Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Метафорический перенос

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 20.05.13. Год: 2012. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


План

Введение………………………………………………………………………….2 

Глава 1. Теоретико-методологические аспекты изучения метафоры

1.1. Семантические  изменения…………………………………………………...4

1.1. Сущностные  характеристики метафоры, метафорический  перенос……...7

Глава 2. Практический анализ употребления метафорического переноса (на примере текстов английской художественной литературы)

2.1. Метафора  в художественных произведениях……………………………..17

2.2. Анализ………………………………………………………………………..19

Заключение……………………………..………………………………………...23

Список литературы………………………………………………...…………….24 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение

     Явление метафоричности привлекает пристальное  внимание исследователей неслучайно. Это объясняется, прежде всего, общим  интересом к изучению текста в  широком смысле этого термина, стремлением  дать лингвистическое обоснование и толкование различным стилистическим приемам, которые создают экспрессивность текста. Привлекают исследователей и проблемы, связанные с экспрессивностью языка и речи. При современном подходе факты изучаются не изолированно, а в контексте, так как, по образному выражению В.В. Виноградова, именно в условиях контекста происходит "насыщение слов смысловыми излучениями".

     Метафоричность  употребления является одной из возможностей создания экспрессии, ибо она, как  правило, связана с семантическими сдвигами, что приводит к дополнительной экспрессивной насыщенности текста в целом - этим обусловлена актуальность выбранной нами темы.

     Особое  значение для исследователей представляет работа с образцами художественной литературы, специальный анализ которых поможет оценить их художественную ценность, выразительность не на произвольном, интуитивном уровне, а на основе осознанного восприятия выразительных средств языка.

     Цель данной работы - исследовать употребление метафоры в произведениях Стивена Кинга и доказать значимость ее для более полного понимания текста.

     Объектом для данного исследования послужили тексты произведений английской литературы. Предметом исследования являются частные случаи употребления метафоры в данных произведениях.

     В связи с поставленными целью, объектом и предметом исследования были определены круг следующих задач:

     1. Выявить виды семантических изменений  в английском языке;

     2. Определить сущностные характеристики  метафор;

     3.Сделать  практический анализ.

     В ходе исследования были использованы следующие методы: метод контекстуального анализа и метод стилистического анализа художественного текста.

     Цель  и задачи данного исследования определили его структуру. Данная курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка используемой литературы. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава 1. Теоретико-методологические аспекты изучения метафоры

1.1. Семантические изменения

      Инновации, затрагивающие не столько грамматическую функцию той или иной формы, сколько ее лексическое значение, определяются как изменения значения, или семантические изменения.

      На то, что у данной формы некогда было иное значение, часто указывают те контексты и словосочетания, в которых она встречается в более древних письменных памятниках. Так, в переводе Библии короля Джеймса (1611 г.) говорится о травах и деревьях:

      to you they shall be for meat «вам они будут пищей».

      В древнеанглийском переводе этого отрывка использовалось также слово mete. Отсюда мы делаем вывод, что слово meat раньше значило «пища», и мы можем убедиться в этом, заглянув в те иноязычные тексты, с которых были сделаны английские переводы. Иногда древние авторы сами сообщают нам значение формы, главным образом с помощью глосс; так, в древнеанглийском глоссарии слово mete используется для перевода лат. cibus, которое, как мы знаем, означает «пища».[14, 23]

      В других случаях сравнение родственных языков демонстрирует различие в значении у форм, которые мы с полным основанием считаем генетически тождественными. Так, англ chin «подбородок» совпадает по значению с нем. Kinn и нидерл. kin, но гот kin-nus и скандинавские формы, от древнеисландского kinn до современных, значат «щека». В других индоевропейских языках мы находим греч ['genus] «подбородок», совпадающее по значению с формами западногерманских языков, но лат. gena «щека» сходно со значением аналогичных слов в готском и скандинавских языках. В тоже время скр. ['hanuhl «челюсть» обнаруживает уже третье значение. Мы заключаем из этого, что старое значение, каким бы оно ни было, претерпело изменение в некоторых или во всех названных языках.[14, 26]

