Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Теория и практика культурной революции в СССР

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 20.05.13. Год: 2012. Страниц: 29. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего  профессионального образования

Российский  Государственный Университет им. Герцена 
 
 
 
 
 

                                     Кафедра политологии

Дисциплина  «История политических учений» 
 
 
 
 
 
 
 
 

Теория  и практика культурной революции в СССР. 
 
 
 
 
 

Курсовая  работа

Студента  3 курса

Очного  отделения

Факультета  Социальных наук

Направления Политология

                                                                                              Завьялова Владимира Сергеевича 
 
 

Научный руководитель – 

Проф. Скоробогатько А.В. 
 
 
 
 
 
 
 
 

Санкт-Петербург, 2012 
 

Оглавление 

Введение

Глава 1: Теория культурной революции                                                              6

Глава 2: Культурная революция в искусстве и науке                                        21

Глава 3. Образование  и культурно-просветительная работа                            28

3.1.Ликвидация безграмотности и советская школа                                          28

3.2.Культурно-просветительная  работа                                                              32

3.3.Наука                                                                                                                 36

Заключение                                                                                                             39 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Введение 

     Важнейшей вехой в истории не только России, но и всего человечества стала  Октябрьская революция. Она положила начало громадным, поистине революционным преобразованиям в нашем обществе. Ведь партия большевиков вместе с Лениным поставила невиданный доселе эксперимент: вознамерилась создать качественно новый тип общества – социалистический, основанный на коллективизме, общности средств производства, коллективной собственности и классовом единстве. Вооруженные марксистско-ленинским учением, они принялись менять жизнь людей. Затронуты были все сферы: в политической – диктат одной партии, а позже и режим личной власти (а на словах – диктатура пролетариата),  в экономике – индустриализация, коллективизация и изменения в режиме владения собственностью. В социальной сфере – глобальные перемены в структуре общества, гегемония «союза рабочих и крестьян», приток в город масс вчерашних крестьян и исчезновение целых «контрреволюционных классов» - дореволюционной «буржуазной» интеллигенции, буржуазии и мелких предпринимателей.

     После политического переворота должна была свершиться и некая революция  внутри социума. Перемены в мировоззрении  должны были укрепить новый строй, легитимировать его в глазах населения, создать человека эпохи социализма и приблизить желанный социализм. Культура является нормативной и стабилизирующей сферой в жизни общества, и без господства в этой отрасли ВКП (б) не могла рассчитывать на устойчивость режима в длительной перспективе.

     Таким образом, культурная революция – это коренной переворот в духовном развитии общества, осуществлённый в СССР в 20-30-е годы 20 века, составная часть социалистических преобразований. Идеи В.И. Ленина, А.А. Богданова и А.В. Луначарского (просвещение масс, создание общедоступной культуры, духовное преобразование общества, новый тип личности, концепция 2 культур) стали основным инструментом культурно-идеологической деятельности партии и Советского государства. В 30-е годы ленинские идеи не получили дальнейшего развития. При Сталине КР получила несколько иное толкование. Сталин сводил ее в первую очередь к образованию и школе, хотя другие идеи также воплощались. Но в этой сфере был достигнут успех: к войне советская школа уже сложилась, а к 50-60-годам СССР получил слой грамотных учёных и специалистов. Развитие образования было одним из самых позитивных итогов КР.

     На  деле, главной целью К.Р. явилась идеологизация и постановка под контроль партии всей духовной жизни общества: от искусства и образования до бытовых моментов жизни каждого человека.

     Собственно, Маркс и Энгельс в работе «Немецкая  идеология» пишут, что правящий класс  навязывает свою идеологию как господствующую низшим слоям общества. Насаждаемая идеологией система ценностей обеспечивает конформное поведение подчиненных слоев.

     Идеология – это система  знаний, позволяющая  обществу, группе, классу или человеку ориентироваться  в окружающей социальной среде и решать общие задачи социальной регуляции. В этом определении следует подчеркнуть слово «общие» - идеология имеет дело с пониманием и ориентацией на макроуровне социальных явлений и с долговременными процессами.

     Цель  данной работы – рассмотреть теорию и практику культурной революции в СССР.

     Объект  исследования – СССР «довоенного» периода (1918 – 1941).

     Предмет исследования – теория и идеология культурной революции.

     В ходе исследования были поставлены следующие  задачи:

     1) рассмотреть идеи теоретиков  культурной революции – Богданова,  Луначарского и Ленина;

     2) рассмотреть основные направления  практического воплощения культурной  революции в 20-30-е годы (ликвидация  безграмотности, культурно-просветительная  работа, идеологизация искусства).

     Актуальность  данной работы состоит в следующем. Советские ценности до сих пор сильно укоренены в обществе. А ведь эти ценности и мораль закладывались в том числе и в период культурной революции. Чтобы лучше понять себя, нам необходимо знать то, что было до нас. СССР, потерпевший поражение в экономическом и политическом плане, не потерпел поражение в культурном.

