Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Современные школы

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 20.05.13. Год: 2012. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Физиокра?ты - французская школа экономистов второй половины XVIII в., основанная около 1750 г. Франсуа Кёне и получившая название «физиократия» (фр. physiocratie, то есть «господство природы»), данное ей первым издателем сочинений Кёне, Дюпон де Немур ввиду того, что единственным самостоятельным фактором производства эта школа считала почву, природу. Впрочем, это название могло бы характеризовать учение физиократов и в другом отношении, так как они были сторонниками «естественного порядка» (ordre naturel) в хозяйственной жизни общества — идеи, родственной понятиям естественного права или естественного закона в рационалистическом смысле философии XVIII/

Происхождение теории

 

Английские, а за ними немецкие и русские историки политической экономии считают обыкновенно родоначальником  этой науки Адама Смита, но французские  и ряд других историков видит её начало в учении физиократов, которые создали первую систематическую теорию политической экономии. В своей специальной работе "О Тюрго как экономисте" немецкий учёный Шеель считает физиократов истинными родоначальниками политической экономии, называя «смитианизм» лишь «английским видом физиократизма». Такого же мнения придерживается историк С.Каплан в своем труде о политике и политической экономии Франции эпохи Людовика XV: он фактически ставит знак равенства между физиократами и либеральными экономистами - последователями А.Смита [2]. Сам Адам Смит был вхож в кружок физиократов Франсуа Кёнэ и собирался посвятить последнему свою главную работу "Богатство народов", но изменил свое намерение после смерти французского политэконома, произошедшей незадолго до публикации[3]. Это прямо указывает на заимствование Смитом основных положений своего учения у Франсуа Кёнэ и физиократов.

 

Появлению физиократии предшествовал  так называемый меркантилизм, который  был скорее системой экономической  политики, чем политико-экономической  теорией: меркантилисты не дали цельной  научной доктрины - она в цельном  виде сложилась в виде доктрины протекционизма лишь в XIX в. В этом смысле физиократы заслуживают предпочтения в том, чтобы считаться действительными  основателями политической экономии, тем более, что они оказали большое влияние и на учение А. Смита. Они первые провозгласили тот принцип, что в хозяйственной жизни общества господствует известный естественный порядок и что наука может и должна его открыть и сформулировать. Стоит только, думали они, узнать, какие законы управляют явлениями экономической жизни — и этого будет совершенно достаточно для создания полной теории производства и распределения богатств. Отсюда их дедуктивный метод, весьма сходный с методом А. Смита и других представителей «классической школы» политической экономии.

 

Физиократы также впервые  ввели термины "политическая экономия" и "Laissez-faire", которые впоследствии стали органической частью учения последователей Адама Смита.

Основные положения

 

Все главные основания  физиократической теории как политико-экономического учения были изложены уже основателем  школы, а потому о них вполне достаточное  понятие даёт учение Кене. В оценке их общественной роли историки не вполне сходятся между собой, неодинаково  понимая их отношение к отдельным  социальным классам. Несомненно, что  физиократы враждебно относились к  сословному строю общества, к привилегиям  дворянства и к сеньориальным  правам. Некоторые историки особенно подчеркивают народолюбие физиократов. Издатель сочинений физиократов  в XIX в., Дэр, ставит им в заслугу, что они «формулировали великую проблему справедливого и несправедливого» в общественных отношениях и в этом смысле «основали школу социальной морали, которой раньше не существовало». Новейший историк социализма (Lichtenberger, «Le socialisme du XVIII siecle») говорит, что «в известном смысле физиократы играли роль, имеющую некоторую аналогию с ролью современных социалистов, так как они стремились эманципировать труд и защищали права социальной справедливости». Не так далеко идут в своих отзывах немецкие писатели (Кауц, Шеель, Кон и др.), но и они подчеркивают симпатию к трудящимся и обременённым. В сущности, однако, физиократы были, как полагал Луи Блан, бессознательными представителями интересов буржуазии; Маркс заметил, что «физиократическая система была первой систематической концепцией капиталистического производства».

