Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Проблему права человека на жизнь

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 20.05.13. Год: 2012. Страниц: 50. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?

Содержание

 

               

Введение……………………………………………………………………………3

1. Понятие убийства, состав и квалификация……………………………………6

1.1. Понятие убийства и состав……………………………………………………6

1.2. Квалификация убийств………………………………………………………10

2. Отдельные виды убийств………………………………………………………28

2.1. Квалификация статей 106, 107, 108 УК РФ………………………………...28

2.2. Уголовная ответственность за предумышленное убийство……………….34

Заключение………………………………………………………………………..49

Глоссарий………………………………………………………………………….53

Список сокращений……………………………………………………………….55

Список использованных источников…………………………………………….56

Приложение А……………………………………………………………………..61

Приложение Б……………………………………………………………………..62

Приложение В……………………………………………………………………..67

 

 

 

 

 


Введение

 

 

Тема работы затрагивает одну из наиболее актуальных проблем на сегодняшний день, проблему права человека на жизнь.

Жизнь человека – наивысшая ценность. Право человека на жизнь гарантировано ст. 20 Конституции Российской Федерации. Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ) открывает Особенную часть нормой об ответственности за умышленное причинение смерти другому человеку, подчеркивая тем самым повышенную общественную опасность данного преступного посягательства – убийства.

Рассматривая  тему «Уголовная ответственность  за убийство»,  необходимо прежде всего определить понятие право на жизнь, его историческую и социальную природу, отношение к данному праву современных правовых государств и многие другие вопросы, непосредственно затрагивающие данный вопрос.

Проблема исследуемой темы в том, что согласно статистике, доля убийств в структуре преступности в 2007 году составила 0,9 %. Это не так уж и мало, учитывая количество предусмотренных УК РФ составов преступлений. В структуре преступлений против личности убийство занимает четвертое место (7,9 %). В России на сегодняшний день не существует официальных данных о распространенности предумышленного убийства. Однако проведенное нами исследование показало, что доля этого преступления в структуре убийства, предусмотренного ст. 105 УК РФ, составляет примерно 22,9% [24].

Исследованию проблем уголовной ответственности за предумышленные убийства посвятили свои работы С. Будзинский, А. А. Пионтковский, С. Н. Познышев, В. Д. Спасович, Н. С. Таганцев, И. Я. Фойницкий, М. Д. Шаргородский и др. Однако указанными авторами рассматривались лишь отдельные аспекты проблемы, комплексного исследования не проводилось. Учитывая изложенное, тема исследования является актуальной как в научном, так и в практическом плане.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с совершением убийств. Предметом исследования выступают уголовно-правовые нормы об ответственности за убийство российского законодательства и практика применения данных норм.

Цель состоит в разработке теоретических положений, определяющих понятие, виды и объем умысла, его влияние на индивидуализацию и дифференциацию уголовной ответственности за убийство, а также в разработке предложений и рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства  и практики его применения.

Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

           1) исследовать социальную обусловленность установления уголовно-правового запрета  убийства;

2) изучить историю развития отечественного законодательства об ответственности за убийство ;

3) установить иные особенности субъективной стороны предумышленного убийства (мотивы, цели и эмоции);

4) разработать рекомендации по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за предумышленное убийство и правоприменительной практики.

          Преступления против жизни имеют своим видовым объектом жизнь человека, независимо от его нацио­нальной и расовой принадлежности, происхождения и возраста, социального положения и рода занятий, со­стояния здоровья и т. п. Жизнь в дан­ном случае понимается как биологическое состояние человека, который в силу различных причин может не быть (перестать быть) личностью и даже в обычном по­нимании — социальным существом.

Преступлениям против жизни и здоровья посвящена глава 16 УК РФ, ст.ст.105-125. В работе была использована следующая литература: Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993г., нормативные акты, такие как Уголовный кодекс Российской Федерации от 24 мая 1996 года с изменениями и дополнениями от 06 декабря 2007 года, Федеральный закон «О милиции» от 18 апреля 1991 г., основная литература, материалы судебной практики и материалы периодической печати.

Методологической основой служит диалектический метод познания и анализа рассматриваемых явлений. В ходе работы  использовались исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, статистический, системно-структурный методы исследования. Содержащиеся в работе исследовании теоретические положения и выводы могут использоваться для дальнейших исследований проблем уголовной ответственности за  убийства.

 

 

 

 

 

 

        

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

        


1 Понятие убийства, состав и квалификация

 

 

1.1 Понятие убийства и состав

 

          

Неосторожное лишение жизни одним человеком другого уголовный закон не относит к убийству, по­скольку это понятие связывается не только с послед­ствиями в виде наступления насильственной смерти, но и с умышленной виной лица, в результате действий (без­действия) которого потерпевшему причинена смерть.

Не рассматривается в качестве убийства, а также не образует иного преступления против жизни по УК РФ склонение (подстрекательство) к самоубийству и пособничество ему.

Следует заметить, что Уголовное уложение Российской Империи 1903 г. предусматрива­ло ответственность за "доставление средства к само­убийству" и "подговор к самоубийству" лица, не дос­тигшего 21 года или заведомо невменяемого, а также за "содействие самоубийству указанных лиц советом или указанием, доставлением средства или устранением пре­пятствия" .

Лишение жизни по просьбе лица (например, без­надежно больного, испытывающего невыносимые фи­зические страдания) рассматривается как убийство (в том числе если смерть причинена родственником или медицинским работником).

Основы законодательства РФ "Об охране здоровья граждан" от 22 июля 1993 г. запрещают медицинскому персоналу осуществление эвтаназии, т. е. удовлетворения просьбы больного об ус­корении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни.

Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, подлежит ответственности за убийство.

Преступления против жизни согласно УК РФ об­разуют, во-первых, убийство и, во-вторых, иные по­сягательства на жизнь человека. Убийство закон определяет как умышленное причинение смерти другому человеку. Ответственность за убийство предусмотрена ст. 105, 106 УК (убийство матерью ново­рожденного ребенка), ст. 107 УК (убийство, совершен­ное в состоянии аффекта), ст. 108 УК (убийство, совер­шенное при превышении пределов необходимой оборо­ны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление).

Пре­ступлениями против жизни, не относящимися к убий­ству, являются причинение смерти по неосторожности и доведение до самоубийства (см. Приложение А).

Убийство не может признаваться оконченным пре­ступлением без наступления смерти потерпевшего.