      В третьих случаях, хотя и менее достоверных, происшедшее семантическое изменение обнаруживается при структурном анализе форм Так, understand «понимать» имело в древнеанглийскую эпоху то же значение, что и сейчас, но поскольку оно представляет собой сложение stand «стоять» и under «под», то мы делаем вывод, что в то время, когда это сложное слово было впервые образовано (в качестве новообразования по аналогии), оно, очевидно, значило «стоять под». Это предположение становится тем более вероятным, если учесть тот факт, что under некогда значило также и «среди, между», так как родственные ему нем. unter и лат. inter имеют это значение. Так, I understand these things «Я понимаю эти вещи» могло первоначально значить «Я стою среди этих вещей». [14, 27]

      В других случаях форма, структура которой при современном состоянии языка ничего не говорит о ее значении, возможно, была семантически членимой на более раннем этапе. Слово ready «готовый» имеет суффикс -у, образующий прилагательные, который добавлен к уникальному корню, но древнеанглийская форма [je-'re:de], которую, исключая аналогическое преобразование суарфикса, можно было бы рассматривать как предшественника ready, значила «быстрый, подходящий, искусный» и была производной от глагола ['ri:dan] «ехать», прош. вр. [ra:d] «ехал», производное существ. [ra:d] «поездка, дорога». Отсюда мы делаем заключение, что когда [je're:de] было впервые создано, оно значило «подходящий или подготовленный для езды».[14, 31]

      Подобные выводы иногда оказываются неверными, поскольку структура данной формы могла сложиться в более позднее время, чем ее значение. Так, crawfish «рак» и gooseberry «крыжовник» — результат адаптации crevise и groze-berry  — ничего не могут рассказать нам о своих более старых значениях.

      В настоящее время стало очевидно, что изменение в значении той или иной языковой формы является не чем иным, как простым результатом изменения в употреблении данной формы и языковых форм, семантически с ней связанных. Однако ученые прошлого подходили к этой проблеме так, как если бы языковая форма представляла собой относительно постоянную величину, к которой значение прикрепляется наподобие изменяющегося спутника. Они надеялись путем изучения последовательно сменяющих друг друга значений той или иной отдельной формы, например meat «пища» > «мясная пища», вскрыть причины этого изменения. Это привело их к классификации семантических изменений в соответствии с логическими отношениями, которые связывают последовательные значения языковых форм. Они выделяли следующие классы:[14, 33]

      Сужение:

      Др.-англ. mete «пища» > meat «мясо»;

      Др.-англ. deor «зверь, животное» > deer «дикое жвачное животное особого вида, олень»;

      Др.-англ. hund «собака» > hound «охотничья собака особой породы, гончая»,

      Расширение:

      Ср.-англ. bridde «молодой птенец» >» bird «птица»;

      Ср.-англ. dogge «очень породистая собака» > dog «собака»;

      Лат. virtus «качество, присущее мужчине (vir), мужество» >* франц. vertu (> англ. virtue «добродетель») «хорошее качество, добродетель».

      Метафора:

      Прагерм. [/bitraz] «кусающий» (производное от *['bi:to:] «кусаю») > англ. bitter «горький на вкус».

      Метонимия — значения близки в пространстве или во времени:

      Др.-англ. сёасе «челюсть» >> cheek «щека»; Ст.-франц. joue «щека» > англ. jaw «челюсть».

      Синекдоха — значения соотносятся как целое и часть: Прагерм. ['tu:naz] «изгородь» (как и до сих пор нем. Zaun) >

      англ. town «город»;

      Протоангл. *[7stobo:] «комната с отоплением» (ср. нем. Stube,

      раньше «отапливаемая комната», теперь «комната») > stove «печь».

      Гипербола — переход от более сильного значения к более слабому:

      Протофранц. ex-tonare «ударить громом» > франц. etonner «удивить» (из старофранцузского английский язык заимствовал astound «изумлять», astonish «удивлять»).

      Литота — переход от более слабого к более сильному значению:

      Протоангл. [/kwalljan] «мучить» (как и сейчас нем. qualen) > др.-англ. cwellan «убивать».