     Во-вторых, культурная революция – это прекрасный пример программирования общества, «социальной  инженерии». В этой сложной области  ни один пример не является лишним. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава 1. Теория культурной революции

     Теоретиками культурной революции выступили  нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский (1875 - 1933), философ и политический деятель, экономист и врач, член ВКП (б) Богданов (Малиновский) Александр Александрович (1873-1928), а также небезызвестный Владимир Ильич Ленин (1870-1924). Проводилась же она в основном при Сталине, поэтому он также внес свои коррективы в проведение этого масштабного мероприятия, ставшего одним из столпов политики 30-х годов наряду с индустриализацией, коллективизацией и политическими репрессиями.

     Термин  «культура» имеет сотни определений. Но надо сказать, что в классическом марксизме понятие «культура» не являлось ни ключевым, ни фундаментальным. Главенствовал экономический базис, а для явлений культурного порядка отводилась «надстройка».

     Тем не менее, как с удивлением отмечали советские исследователи культуры (Карпов, Соколов, Межуев), основоположники марксизма почти не употребляли этого термина и не дали вообще формального определения этого понятия. Во всяком случае, в их системе понятий («общество», «человек», «труд», «природа», «государство», «класс», «производительные силы», «производственные отношения», «базис», «надстройка», «революция»), среди фундаментальных нет понятия «культура». Это весьма смущало марксистских теоретиков. Ведь культура неразрывно связана с обществом, человек без нее остается животным, понятие «природа» лишается своего антонима.

     Но их система взглядов была не единственной социологической концепцией, игнорировавшей культуру. Этого понятия не замечали также Сен-Симон, Конт, Спенсер, Дюркгейм.

     Все эти концепции отличает политизированность: политиков мало затрагивала культура как противопоставление натуре, природе. Эта нацеленность Сен-Симона и его секретаря Конта широко известна — позитивизм замышлялся как новая религия. Спенсера, завзятого эволюциониста и борца с клерикализмом, считают апостолом буржуазного либерализма и индивидуализма. Дюркгейм был другом Жореса, вождя социалистов, и читал лекции о социализме. Рэдклиф-Браун в юности испытал влияние своего бирмингэмского соседа Кропоткина и получил у своих друзей кличку «Браун Анархия» (Anarchy Brown). Таких людей больше заботила проблема пропаганды своих взглядов, и более широко — проблема воздействия революционной или реформаторской личности на общество. Между тем, понятие культуры воплощало в себе нечто прямо противоположное, а именно — воздействие культуры на каждую личность, формирование личности в соответствии с нормами культуры (энкультурация), достижение конформности. Культура как программа поведения личности, усваиваемая ею от общества, была им не нужна. Таково было и отношение Маркса и Энгельса к понятию культуры.

     Разработка этой проблемы акцентировала бы внимание на глубоких корнях той социальной предопределенности, по отношению к которой революционная деятельность коммунистов стремилась выступать как преодоление и отрицание.  

     Логично, что этим вопросом пришлось заниматься уже Ленину, Богданову и Луначарскому. Зато это оставляло простор для их действий и толкований. Логично, что после завоевания политического господства следовало решить задачу его укрепления и легитимации, не только в правовом поле, но и в поле политического сознания, политической культуры. Через политическую культуру создается тенденция поддержания, примирения с властью или же, напротив, сопротивления ей — пассивного или же через активный протест и противодействие. Порядок, основанный на легитимности, обладает большей устойчивостью по сравнению с порядком, основанным лишь на обычае, привычке к определенному поведению или же на одних лишь рациональных мотивах (целерациональное действие). Легитимность может поддерживаться эмоциональной приверженностью вождю, режиму или данному порядку. Более высокий уровень легитимности обеспечивается ценностно-идеологическим обоснованием, создающим уверенность в непреложности общественного устроения как выражения высших ценностей и высшего блага, от которых зависит спасение людей. В современном мире легитимность обосновывается убеждением в разумности, справедливости и целесообразности данного порядка.

     Но  цели большевиков, как мы знаем, шли  куда дальше – они стремились (поначалу) к мировой революции, социалистическому обществу, смене формации капитализма социалистической. Новое время требовало «новых» людей, поэтому ставилась задача формирования нового типа экономики, нового типа личности и новых отношений в обществе. Все эти принципы, вытекавшие из идеологии, должны были быть внедрены в культуру.

     Практически готовую программу идеологической работы для партии предложили Богданов и Луначарский, показавшие себя как специалисты в тонкой области социальной психологии, с 1900-х годов разрабатывавшие концепцию «пролетарской культуры». Теория «пролетарской культуры» складывалась постепенно, при этом каждый из создателей работал в соответствии с собственными интересами и склонностями.

