Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


реферат Русская усадьба

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 21.05.13. Год: 2013. Страниц: 16. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 

                             2011

Содержание:

 

    Стр.

1. Введение…………………………………………………...3

2. Определение «усадьба»..…………………………………4

3. Усадебная  культура……………………………………....7

4. Усадебная  культура - личность дворянина…………….13

5. Русская дворянская усадьба эпохи классицизма………17

6. Усадьба в конце IX начале XX века…………………….21

7. Гибель усадебной  культуры……………………………..26

8. Заключение………………………………………………..31

9. Используемая  литература………………………………..32

 

 

 

 

1. Введение

О значении культурного  наследия в жизни любого общества написано очень много. Являясь овеществленной традицией нескольких поколений, оно создает ту питательную среду, в которой развивается наша современная культура. Среди широкого ряда объектов, составляющих культурный фонд страны, особое место занимает усадьба как явление самобытное и многогранное, в котором сфокусировались все социально-экономические и историко-культурные процессы России. В отечественном культурном наследии русской дворянской усадьбе принадлежит особое место. Без внимания, понимания и любви к этому феномену нет и не может быть понимания отечественной истории, любви к России.

Русская усадьба - поразительно емкое понятие. Именно она, будучи хорошо изученной, дает наглядное представление буквально обо всех процессах, происходивших в истории и культуре России в XVII - XIX веках. Как в капле воды отражается весь окружающий мир, так и в дворянской усадьбе отражается весь мир российской истории, весь мир российской культуры.

Уникальный по своим общественным функциям центр экономической, политической и культурной жизни нескольких поколений наших соотечественников – это русская усадьба. Именно усадьбы в значительной степени определяют «национальное лицо» нашей страны на мировом туристском рынке. Нигде в мире усадебная культура не занимает столь почетного места, как в России. Можно сказать: «Если хочешь получить представление о великой русской культуре, получи представление о десяти - пятнадцати дворянских усадьбах».

 

2. Определение «усадьба»

 Исследование комплекса отечественных словарей и справочников XVII - начала XX веков показало, что первые попытки определить понятие усадьба относятся к пореформенной эпохе - времени гибели былой усадебной культуры. Это вполне закономерно, так как раньше русская усадьба была реалией, которая по сути своей не требовала каких-либо комментариев, а с середины XIX в. начала гибнуть. В.И. Даль производит этот термин от слова «усада» (в западной транскрипции «усадище» или «усадбище»), определяя усадьбу как «господский дом на селе, со всеми ухожами (т.е. угодьями), садом и огородом». В первую очередь - это жилье, и прилегающая к нему территория. Здесь подразумевается усадьба только помещичья, тогда как на практике этот термин имел достаточно широкое толкование: как правило крестьянские избы с наделами также назывались усадьбами. Единственное отличие: прилагательное «господский», применяемое к дому. По Далю: «господином чествуют людей по званию, должности их..». Ближе по значению слова «господь и государь» т.е. «владыка, владелец, держащая власть на месте или в доме; барин, помещик, хозяин; кому покорны чада с домочадцы и слуги, или у кого есть подвластные». После освобождения крестьян нередко стали приобретать дворянские усадьбы лица из купеческой и крестьянской среды, становясь в понимании Даля «господами и государями».

Русский энциклопедический  словарь, издаваемый профессором Петербургского университета И.И.Березиным, в своем определении понятия «усадьба» учел его универсальность. По И.И.Березину это: «дом с принадлежащими к нему строениями и землею, находящееся под строением, принадлежащий помещику или крестьянину.» Во всяком имении усадьбы бывают господские или фермерские и крестьянские. Первые состоят из жилых или хозяйственных строений: гумен, садов и огородов, принадлежащих владельцу. Вторые из таких же строений, огородов, конопляников и крестьянских гумен. Усадьбы обыкновенно помещаются или на берегах рек или оврагов, где можно запрудить пруды». Это определение по сравнению с предыдущим существенно уменьшает размеры усадьбы, сокращая их до участка, находящегося под постройками, что в принципе правильно. Но согласно такому определению усадьбой могут быть названы даже одни хозяйственные постройки без жилых, которые в сочетании с угодьями имеют свое название - экономия, иными словами - крупное помещичье хозяйство. Ряд имений, находившихся на юге России, никогда не имел усадеб, а лишь состоял из экономии, которую обслуживали управляющий и рабочие (жилых построек для них и большого хозяйственного комплекса). Назвать это усадьбой в современном понимании этого термина, да и тогдашнем, невозможно. Нет у И.И.Березина и характеристики отличий помещичьей усадьбы от крестьянской, которая состоит из «таких же строений».