Как посягательство на жизнь человека (покушение на убийство) рассматриваются действия, с помощью которых лицо пыталось причинить другому человеку смерть, хотя объективно в сложившихся условиях это было невозможно (например, выстрел в труп или ма­некен).

Убийство может быть совершено как путем дей­ствий (посредством использования оружия или иных предметов, сталкивания с высоты, утопления, отрав­ления, сообщения сведений, испуга и т. п.), так и пу­тем бездействия со стороны лиц, обязанных и имею­щих возможность предотвратить смерть другого чело­века (например, если мать прекращает кормить новорожденного ребенка, вахтенный матрос перестает нагнетать воздух находящемуся под водой водолазу).

Смерть потерпевшего должна находиться в прямой причинной связи с действиями (бездействием) виновно­го. Это означает, что смерть выступает необходимым и закономерным результатом деяния лица, а не случай­ным его последствием.

По одному из уголовных дел суд признал необоснованным осуждение двух лиц за при­чинение смерти потерпевшему, который скончался от острого малокровия, вызванного длительным и значи­тельным носовым кровотечением.

Кровотечение возникло в результате избиения потерпевшего этими лицами и причинения ему перелома костей носа с разрывом хря­ща.

Учитывая, что смерть потерпевшего в конечном счете обусловлена не тяжестью нанесенной ему трав­мы, а тяжким заболеванием крови (гемофилия), кото­рым тот страдал, виновные понесли ответственность за хулиганство, а не за убийство [22].

Состав преступления — это совокупность объек­тивных и субъективных признаков, предусмотренных законом, при наличии которых совершенное деяние признается преступлением. Признаки составов преступ­лений указываются в нормах Общей и Особенной час­тей УК. В Общую часть выносятся как бы "за скобки" универсальные признаки состава, имеющие отношение ко всем или подавляющему числу статей Особенной ча­сти УК. С технико-юридической стороны делается это во избежание их повторения в каждом составе пре­ступления. В Общей части даются признаки: категории преступлений, субъекта преступления, неоконченного преступления (ст. 29, 30 УК) и добровольного отказа от преступления, со­участия в преступлении (ст. 32-36 УК).

В статьях Особенной части УК даются признаки объективной стороны преступления, формы вины. Так, деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специ­ально предусмотрено соответствующей статьей Особен­ной части Уголовного кодекса (ч. 2 ст. 24 УК).

Признаки непосредственного объекта преступле­ния в одних составах прямо указываются в статье (на­пример, при совершении государственной измены — внешняя безопасность — ст. 275 УК), в других — выво­дятся путем толкования с учетом видовых и родовых объектов, данных в самих названиях разделов и глав Особенной части УК.

Преступление представляет собой единство четы­рех элементов: объекта, объективной стороны, субъек­тивной стороны и субъекта. Состав преступления отражает наличие четырех групп признаков, характеризующих:

1) объект преступ­ления;

2) объективную сторону преступления;

3) субъек­тивную сторону преступления;

4) субъект преступле­ния.

В теории уголовного права признаки составов де­лятся на обязательные (основные) и факультативные.

Обязательные признаки — это те, которые на­личествуют в каждом составе преступления: обще­ственно опасные деяния, возраст, вменяемость и вина субъекта.

Факультативными признаются признаки, которые находят отражение не во всех, а лишь в отдельных составах преступлений: предмет преступления, обще­ственно опасные последствия, причинная связь, мес­то, время, обстановка и способ совершения преступле­ния [22].

Там же, где факультативный признак указан в конкретной статье УК, он для нее становится обяза­тельным.

Деление признаков на обязательные и факуль­тативные имеет значение при оценке технико-юриди­ческой конструкции всех составов Особенной части УК .

          Субъективная сторона.

Убийство может быть со­вершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. В первом случае лицо осознает, что совершает деяние, в результате которого наступит смерть другого чело­века, реально предвидит это последствие и желает его наступления.

При косвенном умысле лицо предви­дит возможность наступления смерти другого челове­ка, не желает ее, но сознательно допускает наступ­ление смерти либо относится к ней безразлично. Так, П., из ульев которого накануне была совершена кра­жа, проснулся ночью от лая собак, взял ружье и вы­шел на крыльцо дома. Увидев удаляющихся подрост­ков, он с расстояния 41 м произвел в них выстрел. В результате один подросток был убит, а двое ранены.

Суд пришел к выводу, что П. как охотник-профессио­нал с большим стажем сознавал общественно опасный характер своих действий и сознательно допускал на­ступление смерти подростка (т. е. действовал с косвен­ным умыслом на убийство).

Субъект преступления. По общему правилу ответ­ственность за преступления против жизни наступает с 16 лет. Лишь за убийство, предусмотренное ст. 105 УК, ответственности подлежит лицо, достигшее 14-летнего возраста.

1.2 Квалификация убийств

 

 

По ч.1 ст.105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.ст. 106, 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений).

Квалифицированным убийством принято называть убийство, совершенное при наличии хотя бы одного из отягчающих обстоятельств (квалифицирующих признаков), перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК РФ. Разумеется, все остальные признаки основного состава убийства тоже должны быть налицо.

Если в действиях виновного имеются два или несколько квалифицирующих признаков, то все они должны быть указаны в предъявленном обвинении и приговоре. Однако они не образуют совокупности преступлений и наказание назначается единое, хотя наличие двух или нескольких квалифицирующих признаков учитывается при определении тяжести содеянного.

К квалифицированным видам убийства законодателем отнесены следующие:

а) двух или более лиц;

б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;

г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

д) совершенное с особой жестокостью;

е) совершенное общеопасным способом;

ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

и) из хулиганских побуждений;

к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

л) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести;

м) в целях использования органов или тканей потерпевшего.

Совсем недавно из числа квалифицирующих признаков было исключен п. «н» ст.105 УК РФ. Произошло это с принятием Федерального закона от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»[11].Это связано с пересмотром законодателем понятия «неоднократность» для того, чтобы лицо, отбывшее наказание, но имеющее судимость и совершившее аналогичное преступление, не подпадало под действие соответствующего квалифицирующего признака статьи Особенной части УК РФ, а действия лица, совершившего несколько преступлений, предусмотренных одной уголовно-правовой нормой, квалифицировались по совокупности преступлений. В связи с этим из УК РФ были исключены статья 16, а также упоминание о судимости и неоднократности, как квалифицирующих признаках.

