Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Государственная деятельность Татищева В.Н.

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 20.05.13. Год: 2012. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Государственная деятельность Татищева

ПЛАН

 
 
 

Введение………………………………..................................................................3             

1.Государственная деятельность В.Н.Татищева………………………………..6

1.1 Начало государственной деятельности при Петре I………………………..6

1.2 Промышленная  и экономическая деятельность  на Урале………………….8

1.3 Политическая  деятельность при Анне Иоанновне………………………...11

1.4 Публицистика………………………………………………………………..13

Заключение………………………………………………………………….……21

Список  использованной литературы………………………………………...…22

 

Введение 

     Василий Никитич Татищев (1686--1750) -- известный  российский историк, географ, экономист  и государственный деятель; автор  первого капитального труда по русской  истории - «Истории Российской», основатель Ставрополя (ныне Тольятти), Екатеринбурга и Перми.

     И современники, и потомки оценивали  научные и служебные заслуги  Татищева неоднозначно. Споры о нем  начались еще при его жизни  и продолжаются вот уже третье столетье, то затихая, то вновь разгораясь, нередко высказывались самые противоречивые мнения.

     Иногда, кажется, что он соединяет в себе несоединимое. То он предстает человеком, далеко опередившим свое время, то его действия и суждения не выходят за рамки предрассудков тогдашней эпохи. Одни видят в нем гуманиста и убедительно аргументируют это, другие, считая его жестким даже для той суровой эпохи администратором, приводя не менее серьезные доказательства. Его доказательства иногда не выстраиваются в стройную схему: бывает, что Татищев противоречит сам себе.

     Однако  при всей противоречивости жизни  и творчества Татищева ему присуща  определенная цельность и в жизненных  убеждениях, и в научных принципах, выработанных при самостоятельном  осмыслении мира...

     Татищева  сформировала Петровская эпоха - время бурных и мучительных поисков, время надежд и разочарований, побед и поражений. Деятельная жизнь Татищева началась вместе с XVIII веком, который бурей ворвался в Россию. Новый век срывал старые одежды и бороды, ломал древние обычаи и предрассудки, рушил привычные формы государственной и частной жизни, будоражил умы новыми идеями и знаниями. Появились беспокойные люди, которыми овладела жажда переделки этого несовершенного мира. Среди них был и Василий Никитич Татищев. Он жил идеями своего времени и почти всегда находился на своем важном и шумном перекрестке жизни... Среди "птенцов гнезда Петрова" Татищев по духу - один из самых близки царю - преобразователю. Вокруг Петра I много сподвижников, имена которых прочно вошли в русскую историю. Но даже самый детальный из них - светлейший князь Александр Меньшиков - всего лишь исполнитель замыслов Петра. На Татищеве тоже петровский отблеск, но он светит и собственным светом, он творчески самостоятелен...

     За  свою жизнь Татищев успел сделать  немало. Однако тогдашняя эпоха не приняла много из того, что предложил этот неутомимый труженик. Ни один из его главных научных трудов, за исключением небольшой статьи, не был опубликован при его жизни, хотя с рукописями знакомились многие. Далеко не все татищевские проекты, касавшиеся важных проблем России, были осуществлены.

     Но, несмотря на это, Татищев заметно  повлиял на свою эпоху и вывел  ее за рамки. По сравнению с предшественниками  он сделал шаг вперед, причем зачастую шаг, начавший новую дорогу во многих областях: истории, философии, географии, горном деле.

     О географических трудах Татищева в дореволюционное  время упоминается довольно бегло. Они попали в круг внимания ученых лишь в советскую эпоху. Трудность  оценки Татищева как географа не только в том, что исследователям не известна часть его работ. Многие географические факты, добытые им, и географические идеи и суждения как бы «вплетались» в его многие исторические, экономические и иные труды.

     Татищев пытался понять и изучить мир  в целом. Таких людей называют энциклопедистами. И это давало Татищеву возможность более широко смотреть на свое ученые знания, в том числе и на знания географией. Может быть, поэтому его теоретические взгляды на предмет и задачи географии отличались большей глубиной и сложностью, чем воззрения его современников.

