Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Социология власти

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 30.05.13. Сдан: 2013. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 


 

Реферат на тему: «Социология  власти».

[Введите подзаголовок  документа]

 

 

[Выберите дату]

[Введите название  организации]

MacBook

 

 

План.                                                               Введение.                                      1.Теории государственной власти.                                                        2. Политическая стратификация.                                                                  3.Понятие легитимности и принцип разделения властей.                                     4. Тенденции и структура изменения институтов государственной власти.                                                                                                                   Заключение.                                                                                                               Список литературы.

 

Введение.             Социология власти (англ. sociology of power) — одна из важных формирующихся комплексных и относительно самостоятельных областей знания, берущая начало в сфере социологии, политологии и кратологии. Основным ее предметом являются собственно власть и ее проявления во всех формах общественной жизни, исследуемые с помощью социологических методов и процедур1.          Хотя серьезное изучение власти как социально-политического явления и социологического объекта началось с середины XX века, ее исходные идеи были намечены еще древнегреческими мыслителями, особенно Аристотелем, много занимавшимся вопросами государственного устройства. Проблемы социологии власти фактически по существу рассматривались виднейшими мыслителями нового времени — Макиавелли, Гоббсом, Локком, Монтескье, Токвилем и др. Они привлекали внимание дореволюционных российских ученых и исследователей.        Активное становление и развитие социологии в 60—70-х годах XIX века в России подводило и к разработке социологии власти. Трудно переоценить роль юристов в отечественной социологии. У Б. Н. Чичерина есть "Курс государственной науки". Ч. II. "Наука об обществе, или Социология" (1896); у Г. Ф. Шершеневича — "Социология" (1910); у В. М. Хвостова—"Социология" (1917).          Еще до 1917 года в России появились такие издания, как "Этическая социология" (1897), "Антропосоциология" (1900), "Этнографическая социология" (1901), "Прикладная социология" (1908), "Общая социология" (1912). В этот ряд входит и понятие "социология власти", употребленное С. А. Котляревским (1909).         Отметим и нынешний растущий интерес правоведов к социологии. В монографии В. И. Кудрявцева и В. П. Казимирчука "Современная социология права" (1996) в той или иной связи речь идет о девяти направлениях социологии, связанных с правом (законодательная социология, юридическая социология, социология административного права и др.). К сфере власти обращены исследования и самих социологов2. Теорией власти теперь активно занимаются ученые многих стран. В России в связи с демократизацией жизни открывается возможность на базе социологических исследований непредвзято и всесторонне судить о сложной сфере власти и ее органов, ее практике и механизмах. К числу первых ученых, которые стали говорить и писать о социологии власти, относятся Ж. Т. Тощенко, М. И. Колесникова, В. Т. Бор-зунов, А. Г. Здравомыслов.        Очень важно обратить внимание на новейшие тенденции в социологии, на ее поворот к проблематике власти. Правда, российским ученым это дается пока нелегко. И это объяснимо. С догматических марксистских позиций вся активность в науке сводилась к написанию трудов и ведению разговоров вокруг так называемого научного руководства и управления. Настоящую власть, как правило, не трогали. Оценок властей не касались. И не умели этого делать, и боялись.         Вместе с тем надо указать на то, что серьезные изменения в жизни России и положении ее науки отмечены не только немалыми трудностями и кризисными проявлениями, но и открытием новых возможностей в развитии и общества, и науки, а также стремлением ученых продуктивно их использовать. В связи с этим следует одобрительно отозваться о появлении социологической литературы нового поколения, характеризуемой выделением социологии власти. Так,К. Т. Тощенко в своей книге "Социология" выделил целый раздел Политическая социология" и в его рамках специальную главу "Социология власти".   Происходящий ныне крупный социальный поворот в развитии общества будет сопровождаться серьезными переменами в системе социального знания и, в частности, проявится как в резко возросшем спросе на кратологическую проблематику, так и в ее назревшем расцвете при непременном углублении демократизации всей общественной и государственной жизни.                     

