Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Сподвижники Петра

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 28.05.13. Сдан: 2012. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Содержание: 

         Введение………………………………………………………………..3

    1. Сподвижники Петра I………………………………………………...4
    2. «Птенцы гнезда Петрова»……………………………………………8

      Заключение…………………………………………………………..20

      Список  литературы………………………………………………….22 
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       

      Введение  

     В истории России вряд ли сыщется время, равное по своему значению  преобразованиям петровой четверти XVIII века. За многовековую историю  существования Российского государства было проведено не мало реформ. О том, что  дали России петровские преобразования, со всей определенностью сказало время. 

     Деятельность  Петра во многом определила дальнейшие события в России. Основное значение преобразований Петровской эпохи состоит  в том, что Россия начала становиться  частью Европы. В политике и культуре, в экономике и быту западноевропейские образцы поколебали прежде незыблемое положение образцов русских и  начали быстро завоевывать господствующее положение.

     Преобразования  Петра обеспечили нашей стране новое качественное состояние: во-первых,  значительно сократилось отставание экономической и культурной жизни России от стран Европы; во-вторых, Россия превратилась в  могущественную державу с современной сухопутной армией и могучим Балтийским  флотом; в-третьих, Россия вошла  в число великих держав, и отныне ни один вопрос межгосударственных отношений в  Европе не решался без ее участия. 

     Ошибочно  предполагать, что Петр Первый был  в одиночестве тянув воз преобразований в гору, в то время как «миллионы» тянули его под гору. В действительности у Петра было множество помощников, подвизавшихся на военном, дипломатическом, административном и культурном поприщах.

     Целью реферата является подробное рассмотрение сподвижников Петра Первого и  «птенцов гнезда Петрова».

     Задачами  реферата является:

     - рассмотреть сподвижников Петра  Первого;

     - охарактеризовать некоторых «птенцов  гнезда Петрова».

     1.Сподвижники  Петра I 

     Петр  был очень не ординарным человеком. Прежде всего, поражает разносторонность  его дарований: он был незаурядным полководцем и дипломатом, флотоводцем и  законодателем. Однако Петр великий был не только дельцом, но и  мыслителем. В деятельности Петра все эти моменты, так отчетливо различаемые  досужим размышлением и как бы рассыпающиеся при раздумье, шли дружно вместе, точно вырастая один из другого, с органически-жизненной неразделимостью и последовательностью. Петр является перед наблюдателем в вечном потоке разнообразных дел, в деловом постоянном общении с множеством людей, среди непрерывной смены впечатлений и предприятий; всего труднее вообразить его наедине с самим собою, в уединенном кабинете, а не в людной и шумной мастерской.    

       Это не значит, что у Петра  не было тех общих руководящих  понятий, из которых составляется образ мыслей человека; только у Петра этот образ мыслей выражался несколько по-своему,  не как подробно  обдуманный план действий или запас готовых ответов на всевозможные запросы жизни, а являлся случайной импровизацией,  мгновенной вспышкой постоянно возбужденной мысли,  ежеминутно  готовой  отвечать на всякий запрос жизни при первой с ним встрече [6, c. 67-71]. 

     Но  особенно любил Петр высказывать  свои взгляды и руководящие идеи в откровенной беседе с приближенными, в компании своих «друзей» как он называл их.  Стоит заметить, что многие, высказываясь об эпохе Петра Великого, говорят только о самом Петре, вроде, как только он проводил эти реформы, что он в одиночестве тянул воз преобразований в гору, в то время как «миллионы» тянули его под гору. В действительности у Петра было множество помощников, подвизавшихся на военном, дипломатическом, административном и культурном поприщах. Как и всякая знаменательная эпоха, время преобразований выдвинуло немало выдающихся деятелей, каждый из которых внес свой вклад в укрепление могущества России. Называя их имена, следует помнить о двух обстоятельствах: об исключительном даре Петра угадывать таланты и умело их использовать и о привлечении им помощников из самой разнородной среды.