Любопытно, что  этот термин проигнорировали, самый  известный энциклопедический словарь  Брокгауза-Ефрона, двадцатитомная «Большая энциклопедия», издававшаяся в 1900 - 1909 гг. под редакцией С.Н.Южакова, другие авторитетные издания.

Другие дореволюционные  «усадьбы» являются вариантами статей из В.Даля и И.Березина, и в силу своей компилятивности не имеют самостоятельного значения.

В постреволюционное  время в трех изданиях «Большой Советской  энциклопедии» определения «усадьбы» в сущности схожи и наиболее емко формулируются в третьем издании А.Ю.Беккером: «Усадьба в русской архитектуре - комплекс жилых, хозяйственных, парковых и других построек, составляющих единое архитектурное целое». Однако понятие «единого архитектурного целого» достаточно абстрактно, в него может не попасть ряд интересных построек, сооруженных поодаль от остальных, кроме того, такое определение усадьбы опять-таки оставляет весьма широкий простор для толкований. Ведь не сказано, чем она отличается от других архитектурных комплексов. А нечеткое определение дает возможность понимать под усадьбой совокупность самых разных зданий и прилегающих к ним территорий, в т.ч. общественных или культовых. Так, Общество изучения русской усадьбы относило к объектам, по его мнению составляющих памятники усадебного искусства, в ближнем Подмосковье, здание бывшей почтовой станции в селе Черная Грязь и разновременный комплекс сооружений Перервинского монастыря, ныне расположенный в черте города. Определенную роль в этом, по-видимому, играл тот факт, что в 1920-х г.г. в системе Народного комиссариата просвещения существовало особое управление, ведавшее музеями-усадьбами и музеями-монастырями. Здесь, безусловно, более учитывались не научные, а ведомственные интересы: автором определения «усадьбы» в 1-м издании «Большой Советской Энциклопедии» был член общества А.И.Некрасов. В определение «усадьба» Большого Энциклопедического словаря добавляется, что усадьба не только архитектурное, но и «хозяйственное целое». В нем отмечено, что крестьянская усадьба «...включала избу, гумно, хлев, покосы и др.», помещичья - «...барский дом, обслуживающие постройки, парк, церковь и т. д.». Но такое деление также нечеткое: гумно, хлев, покосы могли быть и у помещика, при отсутствии церкви и парка. «Дом» и «изба» - понятия также достаточно абстрактные, а в усадьбах XVI - начала XVIII вв. они нередко отличались лишь размерами. Недаром бывший московский уездный предводитель дворянства князь Алексей Борисович Голицын еще в 1791 году в письме к своему брату Владимиру писал о том, что приехал в свою подмосковную усадьбу Узкое охотиться и из-за дождя «...трое сутки сидел в избе и из терпения вышел». Здесь слово «изба» обозначает - деревянный господский дом.

Одно из последних  по времени определений принадлежит А.В.Степанову и Н.Ф.Метленкову - авторам книги «Архитектура», изданной фондом Д. Сороса. Для них это «вид жилья: участок земли с комплексом необходимых для определенного уклада жизни сооружений (жилой дом, хозяйственные постройки, парк или сад, пруд или бассейн и т.д.)». На наш взгляд, оно наиболее правильно, так как суммирует основные сведения об усадьбе. Но очевидна неполнота и этого определения, поскольку и здесь назвать усадьбой можно достаточно большое количество объектов, на деле не являющихся таковыми.