     На  географию он смотрел с практической точки зрения. Свои географические связи он широко использовал в  своей административной деятельности: в горном деле, при выборе места  для строительства городов и  заводов и т. д.

     Современные ученые считают, что Татищев первый из русских ученых рассмотрел теоретические вопросы содержания и задач географии: он первым заинтересовался причинами возникновения географических явлений, стремился увидеть их в историческом разрезе, раздумывал о соотношении истории и географии, едва ли не первым научно подошел к административному делению на губернии. 

       
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

          1. Государственная деятельность В.Н.Татищева 

     1.1 Начало государственной деятельности при Петре I

     Василий Никитич Татищев родился 16 апреля 1686 г. в поместье своего отца, Никиты Алексеевича Татищева в Псковском уезде. Татищев происходил из знатного, но обедневшего дворянского рода. В семилетнем возрасте был взят на службу стольником при дворе царицы Прасковьи Фёдоровны, жены старшего брата Петра I — Ивана Алексеевича. Учился в Московской артиллерийской и инженерной школе под руководством Якова Брюса. В ходе Северной войны Татищев участвовал во взятии Нарвы в 1704 г., Полтавской баталии 1709 г., был ранен. В 1712-1716 гг. Василий Никитич совершенствовал своё образование за границей: обучался математике, инженерному и артиллерийскому делу, а также изучал языки, собирал библиотеку, ставшую одной из лучших частных библиотек в России в то время, осваивал новейшие философские труды, которые сформировали у него стремление к критическому осмыслению событий прошлого. Вернувшись в Россию, Татищев был определён Петром Великим «к землемерию всего государства и сочинению обстоятельной российской географии с ландкартами».1 В 1713-1714 гг. совершенствовал своё образование за границей, в Берлине, Бреславле и Дрездене. В 1717 году в Данциге Татищев по заданию Петра I, вёл переговоры о включении в контрибуцию старинного образа, который, по преданию, был написан святым Мефодием. Переговоры окончились неудачей, а Татищев смог опровергнуть предание. Из обеих поездок за границу Татищев вывез большое количество книг.

     По  возвращении из Данцига он служил под начальством Брюса, президента берг - и мануфактур-коллегии. В 1719 году Брюс обратился к Петру I с предложением о необходимости подробного описания географии России, указав Татищева в качестве исполнителя этой работы. Это послужило толчком к созданию татищевской «Русской истории». Татищев, отправленный на Урал, сразу не мог представить царю план работы, но Пётр в 1724 году напомнил о работе Татищеву. Возникшая после начала работы необходимость в исторических сведениях в конечном итоге привела к превращению работы из географической в историческую. В 1719 году Татищев подал царю представление, в котором указывал на необходимость размежевания в России. В письме к Черкасову в 1725 году он говорит, что был определён «к землемерию всего государства и сочинению обстоятельной географии с ландкартами». 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1.2 Промышленная и экономическая деятельность на Урале 

     В 1720 году новое поручение оторвало Татищева от его историко-географических работ. Он был послан «в Сибирской  губернии на Кунгуре и в прочих местах, где обыщутся удобные места, построить заводы и из руд серебро  и медь плавить».2 Ему приходилось действовать в стране малоизвестной, некультурной, издавна служившей ареной для всяких злоупотреблений. Объехав вверенный ему край, Татищев поселился не в Кунгуре, а в Уктусском заводе, где и основал управление, названное вначале Горной канцелярией, а потом Сибирским высшим горным начальством. Во время первого пребывания Татищева на уральских заводах он успел сделать весьма многое: перенёс Уктусский завод на реку Исеть и там положил начало нынешнего Екатеринбурга, выбрал место для строительства медеплавильного завода около деревни Егошиха, тем самым положив начало городу Перми, добился дозволения пропускать купцов на Ирбитскую ярмарку и через Верхотурье, а также заведения почты между Вяткой и Кунгуром. При заводах открыл две начальные школы, две -- для обучения горному делу, выхлопотал учреждение особого судьи для заводов, составил инструкцию для оберегания лесов и т. п.