     Среди  сподвижников Петра Великого помимо русских можно встретить голландцев, литовцев, сербов, греков, шотландцев. В «команде» царя находились представители древнейших аристократических фамилий и рядовые дворяне, а также выходцы из «низов» общества: посадские и бывшие крепостные. Царь долгое время при отборе помощников руководствовался рационалистическими критериями, нередко игнорируя социальную или национальную принадлежность лица, которого он приближал к себе и которому давал ответственные поручения. Основаниями для продвижения по службе и успехов в карьере являлись не происхождение, а знания, навыки способности чиновника или офицера.

     Нет надобности доказывать, что в рамках самодержавной политической системы огромное значение имела личность самого монарха, его взгляды, определявшие, в конечном счете, выбор лиц, приближаемых к трону. Монарх ограниченных способностей выбирал и соратников серых и бесцветных. Чтобы быть замеченным и обласканным Петром, надлежало соответствовать взыскательным требованиям царя-рационалиста. Одна из граней дарования Петра великого состояла в умении угадывать таланты, выбирать соратников. Можно назвать десятки ярких индивидуальностей, раскрывших свои способности в самых разнообразных сферах деятельности. Но Петр умел не только угадывать таланты, но и использовать их на поприще, где они могли оказаться наиболее полезными. Несколько тому примеров. Под Полтавой под рукой царя находился весь цвет командного состава русской армии: фельдмаршал Б.П. Шереметьев, генералы А.И. Репнин, Я.В. Брюс, А.Д. Меньшиков. Петр послал преследовать бежавшего с поля боя противника А.Д. Меньшикова и, как дальше мы убедимся, не ошибся в своих расчетах - только Меньшиков, и никто иной, обладал такими свойствами характера и дарования, которые могли обеспечить успех операции у Переволочены.

     Многие  из сподвижников, даже большинство и притом самые видные и заслуженные дельцы,  были многолетние и ближайшие сотрудники Петра: князь Ф.Ю. Ромодановский, Князь  М.М. Голицын, Т. Стрешнев, А.В. Макаров, князь Я.Ф. Долгорукий, князь А.Д. Меньшиков,  графы Головины, Шереметьев, П. Толстой, Брюс, Апраксин. С ним они начали свое  дело; они шли за ним до последних лет шведской войны, иные пережили Нештатский  мир и самого преобразователя. Другие, как граф Ягужинский, барон Шафиров, барон  Остерман, волынский, Татищев, Неплюев, Миних, постепенно вступали в редевшие  ряды на место раньше выбывших князя Б. Голицина, графа Ф.А. Головина, Шеина,  Лефорта, Гордона.

     Петр  набирал нужных ему людей всюду, не разбирая звания и  происхождения, и они сошлись к нему с разных сторон и из всевозможных  состояний: кто пришел юнгой на португальском корабле, как генерал-полицмейстер  новой столицы Девиер, кто пас свинейв Литве, как рассказывали про первого  генерал-прокурора Сената Ягужинского, кто был сидельцем в лавочке, как  вице-канцлер Шафиров, кто из русских дворовых людей, как архангельский  вице-губернатор, изобретатель гербовой бумаги, Курбатов, кто, как Остерман был  сын вестфальского пастора; и все эти люди вместе с князем Меньшиковым,  когда-то, как гласила молва, торговавшим пирогами по московским улицам,  встречались в обществе Петра с остатками русской боярской знати.  Нелегко было сладить столь разнохарактерный набор в дружную компанию для общей  деятельности [1, 89-93].

     Петру досталась трудная задача не только подыскивать годных людей  для исполнения своих предприятий, но воспитывать самих исполнителей. Неплюев  впоследствии говорил Екатерине II: «Мы, Петра Великого ученики, проведены им  сквозь огонь и воду». Но в этой суровой школе применялись не одни только  суровые воспитательные приемы. Посредством раннего и прямого общения Петр  приобрел большое умение распознавать людей даже по одной наружности, редко  ошибался в выборе, верно угадывал, кто на что годен. Но, за исключением  иностранцев, да и то не всех, люди, подобранные им для своего дела, не  становились на указанные им места готовыми дельцами. Это был добротный, но  сырой материал, нуждавшийся в тщательной обработке. Подобно своему вождю, они  учились на ходу, среди самого дела. Им нужно было все показать, растолковать  наглядным опытом, собственным примером, за всяким присмотреть, каждого  проверить, иного ободрить, другому дать хорошую острастку, чтобы не дремал, а  смотрел в оба.  Притом Петру нужно было приручить их к себе, стать к ним в простые и прямые  отношения, чтобы личной к ним близостью вовлечь в эти отношения их нравственное  чувство, по крайней мере, чувство некоторой стыдливости, хотя бы только перед  ним одним, и таким образом получить возможность действовать не только на  ощущение официального страха должностного холопа, но и на совесть как не лишнюю  подпорку гражданского долга или по крайней мере общественного приличия.