1.Теории государственной власти.        Как ни обычны и как ни общераспространенны эти властные отношения между людьми, однако в науке о государстве до сей поры недостает еще сколько-нибудь разработанной теории власти. Воззрения на власть создавались, под неопознанным влиянием тех взглядов, которых государствоведы и политики придерживались по вопросу о реальности государства, как общественного союза. Таким образом теория власти являлась невольным рефлексом теории общения. И потому те многочисленные политики, которые смотрели на государство, как на порядок взаимоотношения личностей, тем самым и в власти государственной усматривали некоторое «отношение взаимной зависимости множества свободных личностей»3,—«отношение между властвующими и подчиненными, в котором властвуют лишь одни лица над другими»4. Таких взглядов придерживалась не только античная политика, но и все старые христианские политические мыслители, у которых, несмотря на их склонность к органическим сравнениям, совершенно не выработался взгляд на государственную власть, как на проявление какой-то особой, имманентной государству воли. Если, в отличие от древней философии, христиане нередко и подчеркивали особую ценность момента воли по сравнению с моментом разума, если они иногда и усматривали в государственной власти более или менее одностороннее веление властвующих по отношению к подвластным, если некоторым из них был чужд тот элемент светского рационализма, который вдохновлял античную политику5, то все же государственная власть рассматривалась ими, как отношение между волями, a не единая и неделимая воля единой государственной личности. Власть для них, стало быть, не переставала быть отношением междуличным. Средневековой политической доктрине, как это показал Гирке, не был совершенно чужд взгляд на государство, как на юридическое лицо или субъект права6. Однако этот внимательный исследователь и поразительный знаток средневековых политических теорий не нащупал в них ни одного, даже самого слабого следа того воззрения на государство, согласно которому государственное целое мыслится, как некоторое субстанциальное жизненное единство, наделенное внутренним волевым началом7. Личность государства понималась здесь, как фикция, за которой всегда стояло реальное множество конкретных отношений. Когда этот взгляд на государство, как на юридическое лицо, восприняла из средневековой доктрины новая теория естественного права, она, сообразно с атомистическим характером своих политических воззрений, только еще более подчеркнула фиктивный характер государственной личности. Гоббс, который настаивал на мысли, что государство должно быть не только простым согласием, но еще и единением, образующим как бы одну единую волю из множества воль политических атомов, мыслил, однако, эго «единение», как «persona artificialis» или «corpus fictitium»,—как продукт договора, a не как естественный, самостоятельно выросший организм. Поэтому общей волей для него является воля того лица или той группы лиц («совета»), которому согласятся подчинить свою волю все8. Но подобных же воззрений, как показал это Гирке, придерживались и другие представители школы естественного права. Весьма распространенное y них учение об особом «гражданском» или «моральном» лице (persona civilis, moralis), является ничем иным, как «сокращенной формулой для некоторого связующего совокупность индивидуумов общего правоотношения9. В этом отношении естественно-правовая теория юридического лица субстанциально не отличалась от древнего платово-аристотелевского воззрения, которое, как мы видели, рассматривало государство, как «отношение взаимной зависимости множества свободных личностей».

Новая, противоположная теория власти зарождается только y тех новейших политиков, которые так или иначе  испытали влияние новейших виталистических  воззрений на жизненный процесс. Государство, мыслимое с точки зрения этой новой гипотезы, как субстанциальное  целое, было на-делено собственной, внутренней волей, подобной той воле7 которая живет внутри каждой действующей и разумной человеческой личности, управляемой в своих поступках внутренним, автономным законом своей совести. Подобная автономная воля в государстве и есть его власть. Поэтому можно сказать, что «государственная власть есть волевая мощь мыслимого как личность нравственного организма. Она не является в результате искусственного и механического складыванья многих отдельных воль, но есть нравственная соборная сила, обладающая самосознанием народа. Ее существование и природа вытекают не из произвольного установления и сознательного творчества, но суть продукты природной силы, изначально содержащейся в государстве, как в важнейшем типе человеческого общения. Правовое выражение государственной власти есть господство. Оно сводится к выявлению волевой мощи, направленной к выполнению задач государственного союза и подчиняющей себе весь народ во всех его отдельных элементах»10. Эти классические слова Гербера наилучшим образом выражают основные черты той волевой теории государства, которая в XIX в. сменила старые воззрения на государственную власть и ее природу.