Поскольку русская  усадьба - явление очень многогранное, охватывающее практически все стороны  жизни человека, - создавалась и  складывалась на протяжении многих веков, трансформируясь и эволюционируя, то едва ли можно все это загнать в несколько сухих слов справочного издания.

 

3. Усадебная  культура

 

Усадьбу следует  рассматривать как культурное явление, которое в литературе часто называют «дворянское гнездо» или «культурное гнездо». Построенные дворянами на обширных просторах России усадьбы становятся культурными центрами, в которых владелец устраивал свой мир по своему разумению. Каждая усадьба становилась воплощением представлений владельца об идеальной, естественной жизни на лоне природы. Таким образом, культурологический уровень следует рассматривать с точки зрения сосредоточения в усадьбах богатых дворян и помещиков культурно-художественной жизни. Усадьба становится тем центром, где реализуется в полной мере романтический идеал эпохи – жизнь как художественное творчество, как исключительно эстетическое восприятие действительности. Исследователи дали этому общественному явлению очень характерное определение – «домашний романтизм». Каждая усадьба, каждое дворянское гнездо становится как бы домашней Академией художеств. Музицирование, занятия поэзией, писание эстетических трактатов, коллекционирование редкостей и произведений искусства, практическое участие в ландшафтном обустройстве - вот неполный перечень занятий обитателей усадеб. Этот процесс, который исследователи называют «отзеркаливанием культуры столицы», был обусловлен желанием владельца усадьбы построить свой мир по образу и подобию столичной культуры.

 Одним из высоких проявлений русской усадебной культуры по праву признана архитектура. Однако не одна она «делает лицо» русской дворянской усадьбы.

Понятие "русская  усадебная культура" претерпело эволюцию от замкнутой средневековой  культуры XVII века, когда усадьба  имела явно выраженный хозяйственный уклон, к середине XVIII - первой половине XIX века к периоду расцвета. Именно в этот период создаются крупнейшие загородные резиденции Петербурга и Москвы (Останкино, Кусково. Архангельское в Москве). С наибольшей последовательностью формируются усадебные ансамбли (доминирующую роль в ансамбле играл усадебный дом, хозяйственные постройки были вынесены в глубину сада, разбивался регулярный, по типу Версаля, парк).

 Дворянство, освобожденное в 1762 году от  обязательной военной службы, обустраивало  свои городские и сельские усадьбы. Столь бурное обустройство "дворянских гнезд" многие историки напрямую связывают с манифестом о вольности дворянства. Дело в том, что жалобы русского дворянина, жившего в середине XVIII в., на то, что ему не хватает времени для занятий своим имением, возымели свое действие. Назревающий конфликт общественного и личного был разрешен указом Петра III «Об освобождении дворянства от обязательной государственной службы». Очевидцы утверждали, что после выхода указа все дороги из Москвы и Петербурга были запружены каретами, экипажами, повозками, на которых дворяне со своим скарбом покидали обе столицы и уезжали на жительство в родовые имения, где все было приспособлено для жизни и безбедного существования: вотчинные конторы, выгоны, сыроварни, полотняное производство, лесопильни. Но если бы наши предки в этих райских уголках занимались только лишь хозяйственными делами и отдыхом, Россия лишилась бы огромного пласта отечественной истории, а о русской усадьбе как о феномене культуры сегодня никто бы и не вспомнил.

Русская усадьба  – значительное и своеобразное явление  отечественной художественной культуры. Она привлекает к себе возрастающее внимание, притом не только специалистов – историков и искусствоведов, но и более широких кругов интеллигенции. Связь этого процесса с возрождением духовной культуры в современной России и с пробуждением интереса к историческому прошлому русского народа, особенно к дворянской культуре как источнику нравственных просветительских и эстетических идеалов своего времени, несомненна. При этом в литературе последних лет проступает тенденция отождествления дворянской культуры с усадебной. Историческая наука проникается сознанием неразрывной связи дворянской культуры с поэтическим миром усадьбы.

