Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


Реферат/Курсовая Культурно-исторические предпосылки эффективной институциональной трансформации в Японии

Информация:

Тип работы: Реферат/Курсовая. Добавлен: 22.05.13. Год: 2012. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение 

Послевоенное развитие Японии, характеризовавшееся стремительным  подъемом экономики на базе проведенных  институциональных реформ, продемонстрировало значительные возможности японской экономической модели. Имея свои преимущества и недостатки, эта модель несет  на себе отпечаток той двойственности, которая в целом была характерна и для истории, и для экономики  послевоенной Японии. Эта двойственность заключалась в тесном переплетении новых институтов, заимствованных в  период оккупации, с собственными институтами, заметно укрепившимися в период мобилизационной экономики. Экономические  реформы, произошедшие в Японии сразу  после Второй мировой войны, имели  множество различных предпосылок, обуславливались десятками факторов, начиная с политических и идеологических и заканчивая демографическими и  научно-техническими. Однако, несмотря на их обилие, институциональные факторы  занимают в этой системе особое место. Это обусловлено тем, что в  Японии институты – традиции, обычаи, формальные и неформальные правила  поведения – играли и продолжают играть ключевую роль.

Послевоенные экономические  успехи неразрывно связываются с  наличием в Японии особой институциональной  среды . Строгое следование установленным правилам издавна было залогом рациональной организации достаточно многообразных и сложных хозяйственных связей и рачительного использования ограниченных природных ресурсов. Устоявшиеся в обществе институты четко структурируют поведение экономических агентов, с одной стороны, затрудняя любые радикальные изменения, а с другой стороны, оказывая важное стабилизирующее воздействие на всех участников и позволяя властям в случае проведения решительных реформ делать это эффективно без страха дестабилизации ситуации, потери управляемости страной, впадения в иностранную колониальную или полуколониальную зависимость, обращения к контрреформам. Таким образом, внутренняя институциональная структура японского общества сама по себе стала фактором, предопределившим характер, направление и успех послевоенных реформ, а также возможность последующего экономического роста.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Культурно-исторические предпосылки эффективной институциональной  трансформации в Японии» 

 Влияние на развитие послевоенной экономической системы Японии стали именно институты, непосредственно связанные со специфической трудовой этикой, культурно-историческими ценностями, складывавшимися длительное время основами взаимоотношений, стали тем потенциалом, который в решающей степени способствовал экономическому расцвету страны. Экономические успехи Японии стали не столько результатом импорта технологий или наличия определенных культурных характеристик, сколько итогом их удачного синтеза, произошедшего вследствие институциональных реформ, сумевших модернизировать всю экономическую систему.

Анализируя японскую экономику  в указанный период, необходимо остановиться на вопросе о том, почему послевоенное экономическое развитие Японии оказалось  в такой большой зависимости  от процессов, связанных с динамикой  институтов. Во-первых, рассмотрение глубокой взаимозависимости культуры и экономики, которая исторически сложилась в Японии; во-вторых, анализ роли японского государства, проводившего политику избирательной поддержки нужных институтов, и, наконец, в-третьих, изучение значения притока новой информации и формирования новых идей после поражения в войне. 

