Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Усадьба Архангельское

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 26.05.13. Сдан: 2013. Страниц: 17. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                                                                                                          

                  Содержание:

  1. Введение…..…………………………….…………………..3
  2. История усадьбы……..……………………….…………….6
  3. Дворцово-парковый ансамбль…………..……….……….18
  4. Библиографический список………………………………27

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ступив  за твой порог, 
Я вдруг переношусь во дни Екатерины. 
Книгохранилище, кумиры, и картины, 
И стройные сады свидетельствуют мне, 
Что благосклонствуешь ты музам в тишине...

Так в свое время  А.С.Пушкин написал, обращаясь к тогдашнему владельцу усадьбы Н.Б.Юсупову.

 

                ВВЕДЕНИЕ:

 

Приблизительно в четырёх километрах на запад от Москвы, в Красногорском районе Московской области находится удивительный по своей красоте дворцово–парковый ансамбль Усадьба «Архангельское».

Усадьбы богатого дворянства существовали в окрестностях Москвы издавна и в немалом количестве. Те, что находились вблизи столицы, выгодно отличаясь от далеких захолустных поместий, служили не для постоянного житья и не для того, чтобы приносить доход. Раскинувшиеся на загородных просторах, скрытые от любопытных глаз чудесными садами, они тешили самолюбие хозяев и поддерживали, как говорилось в старину, честь имени. Временем расцвета подмосковных усадеб считается конец XVIII – начало XIX века.

Без всякого преувеличения  Архангельское можно назвать одной из лучших парковых усадьб Подмосковья. Знаменитый ансамбль в  Архангельском возник в период расцвета в России стиля классицизм, опирающегося на искусство античности. Архитектура и композиции парка Архангельское роднят его с итальянскими садами эпохи Возрождения и французскими парками в регулярном стиле, а его пейзажные рощи навеяны образами английской ландшафтной архитектуры. В течение полувека трудом нескольких поколений была создана эта усадьба. Она несколько раз меняла хозяев. До 1809 г. усадьба принадлежала князьям Голицыным, с 1810 г. - князю Н. Б. Юсупову и его потомкам. Он превратил усадьбу в роскошный дворцовый комплекс, который назвали "русским Версалем". Это сравнение было связано, прежде всего, с огромным парком, распланированным наподобие парка резиденции французских королей, на 150 гектарах расположились оранжереи, террасы, беседки, клумбы, аллеи, фонтаны, украшенные мраморными скульптурами. Строительство и украшение усадьбы связано с именами архитекторов Герна, Тромбара, Петтонди, Гонзага, Бове, Клейна.

В наше время усадьба Архангельское представляет собой музей, который насчитывает более 50 тысяч экспонатов. Музей-усадьба «Архангельское» - уникальный памятник русской художественной культуры. Всемирную известность Архангельскому принесли и  величественная красота самой усадьбы, и разнообразие уникальных музейных коллекций.

Уникальнейшие собрания живописи - более 400 экспонатов, в коллекции представлены произведения крупнейших западноевропейских художников XVII - XIX веков - А.Ван Дейка, Д. Б. Тьеполо, Ф. Буше, Г.Робера и др. Фонд редких книг включает в себя более 16 000 томов русских и западноевропейских изданий XVI - XIX вв. и являет собой уникальный образец усадебной библиотеки начала XIX века. Несколько тысяч высокохудожественных произведений насчитывает собрание декоративно-прикладного искусства, включающее уникальные предметы русского и западноевропейского происхождения: бронзы, мебель, фарфор, стекло, текстиль и является основой обстановочного комплекса интерьеров ампирного дворца. Коллекция графики насчитывает почти 3000 листов. Мраморные изваяния, бронзовая пластика, изделия из резного камня составляют коллекцию скульптуры музея. Набор произведений весьма типичен для императорских и крупных дворянских собраний России XVIII-XIX вв. Коллекция парковой скульптуры в Архангельском выполненная в XVIII—начале XIX века, насчитывает около 200 вещей и является уникальным собранием, равного которому трудно найти в нашей стране.                                                                                                         

Исторический дух этого  места, воплощенный в скульптурных и архитектурных строениях, гармонично сочетается с ухоженными аллеями и пейзажным парком сливающийся с лесами Подмосковья и спускающийся пологими ступенями к берегу Москвы–реки, очаровывает своей красотой и гармонией. Архангельское - прекрасное место для прогулок, для спокойного и умиротворенного отдыха, для проведения времени с душой и для души. Усадьба постоянно привлекала к себе внимание современников. В разное время ее посетили такие выдающиеся деятели русской культуры как историк и писатель Н. М. Карамзин, поэты А. С. Пушкин и П. А. Вяземский, литераторы А. И. Герцен и Н. П. Огарёв, художники В. А. Серов, А. Н. Бенуа, К. Е. Маковский, К. А. Коровин, музыканты К.Н. Игумнов и И.Ф. Стравинский. Не обошли своим вниманием Архангельское и члены русской императорской фамилии. Здесь бывали Александр I и Николай I, Александр II и Александр III, а также Николай II.

 

Т. Тассо. Освобожденный Иерусалим. Книга из библиотеки Архангельское

                                                                                                   Я до сих пор люблю Архангельское.

