Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Программная увертюра Мендельсона

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 26.05.13. Сдан: 2013. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ

 

  1.  Введение ____________________________________________________2
  2. Программные увертюры Мендельсона____________________________3

1. Программная увертюра как новое слово в искусстве музыкального романтизма _____________________________________________________6

2. Особенности драматургии увертюр:

  1. история создания увертюр_________________________________________8

  1. образы, литературные источники _______________________________12

  1. особенности формообразования _________________________________16

  1. музыкальный язык _________________________________________________18

  1. Заключение ___________________________________________________21
  2. Список  литературы ____________________________________________22
  3. Нотное приложение___________________________________________22 
    В В Е Д Е Н И Е

      

Программные увертюры Мендельсона представляют большой интерес в истории музыкального искусства. Лучшие увертюры композитора – ярко новаторские произведения. По существу, это подлинные симфонические поэмы, хотя такое обозначение нового жанра появилось лишь десятилетия спустя: симфоническими поэмами впервые назвал Лист свои девять одночастных программных произведений, законченных к 1854 году и изданных в 18556-1857 годах.

Мендельсон трактует программность в обобщенном плане, не стремясь передать в музыке последовательное развитие сюжета, отдельные подробности, детали. Мендельсон отрицательно относился к попыткам более детально расшифровать программы его увертюр при помощи подробных красочных описаний.

В своих увертюрах Мендельсон обращался к сюжетам, типичным для композиторов-романтиков. Здесь и народная сказка, дающая возможность нарисовать картины природы и прежде всего водной стихии. Здесь и поэмы-пейзажи: одна из них навеяна стихотворениями, другая – непосредственным созерцанием природы.

По самобытности и  новизне образов, по одухотворённому  и поэтическому настроению в одном ряду с «Песнями без слов» стоят концертные увертюры (их всего 5), которые Мендельсон утвердил как самостоятельный жанр программной симфонической музыки.

Программный характер увертюры открывал широкие возможности для воплощения новых романтических образов. С другой стороны, в соответствии с традициями увертюры XVIII века, конкретные сюжетные связи органично соединялись с закономерностями классицистской сонатной формы. В концертных увертюрах Мендельсона осуществилось удивительно естественное слияние романтических и классицистских принципов - особенность, за которую ценили Мендельсона многие современники, в частности Шуман. Гармоничная, идеально упорядоченная форма сочеталась в них с новыми лирико-драматическими и фантастическими образами. 

Исследования по программным  увертюрам Мендельсона немногочисленны и крайне невелики по объему. Они представлены, по сути, лишь обзорными разделами в монографических очерках и статьях о великом композиторе – романтике1. Единственной специальной работой является исследование А.Кенигсберг2. В данном изложении дана характеристика увертюр. Их история возникновения, образы, структура, форма и инструментовка.

Однако, ни одна из означенных работ обобщения не дает, поэтому задачей данного реферата и стала выявить, обобщить программные увертюры Мендельсона.

Программные увертюры Мендельсона

Приверженность Мендельсона  к классицистским традициям навлекла на него со стороны радикально настроенной  композиторской молодёжи упрёки в консерватизме. А между тем Мендельсон был бесконечно далёк от тех многочисленных эпигонов, которые под видом верности классике засоряли музыку бездарными перепевами произведений минувшей эпохи.

Мендельсон не подражал классикам, он старался возродить их жизнеспособные и передовые принципы. Лирик по преимуществу, Мендельсон создал в своих произведениях типично романтические образы. Здесь и «музыкальные моменты», отражающие состояние внутреннего мира художника, и тонкие, одухотворённые картины природы и быта. При этом в музыке Мендельсон нет никаких следов мистики, туманности, столь характерных для реакционных направлений немецкого романтизма. В искусстве Мендельсона всё ясно, трезво, жизненно.

«Всюду ступаешь по твёрдой  почве, по цветущей немецкой земле», - говорил о музыке Мендельсона Шуман. В её грациозном, прозрачном облике есть и нечто моцартовское.

Музыкальный стиль Мендельсона  безусловно индивидуален. Ясная мелодичность, связанная с бытовым песенным стилем, жанрово-танцевальные элементы, тяготение к мотивной разработке, наконец, уравновешенные, отшлифованные формы сближают музыку Мендельсона с искусством немецких классиков. Но классицистский строй мышления соединяется в его творчестве с романтическими чертами. Его гармонический язык и инструментовку характеризует повышенный интерес к красочности.  Он мыслит звучаниями нового фортепиано, нового оркестра.