     В этом  отношении, что касается долга и приличия, большинство русских сотрудников  Петра вышло из старого русского быта с большими недочетами, которые ярко  проявились в злоупотреблениях по службе. Петр жестоко и безуспешно боролся с  этой язвой. Он ожесточался, видя, как вокруг него играют в закон, по его  выражению, словно в карты, и со всех сторон подкапываются «под фортецию правды» [4, c. 89-90].   
 
 
 

    1. «Птенцы гнезда Петрова»
 

     Александр Данилович Меньшиков

     Меньшиков по происхождению, как утверждало большинство  его современников, был родом из незнатной семьи. Путь Александра Даниловича от пирожника до святейшего князя совершен на глазах у современников, он отражён в источниках.

     В 1697 году он значился среди волонтёров, отправившихся за границу для обучения кораблестроению. Меньшиков в те годы не расставался с Петром ни на минуту и везде следовал за царём. В это время влияние Алексашки на царя сильно возросло. Меньшиков обладал как раз теми качествами, которые царь в условиях надвигавшейся войны искал в своём фаворите: усердие, сочетаемое с талантами, беспредельная преданность и умение угадывать помыслы царя, распорядительность, опирающаяся на уверенность в том, что царь поступил бы в том или ином случае точно так же, как поступает он, Меньшиков. Иными словами критерием «годности» фаворита стали его деловые качества. Под Нотебургом впервые проявились его военные дарования. Меньшиков, во время, приведя силы на подмогу, предопределил успех этого сражения. После этого Александр Данилович преуспел также и на посту администратора, в качестве губернатора Шлиссенбурга.

     Входя в курс дела, Меньшиков накапливал опыт администратора и военачальника. Уже в эти годы его письма к  царю или распоряжения подчиненным  отличались деловитостью и лаконичностью - в них ни одного лишнего слова. Опять напрашивается сравнение: фаворит усваивал и тон, и манеру писем Петра. Александр Данилович работал, не покладая рук, с полной самоотдачей. Не менее успешней он справлялся и с другими поручениями. Для создаваемого Балтийского флота требовалось железо и корабельные пушки. Меньшиков организует поиск руд и закладывает два завода. Так царский слуга постепенно становиться соратником царя. На военном поприще Александр Данилович тоже быстро завоевал репутацию надёжного и энергичного исполнителя.

       В 1703 году он удачно руководил  изгнанием неприятеля из земель  по течению Невы. Укрепление острова  Котлин и возведение Петропавловской крепости поручил Меньшикову, чем был весьма доволен. Царю нравилась распорядительность любимца не щадившего ни себя, ни других.

     В 1704 году под руководством Меньшикова была взята Нарва. В течение десяти лет, начиная с 1705 года, между Петром и Меньшиковым, судя по их переписке, поддерживались самые теплые отношения, не возникало ни одного повода, чтобы омрачить их.

     В 1706 году австрийский император наградил царского фаворита дипломом князя Священной Римской империи. Бывший пирожник стал светлейшим князем. В этом же году Меньшиков был поставлен командовать союзными войсками в Саксонии. Тогда то он и одержал свою блистательную победу у Калиша, блеснув и полководческими дарованиями и личной отвагой. Излишняя доверчивость князя оказала ему плохую услугу. По своей наивности, неумению лгать, принятию лживых заверений собеседника за чистую монету Меньшиков отдал Августу II шведских племенных, которых король предатель передал Карлу XII из-за своей личной выгоды. От этой доверчивости Александр Данилович не раз ещё пострадал, но до конца дней своих он не смог преодолеть её. В следующие годы последовало изнурительное отступление [3, c. 211-220].