 Посмотрите, как мил  этот маленький    

  клочок земли от Москвы-реки до дороги...

А. И. Герцен.

 

 

                                       ИСТОРИЯ УСАДЬБЫ

 

   Имение Уполозы, как изначально называлось Архангельское, впервые упоминается в документах времен Ивана Грозного. То немногое, что находилось на месте великолепной княжеской усадьбы до 1537 года, вряд ли заслуживало внимания чиновников. Хозяйство было мелким, поэтому звенигородские писцы в разъезжей грамоте упомянули не его, а близлежащее село. В документе, где определялись границы поместных земель, оно называлось Уполозами: к холму, где стояла деревня, река подступала крутой излучиной, поэтому здесь часто случались оползни. По селу именовался и его первый известный ныне хозяин – московский дворянин Алексей Иванович Уполоцкий, чья родословная осталась тайной из-за небрежности старых авторов. Такой же загадкой остался и вид его владений. Население деревни составляли сам хозяин, его крепостные и свободные слуги.

Следующие сведения об Уполозах относятся к XVII веку. В ту пору государство русское, миновав Смутное время, проходило испытание голодом, слабой властью, малыми, но беспрестанными войнами, к тому же отдавая последние силы борьбе с польской шляхтой. Результатом этого стали выморочные деревни, которые продавались порой за бесценок, лишь бы сбыть с рук уже не доходное, но по-прежнему хлопотное хозяйство. Именно таким представлялось мужнино наследство вдове Любаве Уполоцкой. Деревенька была очень дешево куплена братьями Киреевскими, а вскоре перепродана и далее в течение двух десятков лет поочередно принадлежала боярам Шереметевым, Одоевским, Черкасским.

Главный фасад церкви Михаила Архангела  обращен к селу и усадьбе

Последний, если верить летописцам, приобрел усадьбу уже с 6 дворами и новой каменной церковью Михаила Архангела, которая заменила ветхую деревянную заботами Якова Никитича Одоевского. Будучи постройкой значительной для своего времени и места, она дала название селу, с той поры (приблизительно с 1646 года) именовавшемуся не иначе как Архангельским. В переписной книге той поры имеется запись: «За боярином Федором Ивановичем Шереметевым вотчина, что была за Немиром и Григорием Киреевскими, село Уполозье, Архангельское тож, а в нем церковь Архангела Михаила деревянна…».О непосредственном строителе храма сведений не имеется, но им, скорее всего, является Павел Сидорович Потехин – крепостной зодчий,по разным источникам, мастер был крепостным и Шереметевых, и Одоевских, и Черкасских. Все три семьи имели немалые богатства, состояли друг с другом в родстве и потому поочередно владели одними и теми же деревнями. Нехватка хороших мастеров в Подмосковье заставляла их пользоваться услугами одной строительной артели. К сожалению, документальных свидетельств того, что храм в Архангельском строил именно Потехин, также не имеется. Однако по архитектуре он настолько близок к его произведениям, что догадка, будто крепостной мастер, работавший во всех имениях Одоевских, приложил свою руку и здесь, выглядит вполне правдоподобно.«Подмастерье Пашка Потехин», как зодчего именовали господские писцы, выбрал для Михаила Архангела место на редкость удачное. Построенный на крутояре, невысокий храм смотрелся не просто солидно, а величаво. С берега реки прихожане видели его четкий, тяжеловатый внизу и легкий вверху силуэт, наверняка замечая, что на фоне соснового леса он выглядит особенно красиво. Перед теми, кто подходил к церкви со стороны усадьбы, открывался главный фасад, а за ним – беспредельные дали: водная гладь, луга, поля, перелески и тающие в белесой дымке холмы.

При Одоевских усадьба  в Архангельском ничем не выделялась среди поместий средней руки, какие  русские бояре устраивали на подмосковных землях. Дом вотчинника по-прежнему находился близ церкви, прячась за частоколом, окруженный многочисленными  службами. На господском дворе, кроме  бревенчатого дома, стояли, вытянувшись  вдоль забора, амбары и житницы, поварня, погреб, ледник. Далее нестройным рядом  шли ткацкие избы, конюшня и  загоны для скота, к которым примыкал маленький «огородец», а также  сад в «полторы десятины» –  в общем, примитивное хозяйство, очень похожее на многие другие, существовавшие тогда под Москвой. Всем этим хоромам и сараям, наспех и грубо сколоченным из бревен, пришлось потесниться, уступив часть  двора оранжереям – прихоти нового владельца усадьбы, коим в конце XVII века стал Михаил Андреевич Голицын. Он получил Архангельское в приданое за своей женой, дочерью боярина Одоевского.