Но существующая теория государственной власти создалась не только под влиянием различных воззрений на реальность государства; на нее влияли также различные политические условия жизни современных государств. Теория государственной власти не была плодом кабинетной научной работы и беспристрастного философского размышления, но результатом суровой борьбы государств европейской культуры за свое самосохранение и самоутверждение. Государственная власть принуждена была выявлять свою при-роду чисто эмпирически,—в процессе исторического делания государств, в процессе борьбы с природным анархизмом человеческих обществ. Таким образом теория государственной власти связала свою историю с идеей суверенитета, которая, по общепризнанному в науки взгляду, прежде всего была идеей политической. Античная государственность не знала сил, которые конкурировали бы с ней в своей власти; когда в средние века с государством стали конкурировать церковь, вселенская идея римской империи и, наконец, крупные властные единицы феодального общества (ленные владельцы, корпорации), когда выявилась «противоположность между государственной властью и другими властями»,— тогда государство и начало утверждать свое верховенство, свое преимущественное право власти, именуемое суверенитето11. Так, приблизительно, рисует современная наука происхождение этой идеи, сыгравшей столь значительную роль в учении о государственной власти. Но вместе с тем этот политический мотив в истории теории государственной власти переплелся незаметным образом с воззрениями государствоведов на природу государственного общения. В теории суверенитета сначала выступали уже знакомые нам персоналистические воззрения: именно, суверенитет мыслился, как особое положение властвующих над подвластными, ибо сама государственная связь считалась «отношением» множества личностей. Так возникла уже в средние века теория, наделяющая «полнотою власти» в государстве единоличного властителя, по сравнению с которым все остальные „власти» являлись подчиненными (доктрина монархического суверенитета)12. В противоположность ей была формулирована другая, демократическая теория, утверждающая, что верховным властителем в государстве является весь народ, другие же «власти» в государстве занимают по отношению к нему положение несамостоятельное, a производное (теория народного суверенитета)[11]. В последующей политической борьбе эти две теории сыграли выдающуюся роль—первая, как политический лозунг западно-европейского абсолютизма, вторая—как революционный лозунг народовластия. Но с точки зрения научной теории власти обе они исходили из одних и тех же предпосылок,—из взгляда на государство, как на властное отношение, одному из членов которого приписывались особые свойства полноты и верховенства. Существенно иной теоретический смысл идея суверенитета приобрела тогда, когда была предпринята попытка обосновать ее уже не на понятии отношения, a на теории имманентной государственной воли. Суверенитет с этой новой точки зрения был истолкован, как свойство автономной и независимой воли, которою обладала личность государства. Суверенитет, как учил Гегель, есть «безусловное самоопределение воли, в которой заключается последний принцип при выборе решений»13. С этой точки зрения суверенитет есть просто выражение индивидуальности государства, как внутренняя автономия есть наиболее яркое выражение жизни самостоятельной личности. По мнению Гербера, для того, чтобы волевая мощь государства вполне соответствовала бы своей идее, она должна заимствовать мотивы своего поведения не из какой-либо внешней силы, но должна находить их внутри самой себя. Это свойство государственной воли и называется суверенитетом14. Еллинек прямо сравнивает суверенитет государства с идеей автономного нравственного закона. Как нравственно поступающая личность сама определяет себя и сама связывает себя свободно признанными нормами, так и в государстве происходит «самообязывание своими собственными законами». Суверенитет есть не безграничность, a способность, юридически не связанной внешними силами государственной воли, к исключительному самоопределению, a потому и самоограничению путем установления правопорядка, на основе которого деятельность государства только и приобретает подлежащий правовой квалификации характер. Суверенитет означает, таким образом, если формулировать его кратко, то свойство государственной власти, в силу которого она обладает исключительной способностью к правовому самоопределению и самообязыванию»15. Суверенитет с этой точки зрения является уже не свойством некоторых обладающих особым положением элементов в системе государственного властвования, но особым свойством государственного целого. Так создается учение о так называемом государственном суверенитете, противопоставляющее себя одинаково и теории монархического суверенитета и теории суверенитета народного. При этом следует подчеркнуть, что некоторые сторонники этого нового аспекта в теории суверенитета склонны сливать суверенитет с самой государственной властью; другие же считают его только свойством этой власти, расходясь в вопросе, является ли свойство это необходимым или только случайным16.  