Мендельсон больше всего  тяготеет к отображению светлых  сторон жизни. Его музыка преимущественно  элегична, чувствительна, в ней много юношеской беззаботной игривости.

Очень характерна в этом отношении увертюра «Сон в летнюю ночь» - один из шедевров романтического инструментального искусства. Её место в творческом наследии Мендельсона чрезвычайно велико. Композитор воплотил в этой увертюре излюбленный мир скерцозной фантастики. Наравне с элегией «Песен без слов», скерцозно-фантастические образы этой увертюры проникли во многие произведения Мендельсона, как психологизм для Шумана или театральность для Берлиоза.

Пристрастие Мендельсона к фантастике выросло на той же почве, что и любовь Гейне к легендам. Оба художника находили в народной поэзии те черты жизнерадостного язычества, пантеизма, которые они противопоставляли мистике, абстракции и романтической «мировой скорби». Дух юношеской игривости, воздушность движений, искрящаяся радужная красочность, свойственные увертюре «Сон в летнюю ночь», будто проникли в музыку Мендельсона непосредственно из немецких народных сказок.

Знаменательно, что народно-сказочные  образы этой феерии издавна привились в национальной художественной культуре Германии («Оберон» Виланда, «Оберон» Вебера). Не менее знаменательно, что шекспировский сюжет привлёк внимание Мендельсона в переложении немецких поэтов Шлегеля и Тика.

Классицистские черты  увертюры Мендельсона проявляются в её чёткой форме, в сопоставлении и приёмах развития тематического материала, в идеальной гармоничности всего произведения. Но по стилю и духу «Сон в летнюю ночь» - произведение новой эпохи. Оно наполнено сказочной романтикой. Темы увертюры блещут небывалыми по тонкости и богатству оттенков красками. Волшебные тембры деревянных духовых и валторн, необычайное звучание скрипок divisi staccato в высоких регистрах, воздушные фактурные эффекты, новые гармонические последования и многие другие выразительные приёмы создают скерцозно-романтические образы, поражающие своей оригинальностью.

Все темы «Сна в летнюю ночь» отличаются новизной. Ни одна из них по своим интонациям не напоминает темы классицистской увертюры, симфонии или сонаты. Особенно романтична и красочна разработка. Произведение в целом - воплощение жизнерадостного, светлого юмора.

В увертюрах «Морская тишь и счастливое плавание» (по поэме Гёте), «Гебриды» (или «Фингалова пещера») и «Прекрасная Мелузина» выражены романтизированные картины природы.

Самая яркая из этих увертюр - «Гебриды»(1830-1832)-была написана под  впечатлением морского путешествия  композитора вдоль берегов Шотландии. Северный морской пейзаж вначале трактован композитором элегически. Но постепенно музыка приобретает драматизм и динамичность. В определённом смысле «Гебриды» - произведение более новаторское, чем «Сон в летнюю ночь», так как в его образах нет типичных для классицистской увертюры внешних конфликтов или противопоставлений. Музыка выражает не действие, а настроение. В её главных темах подчёркнуты красочно-эмоциональные элементы. Увертюра приобретает «поэмные» черты.

Эти тенденции получают ещё более последовательное выражение  в увертюре «Прекрасная Мелузина»(1833). Программа этого произведения была навеяна старинной легендой о фее-русалке Мелузине - сюжет, получивший широкое отражение в немецкой романтической литературе (Тик, Грильпарцер). В увертюре образы немецкой природы окрашены сказочным колоритом. Изобразительные элементы - течение реки, лесной рог – явно предвосхищают некоторые волшебные сцены из опер Вагнера. 

Среди увертюр Мендельсона  к спектаклям драматического театра выделяется сдержанная, величественная музыка «Аталии» Расина. В увертюре «Рюи Блаз», написанной к театральной постановке драмы Гюго, характер пьесы, насыщенной драматическим пафосом, пробудил композитора выйти за круг его обычных лирических образов. Даже интонационно-выразительные средства во многом напоминают здесь патетический язык увертюр Глюка, Керубини, Бетховена.

Каждая увертюра Мендельсона отличается ярко индивидуальными чертами. Они образуют самую новаторскую и романтическую область симфонического творчества композитора.

