. Фромм в своей знаменитой книге «Иметь или быть». Он писал: «Люди, наконец, стали сознавать, что они - лишь винтики бюрократической машины, и не хотят больше мириться с этим отчуждением от участия в решении их собственных проблем, с бюрократическим взглядом на «управляемых» как на вещи, предметы обладания и распоряжения в руках «компетентных органов» и должностных лиц».2

    Крупный современный политолог В. Остром считает, что практическое воплощение в жизнь веберовского идеального типа «полностью развитой бюрократии» способно создать такую бюрократическую машину, в которой профессиональные бюрократы соединятся в цепи, а граждане превратятся в зависимые массы, в беспомощных «дилетантов» при своих политических «хозяевах». Господство полностью развитой бюрократии превратит, по его мнению, все формы конституционного правления в одинаковые фикции. Единственной значимой политической реальностью останется бюрократия.1 Конечно, сам Вебер отнюдь не приветствовал бы подобный сценарий и тем более не считал бы его целью. Однако потенциально такая опасность в его идеальном типе рациональной бюрократической организации присутствует. И нацистская машина, думается, была одним из ее воплощений. Более того: и демократические западные государства, и тем более новая российская государственность тоже подвержены опасности бюрократического всевластия.


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.