Теория государственной власти является, таким образом, одной из самых темных и запутанных теорий общего учения о государстве. Вплетенные в нее политические элементы, перепутанные с недостаточно осознанными теоретическими предпосылками, совершенно затемняют необходимые родовые особенности, составляющие внутреннее существо властных отношений. Проблема государственной власти кажется безнадежно темной, и нужно сделать какое-то геройское усилие, чтобы распутать туго завязанный узел содержащихся в ней контроверз.                                                                        2. Политическая стратификация.                    Политическая стратификация – это отношения политического неравенства, вытекающие из различного положения различных групп в системе властных институтов, различной возможности этих групп оказывать влияние на принятие политических решений. П.с., существующая в любом обществе, является одним из важнейших источников политики. П.с. не является неподвижной, она может изменяться, развиваться за счет того, что те или иные социальные группы меняют свое положение в иерархии властных отношений, возникают новые способы и каналы влияния на власть и основные политические институты. Так, значительные сдвиги в П.с. западных обществ произошли на протяжении XX в., когда новые социальные группы вошли в состав правящей элиты, резко возросла численность бюрократии и аппарата управления разных уровней, увеличилась политическая роль менеджеров крупных, в том числе государственных корпораций и т.п.              Основой П.с. является разделение на политических лидеров, политические элиты, государственную бюрократию и массовые группы, занимающие подчиненное положение в системе властных отношений. При этом к представителям политических элит, которые находятся на вершине пирамиды властных отношений обычно относят лидеров основных политических партий, представителей высших органов исполнительной, законодательной и судебной власти, высших представителей местных органов власти, высшее военное руководство (генералитет), владельцев и руководителей тех средств массовой информации, которые оказывают заметное влияние на политическую жизнь общества. Вместе с тем государственная бюрократия, которая формально занимает подчиненное положение по отношению к политическим элитам, также оказывает значительное влияние на процессы реализации принятых политических решений. Значительную роль в П.с. играют также отношения клиент - патрон, при которых клиент находится в личной зависимости от своего покровителя. В условиях распространения клиентелизма государственная власть и политическая система функционируют неэффективно, поскольку нарушаются правовые и политические нормы, а в процессе принятия политических решений значительную роль играют личные связи и интересы17.               3.Понятие легитимности и принцип разделения властей.   Легитимное отношение к правовым нормам страны - одно из современных представлений о сущности власти, при которой правовые нормы имеют демократическое содержание и вытекают из суверенитета народа как абсолютного первоисточника закона. 
Легитимность политической власти - форма поддержки, оправдания правомерности применения власти и осуществления правления государством или отдельными его структурами и институтами. 
Легитимность не является синонимом законности, поскольку политическая власть не всегда опирается на право и законы, но всегда пользуется определенной поддержкой хотя бы части населения. Основными источниками легитимности, как правило, выступают три основных субъекта: население, правительство и внешнеполитические структуры. Различные возможности политических субъектов поддерживать определенную систему правления предусматривают разные типы легитимности власти. Самой известной является классификация типов власти, предложенная М. Вебером: 
- Традиционный, который опирается на веру в святость традиций и право властвовать тех, кто получил власть по этой традиции; 
- Харизматичный (греч. charisma - милость, благодать, дар Божий, исключительный талант), основанный на вере в сверхъестественное святость, героизм или другие исключительные достоинства обладателя и созданной или полученной им власти; 