     Лишь 28 сентября 1708 года было предпринято  сражение у Лесной, в котором под командованием Меньшикова и Петра был практически полностью уничтожен корпус Ливенгаупта, спешивший на соединение с основными силами Карла XII. Этот разгром и последующее взятие Меньшиковым крепости Батурин, резиденции изменника Мазепы, были одной из составляющих успеха русских под Полтавой. Лишённый продовольствия и боеприпасов Карл XII вынужден был постоянно менять дислокацию. Своими налётами русские войска "докучали" шведской армии. В некоторых из них участвовал и Меньшиков. Складу его характера и темпераменту вполне соответствовали такого рода внезапные нападения, где можно было проявить личную отвагу, и находчивость, и способность мгновенно ориентироваться в быстро менявшейся обстановке. В подготовке к полтавскому сражению Меньшиков сыграл решающую роль. В самой битве ему была отдана под командование вся кавалерия, которая сыграла не последнюю роль в ходе сражения. После одержанной победы преследование отступавших шведов возглавил Меньшиков. Через три дня драгуны Александра Даниловича нагнали противника у Перевологны, где пленили 16275 человек.

     Меньшиков, как и все чиновники того времени, был не прочь запустить руку в  казённый карман. Петля на его шее  затянулась, когда он меньше всего  ожидал неприятностей. На него было подряд заведено несколько дел. Не успевало одно разбирательство закончиться, как возникало новое. В общей сложности сумма начёта на него составляла 1581519 рублей. Неслыханная по тем временам сумма. Часть начёта он погасил наличными и товарами, часть Пётр ему простил, а оставшийся долг простила ему уже Екатерина. Но самую крупную неприятность Александру

     В сентябре 1727 года Пётр II подписал указ о лишении Меньшикова чинов и  наград и ссылки его в Ранненбург. В апреле 1728 года князь был сослан в Берёзов, где он и скончался 12 ноября 1729 года.

     Меньшиков обладал многими достоинствами, но два важнейших порока, неуёмное честолюбие и ничем неограниченное своеволие, привели его к трагическому концу.

     Падение князя открывает серию дворцовых  переворотов XVIII века, суть которых  глубоко вскрыта В.И. Лениным.

     Борис Петрович Шереметьев

     Борис Петрович Шереметьев - полная противоположность  Меньшикову. Всякий раз, когда мы сравниваем черты характера и детали биографий этих сподвижников Петра, у нас появляется все больше оснований для их противопоставления. Меньшиков не мог похвастаться предками - ему пришлось изобретать себе родословную достойную уважения. Родословие Шереметьева было блистательным. Меньшикова природа одарила талантами полководца и администратора. Шереметьева мы не можем назвать бездарным, но его способности были намного скромнее. Светлейший был подвижен, энергичен, отважен и даже бесстрашен; ему ни чего не стоило очертя голову броситься в пекло сражений либо совершить лихой и неожиданный налет на неприятеля. Шереметьев, напротив, отличался медлительностью и крайней осторожностью. Он - сама рассудительность, остерегающаяся неожиданных поворотов; наперекор рассудку он не шел. Первый любил рисковать - второму риск противопоказан. Шансы свои и своего противника Шереметьев досконально взвешивал и чувствовал себя уверенно, когда располагал превосходством в силах. Он не из тех полководцев, кто под воздействием эмоций мог бросить судьбу вверенного ему войска на волю случая [5, c. 76-79].

     Но  вместе с тем в чертах характера  обоих деятелей нетрудно обнаружить некую общность. Их роднили тщеславие, страсть к стяжательству, оба были неравнодушны к лошадям. Правда, при ближайшем рассмотрении оказывается, что эта общность была чисто внешней. Они руководствовались в своих начинаниях разными побудительными мотивами и потворствовали своим слабостям разными средствами. Так, Меньшиков, умножал свои богатства тем, что запускал руку в казенный сундук, не различая личное достояние и государственное. Не брезговал светлейший и скользкими финансовыми операциями, если они сулили изрядные барыши. Борис Петрович бескорыстием не отличался - иначе бы он не был сыном своего времени, но не отваживался красть в масштабах, которые дозволял себе Меньшиков. Представитель древнейшего аристократического рода если и воровал, то настолько умеренно, что размеры украденного не вызывали зависти у окружающих. Шереметьев умел попрошайничать. Он не упускал случая напомнить царю о своей «нищете», и его стяжания являлись плодом царских жалований: вотчин он, кажется, не покупал.