 

Вместе с тем, никто  из физиократов не принадлежал к  французской буржуазии, почти все  они были представителями крупной  французской аристократии или высшего  католического духовенства: маркиз де Мирабо, Пьер дю Пон де Немур, Тюрго, Мерсье де ла Ривьер, аббат Бодо, аббат Рубо и т.д. Сам Франсуа Кенэ был личным врачом и доверенным лицом мадам де Помпадур, богатой аристократки и фаворитки короля Людовика XV, которая покровительствовала экономическому кружку Кёнэ в Версале и познакомила его с королем, который оказался под сильным влиянием либеральных идей физиократов [4].

 

Не случайно поэтому физиократы были проповедниками крупного хозяйства: уже Кене считал наиболее нормальным, чтобы земли, обрабатываемые под посевы, соединялись в большие фермы, которые находились бы в руках богатых землевладельцев (riches cultivateurs); только богатые фермеры составляют, по его мнению, силу и могущество нации, только они могут дать занятие рабочим рукам и удержать в деревне жителей. При этом Кене объяснял, что под словами «богатый фермер» не следует понимать работника, который сам пашет, а хозяина, имеющего наемных рабочих; все мелкие фермеры должны были превратиться в батраков, работающих на крупных фермеров, которые и суть «истинные земледельцы». По словам аб. Бодо, «в обществе, истинно благоустроенном на основах экономических принципов», должны существовать простые земледельческие рабочие, которые жили бы только своим трудом. Отождествляя нередко землю и землевладельца, интересы земледелия и интересы сельских хозяев, физиократы очень часто, когда говорят об интересах производительного класса, имеют в виду именно только фермеров. Отсюда недалеко было до особенной заботливости о последних — и действительно, Кене советует правительству наградить фермеров всякими привилегиями, так как в противном случае благодаря своему богатству они могут приняться за другие занятия. Заботясь об увеличении национального дохода, заключавшемся, с точки зрения физиократов, в сумме доходов отдельных сельских хозяев, они признавали необходимость благосостояния рабочих едва ли не потому только, что в интересах нации продукты должны потребляться в возможно большем количестве.

 

Содействовать увеличению рабочей  платы физиократы вовсе не были намерены: Кене советует для жатвы брать пришлых савойских рабочих, которые довольствуются меньшей платой, чем французские, ибо от этого уменьшаются расходы производства и увеличиваются доходы собственников и государя, а вместе с ними возрастает могущество нации и фонд рабочей платы (le revenu disponible), который доставит рабочим возможность лучшего существования. Таким образом, физиократы не умели отделить накопление капиталов от обогащения землевладельцев и крупных фермеров: наблюдая вокруг себя одну бедность, желая поднять национальное богатство, они обращали внимание исключительно на количество предметов, находящихся в стране, без всякого отношения к их распределению. Необходимость капиталов на их языке переводилась в необходимость капиталистов. Крестьянин рисовался им либо в виде мелкого собственника, едва существующего доходами со своей землицы, либо в виде половника, вечно находящегося в долгу у помещика, либо в виде безземельного батрака, которому ни тот, ни другой не могут доставить работы. По мнению физиократов, крупное фермерство, обогащая государство, могло занять свободные руки безземельного крестьянства. В этом отношении физиократы сходились с весьма многими агрономическими писателями, указывавшими, что мелкое хозяйство крестьян-собственников и половников, невежественных и бедных, не в состоянии служить основой для тех улучшений в способах обработки земли, которые требуются для подъёма её производительности.

 

Между теорией физиократов, благоприятной для крупной буржуазии  и аристократии, и их народолюбивыми чувствами было, таким образом, довольно значительное противоречие. Раньше всего  оно было отмечено Луи Бланом, когда  он, например, говорил о Тюрго: «он  не всегда отличался последовательностью  по отношению к своим принципам; не будем его за это упрекать, ибо в этом его слава».