     Богданов Александр Александрович (Малиновский) (10.08.1873—7.04.1928), философ, врач, экономист. Родился в г. Соколка Гродненской губ. В 1892 поступил на естественное отделение Московского университета, откуда был исключен в 1894 в связи с арестом и высылкой в Тулу за членство в народовольческом Союзном совете землячеств. В Туле Богданов вел занятия в рабочих кружках и написал на материалах этих уроков "Краткий курс экономической науки" (1897). В.И. Ленин назвал эту работу "замечательным явлением в нашей экономической литературе". В 1895-1899 учился на медицинском ф-те ун-та в Харькове и успевал вести рев. работу, став убежденным социал-демократом. В 1899 получил диплом врача и написал свою первую философскую кн. "Основные элементы исторического взгляда на природу". В этом же году был арестован и после полугода тюрьмы выслан в Вологду. Служил врачом и редактировал марксистский журн. "Правда". После раскола РСДРП (1903) примкнул к большевикам. На III съезде РСДРП делал доклад от имени большевиков и вошел в ЦК партии. В 1905 был членом Боевой технической группы ЦК, обеспечивавшей восставших оружием. С конца 1907 находился в эмиграции. Вместе с Лениным входил в состав большевистского центрального органа "Пролетарий". Отзовист, Богданов требовал подчинения думской фракции рев. партии, а Ленин был против такого ультиматизма. Богданов ушел от большевиков.  

       В 1909 вместе с А.М. Горьким  и А.В. Луначарским Богданов  участвовал в создании на Капри  Высшей социал-демократической школы для подготовки рабочих-пропагандистов и разработки проблем пролетарской культуры. В 1911 отошел от политики и занялся наукой. В 1914 возвратился в Россию, с началом первой мировой войны был отправлен на фронт в качестве врача. Богданов не принимал лозунга о превращении войны империалистической в войну гражданскую, полагая, что пролетариату нужно стремиться не к полит, господству, а к культурному "вызреванию" в рамках буржуазно-демократического строя. В условиях индустриальной эры насилие чревато угрозой существованию самой жизни. Считая иллюзорной надежду на мировую революцию, он предостерегал об опасности гражданской войны "с расточением лучших сил народа", предполагая создание парламентской республики. Богданов признавал Брестский мир, но не принимал методов "военного коммунизма" (этот термин впервые употребил Богданов в 1917). Он не вернулся в партию большевиков, но и не выступал против них, а отдался научной и лит. работе. Богданов полагал, что социалистическое производство организуется наукой, а не авторитарной волей. Абсолютизируя науку, Богданов пытался конструировать рациональную схему организации жизни людей, заменяющую нормы нравственности нормами целесообразности. Богданов - создатель теории организационной науки "тектологии", теории систем, предвосхищавшей кибернетику. В романе "Красная звезда" Богданов определил счастье личности лишь как счастье жизни общего. Его романы предугадали многие черты будущего и оказались вне намерений автора утопиями-предупреждениями. В 1926 Богданов стал организатором и директором первого в мире Института переливания крови. Умер в результате эксперимента, проведенного на себе. Несмотря на официальное неприятие "богдановщины", его идеи получили воплощение в реальной политике Советского государства. 

     А.А.Богданова как мыслителя прежде всего интересовала, как он говорил, проблема «социальной функции идеологических форм». Он не только определил соотношение культуры, форм собственности и политического устройства, но и пришел к выводу о существовании в рамках одного общества или общественной формации сразу нескольких культур.

     Как мыслитель Богданов довольно рано проявил  склонность к конструированию всеохватывающей  философской системы, дающей целостную  картину мира. Рассматривать мир  явлений как социальную практику — значит, по Богданову, видеть в нем поле коллективного труда, где сталкиваются человеческая активность и стихийное сопротивление вещей. «Активность» и «сопротивление» — основные понятия богдановской «онтологии практики». Все формы, которые принимает действительность, суть не что иное, как различные сочетания активностей и сопротивлений. В постоянном обновлении этих форм удерживаются те, в которых активности и сопротивления даны в наиболее устойчивом, гармоническом сочетании. Эту обобщенную схему действительности Богданов характеризует как всеорганизационную точку зрения. Ее корни лежат в коллективном труде, а задача состоит в том, чтобы, организуя человеческую деятельность, побеждать стихийное начало мира и в дальнейшем сформировать весь мир в интересах человечества.

       Всеорганизационная точка зрения, по Богданову, это не просто  чисто интеллектуальная позиция.  Она носит классовый характер. Она совершенно чужда буржуазному индивидуализму, но естественна для класса, который своим трудом организует вещный мир и самого себя. Рабочий класс представляется в этой связи наиболее совершенным субъектом организующей деятельности и прообразом человечества как некоего глобального трудового коллектива. Вот почему ему необходимо выработать и сознательно применять собственную систему организующих природу и общественную жизнь методов, составляющих в совокупности совершенно особую пролетарскую культуру.

