Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


реферат Рыбаков Борис Александрович. Торгово-ремесленные поселения

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 28.05.13. Год: 2012. Страниц: 22. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение высшего  профессионального образования

ВЫСШАЯ  ШКОЛА НАРОДНЫХ ИСКУССТВ (ИНСТИТУТ)


Кафедра истории и теории народного искусства

 

 

 

 

 

 

 

РЕФЕРАТ

 

 

 

 

РЫБАКОВ Б.А.

РЕМЕСЛО ДРЕВНЕЙ РУСИ.

 

 

 

                  • студентки_____________курса

 

группы___________________

 

__________________(Ф.И.О.)

 

Преподаватель:____________

 

__________________(Ф.И.О.)

 

Дата  сдачи:_______________

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург

2011

Содержание:

  • Введение.
  • Рыбаков Борис Александрович.
  • I. Торгово-ремесленные поселения.
  • II. Ремесла Древней Руси.
  • III. Виды ремесел.
  • Ремесло в деревне.
  • Металлургия.
  • 2. Ювелирное дело на селе.
  • 3. Деревенское гончарное дело.
  • 4. Деревообделочные промыслы.
  • II. Ремесло в городе.
  • Городское ремесло.
  • 2. Городские ювелиры.
  • 3. Гончарное дело в городах.
  • Вывод.
  • Литература.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение.

Б. А. Рыбаков был крупным археологом. Многие научные труды Рыбакова содержали фундаментальные выводы о жизни, быте и уровне социально-экономического и культурного развития населения Восточной Европы. Так, например, в книге «Ремесло древней Руси» исследователю удалось проследить генезис и этапы развития ремесленного производства у восточных славян с VI по XV века, а также выявить десятки ремесленных отраслей. Целью Рыбакова было показать, что домонгольская Русь не только не отставала в своем экономическом развитии от стран Западной Европы, как это утверждали ранее многие ученые, но по некоторым показателям опережала эти страны.

Древняя Русь была мощным средневековым государством, которое имело наибольшую территорию в тогдашней Европе. Её границы простирались от Ладоги и Белого моря до Чёрного моря и от Карпат до Оки и верховьев Волги. Количество населения достигало 5 млн чел. Каждый седьмой житель Руси проживал в городском поселении. Всего же в стране было 240 городов и посёлков. Крупнейший город - Киев насчитывал 50 тыс. жителей и превосходил Лондон и Париж вместе взятые.

Древняя Русь сыграла огромную роль в истории восточнославянских народов. Образование этого государства способствовало их экономическому, политическому и культурному развитию. Древняя Русь создала богатую духовную и материальную культуру. Былины, песни, легенды, летописи, величественные соборы, мозаики и фрески храмов, книжные миниатюры, иконы и многое другое - неувядающие культурные достижения, лучшие из которых вошли в сокровищницу мировой культуры. На Руси насчитывалось 60 различных ремесел.

Цель данной работы заключается  в рассмотрении и изучении зарождения и развития ремесла в Древнерусском  государстве.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рыбаков Борис Александрович.

 

Рыбаков Б.А. родился 21 мая (3 июня) 1908 года, умер- 27 декабря 2001 года, Москве.Имя академика Бориса Рыбакова стоит в одном ряду с великими отечественными историками - Карамзиным, Соловьевым, Ключевским. Его фундаментальные работы открыли современникам целый мир Древней Руси. Он всегда писал честную историю и своими книгами доказал, что в любую эпоху можно оставаться ученым и гражданином. Деятельность его была необыкновенно разносторонней: историк, археолог, картограф, исследователь фольклора, реформатор науки, популяризатор исторических знаний, педагог, общественный деятель. И во всех этих сферах он достиг замечательных результатов.

 В 1947году была закончена первая монография молодого ученого Ремесло Древней Руси, которая явила собой эпоху в исследовании русской культуры, ибо эта тема до Рыбакова не была изучена. В монографии впервые было убедительно показано, какое губительное воздействие на развитие русского ремесла оказало татаро-монгольское нашествие на Русь. В ней же приводится немало доказательств несостоятельности всесильной еще недавно готской или норманнской теории происхождения государственности на Руси.