 

Некоторые современные историки полагают, что попытки применить  во Франции либеральные идеи, проповедуемые  физиократами, привели к массовому  голоду во Франции в 1770-1771 и 1788-1789 гг. и экономическому кризису 1786-1789 гг., приведшему к массовой безработице, что вызвало социальный взрыв, обостривший  события и эксцессы первого этапа  Великой Французской революции [5]

 

В политическом отношении  физиократы стояли на точке зрения просвещённого абсолютизма. Уже  Кене, мечтая о реализации своей экономической системы, считал необходимой такую силу, которая могла бы совершить эту реализацию. Он требовал поэтому полного единства и безусловного господства верховной власти, возвышающейся во имя общего блага над противоположными интересами частных лиц. Мерсье де ла Ривьер в главном своём сочинении развивал ту мысль, что «законный деспотизм» (despotisme legal) один в состоянии осуществить общее благо, установить естественный общественный порядок, чем вызвал резкие возражения со стороны Мабли. Нападая на теорию разделения и равновесия властей или теорию политических противовесов, Мерсье рассуждал так: если основы хорошего правления очевидны для власти и она захочет поступать сообразно с ними на благо общества, то «контрафорсы» могут лишь помешать ей — и наоборот, в таких противовесах нет надобности, раз основы хорошего правления остаются неизвестными власти. Напрасно из боязни, что правитель может быть невежественным, ему противопоставляют людей, едва умеющих управлять самими собой. Впрочем, роль абсолютной власти понималась скорее в смысле силы, которая должна устранить все, что мешает «естественному порядку», чем в смысле силы, которая должна созидать нечто новое.

 

В последнем отношении  интересен разговор Екатерины II с Мерсье де ла Ривьером, которого она пригласила в Петербург для совета с ним о законодательстве «Каких правил, — спросила она, — следует держаться, чтобы дать наиболее подходящие законы для народа?» — «Давать или создавать законы — такая задача, государыня, которой Бог никому не предоставлял», — отвечал, Мерсье де ла Ривьер, вызвав новый вопрос Екатерины о том, к чему же, в таком случае, он сводит науку правления. «Наука правления, — сказал он, — сводится к признанию и проявлению законов, начертанных Богом в организации людей; желать идти дальше было бы большим несчастьем и чересчур смелым предприятием». Учение физиократов оказало влияние на французскую революцию. «Из их среды, — говорит Бланки в своей „Истории политической экономии“, — был дан сигнал ко всем общественным реформам, какие только были совершены или предприняты в Европе в течение 80 лет; можно даже сказать, что, за немногими исключениями, французская революция была не чем иным, как их теорией в действии». Луи Блан, видевший в физиократах представителей интересов буржуазии, хотевших заменить одну аристократию другой, и потому называвший их учение «ложным и опасным», тем не менее прославлял их как проповедников новых идей, из которых вышли все преобразования революционной эпохи. «Экономисты, — говорит о Ф. Токвиль в „Старом порядке и революции“, — играли в истории менее блестящую роль, чем философы; быть может, они и меньше, нежели последние, оказали влияния на возникновение революции — и тем не менее я думаю, что истинный её характер лучше всего познается именно в их сочинениях. Одни высказывали то, что можно было себе вообразить; другие иногда указывали на то, что нужно было делать. Все учреждения, которые революция должна была безвозвратно уничтожить, были особенным предметом их нападок; ни одно не имело права на пощаду в их глазах. Наоборот, все те учреждения, которые могут рассматриваться как настоящие создания революции, были заранее возвещены физиократами и с жаром ими прославлены. С трудом можно было бы назвать хотя бы одно, зародыш которого уже не существовал бы в каких-либо их сочинениях; в них мы находим все, что было наиболее существенного в революции». В сочинениях Ф. Токвиль отмечает и будущий «революционный и демократический темперамент» деятелей конца XVIII в., и «безграничное презрение к прошлому», и веру во всемогущество государства в деле устранения всех зол.

 

Оценивая общее значение физиократов, один из самых последних  исследователей их учения (Мархлевский) называет отдельные случаи влияния  физиократов на жизнь «революционными  бациллами физиократизма». Несколько  иначе относится большинство  историков к чисто научной  стороне этого учения.