 

Программная увертюра как  новое слово в искусстве  музыкального романтизма

Концертная увертюра – детище романтизма, основного направления в искусстве первой половины XIX века. Его выдающимися представителями в Германии и Австралии были Шуберт, Вебер, Мендельсон, Шуман. Интерес композиторов-романтиков к народному творчеству, их пристальное внимание к природе – живой, одушевленной, созвучной движениям человеческой души, - стремление «рисовать» звуками, запечатлевая в музыке красочные пейзажи, настойчивые попытки создавать музыкально-психологические портреты литературных героев – все это способствовало развитию концертной увертюры, как и вообще «программных жанров». Именно у романтиков увертюра становится самостоятельным произведением с определенным программным содержанием.

Эта традиция намечалась уже у Бетховена. Правда, его наиболее известные увертюры первоначально были связаны со сценическим представлением. Они являлись вступлениями к операм или драматическим спектаклям :три увертюры «Леонора» - к опере «Фиделио», «Эгмонт» - к трагедии Гёте. Однако вскоре после возникновения эти увертюры отделились от породивших их спектаклей и стали самостоятельными произведениями, исполняющимися не в театре, а на концертной эстраде.

Традиция увертюры возвещать о начале представления кратким музыкальным сигналом. Существовала это задолго до того, как термин «увертюра» закрепился в творчестве сначала французских, а затем и других европейских композиторов XVII в. Вплоть до середины XVIII в. увертюры сочинялись по строго определенным правилам: их возвышенная, обобщенного характера музыка обычно не имела связи с последующим действием. Однако постепенно требования к увертюре изменялись: она все сильнее подчинялась общему художественному замыслу произведения. 
Сохранив за увертюрой функцию торжественного «приглашения к зрелищу», композиторы, начиная с К. В. Глюка и В. А. Моцарта, значительно расширили ее содержание. Средствами одной лишь музыки, еще до того, как поднимется театральный занавес, оказалось возможным настроить зрителя на определенный лад, рассказать о предстоящих событиях. Не случайно традиционной формой увертюры стала сонатная: емкая и действенная, она позволяла представить различные действующие силы в их противоборстве. Такова, например, увертюра к опере К. М, Вебера «Вольный стрелок» — одна из первых, заключающих в себе «вступительный обзор содержания» всего произведения.

Чем полнее и совершеннее воплощается в увертюре сюжетно-философская коллизия сочинения, тем быстрее она обретает право на обособленное существование на концертной эстраде. Поэтому уже у Л. Бетховена увертюра складывается как самостоятельный жанр симфонической программной музыки.

В XIX в. жанр концертной увертюры прочно входит в практику западноевропейских (увертюра «Сон в летнюю ночь» Ф. Мендельсона по одноименной комедии У. Шекспира) и русских композиторов («Испанские увертюры» Глинки, «Увертюра на темы трех русских песен» М. А. Балакирева). В то же время в опере 2-й половины XIX в. увертюра все чаще преобразуется в краткое оркестровое вступление, непосредственно вводящее в действие. Смысл такого вступления (называемого также интродукцией или прелюдией) может заключаться в провозглашении самой существенной идеи — символа, либо в характеристике главного героя и одновременно в создании особой атмосферы, во многом предопределяющей образный строй произведения.

Иногда вступление носит  одновременно символический и живописно-изобразительный характер. Такова открывающая оперу М. П. Мусоргского «Хованщина» симфоническая картина «Рассвет на Москве-реке». В XX в. композиторы успешно используют различные типы вступлений, в том числе и традиционную увертюру. В жанре концертной увертюры на народные темы написаны «Русская увертюра» С. С. Прокофьева; для оркестра русских народных инструментов — «Русская увертюра» Н. П. Будашкина и др. Увертюра подготовила также и новый жанр в музыке XIX века – одночастную программную симфоническую поэму, утвержденную в музыке Листа.