Б.А. Рыбаков  раздвинул глубину нашей истории (и славянского мира) до Геродота (V век до н.э.) и на тысячелетие дальше. Целую книгу можно составить только из перечня работ великого труженика.

 

Основные, фундаментальные труды:

 

«Ремесло  Древней Руси» (1948),

«Первые века русской истории» (1964),

«Слово  о полку Игореве и его современники» (1971),

«Русские  карты Московии ХV - начала ХVI века» (1974),

«Геродотова Скифия» (1979), «Язычество древних славян» (1981, 1994),

«Киевская Русь и русские княжества ХII - ХIII вв.» (1982, 1993),

«Из истории  культуры Древней Руси» (1984),

«Язычество  Древней Руси» (1987),

«Петр Бориславич: поиск автора Слова о полку Игореве» (1991),

«Стригольники: русские гуманисты ХIV столетия» (1993).

«Начальные  века русской истории. IХ-ХIII века» (1995) - первая книга из задуманного 14-томного издания по истории России, к сожалению, так и не реализованного. Им написано более четырехсот статей и рецензий.

 

Многие  научные труды Бориса Александровича являлись фундаментальными. Они в  корне меняли представления читателей  о жизни, быте и уровне социально-экономического и культурного развития населения  Восточной Европы. Так, например, в  книге «Ремесло древней Руси»  исследователю удалось проследить генезис и этапы развития ремесленного производства у восточных славян с VI по XV вв., а также выявить десятки ремесленных отраслей. После публикации этого труда стало очевидно, что домонгольская Русь не только не отставала в своем экономическом развитии от стран Западной Европы, как это утверждали ранее многие ученые, но по некоторым показателям опережало эти страны. В книге «Древности Чернигова» Рыбаков убедительно доказал, что уже в IX-X вв. верхушка населения Черниговщины - князья, бояре и дружинники были крупными землевладельцами. В монографии Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи - он провел параллели между былинными сюжетами и русскими летописями. Он пришел также к очень важному выводу о том, что отдельные погодные записи в Киевском государстве начинают делаться не в XI в., а уже во второй половине IX-X столетиях.

В книге  «Первые века русской истории» - Б.А. Рыбаков воссоздал картину  становления государственности  у восточных славян. Ученый детально исследовал древнерусское летописание, установил авторов отдельных  летописных фрагментов, подверг тщательному  анализу оригинальные известия историка XVIII в. В.Н.Татищева и пришел к выводу, что они отражают действительность, что В.Н.Татищев не занимался фальсификацией истории.

Досконально изучил Б.А. Рыбаков и такие замечательные  памятники древнерусской литературы как «Слово о полку Игореве» и  «Слово Даниила Заточника». Им была выдвинута смелая гипотеза, согласно которой автором «Слово о полку  Игореве» был киевский боярин Петр Бориславич. Он доказал, что выдающийся мыслитель и публицист конца XII - начала XIII вв. Даниил Заточник являлся великокняжеским летописцем при дворах Всеволода Большое Гнездо и его сына Константина. Б.А. Рыбаков значительно раздвинул хронологические рамки славянского мира. Он привел сильные аргументы в пользу того, что предками славян были отдельные скифские племена, обитавшие в Причерноморье еще во времена «отца истории» Геродота (V в. до н.э.). В книге «Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв.» он еще больше удревнил славянскую историю, отнеся ее начало к XV в. до н.э.

Свою  педагогическую деятельность Б.А. Рыбаков  начал в 30-е годы XX в. в Академии коммунистического воспитания им. Н.К. Крупской и Московском областном педагогическом институте. Свыше 60 лет он проработал на историческом факультете Московского университета им. М.В. Ломоносова. Б.А. Рыбаков выполнял также большую административную работу: в 1952-54 гг. он был проректором МГУ, 40 лет возглавлял институт археологии Российской Академии Наук, был директором Института Истории РАН, академиком-секретарем Отделения Истории РАН. За свою плодотворную научно-педагогическую деятельность Б.А. Рыбаков был награжден высшими отечественными и зарубежными наградами, в том числе: Золотой медалью Серп и молот, тремя орденами Ленина, Орденом Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, За заслуги перед Отечеством 2-й степ. Уход из жизни Бориса Александровича явился большой потерей для российской исторической науки.