- Рациональный (легальный), основанной на вере в законность существующего порядка, профессионализм властных структур. 
Легитимность обладает свойством изменять характер и степень поддержки власти и ее институтов. В связи с этим можно говорить о кризисах легитимности. 
Кризис легитимности - снижение реальной поддержки органов государственной власти или правящего режима в целом, которое влияет на качественные изменения их ролей и функций. 
В современных условиях общественно-политического развития кризиса легитимности вызванные неспособностью органов власти осуществлять свои функции, нелегитимных формами насилия над людьми, несостоятельностью правительства адаптироваться к динамичному изменению условий общественного развития, разрушением конституционного порядка, разрывом между конституционными нормами и практикой их воплощения, отсутствием серьезных структурных изменений18.    Современный российский политолог Александр Соловьев, обобщив теоретический и практический опыт, предложил такие пути и средства выхода из кризисных ситуаций: поддержка постоянных контактов с населением; проведение разъяснительной работы относительно своих целей; усиление роли правовых методов достижения целей и постоянного обновления законодательства; уравновешенность ветвей власти; выполнение правил политической игры без ущемления интересов сил, которые принимают в ней участие; организация контроля со стороны организованной общественности за различными уровнями государственной власти; укрепление демократических ценностей в обществе; преодоление правового нигилизма населения и т.п.. Доминирующим принципом механизма функционирования государственной власти является принцип ее разделения. 
 Основоположниками теории разделения властей считают английского философа Д. Локка и французского просветителя, правоведа, философа Монтескье, хотя эту идею высказывал еще древнегреческий историк Полибий. По этой теории, для правильного и эффективного функционирования государства должны существовать независимые друг от друга законодательная, исполнительная и судебная власти. Это создает систему «сдержек и противовесов» провода усиления одной ветви власти, сосредоточение власти в одном центре, злоупотребления ею способствует продуманности, взвешенности.        Носителем законодательной власти, как известно, есть высший баланса в принятии решений, а следовательно и действенности политического руководства и управления. Соответственно формируется особый механизм обеспечения свободы и независимости отдельного индивидуума, его защиты важнейший  государственный орган - парламент, исполнительную власть осуществляют - президент, правительство, министерства и ведомства, государственно-административные учреждения; судебную власть - независимые суды, подчиненные только закону19
Впервые такая система власти была законодательно закреплена в Конституции США (1787). Зафиксирована она была и в Конституции Украинской казацкой республики в 1710 г. (Конституция гетмана П. Орлика). Принцип разделения властей уже закреплен в большинстве конституций стран мира. Утвердился он и в Украине. 
Сейчас говорят и о власти средств массовой информации, называя ее «четвертой властью», а также о «власть» общественного мнения и т.д.. Французский социолог Р. Арон считает, что власть не является глобальным, неделимым монолитом, она распылена среди многочисленных субъектов, институтов. Однако практика знает политические системы, которые функционируют в условиях единства власти. В этих системах власти (преимущественно исполнительная) сосредоточена в одних руках (политической партии, военной элиты и т.д.) и подчиняет себе все другие ветви, которые действуют формально. Это возможно при тоталитарных или жестких авторитарных режимов (фашистские, полуфашистские, военные диктатуры, абсолютные деспотические монархии и т.д.). 
Существует общественно-политическое течение, которое отрицает любую форму политической, экономической и духовной власти, - анархизм. Он не признает государство как форма организации общества, отстаивает ничем не ограниченную свободу человека как самоцель. 
Такие идеи известны еще в политической мысли древнего мира. Первым обратился к анализу политических и экономических форм анархизма в конце XVIII ст. английский писатель Уильям Годвин20.       Как общественно-политическое течение анархизм формировался в 40-70-х годах XIX ст. в странах Западной Европы. Ведущие его теоретики П.-Ж. Прудон, М. Штирнер, М. Бакунин, П. Кропоткин. 
Непризнание анархизмом политической власти как важного и необходимого института общественной жизни неизбежно приводит к отрицанию власти вообще и демократических форм ее реализации, в частности. Однако анархизм Спрод-ковал и некоторые актуальные даже для настоящего идеи, отрицая деспотизм, культ единоличного правления, подавления личности, отстаивая идеал взаимопомощи и солидарности людей, регулирующие возможности самоорганизации и саморегуляции подобное. 