В 1703 году оранжереи вместе с домом и всем прочим, что числилось  в усадьбе, перешли в руки другого, поначалу не столь заботливого хозяина  – Дмитрия Михайловича Голицына. Сын Михаила Андреевича проворно карабкался по служебной лестнице и, словно забыв про свою подмосковную вотчину, едва не погубил то, что  с такой любовью создавал его  родитель. К моменту приезда молодого барина, согласно отчетам, «в оном (Архангельском) дом прикащика и двое людей, а прочие дворы пусты стоят, дворовые частью умерли, частью заскудели и переведены в другие дворы, один взят в солдаты». Дмитрий Михайлович Голицын - один из известнейших людей своего времени, сподвижник Петра I, сенатор и президент Камер-коллегии. Был очень образован и мечтал о парламентской монархии в России. Но его попытка вместе с несколькими сподвижниками ограничить власть императрицы Анны Ивановны кончилась опалой. На протяжении шести лет отстранённый от всех государственных дел князь Дмитрий Михайлович строил в усадьбе Архангельское новый деревянный дворец , а также разбил "французский сад".Тогда это место приобретает характер парадной усадьбы, в которой устраиваются балы, ассамблеи и другие праздники. Здесь же он устраивает свою известную библиотеку. В 1736 году больной и безмерно уставший от жизни Голицын предстал перед судом. Официально его обвиняли в незаконных действиях по делу о наследстве молдавского князя Кантемира, но на самом деле, как было заявлено в манифесте, судили за «коварства и бессовестные вымышленные поступки». Лишив чинов и наград, сенатора приговорили к смертной казни, но Анна Иоанновна заменила плаху заключение в Шлиссельбургской крепости, где он, пробыв совсем недолго, умер. Родственники, опасаясь той же участи, поспешили сжечь все бумаги. Так в огне погибли архивы и документы, относившиеся к строительству дома и парка. Усадьба вместе с остальным имуществом Голицына перешла к государыне. Была конфискована уже ставшая знаменитой библиотека, большую часть которой передали в Академию наук и Синод, а меньшую разобрали по домам московские дворяне. Опись отобранных книг не составлялась, поскольку чиновники, не зная иностранных языков, не смогли списать даже названия. В имперских архивах указано, что к 1740 году в канцелярии хранилось 2415 доставленных из Архангельского томов. Во время царствования Елизаветы некоторые из них были возвращены сыну опального верховника,  Алексею Голицыну, которому вернули и отцовскую усадьбу. Потомки Дмитрия Михайловича относились к библиотеке с благоговением и так старательно ее пополняли, что к началу XIX века книжное собрание Архангельского насчитывало более 20 тысяч томов, размещенных в 18 разделах. Значительную его часть составляли труды на французском языке, а самым большим был раздел художественной литературы: французские романы, пьесы, переводные сочинения античных и французских философов. Вторым по величине являлся исторический раздел: книги греческих и римских историков, огромные тома по истории европейских и отдельных восточных государств. Среди книг по искусству выделялись роскошные издания крупнейших европейских музеев, и не меньшим великолепием отличались каталоги картинных галерей и модных салонов почти всех столиц Европы.Внук Д. М. Голицына - князь Николай Алексеевич в конце XVIII века разворачивает в Архангельском грандиозное строительство. По проекту, разработанному французским архитектором Шарлем Герном на склоне холма возводиться строгий дворец, одновременно рядом создаётся регулярный парк, автором которого считается итальянский архитектор Джакомо Тромбаро.

1. Театр. 
2. Павильон. 
3. Памятник Екатерине II. 
4.Мемориальные колонны. 
5. "Чайный домик". 
6. Дворец "Каприз". 
7. Беседка-миловида. 
8. Памятник А.С.Пушкину. 
9. Дворец с флигелями. 
10. Трельяж. 
11. Розовая беседка. 
12. Подпорные стенки. 
13. Усыпальница Юсуповых. 
14. Дом для приезжающих. 
15. Ворота над оврагом. 
16. Конторский флигель. 
17. Святые ворота. 
18. Обелиск. 
19. Церковь. 
20. Парк.




 

Возводятся две большие  оранжереи с жилыми флигелями, малый дворец "Каприз", манеж, обелиски и более 50 гипсовых и мраморных скульптур. В середине XVIII века парковые аллеи именовали «першпективными дорогами», обрамляя их, как сделал Голицын, липами и похожими на хлысты штамбовыми деревьями. Несохранившийся голицынский сад послужил основой того великолепного парка, который ныне составляет главную ценность Архангельского. Предполагается, что в расположении «першпективы» не было симметрии: она подходила не к крыльцу дома, а к боковым покоям. Так же, на первый взгляд, хаотично располагались и «партиры», как в официальных документах называли не партеры, а боскеты – в данном случае кусты, подстриженные в виде ровных стенок. Из отчетов управляющих стало известно, что они сформировали малые части парка, заполненные яблонями, грушами и барбарисом. Несмотря на все старания, планировка усадьбы вначале была невнятной, и неудивительно, если учитывать и недостаток знаний хозяина в области садовой архитектуры, и то, что сад попросту не был закончен.

Очень жаль, что широта планов Голицына не соответствовала его  материальным возможностям. Он был  богат, но не настолько, чтобы должным  образом содержать столичные  дома и несколько имений. Денег  требовало не только Архангельское, но и Никольско-Урюпинское – вторая подмосковная усадьба, где князь тоже строил дом, правда, не такой большой. В 1798 году  его отправили «на пенсию»,как стареющего вельможу, он больше не пожелал выслуживаться перед государем, которого недавно так почитал. Князь скончался в 1809 году, не сумев закончить строительство. Княгиня больше не нуждалась в столь тяжком бремени, каким ей виделась огромная увеселительная усадьба, и 19 сентября 1810 года продала ее за четверть миллиона рублей Николаю Борисовичу Юсупову – человеку знатному, богатому и к тому же более удачливому, чем ее покойный муж.