     Исходя  из «организационной точки зрения»  Богданов разрабатывает философское  учение — эмпириомонизм, которое представляет собой теорию и одновременно философскую критику опыта, понимаемого как некая первичная и, в сущности, единственная реальность, с которой имеет дело человек.

     Богданов  рассматривает процесс познания как смену идеологических форм. В  этом процессе идея принципиальной однородности физического и психического опыта выражает собой коллективизм как основополагающий принцип миропонимания пролетариата и противостоит индивидуалистическому социальному опыту буржуазии, центром которого является личное «я».

       При переходе от всеобщих принципов организации (выражающих структурность мироздания) к упорядочивающей, «организующей» активности человека в философии Богданова возникает проблема культуры. Культура для него — это способы организации труда, общения, познания и жизни, вырабатываемые крупными социальными коллективами (классами, социальными группами) в качестве общественно принятых.

     В ходе своей идейной эволюции Богданов идет от эмпириомонизма как философии, выражающей специфически «организационную»  точку зрения, к созданию «всеобщей организационной науки» — тектологии. По уровню и широте своих обобщений тектология сопоставима с философией, но носит в отличие от последней эмпирический, опытный характер, допуская экспериментальные методы исследования. В сущности, это своего рода «постфилософия», берущая на себя многие ее функции, но на качественно новом уровне. Тектология — единственная наука, которая должна не только вырабатывать свои методы, но также исследовать и объяснять их. Поэтому она представляет собой завершение всего цикла наук. «Всеобщая организационная наука», по Богданову, призвана не только углубить наши знания о действительности, но стать фактором перестройки всей познавательной деятельности (преодоление прогрессирующей научной специализации на основе выдвинутых тектологией общих понятий), а также — что еще важнее — общественных отношений (переход к «интегральному» социальному устройству, в котором момент неорганизованности, проявляющийся в классовой борьбе, кризисах и безработице, будет снят на основе «строго научной планомерности», опирающейся на обобщенное понимание «организационных задач»).

     В этом плане теоретические построения Богданова, которые он считал «идеологией  современного технического прогресса», предстают как одна из крайних  ступеней в развитии европейского рационализма с его идеей создания «разумного общества» по хорошо продуманному плану.

     Свои  представления о социальной структуре  общества Богданов изложил в труде  «Наука об общественном сознании», который  вышел в 1914, а потом был переиздан  в 1923. В нем Богданов дал определение гуманизма, которое приближается к русской философской традиции: «Что такое гуманизм»? С внешней стороны гуманизм характеризуется интересом к произведениям античного искусства, науки, философии: разыскиванием того, что от них осталось, их изучение, подражание их образцам. В действительности он представлял нечто гораздо большее — иначе и не сделался бы необыкновенно широким, по тем временам, и влиятельным культурным течением. Гуманизм был первой попыткой нового европейского общества систематизировать индивидуалистическое мировоззрение. Он сознательно ставил своей целью «humana», «человеческое» (отсюда и слово «гуманизм»), в противоположность «божественному», «divana», царившему до тех пор безраздельно над жизнью («Наука об общественном сознании»).

     Богданов, не склонный разделять культуру на материальную и духовную, тем не менее, четко провел грань, назвав духовную культуру «идеологией» - системой жизненных ценностей, складывающихся в зависимости от опыта, знаний и традиций человека. Так как общество неоднородно, то и идеологии неоднородны: каждый класс имеет свое мировоззрение и жизненные ценности, которые формируются в соответствии и под воздействием меры вложенного в общественное благополучие (дело) труда. В классовых «буржуазных» обществах идеологии (культуры) могли существовать только как противостоящие друг другу. Таким образом, мыслилось, что внутри буржуазных обществ жил конфликт между «эксплуататорами» и «эксплуатируемыми» и они были внутренне расколоты. Этот антагонизм должен был исчезнуть в обществе, классово едином, устроенном на абсолютно новых товарищеских началах, где существовала новая идеология и рождалась соответствующая ей культура. Эта культура могла быть только пролетарской, ибо единственным общественным классом, знающим и понимающим товарищеские принципы труда, являлся пролетариат. Принимая самое непосредственное участие в производстве, рабочий проникается коллективизмом, начинает понимать его умом и сердцем. Именно в производственных коллективах, считал Богданов, возникает «коллективизм чувства» - идейная основа будущего социалистического общества. При чем ее основным носителем мог быть только индустриальный рабочий, поскольку остальные (даже рабочие малых предприятий) в силу природы своего производства понимали коллективизм частично, иногда, как, например, крестьяне, весьма условно.