      Ухудшение значения:

      Др.-англ. cnafa «мальчик, слуга» >- knave «мошенник». Улучшение значения:

      Др.-англ. cniht «мальчик, слуга» (ср. нем. Knecht «слуга») ~> knight «рыцарь».

      Собрание примеров, распределенных по подобным классам, полезно тем, что показывает нам, какие изменения могут происходить в значении форм. Значения «челюсть», «щека» и «подбородок», которые мы находим у слов, родственных английскому слову chin «подбородок», в других случаях, как было обнаружено, колеблются; например, у слова cheek — от «челюсть» (древнеанглийское значение) до «щека» (современное значение); jaw «челюсть» — из франц. joue «щека» изменилось в противоположном направлении.[14, 32]

      Итак, мы выявили различные виды семантических изменений в английском языке. Наиболее широкое распространение получил такой вид семантических изменений, как метафорический перенос, к рассмотрению которого мы и переходим.

1.2. Сущностные характеристики метафоры, метафорический перенос

    Контекст, выступая как образец живого функционирования языка в речи, с одной стороны, дает учащемуся дополнительную психологическую  опору для усвоения многообразия значений слова, а с другой, наоборот, усложняет понимание слова за счет видоизменения ранее известных его свойств в окружении других языковых единиц.

    Самым, пожалуй, ярким представителем класса слов с расширенной трактовкой значения является  метафора. Метафора (от греч. metaphora-перенесение) – это слово или выражение, употребляемое в непрямом, переносном значении и основанное на сходстве, сравнении, аналогии. Метафора употребляется для номинации характеристики предмета или явления какого-либо класса с помощью значения, свойственного другому классу предметов или явлений.

           В. В. Виноградов писал о семантической двойственности метафоры: В метафоре нет никакого оттенка мысли о превращении предмета. Наоборот, «двуплановость», сознание лишь словесного приравнивания одного предмета другому – резко отличному – неотъемлемая принадлежность метафоры.[Цит. по 1, 54]

          С точки зрения лексикологии к метафоризации значения способен очень большой класс слов – имена предметов, обозначения признаков, многие типы предикатов. Причем метафоризация может происходить как в пределах одного класса слов, так и сопровождаться «синтаксическим сдвигом», например, переходом из именной позиции в предикатную или от описания признака предмета – к  его номинации. Значения таких слов непременно обладают некоторой «расплывчатостью», причем, как отмечает Н.Д. Арутюнова, чем диффузнее и дискриптивнее значение слова, тем легче оно метафоризуется. Таким образом, новые метафоры возникают за счет постоянно изменяющихся семантических и синтаксических границ классов слов, когда одни объекты «дают в долг» другим объектам свои наименования.[1, 69]

    Метафора  считается одним из главных средств  конструирования языка и осмысления действительности. М. Блэк пишет, что  метафора связывает две разнородные  идеи, а это позволяет использовать различные ассоциативные комплексы информации и выходить за пределы какого-то определенного круга представлений. Метафора есть выражение, в котором одни слова используются в прямом (frame), а другие в переносном (focus) смысле. Согласно М. Блэку, метафора есть результат следования некоторому образцу. Метафора проецирует на то, что мы должны понять, множество ассоциативных связей, соответствующих комплексу представлений об образце, с помощью которого мы осваиваем неизвестное. В понимании окружающего мира особую роль играют концептуальные архетипы – систематизированный набор идей или ключевых слов и выражений, который тот или иной автор постоянно использует. Архетип выполняет функцию общего представления о мире, и в качестве такового он определяет осмысление фактов и событий, с которыми сталкивается человек.[Цит. по 5, 29]

    Концептуальная метафора не равнозначна понятию языковая метафора. По словам А. Ченки, «в когнитивных исследованиях принято отличать метафору как термин от метафорического выражения. Под метафорой подразумевается концептуальная метафора (conceptual metaphor) – способ думать об одной области через призму другой, например «ЛЮБОВЬ – ЭТО ПУТЕШЕСТВИЕ»… Метафорические выражения – это отражения метафор в языке (например, Our relationship has hit a dead-end street ‘Наши отношения зашли в тупик’). Важно заметить, что, согласно данной теории, метафоры могут быть выражены разными способами – не только языком, но и жестами, и культурными обычаями. Изучение метафор поэтому может пролить свет на более широкую тему: связи между языком и культурой». [Цит. по 5; 36 ]