Итак, политическая власть, ее механизм должны: 
1) обеспечить законные права граждан, их конституционные свободы; 
2) утверждать право как стержень общественных отношений и самим уметь подчиняться праву; 
3) выполнять функции развития государства (хозяйственные, культурные, социальные и др.)21.                                                4. Тенденции и структура изменения институтов государственной власти.          Государственная дума России рассмотрела ряд законодательных инициатив ярко выраженного репрессивного характера, неуместного в условиях кризиса отечественной правовой политики.  
Сегодня в России активно прорабатывается концепция возможности построения единой судебной власти государства во главе с Конституционным судом, как самой высокой судебной инстанцией. Это потребует существенных изменений Конституции РФ и Федеральных конституционных законов. Российские инициативы не единичны так, во Франции готовят новую версию судебной системы, осенью 2009 года в Великобритании к работе должен приступить новый судебный орган, объединяющий судебную власть – Верховный суд. Назрело принятие отдельных законов о судах общей юрисдикции, об административных и ювенальных судах22.         Выступая на седьмом Всероссийском съезде судей Президент России заявил: «Необходимо рассмотреть целый комплекс вопросов по искоренению неправосудных решений, которые, как мы знаем, зачастую возникают в результате различного рода давления, звонков и, что греха таить, за деньги. А на деле добиться независимости суда — это и значит вернуть доверие граждан к Фемиде ключевым условием эффективного реформирования судебной системы — независимости суда. Указал так же Президент на несовершенство работы квалификационных коллегий. 
Закрепление положений судебной власти было осуществлено до принятия Конституции РФ, Законом от 26.06.1992г "О статусе судей в РФ". Конституция России писалась и принималась при уже существовавшей Судебной власти, которая изменилась под воздействием конституционных реформ незначительно. Разработчики конституции и не ставили своей основной целью судебную реформу, поэтому действующая Конституция не регламентирует способы организации, реализации судебной власти и ее сущность. Конституция России не «священная корова», Даже в самую консервативную Конституцию США было внесено 27 поправок. Плюсов от подобных значительных изменений много. Например, существенное сокращение количественного состава аппаратов судов и судей, к примеру, Верховные суды США и Канады состоят из девяти назначаемых пожизненно судей23.           Основная функция у судебной власти - правосудие, защита конституционных прав и свобод человека и гражданина.  Системообразующей функцией является судопроизводство, как способ разрешения социальных конфликтов, реализуемый обществом на основе норм права, обеспечение баланса между законодательной и исполнительной ветвями власти. Судебная власть в России разделена на семь самостоятельных составляющих, каждая из которых функционирует практически независимо. Это Конституционный Суд; система арбитражных судов; Верховный Суд и система судов общей юрисдикции, военных судов; мировые суды, создающаяся система конституционных, уставных судов субъектов Федерации. В условиях отсутствия координации и четкой регламентации разграничения деятельности и полномочий высших судебных органов России последние часто рассматривают вопросы не отнесенные к их компетенции стремясь расширить практику применения.  Конституционный Суд РФ иногда рассматривает вопросы, отнесенные к компетенции судов общей юрисдикции, последние, выборочно исполняют обязательные для всех решения Конституционного Суда и т.п.. 
Организационно-технических проблемы между высшими судами России отрицательно сказываются в сфере правоприменения при осуществлении правосудия отмечал Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев. Достижение единообразия судебной практики и политики затруднено при конкуренции судов, да и само разделение на отдельные отрасли права весьма условно24.                   ЗАКЛЮЧЕНИЕ.          Из всего вышесказанного делаем вывод, что политическая власть - это специальный социальный институт, упорядовающий социальные отношения и поведение индивида. Политическая власть - определяющее воздействие на поведение масс, групп, организаций с помощью средств, которыми обладает государство. В отличие от нравственной и семейной власти политическая власть носит не личностино-непосредственный, а общественно-опосреднованный характер.