Усадебная культура, слагавшаяся во взаимодействии различных видов искусства, художественной и общественной жизни, культурного повседневного хозяйственного быта, комфортабельной, во многих случаях изысканной архитектурной среды и живописной русской природы представляется средоточием явлений, не только типичных для русской художественной культуры, но зачастую и оказывавших на нее значительное воздействие.

В отличие от театра, музыки, архитектуры усадебная  культура вовсе не является результатом  какого-либо обособленного вида творческой деятельности. Она вбирает в себя и неким образом синтезирует самые разные формы выражения поэтических идеалов эпохи. Вкупе с воздействием на усадебное искусство различных природных условий, своеобразных, исторически сложившихся социальных и экономических факторов, проявления синтетичности в нем способствовали образованию того ярко выраженного феномена, который был тесно связан с русской художественной культурой и получил наименование русского усадебного искусства или русской усадебной художественной культуры. Все это вместе взятое определило своеобразие места усадебной культуры в национальной художественной культуре второй половины IX века. Синтетические качества усадебной культуры определились, с одной стороны, связью пластических видов искусства – архитектуры, садово-паркового, прикладного, изобразительного и так называемых зрелищных – балета, музыки, театра; с другой, - взаимодействием профессионального и народного творчества.

Большую роль в  возникновении синтетического характера  русской усадебной культуры сыграла церковная культура, которая сама по себе тоже обладает признаками синтетичности. При всем распространении атеизма во второй половине IX века следует признать первостепенное значение в мировоззрении и духовной культуре человека того времени религиозных верований. Хотя по сравнению с допетровской Русью и с XVIII веком связь русской художественной культуры с духовным просвещением и церковным строительством в IX столетии значительно ослабела, но все же была весьма существенной, что особенно ярко проявилось в условиях усадьбы. Место церкви в усадебной жизни этой эпохи определялось ее значением как центра духовного просвещения и провозглашаемым ею постулатом «все равны перед Богом». Речь идет об атмосфере духовного единения людей в ходе церковного богослужения, которая была особенно ощутимой в условиях деревни. Несколько обособленное расположение церкви в составе усадебного комплекса определялось стремлением владельцев поместья предоставить крестьянам соседних деревень возможность присутствовать на богослужении. Нередко бывали случаи, когда помещики отказывались от возведения церкви на территории усадьбы и сооружали ее в центре ближайшей деревни, пользуясь ею, однако, на правах вотчинной. Значение церкви, входившей в комплекс усадебных построек или построенной в деревне, усиливалось еще тем, что она традиционна служила местом захоронения владельцев имения и благодаря этому была особо почитаема ими.

Русская усадьба  во второй половине IX века была, таким образом, не только благоприятной средой обитания и культурно-художественной средой, в которой формировались эстетические идеалы человека той эпохи и в определенной мере удовлетворялись его духовные потребности, но и создавала дополнительные, по сравнению с городом, условия, которые способствовали общению с народом и пробуждали интерес к его жизни.

Во второй половине IX века усадебная культура приобретает новые, по сравнению с первой половиной этого столетия, типологические качества. В ее развитие и судьбе, естественно, неотвратимо сказалась реформа 1861 года, изменившая многие составляющие социального, хозяйственного и экономического устройства России. Она расшатала фундамент, на котором покоились замкнутость и самодостаточность вотчинного поместья, уничтожила понятие о безграничности власти помещика над крестьянами, предоставила крестьянам при освобождении от крепостной зависимости право выкупа находившейся в их пользовании земли в полную собственность, побудила помещика перейти к капиталистическим формам хозяйствования, способствуя тем самым развитию капитализма и в земельческой сфере. Однако этот переход совершился не сразу, а растянулся на довольно длительное время. Как известно, барщинную сельскохозяйственную систему сменила система отработок, а во многих имениях стал применяться и наемный труд. Для помещиков в большинстве случаев стало непосильным содержать многочисленную дворню, которой при отмене крепостного состояния было отказано в получении земельных наделов. Выход для нее, как и для беднейшей части крестьянства, был один – поиски заработков в городе, главным образом на строительстве. С другой стороны, потребность в строительных рабочих в загородном поместьи побуждала иногда привлекать их из более отдаленных деревень и даже из города. Развитие в последующие годы капиталистического производства и изготовление на его основе дешевых декоративно-прикладных изделий, получавших все большее распространение, способствовало отказу помещиков от создания руками бывших крепостных художественных произведений, которые теперь стали обходиться намного дороже, чем фабричные изделия. Все это приводило к разрушению замкнутого самообеспеченного мира русской усадьбы.