Итак, рассмотрим подробнее каждый из квалифицирующих признаков.

Как подчеркивается в п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 27 января 2002 года, по п. «а» убийство «двух и более лиц» квалифицируются действия лица совершившего убийство двух и более лиц, когда действия виновного охватывались единым умыслом. Убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление - убийство двух лиц.

В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч.1 или ч.2 ст.105 и по ч.3 ст.30 и п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ [7].

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга - осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений (например, лицо с которым потерпевший состоял в так называемом «гражданском браке»).

По п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ «убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии» надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство[22].

К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. Важно акцентировать внимание на состояния лица, которые не характеризуется как беспомощность. Для этого обратимся к судебной практике по уголовным делам.

Так, в Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 7 февраля 2001 г., акцентируется, что содеянное обвиняемым не может быть квалифицировано как убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии, поскольку сильное алкогольное опьянение потерпевшей не является беспомощным состоянием в том понимании, как того требует п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ.

В другом деле разрешенном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 февраля 2001 г. подчеркивается, что содеянное обвиняемым не может быть квалифицировано как убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии, поскольку сон не является беспомощным состоянием в том понимании, как того требует п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ. Впрочем, как отмечают исследователи, судебная практика по вышеназванному вопросу противоречива, и отдельные эксперты, предлагают использовать «широкое» понятие беспомощности, включающее и сон и алкогольное опьянение. Действительно до 1997 года Верховный суд публиковал в БВС решения, согласно которым состояния сна и алкогольного опьянения относились к беспомощному состоянию, с 1999-2000 г.г. и по настоящее время, ВС РФ названные состояния не относятся к беспомощным[1].

Анализируя этот дискуссионный вопрос И.М. Цокуева подчеркивает «данный признак (сон и алкогольное опьянение) названы квалифицирующими именно в силу того, что преступник сознательно выбирает жертву, не способную оказать эффективное сопротивление». Обязательной субъективной характеристикой, закрепленной законодательно, является ясное осознание виновным беспомощного состояния жертвы как неотъемлемой особенности ее физического или психического здоровья, а не временного состояния (например, сон, обморок, алкогольное опьянение и т.д.). Более того, в подобных случаях следует разграничивать признаки беспомощности и бессознательности как проявления неодинаковых физиологических процессов, происходящих в организме человека [36]. На это обращает особое внимание профессор С.У. Дикаев: сон, обморок, различные виды опьянения высокой степени (алкогольного, наркотического, лекарственного) он рассматривает как бессознательное состояние человека. Необходимо, чтобы ВС РФ четко сформулировал свою позицию по данному вопросу, и тем самым положил конец теоретическим и практическим спорам [21].

Еще один аспект на который нужно обратить внимание при определении наличия п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ - согласно мнению Верховного Суда, если нападавший, заранее замысливший лишить потерпевшего жизни, сам приводит его в такое состояние - например, путем связывания, жестокого избиения и т.п., - когда последний в принципе не может оказать должного сопротивления, указанные действия признаются способом осуществления преступного намерения и не расцениваются как убийство с использованием беспомощного состояния потерпевшего.

Другое дело, когда убийца использует беспомощное состояние, в котором уже находится потерпевший. В последнем случае убийство сопровождается отягчающим обстоятельством, предусмотренным п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ.

При квалификации действий виновного по п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч.2 ст.105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному или заложнику, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека либо захватом заложника. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст.126 или ст.206 УК РФ.

Между тем, необходимо подчеркнуть, что в случае, когда прежде чем совершить убийство, потерпевших перевозили, к примеру, в лес в багажнике автомобиля, в действиях обвиняемых нет состав преступления, предусмотренного ст.126 УК РФ (похищение человека), если они были направлены не на удержание потерпевших в другом месте, а на их убийство. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности также образует квалифицирующий признак ст.105 УК РФ (п. «г»).

Как следует из статьи, ответственность по этому пункту наступает, только в случае если виновный на момент совершения убийства женщины знал о беременности потерпевшей.

Долгое время дискуссионным был вопрос о квалификации действий лица совершившего убийство женщины, которую лицо считало беременной, тогда как последняя беременной не являлась.

Высказывались противоположные точки зрения. Э.Ф. Побегайло полагает, что, «если виновный исходит из ошибочного предположения о беременности потерпевшей, которой в действительности не было, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности двух преступлений - покушения на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, и оконченного простого или квалифицированного другим отягчающим обстоятельством убийства (ч.3 ст.30, п. «г» ч.2 ст.105 и ч.1 ст.105 либо ч.2 ст.105 УК РФ с другим пунктом).

Г.Н. Борзенков, В.М. Лебедев считают иначе. В тех случаях, когда убийство женщины, которую виновный ошибочно считал беременной, следовало бы считать покушением на преступление, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 105, исходя из направленности умысла. Однако, учитывая, что смерть фактически наступила, содеянное нельзя считать покушением, иначе виновный получил бы необоснованную льготу при назначении наказания. Ситуация должна решаться по правилам об ошибке в личности потерпевшего, которая не влияет на квалификацию.

B таких случаях содеянное квалифицируется по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ как оконченное преступление [28]. На наш взгляд и данный вопрос требует разъяснения ВС РФ. При квалификации убийства по п. «д» ч.2 ст.105 УК РФ (с особой жестокостью) надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости (абз.1 п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27 января 2002 года) [39].

Стоит заметить, что не всегда обоснованно вменяется в вину квалифицирующий признак «особая жестокость», поскольку суды не исследуют должным образом наличие умысла на совершение убийства с особой жестокостью. В этой связи следует также иметь в виду, что в случае вменения в вину квалифицирующего признака «особая жестокость», должно быть доказано наличие у обвиняемого умысла на совершение убийства с особой жестокостью.

Признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.).

Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. К «близким людям», судебная практика относит не только членов семьи. Так, например, к таковым была отнесена сожительница потерпевшего, с которой последний совместно проживал более двух лет и намеревался заключить брак, фактически создав с ней семью.

Как подчеркивается в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27 января 2002 года, глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст.105 и по ст.244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших. Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.

Под общеопасным способом убийства следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди).