1). Для анализа послевоенных  реформ в Японии учет институциональных  условий чрезвычайно существенен  в силу устойчивости и значимости  институтов в японском обществе. В Японии, где преобладающим типом  личности является homo institutius – человек институциональный – характерна повышенная ориентация на общественные установки. В этом случае большое значение имеет способность государства сформулировать национальные цели развития, обеспечить необходимую институциональную трансформацию – «культурный инжиниринг» для снижения издержек реформ, а также добиться «легитимизации» новшеств путем гармонизации новых формальных правил с устоявшимися неформальными нормами. Выполнение этих условий стало основой успеха как преобразований Мэйдзи, так и послевоенных реформ в Японии. 2). Генезис важнейших институциональных условий, связанных с тем, что японское общество было восприимчивым к новым перспективным идеям, умело их быстро перенимать, адаптируя к ним свою социально-экономическую систему, имело четко организованное взаимодействие экономических агентов и эффективную систему передачи информации внутри иерархических структур, относится к эпохе Токугава. Именно тогда благодаря системе заложничества (санкин катай), коммерческой инфраструктуре торговых домов сого сёся и крупномасштабным государственным инфраструктурным проектам был завершен процесс централизации страны и сформировано единое информационное пространство. 3). Японская трудовая этика во взаимосвязи с неоконфуцианскими и синтоистскими обычаями, подкрепленные институтами бусидо и гири, обеспечили формирование уникального института группизма, который стал основным связующим звеном в японской истории. Группизм является одним из важнейших институтов, на котором базируются все социально-экономические отношения в Японии. Группизм традиционно способствует улучшению управляемости в коллективе и более эффективному решению производственных задач, он обеспечивает защиту иерархических структур от агрессивных интеринституциональных воздействий, а также способствует снижению трансакционных издержек (прежде всего оппортунистического поведения). Группизм непосредственно связан с такими формами организации взаимодействия экономических агентов, как институт пожизненного найма, система ринги , принцип нэмаваси, институт амакудари, система канбан , методика ротации кадров. Именно эти институты стали основой послевоенной японской экономической модели.

           «Политико-экономические факторы институциональных реформ в Японии»

 Возникшая в послевоенный  период совокупность формальных  и неформальных правил и механизмов  их поддержки генерировалась  не неким абстрактным «государством», а вполне определенным и достаточно  многочисленным кругом основных  политических и экономических сил Японии, среди которых выделяются консервативные, либеральные, левые силы и оккупационные власти.

1). Реальный ход институциональных  реформ определялся текущим соотношением  политических и экономических сил – консерваторами, либералами и социалистами. Итоговые преобразования были результатом взаимодействия, дискуссий, противоречий между этими направлениями. Несмотря на имевшиеся различия подходов, они во многом дополняли друг друга, выполняя свои социально-экономические функции. Консерватизм сочетался с левым радикализмом, и тех и других объединяли либералы – центристы. Важным было то, что в этой обстановке благодаря действию оккупационных властей поддерживались возможности демократического выбора и сохранялся общий вектор реформ. 2). Движущие силы реформ были настолько разноплановыми, что развитие Японии в направлении формирования смешанной экономики, по определению С. Цуру, было вполне закономерно. При этом элементы государственно-регулируемой мобилизационной экономики, активно поддерживаемые представителями японизма, находили себе эффективное применение в условиях восстановительного периода, а программы пробуждения самосознания нации (миндзоку ишики) и развития профсоюзной деятельности, отстаиваемые представителями левых сил, способствовали усилению социальной активности граждан и сглаживанию трудовых конфликтов, придавая экономике социальную направленность. 3). Значение внешнего воздействия на проведение реформ в Японии было велико, во многом оно способствовало благоприятному исходу преобразований. Противоречия между «китайской» и «японской» группировками внутри руководства США, принятие «обратного курса», а также твердая позиция Д. Макартура, возглавлявшего оккупационные власти и поддерживавшего программу коренных институциональных реформ в Японии, имели важнейшее значение в той сложной внутриполитической обстановке, которая сложилась в послевоенной Японии. В то же время это были уникальные итоги исключительного набора источников, что не позволяет делать выводы о некоей запрограммированности, неизбежности успеха реформ, о его предопределенности и легкой повторяемости в других условиях.

 «Институциональные  преобразования второй половины 1940-х гг. – обеспечение экономической  стабильности и социального консенсуса» доказывается значимость институциональных реформ как мер по сохранению японской экономики и важнейших социальных мероприятий, обеспечивших последующее гармоничное развитие всего социума. Реформы не просто решали некие застарелые проблемы или чьи-то геополитические задачи, они смогли заложить основу новых взаимоотношений в японском обществе, стали прочным фундаментом для появления целого спектра всевозможных институтов, которые впоследствии сформировали облик японской экономики.