I. Торгово-ремесленные поселения.

На Руси были ранние ремесленные  поселения представлены Пастырским городищем, Зимновским, позднее городищами Ревно, Хотомель и др. Это были обособленные единичные поселения, связанные с местными округами. Торгово-ремесленные поселения, которым принадлежит важное место среди древнерусских протогородов IX-X вв., возникают на важных торговых путях в местах расселения славянских племен или вблизи городских центров. Среди них: Гнёздово, Шестовице, Тимереве, а также Рюриково Городище под Новгородом и в меньшей мере – Сарское городище под Ростовом. Это были первоначальные поселения и производства вне земледельческой структуры, уровень торговли – и некоторых ремесел – в которых, был выше, чем в крупных городах; они известны на важных торговых путях. Во время правления Ольги рядом с центрами типа Гнёздова и Тимерева, расцвет которых приходится как раз на середину X в., возникают и с ними сходные.

Население торгово-ремесленных поселений, так или иначе было связано с транзитной торговлей, которая в значительной мере предопределяла развитие: к началу XI вв. часть из них утрачивает свое значение, приходит в упадок или исчезает, а рядом – развиваются территориальные городские центры; другие – сохранили свое региональное значение и существуют на карте нашего времени. Города такого типа известны не во всех районах Древней Руси; состав их населения был полиэтничным и включал скандинавские элементы, славянскими, финскими и балтскими – они сыграли заметную роль в становлении раннефеодального государства и объединении Руси X-начала XI в. Некоторые из них служили местами дислокации дружин и играли роль опорных пунктов власти, что позволяет определить великокняжеский домен в первые десятилетия существования древнерусского государства в составе Киева, Чернигова, Смоленска, Новгорода и Ростова. В торгово-ремесленных поселениях обнаружены памятники древнерусской дружинной культуры: захоронения знатных воинов (каролингские мечи и панцири, атрибуты специфического обряда тризны, весы с гирьками для взвешивания серебра) и воинов-купцов, клады арабских монет. В Гнёздове обнаружены захоронения мастеров с молотками, напильникам, резцами, долотами – кузнечным и деревообрабатывающим инструментом, связанным с судостроением.

Торгово-ремесленные поселения  образуют отчетливую раннегородскую сеть, проходившую по речным путям и переволокам, связанную со столичным Киевом, Новгородом, с балтийским побережьем через Ладогу, и с Волжской Булгарией. Преобладание дружинного населения, связанного со сбором дани, в таких городах ставило их жизнедеятельность в зависимость от успехов или неудач военных кампаний, и – личностей князей.

II. Ремесла Древней Руси.

Города средневековой Европы заметно  отличались от древнерусских. Первые, как правило, не имели сельскохозяйственной агломерации, являясь местами жизнедеятельности бюргеров. Феодалы имели собственные поместья-замки; в городах их возможности были ограничены местным самоуправлением. Большинство древнерусских городов находились под властью князей, их посадников и местных землевладельцев, которые охотно занимались здесь хозяйственной и финансовой деятельностью; исключение составляли только Новгород и Псков, начиная с середины XII в. Поэтому, наряду со свободными мастерами, были и зависимые, работавшие на усадьбах князей и бояр. Феодальное ремесло было более корпоративным, лучше обеспечено сырьем и финансами; в нем нередко участвовали зарубежные мастера. На товарах производимых «феодальным сектором» иногда ставились собственные знаки Рюриковичей. Развитию древнерусского ремесла присуща общесредневековая тенденция углубления специализации и перехода к рыночной ориентации к XII в.