Важно подчеркнуть, что «для квалификации умышленного убийства как совершенного способом, опасным для жизни многих людей, необходимо установить, сознавал ли виновный, осуществляя умысел на убийство определенного лица, что он применяет такой способ причинения смерти, который опасен для жизни не только одного человека».

Как подчеркивается в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27 января 2002 года если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать, помимо п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ, по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ, а в случае причинения другим лицам вреда здоровью - по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ и по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью [40].

В тех случаях, когда убийство путем взрыва, поджога или иным общеопасным способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное, наряду с п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ, следует квалифицировать также по ч.2 ст.167 или ч.2 ст.261 УК РФ.

При квалификации убийства по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ (совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой) необходимо учитывать содержащееся в ст.35 УК РФ определение понятия преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой лиц.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения).

Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица). Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего.

При этом, наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст.33 и п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ.

Организованная группа - это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы.

Поэтому при признании убийства совершенным организационной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ.

При квалификации убийства по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ необходимо учитывать, что «пособничество в убийстве не образует квалифицирующий признак убийства, предусмотренный п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ, - «совершенное группой лиц по предварительному сговору».

Важно подчеркнуть, что не имеет значения «размер корысти». Так согласно определению СК Верховного Суда РФ от 29 января 2002 г. «Убийство пассажиром водителя автомашины с целью избежать платы за проезд признано совершенным из корыстных побуждений» [39].

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст.33 и п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ.

Подчеркнем, что убийство по найму является по существу убийством из корыстных побуждений, в связи, с чем квалификация содеянного обвиняемыми как убийства из корыстных побуждений является излишней. Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ в совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм.

При квалификации убийства, совершенного при разбойном нападении, необходимо указывать лишь один признак п.3 ст.105 УК РФ - «сопряженное с разбоем» и дополнительно приводить квалифицирующий признак «из корыстных побуждений» не требуется».

По п. «и» ч.2 ст.105 УК РФ следует квалифицировать убийство, совершенное из хулиганских соображений.

То есть – убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).

Как подчеркивает В.М. Лебедев, по своему содержанию оно представляет собой сложный мотив, в котором переплетаются и безграничный, разнузданный эгоизм, и искаженные представления о границах личной свободы, и культ грубой силы, и стремление «испытать себя», и вспышка безотчетной злобы [28].

На практике, зачастую представляет сложность выделение признаков характеризующих убийство как «из хулиганских побуждений». Проиллюстрируем примером:

«По приговору Октябрьского городского с уда 3 апреля 2006 г. Ковалев, ранее судимый, осужден по ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 213 УК РФ.

Он признан виновным в совершении покушения на убийство из хулиганских побуждений и хулиганства с применением оружия.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах. 31 октября 2005 г. Ковалев в нетрезвом состоянии после незначительного конфликта с Быконя взял двуствольное охотничье ружье и около 19 часов пришел к его дому. Увидев Быконя (стоявшего спиной к окну), он из хулиганских побуждений с целью убийства произвел в него два выстрела сквозь окно, после чего ушел домой. В результате Ковалев причинил легкий вред здоровью Быконя и Зиноровой (которая находилась в доме вне пределов видимости Ковалева и пострадала в связи с рассеиванием дробовых зарядов), а также повредил окно в доме. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 2 июля 2005 г. приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий осужденного с ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, а с ч. 3 ст. 213 УК РФ на ст. 115 УК РФ. В случае переквалификации действий виновного с ч. 3 ст. 213 УК РФ на ст. 115 УК РФ автор протеста просил отменить приговор по ст. 115 УК РФ на основании п. 6 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР (за примирением потерпевшей с обвиняемым) и дело прекратить.

Президиум Верховного Суда РФ 3 июля 2007 г. удовлетворил протест, указав следующее. Вина Ковалева в совершении покушения на лишение жизни Быконя подтверждена доказательствами[42].

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению, поскольку вывод суда о совершении Ковалевым преступлений из хулиганских побуждений ошибочен.

В соответствии с законом по ч. 3 ст. 30, п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать покушение на убийство, совершенное по причине явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение.

Вывод о хулиганских побуждениях Ковалева суд сделал в приговоре, исходя из того, что он после конфликта с Быконя в темное время суток тайком пробрался к его дому и дважды произвел выстрелы в потерпевшего из ружья, когда тот появился в окне. Согласно показаниям подсудимого он совершил эти действия в связи с тем, что Быконя в ходе конфликта нанес ему удары по лицу. Судом установлено, что в день совершения преступления у Ковалева с потерпевшим Быконя дважды возникали конфликты, очевидцев того, как он произвел выстрелы в Быконя, не было, виновный принес извинения за содеянное, потерпевший в стадии следствия просил никого не привлекать к ответственности. Изложенное свидетельствует о том, что в действиях Ковалева отсутствуют признаки грубого нарушения общественного порядка, явного неуважения к обществу и пренебрежения к общественным интересам.

Поэтому совершенное им следует переквалифицировать на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на причинение смерти другому человеку.

В связи с отсутствием у Ковалева хулиганских побуждений к совершению преступлений его действия в отношении потерпевшей Зиноровой подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 213 УК РФ на ст. 115 УК РФ, а с учетом того, что она простила его и просила в отношении него дела не возбуждать, приговор в этой части подлежит отмене, а дело - прекращению производством на основании п. 6 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР (за примирением потерпевшей с обвиняемым).

Потерпевший Шевцов, отец Быконя, также просил не возбуждать уголовного дела в отношении Ковалева за повреждение выстрелами окна в его доме, так как ущерб причинен незначительный (20 руб.), виновный попросил прощения, стекла вставил. Состав преступления в данном случае отсутствует» [42].

Если виновный, помимо убийства из хулиганских побуждений, совершает иные умышленные действия, грубо нарушавшие общественный порядок, выражавшие явное неуважение к обществу и сопровождавшиеся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по п. «и» ч.2 ст.105 УК РФ и соответствующей части ст.213 УК РФ.

Между тем, необходимо подчеркнуть, что «хулиганские действия, продолжением которых явилось убийство потерпевшего, как образующие идеальную совокупность с преступлением, предусмотренным п. «и» ч.2 ст.105 УК РФ, дополнительной квалификации по ст.213 УК РФ не требуют».Акцентируем внимание на том, что одновременная квалификация покушения на убийство как совершенного в связи с выполнением лицом общественного долга и из хулиганских побуждений невозможна. Для правильного же отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству.

Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

По смыслу закона квалификация по п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ совершенного виновным убийства определенного лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч.2 ст.105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства.

Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ.

Так, например, «действия виновных, совершивших умышленное убийство по предварительному сговору группой лиц и с особой жестокостью, не могут квалифицироваться одновременно и как убийство с целью сокрытия этого же преступления [21].

Как подчеркивается в абз.2 п.13 Постановления Пленума ВС РФ от 27 января 1999 года под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений.

Учитывая, что при этом совершаются два самостоятельных преступления, содеянное следует квалифицировать по п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ и, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, по соответствующим частям ст.131 или ст.132 УК РФ.

При квалификации по п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ важно учитывать, что необходимо установить мотив, который может быть обусловлен ненавистью к потерпевшему как к представителю определенной национальности, расы или религии.

При убийстве на почве кровной мести виновный руководствуется не столько чувством личной неприязни к потерпевшему, сколько стремлением соблюсти обычай, отомстить за род, дабы не подвергнуть позору себя и свой род.

Убийство предусмотренное п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ может совершаться как в корыстных, так и не в корыстных целях. При наличии корысти, оно также должно квалифицироваться по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Как мы уже подчеркнули, убийство, совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных двумя и более пунктами ч.2 ст.105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем этим пунктам.

По смыслу закона убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных п.п. «а», «г», «е», ч.2 ст.105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны.

Во всех случаях изменение судом обвинения с одного на другой пункт ч.2 ст.105 УК РФ без возвращения дела для дополнительного расследования недопустимо.

Убийством из мести, а не из корыстных побуж­дений является лишение жизни потерпевшего, совер­шенное в связи с неуплатой им обусловленной суммы или невозвращением виновному долга, а также лица, застигнутого собственником имущества при совершении хищения либо спустя некоторое время после этого.

Если убийство совершено при разбойном нападе­нии, сопряжено с вымогательством или бандитизмом, то действия виновного квалифицируются по совокуп­ности п. «з» ч. 2 ст. 105 и ст. 162, 163 или 209 УК.

Убийство из хулиганских побуждений включает такие побуждения, которые сви­детельствуют о явном неуважении виновного к обще­ству и общепринятым моральным нормам.

При этом лицо стремится демонстративно противопоставить себя ок­ружающим людям и установленному порядку, откры­то, в вызывающей манере продемонстрировать пренеб­режительное к ним отношение.

Часто такое убийство — продолжение ранее совершенных хулиганских действий либо злонамеренная реакция по пустяковому поводу (например, если потерпевший не ответил на обраще­ние, отказал в сигарете, не уступил место в обществен­ном транспорте). Убийство из хулиганских побуждений может совершаться без всякого повода или видимой причины.

Не всякое убийство, которое демонстративно со­вершено в общественном месте, рассматривается как совершенное из хулиганских побуждений. Так, убий­ство из ревности, мести и других побуждений, возни­кающих на почве межличностных отношений, вне за­висимости от места его совершения не должно квали­фицироваться по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК.

Отсутствуют хулиганские побуждения и при убийстве во время ссо­ры или в драке, которые спровоцировал потерпевший. Если лицом помимо убийства из хулиганских по­буждений до или после него совершены другие умыш­ленные действия, образующие хулиганство, то соде­янное помимо п. «и» ч. 2 ст. 105 УК следует квалифици­ровать по ст. 213 УК.

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изна­силованием или насильственными действиями сексу­ального характера, означает, что виновный преследует цель скрыть оконченное или нео­конченное преступление, которое было совершенно им самим либо другими лицами.

О цели скрыть преступле­ние как субъективном признаке убийства можно гово­рить лишь до той поры, пока о преступлении не стало известно органам власти. Поэтому посягательство на жизнь человека, сообщившего о подготавливаемом или совершенном преступлении в правоохранительные орга­ны, рассматривается как убийство из мести в связи с выполнением потерпевшим своего общественного долга.

Не имеет значения тот факт, что путем убийства свидетеля или иного лица виновный не сумел скрыть совершенное им преступление.

Убийство, сопряженное с изнасилованием или на­сильственными действиями сексуального характера, зачастую (но не всегда) выступает как разновидность убийства "с целью скрыть другое преступление". В це­лом же под таким убийством понимается убийство, со­вершенное:

а) в процессе изнасилования (насильствен­ных действий сексуального характера),

б) с целью скрыть такое преступление, в) по мотивам мести за сопротивление, оказанное при его совершении (в том числе при покушении).

Учитывая, что при этом совершаются два самостоя­тельных преступления, действия виновного должны ква­лифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 и ст. 131 или 132 УК. Убийство по мотиву национальной, расовой, рели­гиозной ненависти или вражды либо кровной мести следует отличать от убийств на бытовой почве, когда виновный и потерпевший — люди разных национальностей, рас или исповедуют разные религии.

Доминирующим мотивом такого убийства выс­тупает стремление виновного подчеркнуть неполноцен­ность потерпевшего, принадлежащего к иной националь­ности (расе) или конфессии, либо, наоборот, выказать превосходство собственной национальной (расовой, ре­лигиозной) принадлежности. Пункт «л» охватывает так­же желание возбудить, спровоцировать ту или иную вражду или рознь, создать повод для репрессий.

Субъектом убийства из кровной мести могут быть лишь лица тех национальностей и народностей, у кото­рых до настоящего времени сохранился данный обычай (некоторые народы Кавказа). В основе убийства должна обязательно лежать кровная обида, однако потерпев­шим может быть не только сам обидчик, но и его род­ственники.

Совершено такое убийство может быть как на тер­ритории проживания коренного населения, так и за ее пределами, независимо от времени возникновения кров­ной обиды.

Убийство в целях использования органов или тка­ней потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК) означает стремление виновного завладеть такими внутренними органами человека, как сердце, легкое, почки, пе­чень, костный мозг и др., а также органами, их ча­стями или тканями, имеющими отношение к процессу воспроизводства человека (так называемые репродук­тивные ткани), — яйцеклетка, сперма, яичники, яич­ки или эмбрионы, а равно кровью.

Характер предпо­лагаемого использования органов или тканей значения не имеет. Однако если виновный совершил убийство, руководствуясь корыстными побуждениями (хотел про­дать соответствующий донорский материал), то пре­ступление квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, а если под влиянием иных мотивов (например, стремил­ся обеспечить медицинский эксперимент) — по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК.