     Меры  Татищева вызвали неудовольствие Демидова, видевшего подрыв своей деятельности в учреждении казённых заводов. Для  расследования споров на Урал послан был Г. В. де Геннин, нашедший, что Татищев во всём поступал справедливо. Он был оправдан, в начале 1724 года представлялся Петру, был произведён в советники берг-коллегии и назначен в сибирский обер-бергамт. Вскоре за тем его послали в Швецию для надобностей горного дела и для исполнения дипломатических поручений. В Швеции Татищев пробыл с декабря 1724 г. по апрель 1726 г., осмотрел заводы и рудники, собрал много чертежей и планов, нанял гранильного мастера, пустившего в ход гранильное дело в Екатеринбурге, собрал сведения о торговле Стокгольмского порта и о шведской монетной системе, познакомился со многими местными учёными и т. д. Возвратясь из поездки в Швецию и Данию, Татищев некоторое время занимался составлением отчёта и, хотя ещё не отчисленный от бергамота, не был, однако, послан в Сибирь. В 1727 году он был назначен членом монетной конторы, которой тогда подчинены были монетные дворы, разработал рекомендации для правительства по стабилизации денежного обращения в стране.

     С 1720 по 1723 годы Татищев управлял горными заводами на Урале, проявив себя решительным, чуждым рутины и угодничества администратором, ревнителем «к пользе российской», чем нажил себе немало врагов. По инициативе Татищева был построен Екатеринбургский завод, давший начало городу. Организацию горного дела, управление заводами он сочетал с изучением края, населявших его народов, их быта, нравов и обычаев, истории. Татищев собирал исторические документы, закладывая основы методики исторических исследований, источниковедения и археографии. Его учителем был Брюс В.М.

     В 1724-1726 гг. Татищев в Швеции наблюдал за русскими учениками, сам изучал экономику  и финансы этой страны. Европейская  командировка позволила общаться с  лучшими шведскими учеными, специалистами  по древней истории, истории России, приобретать книги, работать в шведских архивах, собирая материалы по русской истории. В эти годы опубликован его первый научный труд с описанием костяка мамонта, найденного в Сибири. Приобретенные знания пригодились в России: в последующие годы Татищев руководил Монетной конторой, разработал рекомендации для правительства по стабилизации денежного обращения в стране.3 В течение 1724 г. Татищев пребывает в Санкт-Петербурге, выполняя различные задания императора. В июне указанного года он был назначен на должность советника Берг-коллегии. С декабря 1724 и до апреля 1726 г. Татищев пребывал в Швеции, где изучал по поручению Петра I шведскую организацию горного и монетного дела, работу мануфактур, подыскивал и нанимал искусных мастеров для службы в России, а также наблюдал за политическим состоянием, "явными поступками и скрытыми намерениями оного государства". Наряду со всем этим он по собственной инициативе собирал в Швеции материалы по древней русской истории, покупал разные полезные для России книги, рукописи, чертежи, беседовал с различными шведскими учеными, выведывая у них необходимые научные сведения. Позднее Татищев признается, что научно заниматься древней русской историей он стал в 1727 г. — по возвращении из Швеции.

     В 1727—1733 гг. Татищев служил в Монетной конторе в Москве, сначала в качестве "третьего члена", а с конца 1730 г. — "главного судьи" конторы. В 1734—1737 гг. он являлся главным начальником горных заводов Урала, затем в течение двух лет возглавлял Оренбургскую экспедицию, организованную в 1731 г. в целях освоения Оренбургского края. С августа 1741 г. Татищев руководил Калмыцкой экспедицией. С конца 1741 г. к этой его обязанности добавилось поручение управлять Астраханской губернией. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1.3 Политическая деятельность при Анне Иоанновне 