     Подоплека интереса к лошадям тоже была различной. Для Меньшикова порода лошадей в конюшни имела престижный характер - княжеское тщеславие не позволяло ему довольствоваться скромным выездом. Борис Петрович проявлял подлинную любовь к лошадям и знал в них толк.

     Борис Петрович родился 25 апреля 1652 года. Сначала  служил стольником, потом был жалован в бояре. При Софье Шереметьев служил на дипломатическом поприще: он возглавлял посольство, отправленное в Речь Посполитую для ратификации  «Вечного мира». После того как Софья была повержена, Борис Петрович долгие годы не был призван ко двору. Во время первого Азовского похода Шереметьев не пользовался особым расположением царя, поэтому он участвовал на отдельном от Азова театре военных действий. Это расположение надлежало завоевать делом и Борис Петрович не жалел сил, чтобы добиться успеха. Он без особого труда разорил османские крепости по Днепру. Три месяца спустя после отправки Великого посольства Шереметьев поехал в Речь Посполитую и Австрию, дальнейший его путь лежал в Венецию.

     Для выполнения дипломатической миссии в этих странах у Петра не было более подходящей кандидатуры, чем  Шереметьев, в особенности, если учесть, что весь цвет русской дипломатии был включен в состав «Великого посольства». Преимущество Шереметьева состояло в том, что за его плечами был опыт дипломата, и ему уже довелось побывать в некоторых из стран, куда он держал путь. Шереметьев был, кроме того, военачальником, причем он успешно руководил военными действиями против неприятеля, являвшегося противником номер один и для дворов, которые он намеривался посетить, Варшавы, Вены, Неаполя. Имела значение внешность Бориса Петровича. Голубоглазый блондин с открытым лицом и изысканными манерами, он располагал качествами, необходимыми дипломату: в случае надобности он мог быть и непроницаемым, и надменным, и предупредительно любезным. Петр при выборе кандидата, видимо, учитывал еще одно качество Бориса Петровича: он был не чужд восприятию западной культуры, во всяком случае, ее внешних проявлений.

     Вернулся  он 10 февраля 1699 года. Теперь он носил  немецкую одежду и очень удачно подражал немецким обычаям, в силу чего был в особой милости и почете царя. Нарва не прибавила славы к полководческой репутации боярина Шереметьева. В этом сражении ему была поручена ответственная операция по задержанию Карла XII, спешившего на помощь осажденному гарнизону. Борис Петрович отступал два раза, не смотря на то, что после первого отступления сам царь повелел вернуться ему на прежнее место. Во время боя Шереметьев с конницей в панике бежали через реку Нарову. Более тысячи человек пошло ко дну.

       Однако фельдмаршал, наряду с  этими положительными качествами, проявлял чрезмерную медлительность. 

     С конца 1701  до 1704 года – время наибольшей близости царя к фельдмаршалу. Но по мере того как Пётр набирался полководческого опыта, происходила переоценка ценностей. Главная слабость Шереметьева – медлительность не раз вызывала раздражение царя. В июле 1705 года БП проиграл сражение у Мурмызы. Это был единственный проигрыш Шереметьева за все годы Северной Войны. Конечно, это известие не доставило радости Петру, однако он сдержался и обратился к фельдмаршалу лишь со словами утешения.

     В конце 1706 года Шереметьев был назначен главнокомандующим полевой армии, и его вновь можно было  встретить в действующей армии. На театре боевых действий оказались БП и генерал-лейтенант Меньшиков, который благодаря своему фавору часто действовал вопреки воле главнокомандующего.