Ранее других выделилось плотницкое ремесло, т.к. большинство строений в городах, весях и селах были деревянными; среди его инструментов упоминаются: топор долото, сверло, тесло, и редко – пила. Для строительства мостов, церквей, оборонительных сооружений и др. создавались артели. Эта форма была ближе к вотчинному ремеслу, чем к свободному. Староста строительной артели в Киеве в конце одиннадцатого века принимал участие в работе над «Правдой» Ярославичей. Строителя крепостных деревянных укреплений называли – городник. Городская стена делалась из отдельных срубов (городниц), плотно приставленных друг к другу и засыпанных доверху землей. Над срубами с внешней стороны устраивались заборола, защищавшие воинов от стрел. Городная повинность была обязательной по крайней мере с ХIII в. Значение мостника отражено в уставе Краткой редакции Русской правде: его помощника именовали отроком, а за работу он, как и городник получал плату из казны в ногатах и кунах. Мосты на важных дорогах находились в распоряжении мытников, собиравших на них пошлину (мыт). К числу наиболее древних относятся: горнодобыча, ткачество, бондарничество, кожевенное и полотняное ремесло. Особое значение имело кузнецы и оружейники. Ремесленники изготовляли: рала, плуги, серпы, топоры, мечи, стрелы, щиты, кольчуги, замки, ключи, браслеты и перстни из золота и серебра.Местом сосредоточения свободного ремесла были посады. К концу XII-началу XIII вв. киевский Подол достигает наибольших размеров и наивысшего развития. В XII в. наблюдается рост размеров посадов в Чернигове, Переяславе, Галиче, Суздале, Смоленске, Полоцке, Владимире и Новгороде, а также заметное увеличение ремесленного производства. В Киеве было представлено около 50 ремесел.

Городские ремесленники селились группами по роду занятий и занимали улицы  или кварталы города, например, Гончарский конец или Шитная улица в Новгороде, квартал Кожемяки в Киеве. Раскопки кожевенных мастерских в Новгороде свидетельствуют, что вместе с ростом городов и посадов росло ремесленное производство: в слоях с середины XI до конца XII века количество находок кожаной обуви возрастает в 5 раз.

В условиях преобладающего натурального хозяйства Руси IX-XII вв. значительную роль играло домашнее производство, сельские ремесла, переработка продукции  сельского хозяйства и промыслов. Им часто занимались в зимнее время, свободное от земледельческих проблем. В ряде сельских общинах имелись  производственные металлургические сооружения – сыродутные горны. Они располагались на окраинах населенных пунктов или за их пределами, вблизи источников сырья и топлива, которые использовались местными кузнецами. Домники владели специфической технологией сыродутного процесса, им были известны простейшие способы получения стали. Общинные кузнецы производили украшения из меди, бронзы и низкопробного серебра, пользовавшиеся спросом у населения. Применение гончарного круга в X в. привело к вытеснению лепной посуды круговой. Обжигали глиняную посуду в домашних печах и в специальных гончарных горнах.

Ткани делали из льна, шерсти и конопли. Знали сложное рисуночное тканье и вышивку. Из льняного и пенькового полотна делали мужскую и женскую одежду. Кроме изготовления одежды, льняная и пеньковая пряжа были необходимы для технических нужд – веревок и канатов. Из холстины и парусины делали военные палатки и паруса. Пряжу и сукно, которые в основном использовали в зимней и верхней одежде, производили из шерсти. Для изготовления головных уборов и зимней обуви применяли фетр. Первоначально большая часть холстины и льняного полотна была домотканая, а шерстяное сукно – домашнего валяния; они производились сельскими и городскими ремесленниками и в монастырях. Женщины пряли и ткали, а мужчины валяли сукно и вили веревки. На рубеже XII и XIII вв. в Новгороде появляется горизонтальный ткацкий станок, заменивший более древний – вертикальный; который позволяет значительно повысить производительность ткацкого ремесла, после чего возрастает производство более простой и дешевой ткани полотняного переплетения. Пряжу пряли веретенами с пряслицами. Женщины любили носить украшения: серебряные или бронзовые височные кольца, подвешенные к кокошнику, мониста, браслеты, бусы. Из мягкой кожи шили поршни, черевья, сапоги и др. без жесткой подошвы; из лыка липы, берёзы и других пород деревьев плели лапти.

Первоначально оружие производили  кузнецы, а затем возникла специализация: щитники, лучники и др. Некогда  заимствованные образцы начали самостоятельно производиться местным балтским и русским населением. Вооружение дружины было смешанным: через викингов на Русь попадали каролингские мечи и  скрамасаксы, северные наконечники ножен мечей, некоторые формы иноземных копий, топоров, стрел, круглые щиты, образцы конского снаряжения. С востока – пришли: сабля, кольчуга, конический шлем, кочевническая пика, восточный чекан; встречались и оригинальные изделия местных мастеров.