Новому владельцу Архангельского очень повезло, ведь ему досталось  не просто поместье, а настоящее  произведение искусства. Неважно, что  перечисленные в купчей Большой  дом, Каприз, деревянная библиотека, 4 каменных флигеля, оранжереи, каменный манеж и прочая недвижимость находились в плачевном состоянии. Скорее всего, он совсем не расстроился, узнав, что из 40 комнат дворца 13 были не отделаны и потому не пригодны для жилья. Как отмечалось в той же купчей, «одна из оранжерей, деревянная, крыта тесом и гонтом, и на ней крыша крайне ветха, и течь идет». На второй, каменной теплице крыши не имелось вовсе. Николай Борисович Юсупов не тратил денег напрасно, но и не жалел их, если речь шла о престиже. Обладатель одной из самых громких российских фамилий, он был одним из тех самых «екатерининских орлов», и притом вельможей в полном смысле этого слова. Князь любил роскошь, удивлял окружающих умом, обширными познаниями в науках и любезностью, никогда не переходившей границ приличия. Юсупов хотел быть первым во всем, не отличаясь в этом от своих сиятельных сограждан. Благодаря ему полузаброшенная подмосковная усадьба стала предметом всеобщего восхищения и зависти, таким образом выполнив свою главную роль: «Как Архангельское не есть доходная деревня, а расходная, и для веселия, а не для прибыли, то стараться в аранжереях, парниках и грядках то заводить, что редко, и чтобы лучше, нежели у других. Фрукты держать для продажи, хотя мало прибыли, но из них несколько сортов стараться иметь, чтобы щеголять ими и показывать их…».

Купив Архангельское, князь захотел как можно скорее закончить внутреннюю отделку дворца. В работу включились достаточно хорошо известные: крепостные живописцы Михаил Полтев, Федор Сотников, Егор Шебанин, Федор Ткачев, лепщики Иван Петров и Алексей Копылов, позолотчик Семен Котляров, резчик Петр Литвинов, хрустальные мастера Алексей Муратов, Ермолай Васильев и многие другие. К 1812 году закончив в Большом доме то, что не успел сделать Голицын, Николай Борисович перевез сюда из Петербурга коллекцию картин, мраморной скульптуры, фарфора, старинной мебели. Тем не менее расположить все это как следует не удалось, потому что началась война. Французы двигались к Москве стремительно, заставляя русских дворян покидать дома и усадьбы в спешке, зачастую без оглядки на фамильные ценности. Архангельское находилось на пути вражеской армии, поэтому бегство, которого так боялись, все же состоялось. В документах не осталось записей об эвакуации из Архангельского, но о том, как это могло происходить, можно судить по описанию того же события в романе Льва Толстого «Война и мир»: «В доме все казалось перевернутым вверх дном. Все двери были растворены, вся мебель вынесена или переставлена, зеркала, картины сняты. В комнатах стояли сундуки, валялось сено, оберточная бумага и веревки. Мужики и дворовые, выносившие вещи, тяжелыми шагами ходили по паркету. На дворе теснились мужицкие телеги, некоторые уже уложенные верхом и увязанные, некоторые еще пустые…».Юсуповы уехали в Астрахань. Большая часть коллекции была раскидана по отдаленным имениям. В Архангельском статуи пережидали тяжелые времена под полом во дворце или, как парковые бюсты, под землей, в прикрытых дерном ямах. Тем не менее многое, в том числе и большие живописные полотна, осталось на своих местах, под надзором управляющего.Но тот с охраной ценностей не справился. Наполеоновские солдаты побывали во дворце и в парке, оставив после себя разбитые стекла, снесенные колонны, вздыбленный, а местами просто уничтоженный паркет, разорванные ковры и картины. Весной 1813 года Юсуповы вернулись в Москву, хотя до усадьбы добрались лишь к середине лета. К работам в усадьбе были привлечены лучшие архитекторы России: Осип Бове, Франческо Кампорези, Пьетро Гонзага, Евграф Тюрин, а также зодчие из строительной экспедиции Мельников и Жуков. Фактическим строителем усадьбы стал местный зодчий Василий Стрижаков – человек большого таланта и необычайного трудолюбия, что неудивительно, учитывая, что он был крепостным.

Январь 1820 года надолго остался  в памяти местных крестьян. Большой  пожар во дворце вызвал толки и  в московских салонах. «Славное Архангельское  сгорело от неосторожности людей, а  другие говорят, от скупости, потому что  для убережения картин и более дров, ведено было топить галерею стружками. Картины и библиотека только частью спасены...»Пожар возник, по-видимому, на втором этаже, а затем охватил и весь дом. Стояли большие морозы, и многие из окрестных крестьян, сбежавшихся тушить пожар, сильно обморозились: пламя забрасывали снегом, через окна и двери вытаскивали картины, скульптуру, мебель. Пожар нанес дворцу большой урон: были уничтожены полы, рамы, двери, испорчены декоративные росписи, повреждены картины, скульптура, мебель. Особенно пострадал второй этаж, погибли почти все находившиеся там книги, мебель, фарфор. Всего сгорело около тридцати картин, многие были сильно повреждены.Весной пришлось начинать отделку дворца заново.