 

После появления «Богатства народов» Ад. Смита школа Кене пришла в полный упадок, хотя у неё были ещё сторонники даже в XIX в.: Дюпон де Немур — до самой своей смерти (1817), в тридцатых годах — Ж. М. Дютан и др. В классической школе полит. экономии установилось, в общем, самое отрицательное отношение к физиократам, не всегда справедливое. В своём «Капитале» Маркс довольно часто говорит о физиократах (в примечаниях) с сочувствием; одно количество цитат указывает на то, как высоко ставил он иногда этих предшественников классической школы. В отдельных случаях он даже находил понимание тех или других вопросов более глубоким и более последовательным у физиократов, нежели у А. Смита. Сам вопрос о зависимости последнего от физиократов был подвергнут внимательному пересмотру, результаты которого оказались благоприятными для физиократов Сочинения физиократов изданы Дэром в «Collection des principaux economistes»; «Друг людей» Мирабо переиздан Rouxel’ем в 1883 г., а сочинения Кене перепечатал Онкен.

 

Меркантилизм (итал. il mercante, торговец, купец, от лат. mercanti, торговать) — система доктрин, выдвигавшихся авторами трактатов XV—XVIII вв., обосновывавших необходимость активного вмешательства государства в хозяйственную деятельность, в основном, в форме протекционизма — установления высоких импортных пошлин, субсидий национальным производителям и т. д. Термин был предложен Адамом Смитом[1], критиковавшим труды меркантилистов. Смит утверждал, что меркантилисты, которые в большинстве являлись экономистами-практиками, отстаивали интересы торгово-монополистических институтов Ост-Индской компании и др. Однако впоследствии такая трактовка была оспорена. По мнению английского историка Ч. Уилсона, в конце XVII века в Англии в выработке меркантилистских законов участвовал более широкий круг людей, чем купцы и промышленники. Как результат меркантилистской политики этот автор указывает, помимо удовлетворения интересов английских купцов и промышленников, также на увеличения занятости, на снятие предпосылок спекуляции на продовольствии, на увеличение поступлений в госбюджет и на упрочение национальной безопасностию.

Ранний меркантилизм (XV—  нач. XVI вв.)

 

Представители раннего меркантилизма  главным считали административные меры по удержанию в стране драгоценных  металлов[3][4].

 

Основные положения:

всестороннее ограничение  импорта товаров (установление высоких  цен на импортируемые товары)[4];

вывоз золота и серебра  из страны карался суровыми наказаниями[4];

в целях удержания денег  в стране запрещался их вывоз за границу, а сумму, вырученную за товар, необходимо было тратить на покупку  местных товаров[4];

главной являлась теория денежного  баланса, которая обосновала политику, направленную на увеличение денежного  баланса[4].

[править]

Поздний меркантилизм (2ая пол. XVI—XVII вв.)

 

Основные положения:

снятие жёстких ограничений  по импорту товара и вывозу денег;

доминирует идея торгового  баланса;

появляется протекционизм  экономической политики государства;

характерна система активного  торгового баланса, который обеспечивался  путём вывоза готовых изделий  своей страны и при помощи посреднической торговли в связи с чем разрешается вывоз денег за границу;

появляется принцип покупки  дешевле в одной стране и продажи  дороже в другой;

как указывает Иммануил Валлерстайн, основной идеей меркантилистов той  эпохи была также защита страны и  её населения от деградации, связанной  с режимом свободной торговли.

 

Классическая буржуазная политическая экономия

Классическая буржуазная политическая экономия

        направление  буржуазной экономической мысли,  возникшее в период становления  капиталистического способа производства  и неразвитой классовой борьбы  пролетариата (18 в.). Ее представители впервые приступили к исследованию капиталистического производства и тем самым положили начало политической экономии как науке. К. Маркс писал: «... под классической политической экономией я понимаю всю политическую экономию, начиная У. Петти, которая исследует внутренние зависимости буржуазных отношений производства» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 91, прим.). К. б. п. э., по характеристике В. И. Ленина, — один из источников марксизма.

         Выражая интересы промышленной буржуазии, К. б. п. э. провозгласила капитализм вечной и естественной формой производства, единственным строем, якобы соответствующим «природе человека», т. е. природе буржуа, руководимого принципом «разумного эгоизма». К. б. п. э. критиковала паразитизм и расточительство феодалов, подвергла пересмотру теории своих предшественников — меркантилистов, идеологов торгового капитала (см. Меркантилизм), обосновывая лозунг «экономической свободы», высказывалась за ограничение вмешательства государства в деятельность буржуа. К. б. п. э. доказывала, что в экономической жизни господствуют объективные, «естественные» законы, нарушение которых государством приводит к бедствиям всего общества. К. б. п. э. стремилась отыскать эти внутренние закономерности, но вследствие ограниченности буржуазного кругозора научность К. б. п. э. была относительной.