Субъектом данного убийства может быть как ме­дик, обладающий специальными знаниями и навыками, так и иное лицо, действующее с прямым умыслом и преследующее указанную цель.

Убийство, совершенное неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК), означает, что виновный противоправно лишает жизни человека не в первый раз (по крайней мере вторично). При этом не требуется, чтобы за пер­вое преступление лицо было осуждено, достаточно, чтобы со дня его совершения не истек срок давности (ст. 78 УК), а если осуждение за первое убийство име­ло место — не была погашена или снята судимость[21].

Неоднократность образует совершение двух или более убийств, предусмотренных ст. 105 УК (т. е. лю­бой частью этой статьи). Однако не могут квалифици­роваться по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК действия лица, кото­рое наряду с убийством, предусмотренным ст. 105 УК, совершило убийство, ответственность за которое ус­тановлена ст. 106, 107, 108 УК.

Неоднократным убийство признается независимо от того, что как в первом, так и во втором случае лицо участвовало в его совершении не как исполнитель, а как иной соучастник (например, организатор, пособник). Неважно также, совершил виновный в обоих случаях оконченное преступление или первоначально имело место покушение на убийство.

Если виновный не был осужден за ранее совершен­ное убийство или покушение на него, подпадающее со­ответственно под ч. 1 ст. 105 или ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК, то это его деяние подлежит самостоятельной квалифика­ции, а последнее убийство в зависимости от того, окон­чено оно или нет, нужно квалифицировать по п. «н» ч. 2 ст. 105 либо по ст. 30 и п. «н» ч. 2 ст. 105 УК (см. Приложение  Б, В).

Самостоятельная квалификация деяний должна осу­ществляться также в следующих случаях:

а)  если вначале совершается покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК), а затем оконченное преступление — убийство при отягчающих обстоятельствах либо без таковых (ч. 1 ст. 105 УК);

б)  когда сначала совершается убийство при отягча­ющих обстоятельствах, а потом покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах или без них.

Если виновный в разное время совершил два поку­шения на убийство, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом следует квалифицировать по ст. 30, п. «н» ч. 2 ст. 105 УК и, кроме того, по тем ее пунктам, которые предусмат­ривают отягчающие обстоятельства обоих покушений на убийство. Если виновный совершил убийство, предусмотрен­ное ч. 2 ст. 105 УК, и не был осужден за него, а затем совершил такое же преступление, оба деяния должны квалифицироваться лишь по второй части ст. 105 УК с соответствующими пунктами, включая п. «н».

        

 

 

 


2 Отдельные виды убийств

 

 

2.1 Квалификация статей 106, 107, 108 УК РФ

 

 

Убийство с заранее обдуманным умыслом является общественно опасным деянием, что обусловливает необходимость установления самостоятельного уголовно-правового запрета на его совершение.

Умысел следует считать заранее обдуманным, если он был реализован в преступлении через более или менее значительный отрезок времени после возникновения и характеризуется особой психической деятельностью субъекта: мысленным представлением модели будущего преступления, продумыванием деталей его осуществления и сокрытия, моделированием возможного поведения потерпевшего, решением вопроса о необходимости привлечения соучастников и т.п.

              Объективным проявлением заранее обдуманного умысла является изготовление орудий и средств преступления, приискание соучастников, сговор, иное умышленное создание условий для совершения преступления, а также обнаружение умысла.

Приискание и приспособление орудий и средств преступления также могут свидетельствовать о заранее обдуманном умысле, если данные действия не были осуществлены непосредственно перед реализацией умысла в ходе конкретной жизненной ситуации, послужившей поводом для совершения преступления.

           Убийство матерью новорожденного ребенка выделено в самостоятельную статью в связи с тем, что при его совершении имеются специфические объек­тивные (время совершения преступления, условия психотравмирующей ситуации) и субъективные обстоятельства (состояние психического расстройства женщины, не исключающее ее вменяемости).

Именно наличие любого из них и позволяет рассматривать умышленное причинение смерти матерью своему новорожденному ребенку в качестве относительно менее опасной разно­видности убийства, т. е. фактически как убийство при смягчающих обстоятельствах.

Особенность этого преступления в том, что умыш­ленное лишение жизни ребенка должно быть соверше­но женщиной только в относительно непродолжитель­ный промежуток времени — во время начавшихся фи­зиологических родов или сразу же после них [19].

Другая особенность состоит в наличии психотравмирующей си­туации, в которой оказывается роженица.

Эта ситуация может возникнуть как непосредственно в процессе ро­дов (например, острые болевые ощущения), так и быть обусловлена иными причинами (таковы, в частности, категорический отказ отца ребенка признать его своим, травля женщины родственниками).

Наконец, третья осо­бенность этого убийства характеризует непосредствен­но субъекта преступления — женщину, являющуюся матерью новорожденного ребенка: у нее должно быть установлено психическое расстройство, которое не ис­ключает вменяемости (ст. 22 УК). Это означает, что ви­новная не может в полной мере осознавать фактичес­кий характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

Данное преступление может быть совершено как путем действия, так и бездействия, как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК), признается убийством со смягчающими об­стоятельствами, так как, во-первых, причинение смерти потерпевшему спровоцировано им самим и, во-вторых, само по себе сильное душевное волнение (физиологи­ческий аффект) значительно снижает возможность ви­новного руководить своими действиями [14].

Убийство в данном случае может выражаться толь­ко в действии (бездействие исключается). При этом не­обходимо установить,  что состояние аффекта было вызвано:

а) насилием со стороны потерпевшего (физи­ческим насилием — побоями, причинением вреда здо­ровью, а также угрозой причинить вред здоровью и жизни виновного или его близким);

б) издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего (глумлением, циничным унижением чести и достоин­ства потерпевшего, обвинением его в совершении пре­ступления или аморального поступка, оскорблением национального, религиозного чувства и т. п.);

в) иными противоправными или аморальными действиями (без­действием) потерпевшего (грубое самоуправство, нео­сторожное причинение тяжкого вреда ребенку на гла­зах родителей, угроза разгласить компрометирующие лицо или его близких сведения, отказ выполнить слу­жебный долг);

г) длительной психотравмирующей ситу­ацией, возникшей в связи с систематическим противо­правным или аморальным поведением потерпевшего (на­пример, в результате супружеской неверности).