     На  этой должности его застали события 1730 г. По поводу них Татищевым составлена была записка, подписанная 300 чел. из шляхетства. Он доказывал, что России, как стране обширной, более всего соответствует  монархическое управление, но что  все-таки «для помощи» императрице следовало бы учредить при ней сенат из 21 члена и собрание из 100 членов, а на высшие места избирать баллотировкою. Здесь же предлагались разные меры для облегчения положения разных классов населения. Вследствие нежелания гвардии согласиться на перемены в государственном строе весь этот проект остался втуне, но новое правительство, видя в Татищеве врага верховников, отнеслось к нему благосклонно: он был обер-церемониймейстером в день коронации Анны Иоанновны. Став главным судьею монетной конторы, Татищев начал деятельно заботиться об улучшении русской монетной системы. В 1731 г. у Татищева начались недоразумения с Бироном, приведшие к тому, что он был отдан под суд по обвинению во взяточничестве. В 1734 г. Татищев был освобожден от суда и снова назначен на Урал, «для размножения заводов».4 Лично участвовал в пытках заключенных по «слову и делу государеву». Ему же поручено было составление горного устава. Пока Татищев оставался при заводах, он своей деятельностью приносил много пользы и заводам, и краю: при нём число заводов возросло до 40; постоянно открывались новые рудники, и Татищев считал возможным устроить ещё 36 заводов, которые открылись лишь через несколько десятилетий. Между новыми рудниками самое важное место занимала указанная Татищевым гора Благодать. Правом вмешательства в управление частных заводов Татищев пользовался весьма широко и тем не раз вызывал против себя нарекания и жалобы. Вообще, он не был сторонником частных заводов, не столько из личной корысти, сколько из сознания того, что государству нужны металлы и что, добывая их само, оно получает более выгоды, чем, поручая это дело частным людям. В 1737 г. Бирон, желая отстранить Татищева от горного дела, назначил его в Оренбургскую экспедицию для окончательного усмирения Башкирии и устройства управления башкир. Здесь ему удалось провести несколько гуманных мер: например, он выхлопотал, чтобы доставление ясака было возложено не на ясачников и целовальников, а на башкирских старшин. В январе 1739 г. Татищев приехал в Петербург, где устроена была целая комиссия для рассмотрения жалоб на него. Его обвиняли в «нападках и взятках», неисполнительности и т. п. Есть возможность допустить, что в этих нападках была доля истины, но положение Татищева было бы лучше, если бы он ладил с Бироном. Комиссия подвергла Татищева аресту в Петропавловской крепости и в сентябре 1740 г. приговорила его к лишению чинов. Приговор, однако, не был исполнен. В этот тяжёлый для Татищева год он написал своё наставление сыну - известную «Духовную».5 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1.4 Публицистика

     Видимо, в годы руководства Монетной конторой Татищев приступил к систематической  работе над своим главным историческим трудом, считая, что «древняя Российская история во многих знатных делах  и обстоятельствах темна и  неисправна». Татищев впервые увидел и осознал связь географии с историей: начав по поручению Петра Великого картографическое и географическое изучение России, он убедился, что знание географии страны невозможно без изучения ее истории. Результатом этих работ стал затем «Лексикон исторический, географический и политический», труды по географии Сибири и России, неоконченное обширное «Общее географическое описание всея Сибири».

       Из «Лексикона российского исторического,  географического, политического  и гражданского»

     Свой  главный труд «Историю Российскую»  Татищев довел до 1577 года, проработав над ней около 30 лет. В конце 1730-х  гг. была создана первая редакция «Истории», которая вызвала замечания членов Академии наук, в 40-е он переработал ее и составил всего четыре части труда, надеясь довести работу до воцарения Михаила Федоровича, однако завершить «Историю» Татищев не успел. Сохранились подготовительные материалы к повествованию о событиях 17 в. Несмотря на обещания Академии наук издать «Историю», Татищев не увидел ее опубликованной, она вышла в свет в 60-80-е гг. 18 века довольно большим тиражом в 1200 экземпляров, а последняя — утерянная — часть — только в 1848. Уже в 20 в. вышло академическое издание «Истории Российской», труды Татищева по географии и этнологии, опубликованы его письма.