     Богданов  не отвергал предшествующий культурный опыт: пролетарская культура» является наследницей мирового культурного капитала, ибо то, что сохранила мировая культурная «копилка» представляет опыт коллективного по сути творчества. Задача «пролетарской культуры» изучить это наследие и взять из него все действительно ценное и значимое. Главными критериями отбора должны быть эстетические критерии. Храм, статуя святого, портрет дамы или пейзаж - все имеет свою эстетическую ценность и не может быть отринуто, если сотворено мастером и продолжает волновать зрителя.

     При этом «пролетарская культура» - это  культура непримиримая, сражающаяся, в  первую очередь с пошлостью, глупостью, с мещанским счастьем буржуазного мира. Все имеющее отношение к миру подобных ценностей должно быть выброшено и забыто, как вредное и никчемное в новом коллективистском мире.

     Однако  процесс рождения «нового» человека не прост и долог. Коллективные ценности должны «входить» в общество постепенно через изменения в познании мира, условиях жизни (через быт), посредством нового искусства.

     Искусство Богданов считал лучшим транслятором идей и лучшим учителем жизни, ибо его основа эмоциональна, образна. Искусство Богданов называл «учителем жизни в образах», ибо ничего нагляднее и понятнее хорошо созданного образа нет.

     В этом плане важной становилась роль художника - идеолога новых ценностей, которому необходимо было не только понять, но и прочувствовать жизнь народа.

     В соответствии с воздействием на психику человека, он разделил все виды искусства по степени их эффективности, выделив, прежде всего архитектуру, пластические искусства, живопись, поэзию, музыку. Ленин же, как известно, особенно выделял кино, предугадывая его пропагандистскую силу: «Синема – важнейшее из искусств».

     Однако  эстетические основы будущих социальных отношений разрабатывал уже будущий нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский («Культурные задачи рабочего класса», 1917; «Основы позитивной эстетики», 1923; «История западно-европейской литературы в её важнейших моментах», 1924; «Театр и революция», 1924; «Толстой и Маркс», 1924; «О быте: молодежь и теория стакана воды», 1927 и др.).

     Им  были определены идейные ценности пролетарского  искусства, задачи, по воспитанию нового человека, место и роль художника в обществе, психологические основы искусства.

     Луначарскому  принадлежит идея массовых революционных  праздников, торжественных мероприятий, посвященных важным политическим событиям. Именно такой путь считал он наиболее успешным, чтобы научить людей вместе плакать и радоваться, воспринимать «мы» и «наше» раньше, чем «я» и «мое».

     Рациональные идеи Богданова Луначарский дополнил своей «религией чувства» и преклонением перед коллективом. Развивая идею избранных людей («сверхчеловека») Ф.Ницше, он спроецировал ее на целый класс. Именно пролетариату предстояло «поднять» остальное человечество.

     Теория  избранного класса («богостроительство»), а с ним и его пророков позволила  создать в истории человечества культ, близкий религиозному по силе веры и почитанию. Ф.Миттеран по этому поводу однажды заметил: «У коммунистов также были свои герои и свои святые, которые из высшего почитания своей догмы шли на самопожертвование. Лексикон коммунистов совершенно религиозен, если не сказать мистичен. Их учение очень похоже на религию. Маркс, Ленин и другие - ее пророки. Обычно религия стремится взять под контроль жизнь человека, ничего не оставляя случаю. Язык, дух даже повседневные поступки должны были быть подчинены коммунистической идеологии». (Ф.Миттеран. Э.Визель. Воспоминания на два голоса //Иностранная литература. 2001. № 2. С.244) Собственно этим целям в понимании Луначарского и должна была служить «пролетарская культура», которая уже в годы советской власти, благодаря именно ему, приобрела свою концептуальную завершенность. «Богостроительство» Луначарского критиковали даже некоторые его сторонники.

     Продолжая разрабатывать ее отдельные положения, А.В.Луначарский внес четкое разграничение  в понятия «пролетарская» и «социалистическая  культура». Богданов не использовал термин «социалистическая культура», в его работах упоминается только «пролетарская культура», и именно о ней он говорит как о культуре общечеловеческой. Луначарский уточняет, «пролетарская культура» - это, прежде всего, культура переходного периода, времени строительства нового общества. Культура-воительница, ибо призвана не только внести в общество новые ценности, но и уничтожить старые, оставшиеся от прежних капиталистических отношений. Однако в грядущем «пролетарская культура» в силу своей классовой направленности не сможет стать по-настоящему всеобщей. Расчистив дорогу, она должна будет уступить место новым культурным отношениям, основанным на общечеловеческих ценностях. Такой культурой, отражающей не класс и не группу, а все человечество, призвана была стать, по мнению Луначарского, «социалистическая культура».