В конце X в. возникает сложное производство эмалей. B XII в. в Киеве, Новгороде и Владимире возникают иконописные мастерские, деятельность которых продолжала византийские традиции.

III. Виды ремесел.

I. Ремесло в деревне.

1. Металлургия.

1.1 Изготовление металлических  изделий в деревне.

Сторонники так называемой торговой теории, происхождения Киевской Руси принижают роль древнерусского ремесла, основываясь на мнимом отсутствии в  русских землях металлургического  сырья — руды. Между тем у  русских мастеров была в изобилии железная руда, вполне удовлетворявшая  их, это — болотная, озерная и  дерновая руда. Знакомство с железом  в лесной полосе Европы относится  к началу первого тысячелетия  до нашей эры. Первоначально железо выплавлялось в обычных домашних очагах. Эти очаги были сложены  из камней и кусков шлака и имели  в поперечнике около 1 м. Шлаки (отходы плавильного процесса), находимые  на городищах, весьма тяжелы, что говорит  о неполной выплавке железа из руды. Железо получали небольшими дозами, достаточными лишь для изготовления, например, ножей, долот, стрел, серпов и других сравнительно небольших предметов.

1.2 Сыродутный процесс.

Самым сложным и ответственным  делом являлась выплавка железа из руды, осуществлявшаяся при помощи так называемого сыродутного  процесса. Сущность сыродутного процесса заключается в том, что железная руда, засыпанная в печь поверх горящего угля, подвергается химическим изменениям: окислы железа (руды) теряют свой кислород и превращаются в железо, которое  в размягченном состоянии опускается в нижнюю часть печи, где скапливается в крицу. Техника примитивного сыродутного  процесса хорошо выясняется на основании  этнографических данных. Знаменитые разработки железа в Устюжне Железнопольской описываются исследователем середины XIX в. следующим образом: «С незапамятных времен на расстоянии 60 верст от самой Устюжны к востоку и до Железной Дубровки разрабатывалась здесь железная руда. Почти каждое селение имело свои домницы, или плавильни, где производилась эта тяжкая убийственная работа. Тысячи людей, истинно в поте лица, трудились над этой беловатой землицею, превращающейся после пережжения в красно-багровую и, наконец, в ступках горна в крепкий темно-синий металл («кришное железо»)». Тяжесть этой работы хорошо известна и древнерусским литературным памятникам. Даниил Заточник восклицает: «Лучше бы ми железо варити, ни [нежели] со злою женою быти». Очевидно, варка железа считалась труднейшей из работ, известных автору. Варка железа производилась в так называемом сыродутном горне.

1.3 Печи.

С ростом потребности в железе и  умения «варить» его появляются специальные  печи, устраиваемые в самом поселке, но уже подальше от жилищ, на краю его, у вала. Так расположены печи на белорусских городищах I—VII вв. н. э., например, в Оздятичах, в Свидне. Несколько позднее, в эпоху Киевской Руси место выплавки переносится иногда ближе к источнику сырья ввиду трудности доставки больших количеств руды в поселок.

Одна из наиболее ранних печей (городище Кимия) представляет собой круглую яму около 1 м в диаметре, вырытую в земле и густо обмазанную глиной. Глина найдена в сильно обожженном состоянии. Вокруг печи — большое количество шлаков. Верх у печи открыт. Никаких следов приспособлений для дутья не обнаружено. Печь, углубленная в землю, едва ли давала какие-нибудь преимущества по сравнению с обычным очагом.

1.4 Эволюция домниц.