После пожара залы дворца были заново расписаны во вкусе позднего классицизма. В Архангельское были приглашены живший в Москве французский живописец Никола де Куртейль и два других менее известных мастера Колумбии и Рунжи, работавшие во дворце «со своими людьми» - подмастерьями или учениками.

 

 Усадьба Архангельское в начале XIX века: Императорская аллея (1), трельяжные аллеи (2), парадный двор (3), служебные флигели (4), двойные колоннады (5), Большой дом (6), старые голицынские лиственницы (7), верхняя терраса (8), нижняя терраса (9), подпорная стена нижней террасы (10), Большой партер (11), оранжереи (12), фонтан(13).

 

В 20-х годах XIX века окончательно складываются интерьеры дворца, в  основном сохранившиеся до наших  дней. Ансамбль получил свое окончательное  завершение после перестройки террас парка, которая проводилась архитектором В.Г.Дрегаловым в 1829—1830 годах. Дрегалов переделал подпорные стены верхней и нижней террасы, построил над обрывом к Москве-реке две беседки и новые оранжереи. Так в течение полувека трудом нескольких поколений была создана эта усадьба, которая, по словам известного литераторатого времени Нестора Кукольника, «более походит на царское, нежели на боярское поместье».Восхищаясь Архангельским, он не обошел молчанием и тех, кому усадьба была обязана своим существованием. «Скажем только, пишет Н. Кукольник далее, что при князе Н. Б. Юсупове триста душ исключительно предназначены были для содержания чистоты и порядка в этой истинно римской вилле».

После смерти старого князя в 1831 году наследники уделяют Архангельскому значительно меньше внимания. Отсюда в петербургский дворец Юсуповых вывозятся многие произведения живописи и скульптуры, закрываются«живописное заведение» и фарфоровый завод, распускаются крепостной оркестр и труппа театра, идет на продажу знаменитый ботанический сад. Начавшийся упадок Архангельского отметил молодой А. И. Герцен, приезжавший сюда в .1833 году с Н. П. Огаревым и группой товарищей по университету. «Бывали ли вы в Архангельском? — писал он позже.— Ежели нет, поезжайте, а то оно, пожалуй, превратится в фильятурную фабрику или не знаю во что, но превратится из прекрасного цветка в огородное растение».

В начале 40-х годов Архангельское  теряет свое значение художественного  центра. Многих крепостных мастеров переводят на оброк в другие имения Юсуповых. Усадьба значительно реже служит владельцам летней резиденцией, и, хотя часть коллекции оставалась здесь, Архангельское уже не привлекало к себе большого внимания.

В 1900-х годах последние хозяева делают попытку вновь сделать Архангельское популярным. Вместе с аристократами сюда приглашаются известные представители творческой интеллигенции России—живописцы К.Маковский, В.Серов, А.Бенуа, архитектор Р. Клейн, талантливый пианист К.Игумнов и другие. К этому времени убранство парадных залов во многом изменено в угоду новым вкусам. Залы дворца, за исключением росписей, значительно утратили характер классицизма в интерьере 20-х годов XIX века.

Только после Октябрьской  революции и создания в усадьбе  музея начались работы по воссозданию  интерьера; сюда были возвращены многие произведения живописи, восстановлено  убранство библиотеки, сделано многое для того, чтобы вернуть Архангельскому то, что составляло его славу как  замечательного памятника русской  и мировой культуры. В исторический день 1 мая 1919 года отдел по делам искусства и охране памятников... открывает дворцы-музеи в усадьбах Останкино, Кусково, Архангельское... и охрану их вручает самому народу».С той поры миллионы людей смогли познакомиться с этим замечательным памятником русской культуры, оценить его и отдать должное труду и таланту его создателей.

При советской власти усадьба  переходит под руководство государства  и становится музеем. В 1964-1965 гг. церковь была отреставрирована. Внутренний интерьер храма практически не сохранился: стены были выбелены, иконостас утрачен. Немного позднее, на нижней террасе усадьбы были построены корпуса Центрального военного клинического санатория «Архангельское» ,несколько изменившие вид на долину Москвы-реки. Долгие годы Государственный музей-усадьба "Архангельское" находился в ведении Министерства обороны. В ноябре 1985 года он был закрыт на реставрацию, а в январе 1997 года передан в ведение Министерства культуры РФ.

 

Проект "подмосковного Петергофа"

Санаторные корпуса и  террасный парк в Архангельском, проект арх. В.П. Апышкова 
Частично осуществлен в 1934-1937 гг.                               

фото из экспозиции музея  санатория "Архангельское

                                                                                                  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                                                      Увижу сей дворец,

Где циркуль зодчего,

Палитра и резец

Ученой прихоти  твоей повиновались,

И, вдохновенные, в волшебстве состязались..

 

А.С.Пушкин

 

                                Дворцово-парковый ансамбль

 

Каждый кто приезжает в Архангельское, открывает его как то по своему. Но всех здесь объединяет желание постичь его красоту, проникнуть того редкостного единства архитектуры и природы, в котором классическая строгость ансамбля, стремление к изящной простоте не переходят в жесткую, рассудочную схему, а полны просветленного настроения и тонкого чувства. Знаменитый ансамбль в Архангельском возник в период расцвета в России стиля классицизм, опирающегося на искусство античности. Архитектура и композиции парка Архангельское роднят его с итальянскими садами эпохи Возрождения и французскими парками в регулярном стиле, а его пейзажные рощи навеяны образами английской ландшафтной архитектуры.