     Под влиянием А.В.Луначарского, «пролетарская  культура» была сориентирована и  «приспособлена» к текущим потребностям советского общества. Луначарский завершил концептуальное оформление «пролетарской культуры».

     Зарубежный  исследователь Т.Э. О’Коннор пишет: «Для Луначарского марксизм был эрзацем религии. Он трансформировал марксизм в религиозный миф, придав ему эсхатологическое звучание. Сутью социализма Луначарский считал «религиозный атеизм». А также то, что в богостроительстве «нашли свое выражение преданность Луначарского делу революции, идее социализма, исполненная энтузиазма вера в творческие способности человечества». Впоследствии вынужденный отрекаться от прежних взглядов Луначарский «полностью богостроительства не осудил. Ядро системы Луначарского на пролетарскую культуру составляла идея об этических обязанностях и эмоциональной приверженности. Отказ от нее означал бы для него отречение от самого социализма». В-третьих, оценивая отношения В.И.Ленина и А.В.Луначарского, автор отмечает их добрую, несмотря ни на что, основу. «Очевидно, большевистский центр полагал, что критика Луначарского не должна идти дальше осуждения богостроительства. Ведь Луначарский был ценным пропагандистом. Ленин надеялся, что можно будет добиться разрыва между Богдановым и Луначарским. Противоречия Ленина и Луначарского носили, прежде всего, философский характер». Назначение Луначарского наркомом Просвещения автор оценивает положительно, ибо он принес собой не только любовь к знаниям, но и «веру в просвещение, как в лучший способ совершенствования социальных институтов».

     Третьим человеком, принимавшим участие в разработке культурной революции, был В.И. Ленин.

     Ленин сам не очень много писал о культуре и культурной революции, больше концентрировался на прикладных вопросах – школьном и специальном образовании (ликвидация неграмотности – первый шаг к хозяйственному подъему), политическом просвещении и пропаганде. В 1905 в «Партийной организации и литературе» он пишет о несвободе буржуазного художника, зависимости его от зарплаты. «Безграмотный человек стоит вне политики» - замечал вождь мировой революции. Утверждается термин «политическое просвещение». Но в целом, он соглашался с Богдановым и Луначарским, хотя методы были разные. Богданов предполагал вызревание общественных отношений и опору социалистического строительства на науку, Ленин же был в этом вопросе скорее «практиком».

     Ленин соглашался в вопросе использования  достижений старой культуры: «Не выдумка новой пролеткультуры, а развитие лучших образцов, традиций, результатов существующей культуры с точки зрения миросозерцания марксизма и условий жизни и борьбы пролетариата в эпоху его диктатуры» («Набросок резолюции о пролетарской культуре»)1. Раскрывая, что именно входит в это наследие, Ленин тем самым раскрывал состав культуры вообще. «Капиталистическая культура, — писал он, создала крупное производство, фабрики, железные дороги и прочее…»2. И позже: «Нужно взять всю культуру, которую капитализм оставил, и из нее построить социализм. Нужно взять всю науку, технику, все знания, искусство»3. Итак, Ленин, во-первых, не ограничивал культуру только материальной или только духовной сферой, а распространял на обе, а во-вторых, выделяя слово «создала», он очевидно имел в виду, что перечисленные блага — не просто компоненты культуры, а ее порождения, продукты.

     Марксистская  приверженность классовому антагонизму, конечно, требовала согласования с  новым для марксизма диффузным понятием, и Ленин соглашается с положением о двух культурах в одной культуре (социальное расслоение культуры признавалось не только в марксизме — учение Ганса Наумана об «опускании» культуры верхних слоев в нижние).

     «Буржуазная»  культура была лишена внутреннего единства, так как разделена отношениями эксплуатации, разным доступом к достижениям культуры и образованию, на 2 культуры – элитарную и массовую. Маркс и Энгельс называли эти отношения суррогатами коллективности, так как «эта мнимая коллективность» есть объединение в интересах одного класса против другого, то «для подчиненного класса она представляла не только иллюзорную коллективность, но и создавала новые оковы».

     Представители «буржуазной» культуры также осознавали это разделение. Пример - роман Бенджамина Дизраэли «Сибилла, или 2 нации». Русская литература 19 века также наглядно демонстрирует разрыв (Грибоедов, «Горе от ума»).

     Т.о., ставилась под сомнение экономическая, культурная и бытовая общность «буржуазных» наций. Социалистическая общность мыслилась как лишенная таких противоречий и единая на основе 3 классов при главенстве рабочих. «Проблема формирования советского народа как новой исторической общности людей в своей социально-классовой сущности была проблемой органического сплочения и сближения рабочего класса, крестьянства и трудовой интеллигенции под руководством рабочего класса и его коммунистического авангарда»4.

     Отсюда  вытекали задачи преодоления такого разделения и демократизации всей культуры, приобщения масс к достижениям элитарной  культуры и образованию.