 

Особенности драматургии  увертюр

История создания

Замысел увертюры «Сон в  летнюю ночь» (соч.21) возник летом 1826 года. Семья Мендельсонов жила в то время на окраине Берлина, вдали от городского шума, почти в сельской местности. Феликс впервые познакомился тогда с пьесами Шекспира, которые произвели на него неотразимое впечатление. Поэтическая природа, окружавшая Мендельсона, живо напоминала обстановку шекспировской комедии, возбуждала творческую фантазию, и юный композитор начал мечтать о том, чтобы положить «Сон в летнюю ночь» на музыку. Первый раз увертюра исполнялась в домашней обстановке: она была сыграна на фортепиано в четыре руки самим Феликсом и его сестрой Фанни 19 ноября 1826 года.

Через 17 лет после создания увертюры Мендельсон вновь вернулся к «Сну в летнюю ночь» и написал еще двенадцать номеров для постановки комедии Шекспира а Потсдаме и Берлине.

Вторая Концертная увертюра  Мендельсона  – «Гебриды, или Фингалова пещера» (соч.26) – вызывала особое восхищение выдающегося немецкого композитора  второй половины XIX века Иоганнеса Брамса. Он писал: «Я отдал бы полное собрание своих сочинений, если бы мне удалось создать произведение, подобное «Гебридам». А другой знаменитый немецкий композитор – Рихард  Вагнер – назвал эту увертюру «одним из прекраснейших музыкальных произведений, которыми мы обладаем».

Замысел увертюры возник у Мендельсона  во время  путешествия по Шотландии, при посещении одного из Гебридских островов – острова Стаффа, известного своим базальтовыми пещерами. В письме от7 августа 1829 года композитор приводит музыкальную фразу, «чтобы объяснить, какое странное душевное состояние охватило меня на Гебридах». Это была первая тема новой увертюры. Мендельсон работал над ней в Ангии, а закончил в Риме 16 декабря 1830 года (сообщая об окончании работы, композитор называет свое произведение увертюрой к «Одинокому острову») В начале 1832 года увертюры подверглась переработке, что так характерно для Мендельсона с его постоянной требовательностью к себе. В том же году (14 мая)  она была исполнена в Лондоне под управлением дирижера Этвуда. После этого Мендельсон внес еще некоторые изменения, и 29 июня 1832 года партитура была окончательно готова. Первое исполнение под управлением автора состоялось 10 января следующего года в Берлине.

Увертюра «Морская тишь и счастливое плавание» написана раньше «Фингаловой  пещеры» но издана как «Третья  концертная увертюра», соч. 27. Мендельсон работал над ней летом 1828 года в том же доме на окраине Берлина, где создавался «Сон в летнюю ночь». Вероятно, толчком для создания увертюры послужили впечатления от Балтийского моря. Летом 1824 года пятнадцатилетний Феликс жил на курорте Доберан близ Ростока. Вот как он описывал поразившее его воображение море : «Иногда оно спокойно, как зеркало, без волн, прибоя или шума… Иногда оно такое бурное и ажусное, что я не осмеливаюсь войти в него». Первое исполнение также состоялось в домашней обстановке – оркестром дирижировал сам композитор. В открытом концерте увертюрыа прозвучала в Берлине 1 декабря 1832 года под управлением автора. В феврале – апреле 1834 года произведение было значительно переработано и через год издано. В новой редакции увертюра сыграна 4 октября 1835 года на первом концерте, в котором Мендельсон выступал в качестве «музикдиректора» (руководителя и дирижера) знаменитого лейпцигского оркестра Гевандхауз.

История возникновения увертюры «Сказка  о прекрасной Мелузине» (соч.32) своеобазно. Толчком для ее создания послужила  опера «Мелузина» популярного в  свое время немецского композитора  Конрядина Крейцера, поставленная в Берлине 27 февраля 1833 года. Мендельсон слышал эту оперу, она ему не понравилась; но народная сказка, легшая в ее основу, увлекла композитора, и он решил написать концертную увертюру на этот же сюжет. Мендельсон работал над ней в течение 1833 года в Берлине и Дюссельдорфе, где и закончил ее 14 ноября. 7 апреля следующего года «Прекрасная Мелузина» впервые была исполнена в Лондоне под управлением Игнаца Мошелеса, но особого успеха не имела. Позднее Шуман писал, что среди любителей музыки партия приверженцев «сна в летнюю ночь» - сильнейшая, партия «фингальцев» - не самая слабая (особенно среди прекрасного пола), а партия «мелузинистов» - наиболее малочисленная. Сам же Мендельсон очень любил эту увертюру, считал ее одним из лучших, наиболее искренних своих произведений – и, вероятно, именно поэтому особенно тщательно и настойчиво переделывал ее; готовя увертюру к исполнению в Лейпциге, он создал новый вариант и просил друзей уничтожить первоначальный, В окончательной форме «Прекрасная Мелузина» впервые прозвучала в Лейпциге, в зале Гевандхауз, 23 ноября 1835 года под управлением Мюллера, а через десять дней там же продирижировал ею сам композитор. Партитура издана в октябре 1836 года в Лейпциге.