     «Он первый начал дело так, как следовало  начать: собрал материалы, подверг их критике, свел летописные известия, снабдил  их примечаниями географическими, этнографическими, хронологическими, указал на многие важные вопросы, послужившие темами для позднейших исследований... одним словом, указал путь и дал средства своим соотечественникам заниматься русской историей». Эти слова великого русского историка XIX века С.М.Соловьева написаны о том, кого часто называют «отцом русской истории», о Василии Никитиче Татищеве.

     «Историей»  Татищева в рукописи пользовались М. В. Ломоносов, Г. Ф. Миллер, И. Н. Болтин, высоко ценила труд Татищева Екатерина II, но достоянием широкого читателя «История»  не стала. Она была слишком громоздка, достаточно сыра, написана тяжелым языком. Однако значение этого произведения для русской исторической науки огромно: впервые было составлено систематическое научное описание русской истории, предложена ее периодизация, сделана попытка философского рационалистического осмысления событий русского прошлого. Своим трудом Татищев заложил традиции русской исторической науки начинать исследовательскую работу с собирания и изучения исторических источников. На страницах «Истории» Татищев представил тот корпус источников, без которых научный труд по истории России стал невозможен. Не случайно работа по выявлению, изучению и публикации памятников письменности занимала столь значительное место в исследовательской работе Татищева. Он использовал собранные им основные летописные памятники, Степенную книгу, акты и сочинения иностранцев, подготовил к публикации Русскую Правду и Судебник 1550.

     Труд  Татищева подвергался самой суровой  критике и в 18 в., и в последующие  времена, до сих пор окончательно не решен вопрос о подлинности и достоверности так называемых «татищевских известий» — свидетельствах, как будто бы извлеченных Татищевым из не дошедших до нас летописных памятников. Однако это не может изменить места Татищева в истории отечественной культуры, его роли «отца русской исторической науки».

     В каждом городе, в котором бывал  Татищев, он закладывал школу. Но самый  главный труд Татищева - книга "История  Российский империи", тираж которой, к сожалению, был ужасно мал - 3000 экземпляров.

     Падение Бирона вновь выдвинуло Татищева: он был освобождён от наказания. В 1741 г. назначен в Царицын управлять Астраханской губернией, главным образом для прекращения беспорядков среди калмыков. Отсутствие необходимых военных сил и интриги калмыцких владетелей помешали Татищеву добиться чего - либо прочного. Когда вступила на престол Елизавета Петровна, Татищев надеялся освободиться от калмыцкой комиссии, но это ему не удалось: он был оставлен на месте до 1745 г., когда его из-за несогласий с наместником отставили от должности. Приехав в свою подмосковную деревню Болдино, Татищев уже не оставлял её до смерти. Здесь он заканчивал свою историю, которую в 1732 г. привозил в Петербург, но к которой не встретил сочувствия. Сохранилась обширная переписка, которую вёл Татищев из деревни.

     Накануне  смерти Татищев поехал в церковь  и велел туда явиться мастеровым с лопатами. После литургии он пошёл  со священником на кладбище и велел  рыть себе могилу возле предков. Уезжая, он просил священника на другой день приехать приобщить его. Дома он нашёл курьера, который привёз указ, прощавший его, и орден Александра Невского. Он вернул орден, сказав, что умирает. На другой день, 15 июля 1750 г., он приобщился, простился со всеми и умер. Главное сочинение Татищева могло появиться в свет только при Екатерине II.

     Вся литературная деятельность Татищева, включая и труды по истории  и географии, преследовала публицистические задачи: польза общества была его главною  целью. Татищев был сознательным утилитаристом. Мировоззрение его  изложено в его «Разговоре двух приятелей о пользе наук и училищ». Основной идеей этого мировоззрения была модная в то время идея естественного права, естественной морали, естественной религии, заимствованная Татищевым у Пуфендорфа и Вальха. Высшая цель, или «истинное благополучие», по этому воззрению, заключается в полном равновесии душевных сил, в «спокойствии души и совести», достигаемом путём развития ума «полезною» наукою. К последней Татищев относил медицину, экономию, законоучение и философию.