     В феврале 1713 года было возбужденно следствие  на Шереметьева и Савелова, по поводу того, что БП отобрал у Рожнова «цук вороных немецких лошадей». Неизвестно как обернулось бы дело  Шереметьеву, если бы оно не прекратилось также внезапно, как и началось. 1718 год был помечен крупными неприятностями. Борис Петрович  не поставил свою подпись под приговором царевичу Алексею и царь полагал, что Шереметьев симулировал болезнь, из-за которой он не явился в столицу. Тем самым Пётр решил БП душевного покоя и омрачил последние годы его жизни. Умер фельдмаршал 17 февраля 1719 года.

     В жизни Бориса Петровича постоянно  переплеталось старое и новое, создавая портрет деятеля периода перехода от Московской Руси к европеизированной России. Имя его сохранилось в истории, прежде всего как полководца, громившего шведов [2, c. 65-75].

     Пётр  Андреевич Толстой.

     Карьера А.П. Толстого началась со службы при отце в Чернигове, который был тогда воеводой. В 26 лет в 1671 он получил чин стольника при дворе царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной.

     Потом Толстой служил воеводой в Устюге Великом, где и лично встретился с Петром I .Эта встреча положила начало сближения между ними. Надо отдать должное умению Петра Андреевича приспосабливаться к изменяющейся обстановке. Другой на его месте, потерпев неудачу в борьбе за трон на стороне Софьи, замкнулся бы в себе или озлобился в ожидании либо падения, либо смерти Петра и участвовал бы в заговорах против него. Толстой так не поступил. Он проявил выдержку, терпение и понимание того, что единственный путь поправить свои дела лежал через завоевание доверия царя. Толстой знал, что делал: ничто не могло вызвать такого расположения царя, как желание изучать морскую науку.

     Уместно напомнить, что почти одновременно с Толстым туда держал путь и Шереметев. Толстой и Шереметьев занимали разные ступени социальной иерархии русского общества. Петр Андреевич был стольником, а Борис П. - выходец из древнего аристократического рода, боярин Петр Андреевич обладал нужными качествами для путешественника: наблюдательность, любознательность, умение сближаться с людьми в незнакомой стране. 26 февраля 1697 года в Италию выехал московский книжник. Спустя год и 11 месяцев в столицу возвратился человек с изящными манерами, облаченный в европейское платье, свободно владевший итальянским языком. Его кругозор расширился настолько, что он мог отнести себя к числу если не образованнейших, то достаточно европеизированных людей России, чтобы стать горячими сторонниками преобразований. Петр, отличавшийся даром угадывать призвание своих сподвижников, нашел знаниям и талантам Толстого иное применение: вместо морской службы он определил его в дипломатическое ведомство, и, похоже, не ошибся.

     Дипломатическая деятельность Толстого протекала в сложной обстановке. В эти годы Россия лишилась союзников. Задача русской дипломатии состояла в том, чтобы предотвратить выступление Османской Империи против России. Эту нелёгкую ношу, Петр взвалил на Толстого. Выполняя эту задачу, Петр Андреевич должен  был полностью мобилизовать свои духовные и физические силы, раскрыть недюжинные дипломатические дарования, проявить огромную настойчивость и изворотливость. Чтобы достичь желаемых результатов, Толстому надлежало преодолеть  барьер психологического свойства – высокомерное отношение, а порой и пренебрежительное, султанского двора, к  русским дипломатам. Задача Петр Андреевич состояла в том, чтобы поднять престиж России.

     29 августа 1702 года Толстой прибыл  в Андрианаполь, где тогда находился султанский двор.

     Новая напряженность в работе посла  возникла в марте 1707 года, когда крымский хан, с поддержки французского посла, пытался помочь Станиславу Мщинскому, напасть на Россию. Но и в этом инциденте Петр Андреевич одержал верх.

     В июле этого же года опять ситуация обострилась  в столицу прибыл эмиссар от шведов и поляков с письменными и устными предложениями, но Толстому удалось благодаря продажности османских правителей, перехитрить его, и тот был выслан из Османской империи.