    Несмотря  на множество теорий метафоры как  явления, разногласия по поводу составляющих метафоры невелики. Еще Аристотель  говорил: «чтобы создать хорошую  метафору, надо увидеть сходства». Его  определение метафоры как перенос существительного с одной вещи на другую (внутри одной категории, т.е. род-вид, вид-род и вид-вид, а также по аналогии категорий) легло в основу классического определения метафоры как переноса имени одного предмета или явления на другой предмет или явление на основе сходства между ними. Трехкомпонентная структура сравнения (primum, secundum и tertium comparationis) стала использоваться и для метафоры (метафора определялась как скрытое сравнение). В 30-е годы 20-го века английский литературовед, лингвист, философ и поэт А.А. Ричардс предложил другие обозначения для составляющих метафоры – vehicle, tenor and ground, которые закрепились в так называемой традиционном подходе, трактующим метафору как трехкомпонентную структуру.

      Идеи Ричардса нашли своеобразное преломление в работах Макса Блэка. Блэк подчеркивал, что если у большинства языковых, то есть мертвых метафор трехкомпонентная структура, в речевых метафорах априорного сходства между понятиями нет. С его точки зрения, метафоры скорее создают сходство, чем утверждают заранее существующее сходство. Принцип его подхода, который среди исследователей метафоры известен как теория взаимодействия (interaction theory), таков: Создатель метафоры отбирает, подчеркивает, подавляет и организует признаки первичного значения, виртуально применяя по отношению к нему высказывания, изоморфные членам импликативного комплекса (импликациям) вторичного значения. Таким образом, число компонентов метафоры составляет два – агент и референт, а основание представляет собой взаимодействие между ними, порождающее сходство.[Цит. по 5, 98]

    Идея  Макса Блэка о двухкомпонентной структуре метафоры развивается  в настоящее время в русле  когнитивной лингвистики. Джордж Лакофф, чья теория концептуальной метафоры считается основополагающей в англоязычной лингвистике, рассматривает метафору как проекцию (a mapping) знания о сфере-источнике на осваиваемую сферу, результатом которой являются некие конкретные проявления этой концептуальной проекции (так называемые субпроекции). Например, проекция A LOVE RELATIONSHIP IS A VEHICLE (Любовь – средство передвижения), включает следующие субпроекции на уровне “базовых категорий”: car - автомобиль (we have a long bumpy road ahead of us; we are spinning our wheels), trainпоезд (we are off the track in our married life), boatлодка (we are just on the rocks now; our love is foundering), plane - самолет (our relationship is just taking off; he bailed out before she gave birth to a baby).

    Хотя  теория Лакоффа чрезвычайно авторитетна  на западе, в отечественной лингвистике она не укоренилась. Здесь продолжает развиваться классическая трехкомпонентная модель метафоры и идея переноса по сходству.[Цит. по 5, 112]

    При изучении метафоры исследователи постоянно  обращали внимание на то, что она, во-первых, является средством создания различных функциональных стилей и образности художественной речи. Сущность метафоры - иносказательность, аллегория - основа многих литературных жанров. А во-вторых, метафора служит для обозначения того, чему еще нет названия, то есть выступает как средство номинации (словообразование, словосочетание, заимствование).

    Функции метафоры достаточно полно описаны  в теории литературы и в лингвистике. Назовем основные.

    1. Средство создания  образности речи - «троп».

    В качестве тропа метафора является изобразительно-выразительным средством, выполняя образную функцию. Образные метафоры связываются с художественными формами отражения мира, с оценками предмета или явления, что способствует описанию их природы, порождая соответствующие эмоции.