     К главному труду своей жизни Татищев пришёл вследствие стечения целого ряда обстоятельств. Сознавая вред от недостатка обстоятельной географии России, и видя связь географии с историей, он находил необходимым собрать и рассмотреть сначала все исторические сведения о России. Так как иностранные руководства оказались полными ошибок, Татищев обратился к первоисточникам, стал изучать летописи и другие материалы. Сначала он имел в виду дать историческое сочинение («гисторическим порядком» -- то есть авторское аналитическое сочинение в стиле Нового времени), но затем, найдя, что на летописи, ещё не изданные, ссылаться неудобно, решил писать в чисто «летописном порядке» (по образцу летописей: в виде хроники датированных событий, связи между которыми намечены неявно).6

     В 1739 г. Татищев привёз в Петербург труд, над которым он проработал, по его словам, 15 - 20 лет (связывая начало работы с так называемым Кабинетным манускриптом и личностями Петра I и Я. В. Брюса), и передал его в Академию наук на хранение, продолжая работать над ним и впоследствии, «сглаживая язык» (первая редакция была написана языком, стилизованным под древнерусский язык летописей, вторая «переведена» на язык XVIII в.) и прибавляя новые источники. Не имея специальной подготовки, Татищев не мог дать безукоризненный научный труд, но в его исторических работах ценны жизненное отношение к вопросам науки и соединённая с этим широта кругозора. Среди более частных научных заслуг Татищева -- обнаружение и публикация Русской правды, Судебника Ивана Грозного (1550), целого ряда летописей. Татищев постоянно связывал настоящее с прошлым: объяснял смысл московского законодательства обычаями судейской практики и воспоминаниями о нравах XVII в.; на основании личного знакомства с иностранцами разбирался в древней русской этнографии, из лексиконов живых языков объяснял древние названия. Вследствие этой-то связи настоящего с прошлым Татищев нисколько не отвлекался занятиями по службе от своей основной задачи. Напротив, эти занятия расширяли и углубляли его историческое понимание.

     Особую  источниковедческую проблему составляют так называемые «Татищевские известия» - информация различного объёма (от одного-двух добавленных слов до значительных по объёму годовых статей, пространных речей князей и бояр), которая не обнаруживается в известных нам летописях. В ряде случаев, цитируя эти известия, Татищев ссылается на летописи, надёжно не идентифицируемые («Ростовская», «Голицынская», «Раскольничья», «Летопись Симона епископа»). Особое место среди татищевских известий занимает Иоакимовская летопись -- текст, снабжённый особым введением Татищева и представляющий собой выписки из особой летописи о событиях IX--X вв., автором которой Татищев считал первого новгородского епископа Иоакима Корсунянина, современника Крещения Руси.7

     В историографии отношение к известиям  Татищева было различным. Историки второй половины XVIII в. (Щербатов, Болтин) воспроизводили его сведения без проверки по летописям; скептическое отношение к ним связано с именами А. Шлёцера и особенно Н. М. Карамзина, который счёл Иоакимовскую летопись «шуткой» Татищева, Раскольничью летопись -- «мнимой», а основании критического анализа отвёл целый ряд конкретных татищевских известий и излагал их выборочно в примечаниях, а не в основном корпусе «Истории государства Российского». Во второй половине XIX в. С. М. Соловьёв и многие другие авторы приступили к «реабилитации» Татищева, систематически привлекая его известия как восходящие к не дошедшим до нас летописям. При этом учитывались и добросовестные заблуждения историка. словарь Брокгауза и Ефрона характеризует тогдашнее состояние вопроса так: «Добросовестность Татищева, раньше подвергавшаяся сомнениям из-за его, так называемой Иоакимовской летописи, в настоящее время стоит выше всяких сомнений. Он никаких известий или источников не выдумывал, но иногда неудачно исправлял собственные имена, переводил их на свой язык, подставлял свои толкования или составлял известия, подобные летописным, из данных, которые ему казались достоверными. Приводя летописные предания в своде, часто без указания на источники, Татищев дал, в конце концов, в сущности не историю, а новый летописный свод, бессистемный и достаточно неуклюжий».