Процесс изменения  усадебного мира – его быта, архитектурной  и садово-парковой среды – тоже длился несколько десятилетий и  отнюдь не совершился «вдруг». Все более заметной становилась его зависимость от города – от промышленного производства и городской культуры. Однако важнейшим признаком типологических изменений, которые происходили во второй половине IX века, было постепенное «перемещение» усадебных художественно-культурных центров от крупных дворянских «меценатских» поместий к усадьбам, принадлежавшим средним слоям дворянства, а иногда и разночинцам, представителям творческой интеллигенции того времени – литераторам, художникам, музыкантам, ученым.

 

4. Усадебная культура - личность дворянина

 

Дворянская  усадьба – это, конечно же, замкнутый  мир семьи, подобно Премухину A.M.Бакунина, где выросло десять детей. Не случайно и А.Т.Болотов писал: «Я расскажу вам, как по приезде из службы в отставку обостроживался я в маленьком своем домишке, учился хозяйничать и привыкал к сельской экономии, ... как познакомливался со своими соседями... потом женился, нажил детей, построил дом новый, завел сады; сделался экономическим, историческим и философическим писателем... чем веселился...». «Семейное гнездо» было и важнейшей сферой социализации личности дворянина, и священным местом памяти рода, запечатленной в фамильных портретах, усыпальницах, обелисках.

За многоликим и сложным  усадебным миром стояло столь  же сложное переплетение мотивов и взглядов его создателя. Усадьба была выражением личности владельца, визуальной реализацией его ценностей и вкусов. Дворянин финансировал и организовывал строительство, подыскивал архитектора, выступал и заказчиком и воплотителем проекта, именно он продумывал до мелочей ту среду, где будут расти его дети, где он увековечит имена предков и свою собственную жизнь, именно он определял весь уклад усадебного быта. «Если не удастся мне сим домом пользоваться и в нем жить, – писал А.Б.Куракин, – пусть же останется он здешнему месту прочным украшением и памятником мне».

Л.А.Перфильева в статье о дворце в Остафьево детально исследует вопрос об «авторстве» А.И. Вяземского, отца поэта, и его участии в создании проекта господского дома, который в основном был построен за пять лет, с 1802 по 1807 г., год смерти князя. На отдельные виды работ владелец Остафьево заключал договоры с подрядчиками. Его вмешательство в деятельность «архитектора-профессионала и вклад в общий процесс создания дворца были вмешательством «заказчика» – эрудированного, активного, влияющего на волю архитектора-исполнителя. И влияние это должно было проявиться достаточно сильно, чтобы и сам князь, и его потомки считали проект дворца «его собственным». Планы и чертежи проекта господского дома, подписанные заказчиком после необходимых пометок и исправлений, часто бережно хранились в архиве усадьбы или семейных коллекциях. Стены в кабинете и залах украшались живописными изображениями старого барского дома. Владелец ансамбля не был связан ни архитектурными канонами, ни более ощутимым в городе давлением обезличивающего официоза. В родной «отчине» он и не думал скрывать свое индивидуальное начало. Так, фамильное Борисоглебское Куракиных при князе Александре Борисовиче переименовывается в Надеждино, каждому домику, каждой тропинке дается название, обозначенное на доске, возникают дорожки, посвященные братьям Степану и Алексею. Образы друзей и привязанностей князя, события его сложной эмоциональной жизни буквально выплескиваются на аллеи парка. «Эти названия вызывают у меня, – писал Куракин, – приятные и интересные воспоминания: они обозначают природу чувств и имена людей, которые занимают мое сердце. Они будут часто вызывать у меня грусть, но она всегда будет сопровождаться душевным спокойствием...». «Сквозь облако слез» читали гости Надеждино названия посвященных им тропинок.