Необходимо, чтобы душевное волнение было вне­запно возникшим и сильным: посягательство на жизнь потерпевшего должно быть мгновенной реакцией ви­новного на противоправное (аморальное) поведение пос­леднего.

Значительный разрыв во времени между не­правомерным поведением потерпевшего и посягатель­ством на его жизнь не может свидетельствовать о сохранении состояния "внезапно возникшего сильного душевного волнения".

Не исключено также, что "пос­ледней каплей", переполнившей чашу терпения лица и вызвавшей совершение им убийства, может стать по­ступок потерпевшего, аналогичный ранее совершенным. Часть 2 ст. 107 УК предусматривает квалифициро­ванный состав данного преступления — убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта.

Это означает, что виновный одновременно, действуя с пря­мым или косвенным умыслом, посягает на жизнь не­скольких лиц, непосредственно причастных к возник­новению у него сильного душевного волнения, и убива­ет их.

Убийство одного человека и покушение на жизнь другого в состоянии аффекта не может рассматриваться как оконченное преступление по ч. 2 ст. 107 УК. Со­деянное в этом случае должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 107 (в отношении причинения смерти) и по ст. 30, ч. 2 ст. 107 УК.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необ­ходимых для задержания лица, совершившего преступ­ление, предусмотрено ст. 108 УК. Фактически в этой ста­тье речь идет о двух самостоятельных, хотя и очень близких видах убийства.

Учитывая, что умышленное ли­шение жизни человека происходит в особой обстановке, вызванной:

а) состоянием необходимой обороны от пре­ступного посягательства (ч. 1 ст. 108 УК) или

б) задержа­нием лица, совершившего преступление, закон признает это убийством при смягчающих обстоя­тельствах.

В отличие от правомерного лишения жизни пося­гающего в состоянии необходимой обороны умышленное причинение смерти посягающему при пре­вышении ее пределов образует убийство (хотя наказа­ние за него установлено наименее суровое по сравне­нию со всеми остальными видами убийств, предусмот­ренными УК).

Превышением пределов необходимой обороны при­знаются умышленные действия, явно не соответству­ющие характеру и степени общественной опасности по­сягательства.

Это означает, что лицо, защищая свои права и интересы, охраняемые законом права других людей, интересы общества или государ­ства, без необходимости лишает потерпевшего (пося­гающего) жизни (например, в случае, когда жизнь обо­роняющегося вследствие противоправных действий на­падающего не подвергалась опасности либо когда отражение такой опасности было легко осуществимо другими способами).

Сюда следует отнести убийство лица, которое совершает тайное (кража) или открытое (грабеж) посягательство на чужое имущество, нанесе­ние смертельного удара заведомо более слабому лицу [19].

Если нападение еще не началось или оно уже пре­кратилось (окончено), необходимая оборона невозможна, а, следовательно, не может идти речь о превышении ее пределов.

Виновный, лишивший жизни потерпевшего, после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно от­пала необходимость, подлежит ответственности за убий­ство по другим статьям УК (например, по ч. 1 ст. 105).

Однако если имела место реальная угроза нападения или по обстоятельствам дела оборонявшемуся не был ясен момент окончания нападения и защита последова­ла за актом хотя бы и оконченного посягательства, то применение ч. 1 ст. 108 УК не исключается.

Убийство при превышении пределов необходимой обороны предполагает вину только в форме умысла (пря­мого или косвенного). Причинение обороняющимся по­сягающему смерти по неосторожности уголовной ответ­ственности не влечет.

Если обороняющийся превысил пределы необходимой обороны, находясь при этом в состоянии сильного душев­ного волнения, вызванного фактом нападения, применя­ется ч. 1 ст. 108, а не ст. 107 УК.

Частью 1 ст. 108 УК охватывается убийство двух или более лиц, совершен­ное при превышении пределов необходимой обороны.

Убийство, предусмотренное ч. 2 ст. 108 УК, заклю­чается в умышленном причинении без необходимости смерти лицу, которое совершило преступление, непос­редственно в процессе его задержания.

Само по себе причинение вреда при задержании преступника для его доставления в органы власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными сред­ствами задержать такое лицо не представлялось воз­можным, является правомерным.

Однако превышением мер, необходимых для задер­жания лица, совершившего преступление, закон признает их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного этим лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда задерживаемому без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред [19].

Так, превышением мер задержания будет причи­нение смерти задерживаемому, если тот не оказывал сопротивления и не был способен во время задержания причинить вред правоохраняемым интересам.

При этом степень тяжести преступления, совершен­ного задерживаемым лицом (было ли оно тяжким или особо тяжким), роли не играет.

Убийство преступника, который пытается скрыть­ся (убежать, уехать на автомобиле), также следует рас­сматривать как превышение мер, необходимых для за­держания, в силу того, что цель задержания — достав­ление виновного в органы власти с тем, чтобы он предстал перед судом, или пресечение совершения им новых преступлений.

Умышленное причинение смерти лицу, которое после совершения преступления не пытается скрыться и не оказывает сопротивления, образует убийство, пре­дусмотренное ч. 1 ст. 105 УК, либо (при наличии требу­емых оснований) убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК).

Не может квалифицироваться по ч. 2 ст. 108 УК причинение смерти лицу, совершившему преступление, при его задержании по неосторожности либо в резуль­тате случайного стечения обстоятельств (непроизволь­ный выстрел, рикошет пули и т. п.).

Причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК), как правило, имеет место в результате бытовых меж­личностных конфликтов или при использовании в быту различных источников повышенной опасности.

Данное преступление заключается в действиях (бездействии), которые нарушают те или иные правила предосторож­ности, вследствие чего погибает человек.

Смерть по­терпевшего при этом должна находиться в прямой при­чинной связи с деянием виновного (закономерно вызы­ваться им). Типичный пример: лицо наносит удар кулаком (или толкает) потерпевшего, от чего тот пада­ет, ударяется головой о твердую поверхность, и от по­лученного ушиба головного мозга наступает смерть.

Субъективная сторона этого преступления, как сле­дует из названия статьи, предполагает вину в форме неосторожности (как легкомыслие, так и небрежность). Причинение смерти по легкомыслию означает, что лицо предвидело возможность наступления смерти в резуль­тате своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на ее пре­дотвращение.