До нашего времени сохранила  свою популярность и увертюра «Рюи Блаз» (соч.95). Формально она е является концертной – это увертюра к пьесе Гюго. Однако, как  свидетельсвует  история ее создания, связь музыки Мендельсона с пьесой – чисто внешная, условная. По существу, именно эта увертюра, возникшая в качестве составной части сценического представления, наиболее свободна от литературных прообразов.

В отличии от «прекрасной  Мелузины», эта увертюра не пользовалась любовью композитора. Историю ее создания он излагает в иронической  манере (в письме к матери из Лейпцига от18 марта 1839 года): «Ты хочешь знать, как обстояло дело с увертюрой к «Рюи Блазу»? – довольно забавно. Шесть или восемь недель тому назад ко мне обратились с просьбой написать для спектакля Театрального пенсионного фонда (очень почтенного и добродетельного учреждения, которое  хотело в свой бенефис поставить «Рюи Блаз») увертюру и романс к этой пьесе, так как они надеялись на лучший сбор, если мое имя будет стоять на афише. Я прочел пьесу, которая столь отвратительна и недостойна, что трудно себе представить,и сказал, что для увертюры у меня нет времени, и сочинил им романс. – В понедельник (восемь дней назад) должен был состояться спектакль; в предшествующий вторник [5 марта] пришли эти люди, весьма юдагодарили меня за романс и выразили сожаление, что я не написал увертюры; но они сами очень хорошо  понимают, что для такого произведения необходимо время, и в будущем году, если понадобится, они предупредят меня заранее. Это уязвило меня – я обдумал вечером всю вещь, начал партитуру, - в среду целое утро у меня была репетиция концерта – в четверг концерт, - но несмотря на это, в пятницу утром [8 марта] увертюра находилась у переписчика, в понедельник трижды репетировал в концертном зале, затем один раз в театре и вечером [11 марта] была исполнена перед этой мерзкой пьесой и позабавила меня так, как ни одна из моих вещей. В ближайшем концерте мы ее повторим по желанию публики, но тогда я назову ее не увертюрой к «Рюи Блазу», а увертюрой для Театрального пенсионного фонда».

И действительно, в программе  концерта, в котором первый раз (вне  сцены) исполнялась увертюра к «Рюи Блазу», название пьесы Гюго оказалось  снятым (это был знаменитый концерт  в зале Гевандхауз в Лейпциге 21 марта 1839 года, когда под управлением Мендельсона впервые – через одиннадцать лет после написания – прозвучала найденная Шуманом C-dir`ная симфония Шуберта). Новое произведение Мендельсона теперь именовалась: «Увертюра (сочиненная для Театрального пенсионного фонда)». Однако, вопреки желанию композитора. За увертюрой сохранилось наименование «Рюи Блаз»; так она и была издана в ноябре 1851 года в Лейпциге, уже после смерти Мендельсона.

 

Образы, литературные источники

«Сон в летнюю ночь» - единственное шекспировское произведение Мендельсона (замысел увертюры «Макбет» остался неосуществленным). Обращавшись к Шекспиру, юного композитора вдохновили не величественные, насыщенные борьбой страстей трагедии великого английского драматурга, а одна из наиболее жизнерадостных его комедий – легкая, согретая лучезарной улыбкой, пронизанная духом английской народной фантастики. Из этой комедии Мендельсон взял только одну, сказочную сторону. Злоключения влюбленных, их ссоры, ревность и счастливое примирение, грубовато-комические фигуры ремесленников, увеселяющих своими шутками и плясками гостей на свадебном пиру, - не это привлекает внимание композитора. Его интересует другое – фантастическое царство фей и эльфов, шаловливых, проказливых духов, обитателей лесов, во главе с царем Обероном и царицей Титанией.