    Образ - это основной прием словесного художественного творчества. Функция  метафоры как художественного средства, в отличие от сравнения, - не только усилить признак, но и создать  новый образ, вызвать представление  в воображении. Метафора-троп - это и есть идущие от образа словесные средства, словесные «как», создающие собственно художественное содержание. [11, 125] Метафора участвует в художественном слове или в развернутом виде, или в виде одного слова, способствуя эмоциональному насыщению и возникновению содержания, нужного автору произведения. Это содержание и есть объект, данный в аспекте его переживания субъектом путем объединения двух сфер - логической и эмоциональной.

    2. Оценочная - «острое зрение», «каменное сердце», «человек-волк».

    Оценочные метафоры применяются при необходимости вызвать в субъекте, воспринимающем информацию, однозначно определенные ассоциации об описываемом объекте или явлении. При этом метафора выполняет также познавательную функцию за счет создания феномена понимания, так как обуславливает степень легкости воспроизведения нужных ассоциаций. Например, метафора «человек-волк» индуцирует в воспринимающем субъекте как раз те ассоциации, связанные со злобой и хищностью, которые необходимо вызвать автору метафоры.[14, 59]

    Ассоциативные связи, которыми обладает каждое слово или выражение, выстраиваются в соответствии с характером ключевой метафоры, в результате чего возникают своеобразные матрицы осмысления, организующие всю наличную информацию о мире.

    3. Эмотивно-оценочная. Этот тип метафор применяется как средство эмоционального воздействия для достижения экспрессивного эффекта.

    4. Номинативная - универсальный механизм семантических изменений (нахождение имени для нового объекта), обеспечивающих включение этих объектов в культурно-языковой контекст.

    Появление новых наук и производств вызвало  потребность в новых словах и  терминах. Выполняя функцию номинации  в процессе языкотворчества, метафора играет роль прямой аналогии - дает названия новым объектам или явлениям одной  действительности по сходным признакам, которые имеются в известных объектах или явлениях другой действительности.[14, 71]

    Например, круглая форма как один из признаков  котелка позволила по аналогии перенести  название с объекта кухонной утвари на жесткую мужскую шляпу с маленькими полями и округлым верхом - котелок. Называя голову в переносном смысле «котелком», мы имеем в виду не только сходство формы и размеров головы и котелка, но и функцию котелка «варить» - думать, «переваривать» мысли. По признаку замкнутого пространства и с учетом предполагаемого результата получило название «котел» полное окружение воинской группировки. По такому же принципу назван «спутником» космический летательный аппарат.

    Таким образом, функция метафоры эволюционировала от представления ее как словесного эквивалента образа к осознанию  сложного характера соотношения  образного и содержательного, из средства создания образа в способ формирования недостающих языку  значений различной степени сложности.

    5. Познавательная:

    Познавательная  метафора является особым приемом мышления, суть которого заключается в установлении нового смыслового содержания человеческих знаний. Метафоры здесь выступают средством получения новой информации. Функция познавательной метафоры - обеспечить возможность пони мания как познавательного процесса, включающего мышление, эмоционально-чувственную сферу и интуицию. Познание происходит при взаимодействии чувственного и рационального компонентов мышления. Основная психологическая функция метафоры — обеспечить процесс понимания. [14, 79]

    Единство  психики как системы выражается в ее общей функции: являясь субъективным отражением объективной действительности, она выполняет функцию регуляции  поведения. Сама природа психического такова, что в процессе ее исследования мы сталкиваемся с необходимостью рассмотрения ряда разно порядковых отношений: отношение отражения к отражаемому объекту (отражение - как образ объекта, понимаемый в широком смысле слова), отношение отражения к его носителю, отношение отражения к поведению.

    Образная  и понятийная формы отражения  в реальном когнитивном процессе взаимосвязаны: непрестанно переходят  одна в другую, чувственное и рациональное образуют единый план. Анализируя выявленные переносы, осуществляемые с помощью метафоры, можно сделать вывод, что метафора образует вербальную связь между этими тремя уровнями:

    - сенсорно-перцептивным и вербально-логическим;

    - уровнем представлений и вербально-логическим. При этом отражаемый с помощью  метафоры объект (чувство, явление) представляется человеку во всем многообразии свойств и отношений.