     В начале 1708 года Толстой получил из Москвы пакет с тремя документами: копией письма гетмана Мазепы, сопроводительным письмом Головкина, с выражением недовольства службой посла, и царским указом. В Москве считали, что получаемая от Толстого информация не отражала истинного положения дел в Стамбуле. Мазепа в своём письме приводил доводы, что Османцы собираются напасть на Россию. Но в тоже время Петр Андреевич заверял Москву, что всё в порядке. Толстой методично, шаг за шагом опровергал утверждение Мазепы от первого до последнего. Этот эпизод высвечивает ещё одну черту характера Петр Андреевич - мужество в защите собственного мнения. Недоразумение было устранено. Толстой продолжал доносить об отсутствии признаков подготовки к войне. В 1708 году деятельность Петр Андреевич внесла вклад в сохранение мира на южных рубежах в то время, когда страна остро нуждалась в мире: шведы колесили по земле Украины, и в любой момент, объединившись с татарами и турками, могли обрушиться на русскую землю.

     Петр  Андреевич вернулся из Османской  империи в 1714 году. Два года он служил в Посольской канцелярии, в эти годы внешнеполитическое ведомство не совершало ни одной памятной акции. Лишь в 1717 году Толстому было поручено дело  доставки сына Петра на родину из Австрийской империи, куда Алексей сбежал.

     В награду за блестящее завершение  дела царевича П. А. Толстой получил чин действительного тайного советника и 1318 крестьянских дворов. Так же Толстой был назначен президентом Комеруколлегии, а позже – сенатором. Затем он получил должность начальника Тайной розыскной дел канцелярии. Эта канцелярия расследовала политические дела, основными методами дознания были пытки. Петр Андреевич не проявлял ни малейшего сердоболия и отзывчивости на чужую беду, и сам участвовал  в пытках. Начало блистательному взлету карьеры Толстого положило расследование им  дела царевича Алексея. С тех пор известная настороженность Петра по отношению к Толстому исчезла, и он находился

в числе  немногих лиц, которых царь в последние  годы жизни приблизил к себе и которым давал ответственные поручения. Перечисленные признаки роста влияния Толстого не идут ни в какое сравнение с тем, что произошло 28 января 1725 года, когда умер Петр Великий. Екатерина была обязана восшествием на престол двум сановникам покойного супруга - Меньшикову и Толстому.

     Жизнь Толстого примечательна во многих отношениях. Петр Андреевич был единственным сподвижником Петра, который начинал свою карьеру его противником, а заканчивал его верным слугой. Чтобы совершить подобную метаморфозу, надобно было преодолеть косность и консерватизм среды, на которую он по началу ориентировался. В ряды сподвижников Петра Толстой влился в зрелые годы, и, несмотря на это, он с усердием стал постигать новое, причем в процессе не обучения, как то делали его более молодые современники, а переучивания. Это всегда сложно и трудно.

     Алексей Васильевич Макаров.

     Жизнь Макарова, внешне не броская, без ярких  всплесков. Алексей Васильевич не купался  в лучах славы, не давал он и  сражений, не вёл успешных переговоров, не сооружал кораблей и не командовал ими. Макаров вносил вклад и в победы русского оружия, и в успешные действия русской дипломатии, и в строительство регулярной армии и флота, и в новшества культурной жизни страны. Короче, он участвовал во всех преобразовательных начинаниях царя. К этому его обязывала занимаемая должность: он являлся кабинет-секретарём Петра. Макаров следовал за Петром повсюду. Образно говоря, он был тенью царя, его памятью, глазами и ушами. Как и Пётр, Алексей Васильевич работал, не зная устами, с полной отдачей сил. Царю, бесспорно, импонировали спокойствие, уравновешенность, благоразумие и пунктуальность кабинет секретаря. Макаров принадлежал к числу сподвижников Петра, которые, подобно Меньшикову, Девиеру, Курбатову и многим другим, не могли похвастаться своим родословием. Круг обязанностей Кабинета был достаточно широк. Они включали в себя переписку с русскими послами и агентами за границей, с губернаторами, коллегиями, Синодом и Сенатом; заботы о найме иностранных специалистов и отправке русских людей за границу; руководство строительством царских дворцов, устройством парков. Кабинет ведал содержанием придворного штата, расходами на Кунсткамеру, выдачу вознаграждений за монстров. Важной прерогативой Кабинета являлся прием челобитных на царское имя. В кабинете отложились множество документов военного содержания.


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.