Увертюра «Гебриды, или Фингалова пещера» - романтическая поэма-пейзаж. В основе ее лежит один ведущий образ, рожденный не литературным источником, а картиной северной природы, у которой, по словам Мендельсона, «вкус ворвани и чаек». Однако это не просто пейзажная зарисовка: в своей музыке, как подчеркивал сам композитор, он стремился передать настроение, охватывающее человека при созерцании суровой красоты Гебридских островов, мысли и думы, навеваемые картинами природы.

На одном из Гебридских островов, расположенных у западных берегов Шотландии, находится огромная пещера; дно ее всегда покрыто водой. Зеленые волны с шумом ударялись о скалы, и пещера – черная, гулкая, со множеством базальтовых колонн – напоминает гигантский орган; вокруг нее, вблизи и вдали, расстилается безбрежное серое море. В тихую погоду морской прибой рождает в пещере мелодичные звуки, а в бурю гром, наполняющий пещеру, разносится на много километров вокруг.

Пещера носить имя  легендарного героя кельтского народного  эпоса – Фингала (или Финна). Подвиги Фингала были воспеты, по преданию, одним из его сыновей, тоже славным героем и бардом (сказителем) Оссианом (или Ойсином), якобы жившим в II веке на юге Ирландии (об этом упоминается в древних ирландских рукописях начала XII столетия). Поэмы Оссиана пользовались широчайшем популярностью в Ирландии и Шотландии, где их пели вплоть до XIX века, видоизменяя в соответствии с современными событиями.

В 60-х годах XVIII века шотландцем Джемсом Макферсоном были изданы «Поэмы Оссиана»: он выдал сделанную им свободную народных сказаний за переведенные с гэльского языка (язык горных шотландцев) подлинные творения кельтского барда. «Поэмы Оссиана» оказали большое влияние на развитие литературы конца XVIII – начала XIX века, особенно в Англии и Германии. Одним из поклонников Оссиана был, как известно, Вертер – герой популярнейшего в свое время романа Гёте. Возможно, сто именно Гёте, близкий друг семьи  Мендельсонов, постоянно бывавший у них в доме, пробудил в юном Феликсе интерес к Оссиану и шотландской старине. Мендельсон и позже живо интересовался легендами, природой и историей Шотландии: ими навеян замысел «Шотландской симфонии», задуманной одновременно с «Фингаловой пещерой», а в год окончания симфонии (1842) композитор начал писать сцену для голоса с оркестром на слова из Оссиана.

В макферсоновских «Поэмах  Оссиана» привлекал общий сентиментально-меланхолический колорит, картины мрачной, угрюмой природы – описание темной ночи, тумана, ветра, бурного моря, - скорбные повествования о гибели в битвах могучих героев, которых оплакивают светловолосые красавицы и барды былых времен. Суровое северное море, вечно неспокойное, омывающее одинокий остров и овеянную легендами пещеру на нем, настроения человека, рожденные созерцания этой безбрежной и унылой водной равнины, далеко на горизонте сливающейся с таким же бескрайним, сумрачным небом, запечатлены с удивительной яркостью в музыке увертюры.

Программной увертюры «Морская тишь и счастливое плавание» явились два самостоятельных, но дополняющих друг друга стихотворения Гёте, давших название увертюре; первоначально она даже именовалась «оркестровой пьесой по двум стихотворениям Гёте».

Морская тишь

Штиль глубокий над водою,  
Неподвижно море спит,  
И с заботой мрачный кормщик  
Гладь незыблемую зрит. 
Ниоткуда ни движенья! 
Ужас мертвой тишины! 
На безмерном протяженье 
Ни единой нет волны.

Счастливое  плавание

Туман разорвался, 
Лазурь прояснилась, 
И робкие путы 
Срывает Эол. 
Вот ветром пахнуло, 
Задвигался кормщик, 
Скорее! Скорее! 
Волна расступилась, 
И близятся дали; 
Смотрите — земля!

Мендельсон не следовал строго поэтической программе. Он стремился  нарисовать не  «ужас мертвой  тишины» а тревогу кормщика, бессильного  в штиль вести корабль, а впечатление от созерцания торжественной глади «спокойного, как зеркало», моря. Обе картины увертюры – «Морская тишь» и «Счастливое плавание»  -  проникнуты единым светлым, радостным чувством, которое рождается при виде безмятежного моря, бережно несущего на своих волнах корабль в тихую гавань.