         К.  б. п. э. сложилась в Великобритании  и во Франции. Наибольшее развитие  получила в Великобритании. Ее  представители: У. Петти, положивший  начало трудовой теории стоимости,  изучению заработной платы и  ренты; А. Смит, которого К. Маркс  назвал обобщающим экономистом  мануфактурного периода; Д. Рикардо  — завершитель К. б. п. э.  в Великобритании эпохи промышленного  переворота. Во Франции основоположником  К. б. п. э. был П. Буагильбер, в учении которого также были зачатки трудовой теории стоимости. Представителями К. б. п. э. во Франции были физиократы (Ф. Кенэ и А. Р. Ж. Тюрго), названные Марксом «... отцами современной политической экономии» (там же, т. 26, ч. 1, с. 12). Завершителем К. б. п. э. во Франции был Ж. Ш. Л. С. Сисмонди. Разделяя исходные положения К. б. п. э. (по вопросам теории стоимости, прибыли, ренты), Сисмонди в то же время был сторонником мелкого производства, основоположником мелкобуржуазного направления экономической мысли — экономического романтизма. Для представителей французской К. б. п. э. характерна феодальная ограниченность кругозора, проявившаяся в выдвижении на первый план сельского хозяйства и приверженности к мелкому производству, что объясняется неразвитостью капиталистических отношений в современной им Франции.

         К.  б. п. э. использовала новый  для политической экономии того  времени метод — проникновение  в сущность явлений при помощи  научной абстракции. Однако научный  анализ, например у Смита, переплетался  с поверхностными обобщениями,  Рикардо также недостаточно пользовался  научным абстрагированием. Их методу  присущи метафизичность, внеисторизм.  Экономические категории капитализма  рассматривались как вечные и  естественные, изменяющиеся только  количественно. Представители К.  б. п. э. не понимали, что экономические  категории, выражающие общественные  производственные отношения, носят  исторический характер.

         Заслуга  К. б. п. э. в том, что  она положила начало трудовой  теории стоимости, сделала первые  попытки рассмотрения отдельных  форм прибавочной стоимости. К.  б. п. э. (в лице Рикардо) в  трудовой теории стоимости видела  исходный пункт анализа капитализма  и пыталась свести его важнейшие  экономические категории к этой  общей основе. Было установлено,  что стоимость товара определяется  трудом, необходимым для его производства. Заслуга Смита в провозглашении  источником стоимости общественно  разделённого труда во всех  сферах производства. Смит и Рикардо  указывали на различие между  потребительской стоимостью и  стоимостью товара. Однако противоречие  между частным и общественным  конкретным и абстрактным трудом  выяснено не было. Не давая  необходимого анализа производственных  отношений, проявляющихся в стоимости,  К. б. п. э. ограничивалась  лишь характеристикой ее величины. Смит и Рикардо считали, что  стоимость не может определяться  индивидуальными затратами, но  понятие общественно необходимого  труда как основы стоимости  осталось для них недоступным.  В разработке теории трудовой  стоимости Рикардо пошёл дальше  Смита. «В противоположность Адаму  Смиту, — указывал Маркс, —  Давид Рикардо выработал четкое  определение стоимости товара  рабочим временем и показал,  что этот закон господствует  также и над буржуазными производственными  отношениями, на первый взгляд  более всего противоречащими  ему» («К критике политической  экономии», там же, т. 13, с. 46). Различая  стоимость, или «абсолютную» стоимость,  и «относительную», или «сравнительную»  стоимость, Рикардо отграничивал  стоимость как воплощенный в  товаре труд от меновой стоимости,  или выражения стоимости товара  в другом товаре. В проведении  этого различия велика заслуга  Рикардо, но он не мог выяснить, что меновая стоимость есть  форма стоимости. «Один из основных  недостатков классической политической  экономии,— писал Маркс, —  состоит в том, что ей никогда  не удавалось из анализа товара  и, в частности, товарной стоимости  вывести форму стоимости, которая  именно и делает ее меновой  стоимостью. Как раз в лице  своих лучших представителей  А. Смита и Рикардо она рассматривает  форму стоимости как нечто  совершенно безразличное и даже  внешнее по отношению к природе  товара» (там же, т. 23, с. 91, прим.). Не  выяснив же специфических особенностей  формы стоимости, Рикардо и  др. представители К. б. п. э.  не поняли природы и функций  денег, сущности капитала и  ряда др. экономических категорий.