Типичные композиции загородных домов, стилистика английского или  французского парка, характерные интерьеры  гостиной и кабинета становились  лишь поводом для фантазии дворянина, перерабатывались и трансформировались владельцем в соответствии с его представлениями о семейном укладе и жизненных ценностях. В рамках господствующих архитектурных, строительных, художественных, садово-парковых традиций возникали усадебные комплексы, каждый из которых имел свое неповторимое своеобразие. Уникальный синтез природы, архитектуры, скульптуры, живописи, достигнутый в дворянской усадьбе, должен был иметь одного автора, и им выступал владелец. Дворянину, по всей видимости, было важно не просто унаследовать господский дом и парк, но воплотить свои пристрастия, вдохнуть свое живое начало в архитектуру ансамбля. Из поколения в поколение каждый представитель знатного рода Шереметевых отстраивал именно свою усадьбу, со своим укладом и стилистикой. Сподвижник Петра I генерал-фельдмаршал Б.П. Шереметев в духе голландской архитектуры возводит Мещериново, его сын Петр Борисович воплощает елизаветинское рококо и его переход к классицизму в Кусково, Николай Петрович в конце XVIII в. оставляет творение отца и всю свою судьбу отдает уникальному театру в классическом Останкино, и вот опять роскошный дворец покинут наследниками, а по Петергофской дороге Дмитрий Николаевич отделывает дачу Ульянка, верный традициям рода уже в начале нашего столетия С.Д.Шереметев устраивает свое Михайловское.

Смена владельцев одного усадебного комплекса порой могла привести к причудливому сочетанию в ансамбле различных архитектурных стилей, отражающих вольные эстетические пристрастия  и вкусы. Так, подмосковное Быково в  конце XVIII столетия принадлежало М.М.Измайлову, начальнику Экспедиции кремлевского строения, где работали В.И.Баженов и его помощник М.Ф.Казаков. Неудивительно, что пейзажный парк загородной резиденции екатерининского вельможи был украшен творениями В.И.Баженова. До наших дней сохранилась беседка на одном из островов обширного пруда. Пройдет несколько десятилетий, и уютное Быково отойдет Воронцовым-Дашковым. Новые владельцы в середине XIX в. перестроят доставшийся от прежних хозяев господский дом в богато украшенное строение, напоминавшее дворцы эпохи Ренессанса.

К созданию усадебного ансамбля присоединялась вся семья владельца, доверенные лица, управляющие имением, постоянные гости. В этом «домашнем  творчестве» важно было не только совместное обсуждение проекта, но и обживание господского дома в первый зимний сезон, а потом его «доделка». Так возникал идеальный мир усадьбы, определялась высокая семиотическая насыщенность его пространства, особая система координат, в которой каждый элемент во взаимосвязи с другими нес свою смысловую нагрузку. «Садовое место, – писал А.Т.Болотов, – можно почесть полотном, на котором устроитель сада малюет свою картинку».

Усадебная культура была порождена  личностью дворянина, стремящегося построить свой идеальный мир, реализовать  свое «я», обустроить по своему усмотрению землю, наконец, создать особый микроклимат, окружив себя близкими людьми.