Дутье (или «дмонка») являлось основной работой при варке железа. Меха раздувались вручную. Эта непрерывная работа и делала процесс варки столь тяжелым. Важность дутья для выплавки железа из руды хорошо осознавалась уже давно. Недаром тот же Даниил Заточник, сам себя называющий «смысленым и крепким в замыслах», пишет, что «не огнь творит разжение железу, но надмение мешное». «Надмение» — дутье; отсюда надменный — надутый; от этого же корня происходит и глагол «дмать» (очевидно, в форме «дъмати») и название горна — «домна» («дъмна), «домница». С появлением дутья («надмения мешного») печь или горн превратились в «домницу», а с разрастанием производства термин «домница» охватил все печи с применением мехов. В результате нагнетания воздуха в домницу там происходит процесс восстановления железа. Восстановленное железо сползает по углям вниз, собираясь на дне домницы в виде ноздреватой и вязкой массы, так называемой крицы, «кричного железа» (этого же корня слово «кръч» — кузнец, ковач железа). По окончании варки железа, для того чтобы получить крицу, необходимо было разломать домницу и удалить все посторонние примеси. Крицу из печи извлекали ломом или пешней. Горячая крица захватывалась клещами и тщательно проковывалась; без проковки крица не могла идти в дело, так как полученный металл был слишком порист. Проковка удаляла с поверхности крицы частицы шлака и устраняла пористость. После проковки крицу снова нагревали и снова клали под молот. Эта операция повторялась несколько раз. Крицу иногда дробили на куски и каждый кусок проковывали отдельно или же проковывали всю массу железа. В первом случае получались небольшие продолговатые болванки весом около 200 г, а во втором — массивные куски железа весом в несколько килограммов. Дальнейшая эволюция домницы шла по пути вытягивания печей ввысь для улучшения тяги, увеличения количества сопел и нахождения наиболее выгодного профиля внутренней части печи. Кроме того, впоследствии была изобретена такая конструкция, у которой передняя часть домницы (ее чело) разбиралась и позволяла вынимать крицы, не разрушая всей домницы. Иногда на под домницы ставили глиняные сосуды, в которые опускалась кричная масса, или делались углубления около печи.

1.5 Кузнечное дело в  деревне.

Для разогревания железа кузнецу необходим  горн с хорошо наложенным дутьем —  мехами. Конструкция кузнечного горна  значительно проще, чем домницы; он представляет собою, по существу, простую  жаровню. Для извлечения раскаленного металла из горна и для держания его на наковальне служили клещи (иногда называются «изымало» —  от глагола «изымать», вытаскивать). Клещи делались из двух половинок, скрепленных  осью; их форма различна: одни из них  приспособлены для вытаскивания и держания небольших предметов, другие имеют специальные крючки на концах для держания широких и  массивных вещей и больший  размах захватывающей части клещей. Такие крючки могли не только прижимать  металл, но и вонзаться в него. Раскаленное добела железо клалось  на наковальню и подвергалось ковке. Наковальни XI—XIII вв. представляют собой  массивную железную четырехгранную усеченную пирамиду, вбивавшуюся  узкой частью в пень. Площадь рабочей  поверхности наковален невелика (50—150 кв. см), но вполне достаточна. Внимательный анализ железных вещей позволяет  установить различие технических приемов  ковки.

К вещам, наиболее простым по изготовлению, нужно отнести ножи, обручи и дужки  для ушатов, гвозди, серпы, косы, долота, плужные ножи, шилья, кочедыги, медорезки, лопаты и сковороды. Все эти плоские предметы не требовали специальных приемов и могли быть изготовлены и без подручного кузнеца. Ко второй группе надо отнести вещи, требующие сварки, например: цепи, дверные пробои, железные кольца от поясов и от сбруи, удила, кресала (огнива), светцы, остроги. Следы сварки почти всегда удается обнаружить, так как, несмотря на легкую свариваемость железа в состоянии белого и даже красного каления, швы не всегда хорошо проковывались. Так, например, удается установить, что трезубая острога выкована не из одного куска, а из трех стержней, нижние концы которых сварены ковкой. Сварка требовала уже больше ловкости от кузнеца, а иногда и участия его помощника. Следующим техническим приемом было применение зубила (молотка-секача) для разрубания железа. Этот прием мог быть применен только при совместной работе обоих кузнецов, так как нужно было, во-первых, держать клещами раскаленный кусок железа, что при небольших размерах тогдашних наковален было нелегко, во-вторых,— держать и направлять зубило, и, в-третьих,— бить по зубилу молотом. Зубило применялось при выработке ушков для ушатов, лемехов для сох, тесел, мотыг, жиковин (петель) дверей. При помощи пробойника (принцип работы тот же, что и с зубилом) пробивались ножницы (осевые), клещи, ключи, лодочные заклепки, отверстия на копьях (для скрепления с древком), оковках лопат и на пластинах клепаных котлов. Наиболее сложно было изготовление топоров, копий, молотков и замков.