«Сказка о прекрасной Мелузине» создана по мотивам  сказки – французского происхождения (первоначально имя героини означало «Мать Лузиньяна») в конце XV века история прекрасной Мелузины была переведена на немецкий язык и стала одной из популярных «народных книг», наряду с историей доктора Фауста, продавшего душу дьяволу, или неуязвимого Зигфрида. Известно не мене трех немецких опер на сюжет «Мелузины», а также цикл прелестных иллюстраций Морица Швиндра – друга Шуберта. Образ Мелузины сближался в германии с излюбленными в немецком фольклоре образами русалок, наделенных роковой судьбой. – Ундиной, Лорелеей; мечтая о любви человека, они сталкиваются с его неверностью и приносят ему смерть (подобно образы нередко вдохновляли немецких поэтов и композиторов на создание стихотворений, пьес, романсов, опер). А водная стихия. Где вольно плещется Мелузина со своими сестрами до встречи с людьми и где она исчезает после свершившейся драмы, ассоциировалась с Рейном. – «отцом Рейном» народного творчества, символом родной земли.

«Рюи Блаз». В музыкальном  содержании увертюры мало общего с пьесой Гюго, которая не вызывала симпатий у Мендельсона. Название «Рюи Блаз» напоминает не о напосредственном отражении образов и перипетий данной драмы, а скорее об общем духе свободолюбивой романтической драматургии Гюго. В увертюре Мендельсона нет ни «портретов» основных героев (смелый и пылкий слуга Рюи Блаз. Под чужим именем завоевавший любовь королевы; робкая и нежная королева, томящаяся  в мрачном дворце; жестокий феодал дон Саллюстий, задумавший коварную месть), ни трагической развязки пьесы (Рюи Блаз, разоблаченный перед королевой, принимает яд). Но в ней живут дух борьбы и свободолюбия, слышатся отголоски музыки эпохи Французской революции (в частности, увертюры Керубини) – музыки, насыщенной ораторским пафосом, приподнятой патетикой, резкими, тревожными сменами настроений; а в светлых эпизодах, где господствует чисто французская беззаботность, легкость и искрящееся веселье, ощущается воздействие французской комической оперы.

Особенности формообразования

Как правило, увертюра открывается  медленным вступлением (его нет только в «Фингаловой пещере») то это несколько аккордов, как в «Рюи Блазе» или «Сне в летнюю ночь» ( они кажутся очень медленными благодаря большим длительностям, по контрасту со следующим стремительной темой), то резвернутая картина, как м «Морской тиши» или «прекрасной Мелузине» (так здесь воспринимается на слух мажорная главная партия). Тема вступления  обычно играет важную роль в развитии сонатного Allegro, возникая в переломных моментах формы или, как в «Морской тиши», являясь интонационной основой всей увертюры.

Сонатные Allegro увертюры Мендельсона богаты разнообразным тематизном. В экспозиции обычно три самостоятельные партии (раздела). Главная – подвижная, стремительная (нередко поручена струнным), к ней близка по характеру связующая – энергичная, решительная. Побочная партия контрастна по отношению к ним: это музыка песенного склада (иногда в певучем тембре виолончелей и фаготов) с ярко выраженными немецкими национальными чертами – типичный образ лирики Мендельсона. Многотемность побочной партии – редкое явление (только в «сне в летнюю ночь» имеются две побочные темы). Так же редко встречается новый тематизм в заключительной партии («Рюи Блаз»), обычно она является вариантом связующей или главной.

В разработке используются основные темы экспозиции. Контрастность главной и побочной партий придает разработке черты драматизма. При этом светлая побочная тема нередко приобретает скорбный характер («Сон в летнюю ночь», «Рюи Блаз»),а напряженная и страстная – драматизируется еще более («Прекрасная Мелузина»). В тех случаях, когда побочная партия в экспозиции не контрастна по характеру главной, а дополняет ее,- контраст возникает между экспозицией в целом и более тревожной, взволнованной разработкой («Фингалова пещера», «морская тишь»).

Очень ограничен переход  от разработки к репризе, которая  рождается незаметно, исподволь. В  репризе изложение основных тем  сжато, связующая отсутствует (побочная непосредственно сопоставляется с  главной), иногда отсутствует и заключительная (порой на ее месте возникает тема связующей партии – «Морская тишь», «прекрасная Мелузина»).


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.