Въезд в усадьбу с севера открывается Императорской аллеей, ведущей с московской дороги ко дворцу. Эта перспектива становится стержнем всего ансамбля. Обсаженная соснами, березами и елями, аллея подводит к массивной въездной арке Парадного двора, в проеме которой виден портик Большого дома. Дворцовый комплекс: Большой дом, два флигеля, колоннады и въездная арка — служат ядром всего ансамбля.

Холм, на котором стоит дворец, еще в конце XVIII в. был превращен архитектором Джакомо Тромбаро в серию террас, подобных тем, что устраивали в итальянских садах XVI века. С южной стороны от дворца спускается каскад террас вниз к Москве-реке.

Великолепен скульптурный декор монументальной подпорной  стены Нижней террасы. Парковая скульптура в Архангельском, выполненная в конце XVIII — нач. XIX вв., насчитывает около 200 произведений и является уникальным собранием, равное которому трудно найти в нашей стране.

Одним из очаровательных уголков Архангельского является расположенный в западной части парка миниатюрный ансамбль «Каприз» — модный для того времени уголок уединения или «эрмитаж». Летом 1818 г. во время визита в Архангельское императора Александра I был торжественно открыт Театр, ставший одним из самых известных усадебных театров России. Неотъемлемой частью ансамбля являлись павильоны, беседки, памятные колонны.

Дворцово-парковый ансамбль в Архангельском, основные элементы которого сложились на рубеже XVIII и XIX столетий, возник в период расцвета архитектуры классицизма. Возникновение классицизма в России было тесно связано с просветительскими идеями гражданственности и гуманизма, воодушевляющими передовых русских людей того времени, с подъемом национального самосознания, развитием экономики, науки и культуры. Классицизм на долгое время стал формой творческого восприятия античности, в которой он черпал основные понятия о красоте и художественном порядке. Это нашло свое выражение в облике дворянских усадеб конца XVIII—начала XIX века. При всем многообразии архитектурных замыслов, расположения и размеров усадеб они имели общие принципы построения ансамбля. Одним из таких принципов, основанном на строгой логике архитектуры классицизма, стало четкое осевое построение всего комплекса. Регулярность и симметрия в размещении основных построек, сдержанность и строгость внешнего облика зданий тем не менее не делали усадьбы чопорными и скучными. Наоборот, гармонично связанные с окружающей природой, они пленяли своей красотой и лиризмом. Все это в полной мере можно отнести и к Архангельскому. Традиционной аллеей, которая с московской дороги через рощу вела гостей во дворец, открывается въезд в усадьбу. Кроме нее с востока и запада в Архангельское шли две другие, обсаженные липой дороги, но главная перспектива имеет особое назначение парадного въезда, откуда открывается вид на Большой дом. В старину, когда дорога в Москву проходила иначе, “императорская аллея”, как ее называли в начале XIX века, обладала еще большей протяженностью и была началом центральной оси, вокруг которой строился весь ансамбль. Миновав заставу в виде колонны со щитом и надписью “Село Архангельское” (такие не сохранившиеся до наших дней заставы стояли на каждой дороге у въезда в усадьбу), путник еще издали замечал над кронами старых деревьев изящную башенку—бельведер, который завершался высоким шпилем и придавал дворцу высоту и стройность. Облик дворца раскрывался перед путником не сразу. Аллея, обсаженная сосной, березой и елью, незаметно поднимается в гору, затем начинается легкий спуск, и постепенно перед глазами вырастают придворцовые флигеля с массивными, напоминающими триумфальную арку воротами, в проеме которых виден портик дворца. Парадный двор, обязательная часть почти каждой усадьбы того времени, по-своему интересен в Архангельском. Замкнутое пространство двора с красочной клумбой-цветником в центре опоясано мощными колоннадами и благодаря этому производит торжественное впечатление. Чтобы усилить этот эффект и связать воедино колоннады с въездной аркой, на стенах каменных кулис, закрывающих фасады флигелей со стороны двора, была создана живописная декорация, изображавшая колоннаду, которая как бы продолжала реальную. Въездная арка и флигеля замыкают двор, поэтому фасад дворца раскрывается только вблизи. Двухэтажный каменный дом-центр всего ансамбля. В нем все .