     1). Институциональные реформы, проведенные в Японии после войны, были инициированы оккупационными властями, однако они были в большей степени нацелены не на ослабление экономики страны-конкурента, а на преодоление излишнего монополизма и восстановление хозяйства. При этом реформаторы опирались на целый комплекс устоявшихся формальных и неформальных правил, и несмотря на свою радикальность, тем не менее, сохраняли определенную преемственность экономической политики – это было залогом быстрого восприятия реформ в обществе и их продвижения в направлении выгодном как США, так и Японии. 2). Важной особенностью институциональных реформ этого периода была социальная направленность проводимой политики. Во многом это было противовесом усиливавшемуся радикализму левых сил. Эта тактика позволила обеспечить в обществе социальный консенсус и гармоничное развитие нации в заданном направлении. Ликвидация архаичного помещичьего землевладения и решение земельной проблемы в пользу многомиллионного класса арендаторов, роспуск дзайбацу и перераспределение прав собственности от олигархов рядовым акционерам – все это в значительной мере оздоровило социальные отношения и способствовало развитию на новом уровне традиционных институтов внутри- и межгруппового взаимодействия. Успех реформ и последовавший за ними продолжительный период высоких темпов экономического роста стали следствием заблаговременного выбора перспективной модели социально-экономического развития, предполагавшей учет интересов различных слоев населения и имевшей благодаря этому широкую социальную базу. Именно это обеспечило реформам стабильное продвижение, устранило опасность их сворачивания и перехода к контрреформам после окончания периода оккупации. 3). Принципиальное значение имело удачное сочетание таких благоприятных для японской экономики событий, как либерализация ее экономики и одновременно демократизация экономической жизни, а кроме того, сохранение координирующей, регулирующей и организующей роли государства, ограниченного в своей деятельности новыми формальными и традиционными неформальными институтами. Важным было то, что наряду с проведением сугубо рыночных реформ осуществлялись жесткие меры административного контроля, японское правительство не впало в крайности рыночного радикализма. 4). Дискуссия, развернувшаяся вокруг банковского сектора Японии, имела важное значение для последующих институциональных изменений в финансовой сфере. Сохранение ограниченного количества крупных банков в стране и создание на месте разрушенных структур дзайбацу системы основных банков происходило не под действием свободных рыночных сил, а под руководством японского государства, действовавшего совместно со штабом СКАП. «Обратный курс» был важным, но далеко не единственным фактором, предопределившим судьбу банков в Японии. Раскол в штабе американских оккупационных властей свидетельствовал о наличии различных подходов к трансформации финансового сектора Японии и о той остроте, с которой был связан выбор конечного варианта развития. На этот выбор оказали свое воздействие множество посторонних и даже случайных обстоятельств, однако центральным фактором была установка на восстановление японской экономики, которая диктовала свою логику действий.

 «Институциональные  изменения и повышение социальных  возможностей нации как условие  для быстрого экономического  роста» анализируются итоги послевоенных институциональных реформ и доказывается значимость вновь возникших институтов для последующего периода высоких темпов экономического роста.

1). Появление системы кэйрэцу, ориентированной на головные банки, формирование института пожизненного найма, возникновение кружков качества – все это было следствием активного взаимодействия целого спектра взаимообусловленных институциональных факторов, базировалось на прочном фундаменте предыдущего развития, траектория которого также влияла на конкретные особенности новой институциональной системы. Существенное значение имела «система 1940 г.» и опыт предвоенного и военного периодов, когда в экономику внедрялись методы планирования и макроэкономического государственного регулирования. Внедрение новых институтов представляло собой форму приспособления фирм к изменившимся условиям с целью повышения мотивации труда и его качества одновременно со снижением трансакционных издержек. 2). Успех японской модели экономического развития базировался на том, что бурное развитие отдельных компаний не шло вразрез с развитием национальной экономики (в том числе и благодаря активному государственному вмешательству), общественные ценности преобладали над своекорыстными интересами отдельных предпринимателей. Значимую роль в этом играла и традиционная японская деловая этика, и такие институты, как амакудари и система пожизненного найма. При этом личные предпочтения наемных работников не сталкивались с групповыми целями их организаций (здесь важную роль играло коллективистское мышление, в целом свойственное японцам и институт группизма). 3). Государственное регулирование таких наиболее важных сфер, как внешнеэкономическая и научно-исследовательская, развитие системы «сан-кан-гаку» имели своей главной целью расширение адаптивных возможностей нации на пути эффективного заимствования передового иностранного опыта и включения страны в систему мирохозяйственных связей, что стало залогом успеха модели догоняющего развития в условиях стремительного развития мировой торговли и НТР. Вместе с тем определяющим было сочетание институтов пожизненного найма, системы «точно в срок» и кружков качества с традиционно присущими японцам особенностями инновационной активности, которые смогли всецело проявиться в создавшихся институциональных условиях. 4). Институциональные факторы, связанные с проведением послевоенных реформ и формированием новых условий хозяйствования, сыграли в процессе экономического развития Японии в первой половине 1950-х гг. роль катализатора, ускорив внутренние процессы социально-экономического развития страны, обеспечив достижение большей гармонии во взаимоотношениях между экономическими агентами и снижение «сил трения» – трансакционных издержек в хозяйственной жизни. Они во многом предопределили тренд последующего движения общества и заложили основы знаменитой японской экономической модели, сделав возможным быстрое восстановление хозяйства и поддержание высоких темпов экономического роста.