    Все это дает основание рассматривать  метафору как универсальный инструмент для реализации функции понимания.

    Психологическая сущность понимания рассматривается как процесс сопоставления новой информации с информацией, существующей у субъекта. Понимание не является принципиально отличным от мышления самостоятельным психическим процессом: понимание - это компонент мышления, один из образующих его процессов. Понимание обеспечивает установление связи раскрываемых новых свойств объекта познания с уже известными субъекту.[11, 26]

    Конкретное  использование предыдущих знаний выражается через сравнение, установление аналогий и противоположностей (сходства и  различия) и перенос. Эффект понимания достигается только тогда, когда субъект располагает эталонами, имеющими сходство с объектом, который «необходимо понять». Момент установления такого существенного сходства, общности, важной для субъекта, и является моментом наступления понимания. Выявление общности в сравниваемых объектах и является собственно актом метафоризации, осуществляя таким образом акт понимания. С этой точки зрения создание метафоры можно представить как «активно-активный» акт - выявление общих признаков разведенных в реальности предметов - и сам акт называния.

    Ключ  к пониманию самой метафоры - не  в логических процедурах. Восприятие метафоры и ее интерпретация могут  быть рассмотрены как «пассивно-активный»  акт. Необходимым условием понимания  метафорического выражения является определенный уровень знаний и активности мышления субъекта, воспринимающего метафору, при этом решающим фактором может выступать контекст ситуации.[11, 39]

    Таким образом, метафора в процессах понимания  является ведущим механизмом установления сходства, но по сравнению с логическим подходом оказывается более расширенным средством классификации и описания самых разнообразных явлений действительности.

    Создание  метафоры, основываясь на таких логических операциях, как сравнение и аналогизирование с участием воображения, реализует  функцию понимания как сложного психического процесса. Эффективность понимания через метафору обусловлена ее психологической сущностью - способностью активизировать эмоциональную и интеллектуальную сферы.

    Осознание недостаточности традиционных средств  логики для выявления возникновения и функционирования метафоры привело к пониманию взаимодействия логических аспектов метафоры с психологическими.

    Как видно из вышеперечисленных функций, к мета форе чаще всего обращаются тогда, когда мышление в поисках  решения возникающей проблемы не имеет готовых средств для типового решения или заранее известного однозначного ответа. Из средства создания образа метафора превращается в способ формирования недостающих языку значений и выступает в качестве универсального орудия мышления и познания мира во всех сферах деятельности.[11, 45]

    На  первый план выдвигается познавательная функция метафоры, связанная с  ее ролью в раскрытии существенных свойств объекта, в формировании новых понятий, в расширении концептуального  освоения мира. Таким образом, «процесс метафоризации всегда связан с наличием некоторой проблемной когнитивно-номинативной ситуации со многими переменными факторами».

    На  наш взгляд, все эти факты дают основания считать процесс создания метафоры творческим процессом. Творческий аспект при конструировании всех видов метафор проявляется в самом акте метафоризации — выявлении-создании общих признаков в сравниваемых объектах при поиске определения одного понятия (явления) с помощью другого. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава 2. Практический анализ употребления метафорического переноса (на примере текстов английской художественной литературы)

2.1. Метафора в художественных  произведениях

     Художественная  литература является образным отражением действительности, но каждый писатель отражает окружающий его мир по-своему. Проходя через ряд фильтров, предлагаемых эпохой, социальной средой, вкусами читательской публики и существующими в тот момент литературными традициями, у писателя складывается свой индивидуальный стиль - присущий только ему способ изложения и организации идей.[5, 89]

     Говоря  об употреблении метафоры в художественных текстах, можно утверждать, что метафора необходима для создания у читателя образного представления о героях, что, в свою очередь, и приводит к  более глубокому и полному  пониманию авторского замысла и распредмечиванию смыслов текста. Нельзя не отметить, что ряду выразительных средств языка и стилистических приемов метафора отличается особой экспрессивностью, поскольку обладает неограниченными возможностями в сближении, нередко - в неожиданном уподоблении самых разных предметов и явлений, по существу по-новому осмысливая предмет.[8, 25]
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.