         Исходя  из того, что труд является  единственным источником стоимости,  представители К. б. п. э., пришли  к выводу, что прибыль, процент  и рента также являются результатом  труда рабочих. Рассматривая заработную  плату и прибыль как две  части стоимости, созданной трудом, они фактически сводили прибыль  к прибавочной стоимости и  впервые в экономической теории  отметили противоположность в  движении величины заработной  платы и прибыли, прибыли и  ренты. Тем самым были подмечены  экономические противоречия классов  буржуазного общества в той  форме, в которой они выступают  в сфере распределения. Но дальше  этого представители К. б. п.  э. не пошли. Рассматривая труд  как товар, а заработную плату  как стоимость труда, они, сами  того не замечая, противоречили  своей трудовой теории стоимости,  будучи не в состоянии объяснить  присвоение прибыли капиталистами  на основе теории стоимости.  К. б. п. э. исследовала прибавочную  стоимость не по существу, а  лишь в ее проявлении в особых  формах (прибыль, рента, процент). Поэтому ею не выяснены сущность  и особенности капиталистической  эксплуатации, не показана эксплуататорская  сущность конкретных форм прибавочной  стоимости. Представители К. б.  п. э. не могли также объяснить  образование абсолютной ренты  и отрицали её существование,  а дифференциальную ренту связывали  с так называемым законом убывающего  плодородия почвы.

         К.  б. п. э. положила начало и  анализу капитала, воспроизводства.  В лице физиократов она впервые  в домарксовой экономической  литературе попыталась в схематической  форме показать процесс воспроизводства  и обращения всего общественного  продукта. Маркс охарактеризовал  Экономическую таблицу Кенэ (См. Экономическая таблица Кенэ) как  гениальную для своего времени  попытку представить весь процесс  производства капитала как процесс  воспроизводства, а обращение  — только как момент обращения  капитала (см. там же, т. 26, ч. 1, с. 345). Вместе  с тем он отметил, что таблица  отражала ограниченность физиократов  в их представлении о сельском  хозяйстве как единственной производительной  сфере производства, где создаётся  «чистый продукт». Смит и Рикардо  отождествляли капитал с его  вещественными носителями — деньгами, средствами производства, товарами. Поэтому они не увидели, что  в процессе кругооборота капитала  происходит смена вещественных  форм, в которых выступает капитал.  Рассматривая структуру капитала, представители К. б. п. э.  подметили различие между основным  и оборотным капиталом, но так  как они не анализировали процесс  производства прибавочной стоимости,  то и не выявили деления  капитала на постоянный и переменный. Ошибочно полагая, что общественный продукт полностью распадается на доходы (см. Догма Смита), а накопление капитала означает использование всей капитализируемой прибавочной стоимости для найма дополнительных рабочих, К. б. п. э. закрыла себе путь к пониманию процесса капиталистического воспроизводства.

         Представители  К. б. п. э. указывали на  некоторые противоречия капитализма.  В частности, Рикардо отметил  противоположность классовых интересов  буржуазного общества. Но, считая  эту противоположность естественным  законом общественной жизни, он  признавал неизбежными нищету  трудящихся масс и частичные  кризисы перепроизводства при  капитализме. Сисмонди, критикуя  капитализм с мелкобуржуазных  позиций, поставил вопрос о  противоречиях капитализма, в  частности, указывал на обнищание  трудящихся и неизбежность экономических  кризисов при капитализме. Не  поняв основы этих противоречий  и не видя путей их разрешения, выступал за возврат к мелкому  производству.

         Научные  взгляды Рикардо были использованы  в 20-х гг. 19 в. английскими социалистами-рикардианцами (Т. Годскин, Дж. Брей, У. Томпсон) для критики капитализма и обоснования социалистического учения.