хорошо: и строгий портик над низким крыльцом, освещенным в сумерки старинными фонарями, и гладкие стены с высокими окнами первого этажа, обрамленными белокаменными наличниками, и стройный бельведер, с которого одним взглядом можно окинуть усадьбу и проследить ее планировку. Колонны портика, наличники окон и белокаменный пояс, который отделяет первый этаж от второго, это все, что украшает главный фасад дворца. Боковые фасады богаче и живописнее. Здесь три стоящих близко друг к другу портика подчеркивают разнообразие масс и объемов здания. Небольшие колонны двух крайних портиков обрамляют двери, выходящие на боковые крылечки, которые украшены мощными фигурами мраморных львов. Портик в центре поднимается до самой крыши, и его колонны подчеркивают основную часть бокового фасада. Колонны украшают и южный, парковый фасад дома, хотя здесь они имеют лишь декоративный характер. Отступая от стены на две трети объема, они обрамляют овальный выступ, который акцентирует центр паркового фасада дворца. Эта полукруглая часть фасада с куполом и застекленными дверями, ведущими в парк, чем-то напоминает большую парковую беседку и смягчает присущую дворцу строгость. В целом внешний облик дворца сохраняет черты архитектуры раннего классицизма. Стремление создать летний, органически связанный с природой загородный дом определяет и внутреннюю планировку здания. Когда вы с прямой, как стрела, аллеи, минуя парадный двор, войдете в вестибюль, то сразу заметите, что через аванзал и выходящие в парк двери Овального зала дом просматривается" насквозь и центральная дорожка верхней террасы парка точно продолжает линию въездной аллеи. Если из Овального зала, центра композиции Большого дома, бросить взгляд в любой конец анфилады, то опять перед вами зеленой стеной встанут деревья парка, и вы снова увидите, что и отсюда дом просматривается насквозь. Вы идете по длинному ряду парадных залов, меняются размеры, цвет и убранство комнат, но неизменным остается только одно- обилие окон и застекленных дверей, в которых мелькает или панорама парка, или его отдельные уголки, или, наконец, окруженный зеленью парадный двор. Это ощущение полного слияния архитектуры и природы особенно сильно летом, когда в парк открыты двери и окна. Дворец стоит на очень низком белокаменном цоколе, и только несколько широких ступеней отделяют вас от зеленой глади газонов, которые по террасам каскадами спускаются вниз, к уходящим вдаль лесам за Москвой-рекой. Близость парка чувствуется всюду; там, где нет прямой зрительной связи с парком, она создается иллюзорно. Так, в Парадной столовой, в проеме, ведущем в буфетную, будто сквозь окно виден пейзаж, мастерски созданный рукой живописца. Очень яркое впечатление производит парк в летний солнечный день, когда особенно ощутим контраст между красотой, созданной рукой человека, где царит безупречная геометрия прямых линий аллей и скульптуры, и скромными видами полей, рощ и лугов Подмосковья. Вид на парк от южного фасада Дворца захватывает еще и потому, что бесконечная перспектива открывается перед вами сверху, со склона холма. В целом место, выбранное для разбивки парка, оказалось очень удачным и во многом облегчило задачу садового архитектора. Регулярная часть парка в Архангельском для конца XVIII века необыкновенно велика и нарядна. Террасы, подобные тем, которые мы здесь видим, устраивались, как правило, в итальянских садах эпохи Возрождения, при разбивке их на склоне. Этот прием был использован и в “подмосковной” Н. А. Голицына. Строгая композиция парка, боскеты, партеры, симметрично расставленные скульптуры, фигурная стрижка деревьев — все это черты, присущие регулярному, или французскому, парку. В начале XIX века регулярная часть была окружена живописными пейзажными рощами, носившими романтические названия—Аполлонова,   Малиновая, Магометова и т. д. Таким образом, парк в Архангельском, который по композиции и гармонической красоте своей почти безупречен, отразил в себе вкусы разных эпох и влияние различных традиций. Но это не было слепое копирование известных европейских образцов. Перед нами одно из лучших произведений садово-паркового искусства России конца XVIII—начала XIX века, творение национальное, прочно связанное с русской природой, в котором отразились черты высочайшей художественной культуры того времени.