     Не  сводил Ленин культуру и к идеологии (хотя эта трактовка в итоге утвердилась). Когда один из лидеров Пролеткульта написал, что «идеология шире культуры», Ленин, читая эту статью, вынес на поля слово «шире», а вскоре появилась в «Правде» статья Я. Яковлева, отредактированная Лениным, в которой об утверждении пролеткультовского лидера сказано: «Тут нелепость явная, ибо культура, совокупность ряда общественных явлений (от морали и права до науки, искусства, философии) есть, конечно, более общее понятие, чем общественная идеология».

     Также Ленин отмечал, что культурная революция  должна проводиться при решающей роли партии.

     В советской историографии решающая роль приписывается Ленину, но это  не совсем так. Причины оттеснения других идеологов – в отстранении Богданова от дел, личном соперничестве Ленина и Богданова, которого одно время считали даже вторым человеком в партии, и культе Ленина-Сталина.  

     Четвёртым человеком, которому во многом уже пришлось реализовывать культурную революцию, был И. В. Сталин. В предложенной академиком М.П. Кимом периодизации культурной революции период 1928-1940 гг. расценивается  как «период решающих успехов». И это действительно так. Несмотря на то, что Сталин сводил культурную революцию по большей части к образованию (которое, впрочем, сделало огромные успехи, дав миру «советскую школу»), а культуру – к идеологии, советская культура, наполненная пафосом революционного строительства, тогда переживала расцвет.

     «Идеалом для советской империи Сталина была бы не культура, а нечто вроде генетической программы поведения, врожденной и не оставляющей индивиду выбора. Как у муравьев или рабочих пчел. Весь громадный аппарат государства и партии был направлен на выработку такого механизма программирования — через воспитание (от яслей до вузов), через включение в общественные структуры (пионерская организация, комсомол, партия), через систему «политпросвещения». И через жесткий отсев (трудновоспитуемых — в лагеря). Человеку навязывалась не столько марксистская идеология, сколько новая, советская психология: психология патернализма, конформизма, послушания. Политизированная идеология была чем-то вроде религии: она должна была обеспечить прочность удержания психологии Homo Soveticus»5.

     Поскольку, однако, культура была введена в  марксистский словарь Лениным и, таким образом, освящена, отказаться от этого понятия было уже невозможно. И оно было сведено к идеологии. Предпосылки к такому сужению понятия содержались уже в ленинском положении о двух классовых культурах: если культура так тесно связана с классом, то в ней на первый план выступает то, что носит классовый характер. Теперь идеологическое в культуре представлялось ее исчерпывающей и единственной ценностью.  
 
 
 
 

     Глава 2. Культурная революция в искусстве.

       «Искусство должно быть понятно народу».

     И.В. Сталин

     В 1927 году Анатолий Луначарский в своем  выступлении на 15 Съезде партии ставит цели культурной революции.

     В предложенной академиком М.П. Кимом  периодизации культурной революции  период 1928-1940 гг. расценивается как  «период решающих успехов».

     Цели  КР также включали перестройку науки, литературы и искусства под партийным  контролем, создание нового искусства, основанного на принципе социалистического реализма и марксистской идеологии.

     Методически это выстраивалось в такую  цепочку: национализация культурных объектов – создание органов управления культурой  – установка и поддержка единственно  верного направления в искусстве  и борьба со старой культурой (в некоторых областях построение монополии) – объединение деятелей культуры и искусства в творческие союзы (подконтрольные лояльные профсоюзы).

   Культурная  революция включала следующие мероприятия:

  1. ликвидация неграмотности, создание системы народного просвещения и образования
  2. постановка и развитие науки, литературы, искусства под партийным контролем
  3. создание массовой и общедоступной культуры, повышение уровня культуры масс, слом барьера между городом и деревней
  4. разрыв с традициями дореволюционного культурного наследия через идеологизацию культуры, слом старого и отказ от «буржуазных пережитков» и религиозных «суеверий»
  5. борьба с институтом церкви – главным конкурентом в борьбе за влияние на массовое сознание
  6. создание новой, советской интеллигенции («красная профессура», «народная интеллигенция» взамен «буржуазных спецов»)
  7. создание качественно новой общности – советской нации и нового, «советского» человека.

     В 1917-1918 гг. проводится всеобщая национализация театров, художественных галерей, музеев, библиотек, консерваторий, музыкальных  и нотных издательств, библиотек, памятников культуры. Бесплатный доступ к сокровищам мировой культуры должен был, по замыслу организаторов, открыть путь к всеобщему просвещению России.

     Но  эта национализация также открыла  путь также к культурному варварству. Известно, что, изыскивая средства на индустриализацию, сталинское руководство практиковало продажу произведений искусства за границу.