     В XX веке сторонниками добросовестности (в общих чертах) труда Татищева были А. А. Шахматов и особенно Б. А. Рыбаков, предложивший весьма масштабные реконструкции утраченной «Раскольничьей летописи», личности и идеологии её автора. Скептические гипотезы относительно большинства «известий» выдвигали М. С. Грушевский, А. Е. Пресняков, детально работавший с рукописями Татищева С. Л. Пештич, Я. С. Лурье[1]. В 2005 году А. П. Толочко в специальной работе об «Истории» пришёл к выводу о вымышленности вообще всех дополнительных татищевских известий, а также о том, что ссылки на источники у Татищева последовательно мистифицированы; с его точки зрения, все использовавшиеся им источники в действительности известны исследователям, а отчасти даже сохранились конкретные рукописи.

     При этом скептики (Пештич, Лурье, Толочко) подчеркивают, что это не свидетельствует  о научной недобросовестности (во времена Татищева понятий о научной этике и правилах писания исторического исследования еще не было) или сознательной мистификации читателя, а скорее как раз отражает именно выдающуюся самостоятельную исследовательскую, отнюдь не «бесхитростно летописную» деятельность историка: дополнительные «известия» -- это, как правило, отсутствующие в источниках логические звенья, реконструированные автором, иллюстрации его историографических и философских концепций и т. п. Дискуссия вокруг «татищевских известий» продолжается.

     Первые  две части I тома «Истории» были изданы впервые в 1768--1769 гг. в Москве Г. Ф. Миллером, под заглавием «История Российская с самых древнейших времён неусыпными трудами через 30 лет собранная и описанная покойным тайным советником и астрах. губернатором В. Н. Т.». II том изд. в 1773 г., III т. -- в 1774 г., IV т. -- в 1784 г., а V т. был найден М. П. Погодиным лишь в 1843 г. и издан Общ. ист. и др. росс. в 1848 г.

     Татищев привёл в порядок материал до времени  смерти Василия III; им же был заготовлен, но не проредактирован окончательно материал до 1558 г.; ряд рукописных материалов имелся у него и для позднейших эпох, но не дальше 1613 г. Часть подготовительных работ Татищева хранилась в портфелях Миллера.

     Полное  академическое издание «Истории»  Татищева (включая неизданную ранее первую редакцию) вышло в 1960-е годы.

     Кроме основного труда и упомянутого  выше разговора, оставил большое  количество сочинений публицистического  характера: «Духовная», «Напоминание на присланное расписание высоких и  нижних государственных и земских правительств», «Рассуждение о ревизии поголовной» и др.

     «Духовная»  даёт подробные наставления, обнимающие всю жизнь и деятельность человека (помещика). Она трактует о воспитании, о разных родах службы, об отношениях к начальству и подчинённым, о  семейной жизни, управлении имением и хозяйством и т. п.

     В «Напоминании» излагаются взгляды  Татищева на государственное право, а в «Рассуждении», написанном по поводу ревизии 1742 г., указываются меры к умножению доходов государственных.

     Татищев - типичный «птенец гнезда Петрова», с обширным умом, способностью переходить от одного предмета к другому, искренно стремившийся к благу отечества, имевший своё определённое миросозерцание и твердо и неуклонно проводивший его, если и не всегда в жизни, то, во всяком случае, во всех своих научных трудах. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Заключение 

     Главным историческим трудом Татищева стала  «История Российская», над которой  он работал около 30-ти лет. Он довёл  повествование до 1577 г. и надеялся продолжить его до воцарения Михаила Фёдоровича Романова, однако завершить «Историю» не успел. Сохранились лишь подготовительные материалы к рассказу о событиях XVII в.


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.