         Трудами  Рикардо завершается развитие  буржуазной политической экономии  по восходящей линии. Характеризуя значение классической школы, В. И. Ленин указывал, что «… классики нащупывали и нащупали целый ряд «естественных законов» капитализма, не понимая его преходящего характера, не видя классовой борьбы внутри его» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 25, с. 42).

Маркси?зм — философское, политическое и экономическое учение и движение, основанное Карлом Марксом в середине XIX века. Существуют различные интерпретации учения Маркса, связанные с различными политическими партиями и движениями в общественной мысли и политической практике. Политический марксизм является одним из вариантов социализма наряду с левым анархизмом (см. Социальный анархизм), христианским социализмом и не принимающей марксизма частью демократического социализма и социал-демократии.

Общая характеристика

 

Традиционно считается[1], что  большое значение в теории Маркса имеют 3 следующих положения:

учение о прибавочной  стоимости (политическая экономия капитализма),

материалистическое понимание  истории (исторический материализм),

учение о диктатуре  пролетариата (см. также: Научный коммунизм), [2].

 

Часто принято разделять:

Марксизм как философское  учение (диалектический и исторический материализм);

Марксизм как учение, оказавшее  влияние на научные концепции  в экономике, социологии, политологии  и других науках;

Марксизм как политическое течение, утверждающее неизбежность классовой  борьбы и социальной революции, а  также ведущую роль пролетариата в революции, которая приведет к  уничтожению товарного производства и частной собственности, составляющих основу капиталистического общества и  установлению на основе общественной собственности на средства производства коммунистического общества, направленного  на всестороннее развитие каждого члена  общества;

[править]

История марксизма

 

В 40-х годах XIX века классовая  борьба между пролетариатом и  буржуазией выступила на первый план в наиболее развитых странах Европы (восстания лионских ткачей в 1831 и 1834, подъём движения английских чартистов  в середине 30-х — начале 50-х  гг., восстание ткачей в Силезии  в 1844).

 

В этот период немецкие мыслители  К. Маркс и Ф. Энгельс весной 1847 примкнули к тайному пропагандистскому  обществу «Союз коммунистов», организованному  немецкими эмигрантами, с которыми Маркс познакомился в Лондоне. По поручению общества они составили  знаменитый «Манифест коммунистической партии», опубликованный 21 февраля 1848 г. В нём они провозгласили  неотвратимость гибели капитализма  от рук пролетариата и привели  краткую программу перехода от капиталистической  общественной формации к коммунистической:

 

Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии  шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках  государства, то есть пролетариата, организованного  как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму  производительных сил.

 Это может, конечно,  произойти сначала лишь при  помощи деспотического вмешательства  в право собственности и в буржуазные производственные отношения, то есть при помощи мероприятий, которые экономически кажутся недостаточными и несостоятельными, но которые в ходе движения перерастают самих себя и неизбежны как средство для переворота во всем способе производства.

Марксистская философия

 

В своих ранних работах  Маркс с одной стороны осуждает философию за её умозрительное сознание, но с другой стороны, настойчиво подчеркивает необходимость воплощения философии  в действительность. Так, широко известен 11-й тезис Маркса о Л. Фейербахе: «Философы лишь различным образом  объясняли мир, но дело заключается  в том, чтобы изменять его»[7].

 

Позднее такая позиция  вырождается в резкую критику  метафизической философии в «Немецкой  идеологии».

 

Маржинализм (фр. marginalisme, от лат. margo (marginis) — край) — направление  в экономической науке, признающее принцип снижающейся предельной полезности фундаментальным элементом  теории стоимости; возникло в 70-е гг. XIX века в форме т. н. «маржинальной  революции». Основателями школы (The Revolutionaries) являются К. Менгер, У. С. Джевонс и  Л. Вальрас. Основными предшественниками  данного направления (Main Proto-Marginalists) считаются французские ученые О. Курно и Ж. Дюпюи, а также немцы  И. фон Тюнен и Г. Госсен. Основной причиной возникновения маржинализма считается необходимость поиска условий, при которых данные производительные услуги распределялись бы с оптимальным  результатом между конкурирующими направлениями использования. Подобная смена парадигмы экономической  теории, в свою очередь, была обусловлена  бурным развитием промышленности и  прикладных наук.

 


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.