     Первые  этапы культурной революции связаны  с деятельностью организации  культурно-просветительской организации  «Пролеткульт», созданной в 1917 году в Петрограде. В советской историографии она критикуется за сильные «левацкие замашки», идейный вандализм по отношению к прошлому, созданию «чистой» пролетарской культуры: «Выбросить Пушкина и Лермонтова с корабля современности!»

     Пролеткульты создавались не только на территории Советской России, но и на прежних территориях Российской империи, в частности на Украине и в Грузии. Возникли Пролеткульты и за границей, в Москве было создано Международное бюро во главе с А.В.Луначарским.

     Пролеткульт строился на клубной работе, по секционно-студийному структурному принципу. Главным «потребителем» являлся индустриальный пролетариат. Главный принцип - вовлечение рабочих в искусство, путем воздействия которого (а оно должно быть соответственно - пролетарским, базирующимся на «пролетарской культуре») следовало добиться зарождения в рабочей среде понимания необходимости действительно нового общественного уклада на основе товарищеских принципов и коллективизма. Главный метод - пролетарское, революционное искусство. Главный принцип - свобода творчества, но в рамках общего для всех секций и студий (литературных, музыкальных, театральных, художественных) задания.

     При этом Пролеткульт не имел четкой программы, так как и не считал нужным устанавливать  какой-либо регламент для местных организаций. Такой путь, очевидно, был продуман заранее, т.к. в документах Пролеткульта по данному поводу говорилось, что «стройность» программ зачастую остается только на бумаге, а в реальности имеет место - полное несоответствие задуманного и сделанного. В отношении свободы местных организаций также было сказано, что все инструкции «с верху» обычно убивают любую инициативу, чтобы этого не происходило участники Пролеткультов на местах получают свободу в планировании своей работы, но должны следовать общему направлению. Оно определялось выполнением трех основных принципов: революционизирование культуры (прежде всего в области искусства), быта (прежде всего введение новых нравственных отношений и норм на основе товарищеских принципов взаимоотношений), чувства (очевидно, имелась ввиду переориентация, смена аксиологической парадигмы).

     Вопреки сложившемуся мнению, считаем необходимым  подчеркнуть, что Пролеткульт никогда не шел вразрез с государственной политической линией, строя свою работу в полном соответствии с ней. Никогда Пролеткульт не был и абсолютно самостоятельной организацией. Свою деятельность пролеткультовцы считали «лабораторной», поскольку Пролеткульт являлся автономным подразделением сначала в рамках Наркомпроса, затем профсоюзов.

     Наиболее  тесно сотрудничал Пролеткульт  с Внешкольным отделом Наркомпроса, который во многом «совпадал» с пролеткультовскими организациями. И там, и там огромное внимание уделялось психологической стороне творческого процесса и обращалось внимание участников на необходимость учитывать столь важный компонент, как психология восприятия и соответственно получаемые результаты, позволяющие более точно определять лучшие каналы воздействия.

     Заявляя свое право на определение идеологического  курса страны (партия  политическая власть, профсоюзы – экономическая, Пролеткульт – культурная), Пролеткульт создавал довольно сложную ситуацию соперничества с партийными структурами. А огромное влияние А.А.Богданова реанимировало конфликтную ситуацию 1908-1910 гг. между ним и Лениным.

     Если  учитывать, что Пролеткульт к 1920 г. насчитывал до 400 тыс. участников и  имел широкую издательскую сеть, насчитывающую  свыше десятка периодических  изданий, не считая постоянно выходивших из печати сборников пролеткультовских  авторов и методических рекомендаций, то, несомненно, для партии существование такого «соперника» было крайне нежелательно. Поэтому, не удивительно, что предпринятая в 1920 г. по ленинской инициативе «воспитательная» акция положила конец «расцвету» Пролеткульта. Богданов вновь был вынужден как десять лет назад, оставить дело, которым занимался и окончательно уйти в науку.

     Однако, идеологически Пролеткульт полностью соответствовал общей политической линии, что нашло свое отражение в партийных документах.

     Основными положениями «пролетарской культуры» вошедшими в официальную идеологию были: марксизм, в качестве политической основы (базиса) идеологии; социалистическая идея, как цель; мировое коммунистическое единство, сориентированное на рабочий класс; коллективизм, как главный принцип новых общественных отношений и приоритет человека труда.

     В культурной политике преимущество отдавалось таким формам, как: монументализм, наглядность, доступность, массовость. Большое значение имели зрелищные мероприятия: революционным  праздникам, шествиям, демонстрациям. Огромное внимание уделялось агитационной стороне, особенно художественного плана: плакаты, листовки, агитки. Главными героями, обычно выступали рабочий и солдат.

     Одним из главных требований к творческой интеллигенцией являлось требование обязательного внимания к психологической стороне работы, на воздействие, которое она оказывает на зрителя и слушателя.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.