 

 

5. Русская дворянская усадьба эпохи классицизма

Правота деятелей «мира искусства» в отношении высокой оценки русского усадебного искусства второй половины XVIII – начала IX века безусловна. К этому периоду относятся такие шедевры не только усадебного, но и всего русского зодчества, как Архангельское, Кусково, Останкино, Петровское-Аллабино, Яропольцы, Знаменское (Раек), Надеждино, Самуйлово, Пехра-Яковлевское, Батурин, Ляличи и многие другие. С точки зрения большого стиля русская дворянская усадьба эпохи классицизма является гордостью нашего искусства и прежде всего – архитектуры. При этом она предстает в нашем сознании как произведение подлинного синтеза различных видов искусства.

К проектированию усадеб привлекались крупнейшие зодчие той эпохи – Баженов, Казаков, Старов, Львов, Кваренги, Камерон, Бланк, Жилярди, Бове, Григорьев. В росписи  плафонов и стен, в создании лепного  убранства принимали участие известные художники – Гонзаго, Брюллов, Замараев, Скотти, Юст и другие. Усадьбы наполняли произведения западноевропейских и русских живописцев, скульпторов, мастеров декоративно-прикладного искусства. Во многих имениях были собраны значительные картинные галереи, содержавшие, помимо традиционных фамильных портретов, полотна самых различных жанров. Эти галереи знаменовали начало коллекционирования произведений искусства в дворянских поместьях. Но «привозным» и «привнесенным» искусством усадьбы того времени не ограничивались. Основной вклад в архитектуру, в ее парковое окружение, в наполнение усадьбы предметами декоративно-прикладного искусства был сделан крепостными художниками. Владельцы поместий, заинтересованные в том, чтобы иметь в своем распоряжении собственных зодчих, живописцев, скульпторов, мастеров садового и декоративно-прикладного искусства, посылали наиболее талантливых подростков из крепостных в обе столицы для обучения различным видам искусства у крупнейших их представителей. Так образовался целый слой крепостных профессиональных художников, творчество которых находило применение главным образом в усадебной культуре. Лепные архитектурные детали, наборные полы, искусственный мрамор, гризайль и сграффито, настенные и плафонные росписи, печи, мебель, фарфор, светильники, созданные в эту эпоху руками крепостных мастеров в усадьбах, отличались самыми высокими художественными качествами. Большую роль в сложении синтетического характера усадебной культуры эпохи классицизма сыграли и так называемые «зрелищные» виды искусства: в поместьях создавались и длительное время функционировали крепостные театральные труппы (драматические, балетные, оперные), оркестры (особое место среди них занимали рожковые), хоры. Для них в некоторых усадьбах возводились специальные здания со зрительным залом, сценой и уборными для артистов, либо же выделялись подходящие помещения в барском доме.

Следует сказать, что многие традиционные линии, наметившиеся в русской усадьбе в конце XVIII - начале IX века, по существу и не прерывались на протяжении всего IX столетия. Владельцы поместий, несмотря на показное стремление изменить сложившийся усадебный быт, на деле вполне осознано придерживались традиционного образа жизни, традиционных позиций в отношении к архитектурно-художественному образу усадебного ансамбля, к развивавшийся в усадебной среде культуре. Сознательная приверженность традициям замечается еще в середине IX века, но особенно четко прослеживается в послереформенной усадьбе. Разумеется, возможности сохранения традиций после отмены крепостного права уменьшились, и речь идет вовсе не о непосредственном продолжении того образа жизни, который был распространен в крупных поместьях с их многочисленной дворней, большими сворами собак, бесконечными охотами, пышными застольями, балами, фейерверками и т. п.