Топор выковывали из длинной уплощенной полосы, которую сгибали посредине, затем в сгиб просовывали железный вкладыш с таким поперечным сечением, какое было желательно для топорища, а соприкасающиеся концы полос  сваривали вместе и получали лезвие топора. Обушную часть топора нередко  разделывали зубилом для получения  острых шипов, содействующих укреплению топора на рукояти. Так же делали проушные тесла, отличавшиеся от топора только поворотом лезвия (перпендикулярно рукояти). Существовал и второй способ ковки топоров, применявшийся только для изготовления боевых топоров,— изготавливались две полосы равных размеров, между которыми вставлялся вкладыш (перпендикулярно длине полос), а затем полосы по обе стороны вкладыша сваривались ковкой. С одной стороны получалось лезвие топора, а с другой — или молот, или клевец, или же просто массивный оттянутый обух. Копья ковали из большого треугольного куска железа. Основание треугольника закручивали в трубку; в нее вставляли конический железный вкладыш и после этого сваривали втулку копья и выковывали рожон (острие).

Древние русские кузнецы изготовляли  иногда и винты (например, дверные  кольца для замков), но делали их не нарезкой, а путем перекручивания четырехгранного стержня. Получавшиеся винты значительно крепче сидели в дереве, чем обычные гвозди. Верхом кузнечного искусства являлись замки. Работы с зубилом, со вкладышем, кручение железа — все это требовало участия двух кузнецов. Отсюда можно сделать вывод, что в деревенских кузницах XI—XIII вв. работало, по всей вероятности, по два кузнеца, один в качестве основного мастера, другой — подручным. Эти общинные ремесленники обслуживали все нужды ближайших поселков. Приведенный ассортимент кузнечных изделий исчерпывает весь крестьянский инвентарь, необходимый для стройки дома, сельского хозяйства, охоты и даже для обороны.

 

 

2. Ювелирное дело на  селе.

2.1 Формы для литья.

Среди различных технических приемов  древнерусских ювелиров на первое место  нужно поставить литье. Это наиболее старый прием, известный населению  Восточной Европы еще с эпохи  бронзы. Металл расплавляли в глиняных тиглях при помощи мехов, повышавших температуру горна. Затем расплавленный  металл (или смесь металлов, сплав) черпали из тиглей глиняной ложкой, носившей специальное наименование льячки (от глагола «лить»). Льячки обыкновенно  делались с носиком для слива  и глиняной втулкой, в которую  вставлялась деревянная рукоять. Льячку с металлом подогревали в пламени и затем жидкий металл наливали в литейную форму, все углубления которой должны были заполняться металлом. Когда залитая форма остывала, из нее извлекали металлическое изделие, в точности повторяющее форму. Качество изделия на девять десятых зависело от качества формы, но, к сожалению, исследователи ювелирного дела изучали очень многие технические приемы, но совершенно не касались самого распространенного из них — литья. Почти все формы односторонние, т. е. такие, которые прикрывались сверху гладкой плиткой известняка. Благодаря этому лицевая сторона предмета была рельефной, а оборотная (прикасавшаяся к каменной плитке) — гладкая. Кроме односторонних форм с гладкой крышкой применялись и двусторонние, т. е. такие, у которых вторая их половина была не гладкой, а также фигурной. Так, например, для того чтобы отлить подвеску, имеющую вид полого конуса, нужно было на одной стороне формы врезать этот конус вглубь, а на другой стороне, наоборот, сделать его выпуклым. Иногда обе половинки формы делались совершенно одинаковыми и вещь получалась симметричной, а литейный шов шел посредине. Литейные формы делались из мягких пород камня — известняка, песчаника, шифера.

2.2 Техника литья.


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.