Верхняя, или малая, терраса  парка, примыкающая к дому, делится центральной дорожкой на два небольших симметричных партера. Она была создана на той самой площадке, где когда-то стоял Голицынский дом 30-х годов XVIII века. Параллельно центральной оси верхней террасы, которая выделена стоящими по краям ее парными гермами, справа и слева проходят две боковые дорожки. Гермы изображают античных богов. Особое место среди декоративной скульптуры верхней террасы занимает группа “Геркулес и Антей”—монументальное воплощение замысла великого Микеланджело. В XVII веке -римский скульптор Стефано Мадерна воспроизвел в терракоте пропавшую позже восковую модель Микеланджело. В начале XVIII века терракота С. Мадерна попала в Россию, а в конце столетия она послужила образцом для монументальной мраморной скульптуры, выполненной, возможно, в мастерской знаменитого русского скульптора М. И. Козловского. Ее динамичные формы контрастируют с холодной статикой герм; до предела напряженные мускулы, искаженные огромным усилием лица,— все говорит о жестокой борьбе. На балюстраде верхней террасы расставлены очень характерные для того времени вазы. Отсюда открывается на редкость живописный вид на большой партер и вторую террасу парка. Эта терраса почти вдвое уже, но по площади обширнее первой, так как охватывает ее с трех сторон. Лестница, которая ведет на вторую террасу, имеет особое декоративное обрамление в виде женских фигур, изображений пантер и собак. Она приводит к небольшому фонтану с мраморными скамьями вокруг (копии версальских). По обе стороны от фонтана две скульптуры — “Амур, сгибающий лук”. А еще дальше, там, где партер нижней террасы переходит в пейзажный парк, на фоне низкой плакучей березы и кустов сирени видны копии античных скульптур “Артемида с ланью” и “Аполлон Бельведерский”. Сочетание строгих партеров регулярного парка с живописными полянами, поросшими березой и елью, придает особую прелесть этой террасе. Линейно поставленная скульптура, фонтаны и лестницы— элементы, присущие регулярному парку, а лестница, которая ведет со второй террасы к большому партеру, по праву может считаться одним из лучших украшений парка в Архангельском. С площадки, выложенной серым песчаником, в обе стороны расходятся ее марши; дойдя до половины высоты подпорной стены, они поворачивают .навстречу друг к другу и спускаются до земли. Лестница украшена скульптурой, которая как бы сопровождает человека, идущего по этим ступеням: четыре аллегории стран света и львы стоят на широком барьере, окаймляющем спуск. Центральная часть подпорной стены нижней террасы оформлена в виде грота, закрытого декоративной решеткой. Снизу от грота хорошо видна высокая подпорная стена длиной около 150 метров, украшенная многочисленными бюстами римских императоров, греческих героев и полководцев. И вот большой партер. Именно ему более всего обязан парк распространенным эпитетом “подмосковный Версаль”. Действительно, большой партер одна из наиболее значительных частей парка по своей роли в общей композиции. Огромный прямоугольник (240Х70 м), окруженный когда-то зелеными шпалерами и ритмично чередующейся скульптурой, очень красив и выразителен. Партер рассчитан на восприятие в общем ансамбле, и мраморные скульптуры подчеркивают его протяженность. Южную границу партера определяют две крупные статуи “боргезских бойцов” (копии с античных оригиналов), хорошо заметные издалека. Раньше дорога отделяла партер от небольшого цветника с фонтаном и двумя огромными фигурами Геркулеса и Флоры. Далее открывался красивый подмосковный пейзаж. После строительства в 1934-1937 годах двух новых зданий на месте флигелей XVIII века фонтан был разобран, а статуи Геркулеса и Флоры переставлены на другое место. Коллекция парковой скульптуры в Архангельском, выполненная в XVIII-начале XIX века, насчитывает около 200 вещей и является уникальным собранием, равного которому трудно найти в нашей стране. Скульптура на редкость многообразна. Здесь и мастерски исполненные копии широко известных античных памятников, и декоративные садовые фигуры середины XVIII века, где хорошо заметно влияние барочных традиций, и строгие по композиции, часто обобщенно трактованные скульптуры эпохи классицизма. Не совсем верно широко распространенное мнение о том, что парковая скульптура в Архангельском сделана в основном итальянскими мастерами, Многие скульптуры, действительно, сделаны итальянцами-мраморщиками; они сделаны в России из мрамора, который князь Н. Б. Юсупов специально заказывал и привозил из Каррары. Подобную скульптуру делали известные в то время итальянские мастера С. П. Кампиони и братья Трискорни, большую часть жизни прожившие в России. Менее известным мастером был итальянец Карл Сильвестр Пенно, который, судя по документам, в течение многих лет выполнял заказы Н. Б. Юсупова. Монументально-декоративная скульптура в Архангельском является неотъемлемой частью. ансамбля, органически связана с ним. Среди немногочисленной бронзовой скульптуры нужно упомянуть модель памятника К. Минину и Д. Пожарскому, исполненную по оригиналу И. П. Мартоса. Кроме скульптуры парк украшают беседки, павильоны, памятные колонны. Сейчас с террас почти не видны скрытые разросшимися деревьями две наиболее старые постройки, оставшиеся еще со времен Голицына. Это малый дворец “Каприз” и центральная часть бывшей “Библиотеки” павильон “Чайный домик”, получивший такое название в XIX веке. После пожара 1829 года, когда сгорели деревянные крылья этого павильона, фасад его был заново отделан архитектором В. Г. Дрегаловым. Недалеко от этих построек в 1819 году Е. Д. Тюрин построил еще один павильон “Храм Екатерины”. Это небольшая, напоминающая портик античного храма беседка, в глубине которой помещена бронзовая фигура богини правосудия Фемиды, сделанная по модели скульптора М. И. Козловского. Статуя Фемиды была аллегорией, прославляющей достоинства императрицы, которой посвящены строки, взятые из Т. Тассо. Осматривая парк, вы обязательно пройдете мимо небольших руинных арок. Романтические руины и гроты очень часто встречались в пейзажных парках конца XVIII века. Кроме этих скромных руин в Архангельском были построены большие руинные “Римские ворота”, не сохранившиеся до наших дней. Эти искусственные руины перекликались с изображением развалин античных зданий на картинах Гюбера Робера в залах дворца. В западной части парка, недалеко от дворца, находятся два самых поздних в Архангельском памятника. Сливается с черными стволами деревьев скульптура “Скорбь” бронзовая фигура юноши с гаснущим факелом. Скульптура, исполненная немецким мастером К. Г. Бартом, установлена в 1908 году. В аллее, украшенной бюстами античных богов и философов, стоит памятник А. С. Пушкину. Мемориальный ансамбль Пушкинской аллеи, созданный в 1900-е годы, один из самых привлекательных уголков парка.

В 1827 году “ранней весной верхами” А.С.Пушкин впервые приехал в Архангельское. Красота и богатство усадьбы покорили его. Три года спустя он пишет свое послание “К вельможе”, начинающееся словами:


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.