Традиционный характер русской усадьбы, образовавшийся в эпоху классицизма, в нашем представлении связывается прежде всего с ее архитектурно-парковыми ансамблями, в основных позициях строившимися по единой планировочно-пространственной схеме. Основной комплекс поместья располагался обычно на высоком берегу водоема, в окружении тенистого парка и плодовых садов. Протекавшие близ усадьбы речки запруживались, образуя систему живописных прудов. Основные постройки усадьбы возводились с расчетом на хорошую видимость их с отдаленных точек зрения. Отсюда проистекало стремление зодчих-классицистов к наделению архитектурного образа центрального ядра усадьбы чертами величия, торжественности, дворцовости, которые обеспечивались строгими, четко размеренными, в известной степени лапидарными классицистическими архитектурными формами. Эта центральная часть усадебного ансамбля компоновалась обычно по принципу троечастия: среднюю часть образовывал импозантный барский дом, обстроенный портиками с фронтонами и увенчанный куполом; боковые части составляли фланкирующие дом флигели, нередко связанные с ним колоннадами или галереями. Эта схема для крупных усадеб воспринималась почти как обязательная, но применялась, естественно, в многочисленных вариациях, благодаря чему при всем своем общем классицистическом облике и общности композиционной схемы усадебные ансамбли конца XVIII начала IX века обладали ярко выраженной индивидуальной характеристикой. Центральный комплекс дополнялся зданием церкви, как бы не связанным с трехчастной схемой его планировки, но создавшим в нем необходимый вертикальный акцент своим устремленным ввысь объемом, обработанным зачастую в тех же архитектурных формах, что и главный дом.

Общей планировке усадьбы подчинялась планировка парка, состоящего из регулярной –  вблизи дома – и ландшафтной частей. Переход между обеими частями парка иногда был постепенным, как бы стирался. Построение регулярной части парка увязывался с композицией архитектурного ансамбля усадьбы и основывался на главной оси последнего. В ее планировке было распространено трехлучие, ориентированное на ось барского дома – иногда даже на одно из его главных помещений. В то же время оно было связано своими лучами с геометрически прочерченной сетью второстепенных аллей и дорожек регулярного сада. Основной композиционной схеме парка подчинялись и разбивка цветников вблизи главного дома, и размещение бассейнов и скульптур.

В противоположность  регулярной пейзажная часть парка  компоновалась по системе английских парков с их ландшафтным разнообразием, бесконечной сменой видов. Природный пейзаж здесь лишь слегка «облагораживался» рукою садового мастера, стремившегося выявить его романтические свойства. Большую роль в планировке таких парков играли водные пространства прудов и реки, создавшие в ней своего рода эмоциональный центр. На пруды ориентировались лестницы и сходы с холма, где стоял барский дом, прихотливо извивающиеся дорожки и отдельные аллеи парка. Вкрапленные в парк лужайки украшали небольшие группы деревьев и кустов, тщательно подобранные по растительным формам и цветовым соотношениям. Неизменные беседки отмечали устроенные в подходящих местах видовые площадки; иногда они возникали «неожиданно» и в «глухих» затененных уголках, где размещались также искусственные руины, мраморные и дерновые скамьи, скульптуры и прочие атрибуты пейзажного парка.

Конечно описанный  тип русской усадьбы, в которой  сконцентрировались характерные черты  усадебного искусства конца XVIII – начала IX века, опирается на крупнейшие дворянские поместья, по своим возможностям недалекие от дворцовых. По отношению к усадьбам среднего и малого достатка эти черты если не скрадывались, то все боле упрощались и как бы уплощались, сохраняя, однако, свое основное качество – традиционность. Вместе с тем влияние именно этого, традиционного, типа русской усадьбы, сложившегося в эпоху классицизма, оказалось, несмотря на ниспровержение к сороковым годам IX века классицистических основ художественного творчества, весьма существенным. Может быть, именно стойкостью традиций, как это ни парадоксально на первый взгляд, частично объясняется феномен русской усадебной культуры второй половины IX века. Эта верность традициям, а зачастую и некоторая игра в традиции, составлявшие одну из характерных особенностей русской усадебной культуры IX века, во второй половине столетия все более и более проявляли себя если не как анахронизм в общем потоке русской художественной культуры своего времени, то, во всяком случае, как нечто противостоящее общему потоку. И может быть, только к самому концу этого периода, ко времени основания «Мира искусства», с его активным интересом к художественной культуре XVIII – начала IX века эта верность традициям в усадебной культуре начинает восприниматься как нечто нужное современности.

 


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.