Заключение 

 Успешное проведение институциональных реформ после Второй мировой войны было во многом подготовлено самим ходом всей японской истории, когда уже была образована уникальная по своим возможностям институциональная система. Во многом успех институциональных преобразований в Японии был связан с четкостью и последовательностью при выработке формальных правил, по возможности исключавших двойственное толкование и создававших более прозрачные конкурентные условия для всех участников экономической жизни.

Таким образом, за фасадом  экономического чуда в Японии скрывалась кропотливая работа властей по управлению институциональными изменениями, происходившими в обществе. Успех послевоенных реформ в Японии стал возможен не только благодаря  финансовой помощи США, заимствованию  западных технологий и трудолюбию японцев, но и в результате того, что все  эти факторы оказались связаны в работающую систему, поставлены на службу обществу, организованы для их использования в целях общего экономического роста, а не в интересах роста благополучия узкого слоя граждан. Проведенные институциональные изменения представляли собой действительно крупномасштабное социально-экономическое преобразование.

Безусловно, из истории японских институциональных трансформаций  можно вынести немало ценных уроков, которые были бы полезны и для  России, находящейся на пути реформ и ставящей перед собой амбициозные задачи вхождения в число стран-лидеров экономического развития. В этой связи, во-первых, необходимо подчеркнуть особую значимость институционального базиса при проведении реформ. Институциональные новшества должны иметь надежную опору в виде уже сформированных устойчивых формальных и, главным образом,  неформальных практик. Важная роль государства заключается в сознательном выдвижении нужных институтов на первый план, в проведении специально для этих целей «культурного инжиниринга», который позволил бы снизить в последующем издержки институциональной трансформации. Ведь именно высокий уровень этих издержек тормозит, а нередко и вовсе останавливает движение реформ в нужном направлении.

Во-вторых, особое внимание должно быть уделено вопросу о  том, кто именно будет разрабатывать  условия проведения институциональных  реформ, чьим интересам они будут  отвечать в конечном счете, не появятся ли в системе новых правил такие изъяны, которые извратят сущность намеченных преобразований  и скомпрометируют саму идею реформ, подорвав к ним доверие общества. Это неминуемо приводит к сужению социальной базы реформ и необходимости их корректировки, кроме того, в определенных условиях возможна и полная смена курса и начало контрреформ. Для противодействия этим неблагоприятным тенденциям заранее должны быть сформированы четкие и прозрачные системы правил, не допускающие двойственного толкования, а также обеспечен действенный контроль за их выполнением.

В-третьих, большое значение имеет темп институциональных изменений. Слишком медленное, половинчатое, противоречивое решение насущных проблем, требующих  немедленного решения, не может обеспечить требуемой динамики реформ, что также  сопряжено с возникновением целого ряда неблагоприятных побочных эффектов. Постепенно трансформируются направление  и сам смысл реформ, усиливается  опасность обострения конфликтов и  возникновения серьезных социально-экономических  конфликтов.


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.