Основными компонентами власти является: ее субъект, объект. средства (ресурсы) и процесс, приводящий в движение все ее элементы и характеризующийся механизмом и способами взаимодействия субъекта и объекта

В проблеме соотношения власти и  социологии надо выделить две стороны: во-первых, власть, в том числе  государственная, является объектом и  предметом социологического познания; во-вторых, как власть во всех ее ипостасях, прежде всего власть государственная, относится к социологии, к проведению социологических исследований и  применению их результатов в практике управления. Важнейший аспект второй стороны проблемы в современных  условиях - использование социологии в средствах массовой информации, которые сами выступают как разновидность  власти и одновременно являются средством  воздействия государства и других властных структур на широкие массы  населения.

Разработка  проблемы власти в современной социологии концентрируется вокруг многих вопросов: взаимодействие двух сторон властного  отношения и легитимизации власти; классификация типов и форм власти; генезис властных отношений в  связи с развитием общественного  разделения труда; детерминированность  функций власти социальной структурой общества, интересами классов, социальных групп и слоев; власть и элита; различные методы осуществления  власти и, в частности, роль насилия  в современных условиях и т.д.                                                 Список литературы.                                                                                       1.Болл Т. Власть // Полис. - 1993. - N 5.

2.Волков Ю.Г. Социология: Учебник. 3-е изд.-М.: Гардарики, 2007.-512с.

3.Дегтярев А.А. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения // Полис. - 1996. - N 3.

4.Доленко Д.В. Политика и территория. Основы политического регионоведения. Саранск. 2000, и др.

5.Зуев В.И. власть в системе политических категорий // Государство и право. - 1992. - №5.

6.Краснов Б.И. Теория власти и властных отношений. // Социально-политический журнал. - 1994. - N 3-6.

7.Липсет С. Американская демократия в сравнительной перспективе/ Сравнительная социология. Избранные переводы. М. 1995

8.Общая и прикладная политология. МГСУ, М., 1997. Стр. 210-237.

9.Пугачев В. П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1995.

10.Руткевич М.Н. Макросоциология: Методол. очерки / РАН. Отд-ние философии, социологии, психологии и права; Отв. ред. А.В. Дмитриев. - М., 1995. - 183 с

11.Силин А. А. Философия и психология власти. Свободная мысль, 1995, №12.

12.Фролов С.С. Социология: Учебник. М.:Гардарики, 2006.-344с.

13. К. Т. Тощенко. Политическая социология. Часть 1. М., 1992

14.Шварценбергер Дж. Политическая власть. Изучение мирового общества. - Социально-политический журнал. - 1997. № 6.

15.Шпакова Р.П. Легитимность и демократия (Уроки Вебера) // Полис. - 1994. - № 2.

 

 
 

1 Силин А. А. Философия и психология власти. Свободная мысль, 1995, №12.

2 13. К. Т. Тощенко «Политическая социология». Часть 1. М., 1992

3 12.Фролов С.С. Социология: Учебник. М.:Гардарики, 2006.-344с.

4 11.Силин А. А. Философия и психология власти. Свободная мысль, 1995, №12.

5 9.Пугачев В. П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1995.

6 14.Шварценбергер Дж. Политическая власть. Изучение мирового общества. - Социально-политический журнал. - 1997. № 6.

7 7.Липсет С. Американская демократия в сравнительной перспективе/ Сравнительная социология. Избранные переводы. М. 1995

8 4.Доленко Д.В. Политика и территория. Основы политического регионоведения. Саранск. 2000, и др.

9 2.Волков Ю.Г. Социология: Учебник. 3-е изд.-М.: Гардарики, 2007.-512с.

10 4.Доленко Д.В. Политика и территория. Основы политического регионоведения. Саранск. 2000, и др.

11 9.Пугачев В. П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1995.

12 11.Силин А. А. Философия и психология власти. Свободная мысль, 1995, №12.

13 6.Краснов Б.И. Теория власти и властных отношений. // Социально-политический журнал. - 1994. - N 3-6.

14 2.Волков Ю.Г. Социология: Учебник. 3-е изд.-М.: Гардарики, 2007.-512с.

15 14.Шварценбергер Дж. Политическая власть. Изучение мирового общества. - Социально-политический журнал. - 1997. № 6.

16 10.Руткевич М.Н. Макросоциология: Методол. очерки / РАН. Отд-ние философии, социологии, психологии и права; Отв. ред. А.В. Дмитриев. - М., 1995. - 183 с

17 1.Болл Т. Власть // Полис. - 1993. - N 5.

1811.Силин А. А. Философия и психология власти. Свободная мысль, 1995, №12.

 

19 8.Общая и прикладная политология. МГСУ, М., 1997. Стр. 210-237

20 11.Силин А. А. Философия и психология власти. Свободная мысль, 1995, №12.

21 12.Фролов С.С. Социология: Учебник. М.:Гардарики, 2006.-344с.

22 4.Доленко Д.В. Политика и территория. Основы политического регионоведения. Саранск. 2000, и др.

23 14.Шварценбергер Дж. Политическая власть. Изучение мирового общества. - Социально-политический журнал. - 1997. № 6.

24
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.