Например, О., раскачивая на качелях малолетнего С., полагал, что если тот не сумеет удержаться, то он успеет подхватить его и не допустит падения. Однако С. испугался сильного раскачивания и упал с качелей, вследствие чего наступила его смерть.

При причинении смерти по небрежности лицо не предвидит возможности ее наступления в результате своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Так, Р. в ссоре нанес ранее ему незнакомому С. два удара ребром ладони по лицу, в результате чего тому было причинено сотрясение головного мозга и от кро­воизлияния в мозг наступила смерть.

Учитывая, что по заключению экспертизы удары наносились с обычной силой, а случившееся стало неожиданностью для само­го Р., суд пришел к выводу, что он хотя и не предви­дел возможность наступления таких последствий, но должен был их предвидеть, и осудил его за неосторож­ное причинение смерти.

 

 

2.2        Уголовная ответственность за предумышленное убийство

 

 

Умысел следует считать заранее обдуманным, если он был реализован в преступлении через более или менее значительный отрезок времени после возникновения и характеризуется особой психической деятельностью субъекта: мысленным представлением модели будущего преступления, продумыванием деталей его осуществления и сокрытия, моделированием возможного поведения потерпевшего, решением вопроса о необходимости привлечения соучастников и т.п.

              Объективным проявлением заранее обдуманного умысла является изготовление орудий и средств преступления, приискание соучастников, сговор, иное умышленное создание условий для совершения преступления, а также обнаружение умысла.

Приискание и приспособление орудий и средств преступления также могут свидетельствовать о заранее обдуманном умысле, если данные действия не были осуществлены непосредственно перед реализацией умысла в ходе конкретной жизненной ситуации, послужившей поводом для совершения преступления [14].

              Заранее обдуманный умысел может быть положен в основу дифференциации уголовной ответственности за убийство. Предлагается два варианта дифференциации уголовной ответственности за убийство по признаку предумышленности:

а) путем дополнения главы 10 УК РФ нормой о влиянии предумышленности на степень вины и наказание:

«Срок и размер наказания за преступление, совершенное с заранее обдуманным умыслом, не может быть ниже половины максимального срока и размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за совершение данного умышленного преступления»;

б) посредством соответствующих изменений и дополнений норм Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации об ответственности за убийство. В частности, дополнением кодекса статьей 105 УК РФ «Убийство с заранее обдуманным умыслом», состоящей из двух частей, содержащих простой и квалифицированный составы.

Квалифицированный состав предумышленного убийства должен повторять ч. 2 ст. 105 УК РФ (в действующей редакции), за исключением такого признака, как «совершенное группой лиц». При этом в ст. 105 УК РФ внести изменения: из ч. 2 исключить квалифицирующие признаки, характерные только для убийства с заранее обдуманным умыслом.

Таковыми являются: «совершенное группой лиц по предварительному сговору, организованной группой», «по найму», «в целях использования органов или тканей потерпевшего». Кроме того, ч. 2 ст. 20 УК РФ следует дополнить указанием на то, что лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат ответственности за предумышленное убийство (статья 105?).

         Обосновывается необходимость усиления уголовной ответственности за убийство, в том числе предумышленное лицом, ранее совершавшим убийство или иное преступление, связанное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья.

         Предлагается дополнить ч.ч. 2 ст. 105 и 105 УК РФ указанным выше квалифицирующим признаком либо вернуться к редакции ст. 68 УК РФ, действовавшей до изменений уголовного законодательства от 8 декабря 2003 года.

         Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов может рассматриваться как привилегированный состав убийства только при отсутствии заранее обдуманного умысла. В связи с чем предлагается внести в ст. 106 УК РФ дополнение после слов «сразу же после родов» – «при отсутствии заранее обдуманного умысла».

В целях совершенствования практики применения норм об ответственности за убийство, совершенное с заранее обдуманным умыслом предлагаются возможные варианты изменений и дополнений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», а также в Уголовный кодекс Российской Федерации.

          Исследование практики назначения наказания за предумышленные и непредумышленные убийства, совершенные при сходных обстоятельствах, показало, что хотя в целом суд и применяет более строгое наказание за убийства с заранее обдуманным умыслом, существует немало случаев, представляющих собой исключение из общего правила.

          Для обеспечения единообразия судебной практики и реализации принципа справедливости необходима дифференциация уголовной ответственности в зависимости от момента возникновения умысла, в частности путем установления самостоятельного уголовно-правового запрета на совершение предумышленного убийства.

          Возможность установления самостоятельной уголовной ответственности за предумышленное убийство обусловлена и достаточной распространенностью данного преступления.

       По данным она составляет не менее 22,9 % от общего количества убийств, предусмотренных ст. 105 УК РФ [24].

              Анализ уголовного законодательства России X – начала XIX вв. показал, что законодатель, описывая виды убийства с помощью объективных или субъективных характеристик, пытался показать большую общественную опасность деяний целенаправленных, совершенных после приготовительных действий, свидетельствующих о предумышленности (предварительной обдуманности) преступления, создавая тем самым предпосылки для дифференциации уголовной ответственности в зависимости от момента возникновения умысла и его обдуманности.

Уголовная ответственность за предумышленное убийство была предусмотрена действовавшим дореволюционным отечественным законодательством – Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года и последующими его редакциями, т. е. существовала более семидесяти лет.

Предумышленное убийство, в соответствии с указанным уголовным законом, означало убийство, совершенное с заранее обдуманным прямым умыслом. Предумышленное убийство признавалось законодателем более общественно опасным, чем убийство с внезапно возникшим умыслом, и наказывалось как минимум на одну степень строже.

Исключение составляло особо квалифицированное умышленное убийство отца или матери, уголовная ответственность за которое, ввиду повышенной общественной опасности деяния, не дифференцировалась в зависимости от момента возникновения умысла.

Сохранившие свою повышенную общественную опасность до нашего времени такие признаки, как:

1) «женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности»;

2) «совершенное общеопасным способом»;

3) «совершенное с особой жестокостью»;

4) «из корыстных побуждений».

    Такие убийства признавались квалифицирующими по отношению и к предумышленному убийству, и к убийству с внезапно возникшим умыслом.

Совершение же деяния группой лиц по предварительному соглашению (т.е. сговору) признавалось квалифицирующим признаком только предумышленного убийства.

Данный положительный опыт мог бы быть использован при конструировании нормы об ответственности за предумышленное убийство в действующем уголовном законодательстве [24].


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.